All Activity

This stream auto-updates   

  1. Today
  2. И к XIX веку - в работе текстик любопытный - там этот термин фиксируется применительно для 1850-1860-х гг. Нам только откройте финансирование - открытия ведь как из рога изобилия польются! Просто это никому не надо.
  3. Поскольку в парусную эпоху моряки пили много, конечно же застолье ими не ограничивалось. Понятно, что сегодня многие из этих тостов выглядят, скажем так, нетолерантными, расистскими, шовинистическими, но и люди того времени особой толерантностью и высокодуховностью не отличались. Кроме того, плывущие на корабле матросы не знали, особенно перед боем, будет ли завтра последний день их жизни, или удастся выжить, поэтому такие тосты часто выглядели как воззвания. Итак, перенесемся в кают-компанию британского фрегата, затерявшегося где-то между Плимутом и мысом Горн, и посмотрим, за что пьют моряки. Один из первых тостов, бывших в большом ходу, звучал так: «За ветер, который дует, за корабль, который плывет, и за девушку, которая любит моряка!» (The wind that Blows, The Ship that Goes,And the Lass that Loves a Sailor!). А вот еще один: «Вот большие корабли, вот малые корабли, вот все корабли в море, но самые лучше корабли – это наша дружба, и она будет всегда!» (Here’s to Tall Ships, Here’s to Small Ships, Here’s to all the Ships at Sea. But the best Ships are Friendships, And May They Always Be!). Тем, кто уходил в поход, часто поднимали застольный тост: «Чтобы количество ваших выходов равнялось количеству ваших возвращений». Как видим, любимый тост подводников ведет корни из парусного флота. Отвечали обычно на такое пожелание тостом: «Пусть все ждут с нетерпением нашего возвращения». Еще одно генеральное пожелание – это «Попутного ветра и легких волн!» (Fair Winds and a Following Sea!), то есть по сути, пожелания лучших из имеющихся условий на море. Попутный ветер дает парусному кораблю наибольший ход, а волны «подталкивают» корабль к цели, давая развить скорость. В американской «Практической навигации» Боудича «Following Sea» определяется как «море, в котором волны перемещаются в направлении движения корабля». Полная версия этого тоста «Попутного ветра, легких волн и полных парусов!» (Fair Winds and Following Seas, and Long may Your big Jib Draw). Примечательно, что с уходом парусной эпохи этот тост претерпел трансформацию, и сейчас пьют за «Спокойные ветра и попутные волны» (Calm Winds and Fair Seas!). В парусном спорте распространена поговорка, она же тост: «Да будет тебе ветер в спину!» (‘May Have the Wind on Your Back!), но она имеет более позднее происхождение и датируется концом XIX века. А вот из парусной эпохи пришел другой знаменитый тост: «Желаю вам часто видеть дно вашей кружки, и никогда – вашего корабля!» (Bottoms up to Your Drink but Never to Your Ship!), только сейчас слово «корабль» (ship) трансформировалось в слово «лодка» (boat), и любители парусного спорта с удовольствием поднимают его на застольях. https://fitzroymag.com/right-place/za-chto-pili-v-royal-navy-jepohi-nelsona/ Via
  4. Мдя...

           Несколько лет назад на аукционе Dorotheum всплыла такая вот картина, автором которой, по мнению экспертов, был некто Антон Шоньянс (Anthon Schoonjans), фламандский худоэжник, работавший в конце XVII - 1-й четверти XVIII в в Вене:       Это значит, Петр, который Великий и все такое. Вот и живите теперь с этим образом великого Петра от придворного художника австрийских императоров... Via
  5. Yesterday
  6. Надо сказать, что после окончания Девятилетней войны в 1603 г. в Ирландии почти на 33 года наступило относительное спокойствие. Но это спокойствие не было вызвано тем, что стороны конфликта пришли к соглашению, просто Манстер, Коннахт, Ольстер и Брайфн оказались столь разорены, что не могли более сопротивляться англичанам. После воцарения Якова I Ольстер как центр колонизации был поделен между англичанами и шотландцами. Шотландцы высаживались в Атриме, англичане создавали плантации по всему остальному Тирону и Тирконеллу. И самое значительное событие, произошедшее в период 1602-1641 г.