Вся активность

Этот поток обновляется автоматически   

  1. Последний час
  2. Случайно наткнулся - "понравилось". Особенно с точки зрения апломба говорящего: Буду коллекционировать. Ибо! Однако такие перлы приходится комментировать. 1) в 1900 г. только Россия мобилизовала более 170 тыс. солдат для вторжения в Китай. В боях участвовало не менее 20-30 тыс. солдат. На момент штурма Пекина русский контингент был 2-й по численности после японского. Немцы усиленно перебрасывали свою армию в Китай уже в сентябре 1900 г., после взятия Пекина, но войска союзников под командованием Вальдерзее никуда далеко продвигаться не стали - понимали, что сколько не нагоняй из метрополий войск, все равно наступление захлебнется и покатится назад - придется подписывать Заключительный протокол в иных, совершенно неблагоприятных условиях. Помогло европейским карателям именно то, что элита Цинской империи спала и видела - как бы согласиться побыстрее. 2) если японцы так легко и непринужденно все захватили в 1937 г., то что они делали потом почти 8 лет? И зачем они постоянно рвались на Чанша? 4 сражения, однако. 3 проиграны японцами ... Открою секрет - справиться с Китаем японцам было не под силу. Поэтому пустили в ход политические маневры (Китай не собирался мириться с японцами и нужны были политические партнеры, которые смогли бы переломить ситуацию). Так появились Мэнцзян, Маньчжоу диго, Нанкинское правительство Ван Цзинвэя и т.п. Наступления были именно японские. И именно против войск гоминьдана, страдавших от банальной нехватки современного оружия. На серьезные действия гоминьдановских войск не хватало - только на более или менее адекватную оборону. Поставки вооружения из СССР по вполне понятным причинам были сокращены, а от англо-американцев стали существенными только для Y-force в 1942-1943 гг. Коммунисты удачно отмежевались от войны, равно как и Синьцзян, в котором правила клика Ма. Не воевали коммунисты против японцев практически никак после 1937 г. (битва 100 полков). Ну а для "знатоков" - Квантунская армия располагалась на северо-востоке Китая, на территории Ляодунского полуострова и Маньчжурии. Поэтому и называлась Квантунской - от другого названия полуострова Ляодун (Гуаньдун - в искаженной русской записи Квантун). Как она наступала на Чанша в Хунани - ума не приложу. 3) в 1950 г. в Корею послали именно бывших гоминьдановских солдат под руководством военачальников КПК. Так было проще решить проблему "перевоспитания" ненадежных частей, перешедших на сторону КПК незадолго до окончания ГВ в Китае. Соответственно, и вооружали их из трофейных японских арсеналов - советское оружие им никто не разбежался давать. Оснащенность техникой была слабая. Но в условиях Кореи много танков роли не сыграют - местность не танкодоступная. Намного лучше пехота, насыщенная мобильными огневыми средствами (пулеметы, минометы, базуки, фаустпатроны и т.п.) В этом как раз китайцы сильно уступали. Но, тем не менее, если с высадкой "войск ООН" корейцы стали отступать к границе с КНР, то при вводе китайских "добровольцев" ситуация сразу изменилась и "войска ООН" отступили на юг, линия фронта стабилизировалась примерно в районе современной границы (она же - линия демаркации советской и американской зон оккупации в 1945). Очень показательно рисует состав китайских частей ситуация с военнопленными - в 1950-1953 гг. "войска ООН" взяли в плен 21 тыс. китайцев. С ними велась усиленная работа. В результате 14 тыс. вернулись в КНР, а 7 тыс. - уехали на Тайвань, куда с Чан Кайши перебрались их родные и близкие. 4) Фразу "разбить США в Корее?" (с) я не понял. Ибо попахивает чем-то альтернативным.  КНДР выстояла. Благодаря нашей помощи + "китайским добровольцам". Что это для США? Поражение. Что это для СССР? Тоже поражение, т.к. КНДР не поглотила территорию современной РК. Только если СССР потерпел политическое поражение, США получили по зубам вполне конкретно. Пока наши испытывали там новейшие модели истребителей и т.п., американцы нагоняли туда своих и чужих солдат (даже турки и эфиопы отметились, а небезызвестный Чак Норрис служил именно в Корее во время войн 1950-1953 гг., но лихо откосил от передовой, уже попав в Пусан), которым противостояли зачастую не корейцы, а именно китайцы, т.к. после взаимных чисток 1950-го года корейцы (ни северяне, ни южане) не горели желанием рваться в бой на острие удара.
