• Объявления

    • Saygo

      Дисклеймер   10.12.2015

      Перед скачиванием файлов вы берете на себя обязательство использовать их только в учебной и научной деятельности.

Хрусталёв Д. Г. Северные крестоносцы. Русь в борьбе за сферы влияния в Bocточной Прибалтике XII-XIII вв.

   (0 отзывов)

1 скриншот

Описание файла

Хрусталёв Д. Г. Северные крестоносцы. Русь в борьбе за сферы влияния в Bocточной Прибалтике XII-XIII вв. Т. 1. - СПб.: ЕВРАЗИЯ, 2009. - 416 с.: ил.

ISBN 978-5-91852-005-5

ISBN 978-5-91852-007-2

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение 5

Глава 1. Восточная Прибалтика в XII - первой половине XIII века 15

1. Русские княжества и Прибалтика в раннее средневековье 17

2. Полоцк и ero власть в Прибалтике в ХII - первой четверти ХIII в. 27

3. Новrород и ero власть в Прибалтике в ХII - первой четверти XIII в. 66

3.1. Походы в Эстонию Мстислава Мстиславича Удалоrо, 1209 - 1212 гг. 69

3.2. Борьба за Эстонию в 1214-1223 гг. 86

3.3. Осада Юрьева и покорение немцами Эстонии, 1224 г. 121

Глава 2. Русь и Ливония. 129

1. Противостояние в 20-30-e гг. ХIII века 131

1.1. Покоренная Ливония, 20-e гг. ХIII века 131

1.2. Борьба за Финляндию и поход князя Ярослава Всеволодовича, 1226 - 1227 г. 146

1.3. Внутренние конфликты на Руси и в Прибалтике на рубеже 20-x - 30-x гг. XIII в. 166

1.4. Поход Ярослава Всеволодовича на Дерпт, 1234 г. 186

1.5. «Новые иrроки»: Тевтонский орден и монголы, 1235 - 1239 гг. 197

2. «Натиск на Восток»: войны в Восточной Прибалтике в 1240 - 1242 гг. 212

2.1. Невский поход шведов, 1240 г. 213

2.2. Русско-ливонские войны 1240 - 1242 гг. 248

2.3. Ледовое побоище, 5 апреля 1242 г. 273

Примечания 317

Генеалоrоческая таблица 407

Список иллюстраций 408

Хрусталёв Д. Г. Северные крестоносцы. Русь в борьбе за сферы влияния в Bocточной Прибалтике XII-XIII вв. Т. 2. - СПб.: ЕВРАЗИЯ, 2009. - 464 c.: ил.

ISBN 978-5-91852-005-5

ISBN 978-5-91852-006-2

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава 3. «Натиск на Запад»: противостояние в 50—60-е гг. XIII в. 5

§ 1. Русь, Рим и монголы в 40-е гг. XIII в.: попытки сближения, покорения, альянс 7

§ 2. Неврюева рать, 1252 г. 35

§ 3. Поход на Псков архиепископа Альберта, 1253 г. 41

§ 4. Шведский поход на Нарву, 1256 г. 53

§ 5. Поход Александра Невского в Финляндию, 1256/57 г. 60

§ 6. Русско-литовский союз и поход к Дерпту, 1262 г. 74

Глава 4. Завершающий этап борьбы за Восточную Прибалтику в XIII в.: Последняя битва 101

§ 1. Русь и Литва в 60-е гг. XIII в. 103

§ 2. Раковорский поход, 1268 г. 125

§ 3. Крестовый поход к Пскову, 1268 г. 173

§ 4. Русско-немецкие переговоры и мирные соглашения 1268-1269 гг. 181

Заключение 194

Приложения 203

№ 1. Захват крестоносцами Юрьева в 1224 году 204

№ 2. Послание папы Григория IX архиепископу Упсалы, 9 декабря 1237 г. 207

№ 3. Житие Александра Невского 210 № 4. Договорная грамота литовского князя Герденя с ливонским магистром и городами Ригой, Полоцком и Витебском 217