г. было связано не с борьбой католиков и протестантов, а с... исламом. Что само по себе нонсенс, ибо ислам вообще никогда не был представлен в Ирландии. В этот момент берберийские пираты уже заставили трепетать почти все побережье Европы, доходя даже до Исландии и до Восточного побережья Америки. Причем основная проблема была в том, что невозможно было содержать полностью снаряженный флот у своих берегов, поэтому чаще всего правительства выделяли деньги на выкуп, поскольку считалось, что это дешевле. Понятно, что система выкупа просто стимулировала пиратов совершать новые набеги, и круг замыкался. Организатором налета на Ирландию был голландский ренегат Ян Янсзоон ван Харлем, который перейдя в ислам принял имя Мурат Реис. В начале мая 1631 года Мурат Реис вышел из Алжира в набеговую экспедицию, причем в состав команды входили и янычары. Крейсируя у Западных Подходов он захватил несколько торговых судов, и изначально поставил себе целью набег на самый богатый город Южной Ирландии - Кинсейл. Однако распросив, он узнал, что город был прилично защищен, а пираты эффективно берут крепости только в книгах и фильмах.Пиратский бизнес не нацелен на преодоление сильного сопротивления, в идеале хочется напасть на совершенно неготовую к обороне богатую деревню, забрать все, что плохо лежит, и смотаться куда подальше. Причем желательно, чтобы их не преследовали. Так вот, в Ирландском море Мурат Реис захватил несколько торговых судов, где ключевыми пленниками оказались два человека - это Эдвард Фоулетт (английский моряк) и Джон Хакетт (ирландский католик). В общем, каждый из этих людей по отдельности заключили сделку с Мурат Реисом, согласно которой они обязались провести эскадру пиратов в городок Балтимор, графство Корк. Балтимор располагался недалеко от Кинсейла и находился на земле клана О'Дрисколлов, которые до Тюдоровского завоевания Ирландии сами немножечко пиратствовали, захватывая английские, бретонские, шотландские, испанские и голландские суда. После Девятилетней войны Балтимор был одним из центров "плантаций", и там находилось довольно большое количество зажиточных английских колонистов, преимущественно протестантов, которые выращивали пшеницу и разводили скот, а так же занимались рыболовством. Ах да, О'Дрисколлы в этот момент продолжали судебные споры с англичанами в Дублине, по вопросу "Чей Крым?", но арендаторов это мало интересовало - народ пахал землю, ловил рыбу, в общем - потихонечку процветал. Судя по всему, идею напасть на Балтимор подал Хакетт, поскольку, как истинный ирландец и католик, ненавидел тамошних поселенцев дважды - во-первых, англичане, во-вторых, протестанты. Да и сам Хакетт был из Кинсейла, и вполне возможно, хотел таким образом увести Реиса от грабежа родного города. Есть версия, что Мурат Реис этим рейдом хотел отомстить англичанам- чуть ранее он хотел сбежать из Алжира и вернуться в Европу, и переговоры по этой теме он тайно вел с английским агентом, однако англичане только что закончили войну с Испанией, и плевать теперь хотели на все Средиземноморье, к тому же агент отписал в Англию, что "вернувшись в Европу сей кровожадный муж продолжит свое пиратское ремесло, только теперь уже под христианским знаменем". В общем, планы Мурата были полностью нарушены. Но вернемся к таймлайну. Итак, Хакетт проводил эскадру пиратов в Балтимор, они появились там рано утром 20 июня 1631 года, бесшумно высадились на левом берегу, большинство мужчин, женщин и детей было захвачено прямо в постелях, их под дулами пистолетов везли в лодки и трамбовали в трюме. Двоих пытавшихся сопротивляться, просто зарубили на улице. Далее пираты планировали перейти на правую, более богатую часть города, но этому помешали несколько предупредительных выстрелов, произведенных неким Уильямом Хариссом. Этот сигнал послужил началу массового бегства горожан в близлежащие леса, поэтому прибывшие пираты смогли захватить только нескольких замешкавшихся жителей. В лес Реис соваться не решился, и вернулся на корабли. В этот момент единственным английским кораблем поблизости был только "Львенок №5" (Lion's welp №5) под командованием кэптена Фрэнсиса Гука. Но было две проблемы, которые в любом случае делали английский корабль полностью небоеспособным. Во-первых, "львята", хоть