Вся активность

Этот поток обновляется автоматически   

  1. Последний час
  2. Навигация в XVI веке

    Тринити Хаус "Дирекция маяков и лоций Чёрного и Азовского морей извещает мореплавателей, что в Чёрном море, вблизи Феодосии, на мысе Ильи, у зюйд-остового обрыва, установлен в деревянной будке на вершине деревянных козел часто переменный огонь с белыми и зелёными миганиями… "           «Извещении мореплавателям» № 5 от 17 февраля 1899 года Получив корабли в собственность, руководство Ройял Нейви озаботилось проблемой обеспечения их безопасного плавания. И хотя акватория, в которой это плавание осуществлялось, не выходила еще далеко за пределы прибрежных вод, стало очевидным, что уже недостаточно одних естественных береговых ориентиров, требуется создание искусственных знаков, особенно в районах, где существует большая опасность для судоходства. А также требуется государственная программа по подготовке специалистов по навигации для королевского флота. Маяк Эдистон. Построен Генри Уинстенли, 1698. Plymouth City Council. Museum and Art Gallery. Нельзя сказать, что прежде не было организаций, которые заботились бы о подготовке кадров для прибрежного плавания. Во многих крупных портах Англии существовали ассоциации, гильдии, «Морские братства» (Fraternities of the Sea), которые, наряду с другими задачами (религиозные и социальные функции) занимались отбором и контролем деятельности лоцманов и судоводителей в портах своей ответственности. Существовали также гильдии иностранных моряков. Например, в Саутгемптоне имелась scuola славянских гребцов с венецианских галер, которая имела свои закрепленные места в церкви св. Николая и на коммунальном кладбище. Большую роль в обеспечении безопасной навигации играли также французские лоцманы, приглашенные Генрихом VIII. Но опыт англо-французской войны 1512-1514 гг. показал, что это несет угрозу суверенитету Англии. В самый ответственный момент наемные лоцманы покидали свои посты или, хуже того, передавали навигационную информацию противнику. Недовольны были и владельцы грузов, доставляемых в Лондон по Темзе: очень часто имели место происшествия с кораблями по вине некомпетентных лоцманов. Темза в районе Лондона. Карта 1882 г. В 1513 году гильдия моряков направила петицию королю с просьбой ввести лицензирование деятельности судоводителей на столичной водной магистрали. В 1514 году Генрих VIII даровал хартию руководству нового братства – to The Master, Wardens and Assistants of the Guild Fraternity or Brotherhood of the Most Glorious and Undivided Trinity and of Saint Clement in the Parish of Deptford Strond in the County of Kent, если полностью приводить титул руководителей новой организации. Кратко ее название – Тринити Хаус, по названию церкви в Детфорде. Эта организация существует и поныне и отвечает за обеспечение навигации в водах Англии, Уэльса и других британских территориальных водах, за исключением Шотландии и острова Мэн и Северной Ирландии. По решению Генриха VIII новая организация должна была заниматься подготовкой, лицензированием, и сопровождением деятельности специалистов каботажного плавания в Англии. Во главе новой организации был поставлен Мастер Томас Сперт (Thomas Spert), до того проходивший службу в качестве старшего штурмана на самых крупных кораблях английского флота той эпохи Mary Rose и Henri Grace à Dieu. Помимо Мастера, руководство Тринити Хаус включало четырех инспекторов («уорден», warden) и восемь заместителей (assistant), избираемых ежегодно всеми членами гильдии моряков. Членами нового братства могли стать только английские моряки. К сожалению, о ранней деятельности Тринити Хаус документов почти не сохранилось. Страшный пожар 1714 года уничтожил почти все архивы этой корпорации. Поэтому вся история организации воспроизводится по копиям, сделанным для различных целей и различными субъектами. Некоторые исследователи утверждают,что Генрих VIII создал Тринити Хаус по образцу и подобию аналогичных учреждений Испании. Помните, когда мы говорили о маневрировании парусных кораблей в составе эскадры, то упомянули об Алонсо де Чавесе, которого испанский король Филипп II назначил на пост Главного штурмана (Piloto Mayor) в Каса-де-Контратасьон в Севилье (La Casa de Contratación, букв. «Торговый дом», а по сути – «Адмиралтейство Индий»). Первым Piloto Mayor (1508) был флорентиец на испанской службе Америго Веспуччи, именем которого была названа новая часть света – Америка. Так вот, некоторые считают, что учреждение поста Piloto Mayor стимулировало решение английского короля о создании аналогичного органа в Англии. Об этом пишет, например, Хаклюйт в своих трудах. Но есть и другая точка зрения: Тринити Хаус – это развитие системы гильдий, издавна существовавших в королевстве. Томас Сперт, первый мастер Тринити Хаус, своими первыми шагами закрепил монополию гильдии на проводку судов, первоначально по Темзе и ее устью, а затем и по другим участкам прибрежных вод Англии. Исключение было сделано для лоцманов из Сэндвича, Дувра, Хариджа, Ипсвича, проводящих свои суда в Лондон. Естественно, эти лоцманы платили Сперту солидную мзду. Первоначально против монополии Тринити Хаус поднялись свободные лоцманы и судоводители, не входившие в гильдию. Категорически против ограничения своих прав выступили и некоторые иностранные сообщества, в первую очередь Ганзейская лига. Но тут на помощь гильдии пришли коррумпированные чиновники Адмиралтейства, которые лоббировали появление королевского документа, поддержавшего монополию Тринити Хаус. За регулярное вознаграждение, естественно. Хартия 1514 года была в дальнейшем подтверждена Эдуардом VI, Марией I и Елизаветой I практически без изменений. И только во время правления Елизаветы появились новые положения, относящиеся к деятельности Тринити Хаус по обустройству судоходства на Темзе и прилегающих водах английского побережья. В 1565 году, на восьмом году правления Елизаветы I, был выпущен королевский указ о регулировании каботажного плавания в Англии – ‘An Act concerning Sea-marks and Mariners’, дававший руководству Тринити Хаус полномочия “at their wills and pleasures, and at their costs, [to] make, erect, and set up such, and so many beacons, marks, and signs for the sea… whereby the dangers may be avoided and escaped, and ships the better come into their ports without peril.” по их желанию и за их счет, изготавливать, воздвигать и устанавливать такое количество маяков и морских знаков, которое позволит избежать опасностей и обеспечит благополучное прибытие кораблей в свои порты. В январе 1581 года на Тринити Хаус был возложен контроль за рыболовными судами на Темзе и прибрежных акваториях от Ньюкасла до Портсмута. По инициативе гильдии среда была объявлена рыбным днем, чтобы поощрить дальнейшее развитие рыболовного флота. Однако вся деятельность Тринити Хаус в XVI веке носила исключительно консультативный характер. Отсутствуют данные о каких либо административных или организационных функциях, выполняемых организацией. Положение изменилось лишь при Карле II, когда на Мастера и инспекторов Тринити Хаус была возложена обязанность проверять квалификацию морских офицеров. Но мы сейчас не рассматриваем этот период морской истории Англии. Продолжение последует. Via
  3. Сегодня
  4. Боевые топоры руси

    Раннесредневековые чехлы для боевых топоров известны археологам. Но для их крепления отверстие в лезвии вовсе не обязательно (хотя имеет свои особенности).
  5. Боевой топор (?)

    Простая и наглядная типологическая схема раннесредневековых боевых топоров. Для всех...
  6. «Предания храма Кокава»