№ 5. Договорная грамота полоцкого князя Изяслава с ливонским магистром и городом Ригой 218

№ 6. Повесть о Довмонте 219

№ 7. Повесть о Раковорской битве 223

№ 8. Послание ливонского магистра Отто фон Лютерберга городскому совету Любека, 1 апреля 1269 г. 226

№ 9. Договорная грамота Новгорода с князем Ярославом Ярославичем, январь 1264 г. (№ 1) 227

№ 10. Договорная грамота Новгорода с князем Ярославом Ярославичем, январь 1264 г. (№ 2) 229

№11. Договорная грамота Новгорода с князем Ярославом Ярославичем, 1269/1270 г. 231

№ 12. Договор Новгорода с Готландом и немецкими городами о мире и торговле. 1191/1192 гг. 234

№ 13. Договор Новгорода с Готландом, Любеком и немецкими городами о мире и торговле 238

№ 14. Грамота князя хана Менгу-Тимура рижанам о свободном пути 243

№ 15. Проекты торговых соглашений Новгорода с Любеком и Готландом 1268/1269 г. (Бондарь Л. Д., Хрусталёв Д. Г.) 244

№ 15/1. Немецкий проект торгового договора Новгорода с Любеком и Готландом (латинская грамота) 246

№ 15/2. Русский проект торгового договора Новгорода с Любеком и Готландом (немецкая грамота) 263

Дополнения 271

Селарт А. Фридрих Хасельдорф, епископ Карелии 272

Новосёлов Н. В., Хрусталёв Д. Г. Капелла св. Марии на поле Раковорской битвы и русская архитектура XIII века 280

Хрусталёв Д. Г. О системе готских дворов в Новгородской земле в XII-XIII вв. 298

Хрусталёв Д. Г. Русские немцы и немецкие русские в XIII в. 305 Хронологическая таблица 314

Примечания 326

Список использованной литературы 405

Источники 405

Исследования 411

Сокращения 454

Список иллюстраций 455





Отзыв пользователя

Вы можете оставить отзыв к файлу только после его скачивания.

Нет отзывов для отображения.

  • Похожие публикации

    • Эпоха киммерийцев
      Автор: Неметон
      Киммерийцы были, по всей вероятности, племенами, родственными иранским, а, возможно, и фракийским, жившим по берегам Черного моря. Древневосточные источники называют киммерийцами племя или племенной союз, обитавший первоначально, по-видимому, в Прикубанье и в Крыму. Греческие источники говорят, что киммерийцы были согнаны со своих мест скифами, которых, в свою очередь, вытеснили из Закавказья массагеты и исседоны, а тех аримаспы. «Аримаспы изгнали исседонов из их страны, затем исседоны вытеснили скифов, а киммерийцы, обитавшие у Южного (Черного) моря, под напором скифов покинули свою родину», - свидетельствует Геродот.


      «Спасаясь бегством от скифов в Азию, киммерийцы, как известно, заняли полуостров там, где ныне эллинский город Синопа. Известно также, что скифы в погоне за киммерийцами сбились с пути и вторглись в Мидийскую землю. Ведь киммерийцы постоянно двигались вдоль побережья Понта, скифы же во время преследования держались слева от Кавказа, пока не вторглись в землю мидян. Так вот, они повернули в глубь страны. Это последнее сказание передают одинаково как эллины, так и варвары».

      Возможно, что в VIII в. до н.э киммерийцы двинулись на юг вдоль Кавказского побережья, хотя некоторые исследователи считают более вероятным их движение через Мамисонский и Клухорский перевалы во время правления царя Урарту Русы I (735 — 714 гг. до н.э) из степей Северного Причерноморья. Обосновавшись в Западной Грузии, они начали совершать набеги на сопредельные страны.