и были мощно вооруженными судами, сами по себе были тихоходными и маломаневренными, попытка сделать быстрый рейдер с усиленной артиллерией герцогу Бэкингему не удалась. Во-вторых, экипаж Гука уже полгода не получал зарплаты, и матросы просто бойкотировали все приказания кэптена. В общем, утро 20 июня 1631 года обошлось Балтимору в 108 человек, угнанных в рабство. Что с этими жителями произошло дальше - нам неизвестно, кроме двух женщин. Джоан Бродбрук и Эллен Хокинс вернулись в Ирландию спустя 9 лет, полностью изможденными старухами. Что касается Фоулетта и Хакетта - Реис их отпустил, как и обещал, но их быстро арестовали английские власти. Хакетт был казнен, судьба Фоулетта неизвестна, по некоторым данным - удавлен в тюрьме. Собственно именно рейд на Балтимор заставил короля Карла I начать строительство современного флота, а это строительство в конечном итоге приведет его к конфликту с Парламентом, Гражданской войне, и казни. Ну и вишенка на торте. Сразу после налета на Балтимор в тамошних краях появился некто Генри Коппенгер, ростовщик и "черный" земельный брокер. Понятно, что после налета янычар англичане массово покидали Балтимор, так вот, Коппингер скупил все земли за копейки, а потом продал их по более высокой цене английским дворянам, которые наняли работать на этих землях... ирландцев. Ну и еще. По странному совпадению рейд пиратов произошел ровно в тот день, когда истекал срок 21-летней аренды на эту землю. То есть по идее уже 21 июня 1631 года земля переходила в собственность английских поселенцев. Понятно, что из-за налета действие договора аренды было приостановлено. Какие тут можно придумать теории заговора - решайте сами. Via
  7. не юбилей, но относительно круглая годовщина - день рожления танковых войск и танка как вида оружия. 105 лет - не шутка, а весьма и весьма солидный возраст - прямо таки мафусаиловы лета. И в качестве этакого подарка имениннику - милые и трогательные кадры его младенчества, когда наш карапуз, такой неуклюжий и забавный, пытался сделать первые шаги: Via
  8. Last week
  9. Путь из Яркенда в Балх

    Вот относительно основания Кала-и Бар Пянджа: Получается, что что Шо Ванджи-хан воцарился в 1787 г. и умер в 1799 г. Минимум год как шла война между сыновьями Шо Ванджи-хана. Потом победил Султан Джалал ад-Дин-хан и основал Кала-и Бар Пяндж. Т.е. вся история с Кала-и Бар Пяндж к ситуации с братьями-ходжами не относится. А до Шо Ванджи-хана правил Шо Амир-бек, который был вассалом Мир Султан-шаха Аждахара бадахшанского, и именно он принес жалобу на действия ходжей в шугнанских селениях, и он же содействовал контактам с цинскими военачальниками.  
  10. Ну тот, который глупейше упустил конвой ОИК у Пуло-Аура? Так вот, когда в 1806 г. Линуа попал в плен, Наполеон лично отказался его обменивать, и тот сидел в плену до 1814 г. Потом вернулся во Францию и назначен губернатором Гваделупы. Так вот, когда в колонии пришли вести о Ста Днях - Линуа стал единственным губернатором заморских территорий, которые поддержали императора. Но дальше было веселее. 4 октября 1815 года, когда в Вест-Индию пришли известия о разгроме императора при Ватерлоо, попытался опять переметнуться, написав письмо военно-морскому министру виконту де Бюшажу о том, что всегда был верным слугой короля, однако 11 марта 1816 года отправлен в отставку без права занимать должности на государственной службе. Возможности по переобуванию закончились. Via
  11. Это, насколько понимаю, к этому, этому и вот этому.
  12. ​ Тем временем вышла из печати еще одна книжка: Оказов И. (Гаспаров В.М.) Избранные стихотворения. Лирика, баллады, поэмы, драматические сцены, переводы. 