Japanese Club

  • записей
    26
  • комментариев
    0
  • просмотра
    4 362

Авторы блога:

Законодатели и путешественники

Saygo

410 просмотров

Перейдём к законодателям и дипломатам. Их представляет Авата-но Махито (粟田 真人, ум. 719), потомок корейца Вани, образцовый «чиновник на все руки».
 

0_e1e0c_f6358782_XL.jpg

Он участвовал в составлении первого писаного свода законов «Тайхо: рицурё:» (или просто «Тайхо:рё:»), руководил ведомством Дадзайфу на острове Кюсю (то есть принимал и снаряжал в путь все посольства) и сам плавал послом в Китай — после долгого перерыва, когда отношения с материком испортились из-за корейских войн. Кстати, именно ему довелось в первый раз объявить китайцам, что страна на островах за Восточным морем называется не «Ямато», а «Нихон». Так она с тех пор и зовётся (русское «Япония» — отсюда же).

Ещё один законник и путешественник — Ямато-но Нагаока (大和長岡, 698- 769), знаток китайских законов — в 716 году, совсем юным правоведом, он даже нарочно ездил изучать их на месте, в Китае. Вернувшись, деятельно участвовал в составлении «Ё:ро:рё:» — продолжении «Тайхо:рё:».
 

0_e1e38_27d5c48b_XL.jpg

Кикути Ё:сай изобразил его не юным школяром, а зрелым и суровым мужем — и, похоже, уже без особой радости наблюдающий за тем, как составленные им законы соблюдаются.

К законодательству приложил руку и Исикава-но Тоситари (石川年足, 688-762) — он занимался не законами, а государевыми указами, приложив немало труда, чтобы свести их в некое непротиворечивое целое. Прозвания «Исикава» мы доселе не встречали, но это просто потому, что до правления Тэмму этот род именовался Сога и снискал под этим именем не лучшую славу. Тоситари, не в пример буйным предкам, был человеком доброборядочным и поразительно трудолюбивым даже на взгляд современников — «работал даже сверх положенного. Когда же не был занят на службе, только и делал что упражнялся в писании». Писал в том числе и стихи. Человеком был благочестивым и большим почитателем Мироку, будды грядущего века.
 

0_e1e13_1c22b9e7_XL.jpg

Слыл скромным человеком — будем думать, что эту его черту и попытался подчеркнуть Кикути Ё:сай.

Но вернёмся к путешественникам. Про Абэ-но Накамаро: (阿倍仲麻呂) и Киби-но Макиби (吉備真備) мы уже подробно рассказывали здесь (а сказку о них — здесь), так что воспроизведём только лишний раз их портреты:
 

0_e1e0b_40a18e58_XL.jpg
0_e1e19_33d75832_XL.jpg

По-своему не менее увлекательна жизнь Фудзивары-но Киёкавы (藤原 清河), сына Фусасаки. В 750 году он тоже отправился послом в танский Китай — причём главным, а Киби-но Макиби и Оотомо-но Комаро: были его заместителями. Киёкава благополучно добрался до Чанани, был принят китайским императором и произвёл на него самое приятное впечатление своим вежеством и хорошим китайским языком (который Киёкава усердно совершенствовал по дороге). Послом он был упрямым: когда на большом приёме японских дипломатов посадили на третьем месте после тибетцев и послов из корейского царства Силла, Киёкава протестовал так решительно, что в конце концов всех пришлось пересаживать заново и японцев поменять местами с силланцами. Это при том, что в Корее все военные успехи Японии остались далеко в прошлом…

