Скит боголепный

Sign in to follow this  
Followers 0
  • entries
    1,218
  • comments
    6
  • views
    153,274

Contributors to this blog

Война, смерть, глад и мор...

Sign in to follow this  
Followers 0
Saygo

238 views

       Когда почти год назад приступал к "Полоцкой войне", я поначалу опасался, что материала будет немного и не хватит до нужного объема. Однако совершенно оказалось, что его более чем достаточно, и в итоге, как я уже писал прежде, объем книги пришлось сократить на четверть. Однако и это еще не все - ряд сюжетов пришлось практически полностью оставить за бортом - но кто мешает нам восполнить сейчас этот пробел?

ApocalipsisKoren640




       Характеризуя климат II тыс. н.э., Е.П. Борисенков и В.М. Пасецкий, авторы «Тысячелетней летописи необычных явлений природы», отмечали, что «отличительная особенность климата последнего тысячелетия – наличие сравнительно теплого периода – малого климатического оптимума в VIII – XIII вв. и наступление вслед за ним в XIII – XIV в. очередного похолодания, которое с некоторыми флуктуациями продолжалось до середины XIX в.». В ходе этого малого ледникового периода, продолжали они, «почти повсеместно ухудшились климатические условия. Климат стал холоднее, неустойчивее, сократился вегетационный период…», и, как результат этих перемен, «экономике европейских стран и стран других регионов был нанесен большой ущерб».
       Мы не случайно выделили в первой цитате слова о некоторых климатических флуктуациях в ходе малого ледникового периода, поскольку на протяжении этого долгого времени климат вовсе не был стабильным, а претерпевал некоторые изменения в лучшую и в худшую стороны. Так, те же Е.П. Борисенков и В.М. Пасецкий отмечали, что большая часть XV в., от начала его до и до 80-х гг., были, пожалуй, едва ли не самым неблагоприятным периодом. «Он характеризовался большой неустойчивостью погоды и повышением частоты формирования климатических аномалий», – указывали исследователи. На смену ему пришло относительное потепление, пик которого пришелся на 1500 – 1540-й годы, а затем началось очередное похолодание, достигшее вершины в конце 60-х – 1-й пол. 70-х гг. XVI в. При этом, характеризуя погоду в России в XVI в., они указывали, что «наиболее благоприятными в климатическом отношении были первые два десятилетия», а вот с 1524 г. климат резко ухудшается и «на протяжении более 40 лет (1524-1570) редкий год на Руси не отмечается опасных метеорологических явлений».
       Нетрудно заметить, что апогей хозяйственного кризиса в Русской земле пришелся на очередную волну похолодания в ходе малого ледникового периода, и взаимосвязь этих явлений вполне очевидна. Применительно к интересующему нас региону, северо-западу и западу Русской земли, Смоленщине, Псковщине и Новгородчине, ситуация развивалась следующим образом. Проблемы здесь начались задолго до начала Полоцкой войны – природные аномалии раз за разом чередовались с неурожаями и эпидемиями, подрывая устойчивость крестьянских хозяйств и испытывая их на прочность. Так, под 7048 годом (1539/40 год по современному летоисчислению – Thor) псковский книжник записал, что «бысть осень дождлива вельми (т.е. осень 1539 г. – Thor), не дало солнцоу просияти и до заговеина Филиппова за две недели (т.е. с сентября до начала ноября не было солнечных дней – Thor), и яровой хлеб на полех и на гоумнех изгнил; а зима была снежна, а весна была студена, и вода велика и через лето, и рожь не родилася, вызябла с весны, и пожни по обозерью и по рекам поотнялися». К счастью, до голода и массовой гибели людей дело не дошло, «господь бог милостив, – записал псковский книжник, – и тои зиме повезоша всякии хлеб во Псков ото всех стран». Стоит заметить, что проблема нехватки хлеба была разрешена за счет завоза его из других мест, в т.ч., надо полагать, из Литвы и Ливонии – нетрудно представить, к чему могло привести отсутствие подвоза хлеба оттуда в случае повторения подобной экстремальной ситуации.