    Раз уж зашла речь о храме Кокава, мы расскажем и о книге, где говорится о его основателях, монахах, мирских распорядителях и прихожанах. «Предания храма Кокава» 粉河寺縁起, «Кокавадэра-энги» известны в двух главных версиях. Более ранняя и более знаменитая – это эмаки, свиток конца XII в. с рисунками. Он сохранился не полностью: как считается, свиток пострадал при пожаре 1585 г., когда храм был сожжён войсками Тоётоми Хидэёси. Более поздняя версия составлена, видимо, в XIII в., а известна она по рукописи 1452 г. Возможно, её тоже предполагали исполнить в виде эмаки, но по каким-то причинам не сделали этого, а только отметили места для рисунков. В обоих версиях всё начинается с рассказа о том, как в 770 г. в краю Кии был основан храм Кокава. Здесь три эпизода: охотник из рода Оотомо обретает чудесное изваяние бодхисаттвы Каннон Тысячерукого и устраивает молельню; Каннон исцеляет девушку из края Кавати, и после этого люди узнают о благих силах бодхисаттвы, воплощённого в статуе из Кокава; почитательницы Каннон жертвуют молельне имущество, в Кокава строится храм как таковой и появляется монашеская община. Все эти события относятся к VIII в. Вот несколько картин со свитка эмаки: 1. Охотник Оотомо-но Кудзико молится перед изваянием Тысячерукого. Он задумал изготовить образ одного из будд или бодхисаттв после того, как увидел в лесу чудесный свет. Юноша-странник, нашедший приют в его хижине, взялся за работу, а заказчику велел приходить на седьмой день. И вот, Кудзико находит в хижине изваяние, а ваятеля нет; он понимает, что юношей был сам Каннон, Внимающий Звукам. 2. У жителя соседнего края Кавати по прозванию Сибукава тяжко болеет дочь. Вот она лежит в усадьбе, а возле неё хлопочут домочадцы. 3. Объявляется молодой монах и берётся исцелить девицу. В усадьбу собрался народ, посмотреть, что будет. Разумеется, девица исцелилась, а монах сказал: если хотите меня отблагодарить, посетите меня в храме Кокава. 4. Девушка и её родные отбывают в храм. Эту сцену воспроизводят чаще всего, здесь хорошо видны одежды паломников и всё, что они берут в дорогу. 5. Но храм никому не известен, вот путники ищут его, расспрашивая поселян. А рядом – видимо, та самая Мучная река, Кокава, которая им нужна. Вода в ней белая, как от рисовой муки, и этот белый цвет указывает на Каннон. 6. И вот, Сибукава с дочерью и спутниками нашли запертую молельню. Очень устали, остановились на ночлег прямо под открытым небом, а ночью молельня отворилась – и в ней засияло светом изваяние Тысячерукого. Тут они и узнали своего целителя по примете: в «Преданиях» это шнурок, каким подвязывают ножны меча, в «Чудесах бодхисаттвы Каннон» XIX века, о которых мы писали раньше, – палочки для еды. В любом случае монах взял в награду от Сибукавы только вот такую мелочь, но она нужна была как опознавательный знак. 7. А кто здесь постригается в монахини, не ясно: то ли та самая исцелённая девица, то ли другая женщина, вдова, которая в «Преданиях» первой пожертвовала храму имущество. 8. Здесь тоже не совсем понятно, кто молится и почему на плече у изваяния висит что-то красное. В той версии «Преданий», которая без картинок, есть подходящий по смыслу рассказ, о нём мы скажем чуть ниже. В версии XIII в. после преданий об основании храма следуют тридцать три коротких рассказа – по числу обличий Каннон, перечисленных в «Лотосовой сутре». Во многом эти истории похожи на поучительные рассказы сэцува. Из них две трети (с первого по двадцать второй) повествуют о том, как Каннон помогает людям в земной жизни. Рассказы расположены в хронологическом порядке от IX в. до начала XIII в. И ещё одиннадцать рассказов посвящены тем подвижникам, кому Каннон помог возродиться в Чистой земле; повествователь возвращается к событиям IX в. и снова движется по хронологии до конца XII в. Перед нами история храма – но изложенная не подряд, а в виде отдельных эпизодов, причём рассказана она дважды, с двух точек зрения: храм как место для молений о «пользе и выгоде в этом мире» и как место приготовления к будущей жизни. Большинство рассказов построено по одной схеме: герой исполняет в храме некую должность, либо приходит в храм как паломник, либо каким-то ещё способом «завязывает связь» с Каннон, и бодхисаттва помогает ему. Эта схема обычна для рассказов о чудесах будд, бодхисаттв и богов в других памятниках, включая сборники сэцува. Связь не обязательно завязывается от праведных дел: так, в рассказах 5-м, 19-м и 23-м говорится о дурных храмовых служителях, а в рассказе 17-м о наместнике края Кии, учинившем разорение храма; милосердный бодхисаттва помогает им осознать и исправить их ошибки. Если сопоставить «Предания храма Кокава» с другими японскими текстами о бодхисаттве Каннон, можно заметить несколько особенностей в подборе сюжетов: Исцеление здесь есть: от слепоты и других недугов, которые помрачают чувства (рассказы 7-й, 14-й, 17-й, 22-й). Такие рассказы есть и в «Японских легендах о чудесах» (日本霊異記, «Нихон рё:ики», VIII–IX вв.), и в «Собрании стародавних повестей» (今昔物語集, «Кондзяку моногатари-сю:», XII в.), и во многих других собраниях вплоть до «Чудес Каннон» XIX в. Спасение от разбойников есть (рассказ 1-й), от притеснений властей тоже (17-й). Эта тема тоже постоянная во всех сборниках, она восходит к «Лотосовой сутре». При этом в «Кокавадэра-энги» нет мотива «подмены тела», мигавари, – когда человек остаётся невредим в руках убийц или палачей, а раны вместо него получает статуя (в «Кондзяку» в разделе о Каннон таких рассказов три). Избавления от бедности, о котором так много говорится в «Кондзяку» (целых восемь рассказов) в «Преданиях Кокава» нет совсем. Правда, один рассказ (3-й) воспроизводит широко известный сюжет об обретении срочно надобных вещей: человеку нужно устроить пир, а запаса еды нет и срочно добыть еду невозможно; вдруг его близкие присылают ему припасы, а потом выясняется, что эти люди ни о чём не знали, а помощь пришла от Каннон. Такие рассказы есть и в «Нихон рё:ики», и в «Кондзяку». Но любопытно, кто получает такую помощь в наших преданиях. Это жена Аривара-но Нарихиры. О множестве дам, влюблённых в этого блестящего кавалера и поэта, говорится в «Повести из Исэ» и всевозможных сочинениях по мотивам этой книги. А вот жена Нарихиры как-то мало кого занимает. Здесь же она появляется как глубоко благочестивая женщина. Нарихире приходит очередь устраивать пир при дворе, а поэт, хотя и знаменит, но небогат: ни на еду, ни на напитки средств в доме нет. Раз так, Нарихира решает уволиться со службы, принять монашество, и отбывает во дворец проститься с государем. Жена, как обычно, садится читать «Лотосовую сутру», но слёзы застилают ей глаза – и тут приходит посыльный с кушаньями и всем надобным для пира. Госпожа спрашивает, откуда он, отрок отвечает: из храма Кокава. Получив в награду красные шаровары, он весело прощается – но не насовсем! – и уходит. А после пира Нарихира вместе с женой отправляются в храм и видят те самые штаны, перекинутые через плечо изваяния. Надо сказать, Нарихира – первая, но не единственная знаменитость среди прихожан храма Кокава. В «Преданиях» дальше появляются отрекшиеся государи Кадзан и Госиракава, канцлер Фудзивара-но Ёримити и его сановные потомки, несколько известных праведностью монахов, в том числе тот Какутю из храма Миидэра, в чьём жизнеописании дан первый достоверный отчёт о паломничестве по тридцати трём святыням Каннон. В «Кондзяку» и в других японских рассказах Каннон очень часто устраивает браки и помогает рождению долгожданного дитяти. В храме Кокава такие чудеса не отмечены, зато немало говорится о детско-родительских связях. Дело не сводится к тому, когда родители молятся об исцелении дочери или сына (как во введении и в рассказах 7-м, 14-м, 17-м). Каннон помогает подкидышу, воспитанному в храме, найти отца и мать (рассказ 8-й); монах узнаёт о посмертной судьбе покойной матери (рассказ 15-й); обычай посещать храм Кокава объединяет разные поколения семьи Фудзивара (рассказ 10-й). Вообще в Кокава бодхисаттва Каннон часто выступает как учитель, сообщает людям некие знания: о прежних и будущих рождениях и в целом о причинах тех или иных событий в их жизни. Сюда же можно отнести рассказы, где объясняется, почему храм владеет таким-то имуществом. Во всех таких случаях речь идёт об энги в философском смысле слова: о причинно-следственных связях, знание которых ведёт к освобождению. Когда в тексте «Преданий…» бодхисаттва Каннон проясняет эти связи, его милосердие распространяется не только на героя рассказа, но и на читателя. В «Преданиях храма Кокава» не звучит ещё один мотив, восходящий к «Лотосовой сутре» и постоянный в рассказах о Каннон: мотив спасения на водах, помощи в морском путешествии. Это можно объяснить тем, что храм стоит далеко от моря, хотя и говорится, что до Кокава докатываются волны от острова Фудараку 補陀落 (санскр. Поталака) – счастливого острова в дальнем море, где Каннон даёт приют своим верным почитателям. Правда, храм Хасэдэра тоже далёк от морских берегов, но в его преданиях «морская» тема встречается. Кроме того, и в «Кондзяку», и ещё в некоторых источниках бодхисаттва из Японии через море помогает жителям Кореи, так что вера в Каннон объединяет людей разных стран, открывает Японию большому миру (такой рассказ в нашей серии по тридцати трём храмам ещё будет). В «Кокавадэра-энги» рассказ 15-й можно толковать или в этом же смысле, или в противоположном. Здесь монах молится о том, чтобы узнать, где возродилась его мать после смерти и в вещем сне узнаёт, что родилась она в стране «Солнечной шелковицы» 扶桑, Фусо:. Вообще Фусо: – это книжное название Японии, и монах огорчается: значит, матушка моя не вышла из круговорота перерождений. Но таинственный его собеседник (на сама деле это Тысячерукий) объясняет: не печалься, на самом деле это Чистая земля будды Амиды. Ведь знак «шелковица» пишется как «четырежды десять и восемь». Итак, матушка твоя родилась в Чистой земле близ того, кто дал сорок восемь обетов (то есть близ Амиды). Как из знака «шелковица» получается «сорок восемь». Отсюда следует отождествление Японии с Чистой землёй, в духе учения школы Тэндай об «исконной просветлённости»: нет просветления отдельно от помрачения, нет рая отдельно от нашего мира. Это может означать размыкание привычных границ: Япония – не дальняя страна на восточном краю населённого мира (что подразумевается названием Фусо:), а часть единого мироздания, где все люди, как в раю, лишь тем и заняты, что славят будду и готовятся к окончательному освобождению. Или наоборот, границы замыкаются: если кроме Японии нет иного рая, значит, о других странах и мирах можно не думать вовсе. Если рассматривать эти сюжеты, то «Кокавадэра-энги» выглядит как небольшой тематический сборник сэцува. Однако в череде рассказов то и дело встречаются отклонения в сторону другой сюжетной схемы, где некие блага получает не герой, а сам храм: расширяются его земельные угодья, строятся новые здания, пополняется собрание книг и т.д. Так, в рассказе 13-м храм приобретает дерево для сада. Герой, нашедший редкую вишню с махровыми цветами, колеблется, к которому из храмов или святилищ её пересадить, и бодхисаттва Каннон сам предлагает: неси деревце ко мне, а я буду защищать тебя и твоих потомков. Когда рассказ строится по такой схеме, это возвращает нас к жанру энги в узком смысле слова: к обоснованию прав общины на те или иные ценности. Подобных рассказов в «Кокавадэра-энги» 17 из 33. Правда, самые драгоценные сокровища храма Кокава, реликвии времён его основания, здесь впервые перечислены в рассказе 5-м в сообщении о пожаре, когда все они были утрачены. Разумеется, две схемы могут и даже должны совмещаться: храм получает пожертвование, жертвователь – помощь, в этом и состоит правильный ход событий. И на наш взгляд, схему энги можно выделить в том числе и в тех рассказах, где нет речи о каких-либо осязаемых дарах храму и даже о подношениях невещественных, вроде песен вака или чтении сутр. С каждым новым паломником храм расширяет сеть своих связей – с соседями в краю Кии, с землями Ямато, Кавати, Идзуми, с другими храмами, со столицей и даже с дальним краем Муцу. Эти связи составляют главное богатство общины – и что примечательно, ими она может поделиться. Ведь, посещая храм Кокава или хотя бы слушая проповедь или читая свиток энги, люди приобщаются к этим связям. Через общую веру в Каннон благочестивый читатель «Преданий…» оказывается связан и с семьёй Фудзивара, и с государями-монахами и их окружением, с храмом Миидэра, с горами Коя и Кумано, с бодхисаттвой Гёки, с традицией «родных песен», которую здесь представляют Аривара-но Нарихира, государь Кадзан и другие поэты вака. И даже со страной Японией он обновляет связь, узнав тайну её названия. Вот для примера несколько рассказов о храме Кокава. Рассказ 4. Монах Рёсин узнаёт о связи между храмом и полями Кокава Монах Рёсин жил в краю Ямато в уезде Ути, в месте под названием Оотори, в молельне Аиин. В краю Кии в уезде Ито в месте, что зовётся Суда, есть ступенчатые поля в три уровня. Они зовутся полями Кокава. Осенью в шестой год Камбё [894 г.] хозяин тех угодий ночью охранял поля от потравы. Ночью кто-то явился жать рис. Хозяин выстрелил и попал, засверкал свет. Хозяин удивился, присмотрелся, кто там, и увидал