All Activity

This stream auto-updates   

  1. Today
  2. Во время обеих мировых войн Великобритания зависела от безопасности своих морских коммуникаций. Германия всеми силами старалась уязвить островитян. Немецкие подводные лодки и надводные рейдеры топили их суда, терзая британскую морскую торговлю. В начале Второй мировой Лондон сразу принял меры для защиты «купцов». Введение системы конвоев в Северной Атлантике лишило немецкие субмарины возможности легко истреблять торговые суда, как это было в прошлой войне. Но масштабы английских морских перевозок были огромными. Британский флот не мог защитить их везде. Поэтому в первый военный год в Центральной и Южной Атлантике, а также в Индийском океане конвоев не было. Суда там совершали одиночные плавания, как в мирное время. К счастью для англичан, вражеские подводные лодки туда ещё не добрались. Но Германия отправила на дальние коммуникации своих «корсаров» — вспомогательные крейсера. Такие военные корабли, замаскированные под мирные торговые суда, немцы успешно использовали ещё в Первую мировую. Поэтому в следующую войну они воспользовались своим опытом. В 1940-м первая «волна» вспомогательных крейсеров вышла из Германии и прорвалась в Атлантику и в Индийский океан. Они начали действовать на местных морских путях, топя и захватывая торговые суда. Из них наиболее отличился крейсер «Пингвин» капитана цур зее Эрнста-Феликса Крюдера. Подробности на warhead.su: https://warhead.su/2020/04/04/pingvin-luchshiy-korsar-tretiego-reyha Via
  3. динозавров, а надоело, честно благородное слово. Ну вот как будто не было иных чуд-юд безаконных во времена оны! Были, еще как были! Вот как раз одно из них подоспело на Рaleonews (сайт долгое время не работал, но нынче он был реанимирован, сменил обличье, но внутри остался тем же):        Родственник живших в России архозавров, найденный в Южной Африке, заставляет серьезно переосмыслить наши представления об устройстве древнего материка Пангеи. Про нового пермского суперхищника и связанную с ним революцию в палеогеографии PaleoNews рассказал один из авторов исследования, старший научный сотрудник Палеонтологического института РАН Андрей Герасимович Сенников        А это наш "малыш", который всех ест:        Как тут не вспомнить про различие хомячка и крысы, тем более что концовка статьи (последние ее абзацы) намекают на это... Via
  4. Yesterday
  5. Из воспоминаний А.В. Туркула.
  6. Из воспоминаний И.Э. Якира.  
  7. 尚坚乌黑 - Шанцзянь Ухэй - китайцы трактуют как транскрипцию слов "Белый камень" с одного из тунгусских языков XVII в. "Шанцзянь" похоже на "шаньян" (маньчж. "Белый"). А вот "ухэй" - это маньчжурское слово "совместно, такой же" и т.п. Типа "как белый". Но есть слово "вэхэ" (камень, гора). Вся транскрипция довольно неудачная, но если берем вариант "Шаньян вэхэ", то получается "Белые Камни" или "Белые Скалы". Место локализуют в районе современного города Цзямусы - это, по их мнению, могла быть деревня Шаньиньцунь ("шаньинь" тут явно передает маньчжурское "шаньян"). Но Шаньиньцунь расположена на 35 км. ВЫШЕ Цзямусы по течению Сунгари. А от устья Сунгари это вообще более 230 км. Я сильно не уверен, что это правильная локализация - явно в 1654 г. сражались поближе к устью Сунгари - 3 дня вверх по течению на парусных кораблях при 13 днях "шарпанья" по берегам никак не дают даже Фугдина (примерно 70 км. от устья Сунгари). До Фугдина советские мониторы с гораздо большей скоростью, и хорошо энерговооруженные, шли 2 дня. А тут - переменчивый ветер и встречное течение... Загадки, однако.
