Скит боголепный

Sign in to follow this  
Followers 0
  • entries
    1,094
  • comments
    5
  • views
    125,299

Contributors to this blog

Nothing personal, it's just business...

Sign in to follow this  
Followers 0
Saygo

16 views

       Ув. userinfo_v8.png?v=17080?v=402.1vikond65 разместил у себя на страничке пост Насильно мил не будешь, посвященный злосчастной судьбе герцогства Варшавского после 1815 г. (годовщина, как никак). Пост немедля собрал стопицот комментариев разной степени адекватности, преимущественно эмоциональных, но эмоции - это эмоции, их к делу не пришьешь, а вот как насчет холодного государственного расчета?
      Оно, конечно, как будто очевидно, что присоединение Польши (коренных земель польских) к России не добавило ей любви со стороны поляков- хотя, впрочем, а любовь эта была? Между двумя страна легла густая полоса крови и стародавней вражды (ничуть не меньшая, чем между французами и немцами в свое время), и ожидать, что это отношение враз изменится, было бы глупо (хотя Александр, который Благословенный, как будто рассчитывал снискать любовь поляков, желая использовать Польшу как полигон для своих образцовых либеральных реформ, а его братец Константин страдал полонофилией в еще большей степени, чем сам император). Часть русской правящей элиты осознавала это и особых иллюзий по этому поводу не строила. Граф Остерман-Толстой (который "Стоять и умирать") на вопрос графа Паскевича, к чему приведет заигрывание с поляками со стороны Александра, ответил ему: "А вот что будет - через 10 лет ты со своей дивизией будешь Варшаву штурмовать". И ведь как в воду глядел - пусть не через 10, а несколько позже, и не с дивизией, а с армией, но ведь пришлось...
      Однако опять же - эмоции эмоциями. симпатии - симпатиями, но где же тут холодный политический расчет и государственный интерес? Топикстартер писал, что "По-моему, это объясняется тем, что Польша воспринималась ими как некий барьер между Россией и Европой, который надо сломать". Но вот мне представляется (в свете последних работ о стратегии Николая I), что не сломать, а, напротив, укрепить. Поясню свою мысль. В России после 1815 г. готовились к новой старой войне - уже много было писано-переписано не только мною здесь, но и, к примеру, ув. userinfo_v8.png?v=17080?v=402.1george_rooke, что русские генералы меньше всего на свете желали повторения ситуации 1805 и 1806 гг., когда из-за медленности развертывание на центральноевропейском ТВД русских войск Наполеон Бонапарт получил уникальный шанс разбить своих противников по частям и блестяще этим воспользовался. Чуть-чуть подобный вариант не получился и в 1815 г. - к счастью, развязка "100 дней" наступила раньше, чем русские войска достигли театра военных действий. А если бы нет? А если бы Наполеон добился при Ватерлоо победы и война затянулась? Одним словом, Польша рассматривалась русскими генералами не как полигон для либеральных реформ, а как плацдарм, этакий тет-де-пон, с которого можно было относительно быстро (принимая во внимание отсутствие железных дорог и вообще путевых дорог как класса)перебросить войска в центральную Европу и прийти на помощь австрийцам и пруссакам (в особенности), которые подверглись бы агрессии со стороны Франции (а именно она полагалась в Петербурге главным зачинщиком всех европейских беспорядков и ее всерьез полагали способной и желающей добиться реванша. Кстати, "Наполеон малый" пытался это сделать, и в каком-то смысле не без успеха).
      И еще один момент, также связанный с "Большой игрой". Россия как один из главных (и пожалуй, наиболее упертый) зачинщиков пресловутого "Священного союза" (кстати, а почему считается, что он был не в интересах России? По большому счету, "Священный союз" вполне устраивал Россию, которая стала арбитром в европейских делах и поставила европейские державы в зависимость от нее, зафиксировав тем самым статус Российской империи как сверхдержавы по итогам наполеоновских войн. И это изрядно выбешивало Лондон) опять же была заинтересована в Польше как в выдвинутом далеко на запад плацдарме, с которого можно было наблюдать за развитием событий в Европе и при нужде оперативно вмешиваться в них для восстановления устраивавшего Россиию status quo, достигнутого в результате венских соглашений. Венгерская кампания 1849 г. и Оломоуцкий кризис 1850 г., пожалуй, самые яркие тому примеры.
      Так что nothing personal, it's just business (хотя, конечно, без некоторой эмоциональной нотки не обошлось - в конце концов, все-таки люди не машины).

Ustawa_Konstytucyjna_Królestwa_Polskiego_1815



Via


Sign in to follow this  
Followers 0


0 Comments


There are no comments to display.

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now