коня тростниковой масти. Когда рассвело, он тщательно осмотрел то место – и похоже было, будто колосья жал человек. И точно так же всё повторилось и на следующий год, и на третий. Хозяин опасался дурного и пригласил Рёсина совершить моление. Рёсин решил посмотреть, что на самом деле происходит, и стал стеречь по ночам. И вот, в одну из ночей молодой монашек, одетый в чёрное, явился, сжал два снопа и направился восвояси. Рёсин пошёл за ним, и к рассвету они дошли до управы Коя. Монашек направился в храм Кокава и вошёл в главный зал. Рёсин стал расспрашивать о нём у монахов, постоянных насельников нашего храма. Монахи удивились, стали отворять все двери – и нашли два снопа риса перед занавесями главного зала. Рёсин подумал: непостижимо! – затворился в храме и стал молиться о связи причин. Во сне ему явился давешний монашек и сказал: – Я Великий Воевода, Великий Милосердный. А ты подвижник Истинных слов. Поэтому я явил тебе свой облик и дам указание словами. Я тот, кто пестует людей здешнего края. В этом храме я обитаю уже долгие годы. То поле – лишь один цубо здешней земли. Поэтому скажи хозяину сжать его для меня. Не так уж ценен этот рис, но мне он нужен, чтобы пестовать людей этого края. Рёсин проснулся, залился слезами и пустился в обратный путь. После этого хозяин передал то поле во владение нашему храму. _______________ Рассказ объясняет, как террасные поля в местности Суда 隅田 оказались во владении храма Кокава. О монахе по имени Рё:син 良心, как и о молельне Аиин 阿逸院 в уезде Ути 宇智, кроме этой истории ничего не известно; судя по названию, в молельне чтили будущего будду Мироку (Аи, санскр. Аджита, – одно из его имён). Конь «тростниковой масти» 葦毛, ёсигэ, — серый или серый в яблоках. Выражение «молиться о связи причин» 因縁を祈念す, иннэн-о кинэн-су, может пониматься двояко: 1) молиться, чтобы понять причины происходящего; 2) молиться, чтобы завязать связь со Внимающим Звукам. Великий Воевода, Великий Милосердный 大悲大将, Дайхи-Дайсё:, – величание бодхисаттвы Каннон. «Подвижник Истинных слов» 真言の行者, Сингон-но гё:дзя, – знаток «тайного учения». Слова бодхисаттвы «пестую людей здешнего края», кокутю:-но хито-о хагукуму, могут относиться и к краю Кии, и к стране Японии в целом. Цубо 坪 – мера площади, около 3,31 кв.м. Рассказ 8. Настоятель Рюкаку получает указание, как найти родителей Рюкаку был сыном старшего монаха Эйкаку – келейного служителя общинного старейшины Какуэна, главы храма Ондзёдзи. Этот Рюкаку родился в годы Тёгэн [1028–1037 гг.] и всё никак не подавал голоса. Люди хулили его, говоря: если младенец не кричит, жизнь его будет краткой. И раз так, его по обычаю решили оставить на склоне холма Киёмидзу. Там его подобрал монах храма Киёмидзу по имени Югэн и вырастил. Когда стал взрослым, он поселился в Южной столице и стал зваться настоятелем Рюкаку. Однажды он отправился в край Кии проведать имение Киномото, а потом побывал как паломник в нашем храме, молился перед буддой и высказал своё желание: – Хочу, о Великий Мудрец, Внимающий Звукам Мира, чтобы ты показал мне лица моих родителей!. И тут же во сне ему было указано: – Отец твой – келейный служитель общинного старейшины Какуэна, главы храма Миидэра, а зовут его старшим монахом Эйкаку. Он живёт в палатах Исида. Мать твоя – племянница Сэйсю, величаемого Мостом Закона, распорядителя святилища Явата. Она живёт в Ивасимидзу. Проснувшись, Рюкаку посетил оба этих места и встретился с родителями. _____________ О монахе Рю:каку 隆覚кроме этой истории ничего не известно. Его отец Эйкаку 永覚 назван «келейным служителем» 坊人, бо:нин, то есть помощником знаменитого монаха XI в. Какуэна 覚円 (1031–1098), «общинного старейшины» 僧正, со:дзё:, то есть одного из глав всей японской монашеской общины. Какуэн был сыном Фудзивара-но Ёримити 藤原頼通 (992–1074), регента и канцлера при государях Гоитидзё:, Госудзаку и Горэйдзэе. Какуэн возглавлял храм Ондзё:дзи 恩城寺 (Миидэра 三井寺) в окрестностях Столицы, один из наиболее могущественных храмов Японии. Будучи монахом, Эйкаку вступил в любовную связь с женщиной из семьи распорядителя другого влиятельного храма и прижил от неё дитя; в XI в. в Японии такое поведение монаха не считалось необычным. Храм Киёмидзудэра 清水寺 на восточной окраине столицы стоит на склоне высокого холма. Как и храм Миидэра, Киёмидзудэра входит в число главных японских святынь бодхисаттвы Каннон. Обычай оставлять младенцев на склоне холма Киёмидзу известен и по другим источникам. Поместье Киномото 木本 в краю Кии принадлежало храму То:дайдзи 東大寺, самому крупному храму города Нара. «Великий Святой» 大聖, Дайсэй, – одно из величаний Каннон. Исида 石田 – имение семьи Фудзивара в местности Ооцу поблизости от храма Миидэра; Какуэн мог гостить там у своих родичей-мирян. Имя деда Рюкаку с материнской стороны – Сэйсю: 清秀, его должность — распорядитель храма-святилища Явата-но мия (иначе Хатимангу: 八幡宮) в Ивасимидзу 石清水 в окрестностях Столицы, где почитали бога-бодхисаттву Хатимана, защитника государева рода и всей страны. Рассказ 23. Распорядитель Эннё смотрит на запретное тело будды и всё же возрождается в Чистой земле Эннё был сыном и наследником распорядителя Онги, носившего звание Мост Закона, третьим распорядителем нашего храма. Около третьего года Нинна [887 г.] он захотел взглянуть на нашего главного почитаемого. Мирской распорядитель, наместник края Идзуми Оотомо-но Садамунэ сказал ему: – Как гласит надпись государя Конина, наследник основателя нашего храма, чиновник верхней ступени полного шестого ранга Оотомо-но Фунануси устроил для священного тела шестиугольный закрытый помост, со всех сторон окружил его занавесями и обо всём подробно доложил ко двору. А к прибытию государя были вывешены семислойные занавеси. С тех пор никто за них просто так не заглядывает. Дозволено лишь вдыхать чудесное благоухание и видеть ясный свет. Эннё возразил: – Я потомок основателя храма! Наследственный распорядитель! Даже если я прямо взгляну и увижу священное тело, чего мне бояться? И тут же опустился на колени перед занавесями и сказал: – О почитаемый, сам собою явившийся в мир, Внимающий Свободно! Даруй уловку на пользу живому, исполни то, чего я хочу в глубине сердца! Отодвинул занавесь и посмотрел. Садамунэ снаружи спросил: – И что? – Мирно сидит, – только и сказал Эннё. И упал замертво. Хотя потом он очнулся, но ослеп и не мог пошевелить руками. Жизнь ему стала немила. Шло время, Эннё в досаде на Внимающего Звукам говорил: – Светлые боги, следы-отпечатки будд, в здешней жизни насылают тяжкие кары. Но неужто таково милосердие исконных ступеней, великих подвижников? И во сне ему было явлено указание: — Ты обычный человек. Я тело будды. Как если бы незрячий человек взглянул на солнце и не увидел света – так же и тут. Не досадуй на меня! Проснувшись, Эннё сказал: – Хотя эта жизнь моя и прошла напрасно, в будущей жизни я увижу будду, услышу Закон! И снова ему было явлено указание: – Когда в сердце своём недоволен обоими веками, нынешним и будущим, то причиной тому – грехи-помехи, что не имеют начала. Предайся подвижничеству Цветка Закона, исполни правила покаяния, памятуй об Амиде и следуй стремлению возродиться в Чистой земле! Эннё послушался. Заказал переписать сутру Собственного Закона Будды, поместил свитки в северо-восточном углу главного зала, памятовал об Амиде и молился о возрождении в стране Высшей Радости. Прошло около десяти дней, и он понял, что смерть близка. Оба глаза его стали видеть, как раньше, все чувства прояснились. «Если думать о Внимающем Звукам Мира, это не будет втуне, так как он может избавить от всех страданий», – прочёл Эннё вслух, с великим почтением памятуя о Законе Будды, сел прямо, обратился лицом к западу и так скончался. Когда его хоронили, у могилы того, кто чтил сутру Собственного Закона Будды, собрались багряные облака и засиял драгоценный свет – так говорят. А ещё в годы Эйхо [1081–1084 гг.] святой мудрец Кёкай, его ученик Хокай, а с ними всё руководство нашего храма, настоятель, его помощники и прочие видели, как над могилой Эннё поднимаются багряные облака. ______________ Хотя в тех же «Преданиях» вначале говорится, как основатели храма смотрели на изваяние Тысячерукого, здесь оно причисляется к «сокрытым буддам» 秘仏, хибуцу, на которых запрещено смотреть вообще или кроме особых редких случаев. Распорядитель-монах и мирской распорядитель расходятся в том, на кого из храмовых служителей распространяется запрет. Государь Ко:нин 光仁 правил в 770–781 гг. «Закрытый помост» 帳台, тё:тай, – возвышение внутри храмового зала со столбами по углам и решетчатым верхом; на него вешают занавеси. Эннё, упрекая Внимающего Звукам, говорит, что карать за нарушения запретов свойственно богам ками, но не бодхисаттвам. При этом он соотносит бодхисаттв с богами как «исконные ступени» 本地, хондзи, с «отпечатками-следами» 垂迹, суйдзяку, то есть мыслит богов как воплощения бодхисаттв. «Сутра Собственного Закона Будды» 如法経, Нёбо:кё:, здесь – «Лотосовая сутра», она же «Цветок Закона». Перед смертью Эннё читает строки из этой сутры, которые по сути оправдывают его дерзкий поступок. В переводе А.Н. Игнатовича эти строки звучат так: «Если тот, кто услышит его имя, а также увидит его тело, будет думать о Внимающем Звукам Мира, это не будет втуне, так как Внимающий Звукам Мира может избавить живые существа от всех страданий» (ТСД 9, № 262, 57c). Кё:кай 教懐 (1001–1093) долгие годы был монахом храма Кофукудзи, но в возрасте около 70 лет ушёл на гору Коя и ещё более двадцати лет провёл в странствиях, прославился как подвижник Чистой земли. Рассказ 24. Учитель таинств Дзэнни желает царского сана, но оставляет это желание и обретает плод будды Учитель таинств Дзэнни был учеником Дзиндзэна, главы школы Тэндай, исполнявшего обязанности общинного старейшины. В годы Канна [985–987 гг.] из-за раздоров Дзэнни покинул гору, где жил, и отправился через всю страну в край Муцу. Он обладал чудесной силой, и когда обращался к больному, тот сразу исцелялся, а когда молился за бедняка, тот вскоре наживал богатство. Между тем, все желания Дзэнни были нацелены на одно: обрести такие подвижнические заслуги, что позволяют в нынешнем теле возвыситься до царского сана. Он расспрашивал о храмах и святилищах, славных чудесами: где какие чудесные образы изваяны из дерева или нарисованы на свитках, какие есть отпечатки следов, чудесные подобия. И вот он задумал поклониться живому телу Внимающего Звукам в храме Кокава, ушёл из края Муцу и направился в наш храм. И прибыл к нам, и совершил поклонение. Во сне ему явился чудесный отрок и молвил: – Чтобы возвыситься до царского сана, нужна сила десяти благих дел. В нынешнем теле её обрести невозможно. Если в этом рождении будешь держаться десяти благих дел, то я соединю свои силы с твоими, и в будущей жизни ты станешь правителем небольшой страны. Проснувшись, Дзэнни сказал: – Если не поможешь исполнить мое давнее желание, значит, напрасно тебя зовут Великим Милосердным! Чудесный отрок снова явился ему и молвил так: У кого настолько Страстное сердце, Тот упадёт На дно огненного ада! Услышь это! Дзэнни отозвался: – Если в нынешней жизни мне нельзя достичь царского сана, для которого нужны десять благих дел, тогда помоги мне в будущей жизни свидетельствовать, что я обрёл плод святости, стал буддой с десятью именами! Чудесный отрок отвечал: – Ты подвижник Истинных слов. Если не будешь лениться, исполняя тройное таинство, то можно не сомневаться: десять имён ты обретёшь. Тогда Дзэнни построил себе хижину на холмах Оохары и там предался подвижничеству пяти видов, в шесть сроков возглашал имя будды. Весной третьего года Канко [1006 г.] он устами произнёс звук А, сложил руки в знак сосредоточения – и прямо на месте молитвы испустил дух и закрыл глаза. ___________ Дзиндзэн 尋禅 (943–990), десятый сын Правого сановника Фудзивара-но Моросукэ, был главой школы Тэндай. Его ученик Дзэнни 禅意 покинул гору Хиэй, где находились главные храмы школы Тэндай, вероятно, из-за раздоров между этими храмами и храмом Миидэра. Чтобы в будущей жизни возродиться государем, надо: не убивать, не воровать, не распутничать, не лгать, не злословить, не лицемерить, не пустословить, не жадничать, не гневаться, не склоняться к дурным учениям — и главное, не поощрять ко всем этим грехам других людей (это и называется «десятью благими делами»). «Десять имён» – десять величаний любого будды: Пришедший своим путём, Почитаемый в веках и др. «Тройное таинство» 三密, саммицу, – таинство тела, речи и мысли: подвижник уподобляется одному из будд, приняв соответствующую позу, произнося мантру и сосредоточившись мыслями на образе этого будды. «Пять видов» подвижничества различаются в учении «Истинных слов», Сингон: это пять ступеней от первого пробуждения сердца до полного просветления. «Шесть сроков» – равные промежутки по четыре часа, на которые делятся сутки. «Знак А» – первое и самое простое из «истинных слов», они же мантры, соответствует вселенскому будде (ибо природа будды так же присутствует повсюду, как звук «а» во всех слогах). «Знак сосредоточения» 定印, дзё:ин – положение рук, соответствующее здесь мантре «А»: подвижник сидит в «позе лотоса», локти опираются на колени, правая ладонь лежит на левой ступне и развёрнута вверх, левая ладонь – поверх правой, большие пальцы подняты и соприкасаются. Via
  7. Репетиция