  3. Сегодня
  4. Забавный дядько!

          Норвежский рекон Ола Онсруд демонстрирует, как выглядит и движется западноевропейский латник 2-й половины XIV в.:       Шустрый, зараза! Via
  5. Вчера
  6. Так это "салад". На тот период у итальянцев - любой шлем вообще. К примеру - celata elmo, просто celata. Из совсем простых примеров - тут и тут. Ранее уже тут было - "celatone grande".
  7. Становление Османской империи

    Не знаю, откуда такое значение. Или "покрывать", или "скрывать".  
  8. Там и число спагов, насколько понимаю, задрано. По моим впечатлениям - венецианцы неплохо представляли себе численность капы-кулу, расквартированных в Стамбуле. Силы и состав провинциальных войск - уже гораздо хуже. Если общие принципы набора (учет размеров тимара, оценка его в акче) могли быть довольно точны - то вот с численность контингентов все было довольно плохо. Да и не вся провинциальная конница - спаги.   Гибкие тростниковые или деревянные копья у конницы из азиатских владений Порты тут парой страниц ранее поминались. В начале 16 века в ходу были копья с крюком. Что характерно - мамлюки умудрились про это оружие забыть (а ведь оно и у монголов было) и сильно ему дивились. Румелийские спаги вооружались на манер "балканских гусар" - большой тарч и "древко", иногда его дополнял лук со стрелами.
  9. Становление Османской империи

    Художественный свист. Мегрельские Дадиани - 30 тысяч конных? Это как? С какой территории? Откуда? Сам Гюрджю-хан выставлял персам около 10 тыс. воинов в лучшие времена, а тут - не самый крупный вассал Гюрджю-хана! К тому же упомянут христианский род Дадиани, а мусульмане из Саатабаго вообще не упомянуты. Почему?  
  10. Любит наш народ всякое....

    К великому сожалению, самыми популярными произведениями о Крымской войне педалируется несколько совершенно ложных тезисов, который при рассмотрении просто рассыпаются в пух и прах. Их можно даже перечислить: отсталость царской России, глупость и упрямство Николая I, крепостнический характер страны, отсутствие железных дорог, нарезные ружья, и т.д. Весьма популярны такие цитаты. Энгельс: "В лице Николая вступил на престол посредственный человек с кругозором взводного командира XVII в. Он слишком торопился с продвижением к Константинополю; разразилась Крымская война... Южнорусские степи, которые должны были стать могилой вторгшегося неприятеля, стали могилой русских армий, которые Николай со свойственной ему жестокой и тупой беспощадностью гнал одну за другой в Крым вплоть до середины зимы. И когда последняя, наспех собранная, кое-как снаряжённая и нищенски снабжённая продовольствием армия потеряла в пути около двух третей своего состава – в метелях гибли целые батальоны, – а остатки её оказались неспособными к сколько-нибудь серьёзному наступлению на врага, тогда надменный пустоголовый Николай жалким образом пал духом и, приняв яд, бежал от последствий своего цезаристского безумия... Царизм по-терпел жалкое крушение, и притом в лице своего внешне наиболее импозантного представителя; он скомпрометировал Россию перед всем миром, а вместе с тем и самого себя – перед Россией". Алексис Трубецкой: "Его влияние не имело границ. Над ним стоял лишь Бог. Парламента, который мог бы сдерживать Государя, в России не было. Власть царя по сути представляла сплав деспотизма былых времён, византийской теократии и военной диктатуры. Царь не был связан ничем и всегда поступал по своей воле". Конечно же Ленин с "гнилостью и бессилием", но об этом чуть ниже, и отдельно. Но гораздо читать современников событий и их реакцию. Не Герцена и Огарева, продавших родину за английскую похлебку, а тех, кто именно жил в России и видел, что происходит. Для современников череда поражений стала просто шоком. Потому что до Крымской были уверены, что "от тайги до Британских морей русская армия всех сильней". Так, 9 июня 1854 года Тютчев писал жене о "самом мрачном и тяжёлом расположении духа", и далее писал: "Знаешь ли ты, что мы накануне какого-то ужасного позора, одного из тех непоправимых и небывало постыдных актов, которые открывают для народов эру их окончательного упадка, что мы, одним