Прошёл год, послы стали собираться в обратный путь, прихватив Абэ-но Накамаро:, проживший к тому времени в Китае уже тридцать пять лет. С ними выразил желание отправиться монах Цзянь-чжэнь (этот наставник школы Уставов уже многие годы пытался добраться до Японии, подорвал на этом здоровье и потерял зрение). Но китайские власти возражали; Киёкава на этот раз не стал упрямиться и отказал монаху. Оотомо-но Комаро:, однако, сжалился и, когда Цзянь-чжэнь пробрался на его судно зайцем, предпочёл на это не обратить внимания. Оба посольских судна вышли в море, но началась буря и разнесла их в разные стороны. И тут оказалось, что Комаро: был прав — его судно вместе с монахом благополучно достигло Японии, а вот корабль, на котором находились главный посол и Абэ-но Накамаро:, унесло далеко на юг, аж к вьетнамскому побережью. Там судно разбилось, команду ограбили и перебили местные жители, а Киёкава и Накамаро: едва спаслись в чём были и вдвоём больше года добирались обратно в Чанань. Каким-то чудом им это удалось. Император выслушал рассказ об их приключениях, предложил каждому хорошую должность — и оба японца предложение приняли. Киёкава даже взял себе китайское имя Хэ-цин (河清), вывернув задом наперёд своё японское имя (清河).
 

0_e1e2a_9e333700_XL.jpg

Через несколько лет, уже при новом императоре, прибыл очередной японский посол и предложил отвезти Киёкаву домой. Но в Китае бушевало восстание Ань Лу-шаня, на дорогах было, мягко говоря, неспокойно, и власти запретили ценному чиновнику подвергать себя опасностям путешествия. Киёкава остался в Китае.

В Японии родственники не давали его в обиду — Киёкаву не только не заподозрили в измене, но напротив, через десять с лишним лет после его отбытия за море повысили в ранге и назначили наместником земли Хитати. Жители Хитати, надо думать, не имели повода сказать об этом своём наместнике ни единого дурного слова… В Китае, впрочем, Киёкава, он же Хэ-цин, тоже получил губернаторский пост — и это было куда более беспокойное назначение в такое смутное время.

Фудзивара-но Киёкава так и умер в Китае в 778 году уже немолодым человеком; он женился на китаянке, у них родилась дочь, и, предчувствуя скорую кончину, отец сумел с очередным посольством переправить девочку в Японию. Её путешествие тоже не обошлось без кораблекрушений, но до Японии девочка добралась — и там след её вскоре теряется в недрах дома Фудзивара…

Стихи на портрете Киёкавы — и китайские, и японские, из «Манъё:сю:», предотъездные:

Цветы душистой белой сливы
У храма славного богов
В долине Касуга!
Красой сверкая, ждите,
Пока сюда я снова не вернусь! (перевод А. Е. Глускиной)

Не дождались…

Кавабэ-но Сакамаро (川部酒麻呂) тоже плавал в Китай — но не послом, а моряком и даже кормчим. В 752 году на судне, которое под его управлением возвращалось в Японию, вспыхнул пожар. Огонь быстро распространялся под свежим ветром, команда и послы впали в панику. Однако Сакамаро не только не оставил кормило, но, уже сам в пламени, сумел развернуть судно так, чтобы ветер не разносил огонь по судну, а сдувал в море — увы, как раз через корму.
 

0_e1e16_4afd5774_orig.jpg

Судно уцелело, люди выжили. Сакамаро был сильно обожжён, а руки, сжимавшие рулевое весло, пострадали так, что он больше не мог работать на море. Государыня Ко:кэн, которой доложили о мужественном моряке, назначила его на спокойную должность войскового счетовода в его родном краю (название этой должности было вдобавок созвучно с именем «красной птицы», сютё:, символа огня и юга), где он честно и спокойно служил, а через двадцать лет даже получил пятый ранг, дававший доступ ко двору.

Источник




0 комментариев


Нет комментариев для отображения

Создайте аккаунт или войдите для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!


Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.


