All Activity

This stream auto-updates   

  1. Today
  2.        Ну вот, вывел из карантина "энциклопедию" (а как иначе можно назвать этот толстенный том?) О. Растренина про Ил-2.       Пожалуй, на сегодняшний день (и, судя по всему, надолго вперед) эта работа останется непревзойденной - так много и обстоятельно о штурмовике еще никто у нас (и тем более за рубежом) не рассказывал и не писал. Однозначный мастхэв для всех любителей авиации Второй мировой и советской тем более.       Вместе с тем при беглом просмотре (внимательное чтение еще впереди) обратил внимание на определенную противоречивость оценок Ил-2 со стороны автора. С одной стороны, он все время подчеркивает уникальность Ил-2 и его "шедевральный", неповторимый характер ("самолета, подобного Ил-2 не имела ни одна армия мира. Работы в этом направлении велись, но достичь сравнимых результатов не удалось никому..."). С другой стороны, рассказывая о проблемах с налаживанием выпуска Ил-2 и анализируя эффективность его боевого применения, автор приводит факты (а их, разбросанных по всей книге, великое множество), которые ставят под вопрос "шедевральность" Ил-2 (и снова возникает проблема - а что если вместо Ил-2 на фронте появился бы Су-6 или, позднее, под занавес - тяжелый Су-8? Здесь могут возразить - мол, не было под Су-6 и Су-8 подходящего двигателя, того же М-71ф, типа, его так и не довели. А пытались довести? Было такое желание со стороны наркомата? И что, те двигатели, которые ставились на Ил-2, отличались какой-то совершенно эпической надежностью?)...       В общем, складывается впечатление, что Ил-2 - отнюдь не шедевр инженерной мысли и техники, хотя, конечно, эпохой в истории нашей авиации он таки стал. Типичный продукт тотальной войны, числом поболее, ценою подешевле (нам нужна одна победа, и мы за ценой не постоим...). А хорошо это или плохо - оно, конечно, лучше, конечно, чем вообще ничего, и на безрыбье и рак рыба, но... В общем, вопросы остаются, в том числе и персональные. Via
  3. Yesterday
  4. Рассказ о том, как Ананда вошёл в зал собраний Закона В стародавние времена в Индии после ухода Будды в нирвану собралась тысяча архатов во главе с почитаемым Кашьяпой, сели сводить воедино сутры Великой и Малой колесниц. Среди архатов был Ананда, за ним числилось много ошибок. Тогда Кашьяпа учинил ему допрос: – Ты первым заговорил с Буддой о Гаутами, помог ей уйти из дому, вручил ей заповеди. Из-за этого Правильный Закон не продержится больше пятисот лет. Чем объяснишь эту свою ошибку? Ананда ответил: – И пока Будда пребывал в здешнем мире, и после его ухода община непременно должна состоять из четырёх частей: монахов, монахинь, мирян и мирянок. Кашьяпа спросил опять: – Когда Будда уходил в нирвану, ты не подал ему воды. Каковы твои оправдания? – В тот час через реку переправлялось пятьсот повозок. Вот почему я не смог набрать воды и подать Будде, – отвечал Ананда И снова Кашьяпа спросил: – Будда спрашивал тебя: «Прожить ли мне одну кальпу, прожить ли много кальп?», а ты трижды не ответил. Чем оправдаешься за это? Ананда ответил: – Демоны-мары и иноверцы обратили бы нам во вред любой мой ответ. Вот почему я не отвечал. И ещё Кашьяпа спросил: – Когда Будда ушёл в нирвану, госпожа Майя издалека, с неба Тридцати трёх богов, протянула руки, ухватилась за ноги Будды и проливала слёзы. Ты, родич и ученик Будды, не остановил её, позволил рукам небожительницы коснуться тела Будды. Чем оправдаешься? Ананда ответил: – Пусть те, кто будет жить в последнем веке, знают, как глубоки чувства родителей к детям! Пусть помнят о милостях родителей и воздают им добром! Так Ананда доказал, что нет на нём никакой вины, и Кашьяпа больше уже не спрашивал. А когда тысяча архатов прибыли на Святую Орлиную гору и вошли в зал собрания Закона, Кашьяпа сказал: – Среди тысячи архатов девятьсот девяносто девять мудры, но не учёны. Только ты, Ананда, учён. Но сердце твоё часто тянется к женщинам. Да и опыта тебе пока недостаёт. Сейчас же выйди из зала! Выгнал его и запер ворота. Тогда Ананда, стоя за воротами, сказал Кашьяпе: – Учёность мне нужна лишь затем, чтобы четырьмя сиддхантами принести пользу всем живым. А в моих делах с женщинами нет и мысли о любовной страсти. Позволь мне войти и сесть! Кашьяпа ему: – Всё же опыта тебе недостаёт. Если сейчас докажешь, что обрёл тот плод, какой не достигается ученьем, я разрешу тебе войти и сесть. Ананда говорит: – Я уже доказал, что обрёл плод, недостижимый на пути ученья. Впусти меня! Кашьяпа ему: – Если ты доказал, что обрёл плод, недостижимый на пути ученья, то чудесной силой сможешь войти, не открывая дверей! Тогда Ананда вошёл через замочную скважину и сел среди толпы. Вся толпа решила: чудо! И тогда Ананду назначили старшим в собрании Закона. Тогда Ананда поднялся на возвышение и сказал: – Так я слышал… В тот час всему великому собранию показалось: неужто наш Великий учитель, Шакьямуни, прошедший свой Путь, вернулся к нам и снова проповедует Закон?! И в один голос они произнесли стихи: Лик подобен чистой полной луне, Глаза – как голубые лотосы, Воды великого моря, Закона Будды Влились в твоё сердце, Ананда! Так они без конца восхваляли его. А потом свели воедино сутры Великой и Малой колесниц, все – со слов Ананды. Итак, среди учеников будды почитаемый Ананда был лучшим, и все это поняли. Так передают этот рассказ.    