  8. Покажем еще несколько страниц из "Азбуки", начало тут. Сюда вошли штриховые варианты некоторых знаменитых полноцветных работ Гэкко. Любопытно, как они смотрятся без цвета. Буквы Ха и Ни «Хана-ни канэ», «Колокол в цветах» (одно из названий театрального действа «Храм До:дзё:дзи» – о том, как женщина влюбилась монаха, преследовала его, он спрятался под большим колоколом, она обернулась змеёй и ядом раскалила колокол…). Здесь картинка в том жанре, в каком часто иллюстрируют пьесы: без героев, а только с главным предметом "реквизита". Хатитатаки, бродячие проповедники: те, кто распевает молитву «Слава будде Амиде!» и отбивает такт, стуча по чаше для подаяния (или по тыквенной бутылке для воды). Хаги, растение Lespedeza, воспетое в поэзии; Хато, голуби. Хаси, мост. Хагоита, ракетка для игры в волан; рядом с нею Хати, пчёлы или осы (тут, кажется, всё-таки осы). Хасу, "восьмилистник", он же лотос, и «Ханасака-дзидзи», сказка про старика Ханасаку и его собаку. Хайкай, трёхстишия, и всё, что нужно поэту для работы; Ханаикэ, сосуд для цветов, и всё, что нужно мастерице икэбаны. Ханаби, фейерверк; Хангонко:, благовония, усмиряющие духов (и призрак китайской красавицы) Хамагури, «морские каштаны» – ракушки Meretrix lusoria; Ханэда – похоже, та самая деревня у моря, где потом построят аэропорт. «Хагоромо», «Платье из перьев», знаменитая пьеса театра Но: про небесную деву и человека, нашедшего её чудесный наряд.     Нивакаамэ, внезапный ливень; Ниннику, чеснок. Нисикиэ, «парчовые картины», те самые цветные гравюры: с актерами, с красавицами и борцами, со знаменитыми пейзажами и прочим. Рядом очки – чтобы разглядеть все подробности. Ниватори, куры. Нитта Сиро: Тадацунэ обследует пещеры под горою Фудзи Нидзи, радуга; Ниоу, внук принца Гэндзи, пока что благонравный ребёнок. Via
  9. а кто мне скажет, как надо...". Изменю (второй раз за всю карьеру блохера) своему обету не вдаваться в политические разборки, но все же.        По поводу вчерашнего выступления Наитемнейшего и забега блохеров, ыкспердов и оналитегов. С одного край фредленты слышится - "Путин, введи карантин, всех под замок, иначе мы все умрем" и, как вывод, раз карантин не введен, то эта власть - антинародная и ведет страну к гибели (Рашкафсьо). С другой стороны ленты не меньший крик - "Полный карантин - это гибель, бизнес умрет, а вместе с ним - мы все умрем" (Рашка снова фсьо). А раз "отпуск" продлен до конца месяца - эта влада злочинна и далее по списку. И еще раз повторю фразу внесенную в заголовок - "Все знают, как не надо. А кто мне скажет, как надо". Кто может, положа руку на сердце (на Евангелие, на Конституцию или на что там полагается ее класть?), что он располагает объемом информации достаточно полным, чтобы давать прогнозы и советы и уверен на 146 % в том, что именно его путь - единственно верный?        В качестве видеоилюстрации - известный диалог (впрочем, скорее монолог) Сталина и Чкалова из известного телесериала:        Любопытно, как такая вещь могла попасть на 1-й канал в 12-м году... Via
  10. Last week
  11. Практически все цинские сочинения цитируют "Пиндин лоча фанлюэ": https://zh.wikisource.org/zh-hans/東北邊防輯要 Новой информации вообще нет.
