Сергей Махов

Sign in to follow this  
Followers 0
  • entries
    1,406
  • comments
    12
  • views
    46,508

Contributors to this blog

  • Saygo 1417

О терминологии, или "а есть ли жизнь на Марсе"

Sign in to follow this  
Followers 0
Saygo

42 views

Некто госпожа Лагутина не так давно выдала вот такой пост, я приведу его целиком. А потом мы по нему славно оттопчемся.

Всякий раз очень смешно читать, как люди интересных политических убеждений пытаются найти существенную разницу между рабством негров и крепостным правом русских крестьян. Обычно, заявляя о разнице их положений, ссылаются на законы, в теории обеспечивающие крепостным какие-то там права, которых у негров не было. Однако любому человеку с мозгами должно быть очевидно: законы мало меняют положение вещей, если они не исполняются. Давайте просто возьмём основные аргументы сторонников «крепостной - не раб» и посмотрим, как на практике происходило дело.

1. «Рабы были собственностью владельца и не могли владеть имуществом, в отличие от крепостных».

Теоретически - да, крепостные владели своим домом и приусадебным участком. Только по факту это «право на собственность» что-то значило лишь в спорах между самими крепостными. Помещик мог сослать в Сибирь на поселение, мог переселить крестьянина, мог просто продать его. Какие права собственности могут быть у того, кто продаётся и покупается? Смешно.

2. «С крепостными было законодательно запрещено жестокое обращение, а с рабами нет».

Это абсолютно тупое, но тем не менее часто встречаемое заявление даже комментировать сложно. История России запомнила множество примеров абсолютно отмороженных садистов-помещиков, а не запомнила ещё больше. Тем более, приговорить крепостного к телесному наказанию (например, десять палок) помещик имел полное право, а кто скажет, что десять палок фигня, пусть первым подставит спину.

3. «Крестьянин имел право выкупить себя с землёй, а раб нет»

Теоретически - да, последние полвека крепостного рабства. Только цену выкупа устанавливал помещик, и цена эта могла расти до сумасшедших величин. И росла!

4. «Все произведённое рабом принадлежало его хозяевам, а крестьянин только платил оброк с произведённого».

Если величину оброка устанавливает сам помещик - разницы по сути никакой. Слобода Выездная, например, в начале 19 века платила оброка 105 тысяч рублей в год - это 9 гонораров за «Евгения Онегина», выплаченных Пушкину. Или средняя рыночная цена 500 крепостных крестьян. Нельзя забывать, что кроме оброка крестьяне ещё трудились на барщине, где все ими произведённое отходило помещику.

5. «Рабу нельзя было заводить семью, а крепостному можно».

Размножаться рабам не запрещалось по понятным причинам. А учитывая, что крестьяне зачастую жениться могли лишь с согласия барина, разница между «сожительством» рабов и «браком» крепостных лишь косметическая.

Как ни называй ситуацию, где один человек владеет другим - получается отвратительное рабство. А жалкие попытки ссылаться на какие-то законы, якобы отличающие русских рабов от иностранных - непременно разобьются о бетон правоприменения. Вот так как-то.



Вот все вышенаписанное я называю голимой и топорной пропагандой, когда пытаются давить на эмоции, переиначивая факты.
Давайте прежде всего определимся, что есть крепостное право? Крепостное право - это свод юридических и административных законов, согласно которым крепостным крестьянам запрещено менять место жительства и профессию, а так же отдающий их под административную и юридическую власть феодала, правда далеко не по всем вопросам, ибо часть административной и юридической функции берет на себя государство.
Первое же, что мы видим в приведенном опусе - это критика не крепостного права а крепостничества, то есть социального явления. То есть по фиг на законы и указы, мы берем самое худшее, что могло быть, и выдаем это за норму. Удобно, правда? Это как взять пару выпусков "Криминальной России", и исключительно по этим выпускам рассказывать о всей полноте жизни в какой-нибудь Курской области.

Давайте пройдемся прям по фактуре.

1. " Помещик мог сослать в Сибирь на поселение, мог переселить крестьянина, мог просто продать его."