      Киммерийское войско, состоявшее из конницы, владело незнакомой народам древнего Востока массовой конно-стрелковой тактикой. Их военным успехам так же сопутствовало присоединение к ним некоторых полукочевых племен скотоводческих племен Закавказья и Малой Азии, обитавших на периферии больших государств, и, вероятно, беглых рабов и земледельцев. Однако, киммерийцы не сразу научились брать крепости, чем и воспользовался Руса I, вынудив конные потоки киммерийцев направиться в Малую Азию. В 680-660 гг. до н.э они совершали активные набеги на территорию Фригийского царства, Ассирии и Урарту. Согласно легенде, Мидас, потерпев от них поражение, покончил жизнь самоубийством, а Фригийское царство в VII в. до н. э. распалось. На глиняной табличке периода царствования Асархаддона есть упоминание о внешних угрозах, которые испытывала Ассирия. Царь вопрошает, обращаясь к гадателю о возможных агрессивных действиях у города Кишассы: «…будь то Каштариту (руководитель восстания в ассирийской провинции Бит-Кари, в результате которого впоследствии возникла Мидия) вместе со своим войском, будь то войско киммерийцев, будь то войско мидян, будь то войско маннаев, будь то какой бы то ни было враг – что они задумывают, что замышляют?» Хотя возможно, что восточные источники под киммерийцами понимают скифов, продвижение которых в Мидии в нач. VII в. до н. э. достоверно известно.
      В 680 г. до н.э. Асархаддон разбил киммерийцев, а их вождь Теушпа погиб. Оставшиеся в живых разделились: часть ушла на службу к победителям-ассирийцам (в ассирийских памятниках встречается упоминание «начальника киммерийского полка»); часть – к фригийскому царю, с которым они совершили (или планировали) набег на «железный путь» в районе Мелитены. Затем, вероятно, эту часть киммерийцев царю Урарту Русе II удалось склонить на свою сторону в войне с коалицией Фригии, Мелитены и малоазийского народа халдов-халибов. Используя нейтралитет Ассирии, в 675 г. до н.э. Руса II одержал победу и отдал Фригию на разграбление союзникам-киммерийцам, которые опустошали страну вместе с вторгшимися около 645 г. до н. э.  с Балкан трерами, скотоводческими племенами фракийского происхождения, еще более 20 лет. Их поддержали ликийцы – горские племена, жившие на юго-западе малой Азии и сохранившие сильные пережитки матриархата.   От набегов пострадали так же и некоторые греческие города Малой Азии.

