Умблоо

Sign in to follow this  
Followers 0
  • entries
    492
  • comment
    1
  • views
    30,034

Contributors to this blog

Хэйанские байки: на чужой земле

Sign in to follow this  
Followers 0
Snow

31 views

В прошлый раз речь зашла про знаменитого воина Минамото-но Ёриёси, героя Девятилетней войны в краю Муцу (Митиноку). Сегодня покажем один из рассказов, где действуют его противники – мятежный род Абэ. Здесь они принимают решение, казалось бы, очевидное для сильного воинского рода: найти себе новое владение за пределами Японии. Очевидное – но на удивление редкое в истории японских мятежей. В «Стародавних повестях» даётся один из ответов на вопрос, почему так получилось.

Хостинг картинок yapx.ru
Рассказ о том, как Абэ-но Ёритоки из края Митиноку побывал в стране кочевников и вернулся ни с чем
В стародавние времена в краю Митиноку жил воин по имени Абэ-но Ёритоки.
В дальних землях в том краю жили те, кого зовут дикарями эбису. Они говорили: не покоримся государю, будем воевать! Наместник Митиноку, Минамото-но Ёриёси, решил их покарать. А ходили слухи, что Ёритоки с этими дикарями заодно, и решил Ёриёси-но Асон покарать его. А Ёритоки говорит:
– Издревле и доныне много было таких, кто смирялся пред волею государя, а таких, кто бы государя победил, до сих пор не бывало. Так что я, хоть ни в чём и не виноват, должен принять кару, не смогу избежать её. Однако к северу от дальних наших пределов за морем есть земля, с берега едва видная. Переправлюсь туда, посмотрю, если место подходящее – чем понапрасну лишиться жизни здесь, лучше поселюсь там вместе со всеми, кто мне дорог, с кем тяжко разлучиться!
Он построил большой корабль, сел на него сам, вместе с ним его второй сын Куриягава-но Дзиро Садатоо, третий сын Ториноуми-но Сабуро Мунэтоо, другие его дети, а ещё ближние служилые, отряд человек в двадцать. А ещё слуги, повара и прочие, около полусотни человек, все уместились на один корабль, взяли с собой запас риса, сакэ, овощей, рыбы, птицы и отплыли к берегу, что виден вдали.

Подошли – а там высокие скалы, над ними густой горный лес, высадиться никак нельзя. Прошли подальше, к подножию гор, осмотрелись и видят: справа и слева вдаль уходят тростниковые болота, а между ними большая река. Путники завели корабль в реку. Высматривают, не покажутся ли люди, – людей не видно. Ищут, где бы пристать, – а по берегам всё тростниковые болота, на твёрдую землю негде ступить. И дна не видно, точно не река, а глубокая пучина. Может, дальше встретим людей? Двинулись вверх по течению, а там всё то же. Так шли весь день, и два дня, думают: странно! Поднимались по реке семь дней – и там всё то же. Говорят меж собою: неужели этой реке конца не будет? Идут дальше, так минуло двадцать дней. Людей по-прежнему не видно, вокруг всё болота. Так шли они по реке тридцать дней.
И вдруг почудился им с берега странный звук. На корабле все перепугались: что там за люди? Завели корабль в высокие тростники, спрятались и через заросли смотрят туда, откуда доносится звук. А там человек, обличьем такой, как на картинках рисуют жителей страны кочевников: голова повязана красным [платком], едет верхом на коне. Люди с корабля приглядываются, думают: кто это? А всадник подъезжает, за ним и другие, сколько – не сосчитать. Выехали к реке, слышно, говорят меж собою, а что – не понять, слова незнакомые. Наши думают: может, они заметили корабль, о том и толкуют? Испугались, притаились, смотрят – кочевники целый час болтали по-своему, а потом заплескала вода: это они въехали в реку, стали переправляться. Наши их насчитали целую тысячу всадников! Пешие переправляются по одному рядом с верховыми, держась за коней. Значит, звук тот, слышный издалека, был стук копыт.
Вся орда переправилась, наши на корабле думают: тридцать дней мы шли по реке, не нашли, где высадиться, но эти всадники как-то ведь переправились! Значит, и мы сможем сойти на берег! Осторожно вывели корабль, тихонько подошли к переправе, смотрят – но и тут глубина такая, что дна не найти. Всё равно высадиться нельзя! – дивятся наши. Выходит, дикари себе из коней составили словно бы плавучий мост: пустили их вплавь, так и переправились. Пешие плыли, держась за коней, а казалось, будто вброд идут.
Тогда все, кто был на корабле, начиная с Ёритоки, стали говорить меж собой: даже если поднимемся ещё выше по реке, может, ей и конца нет! А если опять случайно кого-то встретим, выйдет совсем неладно! Так что пока припасы не кончились, давайте-ка вернёмся! И двинулись по течению вниз, пересекли море, вернулись в свой край.
А потом в скором времени Ёритоки умер.
Итак, говорят, будто страна кочевников – далеко на севере от Китая. Но, должно быть, у дальнего предела края Митиноку она смыкается с землями эбису. Так рассказывал Мунэтоо, сын Ёритоки, ставший монахом, когда очутился в ссылке на Цукуси. Кто его слышал, так и передают этот рассказ.


Эбису – коренные жители северной части острова Хонсю, в эпоху Хэйан ещё не вполне замирённые. «Страна кочевников» 胡国, Кококу, – земли «народов ху» к северу от Китая; в разные эпохи к хусцам относили сюнну, тюрков и другие народы. Рассказчик «Стародавних повестей» и его слушатели могли видеть хусцев на иллюстрациях к рассказам из китайской истории или на картинах с изображением иноземцев из разных стран.
Берег, видный с дальней оконечности края Митиноку, – это остров Хоккайдо, в эпоху Хэйан ещё не причисляемый к японским землям. Но большой реки между болотистых берегов на Хоккайдо нет, и тамошние обитатели, насколько известно, по образу жизни были гораздо ближе к эбису, чем к хусцам.
Где же в итоге побывали Абэ – если они вообще переправлялись за море? Гипотез много, но точного ответа нет.


Via


Sign in to follow this  
Followers 0


0 Comments


There are no comments to display.

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now