Как это представляет автор опуса? У барина зачесалась правая пятка, и он решил - сегодня холопа Егорова - в Сибирь. Ибо куражу хочу.
Как на самом деле? Барин согласно закону Елизаветы от 1760 года должен был вынести свое решение на крестьянскую общину, и та могла... либо согласиться, либо нет. Обычно мотивировали такие вещи помещики "предерзостными поступками" или "воровством" (бунтом). Кстати, крестьянин, высылаемый в Сибирь, из разряда крепостных сразу переходил в государственные, и отсюда понятно - число таких случаев высылки исчезающе мало. Просто потому, что отослать в Сибирь допустим мятежную деревню барин не мог - он тупо рабочих рук лишится, а следовательно - дохода. Ах да, помещик не мог отправить крестьянина в Сибирь, если тому больше 45 лет. Ибо закон есть закон.
Далее - конфискации участка. Проблема в том, что участок принадлежал не крестьянину, а общине, поэтому помещик не мог конфисковать участок, он мог его передать общине. Конфисковать же что-то у общины опять-таки было возможно только в случае каких-то экстраординарных событий типа бунта.
То есть внезапно получается что у крестьянина - в отличие от раба - вполне себе была собственность, только общинная, и высылка в Сибирь внезапно являлась крайней мерой, а не обычным порядком вещей.

2. "История России запомнила множество примеров абсолютно отмороженных садистов-помещиков, а не запомнила ещё больше. Тем более, приговорить крепостного к телесному наказанию (например, десять палок) помещик имел полное право, а кто скажет, что десять палок фигня, пусть первым подставит спину."

Опять-таки, видим попытку давить на эмоции, хотя посыл бы правильный, но автор своей же аргументацией его испохабил.
Действительно, помещик мог применять телесные наказания к крестьянину или крестьянам, проблема в том, что это действие потом требовало разбирательства, где помещику приходилось ДОКАЗЫВАТЬ, что он в своем праве и поступил по закону. И опять-таки, мы не говорим о крепостничестве, как о социальном явлении, мы говорим о крепостном праве как о своде законов. Так вот, понятно, что нередки были случаи, когда помещик избегал судебного разбирательства, но так же еще более частыми были случаи, когда не избегал. Чем ему это могло грозить в самом худшем случае? Да конфискацией земель и имущества и переводом крестьян в государственные.
Кроме того, Ука­зы 1718, 1734, 1750, 1761 и 1767 обя­зы­ва­ли по­ме­щи­ков кор­мить сво­их кре­сть­ян во вре­мя не­уро­жая и го­ло­да, не до­пус­кать их об­ни­ща­ния. С 1722 на по­ме­щи­ков бы­ла воз­ло­же­на от­вет­ст­вен­ность за ис­прав­ную уп­ла­ту их кре­сть­я­на­ми по­душ­ной по­да­ти (по­дать со­би­ра­лась с кре­сть­ян и вно­си­лась в каз­ну са­мим по­ме­щи­ком или его при­каз­чи­ком). За­пре­ща­лось ста­вить кре­сть­ян «на пра­вёж» за дол­ги их гос­по­ди­на. С це­лью пре­сечь ма­хи­на­ции по­ме­щи­ков, за­пи­сы­вав­ших за со­бой во вре­мя про­ве­де­ния ре­ви­зий лиц, не при­над­ле­жав­ших к кре­по­ст­ным кре­сть­я­нам, яко­бы с их со­гла­сия, ука­за­ми 1775, 1781 и 1783 за­пре­ща­лась доб­ро­воль­ная за­пись в кре­по­ст­ное со­стоя­ние.
В общем, как видим, несмотря на то, что помещик мог действительно применять карательные меры к крестьянам, его действия были сильно ограничены законом, и государство пользовалось любой возможностью, чтобы за нарушение лишить помещика его собственности. Это- не говоря о том, что век 18-й и 19-й даже по нормам обычной морали были гораздо жестче нынешних времен, и реально 10 палок считалось очень легким наказанием, как бы это не казалось странным госпоже Лагутиной.

3. "Только цену выкупа устанавливал помещик, и цена эта могла расти до сумасшедших величин. И росла!"