Речь идёт о первом буддийском «Соборе», когда был составлен канон. Важно, что в рассказе монахи собирают «сутры Великой и Малой колесниц», то есть канон махаяны возникает тогда же, когда и канон тхеравады. По другим преданиям, сутры махаяны (все или их часть), хотя и содержат наставления Будды, но открыты были позже, когда люди усвоили более простое учение – или когда времена изменились, и людям стала нужна более действенная проповедь. Здесь Кашьяпа ссылается на то предсказание Будды, согласно которому эпоха «Правильного Закона» продлится пятьсот лет. О том, как тётка Будды, Махапраджапати Гаутами, просила принять её в общину и Ананда поддержал её просьбу, в «Кондзяку» говорилось в свитке 1-м. Тем самым было положено начало женскому монашеству. Следующие два обвинения (Ананда, родич и ближайший ученик, не подал Будде воды и не умолял его отсрочить уход) восходят к эпизодам из предания об уходе Будды, не вошедшим в «Кондзяку»; оба они показывают, что уход был неизбежен. Упрекая Ананду в том, что он допустил Майю к телу сына, архаты исходят из самого строгого толкования устава: будто бы запрет соприкасаться с женщинами распространяется даже на мёртвых и даже на мать и сына. «Плод, недостижимый на пути учёности», – плод собственных подвижнических усилий монаха. Как видно из предыдущих рассказов, люди порой обретают плод внезапно, слыша наставления Будды, здесь же от Ананды требуется доказать, что он подвижник, а не только прилежный слушатель. Четыре сиддханты – четыре способа проповеди: 1) на языке, принятом в кругу мирян; 2) на языке, приспособленном для каждого отдельного слушателя; 3) на языке, способном разрушить помрачения слушателя; 4) на языке, соразмерном истине как таковой. Со слов «Так я слышал…» начинаются почти все сутры.      Рассказ о том, как царь Прасенаджит призвал к себе Рахулу В стародавние времена в Индии после ухода Будды в нирвану царь Прасенаджит призвал к себе Рахулу и преподнёс ему всевозможные кушанья. Великий царь и царица собственноручно одарили его. Рахула принял дары, едва притронулся к еде – и залился слезами, разрыдался, как малое дитя. Тут царь и все чиновники, глядя не него, удивились, спрашивают Рахулу: мы от всего сердца поднесли тебе дары, отчего же ты плачешь? Скорее скажи, в чём причина! – Будда ушёл в нирвану ещё не так давно, – отвечает Рахула, – а вкус еды уже испортился. Какая же еда достанется тем, кому предстоит жить в последнем веке! Об этом я подумал и от жалости заплакал. И всё рыдал, не переставая. А потом на виду у царя Рахула протянул руку, достал из-под земли одно зёрнышко риса и говорит: – Это рис тех времён, когда Будда жил в здешнем мире. Вот пища святых мудрецов, отсекших страсти! Сравни этот рис с тем, что поднёс мне сегодня! Царь взял зёрнышко, попробовал – вкус непостижимый! Нынешний рис из подношений рядом с этим – как яд в сравнении со сладкой росой! Тогда Рахула сказал: – Мудрецы ушли из мира. Для кого же этот рис? Вкус его сокрыт под землёю на глубине пятисот йоджан, у богини земли Притхиви. – Раз так – спрашивает царь – когда же этот подземный вкус явится снова? Рахула отвечает: – Когда в последнем веке устроят чтения «Сутры о человеколюбивых царях», этот подземный вкус непременно явится! Стало быть, тем, кто живёт в последнем веке, особенно важно растить корни блага, читая «Сутру о человеколюбивых государях»! Так передают этот рассказ. Богиню земли Притхиви почитают как защитницу Закона и свидетельницу тех клятв, которые давал Будда. «Сутра о человеколюбивых царях», «Нинно:кё:», в Японии почитается как одна из сутр для защиты страны. В ней речь идёт о том, как правителю следует чтить Будду, Закон и Общину, в частности, описан обряд, когда сто монахов устраивают чтения самой этой сутры, а правитель подносит им угощение. Рассказ о том, как Упагупта встретился с младшей сестрой царя Прасенаджита В стародавние времена в Индии жил Упагупта, он обрёл плод архата и доказал это. Живя в ту пору, когда Будда уже ушёл в нирвану, он с тоской размышлял о временах Будды. Живы ли ещё те, кто встречался с Буддой? – спрашивал он, и кто-то сказал ему: жива младшая сестра царя Прасенаджита, старуха ста десяти с лишним лет. В детстве она встречала Будду. А больше никого не осталось! Упагупта, узнав об этом, обрадовался, отправился к этой старой монахине. Пришёл, попросил передать, что хотел бы с нею увидеться. Монахиня его пригласила к себе, а возле двери поставила горшочек с маслом. Упагупта на радостях поспешил войти и подолом задел горшочек, немного масла пролилось. Монахиня, встречая Упагупту, спрашивает: зачем ты пришёл? Он отвечает: очень хочу узнать, как всё было во времена Будды, вот и пришёл расспросить тебя! Монахиня ему: – Увы! После ухода Будды в нирвану минуло всего-то около ста лет. Но упадок Закона Будды за это время зашёл так далеко! При Будде жил один ученик, вёл себя очень дурно, словно безумец. Будда долго его увещевал, но в итоге изгнал из общины. А ты такой почтенный монах, что и сказать нельзя, соблюдаешь заповеди, исполняешь правила – и всё же задел подолом горшочек у дверей и пролил масло. В те времена даже безумный, буйный ученик нипочём так не сделал бы! Вот и пойми, насколько нынешний век хуже века Будды: во всём остальном – точно так же! Упагупта выслушал её, весьма устыдился, будто тело его рвали на части. А потом монахиня ещё сказала: – Будда однажды посетил моих родителей. И тотчас ушёл. Я тогда была мала, вдруг потеряла свой золотой венец. Искала, но найти не могла. Будда отбыл восвояси, прошло семь дней – и только тогда я нашла венец у изголовья своей постели. Удивилась, спросила – и оказалось: золотое сияние Будды держалось семь дней, и в этом сиянии венец был не виден. А утром восьмого дня сияние померкло, и я увидела венец. Стало быть, где бывал Будда, там его свет сиял ещё семь дней! Вот такие мелочи я помню, а больше ничего не запомнила – ведь я тогда была мала! Упагупта слушал её, заливаясь слезами, ничего не сказал и в печали ушёл к себе. Так передают этот рассказ. Via