          На улице минус 20, хотя и солнышко налицо. Но все равно, как бы зима не свирепствовала, до весны осталось всего ничего, и как напоминание об этом - рыжий солнечный котик, тренирующийся перед большим выходом: Via
  8. Вчера
  9. Индийские диковины.

    Раннее использование пороха в Индии. Richard M. Eaton. From Bidar to Timbuktu: Views from the Edge of the 15th Century Muslim World // The Medieval History Journal, 14, 1 (2011): 1–20 Eaton, RM, Wagoner, PB.  Warfare on the Deccan Plateau, 1450–1600: A military revolution in early modern India? // Journal of World History 25(1): 5–50. (2014) Richard M. Eaton. “`Kiss my Foot,’ said the King: Diplomacy, Firearms, and the Military Revolution in India, 1520” // Modern Asian Studies, vol.43, no. 1, 2009, pp. 289-313 Alam Iqtidar Khan. The coming ofgunpowder to the Islamic world and north India: spotlighton the role of the Mongols // Journal of Asian History,  Vol. 30, No. 1 (1996), pp. 27-45 Alam Iqtidar Khan. Early Use of Cannon and Musket in India: A.D. 1442-1526 // Journal of the Economic and Social History ofthe Orient, 24(2), 1981, pp 146-164 Iqtidar Alam Khan. Gunpowder and Empire: Indian Case // Social Scientist,  Vol. 33, No. 3/4 (Mar. - Apr., 2005), pp. 54-65 Iqtidar Alam Khan. Nature of Gunpowder Artillery in India during the Sixteenth Century: A Reappraisal of the Impact of European Gunnery // Journal of the Royal Asiatic Society,  Third Series, Vol. 9, No. 1 (Apr., 1999), pp. 27-34 Iqtidar Alam Khari. Gunpowder and Firearms Warfare in Medieval India. 2004.·
  10. Для тех, у кого есть VPN Cлухи о заключенном Травентхальском мире до русских не дошли, и о выходе Дании из войны в Москве еще совершенно не знали. Заключив 8 августа 1700 года мир с Турцией, Петр I решил 30 августа объявить войну Швеции. Указ о начале войны был оглашен в Москве, но и только. Шведам уведомление решили не посылать – «в свое время сами узнают». В тот же день выступили в поход передовые отряды Головина и Вейде. И тут 6 сентября Петр получил донесение от Августа, что скоро в Пернов (Пярну) ожидается прибытие Карла XII с примерно 18 тысячами штыков, и что саксонцы дадут им бой. Однако 18-го, как мы помним, Август решил уйти от Риги подальше. 14 сентября передовой отряд русских войск подошел к Нарве, и внезапно атаковал шведский пикет, захватив в плен рейтара и горожанина. Шведы о войне не знали (поскольку им войну русские еще не объявляли) и сильно удивились. На следующий день нарвский комендант Горн послал к русским парламентеров с жалобой, и с требованием вернуть пленных. Ему ответили, что вообще-то Швеции объявлена война, так что пусть радуются, что не убили. Горн, получив это известие, спешно отправил гонцов в Ревель и Стокгольм, и усилил оборону Нарвы. 21 сентября русской конницей был захвачен оставленный шведами Ям (Ямбург), а в Ревель подошло подкрепление из Финляндии, примерно 5-6 тысяч человек. 23-го началась атака Ивангорода, которая оказалась неудачной, а наши войска форсировали Нарову и начали устраивать военный лагерь. В Стокгольме узнали о начале войны с Россией лишь 1 октября, русский посол Хилков был вызван к канцлеру Оксенштерне, однако ситуация оказалась воистину идиотской – русский посол ничего не знал о начале войны со Швецией. Карл же находился с Королевским Советом в Карлскроне (как мы помним, туда его отвезли после победы над Данией союзники). Когда ему сообщили об атаке русских – он не поверил, и предположил, что это один из саксонских отрядов. И решение пришло на ум очень быстро: от спешно собрал 6-7 тысяч штыков, бывшие под рукой, посадил их на корабли (8 линкоров, 3 фрегата), с которых сняли пушки и припасы, и отплыл из Карлскроны 11 октября 1700 года. (Рис. 4) Плавание, предполагавшее 2-3 дня, неожиданно затянулось – на траверзе Стокгольма корабли попали в шторм, в результате которого их раскидало по морю. Мелкие корабли вернулись обратно (а с ними и почти половина взятого с собой пороха), к Карлсхамн (недалеко от Карлсконы), часть кораблей получили повреждения, из-за этого в грузовых трюмах утонуло много лошадей, были подмочены и пришли в негодность припасы, несколько десятков солдат и драгун умерло. Когда утром 16 октября Карл, пошатываясь от перенесенной морской болезни, вышел на пристань Пярну, его первыми словами были: «Больше никаких перевозок войск по морю!» Вместо 6-7 тысяч солдат в Пярну попали только 4700, из них - 340 артиллеристов, измученные штормом и морской болезнью. Король оставил войска приходить в себя, а сам с небольшим отрядом отбыл в Ревель, инспектировать крепость, и разузнать обстановку. Чуть ранее, 4 октября, к Нарве прибыл Петр I с 19 батальонами. Там его встретил саксонский инженер Алларт, подавший царю меморандум, какую артиллерию и какие припасы нужно достать для правильной осады города. Понятно, что у русских в наличии было примерно 30-40% от требуемого, а больше было взять нечего и негде. 11 октября началась осада Нарвы. Осадные пушки начали прибывать только 13-21-го числа, и только 21-го была проведена первая, пробная бомбардировка крепости. Бомбардировка совершенно неудачная, поскольку в наличии имелось только 29 орудий, калибром от 22 до 6 фунтов, к ноябрю их количество удалось довести до 195-и единиц, правда из них только 41 – большого калибра, остальные – не более 6 фунтов, а самое большое представительство (64 единицы) – 3-фунтовки. Петр узнал о высадке Карла лишь 23 октября, когда шведский король в Ревеле уже формировал ополчение, и отослал казачьи разъезды к Пскову и Новгороду, в попытке предугадать действия шведа. Карл же в Рюэне соединяется со своими войсками (4350 человек) в составе 2 сводных батальонов из финских полков рижского гарнизона, рейтарских полков Тизенгаузена, Абосского и Ниландского и Карельского драгунского батальона. Шведы выдвинулись к Везенбергскому замку (Раквере), расположенному на полпути между Ревелем и Нарвой. Чуть ранее, 24 октября в Раквере подходит поместная конница Шереметева, которая должна быть глазами и ушами русской армии у Нарвы. Оба отряда встречаются у Раквере 5 ноября, и передовые разъезды сообщают о соприкосновении с противником Шереметеву. Последний принимает решение отойти к Пурцу, в 36 верстах восточнее Раквере. Русские расположились в Пурце в крестьянских домах, не выставив часовых, и внезапная атака шведов стала дл них полнейшим сюрпризом. Шведы внезапно зашли в деревню, подожгли её и получили возможность перебить застигнутых врасплох русских поодиночке. Несколько русских кавалеристов сумело убежать в Пованду и сообщить Шереметеву о произошедшем. Шереметев в свою очередь немедленно выслал на помощь крупный отряд, состоящий из 21 кавалерийской роты, которому удалось окружить шведов у Вариеле. Пленные показали, что в Раквере стоит Веллинг с 5 тысячами кавалерии, и на днях ожидается подход короля с 30-32 тысячной армией. Известия эти достигли осадного лагеря 10 или 11 ноября 1700 года. При этом Шереметев делает большую ошибку – он решает, напуганный такими сведениями, отвести конницу еще на 33 версты восточнее. Напомню, что Раквере находится на полпути между Ревелем и Нарвой, а так же между Пярну и Нарвой. Это своего рода центральная позиция. Шереметев, отступив от Раквере к Пюхайоги, ограничил возможность глубины разведки расстоянием Пурц-Нарва. Шведские войска сосредоточились в Раквере без помех (кроме 600 драгун Шлиппенбаха, которые контролировали движения русских к северо-западу от озера Ильмень), и двинулись к Пюхайоги. 18 ноября Петр провел военный совет, где было выяснено, что русские войска по сути к осаде не готовы, пороха и ядер хватит всего на 20 часов обстрела, и припасы взять рядом негде. Долго обсуждали, что делать, в результате решили попробовать взять штурмом Ивангород. Однако все планы смешала шведская вылазка из Ивангорода, которая нанесла большие потери стрелецким батальонам Елчанинова и Сухарева (48 убитых, 63 раненных). В результате атака Ивангорода была отложена. 22 ноября капитан Преображенского полка Гумерт бежал в Нарву со всеми картами и планами. 27 ноября шведские войска атаковали конницу Шереметева, совершенно забывшую о разведке, и шведы внезапно оказались всего в 20 верстах от русского осадного лагеря. Скорее всего, на тот момент русских охватила паника. 29 ноября Карл проводит смотр войск, у него в наличии вместе с подкреплениями и ревельским ополчением 10537 человек при 37 орудиях и 111 кавалеристов. В тот же день Петр спешно покидает армию, передав командование герцогу де Кроа, который, как в дешевой комедии, вообще-то приехал как посланник от Августа Сильного, договариваться, чтобы русские приняли участие в походе на Ригу в следующем году. Почему де Кроа не отказался - непонятно. https://sputnikipogrom.com/history/82407/rp-2/ Via
  11. Угадайка...