      На глиняной призме, обнаруженной при раскопках Ниневии в 1878 году Ормузом Рассамом и датируемой 636 г. до н.э., известной, как «Летопись Ашшурбанапала» сказано:
      «Гуггу, царю Лудди (Лидии)…с тех пор, как он обнял ноги моей царственности (посольство 665 г. до. н.э), он победил теснивших народ его страны гимиррайцев (киммерийцев), которые не боялись моих отцов и, что касается меня, не обнимали ног моей царственности. С помощью Ашшура и Иштар, богов моих владык, из вождей гимиррайцев, которых он победил, двух вождей он заковал в колодки, железные оковы, железные цепи и вместе со своими тяжелыми дарами прислал ко мне»
      Опираясь на этот союз, Гигесу удалось одержать победу над киммерийцами. Однако вскоре Лидия нашла себе других союзников в лице Египта и Вавилона, жаждущих освободиться от власти Ассирии, и, вероятно, приняла участие в обширном антиассирийском движении в середине VII века до н. э., беспощадно подавленном Ашшурбанапалом:
      «Гонца своего, которого он постоянно присылал приветствовать меня, он прекратил посылать. Ввиду того, что слово Ашшура, бога, моего создателя, он не соблюл, он понадеялся на свои собственные силы и ожесточил сердце, послал свои рати для союза к Пишамильку (Псамметиху I), царю страны Мусур, который сбросил ярмо моего влычества… Гимаррайцы, которых именем моим он топтал под собою, поднялись и ниспровергли всю его страну»
      На Лидию, видимо по наущению Ассирии, устремились полчища киммерийцев, в сражении с которыми Гигес потерял трон и жизнь, а вся страна и ее столица Сарды к 654 г. до н. э. были захвачены этими грозными кочевниками. Об этом же свидетельствует Геродот:
      «Я упомяну Ардиса, сына Гигеса, который царствовал после него. Ардис завоевал Приену и пошел войной на Милет. В его правлении в Сардах киммерийцы, изгнанные из своих обычных мест обитания скифами-кочевниками, проникли в Азию и захватили Сарды (кроме акрополя)».
      Хотя захватчики сожгли город, но неприступный акрополь лидийской столицы взять все же не смогли. Там и отсиделся наследник Гигеса — новый царь Ардис, которому удалось избавиться от киммерийцев ценой подтверждения власти Ассирии над Лидией. В «Летописи Ашшурбанапала» царь говорит:
      «После него его сын сел на его трон. Он…обнял ноги моей царственности, говоря: «Царь, которого знает бог, - ты! Отца моего ты проклял, и с ним случилось зло. Меня, раба, чтящего тебя, благослови, и да буду я влачить твое ярмо»
      Ардис (652-615 гг. до н. э.) вел осторожную внешнюю политику на своих восточных границах, ибо киммерийцы продолжали беспокоить страну. Используя ассирийскую помощь и ослабление киммерийцев из-за столкновений со скифами, лидийцам удалось одержать верх в борьбе. В 50-х гг. VII в. до н.э. скифский царь Мадий во время войны 654-652 гг. до н.э. между Ассирией и Вавилоном ворвался в Малую Азию, истребив потерявших боеспособность из-за длительных грабежей киммерийцев. Остатки народа осели в восточной части Малой Азии, где постепенно слились с местным населением и исчезли с исторической арены. Но, кем являлись киммерийцы, с позиций археологии?

      С начала I тысячелетия до н. э. основной областью обитания киммерийцев были Восточный Крым, степные районы Причерноморья и Таманский полуостров. Упоминание о могилах киммерийских царей у г. Тиры в устье Днепра мы находим у Геродота, причем он сам указывает на то, что этой версии произошедшего он доверяет в большей степени:
      «Кочевые племена скифов обитали в Азии. Когда массагеты вытеснили их оттуда военной силой, скифы перешли Аракс и прибыли в киммерийскую землю (страна, ныне населенная скифами, как говорят, издревле принадлежала киммерийцам). С приближением скифов киммерийцы стали держать совет, что им делать пред лицом многочисленного вражеского войска. И вот на совете мнения разделились. Хотя обе стороны упорно стояли на своем, но победило предложение царей. Народ был за отступление, полагая ненужным сражаться с таким множеством врагов. Цари же, напротив, считали необходимым упорно защищать родную землю от захватчиков. Итак, народ не внял совету царей, а цари не желали подчиниться народу. Народ решил покинуть родину и отдать захватчикам свою землю без боя; цари же, напротив, предпочли скорее лечь костьми в родной земле, чем спасаться бегством вместе с народом. Ведь царям было понятно, какое великое счастье они изведали в родной земле и какие беды ожидают изгнанников, лишенных родины. Приняв такое решение, киммерийцы разделились на две равные части и начали между собой борьбу. Всех павших в братоубийственной войне народ киммерийский похоронил у реки Тираса (могилу царей там можно видеть еще и поныне). После этого киммерийцы покинули свою землю, а пришедшие скифы завладели безлюдной страной».

      Однако в археологии все еще нерешенной остается проблема соотнесения киммерийцев как этноса с определенной археологической культурой. До сих пор сложно выделить археологическую культуру киммерийцев. К исторически известным киммерийцам относили кобанскую культуру горного Кавказа, позднекатакомбные памятники и срубную культуру.

      Такой подход не оправдал себя, так как киммерийцы — название, видимо, собирательное и распространялось на доскифское население обширной территории степей Причерноморья.
      На территории, которую исторические источники связывали с киммерийцами, обнаружены предметы предскифского периода.