Войти сейчас
  • Похожие публикации

    • Кодексы "Тайхорё" и "Тайхорицу".
      Автор: hoplit
      Свод законов Тайхорё. 702-718 гг. I-XV законы. М.: Наука, 1985. - 368 с. Пер. К.А. Попова.
      Свод законов Тайхорё. 702-718 гг. XVI-XXX законы. М.: Наука, 1985. - 267 с. Пер. К.А. Попова.
      Свод законов Тайхо Рицурё. 702-718 гг. Рицу (Уголовный кодекс). М.: Наука, 1989. - 112 с. Пер. К.А. Попова.
    • Кодексы "Тайхорё" и "Тайхорицу".
      Автор: hoplit
      Просмотреть файл Кодексы "Тайхорё" и "Тайхорицу".
      Свод законов Тайхорё. 702-718 гг. I-XV законы. М.: Наука, 1985. - 368 с. Пер. К.А. Попова.
      Свод законов Тайхорё. 702-718 гг. XVI-XXX законы. М.: Наука, 1985. - 267 с. Пер. К.А. Попова.
      Свод законов Тайхо Рицурё. 702-718 гг. Рицу (Уголовный кодекс). М.: Наука, 1989. - 112 с. Пер. К.А. Попова.
      Автор hoplit Добавлен 14.02.2017 Категория Япония
    • Искусство и материальная культура Тайпинского государства
      Автор: Чжан Гэда
      Оказывается, еще в 2012 г. в Нанкине начались реставрационные работы для восстановления и консервации обнаруженных еще в 1952 г. тайпинских фресок:
      К сожалению, в заметке привели только 2 небольших фрагмента из более чем 100 обнаруженных росписей. Картинки маленькие и плохого качества, тем не менее, они есть.

       
    • Восприятие китайцев в России до революции
      Автор: Чжан Гэда
      В ходе работы над книгой о КВЖД возник вопрос о том, как русские воспринимали Китай и китайцев.
      Я уже и ранее поднимал этот вопрос - например, записки Певцова и Пржевальского рисуют 2 совершенно разных Китая. Все зависело от изначальной установки на восприятие в том или ином ракурсе.
      И, что интересно, очень часто "знатоки" Дальнего Востока (даже побывавшие в Китае и встречавшиеся с местным населением) противопоставляли "блаародных епонцев" и "китайскую сволочь". Правда, в 1904 году "японские чары" пропали и выяснилось, что они - макаки и т.п. Но тем не менее - штришок показательный.
      В качестве примеров буду подкидывать материалы, в т.ч. литературные, о том, как создавался образ китайцев, которые не ходили, меньше чем по 10 000 человек, но храбро бежали от одного огневого взгляда русскАго офицера!
      Что уж говорить, что большинство этих героев, бушевавших на страницах, не только не участвовали в каких-либо "делах" против китайцев, но и знали их весьма поверхностно, будучи пропитанными самым оголтелым шовинизмом.
      На их фоне контрастно смотрятся люди типа Д. Янчевецкого, В.К. Арсеньева и других, умевших отделить хорошее от плохого и создать вполне объективные картины Китая и Приморья конца XIX - начала ХХ веков.
    • Государственное устройство Тайпин Тяньго
      Автор: Чжан Гэда
      В 1851 г. официально было провозглашено создание Тайпин Тяньго. Сначала без четко определенной территории и столицы.
      В 1853 г. появилась столица - Тяньцзин (Нанкин) и стала оформляться территория государства.
      По положению 1851 г. Ян Сюцин был назначен Восточным князем и все остальные князья были поставлены в положение его подчиненных.
      В 1856 г., в год, когда началась междоусобица между тайпинскими князьями, я обнаружил очень интересное свидетельство в "Цин ши гао", лечжуань 262 "Хун Сюцюань" о том, что тайпины каким-то образом чередовали управление страной:
      Судя по дальнейшему описанию, Ли Нэнтун был цзянцзюнем (полководцем), который оборонял Юаньчжоу и командовал гарнизоном города. Остальные, видимо, тоже.
      Непонятно только, какую власть имел в виду Чжао Эрсюнь, указывая на чередование у власти Ши Дакая (4 месяца), Хуан Юйкуня (3 месяца) и Вэй Чанхуя (2 месяца), и почему власть так часто переходила из рук в руки.
      Для справки - Хуан Юйкунь выполнял роль судьи у тайпинов, и был тестем Ши Дакая.