Japanese Club

  • записей
    26
  • комментариев
    0
  • просмотров
    5 560

Авторы блога:

Законодатели и путешественники

Saygo

664 просмотра

Перейдём к законодателям и дипломатам. Их представляет Авата-но Махито (粟田 真人, ум. 719), потомок корейца Вани, образцовый «чиновник на все руки».
 

0_e1e0c_f6358782_XL.jpg

Он участвовал в составлении первого писаного свода законов «Тайхо: рицурё:» (или просто «Тайхо:рё:»), руководил ведомством Дадзайфу на острове Кюсю (то есть принимал и снаряжал в путь все посольства) и сам плавал послом в Китай — после долгого перерыва, когда отношения с материком испортились из-за корейских войн. Кстати, именно ему довелось в первый раз объявить китайцам, что страна на островах за Восточным морем называется не «Ямато», а «Нихон». Так она с тех пор и зовётся (русское «Япония» — отсюда же).

Ещё один законник и путешественник — Ямато-но Нагаока (大和長岡, 698- 769), знаток китайских законов — в 716 году, совсем юным правоведом, он даже нарочно ездил изучать их на месте, в Китае. Вернувшись, деятельно участвовал в составлении «Ё:ро:рё:» — продолжении «Тайхо:рё:».
 

0_e1e38_27d5c48b_XL.jpg

Кикути Ё:сай изобразил его не юным школяром, а зрелым и суровым мужем — и, похоже, уже без особой радости наблюдающий за тем, как составленные им законы соблюдаются.

К законодательству приложил руку и Исикава-но Тоситари (石川年足, 688-762) — он занимался не законами, а государевыми указами, приложив немало труда, чтобы свести их в некое непротиворечивое целое. Прозвания «Исикава» мы доселе не встречали, но это просто потому, что до правления Тэмму этот род именовался Сога и снискал под этим именем не лучшую славу. Тоситари, не в пример буйным предкам, был человеком доброборядочным и поразительно трудолюбивым даже на взгляд современников — «работал даже сверх положенного. Когда же не был занят на службе, только и делал что упражнялся в писании». Писал в том числе и стихи. Человеком был благочестивым и большим почитателем Мироку, будды грядущего века.
 

0_e1e13_1c22b9e7_XL.jpg

Слыл скромным человеком — будем думать, что эту его черту и попытался подчеркнуть Кикути Ё:сай.

Но вернёмся к путешественникам. Про Абэ-но Накамаро: (阿倍仲麻呂) и Киби-но Макиби (吉備真備) мы уже подробно рассказывали здесь (а сказку о них — здесь), так что воспроизведём только лишний раз их портреты:
 

0_e1e0b_40a18e58_XL.jpg
0_e1e19_33d75832_XL.jpg

По-своему не менее увлекательна жизнь Фудзивары-но Киёкавы (藤原 清河), сына Фусасаки. В 750 году он тоже отправился послом в танский Китай — причём главным, а Киби-но Макиби и Оотомо-но Комаро: были его заместителями. Киёкава благополучно добрался до Чанани, был принят китайским императором и произвёл на него самое приятное впечатление своим вежеством и хорошим китайским языком (который Киёкава усердно совершенствовал по дороге). Послом он был упрямым: когда на большом приёме японских дипломатов посадили на третьем месте после тибетцев и послов из корейского царства Силла, Киёкава протестовал так решительно, что в конце концов всех пришлось пересаживать заново и японцев поменять местами с силланцами. Это при том, что в Корее все военные успехи Японии остались далеко в прошлом…

Прошёл год, послы стали собираться в обратный путь, прихватив Абэ-но Накамаро:, проживший к тому времени в Китае уже тридцать пять лет. С ними выразил желание отправиться монах Цзянь-чжэнь (этот наставник школы Уставов уже многие годы пытался добраться до Японии, подорвал на этом здоровье и потерял зрение). Но китайские власти возражали; Киёкава на этот раз не стал упрямиться и отказал монаху. Оотомо-но Комаро:, однако, сжалился и, когда Цзянь-чжэнь пробрался на его судно зайцем, предпочёл на это не обратить внимания. Оба посольских судна вышли в море, но началась буря и разнесла их в разные стороны. И тут оказалось, что Комаро: был прав — его судно вместе с монахом благополучно достигло Японии, а вот корабль, на котором находились главный посол и Абэ-но Накамаро:, унесло далеко на юг, аж к вьетнамскому побережью. Там судно разбилось, команду ограбили и перебили местные жители, а Киёкава и Накамаро: едва спаслись в чём были и вдвоём больше года добирались обратно в Чанань. Каким-то чудом им это удалось. Император выслушал рассказ об их приключениях, предложил каждому хорошую должность — и оба японца предложение приняли. Киёкава даже взял себе китайское имя Хэ-цин (河清), вывернув задом наперёд своё японское имя (清河).
 