словом, накануне капитуляции?.. Ты одна можешь понять всё, что я испытываю при одной мысли о том, что подобное несчастье совершится". Но в чем же видит проблему Тютчев? В Николае? Нет! В элите! Ленинские "гнилость и бессилие" - это именно про элиту, а не про царя. И проблема - настоящая проблема Николая I - в том, что он реально не понял, что элита России окончательно сгнила. Процесс этот был растянут почти на столетие, сначала дворянам разрешили отказаться от обязательной госслужбы, потом сделали маленькими князьками в своим имениях, оградив государство от вмешательства в судьбу их крепостных. А потом пришел Николай, который начал закручивать гайки. Требовал служить. Требовал облегчить гнет крепостных. А с другой стороны - большинство дворян уже были должниками, причем очень часто - иностранных банков, проживали на постоянной основе в Парижах и Лондонах, и там видели свое будущее и будущее своих детей. Россия для них была только кормушкой. И когда началась война - пришлось выбирать, на чьей ты стороне. Впрочем, что-то Николай чувствовал. Его запись от 1852 года: "Но дай Бог, чтобы обошлось без войны, ибо решусь на то только в крайности. Зачать войну не долго, но кончить, и как кончить... один Бог знает как". В принципе, можно считать программными словами, которые полностью сбылись. Но конфликт между властью и элитой был предопределен заранее, заложен еще Екатериной и поддержан Павлом I и Александром I, расширен Николаем I, а при Александре II власть просто капитулировала перед элитой. И на мой взгляд совершенно четко и и точно дает диагноз Евгений Михайлович Феоктистов: "Во время Крымской войны люди, стоявшие высоко и по своему образованию, и по своим нравственным качествам, желали не успеха России, а её поражения. Они ставили вопрос таким образом, что если бы император Николай восторжествовал над коалицией, то это послужило бы и оправданием и узаконением на долгое время господствовавшей у нас ненавистной системы управления; мыслящим людям было невозможно мириться с этою системой; она безжалостно оскорбляла самые заветные их помыслы и стремления". Деньги и возможные ништяки взяли верх над патриотизмом. Речь конечно не о всех, тем более - не о воевавших. Речь о большинстве дворянского сословия, чаще всего сидевшего в тылу в теплых местечках или имениях. И в принципе дворяне добились своего - после реформы 1861-го они получили на руки полтора бюджета Российской империи - что-то в районе 1.5 млрд рублей. Которые потом смело прокрутили заграницей с блэкджеком и шлюхами. В общем, как говорил Шнур в известном фильме: "Ради этого все и пелось". Via
  11. Новинки

    На днях забрал из пункта раздачи слонов пару новых книжек, давно ожидаемых, и начал их медленно изучать:       Первое впечатление весьма и весьма благоприятное, хотя я все же полагаю, что серию войн с 155 по 1595 г. надо бы называть не Балтийскими войнами (поскольку речь шла в конечном итоге не о господстве на Балтике, и морская составляющая этих войн вторична), а войной за Ливонское наследство (раздел Ливонии и последующий передел сфер влияния в Прибалтике). И не согласен я также и с тем, что Иван Грозный не понимал всей значимости торговли - то, что он не ставил коммерческий интерес вперед государственного - это так, чай, не голландский купчина толстомордый, но, тем не менее, пользу от развития торговли он понимал более чем, и всячески способствовал ее развитию. Другое дело, что сама по себе русская торговля в это время была еще примитивной и Россия не была включена в складывающуюся новую систему разделения производства в Европе (см. Валлерстайна и Броделя с их мир-экономикой раннего Нового времени). Возможно, если бы не была потеряна Нарва, это включение и случилось бы раньше, но хорошо ли это было бы? Но, несмотря на отдельные несогласия, вельми зело рекомендую - для тех, кто интересуется историей XVI в. - вещи преполезные и необходимые. Хватит пользоваться замшелыми догмами времен Очакова и покорения Крыма! Via
  12. Последняя неделя
  13. Отчет 1573 года. Relazione di Costantino Garnzoni. Тут, насколько понимаю, "зарисовка с натуры". И отчет подробный и конкретный.  