  12.       Нет, пока еще не Помпеи и не Геркуланума, но Ливонской "конфедерации". История эта несколько подзатянулась, посему Сим сообщаю, что на Warspot'e появилась первая статья из истории завершающей стадии Ливонской войны 1558-1561 гг. - рассказ о походе русского войска на Мариенбург зимой 1560 г.:        К концу 1559 года стало ясно, что расчёты Ивана Грозного на то, что умеренностью и уступками можно не допустить разрастания конфликта в Ливонии и ограничить его рамками сугубо русско-ливонских отношений, не оправдались. Магистр Ливонского ордена Готхард Кеттлер вместе с рижским архиепископом Вильгельмом Гогенцоллерном, рассчитывая на поддержку своего могущественного соседа — великого князя литовского и короля польского Сигизмунда II, снова, как и год назад, показали зубы: нарушили перемирие и напали на центр русских владений в Лифляндии Юрьев-Дерпт. Атака не задалась. Не удалась и попытка отыграться на небольшом замке Лаис. А вот московского медведя эта вспышка магистровой активности изрядно разозлила. Орден надлежало подвергнуть публичной порке — порке показательной, чтобы и Кеттлеру, и рижскому архиепископу стало совершенно ясно: не тот у них вес, чтобы тягаться с московским царём. С другой стороны, наказание, которое обрушилось бы на непонятливых «ифлянских» немцев, должно было продемонстрировать Сигизмунду, что ему не стоит вмешиваться в русско-ливонские разборки: двое дерутся, третий не мешай. Одним словом, новый большой зимний поход русской рати в Ливонию был неизбежен... .       P.S. И снова, как обычно, премного благодарен буду за доброе слово и лайк на Warspot'e после прочтения статьи! Via
  13. Насчет классовой борьбы в ходе Тайпинского восстания - думаю, там с ней было слабо. Например, верхушка тайпинов была совсем неоднородной в классовом отношении (низшие слои шэньши, небогатые землевладельцы, безземельные крестьяне, батраки, наемные рабочие). Кроме того, особой классовой солидарности на первом этапе восстания не заметно - первые стычки были с соседними общинами на религиозной почве. Выступления против помещиков были стихийными и не связанными непосредственно с тайпинами - крестьяне под шумок били своих врагов среди чиновников и лешэнь (злые шэньши - категория шэньши, идущих вразрез с обычаями в эксплуатации крестьян), а также особо алчных дичжу (обычно переводят как помещик, но это просто хозяин участка земли). При занятии Нанкина всех обязали платить по цинским податным спискам. Это означало, что дичжу могут также обирать арендаторов (обычно исполу). Практически сразу начали формировать новую бюрократическо-меритократическую прослойку с феодальными титулами (землей не наделяли - не было четко закрепленной территории), бывш.у явно на сильно привилегированной основе по отношению с другими участниками восстания.
  14.        Несколько изображений древних боевых колесниц - от андроновцев до микенцев.        Реальное wunderwaffe древности - до появления настоящей конницы. Хорошо тому, у кого они есть, и плохо - тому, у кого их нет. На ваши вопросы есть наш ответ - у нас есть колесницы, а у вас их нет.. Via
  15. Шамсутдинов A. M. Проблемы становления османского государства по турецким источникам XIV–XV вв. // Османская империя: система государственного управления, социальные и этнорелигиозные проблемы (сборник статей). – М.: Издательство «Наука», Главная редакция восточной литературы, 1986. При Баязете II...   Интересно - найти «Труды Московского Института востоковедения» получится, или облом будет. =/
  16. Координаты Кумарского утеса: 51.558, 126.783 Это для проверки дистанций, кому интересно. Сам утес - вот такой: Зачем ставить там орудия? Они на столько не выстрелят. Тем более, что утес высотой в 40 сажен (почти 90 м.) указан Онуфрием Степановым Кузнецом в расстоянии около 450 м.
  17. Я не знаю, что почем в тексте Артемьева, но Верхнекумарский утес расположен в 2 км. от устья Кумары, а высота его указывается в 25 м. Не знаю даже, что думать.