          Вот интересно, сможет ли кто-нибудь угадать, что это за такая ископаемая штуковина:       Морской огурец-голотурия - нет? Копролит? Тоже нет, а что же тогда (ответ по катом)       А это, запечатленное в камне и потом сфотографированное, есть ничто иное, как ископаемый чернильный мешок древнего головоногого моллюска, найденный палеонтологом А. В. Ступаченко в юрских глинах у деревни Михаленино в Костромской области.       Статья преинтересная - там, в частности, рассказывается и о том, как появился чернильный мешок у нынешних головоногих, и почему им владеют не все головоногие и почему его не было, к примеру, у тех же аммонитов. А жаль - представить, как 3-метровый пахидискус выпускает струю чернил в преследующего его ящера и тот скрывается в черном облаке... Но не срослось. Via
  12. Последняя неделя
  13. Ностальгия

    Вчера на Warspot'e выложили ролик, на котором летает модель (примерно 1 к 10 масштаб) К-7 (уникальный самолет - подробнее про него можно, к примеру, здесь глянуть: К-7       И по ходу ролика вспомнил впечатляющий взлет группы И-17 в "Красавице Мемфиса":       До сих пор не видел (и вряд ли уже увижу, ибо такое сегодня уже не снимут - одни марвеловские киноподелия остались, всякие там "черные пантеры") ничего более впечатляющего и захватывающего дух! Via
  14. Обнаруженная случайно в 1938 году Хорезмской экспедицией, крепость удивила невиданной для Хорезма формой постройки: мощная цитадель с остатками оборонительной стены по верху оказалась круглой. Снаружи правильным кругом ее опоясывала стена с башнями. Пространство между центральным зданием и стеной – кольцо - оказалось полностью застроенным. Глиняное сооружение имело диаметр центрального здания – 42 метра, высоту – 8м, диаметр всего сооружения – ок. 90метров. По обломкам керамики и бронзовым наконечникам удалось установить возраст поселения – IV-IIIвв. до н.э. Раскопки, начатые в 1950 году, выявили, что центральное здание было двухэтажным. От уровня второго этажа сохранились остатки стены стрелковой галереи, опоясывавшей здание. Наружная стена была прорезана высокими стреловидными бойницами. Нижние основания бойниц круто уходили вниз, давая возможность обстрела пространства у наружной стены крепости. Стены первого этажа, сложенные из квадратных сырцовых кирпичей, уходили на 4-х метровую глубину. В 1952 году центральное здание было раскопано полностью. В середине по оси север-юг оно было разделено поперечной стеной, т.е. первоначально западная и восточная половины были наглухо отделены друг от друга. В западной и восточной половинах были обнаружены две 2-х маршевые лестницы, выводящие из широкого сводчатого помещения, рассекавшего центральное здание примерно по линии восток-запад. Глинобитные ступени лестниц были совершенно нехожеными. Более того, обе лестницы были заложены кирпичами, а верхние марши, сознательно укороченные, выводили лестницы к внутренней стене стрелковой галереи. Поэтому входы в западную половину оказались не только заложенными, но и замаскированными стеной, а вся западная половина сооружения отрезана от мира. Из главного помещения сводчатые проходы вели в боковые комнаты: в восточной половине одна на север, две на юг; в западной - наоборот. Две лежащие против друг друга комнаты каждой половины имели форму, близкую к прямоугольной; противоположные проходам стены остальных были скошены-вписаны в круг. Наружные стены семи помещений были прорезаны окнами, в каждом по одному. Прямоугольные (40х50см), с наклоном в сторону помещений, они прорезали 7-ми метровую толщу стены и открывались наружу чуть ниже бойниц стрелковой галереи. Лишь в одном помещении – крайнем восточном западной половины – окна не было. Планировка западного и восточного комплексов была одинаковой, но помимо того, что западный был наглухо закрыт, отмечалось различие в некоторых деталях. В западной части центрального помещения западной половины между лестницами был вырыт колодец, глубиной не более 2 м, что не исключает его чисто символического значения. Большой интерес вызвал ярко выраженный слой пожара – масса углей, зольных прослоек, опаленных в огне обломков посуды и кирпичей. Нигде слой пожара не лежал непосредственно на полу помещений, как не отмечалось следов огня на нижней части стен. Т.е следы пожара в помещениях нижнего этажа -  случайный гость. Было установлено, что разрушение началось с перекрытий – эллиптических сводов из сырцового кирпича. Чтобы выдержать нагрузку второго этажа их сделали двойными. Промежутки между двумя смежными сводами были заполнены обломками кирпича. Кирпичная кладка выровняла центральную площадку – основание второго этажа.  Слой пожара во всех помещениях лежал поверх завала обрушившихся сводов, что указывало на второй этаж, как источник пожара. Опаленная огнем керамика, сопутствующая слою пожара, относилась к IV-IIIвв. до н.э., т.е. пожар произошел в период, когда здание сохраняло свой первоначальный вид. Внешний оборонительный пояс можно было реконструировать в виде двух концентрических стен со стрелковым коридором между ними и системой башен. Коридор открывался наружу многочисленными бойницами, дававшими возможность простреливать из луков все окружающее пространство. Бойницы были обнаружены и на внутренней стене. При наличии второй, наружной стены, образовывавшей вместе с внутренней стрелковый коридор, это наталкивало на мысль, что первоначально центральное здание было окружено только одной стеной с бойницами. Вторая стена и расположенные между ними башни были построены позже, но также в ранний период существования крепости. Все сооружение было окружено широким рвом, некогда заполненным водой. Внешнее кольцо, в отличие от центрального здания, не располагало долговременными сооружениями и весь период существования крепости перестраивалось. К концу раскопок в распоряжении археологов оказалось три плана помещений нижнего кольца, позволивших выявить схему его постепенной застройки: 1)     Ранний период центрального здания (отсутствие сложной застройки; несколько больших групп построек располагалось в разных его концах – складские и хозяйственные постройки) 2)     Период запустения и разрушения центрального здания (100-150 лет после основания) (кольцо сплошь застроено различной величины домами с плоскими перекрытиями и открытыми двориками, располагавшимися по радиусам кольца) 3)     Перепланировка и появление керамики совершенно нового типа, отличной от керамики раннего периода, наличие которой нельзя было объяснить влиянием соседей или дальнейшим развитием местной хорезмийской культуры. Происхождение народа, принесшее ее в Хорезм, до конца не выяснено. Руководитель экспедиции С.П. Толстов предположил, что ее носителями были степные скотоводческие племена, обитавшие на востоке, на границах с Хорезмом, в нижнем или среднем течении Сырдарьи. В ходе раскопок была решена проблема входа в центральное здание, когда в восточной части кольца, напротив ворот, были раскопаны остатки примыкавшей к центральному зданию массивной кирпичной кладки шириной более 4м. Характер и расположение позволили высказать предположение, что это остатки укрепленного пандуса, выводившего снизу, от входа в кольцо, на верхнюю площадку центрального здания. Среди керамических изделий были обнаружены рельефные изображения на стенках сосудов, маленькие скульптуры из обожжённой глины и оссуарии – керамические погребальные сосуды с крупными скульптурными изображениями на них. На рельефах больших вьючных фляг с одним уплощенным боком, характерной формы для кангюйской посуды, были изображены женщина с ребенком, всадник с копьем в скифском головном уборе, человек в высоком шлеме в виде птичьей головы, бородатый человек с виноградной гроздью в руке и флягой упомянутого типа на лямке за спиной.  Новым типом статуэток, неизвестным до раскопок, было изображение женщины с чашей для вина в одной руке и амфорой – в другой. Обнаружено большое количество фигурок коней. Особенно заинтриговала археологов находка статуэтки обезьяны с детенышем, отличной от других глиняным тестом и особенностями стиля, указывающего на ее индийское происхождение. В одном из помещений кольца были найдены остатки многокрасочной стенной росписи с изображением воина-лучника. Архива обнаружено не было, но во множестве были обнаружены осколки сосудов с процарапанными до или после обжига знаками-буквами древнего арамейского письма, в ряде случаев составленными в слова. На большом сосуде для хранения зерна или вина вырезано слово «аспабарак» («едущий на коне»), которое, по мнению С.П. Толстова является именем собственным. В процессе раскопок исследователи пришли к мнению, что Кой-Крылган-кала являлась постройкой культового типа, а не дворцом или крепостью. С.П. Толстов видел в ней памятник погребального культа, связанного с астральным культом и, возможно, являвшимся местом астрономических наблюдений. Центральному зданию он отводил роль погребального здания, связанного с обрядом трупосожжения. В пользу этого предположения говорило обнаружение обломков крупных пустотелых глиняных человеческих скульптур, близких по многим признакам оссуариям, но, по факту, являющихся урнами, т.к. их сопровождали угли и обожжённые человеческие кости. Здесь же были найдены обломки масок в виде человеческого лица, которые либо подвешивались к сосуду-урне, либо были деталями больших погребальных статуй-урн. Возникло новое предположение схемы истории памятника, выдвинутое Ю.А. Рапопортом: 1.     Центральное здание и оборонительную стену вокруг него начали строить после смерти какого-то значительного лица. Поэтому западная половина погребального здания строилась с расчетом на немедленную закладку всех входов, хорошо замаскированных. 2.     Постройка такого сооружения требовала много времени, поэтому в погребальные покои положили лишь урну с прахом умершего, сожженого давно или в другом месте. 3.     Восточная половина, зеркальное отражение западной, предназначенная для второго погребения, в течение какого-то времени оставалась открытой. 4.     После смерти человека, для которого она предназначалась, тело сожгли на центральной площадке, а урну с прахом поместили в одной из комнат восточной половины. 5.     Здание, построенное в IVв до н.э прекратило свое существование в IIIв до н.э, когда началось разрушение верхнего этажа и перекрытий нижнего. С этого времени центральное здание уже не использовалось по назначению, но само сооружение продолжало использоваться довольно долго. Разделение центрального здания на два комплекса было осуществлением заранее продуманного строгого плана. Изучение находок и сама планировка показали, что в храме в одинаковой мере могли почитаться культы двух важнейших божеств- Солнца и Воды. Среди найденных статуэток преобладали изображения богини водной стихии Анахаты и фигурки коней, символизировавших солнечного бога-всадника Сиявуша. Т.