  5. На дворе 1881 год, а у канцлера Германии Отто фон Бисмарка назрела серьезная проблема. И называлась эта проблема - социалисты. И хотя в 1878 году в Германии был принят закон, согласно которому социал-демократические собрания и шествия запрещались, позиции социалистических партий были очень сильны, и за них стабильно голосовало много избирателей. А пример Парижской комунны - он как бы намекал. Как быть? Поскольку Новичка тогда не было, а белорусский ОМОН - в Минске, Бисмарк, подумав, решил... ни много, ни мало, выбить из-под ног социалистов опору на рабочий класс, и переманить избирателей на свою сторону. Но не участвуя в "Воскресном вечере с Вольдемаром Россиньолем" и не транслируя ежегодное обращение канцлера к Бундестагу, а... делом. И в 1883 году правящая партия с подачи Бисмарка приняла закон об... обязательном медицинском страховании рабочих. За счет работодателя. Сам Бисмарк позже признавал - "Да, это был прямой подкуп избирателей". Смысл был в следующем - работодатели платили часть средств в медицинские фонды, а правительство Германии проверяла отчисления, сравнивая списки, подаваемые работодателями, со списками членов фонда, и жестоко штрафуя работодателей, которые эти выплаты за работников не платили. В течение следующих десятилетй закон был расширен в части страхования от несчастных случаев на производстве (1884 г.), страхование от инвалидности (1889 г.), страхования от безработицы (1927 г.). Но Бисмарк не был бы Бисмарком, если бы одним ударом не убил нескольких зайцев. Итак, заяц первый. Понятно, что после принятия этого законодательного акта Германия стала в прямом смысле слова социальным государством. Что резко сократило число приверженцев социалистических и социал-демократических партий. Заяц второй. С 1851 по 1890 годы из Германии процветала эмиграция в США, страну покинуло более 1 миллиона человек. В общем, для Германии это было чувствительно. Так вот, введя ОМС Бисмарк сделал Германию более привлекательной для жизни, и поэтому эмиграция в Штаты резко пошла на убыль. Поскольку в Штатах были только рабочие фонды взаимопомощи от несчастных случаев до ПМВ, Закон о социальном обеспечении там был принят лишь в 1935-м. Заяц третий. Понятно, что такие выплаты возможны были только при круговороте наличности. Ну то есть работодатель сдавал деньги, рабочие получали деньги. И это сильно тормозило реформу в сельскохозяйственных регионах, где производителям было проще сдавать натур-продукт, с деньгами была напряженка. Принятие закона ОМС усилило отток людей в промышленность, в города, что дало новый импульс промышленному развитию. Ах да, в долгосрочной перспективе подавить Эсдеков не получилось, в 1912-м Социал-Демократы стали самой большой партией в Рейхстаге, однако Бисмарк до этого уже не дожил, помре в 1898-м. Ну и на сладкое. До принятия закона по ОМС средняя продолжительность жизни в Германии составляла 35 лет. Через десять лет после принятия - 43 года. Via
  6.        29 сентября на 4 ярусе мостовой Воздвиженской улицы обнаружен фрагмент берестяной грамоты. В древности грамота была разорвана. Сохранилась лишь нижняя часть текста из двух с половиной строк. Текст грамоты изучается. Сейчас можно лишь сообщить о том, что автор задает своему адресату вопрос: «чи пойдет рать за Волок», а также просит сообщить, остерегаться ли этого военного отряда. Грамота написана и отправлена, вероятно, из Заволочья, восточной исторической области Новгородской земли, находящейся за «волоками», в бассейне Северной Двины и Онеги, на территории современной Вологодской и Архангельской областей       Редкий, надо сказать, случай, когда в берестяной грамоте сообщаются какие-либо детали, связанные с военным делом и военной историей. Ждем теперь полной публикации грамоты. Впрочем, это не отменяет того факта, что все это - позднейшие романовские подделки и часть многовекового всемирного заговора рептилоидов, призванного подорвать величие и славу русского народа. Via
  7. Last week
  8. Я уже когда-то писал - у нас почему-то принято смеяться над Испанией и испанским флотом, тогда как для нас переход "Балтика-Средиземное море" - подвиг из разряда немыслимых, а у них - переход Кадис-Манила или Кадис-Гавана - обычная, повседневная вещь. Это показывает всю разницу в кораблестроении и подготовке моряков России и Испании. Дело в том, что мы продали не хлам, а нормальные (с российской точки зрения) корабли. Смотрите сами, даже по линейным кораблям. "Любек", "Нептунус" и "Дрезден" - постройки 1813 года, к 1817-му в строю всего 4 года. "Трех Святителей" - 1810 года постройки, в строю 7 лет на 1817-й. В 1814-м проводилась легкая тимберовка в Англии. "Норд-Адлер" - 1811-го года постройки, в 1814-м проходил тимберовку в Кронштадте. Понятно, что корабли перед продажей Испании подремонтировали, подрихтовали, и т.п. Но по факту - это как раз русский уровень кораблестроения времен Александра I и маркиза Траверсе. Который закончился в 1824-м году, когда в наводнении погиб весть флот Александра I. Потом всю эту систему путем гигантских усилий пришлось менять Николаю I в 1830-е. Но... Помните анекдот? Купила компания Мерседес завод АвтоВАЗ. Перенастроили производство, запускают конвейер. . . Бац! на выходе Жигули! Демонтируют оборудование, пригнали новое из Германии, установили, наладили, запускают... снова Жигули!!! Увольняют нафиг весь персонал завода, привозят работников из Германии, налаживают, проверяют, запускают. СЦУКО! На выходе вновь - Жигули!! Около завода холм, на нём отдыхают бывшие гл. инженер и директор завода, смотрят на всё это. Инженер директору: - А я тебе говорил - место такое!!! А то всё "руки из жопы, руки из жопы" Вот у нас примерно так и было. При этом николаевское кораблестроение - это ГИГАНТСКИЙ скачок вперед, а уж то, что на Черном море сотворил Лазарев - вообще для российских реалий уму непостижимо! Те корабли, которые топились в Севастополе, были вполне на уровне испанских или голландских, или шведских образцов. Плюс - на ЧМ еще и климат способствовал, потому как на Балтике флот по хорошему нужно было на зиму в крытых ангарах хранить, как это делали шведы. Но все мы понимаем, что это совершенно другой уровень затрат. Тем не менее средняя служба кораблей (со способностью выходить в море) до 15 лет, достигнутая при Николае - это прям чудо из чудес. С учетом того, что опять строили из невыдержанной древесины, что ремонты шли силами экипажей, что существовали приписки и полнейшее вранье и дикая коррупция. Поэтому, прежде чем потирать ручонки и радоваться: "Как круто наши предки испанцев объегорили!", вы просто остановитесь и подумайте - это были для России абсолютно стандартные и нормальные корабли. Что касается фрегатов - почему "Св. Патрикий" (1816 года постройки) оказался нормальным, хотя тоже был построен из лиственницы, а те же "Меркурий", "Легкий", "Проворный" - нет, я не знаю. Все это фрегаты типа "Спешный", которые строились аж с 1801 года и технология которых была отработана к тому времени донельзя. Скорее всего дело в администрациях верфей, где-то, где управляющие и строители были ответственными, на фрегаты лес сортировался очень жестко, где-то - нет. В результате такой разнобой по качеству. Via
  9.        А ведь все могло бы быть иначе.        С.Ю. Витте-Полусахалинский - не самый худший (точнее, лучший из худших) политический политический деятель эпохи поздней Империи. Умный, изворотливый, умеющий разыграть интригу и, что самое главное, имевший свое видение ситуации и ее развития на несколько лет (если не десятилетий) вперед - одним словом заметная фигура на русском политическом Олимпе - и в прямом , и в переносном смысле.        Однако при всех его достоинствах именно он сыграл далеко не последнюю роль в том, что Империя рухнула. Нет, сам Витте этого не хотел (и признавался, что сердцем он за самодержавие, а умом - за конституцию) и всеми силами пытался отсрочить этот конец, но вышло у него в конечном итоге в точности по присказке приснопамятной - "хотел как лучше, а вышло как всегда". Почему так? А вот - то, что русско-японская война, война несчастная во всех отношениях, нанесшая непоправимый урон монархии и Империи, была проиграна не в последнюю очередь стараниями Витте, так что он по праву может носить титул графа Полусахалинского. Почему?        Прежде всего отметим, с 1892 г. Витте занимал пост министра финансов Империи - посте далеко не последний и, наряду с постом военного, морского министров и министра внешних сношений, входивший в узкий круг высших бюрократов Империи, определявших ее политику. От его слова и согласия дать денег из бюджета зависело многое, очень многое. И здесь он допускает ряд серьезнейших просчетов, которые в дальней перспективе пагубно сказались на судьбе Империи, монархии и династии (и если бы только их одних!).        Первый такой просчет - отказ профинансировать боспорскую авантюру (в лучшем смысле этого слова) с сер. 90-х гг. XIX в., когда она имела, пожалуй, едва ли не лучшие за все время существования босфорского проекта шансы на успех. Результатом этого отказа стал поворот России на Дальний Восток, оказавшийся роковым. Витте поддержал этот поворот, имея на него свои виды - и политические, и экономические. И тут он допускает еще одну фатальную ошибку, обусловленную узостью его кругозора и отсутствием действительно стратегического мышления. Русская экономическая и финансовая экспансия на Дальнем Востоке, в которую Витте вложился по полной программе, имела бы успех только в том случае, если бы была подкреплена соответствующей военной силой, а вот как раз с этим-то и были проблемы. "Щедрость" Витте в ответ на запросы армейцев (Порт-Артур) и моряков (выполнение программы строительства флота для Дальнего Востока) привела к тому, что японцы опережали русских и на суше, и на море по меньшей мере на полгода, если не больше. При этом у Витте нашлись средства на то, чтобы отстроить заново Дальний (потрачено 30 млн золотых рублей) и провести КВЖД (еще 375 млн. рублей - кстати, на две трети дорога, ставшая для русского бюджета поистине золотой, была разрушена мятежниками в ходе пресловутого боксерского восстания).       В общем, скупость Витте и его стремление устроить дела своего ведомства в ущерб интересам других (этакий партикуляризм) немало поспособствовали тому, что Россия ввязалась в дальневосточную авантюру и оказалась в нужное время в нужно месте неготовой дать отпор притязаниям самураев. Итог хорошо известен - Первая русская революция, проложившая дорогу Февралю и Октябрю 17-го и, само собой, Гражданской войне... Via
  10. Тидзуко, жена Ходаки, с юности занималась и музыкой, и западной живописью, и «творческой гравюрой» под руководством Китаока Фумио. Сразу после войны вошла сразу в два творческих объединения: союз женщин-художниц Сюё:кай и в Тайхэйё:-гакай, объединение Есида Хироси, на выставках показывала в основном живописные работы. В конце 1940-х Тидзуко ходит на семинары авангардного творческого союза во главе с Окамото Таро и пробует себя в абстрактной живописи, а потом, уже в 1950-х, и в гравюре. За Ходаку она вышла замуж в 1953 году, перед тем они уже два года выставлялись как творческий дуэт – отчасти по примеру родителей, Хироси и Фудзио. Потом, как опять же принято в семье Ёсида, молодая пара отправилась в кругосветное путешествие. У Тидзуко и Ходаки родилось двое детей, дочь Аёми стала художницей, а сын Такасукэ тоже себя посвятил искусству, но необычному для семьи: ювелирному. Вместе с Ходакой Тидзуко много работала в смешанной технике на основе традиционной гравюры. «Весна» (в пару к заглавной «Осени») Из серии «Джаз» Здесь она использует на новый лад старый приём тиснения без краски. Абстракция с условными иероглифами, как у Ходаки и Тооси А этот «Полёт над Куско» – уж точно привет Тооси. И конечно, бесчисленные бабочки – примерно в той же манере, что и работы Ходаки 1970-х. И столь же точные, как его архитектурные листы. Именно бабочки у Тидзуко стали по-настоящему хорошо продаваться, их печаталось много; судя по интервью, ей самой это не нравилось, хотелось переключиться на другие темы и манеры, но ничего не поделаешь: семья Ёсида печатает то, что нравится публике, это главный принцип. Via
