Умблоо

Sign in to follow this  
Followers 0
  • entries
    736
  • comment
    1
  • views
    87,038

Contributors to this blog

Японские байки про Индию: картины и изваяния

Sign in to follow this  
Followers 0
Snow

212 views

В «Стародавних повестях» есть рассказ про то, как впервые было сделано изображение Будды – ещё при жизни Просветлённого, он сам дал указания, как его изобразить и какие стихи написать на картине. Эту картину царь небогатого царства подарил – в ответ на драгоценные подарки – своему соседу, чтобы не оскорбить его недостойным отдарком. Царь-сосед поначалу удивился, но потом сам встретился с Буддой и в итоге вступил на Путь. После ухода Будды в Индии, конечно, создавали и картины, и статуи для храмов. Сегодня два рассказа про них.

Рассказ о том, как в Индии в царстве Гандхара образ Будды раздвоился ради двух женщин
В стародавние времена в Индии в царстве Гандхара был великий царь, звали его Канишка. Он построил драгоценную пагоду в семь ярусов. В одном ри к востоку от неё есть раздвоенный образ Будды.
Если спросите, почему он раздвоился, то вот почему. В древности в том царстве жила бедная женщина. У неё пробудились помыслы о Пути, она решила: изготовлю образ Будды! Пошла к художнику, договорилась, заказала нарисовать Будду. А по соседству с ней жила другая женщина. Я тоже нарисую образ Будды! – решила она, пошла к тому же художнику, договорилась, заказала нарисовать Будду. Обе женщины были бедны, полную цену заплатить никак не могли. Поэтому художник нарисовал только один образ ростом в один дзё и шесть сяку [4,8 м].
Прошли дни, первая женщина думает: поклонюсь моему Будде! Пришла к художнику, говорит: хочу поклониться Будде! Художник достал Будду, глядь – вторая женщина тоже решила поклониться своему Будде, пришла и говорит художнику: готов ли Будда?
Тогда художник про того же самого Будду сказал: вот твой Будда! Тут первая женщина говорит:
– Что? Ты же говорил, это мой Будда! А это, оказывается, чужой?
И вторая женщина говорит:
– Этот Будда, значит, не мой?
И стали женщины между собой спорить, обе в смятении.
Художник тогда говорит обеим:
– Золото и киноварь очень редки. А если хоть одну из примет Будде не нарисовать, то и мастер, и заказчик провалятся в подземные темницы – так говорят. Вы за ваших будд заплатили вовсе не достаточно, и я нарисовал одного Будду. Будда есть Будда, польза от него одинаковая. Вы лучше всем сердцем верьте и подносите ему дары!
И всё же две женщины спорить не перестали. Тогда художник встал перед Буддой, ударил в гонг и говорит:
– У двух моих заказчиц не хватало средств заплатить за Будду, а я ни одной из них не обманул! Я нарисовал одного Будду на средства двух женщин. Теперь они спорят и винят меня. Я объяснял, увещевал, но сердца их не унимаются. А потому, о Почитаемый в Мирах, докажи, что я ни в чём не виноват!
И в тот же день образ Будды выше пояса разделился надвое. А ниже пояса остался, как был. Художник рисовал с чистыми помыслами, нисколько не обманул заказчиц, и понятно, почему Будда раздвоился.
Тут обе женщины увидели чудесную силу Будды и стали ещё усерднее почитать его и подносить дары. Так передают этот рассказ.


Царь Канишка в Кушанском царстве правил в первой половине II в. н.э. Рассказ взят из записок китайского паломника Сюань-цзана о странствиях по Индии. У Сюань-цзана заказчики картины – мужчины, а не женщины; в «Кондзяку», возможно, повествователь исходит из того, что в Японии его времени рисованные (а не скульптурные) изображения будд чаще заказывают женщины.

Следующий рассказ – первый в «Стародавних повестях», где появляется бодхисаттва Авалокитешвара, он же Каннон, Внимающий Звукам.


Рассказ о том, как Внимающий Звукам из белого сандала явил своё тело
В стародавние времена, после ухода Будды в нирвану, в царстве [Таком-то] была одна обитель. Называлась она храмом [Таким-то]. В срединном зале этого храма стоял бодхисаттва Внимающий Свободно, изваянный из белого сандала.
Он являл непревзойдённые чудеса, люди постоянно к нему ходили на поклонение, многими десятками, их поток не иссякал. Кто на семь дней, а кто на дважды семь дней отказывался от злаков и от жидкой каши, молились обо всём, чего сердце желает, и если старались от всего сердца, сам бодхисаттва Внимающий Свободно, весь чудесно украшенный, излучая свет, выходил из деревянного изваяния, являлся этим людям. Жалея людей, он исполнял их желания.
Так он являлся много раз, и потому всё больше людей стало искать у него прибежища, подносить ему дары. Итак, множество людей собиралось на поклонение, но приближаться к изваянию они боялись, обнесли его с четырёх сторон деревянной оградой на расстояние в семь шагов от изваяния. Кто приходил поклониться, кланялся, стоя за оградой, а к изваянию не приближались. А кто приносил цветы, рассыпал их из-за ограды, и если цветок упадёт на руку бодхисаттвы или на плечо – считали это добрым знаком, понимали, что желание их исполнится.
Однажды из дальних стран один монах-бхикшу прибыл учиться Закону. Пришёл поклониться изваянию, помолиться о том, чего хотел, купил много разных цветов, сплёл из них венки. Вошёл в зал, со всем усердием поклонился, обратившись к бодхисаттве, преклонил колени и высказал свои три желания:
– Во-первых, если я в здешнем царстве изучу Закон и спокойно невредимым вернусь на родину – прошу, пусть эти цветы окажутся в руке у бодхисаттвы! Во-вторых, я хочу взрастить такие корни блага, чтобы возродиться на небе Тушита и увидеть Милосердного бодхисаттву [Майтрейю]. Если мой замысел исполнится – прошу, пусть эти цветы упадут на плечи бодхисаттве! И в-третьих, святое учение гласит: среди живых существ нет ни одного, в ком нет ни единой доли природы будды. Если у меня есть природа будды, и я, подвижничая, в итоге обрету наивысший Путь, – прошу, пусть эти цветы украсят голову бодхисаттвы!
Он договорил, издалека бросил венки – и каждый из венков упал точно так, как он загадал. Монах понял, что его желания исполнятся, сердцем возрадовался безмерно.
В тот час рядом с ним были стражи храма, видели это, думают: чудо! И говорят монаху: ты, о святой мудрец, в будущем непременно станешь буддой! Хотим, чтобы ты тогда не забыл связь, что мы с тобой завязали сегодня, и нас первыми переправил на тот берег!
Такую они дали клятву и расстались. А потом кто видел, те так и передавали этот рассказ.

В этом рассказе появляется понятие «природа будды», буссё:, – та внутренняя истинная суть человека, которая изначально одинакова у человека, будды, божества, демона и кого угодно; то, что такая природа есть, важно для обоснования махаянского пути подвижничества ради других. Наставники разных школ махаяны спорили о том, может ли какие-то существо совсем не иметь природы будды или не быть в состоянии раскрыть её, делами доказать, что она есть. В Японии подобные диспуты велись между монахами школ Хоссо (последователями Асанги и Васубандху) и Тэндай (приверженцами «Лотосовой сутры»); первые считали, что буддой стать может не каждый, вторые настаивали, что каждый. Здесь монах решает этот вопрос для себя путём гадания.

Via


Sign in to follow this  
Followers 0


0 Comments


There are no comments to display.

Please sign in to comment

You will be able to leave a comment after signing in



Sign In Now