о, Кой-Крылган-кала являлась храмом двух божеств – богини плодородия и водной стихи и бога солнца, умирающей и воскресающей природы. Было установлено, что большая часть женских изображений относилась к западной части комплекса, где также находился ритуальный колодец. Окна восточной половины смотрели на восток и юг, вследствие чего возникло предположение о ее посвящении солнечному божеству. Если верно предположение, что центральное здание является царским мавзолеем, то есть основание предполагать, что началу строительства предшествовала смерть царицы. Ее прах был помещен в западной части. Царь после смерти был сожжен на центральной площадке, а его останки захоронены в восточном комплексе. Предположение С.П. Толстова о том, что в крепости велись астрономические наблюдения, подтвердились исследованиями планировки и архитектурных особенностей центрального здания. Астрономических инструментов найдено не было, однако среди находок обнаружены обломки керамических колец и соответствующие им по диаметру диски с отверстием в центральной части и небрежно нанесенными делениями по окружности (возможно, простейшие астролябии). Направления наблюдения за небом из окон цитадели Вычисления, проведенные для каждого окна, прорезающих толщу 6-ти метровых стен, дали интересные результаты. Особенно интересными оказались полученные результаты для среднего окна южной стороны здания: в IV-IIIвв до н.э через него можно было вести наблюдение за Фомальгаутом, звездой, весьма почитаемой на Востоке. Это, в свою очередь, позволило объяснить кажущуюся произвольность ориентировки здания, ориентировка осей которого по линиям север-юг и восток-запад условна. На самом деле оси отклонены от этих направлений на 21 градус. Было установлено, что закладка здания происходила в период гелиакического восхода звезды Фомальгаут, причем главной осью оно было ориентировано на место восхода солнца, а перпендикулярной ей осью – на Фомальгаут. Расчеты показали, что такое взаиморасположение этих светил приходится на время ок. 400г до н.э. Таким образом было уточнено время строительства храма. Судя по материалам раскопок, в раннем периоде существования крепости появились первые комплексы помещений кольца. Они не имели прямого отношения к погребальному культу. Здесь хранились храмовые запасы, возможно жили обслуживающий персонал и рабы. В закромах и зерновых ямах хранилось зерно, в огромных врытых в землю сосудах-хумах хранилось вино и масло, поступавшие с обширных храмовых земель, окружавших крепость. P.S. Поселение Аркаим в Челябинской области было открыто через полвека после обнаружения Кой-Крылган-кала на территории древнего Хорезма. Несмотря на разделяющие их 1400 лет, в глаза бросается удивительное сходство в планировке поселения, явно видимое при сопоставлении планов древних поселений. Но только ли внешнее сходство роднит их? 1. Стены Кой-Крылган-калы были сложены из квадратных сырцовых кирпичей. В Аркаиме с наружной стороны бревенчатые срубы (дань местным условиям) были облицованы сырцовыми кирпичами, которые укладывались со дна рва, глубина которого составляла 1,5-2,5 м, на всю высоту стены не менее 3,5 м. 2. Колодец, обнаруженный в Кой-крылган-кале, глубиной не более 2 м, как было установлено, имел ритуальное значение. В Аркаиме колодцы, находившиеся в жилищах, имели глинобитные ложные своды и служили своеобразными холодильниками, что также говорит о небольшой глубине. Дно колодцев укреплялось колышками, которые оплетались плетнем. Возле колодцев располагались металлургические печи с дымоходами. Исследователи отмечают, что усиленная тяга воздуха для плавления металла исходила именно из этих колодцев.  На мой взгляд, данное утверждение позволяет оспорить обнаружение вдоль внутреннего рва металлургических и гончарных печей со следами производственной деятельности, в то время как аналогичных следов в домашних печах обнаружено не было. Возможно, печь, так же, как и домашний колодец, имела ритуальное значение, связанное с поклонением Огню. Это объясняло бы обнаружение черепов жертвенных коней. Фигурки коней Кой-Крылган-калы, как думается, имели ритуальное значение в качестве жертвенных фигурок Сияуваша. Макет жилища в Аркаиме 4. Внешний оборонительный пояс - две концентрических стены со стрелковым коридором между ними и системой башен весьма напоминают два кольца оборонительных сооружений Аркаима. 5. В Аркаиме ров, в отличие от оборонительного Кой-Крылган –Калы, был облицован деревом, проходящий по центру главной круговой улицы, и оказался продуманной системой водостока и канализации с отстойниками и очистными сооружениями. Кроме того, подтверждено существование  оборонительного рва с водой. 6. Установлено, что центральное здание Кой-крылган-кала было тесно связано связано с обрядом трупосожжения. В Аркаиме в центре прямоугольной (25×27 м) площади обнаружены следы костров, что говорит о регулярных, возможно, ритуальных действиях, не исключающих трупосожжения, т.к. отмечен сильный прокал почвы. 7. Обширные храмовые земли окружавших крепость, подобные Кой-крылган-калинским, были обнаружены в радиусе 5-6 км от Аркаима в виде нескольких небольших неукреплённых поселений, в которых, возможно, в них жили пастухи или земледельцы 8. Дома в Аркаиме были покинуты организованно поле сожжения, но, в отличие от Кой Крылган-кала, уже не были заселены вновь. Кроме того, известно, что находки в Аркаиме достаточно скудны: литейная форма серпа-струга, булавы, каменные молоты и кайла, кремневые наконечники стрел, каменный топор с проушиной, глиняные "лепешки" со злаками. Т.о, принимая во внимание проведенные параллели, можно предположить, что развитая система фортификации, наличие монументальных построек, поселений-сателлитов, обнаруженные в Аркаиме, нашли свое воплощение спустя 1400 лет в древнем Хорезме.  Один из основных исследователей Аркаима Г.Б. Зданович видел прямую связь Аркаима историей индоиранских племен перед их уходом с территории сибирской прародины в Иран и Индию. Можно предположить, что потрясающее сходство в планировке поселений объясняется существованием своего рода «макета», который с течением веков не утратил своей актуальности и известен своим воплощением на пути продвижения индоиранцев. В частности, крепость Дашлы, открытая в 1969 году на территории древней Бактрии и датируемая (1-я пол. – 3-я четв. 2-го тыс. до н. э., при раскопках которой были ис­сле­до­ва­ны ос­тат­ки хра­мо­во­го ком­плек­са (рис., 2), свя­зы­вае­мо­го с куль­том ог­ня. (аналогичное было обнаружено в Синташте). В цен­тре – со­ору­же­ние (диа­метр 35 м) из коль­ца стен, об­ра­зо­вы­вав­ших ко­ри­дор с про­хо­да­ми внутрь и в 9 на­руж­ных ба­шен. Внут­ри коль­ца – зда­ние, 2 за­ла ко­то­ро­го име­ли внутренние ни­ши, пи­ля­ст­ры, 2–3-ча­ст­ные при­стен­ные оча­ги на плат­фор­мах. Зда­ние ок­ру­же­но дво­ра­ми и под­соб­ны­ми строе­ния­ми. Всё со­ору­же­ние ох­ва­че­но 3 коль­ца­ми жи­лых и хо­зяй­ст­вен­ных по­ме­ще­ний с дво­ра­ми. По северному краю были про­сле­же­ны пря­мая сте­на и ров.                                                                      Дашлы                                                                                                                                             Аркаим   Исходя из приведенных аналогий с Кой-Крылган-калой, можно предположить, что Аркаим являлся культурным, ремесленным и культовым центром, что действительно придает ему статус протогорода. Он был покинут жителями после пожара, случившегося вследствие совершения культовых действий, возможно, ритуального сожжения на центральной площади умерших жрецов. Скудность находок объясняется тщательным приготовлением к уходу населения и исключает нападение из вне. Тот факт, что Аркаим после пожара так и не возродился, указывает на то, что: 1.     либо исход был массовым и попросту некому было заселить пепелища. Этим и объясняется, что население ушло со всеми пожитками. 2.     либо сожженный Аркаим воспринимался как табуированное место для поселения именно в силу причин пожара, т.е. ритуального сожжения какого-то значимого и влиятельного лица или самого города, который имел сакральный статус. Наличие в жилищах Аркаима колодца и печей может свидетельствовать об их не только сугубо бытовом, но и ритуальном назначении, о чем говорит обнаружение черепов лошадей. Не исключено, что Аркаим являлся поселением именно мастеров - металлургов, чья деятельность всегда была сопряжена с определенной степенью сакральности и включала в себя проведение каких-либо культовых мероприятий, посвященных божествам Воды и Огня. Земледельческое окружение Аркаима говорит о том, что население обеспечивало ремесленников провиантом, хранившимся в холодильниках –колодцах, а в обмен получало сельскохозяйственные орудия. Отдельное проживание земледельцев и ремесленников можно объяснить, как отсутствием единой общности, так и тем, что город был построен именно металлургами, пришедшими из вне и приобретшими в глазах местного населения особый статус в силу своих знаний и умений. Отдельного внимания заслуживает упоминание найденных в стенах жилищ останков детей. Сакральность часто требует человеческих жертвоприношений…  
  15. Какая начальная скорость пули? У Жирардони - порядка 150 м/с при весе пули ок. 14 гр. По мере расхода воздуха в резервуаре начальная скорость и эффективная дальность стрельбы падали. У синхронно применявшегося мушкета "Браун Бесс" - 300 м/с при весе пули 545 гран (35,5 гр.) и навеске черного пороха в 100 гран (6,5 г.). Что шарахнет сильнее - понятно без слов.  Что же за чудо-юдо сделал експериментатор?  
  16. Там у него особый агрегат большого калибра. Герр сам сделал.
  17. Цит. по Б.А. Литвинский, И.Р. Пичикян "Храм Окса" Т. 2, Москва, 2001 г., издательство "Восточная Литература" РАН, с. 345-346, глава 5, раздел "Центральноазиатский доспех".  Эти опыты стоит принять во внимание - они все-таки более или менее фундированы.  
  18. В ютубе наткнулся на "экспериментатора": взял муляж, завернул его в одеяло, надел на него кольчугу и кирасу и пытался 1) проткнуть полуторучным (или двуручным) мечом - повредил чуть-чуть кирасу; 2) рубанул мечом - оставил полосу на кирасе; 3) стрельнул 2 раза из арбалета болтами с разными видами наконечниками - кираса была пробита, но болты отлетели 4) пульнул из самодельного пневматического ружья - снаряд прошил всё насквозь. (был один коммент: тип сам погибнет когда-нибудь от своих экспериментов - болты отлетали прямо в него)
  19. Индийские диковины.