  11. Как же повлияло поражение при Трафальгаре на испанский флот? Если посмотреть на списочный состав испанского флота на 19 апреля 1808 года, предоставленный Морским министерством королю, то мы увидим следующую картину: Линейные корабли от 64 до 114 орудий – 42 единицы; Фрегаты от 32 до 44 орудий – 30 единиц; Корветы от 16 до 32 орудий – 20 единиц. Шебеки – 4 шт. Вспомогательные крейсера (уркас) – 15 шт. Бригантины -50 шт. Пакетботы – 4 шт. Полакры – 10шт. Голеты (шхуны) – 38 шт. Люгеры – 1 шт. Балагу (разновидность шхун, используемых в Америке) – 3 шт. Мистики (каталонские двумачтовые суда) – 2 шт. Скифы (Esquifes, скоростные гребные лодки) – 2 шт. Лорчи – 4 шт. Галеоты  - 1 шт. Итого – 222 корабля. Кроме того, в этом же отчете отдельной строкой выделена численность торгового флота Испании – 11 793 судна. Прямо скажем – далеко не маленький флот! А что же произошло дальше? В 1808 году после Мадридского восстания началась война с Наполеоном, а союзниками испанцев стали их недавние враги – англичане. Надо сказать, войска герцога Веллингтона мало заботились об испанских городах и селах, чаще всего разоряя и сжигая города при отступлениях, и грабя и растаскивая при наступлениях .По сути англичане и французы совместно превратили Испанию в бесплодную пустыню. То немногое, что осталось от судостроительной промышленности, было разрушено, заброшено, да просто разорилось из-за превратностей войны. Сами моряки (а на 1808 год их насчитывалось 60 тысяч человек плюс 15 тысяч человек морской пехоты) присоединились к сухопутной армии и сражались на суше. Примером можно привести известного нам Морильо, который начинал свою военную карьеру в качестве офицера морской пехоты, и был взят в плен англичанами при Трафальгаре на корабле «Сан-Ильдефонсо». Более того, испанские и английские генералы организовали прессинг по набору людей в армию, и забирали и мастеровых, и корабельных дел мастеров, и плотников, и конопатчиков, и такелажников…. Эти ценные производственные кадры так же сгорели в огне войны с французами. Именно поэтому за период 1808-1814 годов флот получил в качестве пополнения только два фрегата («Корнелия» и «Кармен»), один корвет («Абаскаль») и три 14-пушечные бригантины («Алерт, «Авангер» и «Волонтер»). Причем все эти корабли были построены на колониальных верфях, ни одного корабля, построенного в метрополии, за этот период не было. В это же самое время корабли гибли в переходах через Атлантику и Тихий океан, горели в портах, просто гнили в гаванях, а заменять их было нечем. Торговые суда массово захватывались сначала англичанами, потом французами, американцами, пиратами, южноамериканскими революционерами… Поэтому к 1814-му году оказалось, что флота у Испании-то и нет. Причем и торгового флота же, поскольку для отправки экспедиции Морильо Испании пришлось фрахтовать транспорта по всему миру, платя немыслимые деньги и обходя запреты Великобритании, которая не только отказалась помочь «своим испанским друзьям», но и прямо не рекомендовала другим державам сдавать внаем Испании торговые суда. При этом англичане прекрасно наживались и на южноамериканских повстанцах, ну а что такого? Да, «Браун Бесс» стоит на любом рынке в розницу примерно 25 песо, но почему бы не продать этим одержимым революциями идеалистам оптовые партии мушкетов по цене в 28-32 песо за штуку? «Nothing personal, just business». Первая национальная эскадра Чили. Все корабли, как мы понимаем, полностью испанские. Via
  12. крепка и надежна...", - думал Данило-стрелец, доставая из ларя прадедовский шелом и обтирая его тряпицей.       Так выглядел, по мнению художника, арбалетчик из войска Даниила Галицкого, который король Русии. Via
  13. Продажа кораблей русскими испанцам и их дальнейшая судьба. 74-пушечный Numancia (Любек) и такой-же España (Норд Адлер) - как встали на верфи Ла Каракай (La Carracay) в Кадисе, так никуда оттуда не выходили. Оба списаны в 1823-м. 74-пушечный Fernando VII (Нептунус) - совершил один выход в Средиземное море, списан в 1823-м. 74-пушечный Alejandro I (Дрезден) - подремонтировали, отправили в Аргентину, сопровождать конвой вместе с ЛК испанской постройки "Сан-Тельмо". Смог дойти до Бразилии, но там состояние корабля было признано ужасным, отправили обратно, в Кадис. Самое смешное - дошел. Как - неизвестно, но по ходу - на честном слове и на одном крыле. Сразу же по возвращении пущен на слом. 74-пушечный Velasco (Трех Святителей) - стоял в порту, в море не выходил, пущен на слом в 1821-м. Фрегат Astrolabio (Автроил), 50-пуш. - в море не выходил, пущен на слом в 1820-м. Фрегат Maria Isabel (Св. Патрикий) 50-пуш. - единственный корабль в нормальном состоянии. Послан в Чили с кновоем, был перехвачен чилийской эскадрой Кохрейна, захвачен, вошел в состав Чилийского флота под названием О"Хиггинс. Фрегат Pronta (Поспешный), 40-пуш. - один раз дошел до Карибского моря, при возвращении затонул в 1822-м. Фрегат Mercurio (Меркурий), 40-пуш. - не покидал Кадиса, буквально развалился и затонул у причальной стенки в 1822-м. Фрегат Ligera (Легкий), 40-пуш. - дошел до Кубы, затонул в гавани Сантьяго-де-Куба. Фрегат Viva (Проворный), 40-пуш. - доплыл до Гаваны, чуть не утонул, списан в Гаване из-за плачевного состояния в 1821-м. Ну и да. О скандале после покупки. Когда морской министр узнал об отзывах моряков о кораблях (более того, они пришли вообще пустые, даже русских моряков в портах были вынуждены кормить, поскольку у них припасов не было, а согласно контракту корабли должны были быть экипированы и снабжены припасами и запчастями на 6 месяцев), была назначена приемная комиссия, которуюд возглавил капитан Роке Гурусета. Отчет его полностью подтвердил слова моряков, там среди всего прочего были такие слова - "корабли эти полны каких-то мерзких тварей, червей, которых просто невозможно вывести". Морской министр Васкес де Фигероа подал доклад королю, и... 14 сентября 1818 года был уволен со своего поста и сослан в тюрьму в Сантьяго-де-Компостела. Адмиралтейство, пытавшееся защитить своего министра - распущено к ибиням. Трое комиссионеров изгнаны из флота. Роке Гурусета, составивший отчет и бригадный генерал Франсиско де Беренгера уволены из флота приказом от 20 сентября 1819 года и отправлены в составе полков в Америку простыми солдатами. Это настолько возмутило капитанов кораблей, что назревал бунт. В Результате Фердинанд VII отменил свой приказ и восстановил их на своих должностях, но парни уже плыли в Новую Гранаду. Via
  14. А меж тем продолжается сериал про американскую революцию на RightPlace. "Одной из самых главных ошибок 1775 года было решение набрать армию только на год. И главным сторонником этого решения был Джон Адамс. В 1775 году он писал, что боится, что постоянная армия станет “вооружённым монстром”, состоящим из “самых подлых, бездарных, самых беспощадных и бесполезных” людей. К осени 1776 года, однако, Адамс изменил своё мнение, отметив, что, если не будет увеличена продолжительность призыва, “неизбежным последствием этого решения будет полное наше уничтожение”. В мае 1775 года колонии Новой Англии смогли набрать в войска 16 тысяч человек. Однако вскоре колонисты обнаружили, что служба — это только “Гром победы, раздавайся!”, но ещё и определённые сложности, а также опасности. Энтузиазм масс резко ослаб. Многие мужчины предпочитали остаться дома, как говорил Вашингтон — “в углу дымохода”. Уже в 1776 году Вашингтон пишет, что он отчаялся “пополнить армию с помощью добровольного призыва”. После того, как прошли эмоции, сетовал генерал, те, кто готов служить “из веры в правоту нашего дела” составляют лишь “каплю в океане”. Уже в 1776 году многие колонии были вынуждены заманивать военнослужащих предложениями высокого денежного вознаграждения, предоставлением одежды, одеял, продолжительных отпусков, или призывом на срок менее 1 года. На следующий год, когда бегство из армии стало просто повальным, Конгресс постановил, что люди, завербованные в войска, должны в обязательном порядке переподписать контракт на три года, или вообще на весь период конфликта в зависимости от того, что наступит раньше. Но денег не было, и тогда волонтёрам посулили получение земли. Когда? После окончания войны, понятное дело!.. В апреле 1777 года Вашингтон настаивал, что нужно “прибегнуть к принудительным мерам вербовки”. С этой идеей Конгресс согласился, и уже к концу 1778 года принудительная вербовка стала обыденностью. Ставка оплаты в месяц для солдат составляла 6 долларов, для капитанов — 20 долларов. На 1775 год на комплектование 30-тысячной армии было выделено 2 миллиона долларов, однако уже на следующий год стало понятно, что этой суммы совершенно недостаточно — особенно с учётом инфляции. В 1776 году Конгресс “забронировал” на войска уже 6 миллионов долларов, но, как мы помним, инфляция обесценила доллар на 2/3, поэтому… это фактически те же 2 миллиона долларов. Ситуация была безвыходной и безрадостной. Начиная с 1777 года штаты Новой Англии, а потом и все северные штаты начали вербовку в армию негров — практика, которую Конгресс первоначально вообще запрещал. За всё время войны за Независимость в войска попало до 5000 негров, это 5% от общего числа солдат. Афроамериканцы внесли важный вклад в победу Америки, поскольку они, как ни странно, оказались самыми боеспособными подразделениями. В 1781 году барон Людвиг фон Клоузен отметил, что “лучшим полком Континентальной армии был тот, в котором негры составляли до 75 процентов”. Войско Вашингтона в 1775-1776 годах — это в основном свободные фермеры. Но уже к 1777-му состав армии начинает меняться — те, кто владел небольшими хозяйствами, не были готовы служить в течение долгого времени, опасаясь потери их имущества. Дело в том, что от налогов и арендных выплат этих фермеров никто не освобождал, земля без возделывания прибыли не приносила, и их поля в результате вполне могли забрать (и забирали) за долги. Таким образом, в 1777 году армия состояла из молодых, одиноких мужчин, не имеющих собственности, и часто — даже гроша за душой, одним словом — из люмпенов. Эти люди шли в армию, чтобы получить какое – никакое денежное вознаграждение, а после войны — земельные наделы. Вообще 1777 год — это кризис Континентальной армии. На неё было выделено всего 5 миллионов бумажных долларов, снабжение оказалось просто ужасным, административная структура и управление ещё находились в зачаточном состоянии, поэтому армия часто голодала. Рядовой 8-го Коннектикутского полка Мартин вспоминал, что осенью 1776 года несколько дней у него на день была только горсть каштанов, и немного костей жареной овцы, причем овечье мясо — это остатки еды приготовленной