1991 год. – М.: OOO «Буки Веди», 2021 г. – 400 стр. Её можно скачать в форматах pdf или fb2. Здесь сегодня пусть будут строфы, не вошедшие в «Поэму поэта» ПОДВОДНЫЙ КАПИТАН Наш век так любит крупные проблемы – Войну и мир, иль, например, среду, – А я, подобно капитану Немо, Сквозь океан минувшего иду, Лишь изредка глазея в перископы На бурный ключ сегодняшней Европы Или, тем более, моей страны – Но мысли лишь прошедшему верны, Где жемчуга диковинных размеров, И остовы Армады кораблей, И рыбы между их высоких рей, И призраки былых миссионеров Всех вер и стран – и эти веры мне Маячат меж кораллов и камней. ​Как чисто люди верили когда-то В своих богов, венцы, державы, флаг! – А ныне флаг пустили на заплаты, Короны – на бока коньячных фляг, Державы лицемерят и бряцают Оружием, и больше не мерцают Им звёзды Зевса, Будды и Христа – Всё мода, пустословье, суета, Ученья переплавлены в доходы, Разменяны на красные словца… А я с обратной стороны конца Плыву, и надо мною теплоходы Гудками подают друг другу знак, Что под водой – консервативный враг. ДРУГУ ГОРАЦИО (Поэт побуждает печалящегося друга следовать его, Поэтову, примеру) Ты страждешь, друг? Писать попробуй – Мне помогают стиль и слог Со страхом справиться и злобой, Когда никто уже не мог Помочь мне (кроме Каэтана, За что хвалу я неустанно Ему и Богу возношу – И всё-таки ещё пишу, Выплёскивая всё дурное В отъединённых от меня Героев; и гоню, кляня, Себя же в облике героя Сквозь сотни тысяч разных мук). Пиши – и легче станет, друг. Ведь ты достаточно усерден, Чтоб научиться рифмовать, – Так будь к себе немилосерден И душу научись совать В стихов зубчатые колёса: Всё, что ничтожно, криво, косо, Да то, что и неплохо, но Тебе опасно всё равно Своей излишней, скажем, страстью – Всё перемелют зубья строк, И ты поймёшь в урочный срок, Какою наделён ты властью Над собственной своей душой, Какой ты сильный и большой. СОБАКА НА СЕНЕ (Поэт скалит пасть и рычит, защищая свой мир от читательской алчности) Я – смертный бог, и потому-то Так лихорадочно творю: Я слышу адский запах трута, Я знаю, что вот-вот сгорю, И в этом пламени со мною И псевдонимы, и герои Погибнут – только саркофаг Останется среди бумаг Для мумий ветхих персонажей – Нет твари жизни без творца. Потомки вложат в них сердца Другие и, быть может, даже Заявят, что в стихах я жив, – Сей комплимент смешон и лжив. Но пусть и им ещё послужат Мои герои, пусть и их, Как ранее меня, закружат Седой сюжет и новый стих. Я – бог, я не жалею чуда Для тех, грядущих; но покуда Вторженья их не потерплю И никому не уступлю Свою корону и державу – За исключеньем одного: Он – вправе; я люблю его; Весь труд мой – лишь ему во славу, И каждая моя строка Написана A M G C*. * Ad Majorem Gloriam Caetani ЖЕЛАНИЕ УЕДИНЕНЬЯ Мне хочется залезть в пещеру И никуда не вылезать, И мной взлелеянную веру Сомненьем больше не терзать, Уйти от споров и от сплетен, Чтобы неспешен, незаметен Я строил мир в глуши лесной, Чтоб друг любимый был со мной И две красивые тетрадки. Как эти тихие года Мне милы были бы тогда, Покойны, плодотворны, сладки!.. Однако что я буду есть? Придётся быть таким, как есть. И ещё немного на ту же тему, из «Посланий» 1984 г. В. ФЕЛЕКУ Скажи мне, по какому праву Ты тушишь богоданный свет? Зачем в свинцовую оправу Свой заключаешь самоцвет? Ты собственному дару Каин! Ты мнишь, что сам ему хозяин, Но не поэтому ему Возводишь тесную тюрьму: Нет! Завлечён в пучину мавью, Собой играя для других, Ты светлый дух, вошедший в стих, Приносишь в жертву суеславью. Признание народа – дым; Огнём – поэт горит под ним! ЧЕРЕЗ СТЕНУ Ты замкнут в каменные стены Своей устойчивой страны, Где основанья неизменны, Где истину вещают сны, Где Божий суд ещё в почёте, Где пули видимы в полёте, Где даже змеи в темноте Своей гремушкой на хвосте Вас упреждают; где не Случай, Во храмах чтится, но Судьба, И где оракула труба Рок открывает неминучий Любому… Сколь она скушна, Вперёд известная страна! ​А здесь, за облачной стеною, Молчат оракулы, и храм Украшен статуей иною: В нём курят тщетный фимиам Слепому Случаю; здесь стрелы Вонзаются нежданно в тело; Здесь поединки Бог презрел, Здесь трус вчерашний – прям и смел; Здесь змеи, быстрые, как птицы, Безгласны; здесь пловцы морей Почив в ладье под сенью рей, В пустыне могут пробудиться; Здесь не ограда верный щит – И жизнью смерть к себе манит! ​ Via
  13. за Сухов...        Магазин на "Томпсоне" примечательный. Via
  14. Этот термин был неясным. Нашел его - это воин, который находится в кадровом резерве и получает половинный продовольственный паек. Когда кого-то убьют, искалечат или отставят по старости - на его место возьмут такого янъюйбин.