    Малость по войскам "европейского строя" в Индии. John Pemble. Resources and Techniques the Second Maratha War // The Historical Journal, 19, pp 375-404 Tirthankar Roy. Rethinking the Origins of British India: State Formation and Military-Fiscal Undertakings in an Eighteenth Century World Region. 2010 Stewart  Gordon. The limited adoption of European-style military forces by eighteenth century rulers in India // Indian Economic and Social History Review, 35 (1998), pp. 229–45 Pradeep Barua. Military Developments in India, 1750-1850 //  The Journal of Military History, Vol. 58, No. 4 (Oct., 1994), pp. 599-616 Kaushik Roy. Military Synthesis in South Asia: Armies, Warfare, and Indian Society, c. 1740–1849 // The Journal of Military History, Volume 69, Number 3, July 2005, pp. 651-690
  20. Почитал я тут новомодный сайт

    И подумал... Но сначала ссылка: Семь самых полезных поражений России: от разгромов — к реформам и победам!, что иногда лучше не писать того, чего не знаешь. Тема Орши или Манчжурии бесконечно далека от меня, а вот две темы, затронутые в ссылке, очень близки. 1. Нарва. На мой взгляд главный урок из Нарвы для Петра - это то, что собственные лепшие друганы-"эффективные менеджеры" ни хрена не умеют и не знают, и что "военному делу нужно учиться настоящим образом" (этот вопрос достаточно подробно разобрал Владимир Великанов). Ну иначе шведы приедут - проверят. Желающим понять, что там и как было под Нарвой, и что ничего такого там новые полки по сравнению со старыми не показали - сильно рекомендую почитать блог Владимира Великанова по соответствующему тэгу. Ну чтобы не писать глупости старосоветской пропаганды. Что касается артиллерии после Нарвы - тут можно читать помимо Великанова/Лобина диссертацию того же Манойленко "К ИСТОРИИ ОРГАНИЗАЦИИ ПРОИЗВОДСТВА АРТИЛЛЕРИЙСКОГО ВООРУЖЕНИЯ В РОССИИ В ПЕРВОЙ ЧЕТВЕРТИ XVIII ВЕКА". В общем, Нарва просто излечила Петра от "головокружения от успехов". 2. Крым. Тут можно просто разбирать каждую фразу, ибо тут каждая фраза эпична. Но делать мы этого не будем, думаю "Одинадцать друзей Крамника" здесь еще появятся, пока что просто сообщим, что на самом деле случилось. Ну чтобы народу долго не бродить по тэгу "Крымская война", и не искать это по крупицам. Понимаете ли, дело ни в некачественном вооружении или паровом флоте, эти проблемы довольно легко купировались. Настоящая проблема Крымской совершенно в другом. а) Экономическое поражение. Условно говоря, мы после Крымской войны подписали почти такие же соглашения, как и Китай по результатам Первой Опиумной. Ну только выкупа не заплатили, и сами себе врали, что это называется "ускорением и перестройкой". Ибо что-что - а врать самим себе мы любим. Даже если мордой в говно упадем - до последнего будем утверждать, что это шоколад. В результате в экономике создали состояние не феодальное, ни капиталистическое, а что-то переходное. Отдали свою промышленность на откуп иностранцам, сами удовлетворились "отверточной сборкой", залезли в бешенные кредиты, профукали собственные средства, и вообще решили,что экономика - "это когда облигации Федерального Резервного фонда за баксы покупают". Переделывать эту ситуацию пришлось Александру III, который, хотя и вошел в наши учебники истории как махровый реакционер, сделал для перевода России на капиталистические рельсы больше, чем его папа. б) В военном деле оказалось, что французская армия именно на низовом уровне, до роты-батальона включительно, воюет лучше нашей. То есть французские капитаны и сержанты принимали решения на поле боя быстрее и правильнее, нежели русские. Французские артиллеристы выбирали лучшие позиции и организовывали огонь более эффективно, и т.д. То есть дело не в техническом превосходстве (еще раз повторюсь, что мериться железными дорогами в Крымскую глупо. Железные дороги - они в Англии, а война-то в Крыму), а в отставании организационном, тактическом, административном. Что же произошло после Крымской. Нам рассказывают о милютинской реформе, как о чем-то великом. При этом упоминают лучшее медико-санитарное обслуживание, перевооружение, и т.д. Давайте разберем по пунктам. 1) Медицина. Крымская война послужила катализатором пересмотра состояния военной медицины во всех воюющих армиях. Во французской.В английской. В шведской даже. Так что это как раз не заслуга реформаторов, а заслуга Крымской. Собственно говоря то, что Крым оказался логистической пустыней, и заставило задуматься все стороны, а что такое вообще логистика, снабжение и медицинское обеспечение. 2) Перевооружение. Вообще русская армия и в период 1825-55 перевооружалась постоянно. Допустим, Николай I не умер в 1855-м, у кого-то есть сомнения, что он бы не стал перевооружать армию и флот после Крымской? Думаю таких нет. Просто потому, что иначе думать глупо. 3) Замена рекрутчины призывом. Народ, а вы точно знаете свою историю? Итак, при Петре I солдат служил 25 лет. При Александре I и при Николае было проделано следующее. Срок службы снизили до 20 лет, плюс 5 лет человек был в резерве. В 1830-х Николай решил еще раз снизить срок. Солдат служил 14 лет, еще 6 лет каждый квартал призывался на сборы, и 5 лет в резерве. В чем тут большое отличие от реформы Милютина - ума не приложу. Ну и самое главное. Армия до Крымской войны могла выигрывать войны, и в принципе на равных выступать даже против сильных европейских стран. Армия после Крымской войны (реформированная) с трудом громила даже турок. Я Милютина тоже читать люблю, но давайте все-таки смотреть объективно. Попросту говоря, мы вместо реформирования профессиональной армии перешли на полупрофессиональную. Таким образом, главный итог Крымской войны для России - это экономическая зависимость от иностранных держав, и постоянная боязнь новой большой войны. Призрак коалиций надолго поселился в головах наших генералов и адмиралов, политиков и администраторов. Отсюда - невнятность во внешней политике, постоянное забалтывание важных вопросов, кидания из стороны в сторону и мечта "облагодетельствовать весь мир", вернее не так - набрать себе плюшек, но оправдать это тем, что все сделано "ради мира во всем мире". Via
  21. «Записки о чудесах Каннон» (3)