И опять очередное вранье. Для начала - За­ко­но­да­тель­ст­во пре­ду­смат­ри­ва­ло ус­ло­вия, по­зво­ляв­шие кре­сть­я­нам вый­ти из кре­по­ст­но­го со­стоя­ния. Ука­зы 1737, 1743, 1744, 1745, 1770 и 1773 объ­яв­ля­ли воль­ны­ми вер­нув­ших­ся из пле­на, а так­же ино­род­цев, при­няв­ших пра­во­сла­вие. За­кре­по­ще­нию не под­ле­жа­ли пи­том­цы вос­пи­та­тель­ных до­мов и окон­чив­шие Академию Художеств. Сво­бо­ду по­лу­ча­ли от­став­ные сол­да­ты – вы­ход­цы из кре­по­ст­ных кре­сть­ян.
И да, цена не могла расти до сумасшедших величин, она была законодательно ограничена - размер выкупа помещичьего крестьянина обычно определялся суммой, которая приносила ежегодно проценты, равные оброку, уплачиваемому выкупающимся. Да, это нехилая сумма, тем не менее - это ограничение.

4. "Если величину оброка устанавливает сам помещик - разницы по сути никакой. "

Для начала - большую часть времени в России было преимущественно барщинное землевладение, то есть от крестьян требовали отработки на землях помещика, а не оброка.
Далее, сумма оброка не могла превышать принятых местным дворянским собранием ограничений. Так, в Казанской Губернии в 1840-е средний оброк, выведенный из имений, находящихся в разных уездах, преимущественно по Волге, где есть пристани, при наделе землею в 5 десятин на душу, простирается:
с души до 10 р. 31 к.
" тягла (2,5 души) 25 р. 78 к.
" десятины 2 р. 05 к.

Крайние числа последней величины заключаются между 1 р. 56 к. и 2 р. 39 к. с десятины.
То есть вот 2 рубля 39 копеек с десятины - это крайнее значение. Больше быть не может, иначе начнутся разбирательства, которые при неблагоприятном для помещика исходе могут закончиться конфискацией.

5. "А учитывая, что крестьяне зачастую жениться могли лишь с согласия барина, разница между «сожительством» рабов и «браком» крепостных лишь косметическая."

Первая часть предложения - правильная. Вторая - бред сивой кобылы. Понимаете, если барину трахать каждую невесту - у него "хобот" сточится на фиг. Он как бы совершенно другим был озабочен. Например, приказывал миру женить бобыля-скитальца в течение известного срока и миром завести ему хозяйство; в противном случае грозил выдать за него лучшую девицу в деревне. Иногда брались крестьянские девушки в жены для дворовых людей. Девушек сажали в телегу без предварительных пояснений и увозили; они не ведали, кто из них достанется какому мужу. Если девушка достигла 20 лет, то ее приказывал помещик выдавать замуж в течение полугода (уложение Орлова); если же к назначенному сроку не приищется жених, то брать штрафу ежегодно с богатого дома 50 рублей, с среднего — 25 рублей, а тех, которые не могли откупиться, подвергать наказанию. Впрочем, помещики не приневоливали вступать в брак парней, физически неспособных; с них даже не взимался штраф.
Помещики наблюдали за браками, решительно вмешивались в это дело не столько в видах чистоты нравов, сколько для увеличения численности населения. Помещики женили по своему усмотрению, например, приказывали, чтобы такой-то Иван, Сидор, женился на Марье и т.д. Если случалось, что крестьянин самовольно, без разрешения помещика, сватал себе невесту, то непокорного подвергали покаянию. Если девушка выдавалась замуж в деревню чужую, то помещик брал за нее так называемые "выводные" деньги. Правительство разрешало этот побор, но не установило размера платы. Иные брали но десяти рублей, другие больше. Княгиня Дашкова брала по сто рублей за "вывод". Строго преследовались также семейные разделы.

В остатке - мы видим голимую агитку, где автор тщится натянуть сову на глобус так, что сова трещит аж.
Но я почему-то уверен, что в комментариях найдутся последователи автора) Которые будут выдавать частные случаи за норму вещей)
И конечно же найдутся люди, которые будут с пеной у рта доказывать,что я оправдываю крепостное право) Хотя на самом деле, я предлагаю просто разобраться в этом далеко не самом хорошем явлении и отделить зерна от плевел.

scale_1200

Via


Sign in to follow this  
Followers 0


0 Comments


There are no comments to display.

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now