Умблоо

Sign in to follow this  
Followers 0
  • entries
    664
  • comment
    1
  • views
    49,291

Contributors to this blog

Из стихов (не совсем) Ильи Оказова

Sign in to follow this  
Followers 0
Snow

33 views

Ещё один поэт оказовской "Общей тетради" - Тимофей Лейранов. В тамошней компании это самый юный персонаж, за его подписью есть несколько сборников, почти все состоят из сонетов и прочих твердых стихотворных форм, написанных в начале и середине 1980-х. И в том числе есть несколько венков сонетов. Покажу один из них.

ЗОЛОТОЙ ВЕК
1. Магистрал
Прекрасный век, Эллады ясной лето,
Тебе началом был кровавый бой,
И плеск весла за пенною кормой
Стал песней вдохновенного поэта.

Введением Периклова декрета
Над славной, процветающей страной
Акрополя поднялся белый строй
И мощный Зевс, седьмое чудо света.

Радения героев устоят
В столетиях, растерзанных войною, –
Спартанский меч завис над головою,

Над жизнью и счастливой, и шальною…
Амфору переполнил терпкий яд –
Но всё же улыбается Сократ.

2. Вступление
Прекрасный век, Эллады жаркой лето,
Ты – капителей мраморных акант,
Ты – в пурпуре сверкнувший бриллиант,
Ты – в небесах блеснувшая комета.

Неяркий луч архаики расцвета
И Александр – тебе почётный кант,
Несокрушимый, словно адамант.
Тобой была освещена планета.

Счастливая пора, ты золотой
По праву называешься, однако
С Востока хлынула войны атака,

И персы нескончаемой толпой
Шли чёрным пламенем из злого мрака –
Тебе началом был кровавый бой.

3. Персидские войны
Тебе началом был кровавый бой,
Конец потомка Дария – он конно
Прогрохотал равниной Марафона
И Мильтиада увенчал зарёй.

Под ясным солнцем, звёздною порой
Рубились возле горного уклона
В теснине Фермопил, и небосклона
Синь закрывал стрел медножалых рой.

И волей флотоводца Фемистокла
От красных брызг кровь паруса промокла,
Где омывался Саламин волной –

И страшен был пришельцам иноземным
Крутой напор стоносием триремным
И плеск весла за пенною кормой.

4. Эсхил
И плеск весла за пенною кормой,
И ратный блеск, клинка удар мгновенный
Не менее, чем пение Камены
Был для тебя и близкий, и родной.

Ты Саламин оставил за собой,
И только город твой восстал из тлена,
Как славных «Персов» увидала сцена,
И час воскрес как будто буревой.

И, в грешных душах смутный ужас сея,
Твоим гремела хором «Орестея»,
И не угаснет «Прометея» пыл:

Какого б ни коснулся ты предмета,
Любой в суровых триметрах, Эсхил,
Стал песней вдохновенного поэта.

5. Софокл
Стал песней вдохновенного поэта
Слепца бродячего протяжный стон;
В трагедию смог переплавить он
Терзания страдальца Филоктета.

Врач по занятию, вставал до света
И брал свои таблички. С двух сторон
Их наполнял грядущих хоров звон
И смех сатиров – он умел и это.

Алкид, и Антигона, и Патрокл –
Вас всех воспел божественный Софокл;
Но и в блистаньи латного колета

Стратегом от родной земли вдали
Он вёл стремительные корабли
Велением Периклова декрета.

6. Перикл
Велением Периклова декрета
И силою его разумных мер,
Что и грядущим временам пример,
Страна достигла высшего расцвета.

Луковичноголовый муж совета,
Ревнитель благочестный древних вер,
В известном шлеме, взглядом прям и сер –
Чистосердечья верная примета.

Феб, с золотым колчаном божество,
И Музы дом Аспасии его
Средь мудрецов учёных посещали;

И солнце свет рассеивало свой,
И тучи олимпийцы не сгущали
Над славной, процветающей страной.

7. Процветание
Над славной, процветающей страной,
Казалось, отшумели злые беды
И закрепила ратные победы
Твердь своей кровлей ясно-голубой.

Дионисический напев святой
Поведал о несчастье Андромеды;
Кто сень Деметры таинства изведал,
Навеки жребий обретал благой.

И из какой бы стороны ты ни был,
Дивил тебя и лекиф и арибалл,
Расписанный искусною рукой.

И над спокойной, светлою державой,
Её венчая вековою славой,
Акрополя поднялся белый строй.

8. Фидий
Акрополя поднялся белый строй
Из мрака мраморных каменоломен,
Где хмурый раб, и волосат, и тёмен,
Рубил своей упорною киркой.