      Это бронзовые кельты с округлыми ушками и плоские двулезвийные ножи с плоским перекрестием, крюкастые серпы, наконечники копий с коротким листовидным пером. Кроме того, к киммерийскому времени относятся клепаные котлы и кубки с зооморфными ручками. Выделяется тип предскифских удил с двумя кольцами на концах (иногда с крестообразными или колесовидными знаками) и псалии со шляпками, относящиеся ко второй половине VIII — первой половине VII в. до н. э. Однако комплекс вещей, рассматриваемый как киммерийский, не настолько велик по количеству и составу, чтобы его можно было определить, как археологическую культуру именно киммерийцев. В переходный период эпохи бронзы и раннего железного века на территории, заселенной киммерийцами, а позднее и скифами, существовало несколько археологических культур.

      К предскифскому времени в Северном Причерноморье относятся собатиновская и белозерская срубные культуры, датируемые X — серединой VIII в. до н. э. Курганы и бескурганные погребения предскифского времени известны по берегам Днепра до Молдовы на западе. В этот период возрастает роль кочевого скотоводства, меняется быт, возникает обычай при погребении всадника класть рядом с ним сбрую и оружие.
      В низовьях Дона известна кобяковская культура (поселения Кобяково, Хапры, Сафьяново). Она просуществовала с конца X до начала VIII в. до н. э. Вероятно, носители этой культуры наряду с другими племенами вошли в состав киммерийцев. Зафиксировано проникновение киммерийцев на запад, на территорию современной Румынии и Болгарии. В лесостепной зоне Восточной Европы в предскифский период возникает чернолесская культура.

      Последний ее этап, саботиновский, связан уже со скифской эпохой. Здесь распространены погребения с трупосожжением в урнах или в ямах; имеются и трупоположения. Наряду с курганами встречаются и грунтовые могильники. На саботиновском этапе появляются наземные глинобитно-каркасные дома, глиняные жертвенники, бронзовые орудия труда, предметы вооружения и браслеты из бронзы, лощеная керамика, миски с прямым или загнутым внутрь краем. Часть керамики украшена заштрихованными треугольниками, ромбами и зигзагами. Здесь прослеживается влияние культуры фракийско-балканского мира.