для “офицеров-джентльменов”, которые он украл. Эбенезер Вильд, солдат из Массачусетса, свидетельствовал, что несколько дней в зиму 1777 года он прожил “вообще без еды”. Доктор Альбигенс Уальдо отмечал, что многие солдаты спасались так называемыми “огненными пирогами” (лепёшка из крутого пресного теста, запечённая на углях). Во время зимовки в Велли-Фордж умер каждый седьмой солдат! — чаще всего от голода и холода. И здесь отдельное спасибо стоит сказать генерал-квартирмейстеру Джеймсу Вилкинсону, который вошёл в сговор с местными торговцами и воровал с размахом, а также пенсильванским купцам, поставлявшим в армию совершенную некондицию и тухлятину. Ситуация резко изменилась в 1779 году, когда из Франции поступило столько одежды и провианта, что Вашингтон не мог найти склады, где бы разместить излишки. Отдельно стоит упомянуть о колониальной милиции. Милицейские подразделения в американской армии призывались на военную службу и высылались на линию фронта для усиления регулярных формирований обычно на срок не более 90 дней. Вашингтон милицию не любил совершенно. Он писал, что “ставка на милицию делается тогда, когда в армии не функционирует институт офицеров”. И добавлял, что милиционерам не удалось продемонстрировать “свои мужество и отвагу” ни в боях на Лонг-Айленде в 1776 году, ни на Манхэттене. При Камдене, о котором речь ещё будет впереди, милиционеры ударились в панику и обратились в бегство, что сделало их ответственными за одно из самых страшных поражений американцев в войне за Независимость. С другой стороны при Конкорде и Банкер-Хилле милиционеры вполне себе явили образцы и отваги, и воинского духа, точно так же как при Трентоне или Саратоге. Пожалуй, лучшую характеристику американским милиционерам дал их враг, генерал Корнуоллис: "Я не буду много говорить об их милиции, но список британских офицеров и солдат, убитых и раненных милиционерами, доказывает, что презренным сбродом назвать их нельзя". Скорее тут есть смысл говорить о том, что Вашингтон, заигравшись в построение регулярной армии, не принимал в расчёт милицию, до конца войны так и не научившись использовать её сильные стороны. Что касается других генералов — например, Арнольда, Грина или Моргана, то они-то использовать преимущества американской милиции для победы над англичанами как раз умели." Часть 7: https://fitzroymag.com/right-place/po-doroge-k-saratoge/?fbclid=IwAR3o6tkCKz05Wm0nb6Jof1-li6RTLMinMW7bx-Oc6PABpT9ZfCrCkwXAhAQ Первое, что следует отметить — победа под Саратогой показала несостоятельность Вашингтона как полководца. Это нехотя признавал и сам Вашингтон. В письме Конгрессу в 1776 году он признавался “в недостатке опыта для действий крупными контингентами войск”, и в “своих ограниченных знаниях по военным вопросам”. В августе 1776 года разгром при Лонг-Айленде произошёл из-за пренебрежения разведкой. Неумение Вашингтона видеть поле боя и принимать быстрые решения привело к потере Манхэттена, а также непонятным результатам при Уайт-Плейнс. Показательно, что при этом Вашингтон никогда не брал вину на себя, постоянно ссылаясь “на недостаточную подготовку войск”. Однако Гейтс, Арнольд и Морган имели войска с совершенно такой же подготовкой, что и главнокомандующий, что не помешало им одержать великолепную победу при Саратоге! Надо сказать, что и дальше Вашингтон либо предпочитал слишком осторожные действия, либо просто не умел читать поле боя. При Брендивайне в сентябре 1777 года — опять чрезмерная осторожность, за которой читается откровенная неуверенность. Далее буквально стратегическая ошибка — полное презрение к южному театру военных действий, которое поставило дело независимости на грань краха. Даже Йорктаунская кампания — это плод размышлений графа де Рошамбо, прибывшего в Америку с французским контингентом. Вашингтон же в который раз собирался осаждать Нью-Йорк! В 1796 году уже знакомый нам Томас Пейн опубликовал “Письмо Джорджу Вашингтону”, в котором утверждал, что большинство декларируемых достижений генерала Вашингтона были “мошенническими”. “Вы проспали всё своё время где-то в поле” после 1778 года, заявил Пейн, утверждая, что генералы Арнольд, Гейтс и Грин внесли гораздо более весомый вклад в победу Америки, чем Вашингтон. Значительная часть этих слов была правдой, но тут имелось серьёзное “но”. Как стратег Вашингтон безусловно провалился. Но вот как администратор и менеджер армии он показал себя на голову выше всех остальных. Часть 8: https://fitzroymag.com/right-place/strany-bez-kotoryh-ssha-ne-sluchilos-by/?fbclid=IwAR16ec9Z-JHDJvOtDUuBXBGRupIctOA5tF0tSwABI4Zr5vpGy1EvFyMQNIk Via
  15. Владимир Нагирнк отвечает на вопросы по «Волчьим стаям». Рассказывает: - Про подводный флот Англии - Про бегство нацистов из Европы на подводных лодках - "Порвать гармонь" по-немецки. Как БУХАЛИ подводники )) - Про морскую авиацию - Как снабжались подводные лодки - Про Ла-Манш - Про первую советскую «Волчью стаю» - Про то, как "Волчьи стаи" пытались спасти "Бисмарк" - Проблема учёта побед или оверклейм Смотрите, ставьте лайки, пишите комментарии, и задавайте под роликом вопросы. Последнее важно, так как хочется знать интересы людей в теме подлодок и строить по ним передачи. Via
  16. Олаф Трюггвасон

    Ну и почему же йомсвивинги у меня не варяги были? как эта фраза доказывает такое? P.S. Будем разбирать сейчас кто о чём имеет понятие, и кто как воспринимает слова оппонента? Зачем вам это? Есть очень простой способ - не уверены в чёткости и своего понимания смысла ответа оппонента, тогда взяли и переспросили, попросив уточнить ответ. Вы же сейчас сами засоряете свою ветку ненужным оффтопом, а потом меня же в этом и обвините, хотя я лишь отвечаю на ваши посты.