  14. Relazioni degli ambasciatori veneti al senato. Vol. I. 1840 Сообщение от 1579 года. Со страницы 458 - описание оружия. Спаги Делибашей автор тоже относит к спагам. Указывает, что "на их языке" они называются "безумными"/matti. Носят шкуру леопарда и крылья стервятника.   Насколько понимаю - это не зарисовка с натуры. А этакое "вообще обо всем в двух словах". Спаги, акынджи, разные рода пехоты? 
  15. За зиму пытались отремонтировать как можно больше линкоров, и к марту 1854 года в море могли выйти 18 кораблей. Казалось бы, сила уже немаленькая. Но какую стратегию избрать? Николай I обратился к адмиралам. К его удивлению, больше половины из них — Меншиков, Литке, князь Голицын, Рикорд, Истомин, великий князь Константин Николаевич, Мофет — посоветовали в сражения не вступать и укрыться за стенами береговых крепостей. За активные действия высказались только Лорис-Меликов, Глазенап, Гейден и Корнилов. Меликов полагал, что лучше всего встретить неприятеля при входе в Финский залив и принять сражение, если только противник численно не очень будет нас превосходить. Автор записки шёл ещё дальше и полагал, что «при том совершенстве, в каком долженствовал быть наш флот, мы могли бы прямо идти на порты опаснейшего врага и истребить его силы прежде, чем они будут соединены и готовы к делу». Но если бы, писал дальше Меликов, флот наш оказался не таким, каким ему надлежало бы быть, то следовало отделить совершенно исправные суда, усилить их бомбическими пушками, «представляющими в искусных руках самое надёжное средство», и из этой части судов образовать действующий флот, готовый вступить в дело с неприятелем, если его силы не будут значительно превосходить наши. Остальные же суда должны составлять резерв флота, который может вступить в дело тогда, когда неприятельские корабли будут повреждены и потеряют часть своей прежней силы. Царь, не зная, чью сторону принять, собрал совет. Страх многих адмиралов сразиться в море с англичанами перекинулся на всех. Зайончковский писал: «Ожидаемое превосходство в силах противника не позволяет нам вступить с ним в открытый бой с какой-либо надеждой на успех. Поэтому мы по необходимости должны оставаться в оборонительном положении под защитой наших крепостей, будучи в совершенной готовности пользоваться каждой благоприятной минутой для перехода в наступление. Главной нашей заботой должно быть соединение всех трёх дивизий в Свеаборге, но если это не удастся, то находившиеся в Кронштадте две дивизии должны быть так расположены, чтобы, усиливая оборону крепости, они обеспечивали и собственную безопасность. Если, вследствие отбитого нападения на Кронштадт или от других причин, неприятельский флот должен перейти в наступление, то отнюдь не вдаваясь в риск. Совещание как бы в оправдание поставленных флоту пассивных задач указывало в своём заключении, что если неприятель должен будет оставить наши воды, не успев нанести поражения русскому флоту, то эта неудача будет для него чувствительнее потерянного сражения». Говорят, это решение совета заставило Николая I воскликнуть в гневе: «Разве флот для того существовал и содержался, чтобы в минуту, когда он действительно будет нужен, мне сказали, что флот не готов для дела!» Крымская война: расстановка на Балтийском фронте | Warspot.ru Via
  16. Сон про речное чудовище