0_e1e2a_9e333700_XL.jpg

Через несколько лет, уже при новом императоре, прибыл очередной японский посол и предложил отвезти Киёкаву домой. Но в Китае бушевало восстание Ань Лу-шаня, на дорогах было, мягко говоря, неспокойно, и власти запретили ценному чиновнику подвергать себя опасностям путешествия. Киёкава остался в Китае.

В Японии родственники не давали его в обиду — Киёкаву не только не заподозрили в измене, но напротив, через десять с лишним лет после его отбытия за море повысили в ранге и назначили наместником земли Хитати. Жители Хитати, надо думать, не имели повода сказать об этом своём наместнике ни единого дурного слова… В Китае, впрочем, Киёкава, он же Хэ-цин, тоже получил губернаторский пост — и это было куда более беспокойное назначение в такое смутное время.

Фудзивара-но Киёкава так и умер в Китае в 778 году уже немолодым человеком; он женился на китаянке, у них родилась дочь, и, предчувствуя скорую кончину, отец сумел с очередным посольством переправить девочку в Японию. Её путешествие тоже не обошлось без кораблекрушений, но до Японии девочка добралась — и там след её вскоре теряется в недрах дома Фудзивара…

Стихи на портрете Киёкавы — и китайские, и японские, из «Манъё:сю:», предотъездные:

Цветы душистой белой сливы
У храма славного богов
В долине Касуга!
Красой сверкая, ждите,
Пока сюда я снова не вернусь! (перевод А. Е. Глускиной)

Не дождались…

Кавабэ-но Сакамаро (川部酒麻呂) тоже плавал в Китай — но не послом, а моряком и даже кормчим. В 752 году на судне, которое под его управлением возвращалось в Японию, вспыхнул пожар. Огонь быстро распространялся под свежим ветром, команда и послы впали в панику. Однако Сакамаро не только не оставил кормило, но, уже сам в пламени, сумел развернуть судно так, чтобы ветер не разносил огонь по судну, а сдувал в море — увы, как раз через корму.
 

0_e1e16_4afd5774_orig.jpg

Судно уцелело, люди выжили. Сакамаро был сильно обожжён, а руки, сжимавшие рулевое весло, пострадали так, что он больше не мог работать на море. Государыня Ко:кэн, которой доложили о мужественном моряке, назначила его на спокойную должность войскового счетовода в его родном краю (название этой должности было вдобавок созвучно с именем «красной птицы», сютё:, символа огня и юга), где он честно и спокойно служил, а через двадцать лет даже получил пятый ранг, дававший доступ ко двору.

Источник




0 комментариев


Нет комментариев для отображения

Создайте аккаунт или войдите для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!


Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.


Войти сейчас
  • Похожие публикации

    • Боевые слоны в истории древнего и средневекового Китая
      Автор: foliant25
      Боевые слоны в истории древнего и средневекового Китая.
      В IV томе "Истории Китая с древнейших времён (Период Пяти династий, империя Сун, государства Ляо, Цзинь, Си Ся (907-1279))". М, Ин-т восточных рукописей РАН.-- Наука --   Вост, лит,  2016, на 145 стр. находится рисунок Ангуса МакБрайда ("Селевкидский боевой слон, 190 г. до н. э."), со странной подписью -- "Отряды боевых слонов Южного Хань":

      Оригинал А. МакБрайда:

      Понятно, что кто-то ошибся...
      Однако, интересно, какая иллюстрация по планам авторов этого тома должна там быть.
      Также стало интересно, что известно про боевых слонов в истории древнего и средневекового Китая.
      Оказалось, что на эту тему информации очень мало:
      В 506 году до н. э. армия государства У (командующий – знаменитый Сунь-цзы) осадила столицу государства Чу, и командующий войска Чу отправил слонов (скорее всего это были тягловые животные) с факелами, привязанными к их хвостам, в атаку на расположение армии У; не смотря, на то, что нападение обезумевших от страха и боли животных привело в замешательство воинов У, дальнейшего развития наступления не случилось; и армия У продолжила осаду (Tso chuan, Ting 4). Войско Чу потерпело поражение, столица была захвачена войсками У. Чуский Чжао-ван бежал. Это единственный известный в истории случай применения слонов с огнём.
      В декабре 554 года, когда войска Западного Вэй вторглись в земли южного соседа – государства Лян, последнее использовало в битве при городе Цзянлин двух боевых слонов (животные были присланы ко двору Лян из Линнань, и управлялись малайскими рабами?). Каждый из слонов нёс башню, и был оснащён огромными тесаками. Этих двух слонов войска Западного Вэй отразили стрелами, заставив животных повернуть назад, Лян потерпело поражение, Сяо И – император Лян погиб (Chou shu I9.2292c; San-kuo tien-lüeh цитируется в T'ai-p'ing yü-lan 890.5b).
      В Х веке корпус боевых слонов был в армии государства Южный Хань. Этим корпусом командовал военачальник, который носил титул "Знаменитый знаток и распорядитель огромных слонов" (У Тай ши / Wu Tai shih 65.4469c). Животных отлавливали, а также выращивали, и обучали на территории Южной Хань. Каждому слону было приписано 10 или более воинов, на спине животного была какая-то платформа (башня?). Для битвы слоны размещались в линию (Сун ши / Sung shih 481.5699b). В 948 году этим слоновьим корпусом командовал У Сюн, в тот год корпус успешно действовал во время вторжения Южного Хань в царство Чу, особенно в битве за Хо (У Тай ши / Wu Tai shih 65.4469c). Однако, позднее, когда армия государства Сун вторглась Южную Хань, слоновый корпус был разгромлен в битве у Шао 23 января 971 года; тогда воины Сун стараясь не приближаться к слонам, растреливали их из луков и арбалетов, одновременно устроив страшный шум ударяя в гонги и барабаны, – что заставило слонов повернуться и броситься назад, опрокинуть и растоптать своих (Сун ши / Sung shih 481.5699b). Так уж случилось, что те, кто должен был принести победу Южной Хань, способствовали поражению своего войска.
      Империя Мин, в 1598 г. император Ваньли показал своим гостям 60 боевых слонов, на каждом из них была башня с восемью воинами. Скорее всего эти слоны были из Юго-Восточной Азии.
      В 1681 году, в провинции Юньнан, У Ши-фан использовал боевых слонов против войск маньчжурских военачальников (Ch'ing-shih lieh-chuan 80.9a).
    • Ягю Мунэнори. Хэйхо Кадэн Сё. Переходящая в роду книга об искусстве меча
      Автор: foliant25
      Ягю Мунэнори. Хэйхо Кадэн Сё. Переходящая в роду книга об искусстве меча
      Просмотреть файл PDF, Сканированные страницы + оглавление

      "Хэйхо Кадэн Сё -- Переходящая в роду книга об искусстве меча", полный перевод которой составляет основу этой книги, содержит наблюдения трёх мастеров меча: Камиидзуми Хидэцуна (1508?-1588), Ягю Мунэёси (1529-1606) и Ягю Мунэнори (1571-1646), сына Мунэёси.
      В Приложении содержатся два трактата ("Фудоти Симмё Року -- Тайное писание о непоколебимой мудрости" и "Тайа ки -- Хроники меча Тайа") Такуан Сохо (1573-1645).
      Старояпонский текст оригинала переведён Хироаки Сато (Сато Хироаки) на английский (добавлены предисловие и примечания) и издан в 1985 году, и с этого английского Никитин А. Б. сделал русский перевод.
      Автор foliant25 Добавлен 27.04.2018 Категория Япония
    • Chi-ch’ing Hsiao. The Military Establishment of the Yuan Dynasty.
      Автор: hoplit
      Hsiao Ch'i-ch'ing. The military establishment of the Yuan dynasty. 1978. 350 pages. Harvard University Asia Center. ISBN-10: 0674574613. ISBN-13: 978-0674574618.

    • Chi-ch’ing Hsiao. The Military Establishment of the Yuan Dynasty.
      Автор: hoplit
      Chi-ch’ing Hsiao. The Military Establishment of the Yuan Dynasty.
      Просмотреть файл Hsiao Ch'i-ch'ing. The military establishment of the Yuan dynasty. 1978. 350 pages. Harvard University Asia Center. ISBN-10: 0674574613. ISBN-13: 978-0674574618.

      Автор hoplit Добавлен 09.06.2018 Категория Китай
    • Ягю Мунэнори. Хэйхо Кадэн Сё. Переходящая в роду книга об искусстве меча
      Автор: foliant25
      PDF, Сканированные страницы + оглавление

      "Хэйхо Кадэн Сё -- Переходящая в роду книга об искусстве меча", полный перевод которой составляет основу этой книги, содержит наблюдения трёх мастеров меча: Камиидзуми Хидэцуна (1508?-1588), Ягю Мунэёси (1529-1606) и Ягю Мунэнори (1571-1646), сына Мунэёси.
      В Приложении содержатся два трактата ("Фудоти Симмё Року -- Тайное писание о непоколебимой мудрости" и "Тайа ки -- Хроники меча Тайа") Такуан Сохо (1573-1645).
      Старояпонский текст оригинала переведён Хироаки Сато (Сато Хироаки) на английский (добавлены предисловие и примечания) и издан в 1985 году, и с этого английского Никитин А. Б. сделал русский перевод.