       Следующая весна выдалась поздней, а лето холодным. Так, Холмогорская летопись отмечала, что «тое ж весны зима была долга, а река плыла в Петрово говенье…», т.е. ледоход на Северной Двине начался 29 июня! Между тем спустя пять лет весна считалась ранней – ледоход начался за полторы недели до Пасхи, пришедшейся тогда на 17 апреля ст.ст. судя по всему, год оказался неурожайным – во всяком случае, в новгордских писцовых книгах упоминается голод, имевший место в 7050 году.
       В новом, 7051 (1542/43) году псковский летописец отмечал, что «бысть дорог хлеб по всем градом, а во Пскове четвертка ржи 25 денег» , и избыть дороговизну хлеба не удалось и в следующем году. Под 7052-м (1543/44) годом новгородский книжник отметил в своих записях, что «бысть вода велика.., да того же лета бысть хлеб дорог. Четверка ржи по гривне Московъской». Во Пскове хлеб также был недешев – по 25 денег за четверть, а за городом и того больше, по 30. Как результат, летописец с унынием подчеркнул, что «бысть в то время крестьяном притоужно вельми…», да так, что «промеж собя брань была велика во Пскове большим людем с меншими». И снова нехватка хлеба («псковского хлеба не стало») была решена а счет завоза его из других мест – из того же Юрьева/Дерпта, откуда хлеб доставляли и продавали псковичам по 28 денег за четверть.
       Сложным выдался и 1547 г. По весне пришла сильная засуха, но беда не приходит одна, и летописец записал, что «того же лета и во всех городех Московския земли и в Новегороде хлеба было скудно». Зима 1547/48 года запомнилась дождями и оттепелью («теплота велика и мокрота многая»), которые сорвали 1-й поход Ивана IV на Казань, вынудив его в феврале 1548 г. повернуть обратно. Лето же 1548 г. выдалось неурожайным – по словам летописца, «того же лета дождя было много и хлеб родился скудно». Другая оттепель, наставшая в феврале 1550 г. («ветры силные и дожди великые и мокрота немерная» ), сорвала и 2-ю экспедицию Ивана IV на Казань – простояв под стенами татарской столицы 11 дней, царь был вынужден отступить назад. Беды этого этим не ограничились – книжник снова отмечал, что «того же года на Москве и во всех городех Московские земли и Новгородские хлеба было скудно». Эти сведения подтверждают и данные новгородских писцовых книг – согласно ним, три года подряд, с 7057 по 7059 (т.е. с 1548/49 по 1550/51) годы из-за неурожаев здесь был голод.
       Зима 7059 (1550/51) года выдалась снежная и морозная («снега великие и морозы»). Осенью же 1551 г. Псков поразила эпидемия, которая только за пару месяцев, с октября по ноябрь привела к смерти 7,5 тыс. псковичей. Всего же «в год положили оу скоуделницах пол третьяцать (т.е. 25 – Thor) тысячь», – с горечью констатировал псковский книжник, добавив дальше, что ему неизвестно число тех, кто был похоронен обычным порядком. Размах эпидемии, объявившейся во Пскове, настолько напугал новгородские власти, что при первых же признаках болезни в городе в октябре 1551 г. они потребовали от псковских гостей немедля покинуть Новгород, угрожая в противном случае сжечь их вместе с их товарами. Увы, эти суровые меры не помогли, и 7061 вместе с 7062 (1552/53 и 1553/54) годами новгородцам и псковичам запомнились новым «Божиим наказанием». По сообщению Львовской летописи, в эти два года на Псковщине и Новгородчине вымерло от эпидемии 500 тыс. человек. Цифра, конечно, существенно преувеличенная, однако, по всему, мор действительно был весьма сильным. Во всяком случае, согласно дозорной книге Софийской стороны Великого Новгорода 1586 г., в 60-х гг. здесь пришло в запустение 67 дворов, и из них на 7061 год пришлось 33 двора и еще 5 – на следующий год.