    Приснился очередной корейский фильм – на сей раз именно явная полнометражка (и, может быть, поэтому до конца), а не отрывки из сериала. Впрочем, всё действие происходит в Китае, где-то на Хуанхэ, в XVII веке. Персонажей там много, имён я не запомнил, так что буду называть их по ролям. По Китаю бродит образованный человек, главный герой фильма, большой знаток баек про лис, бесов и чудищ, этими рассказами и кормится. На самом деле — это прикрытие: он Кореец, много лет назад маньчжуры угнали в Китай его возлюбленную (или подругу детства, в которую он до сих пор влюблён), и Кореец её разыскивает. До него доходит слух, что похожая женщина живёт в этих краях, в усадьбе некоего Князя, в качестве его наложницы, и герой устремляется туда, по дороге собирая сведения. О Князе ходят любопытные слухи: якобы он сын видного маньчжурского генерала, а генерал был незаконным сыном едва ли не самого Абахая, сына Нурхаци, первого цинского императора. Император сына не признал, хотя и сделал князем за заслуги, нынешний князь, императорский внук, живёт как частное лицо в своё удовольствие, и в Пекине его особо не желают видеть, да он и сам туда не рвётся. На престоле в это время — другой внук Абахая [видимо, уже Канси, как я сообразил, проснувшись], малолетний, за которого правят столичные сановники. Наш Князь — человек лет тридцати или около того, добродушный, вполне окитаившийся и очень увлекающийся историями о чудесном. Так что Кореец легко пристраивается при его маленьком дворе. Там же состоят ещё несколько человек, важных в дальнейшем. Один из них — Телохранитель Князя, суровый воин, ещё во многом верный обычаям своих северных предков. Другой — Художник, спесивый китаец, непрерывно ворчащий, что вместо прекрасных гор и вод по прихоти Князя-дикаря вынужден рисовать бесов и чудищ, но при этом с верной рукой и острым глазом. Третья, собственно, Красавица корейского происхождения. [С нею что-то не так, как я понял, проснувшись: если её угнали в Китай во время второй корейско-маньчжурской войны, то это было уже с четверть века назад, а она всё ещё молода и прекрасна; но когда в корейских фильмах сильно беспокоились о возрастах персонажей?], и Князь в ней души не чает. Корейцу удаётся увидеться с возлюбленной, и он уговаривает её бежать туда, где их никогда не найдут; она не то чтобы сильно прельщена этим замыслом и не верит в успех побега. Тем временем в усадьбу князя является незнакомец из соседнего уезда: он был Свидетелем обнаружившегося там удивительного чудовища! По его словам, оно ростом с быка, тело у него как у жабы, голова как у тигра, рога как у дракона, на спине черепаший панцирь, на панцире — непонятные знаки; обитает на речном острове, показывается редко. Князь, разумеется, загорается желанием увидеть такое диво. Всех своих он берёт с собой: Корейца — для консультаций, Художника — для зарисовок, Телохранителя — для порядка, Красавицу-наложницу (в мужском платье) — для нежных чувств, а Свидетеля — как проводника. И отбывают на место происшествия. Там странно. Уездный начальник отчитывается крайне невнятно и сбивчиво и вообще производит впечатление полупомешанного; поселяне в основном отмалчиваются; к счастью, находится Начальник Стражи, рослый и ражий богатырь, который всё излагает чётко. Да, говорят о таком чудовище; да, оно якобы живёт на островке; нет, смотреть на него Князю не стоит, потому что оно вообще-то людей жрёт… Вот совсем недавно на берегу нашли труп какого-то бродяги — судя по повреждениям, чудовище схватило его за ноги, утянуло под воду, где он захлебнулся, а потом выплюнуло. Князь (со свитой) желает осмотреть хотя бы тело, Начальник Стражи не против. Главный герой особенно тщательно присматривается к мертвецу и замечает