    Начало — 1, 2 Сегодня — про двух девочек, которым сперва сильно не повезло, а потом наоборот. 3. Храм Кокавадэра (в краю Кии) 第三番 粉河寺 Тити хаха-но Мэгуми мо фукаки Кокавадэра Хотокэ-но тикаи Таномосики кана Отцовское, материнское Милосердие глубоко, И в храме Кокава На клятву будды Можно положиться! Почитаемый: Тысячерукий и Тысячеглазый Каннон 千手千眼観音 Первооткрыватель: Оотомо-но Кудзико 大伴孔子古 Сибукава Садаю: 渋川左太夫 Садаю: был жителем края Кавати. Его единственная дочь тяжело заболела, врачи лечили её сотней способов, но чуда не случилось. Отец и мать, полные жалости к ней, всем сердцем верили в великого милосердного бодхисаттву, Дарующего Бесстрашие, и вдруг к ним явился отрок лет четырнадцати или пятнадцати, расспросил о недуге их дочери, и они положились на чудо принятия дара – а потому отрок тут же научил их возглашать заклятие Тысячерукого. И сразу же тяжкая болезнь отступила. Отец обрадовался и хотел оделить отрока всяческими богатствами, но тот не взял, а только забрал у больной девицы бумажный кулёк с палочками для еды. Сказал: – Я из края Кии, из храма Кокава, – и исчез. После этого, раз девица полностью исцелилась, отец, неся её на плечах, пошёл искать то место, но не нашёл. Они остановились отдохнуть около травяной хижины, где никто не жил, и ночью в том месте откуда-то воссиял непостижимый свет, ведь то была обитель будды. Удивились, подошли поближе, посмотрели – а там Тысячерукий, и в одной руке у него кулёк с палочками! Тут они с глубоким почтением восславили бодхисаттву, ведь это он был тем отроком. И с тех пор паломники стали сходиться сюда со всех четырёх сторон, а потом женщина из уезда Ито, истово верившая в Каннон, перестроила эту хижину в храм. А чудеса здесь являются снова и снова. __________________________ Оотомо-но Кудзико, согласно «Преданиям храма Кокава» (粉河寺縁起, «Кокавадэра-энги», XII в.), жил в древние времена и был охотником. Однажды он, взобравшись на дерево, высматривал в лесу кабанов и заметил, как что-то светится, нашёл это место и построил там хижину. Он дал обет изваять образ будды, и однажды к нему явился молодой монах, назвался ваятелем и обещал исполнить работу, только чтобы заказчик не подглядывал за ним. И точно, через семь дней было готово изваяние Тысячерукого, а монах исчез. Тут-то Кудзико и понял, что образ ваятеля принял сам Тысячерукий, навсегда отказался от убийства живых существ и стал первым монахом в новой обители. В тех же «Преданиях…» говорится и об исцелении дочери Сибукава Садаю: (Таю:носукэ). Отец с дочерью и слугами долго ищут место под названием Кокава, никто не знает, где это, но в конце концов они приходят к берегу речки с белой водой – а «Кокава», собственно, значит «Мучная река». Судя по рисункам в свитке «Преданий…», хижина, которую путники находят у реки, совсем маленькая, так что они и не пытаются зайти внутрь, а устраиваются на ночлег рядом – и ночью видят свет. Там, правда, примета другая, но тоже самая дешёвая хозяйственная мелочь: не палочки в обёртке, а 鞘付, саяцуки – шнурок, которым подвязывают ножны меча или ножа. О вдове из уезда Ито в «Преданиях…» тоже говорится; она пожертвовала храму всё своё наследство. Вообще эти «Предания…» – книга увлекательная: там среди паломников в храме Кокава появляются и государи, и высшие сановники, и поэт Аривара-но Нарихира с женою, и многие знаменитые монахи эпохи Хэйан. Дарующий Бесстрашие 施無畏, Сэмуи, санскр. Абхаядана, – одно из величаний Каннон. «Принятие дара» 加持, кадзи, – обряд, при котором подвижник сосредоточивается на своём единстве с буддой, бодхисаттвой или божеством и получает в своё распоряжение его чудесные силы. Средствами для такого сосредоточения служат заклятия, мантры, например, для Каннон это «Заклятие Тысячерукого» 千手陀羅尼, Сэндзю дарани. На картинке у отрока старинная причёска и палочки в руке, а в другой – нераспустившийся цветок лотоса. Зато у девочки платье с модным современным узором. На плечах у отца и дочери белые накидки паломников. 4. Край Идзуми, храм Макиноодэра 第四番 和泉槙尾寺 Миямадзи я Хихара мацубара Вакэюкэба Макиноо яма ни Кома дзо исамэру В глухих горах Через сосновый лес Я пробираюсь, И возле горы Макиноо Мой конь замедляет шаг. Почитаемый: Тысячерукий и Тысячеглазый Каннон 千手千眼観音 Первооткрыватель: досточтимый Гё:ман 行満上人 Государыня Ко:мё: 光明皇后 В давние времена в краю Идзуми в уезде Урада жил досточтимый монах Тикай. Когда он поселился на горе у водопада Мияри, веруя в учение Будды, пришла олениха, выпила мочи досточтимого, а потом родила девочку. Досточтимому трудно было бросить дитя, и он отдал девочку на воспитание соседской старухе. Та всю жизнь была бедна, но с этих пор разбогатела. И вот однажды, когда девочке было семь лет, она в пятом месяце вместе со старухой в поле высаживала рассаду. А в это время из столицы приехал Фудзивара-но Фухито. По государеву велению он побывал как посланец в здешнем храме Макиноо, испросил чудесной помощи Внимающего Звукам Мира, а на обратом пути увидел в поле эту самую девочку. От тела её исходил ясный свет, как от белой яшмы, и Фухито тут же восхитился ею и уговорил старуху отпустить дитя с ним. Фухито отдал девочку в услужение государю, затем она удостоилась государева благоволения, а потом, в первый год Тэмпё: в восьмом месяце была возведена в сан высочайшей супруги. Это и есть государыня Ко:мё:. Связь её с Буддой была глубока, а потому она особенно веровала в Закон Будды и построила много храмов – удивительное чудо! ________________ Досточтимый Гё:ман (или Син-мань, если он был переселенцем из Китая) по преданиям, жил в VI в., при государе Киммэе; таким образом, основан горный храм Макиноо будто бы чуть ли не в первый год знакомства японцев с буддийским учением. Первый год Тэмпё – 729 г. Государыня Ко:мё: (701–760) была супругой государя Сё:му 聖武天皇 (701–756, прав. 724–749); обычно считается, что она была дочерью самого Фудзивара-но Фухито 藤原不比等 (659–720). По преданиям, родилась она действительно в краю Идзуми, при дворе служила с юных лет, но принца родила поздно, и он вскоре умер; государю Сё:му наследовала дочь Ко:мё:, побывавшая правящей государыней дважды, под именами Ко:кэн и Сё:току. А государыня-супруга Ко:мё: прославилась как верная сподвижница Сё:му во всех его благочестивых делах: строительстве храма То:дайдзи в городе Нара, создании всеяпонской сети храмов и т.д. А ещё Ко:мё: слагала песни и обладала замечательным почерком, некоторые её каллиграфические работы сохранились. Кроме того, государыня прославилась милосердными деяниями: устраивала приюты, бани и т.д., и порой её саму отождествляют с Каннон; по преданию, изваянию Каннон в храме Хоккэдзи в Нара приданы черты государыни Ко:мё:, основательницы этого храма. А почему именно олениха? Видимо, потому, что оленей особенно любит не только Будда, но и бог святилища Касуга, предок рода Фудзивара. На картинке усатый Фудзивара-но Фухито стоит справа в парадном придворном платье, юный оруженосец держит его меч, старуха, похоже, красноречиво излагает удивительную историю своей воспитанницы, а сама девочка смущённо отвернулась (за ленточкой на голове у неё воткнут пучок рассады). Via
  22. Завершение истории

    про то, как собака крымский царь приходил на Тулу, желая, помочь Казани, жить которой осталось всего-ничего: Первые залпы «Войны двух царей»: осаждённая Тула.       P.S. Премного благодарен буду за доброе слово и лайк! Via
  23. Да сильно и неважно - указанное сочинение его относится к описанию метательных машин. Belopoeica (βελοποιικά) – on artillery Т.е. там не про секреты ковки клинков, а про катапульты. И перевод его на читаемый язык мне неизвестен. Профессионалы, конечно, для этого и греческий изучают, но это не мое. 
  24. Сегодня говорил с одним коллекционером шашек, который провоевал во всех кавказских войнах 1990-2000-х. У него реально большая коллекция. Он, кстати, много материала для книги Б.Е. Фролова дал. Он послушал про наш междусобойчик, посмеялся и сказал, что нафиг это шашке не надо - быть такой гибкой. И что он только из всяких "древних народных преданий", родившихся во второй половине ХХ в. о "шашках-поясах" слыхал (как пример привел книгу "Страшен путь на Ошхамахо", 1979, где главный герой носил вместо пояса вывезенную из Египта шашку - сказал, что он не уверен, что тот прошел с таким девайсом только одно обрезание). По его словам, многие пытались шашки гнуть вокруг пояса (в т.ч. и коллекционеры). Обычный исход - или сломан клинок, или клинок потерял форму и не восстановил ее, или упругая сталь вырвалась из ручонок и нанесла тяжелые травмы - пальцы отхватила, вспорола ногу или бок и т.п. Правда, он сказал, что читал, что хорошие клинки типа Андреа Феррара иногда (!) продавали таким образом - в мастерской их выгибали до состояния кольца, что было очень сложно, но можно, закрепляли проволокой и укладывали в сито. Когда местный абрек хотел купить такой клинок, то проволоку перекусывали и клинок распрямлялся. Но это было крайне редко (а как по мне - так больше байка, т.к. металл получает ненужные напряжения, долго пребывая в неестественном состоянии). Но вот что самое смешное - он рассказал о 2 случаях, которые он знает, как достоверные, что шашку можно согнуть вдвое - оба предмета в его коллекции. Перед одной из операций он находился в Осетии и там купил 2 шашки. Пришел в номер, где оставались 2 спецназовца и нашел их в оглушительно пьяном состоянии. Парни начитались всякой фигни о гибких шашках и упражнялись на его покупке. Он сильно испугался, что они или испортят предметы, или шашки их покалечат, но обошлось - согнуть они их согнули без вреда для себя, т.к. были физически ОЧЕНЬ крепкие ребята (он это подчеркнул). Но больше достоверных случаев с реальным оружием он не знает, а остальное считает байками. Ось така фигня, малята! Ось як бобро перемагае зло! (не пытайтесь повторить - он умоляет всех не пытаться согнуть клинок самостоятельно, т.к., по его словам, последствия при малейшей оплошности катастрофичны или для предмета, или для експериментатора, а пополам согнуть, кроме как в тех двух случаях, все равно не получается). 
  25. Странно. Везде видел только 3-й век BC. Кстати - к вопросу "гнучести". Полибий хвалит "испанский меч" словом "μόνιμον" - "стабильный, несгибаемый, занимающий одно место/положение/форму". В английском переводе совершенно не зря стоит "unbending" - "несгибаемый". Также клинок "ἰσχυρὸν" - "сильный, мощный". Как-то не особо похоже на нечто, что можно "бантиком завязать". Не говоря о том, как штуковиной, которая руками гнется едва не в кольцо, колоть. Ладно - человеческое тело можно палкой проткнуть. Но минимальную защиту, к примеру? Оно же гнуться будет и отклоняться. 0_о?
  26. У Филона дают большой разброс по датам жизни - от III в. до н.э. до III в. н.э. Поэтому надо абсолютно точно иметь перед глазами хотя бы перевод соответствующего пассажа на какой-либо читаемый язык с указанием данных, откуда взято (издание, год, место, страница).
  27. Иберийскую фалькату римляне не заимствовали и, в общем, не использовали. Это оружие с ятаганной заточкой. Римляне использовали прямые клинки, об этом и Полибий пишет (Всеобщая история, VI.23), что не мешает ему называть такой меч "махайрой". =) А так да - ссылки нужны. У Диодора про испытание сгибанием как-то ничего не вспоминается, только про закапывание железа в землю. Но тут меня может и память подвести. А по сообщению Филона нужна точная ссылка, на греческом он издавался. Так-то Филон Византийский жил и работал в 3 веке до н.э., поэтому сообщать об способах испытания мечей во 2 веке до н.э. не мог физически.
  28. Кстати, кто правильно с точки зрения грамматики (технологию, если что, помогу подправить) переведет сие с латыни?  
  29. За демократию

    Помните цитату, которую приписывают Черчиллю? "Если вы не коммунист в 20 лет - у вас нет сердца; Если вы коммунист в 40 лет - у вас нет мозгов". Самое смешное, что такие цитаты были и раньше. Но далеко не про коммунизм. А про... демократию и демократов. "Не быть республиканцем в 20 лет - значит не иметь сердца. Быть республиканцем в 30 лет - значит не иметь головы." ("N'être pas républicain à vingt ans est preuve d'un manque de cœur ; l'être après trente ans est preuve d'un manque de tête") премьер-министр Франции Франсуа Гизо в 1847 году. Позже она была перефразирована Жоржем Клемансо, который слово républicain заменил на socialist. Но это Гизо, он вроде как в 1848-м не особо хорошо кончил. Ладно, пойдем еще дальше. "Мальчик, который в 15 лет не является демократом, ни на что не годится; еще меньше пригоден к чему-либо тот, кто остался демократом в 20 лет". (A boy of 15 who is not a democrat is good for nothing, and he is no better who is a democrat at 20.) Джон Адамс, 1799 год. Ах да. И Черчилль такого не говорил. Фразу про социалистов/коммунистов приписывают почти всем, начиная с Бисмарка, Бернарда Шоу, Дизраэли и заканчивая тем же Черчиллем. И да, прикольно, что в первоначальном варианте слово "демократ" заменили на слово "коммунист", хотя в нынешнем мире это вроде как совершенно различающиеся понятия. Правда сейчас уже появился новый парафраз - где "демократ/социалист/коммунист" заменен на rebel (мятежник, протестующий против системы, восставший, бунтарь). Via
  30. Загрузить больше активности