      Считать какую-либо из этих культур чисто киммерийской нельзя. Они, скорее, принадлежали как киммерийцам, так и другим предскифским племенам, а также, вероятно, и собственно скифам. Видимо, в предскифский период господствующей силой в Причерноморье были киммерийцы, которых в последующем сменили скифы, а название «киммерийцы» относится не столько к какой-то отдельной археологической культуре, сколько к целой хронологической эпохе.
      Т.о, можно подвести некоторые итоги истории киммерийцев:
      1. Они, по всей вероятности, являлись племенами, родственными иранским, а, возможно, и фракийским, жившим по берегам Черного моря.
      2. первоначально, по-видимому, обитали в Прикубанье и в Крыму, откуда были вытеснены скифами, спасавшимися от нашествия исседонов и массагетов.
      3. Во время правления царя Урарту Русы I (735 — 714 гг. до н.э) двинулись через Мамисонский и Клухорский перевалы из степей Северного Причерноморья. Обосновавшись в Западной Грузии, они начали совершать набеги на сопредельные страны.
      4. Киммерийское войско, состоявшее из конницы, владело незнакомой народам древнего Востока массовой конно-стрелковой тактикой. Их военным успехам так же сопутствовало присоединение к ним некоторых полукочевых племен скотоводческих племен Закавказья и Малой Азии, обитавших на периферии больших государств (например, треров и ликийцев)
      5. В 680-660 гг. до н.э (после разгрома в 680 г. до н.э ассирийским царем Асархаддоном) они принимали участие в различных коалициях или выступали в качестве наемной конницы на стороне Урарту (в царствование Русы II), Ассирии, Фригии, являясь, тем самым мощным дестабилизирующим фактором в регионе и орудием в руках ведущих держав.
      6. В 675 г. до н.э совместно с Урарту киммерийцы разгромили Фригию и являлись ее хозяевами на протяжении 20 лет.
      7. В 654 г. до н. э. киммерийцы, видимо, по наущению Ашшурбанапала, стремившегося наказать царя Лидии Гигеса за измену, захватили столицу Лидийского царства Сарды.
      8. Сын Гигеса Ардис (652-615гг. до н. э.) используя ассирийскую помощь и ослабление киммерийцев после поражения, нанесенного им скифским царем Мадием во время войны 654-652 гг. до н.э. между Ассирией и Вавилоном, оттеснил их в восточную часть Малой Азии, где остатки народа постепенно слились с местным населением и исчезли с исторической арены.
      9. Археологическую культуру киммерийцев выделить сложно. К исторически известным киммерийцам ранее относили кобанскую культуру горного Кавказа, позднекатакомбные памятники и срубную культуру.
      10. Киммерийцы — название, видимо, собирательное и распространялось на доскифское население обширной территории степей Причерноморья.
      11. Комплекс вещей, рассматриваемый как киммерийский, не настолько велик по количеству и составу, чтобы его можно было определить, как археологическую культуру именно киммерийцев. В переходный период эпохи бронзы и раннего железного века на территории, заселенной киммерийцами, существовало несколько археологических культур.
      12. К доскифскому времени в Северном Причерноморье относятся собатиновская и белозерская срубные культуры, датируемые X — серединой VIII в. до н. э.
      13. В низовьях Дона известна кобяковская культура (поселения Кобяково, Хапры, Сафьяново). Она просуществовала с конца X до начала VIII в. до н. э. Вероятно, носители этой культуры наряду с другими племенами вошли в состав киммерийцев.
      14. Зафиксировано проникновение киммерийцев на запад, на территорию современной Румынии и Болгарии. В лесостепной зоне Восточной Европы в доскифский период возникает чернолесская культура.
      15. Считать какую-либо из этих культур чисто киммерийской нельзя. Они, скорее, принадлежали как киммерийцам, так и другим доскифским племенам, а также, вероятно, и собственно скифам. Видимо, в доскифский период господствующей силой в Причерноморье были киммерийцы, которых в последующем сменили скифы, а название «киммерийцы» относится не столько к какой-то отдельной археологической культуре, сколько к целой хронологической эпохе.