следующее: во-первых, это, скорее всего, не бродяга, а Ремесленник, судя по характерным мозолям и шрамам на руках — плотник или каменщик; во-вторых, тоже кореец [как он это определил — неясно, возможно, просто сердце подсказало, что соотечественник]. Правда захлебнулся, правда ноги то ли перебиты, то ли перекушены. Князю интересно. Ему на радость, является Сведущая Старуха и рассказывает вот что: да, есть такое чудище, и не просто чудище, а такое-то по номеру дитя речного дракона, покровительствует этому участку реки, раньше ему жертвы приносили, а при новой власти как-то перестали, и вот, теперь то и дело наводнения… Старуха, впрочем, весь обряд знает и пересказывает. Теперь Князя уж и вовсе не удержать от того, чтобы посетить остров, как ни отговаривают его местное начальство (больше уездный, чем Начальник Стражи) и Телохранитель. Тем временем Кореец становится очевидцем двух подозрительных случаев. Во-первых, куда-то исчезает Свидетель, и вскоре его находят в таком же виде, как и труп Ремесленника — на берегу, покорёженного и захлебнувшегося. Во-вторых, Начальник Стражи застаёт одного из стражников пьяным на посту, ругает и бьёт по морде, а тот куражится: «Да ты кто такой? Ты же вообще не наш начальник, наш начальник такой-то, а ты на этой должности без году неделя, с тех пор, как сюда приезжал несколько месяцев назад важный Сановник из Пекина — и я ужо донос напишу, что ты присвоил чужие полномочия! Вон, раб, прибывший с тем же Сановником, уже плохо кончил — берегись!» Начальник Стражи этого солдата бьёт лютым боем, и больше тот не появляется. Кореец начинает выяснять, о ком речь — получается, что о его соотечественнике, тот правда прибыл со столичным Сановником, Сановник вернулся, а Ремесленник то ли отстал, то ли убыл и снова вернулся; был он, похоже, камнерезом. Но больше ничего узнать не удаётся, потому что пора плыть на остров. Плывут на трёх лодках: Князь со своими людьми и Начальник Стражи со своими. На острове разбивают лагерь и в зарослях довольно скоро находят Чудовище — оно каменное, описанию соответствует, на горбу панциря невразумительные иероглифы, по краю панциря узор, каменная пасть в крови. Красавица, рассмотрев его, падает в обморок, и Князь распоряжается унести её в лагерь. Художнику велено как можно точнее зарисовать древнее изваяние. Корейцу, однако, оно не кажется древним — наоборот, совсем новеньким. Но он беспокоится о Красавице и идёт посмотреть, как она. Красавица в большой тревоге: «Ты видел, что на Чудовище написано?» — «Видел, — отвечает Кореец, — но не понял, что эти иероглифы значат». — «Да при чём тут иероглифы! Ну да, ты человек учёный, хангыля не знаешь, а я, женщина, сразу прочла надпись по краю панциря: Второй Внук Пожрёт Шестого Внука. А государь-то наш — шестой внук проклятого Абахая…» _ «Эге», — говорит Кореец и быстро соображает: если в середине панциря иероглифический ребус, то он, похоже, означает то же самое. А Князь, если сплетни не врут, вполне может быть Вторым Внуком… Князь со свитой тем временем возвращается в лагерь и созывает совет: что делать с идолом, принести ему жертвы или разбить и в реку выбросить, чтоб больше людей не жрал? Потакать местным суевериям или заигрывать с местным просвещением? Совет затягивается, Князь удаляется поразмыслить в шатёр к Красавице. А Кореец бродит по острову в раздумьях. Он понимает, что для Князя оба решения невыгодны: ему поставят в вину или то, что он принял крамольное знамение, или что пытался его скрыть. Само изваяние, скорее всего, вырезал