Умблоо

Sign in to follow this  
Followers 0
  • entries
    736
  • comment
    1
  • views
    66,434

Contributors to this blog

Китайские байки: про переписчиков

Sign in to follow this  
Followers 0
Snow

101 views

Как известно в Японии, переписывание буддийских священных всем даёт большие заслуги, и китайцам, конечно, тоже. Только не всегда эти заслуги работают ожидаемым образом. Вот два рассказа об этом из китайской части "Собрания стародавних повестей".

Рассказ о том, как в Китае монахиня из Хэдуна читала «Лотосовую сутру» и на ее свитки вернулись знаки
В стародавние времена в Китае в местности Хэдун жила монахиня, ревностная подвижница. Телом была чисто, читала «Сутру о Цветке Закона», и так прошло много лет.
И вот однажды она задумала переписать «Сутру о Цветке Закона». Стала искать человека, кто бы переписал. Тщательно всё обсудила с одним писарем, заплатила ему больше обычного. Устроила особенно чистое место, и там он сел переписывать сутру.
Писарь всякий раз, как выходил из комнаты, совершал омовение и возжигал благовония, потом входил обратно и продолжал переписывать. А ещё в комнате, где он работал, в стене проделали дыру, вставили в неё коленце бамбука, и когда писарь хотел передохнуть, он дышал через эту трубку. Так в чистоте, согласно Закону, он переписывал, и на восьмой год закончил семь свитков сутры. Потом со всею искренностью помыслов сутру поднесли в дар общине. После поднесения монахиня поклонялась ей и чтила её безмерно.
Меж тем в храме Лунмэньсы жил монах по имени Фа Дуань. Он задумал у себя храме созвать великое собрание и устроить чтения «Сутры о Цветке Закона», а для этого решил одолжить на время ту сутру, которую хранила монахиня. Фа Дуань попросил у монахини сутру, а монахиня крепко пожалела, не дала её Фа Дуаню. Тот настойчиво убеждал, чтобы она одолжила сутру, и монахиня смиловалась, решила дать ему сутру на время. Но посланцу сутру не отдала, сама принесла её в храм Лунмэньсы и вручила Фа Дуаню, а сама вернулась восвояси.
Фа Дуань, получив сутру, обрадовался, созвал великое собрание, собирался устроить чтения. Развернул свиток, глядь – а там только жёлтая бумага, ни одного знака нет! Видя такое, он удивился, развернул другой свиток, посмотрел ¬– там то же самое. Все семь свитков одинаковые, знаков нет. Фа Дуань счёл это странным, показал свитки собранию. Люди посмотрели – увидели всё то же, что и он.
Тогда Фа Дуань, а с ним и великое собрание, устрашились, устыдились и вернули сутру монахине. Монахиня в неё заглянула, стала плакать и сетовать, каяться в том, что одолжила её, – но всё без толку.
Тогда монахиня, плача, омыла ларец с сутрой благовонной водой, сама совершила омовение, сложила свитки в ларец, осыпала их цветами, окурила благовониями и, ходя вокруг изваяния Будды, семь дней и семь ночей, вовсе без отдыха, всем сердцем истово молилась. После этого открыла ларец, смотрит – знаки явились снова, как были! Видя их, монахиня в слезах поклонилась им и поднесла дары.
Думается, даже от монаха знаки сутры скрылись, значит, не было у него искренних помыслов! А монахине знаки сутры явились снова в ответ на молитву. Значит, искренние помыслы её были глубоки! – Так говорили люди той поры и так передают этот рассказ.


Рассказ о том, как при танском государе Гао-цзуне писарь переписывал «Большую сутру о запредельной премудрости»
В стародавние времена в Китае при танском государе Гао-цзуне в первый год Цяньфэн [666 г.] один человек, писарь, тяжко заболел и вскоре умер. Через две ночи и день он ожил и рассказал:

«Когда я умер, явились служители Тёмной дороги в красных одеждах, принесли повестку, вызвали меня. Я сразу пошёл за ними и пришёл к воротам большой крепости. Посланцы говорят: это царь Си-чжэн (он же Яньло-ван, он же Яма). Это к нему мы тебя доставили по повестке! Я услышал, удивился, устрашился, оглядел себя – а из правой руки лучится яркий свет. И достигает это сияние как раз того места, где сидит царь, и превосходит это сияние свет солнца и луны.
Царь его увидел, удивился, устрашился, встал со своего сиденья, соединил ладони и пошёл искать, откуда лучится свет. Вышел за ворота, увидел меня и спрашивает: какие заслуги ты накопил, что из правой твоей руки исходит сияние?! Я отвечаю: я никаких заслуг особо не копил и причин этого свечения не знаю.
Царь выслушал, вернулся в крепость, заглянул в свиток с записями, снова вышел к воротам и с радостью объявил мне:
– Ты по велению Гао-цзуна переписал десять свитков «Большой сутры о запредельной премудрости». Писал ты правой рукой, вот потому она и излучает свет!
Когда я это услышал, я вспомнил: было дело.
Царь молвил:
– Я отпускаю тебя. Сейчас же возвращайся!
Тогда я сказал царю:
– Я уже не помню дороги назад.
– Иди за светом, – молвил царь, – и вернёшься домой.
Я последовал царскому наставлению, пошёл, куда указывал свет, и пришёл к своему дому. Тут сияние исчезло, и я смог ожить.»
Так он рассказывал, заливаясь слезами, плакал и рыдал.
Потом он отдал всё богатство, все сокровища, какие у него были, и переписал сто свитков «Большой сутры о запредельной премудрости».
Думается, так и бывает с теми, кто переписывает часть сутры по государеву приказу, а не по собственному замыслу: заслуги всё равно накапливаются. Что уж и говорить о тех, чьи сердца пробудились, кто переписывает всю сутру! Можно понять, каковы их заслуги! Так передают этот рассказ.


Вот такой Яньло-ван на одной из картин Цзинь Чу-ши, китайского мастера XII века, из музея Метрополитен:
Хостинг картинок yapx.ru

На той же картине служитель Тёмной дороги показывает грешнику в зеркале его грехи:
Хостинг картинок yapx.ru


Via


Sign in to follow this  
Followers 0


0 Comments


There are no comments to display.

Please sign in to comment

You will be able to leave a comment after signing in



Sign In Now