    • Парунин А. В. Император Солкатский Бек-Суфи
      Автор: Dark_Ambient
      Парунин А. В. Император Солкатский Бек-Суфи // Исторический формат. - 2016. - № 4. - С. 159-168.
      Обстоятельства правления хана Крымского улуса Золотой Орды Бек-Суфи, а также его происхождение вызывают в исследовательской среде многочисленные вопросы, некоторые ответы на которые мы постараемся озвучить в данной статье.
      Изучение личности тукай-тимурида было положено М. Б. Северовой, рассмот­ревшей его монетную эмиссию 822-825 г.х. (1419-1422 гг.) и попытавшейся уточнить генеалогическое древо (Северова 1994: 90). Её гипотезу о том, что Бек-Суфи является сыном Бектута - Данишменда - Байана - Тука-Тимура - Джучи развил и дополнил в своих работах Ж. М. Сабитов (Сабитов 2009: 180-182; Сабитов 2014: 63-74). Позиция исследователей была критически переосмыслена А. Л. Пономаревым (Пономарев 2013: с. 169-176).
      Поскольку четкая фиксация происхождения, по нашему мнению, является определяющей для понимания политического статуса хана, то обратимся к рассмотрению предложенной версии Северовой-Сабитова: Бек-Суфи - Бектут - Данишменд - Байан - Тука-Тимур. Представленная генеалогия фигурирует в «Джами ат-таварих» Рашид ад-Дина (начало XIV в.); персоязычном сочинении «Муизз ал-ансаб», составленном при дворе Шахруха к 1427-м году, а также в тюркоязычной хронике XVI в. «Таварих-и гузида-йи Нусрат-наме».
      У Рашид ад-Дина линия выглядит следующим образом: Тука-Тимур - Баян - Данишменд. Про последнего уточнено, что он не имел детей (Рашид-ад-Дин. Том II 1960: 77). Отсутствие Бектута, вероятно, можно увязать с молодостью последнего дина ста.
      «Муизз ал-ансаб»: Тука-Тимур - Байан - Данишманд - Бик-тут - Бик-Суфи - Мухаммад-Суфи, Барат-Суфи (История Казахстана в персидских источниках. Том III 2006: 44).
      «Таварих-и гузида-йи Нусрат-наме»: Тука-Тимур - Байан - Даштиманд (назван также Дашмендом - прим.) - Бек-Тут - Бек-Суфи - Барат-Суфи, Мухаммад-Суфи (Материалы по истории казахских ханств 1969: 42-43).
      Наличие небольшого количества звеньев в генеалогии заключает в себе определенные сомнения в возможности видеть указанного династа в первой четверти XV века. Б таком же духе высказался и Ж. М. Сабитов (Сабитов 2009: 180; Сабитов 2014: 63-64). Однако исследователь счел возможным поддерживать позицию М. Б. Северовой, приведя в качестве примера династийную историю казахских ханов XVI-XVIII вв., а также сообщив о том, что отец Бек-Суфи Бектут являлся полководцем при Токтамыш-хане (Сабитов 2009:180; Сабитов 2014: 64).
      Приводимый Ж. М. Сабитовым аргумент о долговременном правлении казахских ханства в конце XVI-XVIII вв. вряд ли можно распространить на более раннюю историю Золотой Орды, посольку в XIII-XV вв. такие случаи в генеалогиях не фиксируются.
      Обратимся к личности полководца Токтамыш-хана Бектута. Сведения о нем отражены в отечественном летописании. Никоновская летопись под 1391 годом сообщает: «Того же лета царь Тахтамыш посла царевичя своего Бектута на Вятку ратью; он же, шед, Вятку взя и люди изсече, а иных, пленив, во Орду отведе к Тахтамышу царю» (ПСРЛ. Т. 11 1897: 125). Чуть ниже летопись сообщила о сражении Тимура и Токтамыша и о бегстве последнего (ПСРЛ. Т. 11 1897: 127). Персидские источники, описывая битву на Кундурче, не упоминают Бектута среди подчиненных хану огланов (История Казахстана в персидских источниках. Том IV 2006: 321; Мирта леев 2007: 31, 50). Его дальнейшая судьба остается открытой.
      Помимо упомянутого царевича в письменных источниках зафиксирован еще один династ с таким именем. В «Истории Вассафа» при описании событий 718 г.х. (05.03.1318 - 21.02.1319 гг.) во время вторжения Узбек-хана на Кавказ, отмечены два царевича Иасавур и Бектут, «которые в этом году без (ханского) йарлыка расположились на зимовке в Мазандеране» (История Казахстана в персидских источниках. Том IV 2006: с. 175). Примечательно, что составители списка имен для сборника назвали упомянутого царевича сыном Даштиманда (История Казахстана в персидских источниках. Том IV 2006: 492). Вероятно, упомянутых сведений недостаточно для отождествления царевича с вышеупомянутым отцом Бек-Суфи, но появление Бектута на исторической арене в 1318-1319 гг. полностью укладывается в количество приводимых источниками поколений. Можно предположить, что на момент составления Рашид ад-Дином списков царевичей, искомый персонаж либо не родился, либо был слишком мал. В данном случае нет необходимости искусственно старить эту ветвь тука-тимуридов. Мысль о том, что упомянутый исследователями Бек-Суфи мог жить в середине XIV века, является вполне обоснованной1.