       Весной 1554 г., отмечал новгородский летописец, «воды прибылные, не было ничего на полех». Сильное половодье повторилось и спустя три года , а затем, в конце лета – начале осени, зарядили дожди. В итоге, как писал летописец, «бысть глад на земли по всем Московским городом и по всей земли, а болше Заволожие: все бо время жатвы дожди были великие, а за Волгою во всех местех мороз весь хлеб побил; и множество народа от глада измроша по всем градом».
       На исходе 50-х в начале 60-х гг. климат продолжал оставаться неустойчивым, с многочисленными и регулярно повторяющимися природными аномалиями. Зима 1557/58 года выдалась «гола без снегоу с Рожества христова, и ход был конем ноужно грудовато». Суровая зима 1558/59 года сменилась холодной весной, и 4 мая 1559 г. на Новгородчине «пала туча велика снегу, да и мороз был велик и ветр». Конец же года запомнился на Северо-Западе очередной природной аномалией В конце ноября – начале декабря 1559 г. «по грехом пришла груда великая и беспута кроме обычая». Бесснежная зима привела к тому, что по весне «вода была мала, сухота по всем рекам». Дождей не было и летом 1560 года, и псковский летописец с печалью констатировал, что «то же лето было соухо, яровои хлеб не родился, присох бездожием», что обернулось хлебной дороговизной («коупиша от того слетья рожь рожь по 16 денег, а овес по двенадцати денег, а жито по 20 денег, а пшеницу по 11 алтын»).
       Плохим выдался 1562 г. По словам псковского книжника, «сие лето зима была добре снежна, а весне вода была велика в реках, и не памятят люди таковои поводи (половодье едва не сорвало начало кампании со стороны русских войск – Thor), и мелниц много теряло». После же весеннего половодья пришло ненастное лето. По словам все того же книжника, «на лете было дождливо в сенокос и в жатву; а рожь жати починали в богородитцкои пост поздно (середина августа – Thor), а рожь худа родилась, с весны были северики ветры и мразы и до Петрова говенья (конец июня – Thor); а яровой хлеб был добр, да не дало обряжати хлеба и ржи и яри дождам, ни сеати хлеба ржи…». Дожди, по словам летописца, длились месяц – с середины августа до середины сентября. Как результат, снова неурожай и рост смертности населения – если в 7068 (1559/60) году на Софийской стороне в Новгороде запустел 1 двор, то в следующем году – уже 7, а в 7070 и 7071 – по 13.
       В следующем, 1563 г., осень выдалась дождливой, «поводи были в реках аки весне до трижды, а к четвертои поводи пало снега много, и озеро и река Великая стало и поуть людям декабря в 3 день». Однако морозы продержались всего шесть дней, после чего началась сильная оттепель, «за многи лета такои поводи не бывало», и «людям пакости много починило» и во Пскове, и в Новгороде. Нагрянувшая распутица и дожди продержались месяц, до начала января 1564 г., поспособствовав дороговизне хлеба на рынке («по 11 алтын рожь»). И напоследок, в довершение всех бед, под осень, «во Пскове и по волостем у христиан по огородом черви капусту поядоша, и нет памятухов такового не бывало, и по репищам репы теже черви нятину объели».
       В 1565 г. на Новгородчине в июне сильным градом побило посевы, а в конце лета снова зарядили сильные дожди, вызвавшие сильное половодье («аки весною»). Судя по всему, урожай был собран плохой, и это вызвало очередную голодовку и всплеск смертности в следующем году – если 7073 (1564/65) году в Новгороде на Софийской стороне запустело 2 двора, то в следующем году – 11. Но это было только начало...

       To be continued.


Via


Sign in to follow this  
Followers 0


0 Comments


There are no comments to display.

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now