  15. Пишу тут биографии известных адмиралов, и среди всего прочего нужно было жизнеописание Виллема ван Гента. Вообще, очень интересный персонаж. Начать с того, что этот кавалерийский капитан стал создателем морской пехоты Голландии. Изначально на базе его полка, расквартированного в в Хеллеветслюйсе, был организован первый полк морской пехоты, майором которого и стал Виллем ван Гент. Этот полк участвовал в датско-шведской войне 1657-1658 годов, когда десантировался на остров Фюн для его зачистки от шведов. Но надо сказать, что сразу же по окончании боевых действий полк решили расформировать, но тут в дело вмешался Ян де Витт. Он решил взять морскую пехоту на личное содержание. Пока. На время. И хотя в 1665 году морские пехотинцы получили правовой статус специальным указом Генеральных Штатов, содержание все равно было на Великом Пенсионарии. Мол, хочет поиграться в игрушки - ну пусть играется. Проблема была еще в том, что поскольку флот и армия имели параллельное руководство, и полковник не мог вмешиваться в дела Совета по Флоту, Йохан (Ян) де Витт ввел ван Гента в Маасское адмиралтейство и сделал капитаном корабля «Гельдерланд». Понятно, что это вызвало неудовольствие моряков, в частности – Корнелиса Тромпа, который буквально выгнал ван Гента с борта корабля, что чуть не привело к дуэли. Однако де Витт осадил Тромпа, более того – и двух других знаменитых начальников морской пехоты он так же сделал капитанами кораблей. Так вот, после этого указа смыслом существования морской пехоты Голландии стали диверсионные операции, которые были бы достаточно громкими, дабы получить наконец государственное финансирование. С началом второй англо-голландской войны ван Гент предложил произвести налет на стоянки и доки англичан, чтобы сбить сроки комплектования английского флота и нанести противнику потери еще до сражений на море. Проект этот отвергли, но вернулись к нему после Четырехдневного сражения. Шесть недель спустя ван Гент вышел с 1500 морскими пехотинцами на 10 кораблях, загруженных «эн флюйт», чтобы попробовать высадиться на английском берегу и сжечь ремонтирующиеся после сражения английские корабли, однако ему помешала плохая погода. Далее - в апреле 1667 года ван Гент с 24 кораблями вышел к побережью Шотландии, дабы произвести там диверсионные высадки и отвлечь английский флот от голландских берегов, однако побережье оказалось защищено, и десанты не состоялись. Ну и рейд на Медуэй - это вообще полностью задумка ван Гента. Успех был столь оглушительным, что морскую пехоту летом 1667 года без возражений приняли на государственный кош, поскольку получилось, что именно морская пехота и сделала результат всей второй англо-голландской войны. Англичане во время рейда потеряли 8 линкоров, 6 фрегатов и 1 пинас, то есть больше, чем в любом морском сражении. ну и вишенка на торте - 80-пушечный «Роял Чарльз» был захвачен пехотинцами ванн Гента и угнан в Голландию. С началом третьей англо-голландской войны ван Гент предложил повторить успех рейда на Медуэй и атаковать английский флот на его стоянках. Однако если в 1667 году англичан удалось перехватить разоруженными, то в этот раз английские эскадры были вовремя снаряжены и вооружены. Ну и в сражении при Солебее ван Гент погиб. Так вот. Если морская пехота Испании создавалась для абордажных схваток, морская пехота Петра Великого - в основном для действий на гребных судах, морская пехота Англии - для поддержания порядка на кораблях, то морпехи Голландии, дабы выгрызть себе государственное финансирование, стали предтечей коммандос и всяких там "морских котиков", сделав упор на спецоперации. Такие дела. Что касается последующей истории голландской морской пехоты, она отличилась в битве при Сенеффе (1674), когда в терпящие поражение союзные войска влились 3000 солдат элитной морской пехоты смогли остановить самого Конде, правда почти все 2 полка морской пехоты полегли (да, не только у нас или у немцев элитные подготовленные части использовали как обычную пехоту, и губили не по делу);В 1704 году полк голландской морской пехоты участвовал в захвате Гибралтара. Наконец, в 1816 году голландские морские пехотинцы участвовали в высадке в Алжире, где схлестнулись с тамошними корсарами, которые сражались до последнего. Ну а в ВМВ самое знаменитое действие морпехов Нидерландов - это атака на мосты через Маас 13 мая 1940 года. Отец морской пехоты Голландии - Виллем Жозеф, барон ван Гент. Via
  16. невозможно - герои "Илиады" от Питера Коннолли!        Утащено из Мордокниги...        P.S. И почему я этого раньше не видел? А если бы эти реконструкции попались бы в 78-м году, когда я взахлеб читал "Легенды и мифы Древней Греции" Куна! Via
  17. Имджинская война 1592 - 1598 гг.

    Думаю, при желании можно найти смежника и попросить помощи. Но задача описания корпуса источников и его разработка от этого не становится менее актуальной.