корейский Ремесленник, которого привёз сюда столичный Сановник — только непонятно, расчёт был на то, что Князь поднимет мятеж и преуспеет или взбунтуется и сложит голову? В любом случае неприятно, что Красавица так за Князя переживет — но ведь если Князя сочтут бунтовщиком и казнят, то и его окружению несдобровать? Надо бежать! Тут Кореец видит из кустов, как огромный Начальник Стражи, взяв за шкирку хилого Художника, отбирает у него рисунок изваяния: «Ничего, новый сделаешь!» Кореец за ним следит; Начальник Стражи передаёт рисунок одному из подчинённых и приказывает: «Бери лодку с гребцами, плыви на берег, передай картинку тому, кому я тебе говорил, и никому больше ни слова!» Тем временем Князь созывает всех, он принял решение: изваяние должно быть уничтожено! Стражников с их Начальником отправляют разбивать идола на куски. Кореец возвращается к Красавице, чтобы убедить её бежать на второй лодке, пока не поздно — и застаёт её с Телохранителем. Красавица сделала ровно те же выводы и просит Телохранителя позаботиться о господине; тот смотрит на неё обожающими глазами (к неудовольствию Корейца), заверяет, что примет меры, и уходит. Кореец уже собирается устроит сцену ревности, но тут гремит гром и с неба низвергается ливень. Скоро становится ясно, что начинается наводнение. Князь горько жалеет о своём решении, но поздно. Кореец мечется по острову — среди кусков разбитого чудища в свете молний рубятся Начальник Стражи и Телохранитель; Кореец не вмешивается, спешит к причалу, где уже столпились остальные — но ушедшая третья лодка ещё не вернулась, в две оставшиеся все не умещаются. Наконец, залезли, теснятся; пропавших уже никто не ищет; плывут к берегу, перед одной из лодок проплывает окровавленное тело Начальника Стражи, кормчий в ужасе роняет весло, лодка сталкивается с другой, и обе переворачиваются. Все сыплются в бурный поток. Кореец умеет плавать, маньчжуры — нет, Красавица, конечно, умеет [всякая приличная героиня корейского кино хоть раз да падала с обрыв в реку, привычка есть!], но она слаба и растеряна; показывает рукой Корейцу: «Спасай Князя!», но тот, разумеется, помогает самой Красавице. Они добираются до берега (противоположного тому, где уездный город), гроза кончилась, они обсушиваются и наблюдают, как по течению плывут мертвецы: Князь, Художник, стражники, гребцы… Красавица плачет, Кореец раздражённо говорит: «Надо сматываться! Теперь нас искать не будут, решат, что утонули — самое время пробираться на родину и обосноваться, наконец, в доме с тёплым полом!» Красавица безучастно кивает, встаёт, идёт вместе с Корейцем прочь, потом на миг оборачивается назад и произносит: «Подумать только! А ведь я могла бы стать китайской императрицей!» Конец фильма. Я понимаю, что в корейском кино такой последней фразы быть не могло бы; но уж что приснилось, то приснилось. Via
  17. Упырь, истинный

    Бог - упырь и позор всему кошачьему роду. Котики - они мягкие и пушистые, а это кто?       И усов у него нет. Хорошо, хоть не ядовит и не летает по ночам, кровь не сосет с честных християн! Via
  18. Упырь, истинный

    Бог - упырь и позор всему кошачьему роду. Котики - они мягкие и пушистые, а это кто?       И усов у него нет. Хорошо, хоть не ядовит и не летает по ночам, кровь не сосет с честных християн! Via
  19. 1) зачем кавалерии? 2) кавалерия бывает разная, в т.ч. она не только толпой несется в одну точку, но и охраняет фланги и тылы своей армии. Т.е. заявление монарха попахивает известно чем. В 1845 г. этот запах отыграется.