  17.        Пишут, что       Четыре окаменелых зуба, обнаруженных в амазонских джунглях на территории Перу, дают новые доказательства того, что группы древних приматов пересекали Атлантический океан, мигрируя из Африки в Южную Америку       А вот, собственно говоря, и сам парапитек: Via
  18. Олаф Трюггвасон

    Да на русском языке подобных работ нет. Как я уже отмечал, в российской скандинавистике принято рассматривать биографию Олафа Трюггвасона в купированном виде. Йомсборг и его феномен госпожа Джаксон (и прочие) тоже не жалуют  По этой причине в этой ветке без статей на иностранных языках не обойтись. Английский, Old Norse, латинский - в этой ветке обычное. Самая обширная историография по этому вопросу - англоязычная. Вот ещё сборник статей по теме (опять же на английском языке): Sirpa Aalto, Jómsvíkinga Saga as a Part of Old Norse Historiography http://istorja.ru/applications/core/interface/file/attachment.php?id=14379
  19. Олаф Трюггвасон

    Ого, оказывается я считал что йомсвикинги это не варяги! Только я сам почему-то об этом и понятия не имел. ...  Не, с меня хватит этой галиматьи. Разберитесь сначала с собой и со своими восприятиями. А по йомсвикингам я же написал пост в соответствующей теме, что же вы предпочли его не заметить? - http://istorja.ru/forums/topic/970-saga-o-yomsvikingah/?do=findComment&comment=51337 . Вот там и оспаривайте, можете даже с англицким переводом.
  20. Сага о йомсвикингах

    SCRIPTA ISLANDICA ISLÄNDSKA SÄLLSKAPETS ÅRSBOK 65/2014 Sirpa Aalto, Jómsvíkinga Saga as a Part of Old Norse Historiography Jomsvikinga_Saga_as_part_of_Old_Norse_Hi.pdf
  21. Сага о йомсвикингах

    SCRIPTA ISLANDICA ISLÄNDSKA SÄLLSKAPETS ÅRSBOK 65/2014 Sirpa Aalto, Jómsvíkinga Saga as a Part of Old Norse Historiography Jomsvikinga_Saga_as_part_of_Old_Norse_Hi.pdf
  22. Сага о йомсвикингах

    Jómsvíkinga Saga исландский и английский текст Saga of the Jomsvikings.pdf
  23. Сага о йомсвикингах

    Jómsvíkinga Saga исландский и английский текст Saga of the Jomsvikings.pdf
  24. Олаф Трюггвасон

    Понял вас... с трудом. Что вы пытаетесь мне доказать? Сначала вы пытались доказать, что дружина Олафа Трюггвасона - не варяги. Теперь, когда выяснилось, что йомсвикинги - варяги, вы пытаетесь доказать, что... среди них есть венды.  Так с этим никто и не спорит  Об этом прямо говорят цитируемые здесь источники. Но заметьте, многоуважаемый Mukaffa, что память об этих вендах (варягах, йомсвикингах) сохранили исландские сказители, а не столь любезные вам вагры
  25. Олаф Трюггвасон

    Насчет неприемлемости "кухонной" логики на этом форуме, вам уже неоднократно указывали специалисты, администрирующие ресурс. Такую "логику" включать не будем. Волин-Юмна-Йомсборг, как феномен раннего Средневековья и связанная с ним "Сага о йомсвикингах", изучалась, изучается и будет изучаться специалистами. Будьте добры хоть иногда (!) цитировать их. А свою "логику", без опоры на какой-либо источник или научную работу, оставьте при себе. Вот, например с такой работой можете ознакомиться:  DANISH KINGS AND THE JOMSVIKINGS IN THE GREATEST SAGA OF ÓLÁFR TRYGGVASON BY ÓLAFUR HALLDÓRSSON VIKING SOCIETY FOR NORTHERN RESEARCH UNIVERSITY COLLEGE LONDON 2000 Olafur1.pdf
  26. Олаф Трюггвасон

    Хорошо. Неоднократно гостил и возвращался в Вендланд. С каким войском? С войском состоящим в основном из вендов и других южнобалтийских викингов. Правильно? Вы с эти согласны?  
  27. Load more activity