  18. Почитал тут статью José M. Serrano «La Habana: riqueza local, plata mexicana y financiación militar, 1765-1788: hacia una nueva perspectiva» и могу сказать, что это прекрасно – Хосе Серрано камня на камне не оставляет от уже довольно приевшегося мнения, что «Испания безжалостно грабила свои колонии в XVIII веке, и бедные креолы, которым по сути деваться было и некуда, были вынуждены поднять восстание и начать войны за независимость». Тем, кому интересно с ссылками, источниками, цитатам и таблицами – забивайте в гугл и наслаждайтесь, статья выложена бесплатно. А я же дам выжимку из статьи. Итак, с каким мифом борется Серрано? Аргумент, из которого следует теория банкротства колоний следующий: а ) Новая Испания (Мексика) была крупнейшим производителем серебра в испанской колониальной империи; что сделало провинцию главным объектом разграбления со стороны Мадрида; б ) фискальная политика Бурбонов была сосредоточена главным образом на том, как усилить фискальное давление, чтобы получить больше ресурсов и направить их за пределы вице-королевства; в ) Как только увеличилась добыча и чеканка серебра, была разработана политика быстрого перевоза всего в Испанию, и колониям ничего не оставлялось вообще. г ) Испания это серебро тратила бездумно, не поддерживая ни оборонную, ни экономическую политику в колониях. Ну и т.д., общий смысл – испанцы тратили серебро в метрополии, причем хрен знает на что, колонии хирели, это привело к финансовому кризису конца XVIII века, ну а после 1808 года – к параду революций. Так вот, что показывает Серрано? С 1765 по 1788 годы в Новой Испании было добыто серебра на сумму в 213 497 496 песо. При этом в Испанию отправлено… всего лишь 84 453 062, или 40%. А куда же делись оставшиеся 60%, спросите вы? Да они остались в… колонии. Красиво, правда? Вы же уже видите этих бездушных испанских гачупинов, которые так и гнетут бедных креолов? Но это только цветочки. Итак, в колониях за этот период осталось 130 млн. песо. Куда же колонии их потратили? Давайте смотреть Серрано дальше. 108 млн. было потрачено на администрацию, войска, и т.д., из этих денег 15 млн. – это частные переводы в Испанию – друзьям, родственникам, торговым партнерам, и т.п. То есть по факту, выплаченные администрации деньги большей частью оставались в самой колонии. Нет, конечно бывают скопидомные люди, которые деньги не тратят, закапывают по примеру Буратино в ямку, надеясь получить деревце с серебряными монетками, но большей частью деньги эти тратились в самой колонии. Поэтому тут есть смысл отследить торговые потоки, то есть куда же вкладывали оставшиеся в колонии деньги мексиканские купцы и торговцы? Как ни странно – в Кубу, а точнее в Гавану. За тот же самый период (1765-1788 г.г.) на Кубу из Новой Испании пришло 74 500 000 песо, которые были вложены в строительство торговых и военных кораблей, сигаретных фабрик и заводов, и пр. Понятно, что те же самые корабли строились не для Кубы, а для нужд Новой Испании, для обороны побережья, торговых и внутренних перевозок, и т.п. Реэкспорт из Гаваны в тот же период составил 26 422 846 песо, а еще 21 779 744 песо кубинцы выделили в качестве ссуд под развитие производств в остальных испанских колониях. Причем большинство ссуд предлагалось БЕЗ ПРОЦЕНТОВ (банкирам, которые вкладывали деньги в развитие колоний, король потом проценты компенсировал). Но чем больше денег оставалось в Испанской Америке – тем дороже становилась жизнь. Согласно экономической теории, если деньги не работают, то есть на них не создаются промышленные и сельскохозяйственные производства, и т.п. – начинается обычная инфляция. Что и произошло начиная с 1790-х годов. Подорожали продукты, арендные платежи, и т.д., при этом рост зарплат запаздывал за ростом цен. Ну и началась классическая вилка – «эх, раньше-то как жили! А сейчас… Это все корона или король! Да мы сами могем, если партия порулить даст!». Ну потом и показали, как могут, после 1820-х. Когда времена позднего испанского владычества многие с грустью вспоминали как мы сейчас времена Брежневского застоя. Такие дела. Via
  19.        Основательно утеплившиеся пилоты и наблюдатели кайзеровских ВВС       Добрый фей вручает неюному принцу волшебную маску:       А это какой-то денди, которому все трын-трава: Via
  20. Если я правильно понимаю, то причина, по которой Своп использовал "Симадзу коку-си", а не сборники документов - проста до безобразия. История написана камбуном (漢文). Он может ее достаточно свободно читать без посторонней помощи. А документы из сборников - нет. =)
  21. Стихи Хунли