  18. У Артемьева вот так:  
  19. В марте 1374 года Миланский герцог издал указ, согласно которому всех болеющих чумой следует вывозить за пределы города в поле или лес, - далее цитата - "пока они не выздоровеют или не умрут". Via
  20.        Или крымский вызов и московский ответ (тезисно).       1. С распадом Большой Орды и смертью Ивана III необходимость для Бахчисарая в союзе с Москвой отпала. Но теперь встал вопрос о ордынском наследстве - кто будет за главного на постордынском пространстве им доминировать среди татарских юртов? В Крыму примерили шапку Мономаха и решили, что она ему не тяжела царский венец и решили, что он Гиреям впору (по Хуану, так-скать, сомбреро). Меннгли-Гирей начал, а его сын Мухаммед-Гирей продолжил по нарастающей "собирание земель" и власти. Тогда же отрабатываются и модели поведения - от бывших ордынских улусников требуют дани-поминков (они же тыш), которые рассматриваются в Крыму как знаки подчинения и признания своего вассального статуса. А чтобы бывшие улусники чувствовали почтение - для этого ест набеги. И набеги, выходит, не самоцель, а инструмент оказания военно-политического давления на соседей (взятый полон - приятный бонус, но не более того). Как писал Сахиб-Гирей Ивану IV в годы его малолетства, "А более ста тысяч рати у меня есть и возму, шед, из твоей земли по одной голове, сколько твоей земле убытка будет и сколько моей казне прибытка будет, и сколько мне поминков посылаешь, смети того, убыток свои которой более будет, то ли что своею волею пошлеш казну и что сколько войною такою возмут, гораздо собе о том помысли. И только твою землю и твое государство возму, ино все мои люди сыти будут".       2. Крымский смерч 1521 г. характерный пример такого подход - когда в Бахчисарае поняли, что Василий III явно не стремится помогать "царю" в овладении Астраханью и не очень рад тому, что в Казани сидит крымский царевич, то Мухаммед-Гирей всел в седло со всею своею Ордою и наказал неверного московского улусника. Примечательно, что повторять свой успех Мухаммед-Гирей не стал и уклонился от "прямого дела" с Василием на следующий год, обратившись к разрешению астраханского вопроса.       3. Москва поначалу попыталась сохранить status quo в своей внешней политике, рассматривая Литву главным противником и не стала ввязываться в прямое противостояние с Крымом. Дипломатия, пересылки между двумя государями, обещания и параллельно отработка системы раннего оповещения обнаружения и обороны по Берегу - вот те меры, которые в Москве считали достаточными для противодействия Бахчисараю. Казус 21-го года посчитали случайностью, тем более что после убийства Мухаммед-Гирея в Астрахани ногаями Крым впал в "большую замятню" и ему стало не до реализации имперских планов. Так что ориентация Москвы за решение проблем на западном направлении осталась, равно как и пристальное внимание к Казани и ногаям (по причине, о которой я писал прежде).       4. К концу 30-х гг. "замятня" в Крыму закончилась - с приходом к власти Сахиб-Гирея и безвременной кончины крымского enfant terrible Ислам-Гирея внутриполитическая ситуация там более или менее стабилизировалась и сахиб-Гирей вернулся к идее реализации планов своего брата и отца. Он подмял под себя Казань, посадив там племянника, совершил успешный поход на Астрахань и несколько - на кавказских горцев, под занавес своей жизни начал договариваться с ногайские бием Юсуфом. А Москва - что Москва, Москва для него была на периферии его замыслов и он рассматривал ее не более чем досадную помеху. Целенаправленной политики по курощению и низведению Москвы он не проводил - не до этого было в погоне за миражом имперского величия. А Москва только этого и ждала...       To be continued... Via
  21. Типовой вопрос для ранней военной истории Османов (где-то до Мехмеда II). Меняем "санджак" на любой термин по выбору. =/ Либо "не факт, что вообще было", либо "не факт, что обозначало то же самое", либо "не факт, что занимало сходное место".
  22. Force Publique. Это в Свободном государстве Конго и Бельгийском Конго. Но я этой публикой толком не интересовался. Lewis H. Gann. The Rulers of Belgian Africa, 1884-1914. 2015
  23. Ну, допустим, в Бельгии были и войска, и ополчение. Которое пришлось в 1914 г. распустить. Потому что немцы их не считали комбатантами и расстреливали, как шпаков с ружьями. А в колониях? Кто там служил?
  24. У некоторых имеются пароли и доступ. А вообще - лучше всего читать и анализировать источники. Без посредников в виде людей, которые уже за меня "осмыслили" процесс.