  20. Я так понимаю, после того, как Сельджукиды возвысились, а их прежние хозяева Газневиды уступили им первенство, то есть где-то с начала 1040-их годов, Газневиды стали вассалами Сельджукидов. Если не прав, прошу поправить и указать, есть ли об этом какие-то упоминания в источниках?
  21. А где в цитате про "выигрывал сражения"? Как пример - атака двух дивизий французской кавалерии при Эйлау, после того, как русские вынесли корпус Ожеро. Массированная атака французской кавалерии при Лейпциге 16 октября, которую Александр видел своими глазами. Кавалерийские корпуса, как таковые, если не путаю - тоже в первую очередь французы. К чему тут шастанье Платова при Бородино - откровенно не понимаю. Он какой кавалерии на фланг выходил?
  22. Интересно, а пример такого "кавалерийского наступления", когда одной массированной атакой всей конницы, когда фланги и тыл открыты для действия вражеской конницы (русский рейд Платова, скажем, во время Бородинского сражения, или действия башкир и калмыков), Наполеон выигрывал сражения, наш монархЪ смог бы привести?
  23. Александр I в 1815-м. со слов А. Михайлова-Данилевского
  24. Музыка Карпат, Татр, Бескид

    Вопрос - и куда занесло братьев Раммштайн в их переходе по горам? Впечатление, что или из "Желтой розы" декорации, или из какого-то фильма про вампиров в Трансильвании ... Не могу опознать местность (про музыку не говорю). https://www.youtube.com/watch?v=af59U2BRRAU
  25. Реальное чудо-юдо рыба,

    но не кит, однако. Речь идет о Helicoprion - загадочной древней хрящевой рыбе, родственнице акул и химер, населяющих нынешние моря. Helicoprion жил в пермском море и отличался от весьма оригинальным устройством зубного аппарата в виде спирали. Собственно, со спирали все и началось.       Хрящевые рыбы сохраняются плохо, почему сперва была найдена вот эта самая зубная спираль, что на картинке выше, и, естественно, возник вопрос - что и как, где она находилась и для чего она рыбе? Как итог, родилось великое мноэжество реконструкций, на которых спираль куда только не помещали:       Но сейчас как будто ясность наступила, о чем и рассказывается в этой статье: Зубная спираль геликоприона.       Нынче геликоприона представляют примерно вот так:       Или вот так - кровожадный геликоприон нападает на несчастного головоногого: Via
  26. Финны под Москвой

    ИМХО, на данный момент положение надо квалифицировать так: 1) документальных данных не обнаружено (причины разные, вплоть до того, что не там искали или не искали вообще) 2) информация есть не только на уровне обезличенных слухов, но и на уровне личного контакта тех или иных людей с финнами (причем некоторые могли легко отличить финна от немца или эстонца) 3) "СЛУХИ" локализуются в очень узком секторе Подмосковья (облегчает проверку, но никто, видимо, не проводил ее досконально) 4) причина появления и упорного поддерживания "СЛУХОВ" на разных уровнях не выяснена (скорее всего, никто и не озадачивался) Ergo, говорить можно только о неподтвержденном документами участии финнов, а не о "неучастии финнов вообще". И искать. Если не финнов, то вразумительные причины, почему такие слухи возникли и поддерживались не только обезличенными СМИ, но и конкретными людьми, лично вступившими с "финнами" в контакт (в кавычках - чтобы скептики не подумали чего).
  27. Финны под Москвой

    Главный вопрос - почему ВСЕ во время войны так упорно тиражировали "слух" (даже при личном контакте с финнами), а потом, через 70 лет, говорят, что они все ошибались? Совинформбюро каким боком было заинтересовано в финнах под Москвой?
  28. Загрузить больше активности