    Вот, сделал попытку: 三巴图鲁歌 古诗大全 巴图鲁者勇冠军,昔我旗人颇恒有。近世以来殊不闻,盖因太平日已久。 岁寒松柏见后凋,当春何以殊榆柳。迩者西鄙属用军,折冲咸欲效奔走。 舒布图铠已超群,三巴图鲁亦赳赳。其一额纳伸,去岁伊犁从将军。 将军使彼询事因,单骑径入众贼群。左支右屈,箭毙数人。 知事不济,拔刀自刎期报君。其一巴宁阿,仓卒乱时将军前后护卫相蔽遮。 发无不中,中无不死,杀人如麻。将军遣之出,巴宁阿曰:朝廷命官偷生安往耶。 力敌视将军,尽节然后伏剑义烈真堪嘉。二人既死还复苏,宰桑巴磉得之壮其志,养之数月我师再入方得归军牙。 其一曰富锡尔,将军命之携印以出归帝里。其奈贼人拥蜂更屯蚁,料不能出将印沉之水。 力战受创命垂尽,伊犁喇嘛救之得不死。故赐额纳伸曰卓礼克图巴图鲁,卓礼克图者,节义卓尔永不渝。 赐巴宁阿曰昆都尔巴图鲁,昆都尔者,力敌万人暇有馀。 赐富锡尔曰哈布台巴图鲁,哈布台者,穿杨贯石技不殊。 回思去岁迅功成,亡矢遗镞夫何曾。不期小丑逆志萌,未能除蔓我二卿。 乃致沙场双捐生,亦我坐谋遥未精。嘉我旗人多忠诚,旧风未远垂仪型。 愉以为戚留定评,乃至西海扬芳声。 Песня о трех батырах. Полное собрание старинных стихов. Батыры – это храбрейшие, цвет войска, в старые времена среди наших знаменных их всегда было много. Ныне же о них и не услышишь особо, потому что великое спокойствие длится очень долго. В зимнее время смотрят на сосну и кипарис, чтобы стойкими быть, а весной почему принято выделять вяз и иву? Недавно Западное Захолустье покорили, двинув войска! Восторжествовав над врагом повсеместно, хотят [они], не жалея своих сил, быть беззаветно преданными! Шубутукай в минувшие года выделялся из толпы, три батыра также отважны [как и он]! Первый из них – Энашэнь, в прошлом году последовал в Или с цзянцзюнем [Баньди]. Цзянцзюнь послал его дознаться обо всем, одинокий всадник, он ворвался в толпу мятежников. Левую [руку] вытягивал, правую – изгибал, застрелив из лука нескольких [из них]. Поняв, что дело безнадежно, вынул меч, перерезав горло себе, считая долгом своим воздать благодарность государю. Второй из них – Банинъа, в суматохе мятежа он цзянцзюня спереди и сзади охранял, взаимно прикрывали друг друга [они]. [Когда из лука] стрелял – не мог не попасть, [когда] попадал – [пораженный] не мог не умереть, косил людей, как коноплю. Цзянцзюнь послал его прорваться, но Банинъа молвил: «Разве посылает государь [нас, его] чиновников, влачить жалкое существование, отправляться в спокойные [места]?» На цзянцзюня взглянул, как на врага, верным до конца остался, и потом пал на меч свой – можно возрадоваться такой истинной верности долгу! Двое умерли уже, [но] вскоре вновь восстали из мертвых.  Дзайсан Басан пожелал взять этих двух молодцов, лечил и кормил [их] несколько месяцев, а когда войско наше вновь пришло, улучив момент, вернулись [они] под зубчатый стяг! Третий – Фусир, приказал цзянцзюнь ему взять печать и прорвавшись, вернуться в столицу. Жаль, что мятежники скопились, как пчелы, собрались, как муравьи. Поняв, что нельзя прорваться, бросил в реку [он] печать цзянцзюня. Ранен был он в бою упорном – жизнь его на волоске висела. Илийский лама спас его, даровав бессмертие. Поэтому дарую Эношэню [титул] Дзоригт-баатар, Дзоригт – это принципиальный и независимый, никогда не изменится. Дарую Банинъа [титул] Хундул-баатар, Хундул – это тот, кто превосходит 10 тысяч мужей, и свободного времени имеет в избытке. Дарую Фусиру титул Хавтай-баатар, Хавтай – это тот, [кто стрелой] пронзит тополевый лист, пробьет камень, и сумеет остаться в живых. Вспоминаю, как в прошлом году быстро добились успеха – разве бывало так, что [для этого] не потеряли ни стрелы, не обломили ни наконечника? Кто бы подумать мог, что мятежные затеи мелкого подлеца так прорастут! Что не смогут вырвать [их] ползучие плети наши два цина? Это привело к тому, что на поле боя оба своей жизнью пожертвовали, и наш план осечку дал, не был долгий путь до совершенства доведен! Радуемся мы, что среди знаменных так много преданных, старые нравы не ушли далеко, оставив пример для поведения. Песня сделает так, что среди родных останется память, и даже до Западного Моря распространится слава [о героях]!
  22. Покажем сегодня картинки Мацукавы Хандзана к китайскому тому «Преданий о семи достойных монахах трех стран с картинками» (三国七高僧伝図会, «Сангоку сити ко:со: дэн дзуэ», 1860 год). Здесь героев трое: Тань-луань 曇鸞 (ок. 476–572), Дао-чо 道綽 (562–645) и Шань-дао 善導 (613–681). На заглавной картинке – кончина Тань-луаня. Будда Амида с толпой бодхисаттв является, чтобы забрать подвижника в Чистую землю. Но вначале, как обычно, Мацукава представляет основных героев. Лянский государь У-ди (правил в 502–549 гг.), при ком в Китае появляются первые подвижники Чистой земли. Встреча с индийцем Бодхиручи круто меняет жизнь Тань Луаня, и он сжигает даосские книги, которые изучал прежде. Дао-чо (коленопреклонённый) и Шань-дао (из его уст, как у японского подвижника Ку:я, исходят слова молитвы в виде череды будд). Мясник Цзин из города Чанань, большой злодей. Каковы жабы на рамке! Тань-луань во дворце Лянского государя. Явление Амиды наставнику Шань-дао. Шань-дао работает над комментарием к «Сутре о созерцании будды по имени Неизмеримое Долголетие», одной из главных амидаистских сутр. Сам Амида является ему в образе монаха и обсуждает трудные места сутры. Грешники и грешницы, те самые, кому будда Амида обещал спасение. Всем им надо, однако, помнить, что молиться, повторять имя Амиды – необходимо, а для этого все-таки нужна трезвая голова и чистое сердце. И праведники, кому путь в Чистую землю тоже не закрыт, если только они не полагаются на собственные силы, а доверяют милосердию Амиды. Мясник Цзин врывается, чтобы убить Шань-дао, но свет Амиды удерживает его от греха. Via
  23. Имджинская война 1592 - 1598 гг.