  25. Так с нее же нельзя скачать ПДФ, только за деньги. Я вот мудохаюсь и скачиваю постранично в виде картинок, а потом себе на компе читаю. Или вы знаете какой-то финт, какого я не знаю?
  26. Марафонская битва

    "И вот, под­стре­ка­е­мые таки­ми реча­ми, мно­гие македо­няне ста­ли искать и высмат­ри­вать Пир­ра: он в это вре­мя был как раз без шле­ма, и они смог­ли узнать его толь­ко когда он, сооб­ра­зив, что про­ис­хо­дит, сно­ва надел свой зна­ме­ни­тый шлем с сул­та­ном и коз­ли­ны­ми рога­ми." (Плутарх)
  27. Марафонская битва

    "И вот, под­стре­ка­е­мые таки­ми реча­ми, мно­гие македо­няне ста­ли искать и высмат­ри­вать Пир­ра: он в это вре­мя был как раз без шле­ма, и они смог­ли узнать его толь­ко когда он, сооб­ра­зив, что про­ис­хо­дит, сно­ва надел свой зна­ме­ни­тый шлем с сул­та­ном и коз­ли­ны­ми рога­ми." (Плутарх)
  28. Справедливо ли устроен мир «Стародавних повестей»? Если да, то в буддийском смысле слова: каждому воздаётся по делам, кто страдает без вины – тот, стало быть, избывает свои грехи прежних рождений. Но есть и скорое воздаяние, прижизненное. И не только в таких случаях, когда какого-нибудь разорителя храма на месте поражает чудом. Люди с успехом сами на себя навлекают беду – по глупости. Сегодня покажем три истории: про незадачливого преступника, нечестного стражника и про пострадавшего, который сам усугубил своё несчастье. Рассказ о том, как странника Амиды убили в доме человека, им же убитого В стародавние времена в краю [таком-то] в уезде [таком-то] был храм […]. В храме жил монах-странник, подвижник будды Амиды. Он носил посох с оленьим рогом на верхушке, внизу окованный медью, ударял в медный гонг, обходил разные края и призывал всех славить Амиду, и как-то раз на горной дороге встретил путника с поклажей. Монах поравнялся с ним, потом путник отошёл с дороги, достал обед и стал есть. Монах пошёл было дальше, но путник его окликнул, он подошёл. Поешь! – говорит тот, дал ему своего риса, монах охотно поел. Потом путник взял поклажу, собирался взвалить на плечи, а монах думает: здесь никого кроме нас нет, если убью этого человека и заберу его вещи и одежду, никто не узнает! А путник ничего не подозревает, прилаживает свой груз. Монах вдруг поднял окованный посох, нацелился в голову, путник кричит: ты что?! Замахал руками, заметался, а монах был человек сильный, не слушает его, ударил – и наповал. Забрал груз, одежду и убежал оттуда, будто улетел. Спустился с гор, ушёл далеко, а там деревня. Монах идёт и думает: теперь никто ничего не узнает! Подошёл к чьему-то дому, говорит: я монах, странствую, призываю славить будду Амиду. Солнце садится, прошу, приютите меня сегодня на ночь! Хозяйка отвечает: муж мой ушёл по делам, но раз так, заночуй у нас. Впустила, а домик простой, небольшой, усадила монаха у очага. Хозяйка глядит на монаха – и случайно заглянула ему в рукав. И под верхним рукавом увидела рукав одежды, похожей на ту, что надел в дорогу её муж, с цветной обшивкой. Хозяйка ни о чём не догадалась, не поняла, что к чему, только всё думает про этот рукав: странно! Разглядывает, не подавая виду, и точно, рукав тот самый. Тогда хозяйка встревожилась, испугалась, вышла к соседям и потихоньку говорит: так, мол, и так. Что бы это значило? Соседи в ответ: очень странно! А что, если он вор? Куда уж хуже! Если ты хорошо разглядела, если одежда на нём та самая, мы этого странника схватим и допросим! Женщина им: не знаю, вор он или нет, но рукав точно тот! Соседи говорят: раз так, пока монах не сбежал, скорее его допросим, послушаем, что скажет. Созвали молодых сильных парней из той деревни, четверых или