И среди светлых портиков и стой,
Под чьею сенью сумрак так укромен,
Он встал в рельефах Фидия, огромен,
Паросскою сверкая чистотой.

Изваянная дерзостным резцом,
Восстала Дева, просияв венцом, –
Пловцам Пирея веха и замета.

Так делал мастер и за ним другой,
И вот Акрополь взвился над землёй
И мощный Зевс, седьмое чудо света.

9. Состязания
И мощный Зевс, седьмое чудо света,
Пред кем молитвенно склонялись ниц,
Следил бег быстроконных колесниц,
И как в пыли песчаной крылась мета,

И каждое движение атлета,
И взмахи муравьиных рукавиц,
Лёт диска и мельканье лёгких спиц –
И ждали состязатели ответа.

За силу мышц, за ловкость рук и ног
Служил наградой гордому венок
Оливы, лавра ветви ли зелёной.

И в куросах, сурово вставших в ряд,
Где каждый прям дорической колонной,
Радения героев устоят.

10. Перед бурей
Радения героев устоят,
Коль слава их была земле на благо,
Коль родине служила их отвага
На острие жестокого копья.

Но стрелка на курантах бытия
Была близка от рокового шага,
И в тёмных облаках копилась влага,
Но кровью люди почву напоят.

Ещё довольно Дионис был щедр,
Чтоб показать Электр, Медей и Федр
Пред пёстрой рукоплещущей толпою, –

Но приближалась чёрная гроза,
Что вечно будет нам сверкать в глаза
В столетиях, растерзанных войною.

11. Кимон
В столетиях, растерзанных войною,
Тяжёлое событие блеснёт –
Спартанский слабый, согнутый илот
Вдруг пожелает жизнью жить другою,

И, не подвластен солнечному зною,
На чёрный берег прянет вдруг Еврот,
И содрогнётся вековой оплот
Копья тревоги и древка покоя.

Из рудников, со вспаханных полей
Вдруг раб воспрянет силою своей
И потрясёт Лакедемон рукою.

Зачем же с севера явился он –
Из-за тебя, рыцарственный Кимон,
Спартанский меч завис над головою!

12. Пелопонесская война
Спартанский меч завис над головою,
Прямой, тяжёлый, не привыкший ждать,
Привыкший поражать и побеждать,
Всегда готовый к яростному бою.

И что персидской саблею кривою
Ксеркс не сумел когда-то обуздать,
Готова сокрушить сегодня рать
Гоплитов дланью длинною стальною.

Война вскружилась над Элладой вновь,
И брызнула сражений первых кровь
На синь клинков горячею струёю;

И вождь, страну не в силах уберечь,
Провозглашает траурную речь
Над жизнью и счастливой, и шальною.

13. Алкивиад
Над жизнью и счастливой, и шальною
Раздумывать он долго не привык –
Собачий хвост да озорной язык
Его покрыли славой молодою.

Но небосвод загромыхал грозою,
Закрыли тучи Гелиоса лик –
И в бой идёт, издав победный клик,
Он под своей обманчивой звездою.

Но Никий пал, и Эрмий оскорблён,
И гонит стан, и хмурится закон,
И он бежит Паллады совоокой.

С мечом в руке, смятением объят,
В пожаре, среди Персии далёкой
Амфору переполнил терпкий яд.

14. Сократ
Амфору переполнил терпкий яд –
Но он не ропщет, он привык к такому:
И к смеху над его «мыслильней» злому,
И к недоверчивости всех подряд.

Пусть жизнь его с женою – сущий ад,
Не в этом суть! Ведь старику простому
Довольно малого – не нужно дому,
Его и друг, и портик приютят.

Седой мудрец, желанный и гонимый,
Для всех своих врагов неуязвимый –
На мир смотреть и видеть его рад.

И вот тюрьма, и тягостные путы,
И тень сосуда, полного цикуты, –
Но всё же улыбается Сократ.

15. Заключение
Но всё же улыбается Сократ
Улыбкою и мудрой, и лукавой –
Его столетие покрыто славой
Среди других столетий мириад.

Пред взором предстают его подряд
Те, кто не царским скиптром и державой –
Законом, хором, камнем, речью правой
Все почести навеки сохранят.

Пускай уже грохочущие фланги
На севере раздвинули фаланги
И слышан македонян ратный звон –

Он нам предстанет в образе сонета,
Такого ж совершенного, как он –
Прекрасный век, Эллады ясной лето.


Via


Sign in to follow this  
Followers 0


0 Comments


There are no comments to display.

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now