    Так в том и дело, что исторические произведения тех лет писались совершенно не так, как современные. Там надо было настойчиво провести определенные мысли, становившиеся четко-конкретными в зависимости от заказчика. Источниковая база была так себе - бралось исключительно "то, что нужно", что не нужно - безжалостно отбрасывалось, в основном все добавлялось от себя (количество добавок и степень их креативности  варьировались в зависимости от оплаты) и обильно поливалось главной идеей для быстроты роста. ИМХО, самая первая задача для изучения Имджинской войны - это взаимная верификация источников. Чтобы можно было пользоваться всем корпусом - китайскими (мало привлекаются), корейскими (привлекаются в первую голову) и японскими (почти не привлекаются) источниками в соответствии со степенью их достоверности.  Да и составить хотя бы их обзор - тоже немаловажно. Иначе и не разобраться, что есть и сколько этого. Одному это не потянуть. Поэтому я сейчас этой темой и не занимаюсь - мне Джунгарии и других войн Китая хватает. Там ситуация с источниками несколько более простая.
  24.        Несколько мгновений из жизни обычных котов (утащено из Мордокниги)... Via
  25. Ссылка на Shimazu kokushi 島津國史. Своп пользовался изданием 1910-го года, но насколько я понимаю - это именно историческое произведение, которое было написано к 1802 году Масаёси Ямамото 山本正誼. Или даже раньше - к 1800-му.
  26. Имджинская война 1592 - 1598 гг.

    Мы знаем реляции Симадзу или их отражение в позднейших "хрониках" владетельных домов Японии? ИМХО, ситуацию с источниковедением по Имджинской войне никто серьезно не рассматривал, нет консенсуса историков, двустороннее использование источников практически не практикуется даже сейчас. Пока так - будут у нас И Сунсин aka ангел Божий, и Вон Гюн aka бездарь и трус. Реально в Корее сами ничего не знают и знать не хотят. У них есть 2 героя - Ыльчи Мундок и И Сунсин. И даже есть детский вопрос - "если слон Ыльчи Мундок на кита И Сунсина налезет, кто победит?". Больше этого они не знают и знать не хотят - иначе рушатся все духовноскрепные нациеобразующие мифы. На том стоят, за то и держаццо!
  27. Читаю тут "Империи Древнего Китая", и наткнулся на прекрасное) В период Сражающихся Царств и Цинь все население, включая крестьян, было военнообязаным. Более того, даже проводилось что-то типа сборов, чтобы крестьяне обладали начальной военной подготовкой. Вообще тотальная мобилизация была стандартным делом. А вот при Хань от тотальной военной подготовки и мобилизации отказались, перейдя "на контракт". Вопрос - почему? Via
  28.       Почему исчезли неандертальцы? Наткнулся вот в Сети на эту публикацию и решил ею поделиться - версия, однако:       В начале XXI века стало ясно, что на планете от 300 до 40-50 тысяч лет назад одновременно жило минимум пять-шесть разумных видов. Люди современного типа, Homo sapiens, возникли в Африке не позднее 340 тысяч лет назад. Неандертальцы, Homo neanderthalensis, появились где-то в Евразии примерно тогда же. Параллельно с ними в Азии проживали денисовцы.       Кроме этих трех видов, были еще человек флоресский (Homo floresiensis), вероятно, человек лусонский (Homo luzonensis) и наледи (Homo naledi). Три первых вида показали схожий уровень развития и технологий: это мы, неандертальцы и денисовцы. Возник вопрос: почему же люди существуют и сегодня, а неандертальцы и денисовцы прямых потомков больше не имеют?       Да, неандертальцы оставили пару-тройку процентов генов в европеоидах и монголоидах, а денисовцы — три-пять процентов генов в большинстве азиатов, но это следовые количества. При этом базовые Homo sapiens, без неандертальской и денисовской примеси, все еще существуют в Африке (более того, их доля в общей численности людей быстро растет), а базовых неандертальцев и денисовцев нигде нет. Очевидно, люди их вытеснили. Менее очевидно, почему это произошло.... Via
  29. Load more activity