пятерых, велели им ночью зайти в тот дом. А монах поужинал и, ничего не подозревая, лёг спать. Вдруг кто-то входит, хватает его, монах кричит: вы что? А они его связали, вытащили из дому, придавили ему ноги и стали допрашивать. Он отпирается: я, мол, никого не убивал! А кто-то говорит: давайте развяжем мешок этого монаха, посмотрим, нет ли там вещей нашего соседа. Точно! – отзываются другие. Открыли мешок, глядь – а там все те вещи, что взял с собой их односельчанин. Вот оно как! Монаху на голову поставили чашку с горячими угольями, и тут он не выдержал жара, признался: правда ваша, я в горах встретил такого-то человека, убил его, забрал его вещи, но вы-то кто такие, зачем меня пытаете? Ему говорят: так вот дом того самого человека! Монах отвечает: значит, Небо меня покарало! Когда рассвело, монаха повели, чтобы показал место, сельчане смотрят – и точно, там их сосед лежит убитый. Звери его ещё не объели, жена и дети увидели его – стали плакать и сетовать. А монаха решили обратно не вести, прямо тут же и расстреляли из луков. Кто слышал о том, все бранили монаха. Путник его пожалел, окликнул, поделился с ним рисом, ничего не подозревал, а у самого монаха ложные взгляды укоренились глубоко, он убил, чтобы ограбить, и Небо его покарало: далеко не ушёл, направился прямо в тот дом, и его вскоре убили. Удивительное дело! – кто слышал, те так и передают этот рассказ. Посох и гонг монаха соответствуют тому, каким предстаёт «странник Амиды», Амида-хидзири, на хэйанских и камакурских изображениях; пример – знаменитая статуя досточтимого Ку:я работы Ко:сё: начала XIII в. «Ложные взгляды укоренились глубоко» 邪見深くして, дзякэн фукаку ситэ, – здесь повествователь объясняет злодеяние монаха тем, что он не пришёл к правильным воззрениям: алчность и жестокость производны от невежества. Любопытно, что сам монах, как и рассказчик, называет самосуд «карой Неба», а не «кармой», не «воздаянием». В следующем рассказе действуют чиновники столичного Сыскного ведомства, Кэбииси. «Тюремщики» – обслуга этого ведомства, набранная из осуждённых, про них было тут. Рассказ о том, как служащий Сыскного ведомства украл нитки и это раскрылось В стародавние времена несколько служащих Сыскного ведомства пошли на западную окраину столицы, схватили вора, связали, собирались возвращаться, и тут один сыщик […] говорит: дело сомнительное, подождите-ка! Спешился и зашёл в дом вора. Через какое-то время сыщик выходит, глядь – а под штанами на животе у него словно выпирает что-то, чего прежде видно не было. Другие сыщики это заметили, думают: странно! А ещё перед тем как он вошёл в дом, его слуга с луком и стрелами оттуда вышел и что-то своему господину тихонько сказал. Странно! – думают сыщики. – Отчего это у него так встопорщились шаровары? Говорят меж собой: ничего не понятно! Если мы этого не выясним, позор нам! Мы этого так не оставим! Надо этого сыщика раздеть и посмотреть! И вот какую они придумали хитрость. Говорят: давайте этого вора отведём к реке и там допросим? И отправились к месту, что зовётся Бёбу-но ура. Там допросили вора, потом собрались возвращаться, но ещё на берегу один сыщик говорит: не искупаться ли нам, а то жарко! Другие подхватили: дело хорошее! Все спешились, раздеваются. А тот сыщик с набитыми штанами глядит на них и говорит: – Ни к чему это! Что за глупости! Разве подобает сыщикам плескаться в речке, как каким-нибудь пастушатам?! Экое безобразие! Он не понял, что всё это затем, чтоб его заставить раздеться, только горячился всё больше, видно: рассердился. Другие сыщики переглядываются, а сами продолжают раздеваться. И этот сыщик тоже, хоть и злился, но поневоле пришлось раздеться и ему. Позвали старшего [слугу] и говорят: собери одежду этого господина и отнеси туда, где почище. Слуга подошёл, взял его одежду, понёс, чтобы сложить на траве, – и тут из шаровар посыпались мотки ниток, два или три десятка. Сыщики это видят, столпились вокруг: это что такое? Переглядываются, смеются, спрашивают – а тот сыщик лицом побледнел, как линялое индиго, стоит, сам не свой. Хоть другие сыщики его и заставили раздеться, но теперь пожалели. Схватили свою одежду, вскочили на коней и сейчас же ускакали прочь. Сыскной чиновник один, с перекошенным лицом, себя не помня, не одевшись толком, верхом поскакал в город, куда конь вывезет. Тогда старший [слуга] собрал нитки, отдал слуге того сыщика. Слуга тоже стоял с растерянным видом, но нитки взял. Тюремщики глядят на это и шепчутся меж собой: мы воровали, попались и вот кем стали, ничего тут позорного нет. Бывает же и вот так! И тайком смеются. Думается, тот сыщик был большой дурак. Очень ему захотелось – и в доме, где схватили вора, стащил нитки, а скрыть не смог, вышло глупее некуда. А потому остальные сыщики его очень жалели, пытались скрыть этот случай, но так уж вышло, люди о нём прослышали. Так передают этот рассказ. Может быть, этот рассказ – скрытая подпись одного из тех людей, кто собирал «Стародавние повести», если принять версию, что делали это ближние люди государя-монаха Сиракава-ин. Был у того государя один верный человек, много лет прослуживший в Сыскном ведомстве, Морисигэ. Но это, конечно, только одна из версий. В следующем рассказе, увы, действует вполне историческое лицо, Киёхара-но Ёсидзуми 清原善澄 (943–1010). Он преподавал в столичном Училище (Школе чиновников, Дайгаку). Рассказ о том, как законоведа Ёсидзуми убили грабители В стародавние времена жил законовед Киёхара-но Ёсидзуми, простой преподаватель в Училище. Он отличался незаурядными знаниями, не уступал учёным мужам древности. Лет ему было за семьдесят, в свете к нему многие обращались за советом. Дом же его был очень беден, всю жизнь Ёсидзуми провёл в нужде. И вот, однажды ночью в дом ворвались грабители. Ёсидзуми поступил разумно: убежал от них и спрятался в подпол. Грабители его заметить не могли. Вошли, взяли, что захотели, остальное разломали и растоптали. И ушли, бранясь. Тогда Ёсидзуми сразу же выглянул из подпола и крикнул вслед грабителям, когда те уже выходили в ворота: – Эй, вы! Я все ваши лица видел! Как только рассветёт, заявлю в Сыскное ведомство, вас сразу схватят! Страшно разозлился, кричит, разбойники в воротах его услышали и говорят: слушайте, а может, вернуться и убить его? Побежали обратно, Ёсидзуми растерялся, кинулся к дому, пытается скорее укрыться в подполе, но второпях ударился головой, спрятаться не успел, грабители вбежали, вытащили его и зарубили, мечом снесли ему голову. А сами скрылись, их так и не нашли. Хоть и был Ёсидзуми замечательно учён, но не было в нём ни на каплю японского духа, как ребёнок, наговорил глупостей, вот и погиб! – так бранили его все, кто слышал о нём. Так передают этот рассказ. «Подпол» здесь – пространство под полом дома; хэйанский жилой дом обычно не имеет сплошного фундамента, стоит на столбах. Выражение «японский дух» 和魂, Ямато-дамасии, получит со временем огромный идеологический вес, особенно в первой половине XX в.: «дух Ямато» в смысле храбрости, самоотречения, преданности государю и т.п. Здесь этот «дух» совсем другой. Он противопоставлен «знаниям» («китайским», поскольку речь идёт о китайской учёности) и подразумевает, скорее, практический ум, смекалку, способность верно оценить реальное положение дел. Via
  29. Load more activity