      Новый вариант генеалогии Бек-Суфи был представлен А. Л. Пономаревым (Пономарев 2013: 169-176). В источниках она выглядит следующим образом.
      Рашид ад-Дин: Тука-Тимур - Урунк - Сарича - Куичек (Рашид-ад-Дин. Том II 1960: 77).
      «Муизз ал-ансаб»: Тука-Тимур - ... Тулак-Тимур - Джаниса - Баш-Тимур - Даулат-бирди. В «Муиззе» имеется цепочка Урунгбаш - Сарича - Куйунчак, однако, они являются предками Тохтамыш-хана (История Казахстана в персидских источниках. Том III 2006: 44-45).
      «Таварих-и гузида-йи Нусрат-наме»: Тука-Тимур - Уз-Тимур - Сарыджа - Кончак - Тулек-Тимур - Джине - Баш-Тимур (Материалы по истории казахских ханств 1969: 39-40). В тексте отмечен сын Таш-Тимура Девлет-берди.
      Подобный вариант был предложен А. Л. Пономаревым на основании изучения бухгалтерских книг генуэзской колонии Каффы. В бухгалтерской книге от 16 декабря 1422 года сказано о преподнесении эксения (подношения - прим.) в виде новены господину Таулатбирди (Девлет-берди - прим.) брату Императора (Пономарев 2013: 174, прим. 26). Исследователем было сделано предположение, что искомый «Император» - это недавно умерший Бек-Суфи, а обозначение «брат» в данном случае предполагает родственные связи. Соответственно, Бек-Суфи сын Таш-Тимура и брат Девлет-берди. В данном случае позицию А. Л. Пономарева поддержал В. П. Гулевич, резонно заметивший, что в источниках отсутствует информация о Девлет-берди как креатуре Витовта (помимо текста тенденциозной «Похвалы Витовту» и её более подробных вариантов, отраженных в западнорусском летописании - прим.), упомянув при этом, что предки Таш-Тимура несколько раз были наместниками Солхата (Гулевич 2014:176).
      Проблема выдвижения подобной генеалогии действительно представляется сложной. На первый взгляд, неосновательно рассуждать о близким родственных связях двух династов, особенного с учетом того факта, что о братстве в массарии упомянуто спустя почти 1,5 года после смерти Бек-Суфи.
      Данное обстоятельство побуждает к поиску иных доказательств в поддержку новой версии генеалогии.
      Впервые Бек-Суфи упоминается в начале января 1411 года, когда он в составе войска сына Токтамыша Джалал ад-Дина изгнал войска Идегея из Крыма. Массария зафиксировала подношение даров ему и Джалал ад-Дину. В латинском тексте Бек-Суфи зафиксирован как Becsuff ogolano (Пономарев 2013: 165, прим. 12). В дальнейшем, как предполагает А.Л. Пономарев, Бек-Суфи остался в Крыму, однако В.П. Гулевич подверг сей тезис сомнению (Гулевич 204: 170), указав при этом, что крымские беки были настроены в поддержке нового хана. В июле 1411 г. в Крым пришло известие об успешном занятии Сарая Джалал ад-Дином. Гипотетически можно предположить, что Бек-Суфи мог остаться в Крыму в качестве наместника.
      Чуть позже имя Бек-Суфи всплывает в связи со смутами в Золотой Орде. Несмотря на очередные успехи, положение Идегея становится шатким: в марте 1419 года между Дервиш-ханом, ставленником Идегея и князем литовским Витовтом заключен мирный договор (Codex epistolaris Vitoldi 1882: 442-443). Конкретные результаты, помимо общих положений переговорного процесса, озвучены не были, однако вряд ли стоит исключать естественное желание Витовта распространить свое политическое влияние на восток, включая и Крым. Идеологическое обоснование подобной политики было предпринято в сообщениях корпуса западнорусских летописей: «И по мнозе времени гонзне за живот, иныим же старейшинам ординьским послаша послы свои с великим дарьми к славному господарю и просиша у него иного царя, он же дал им иного царя, именем Малого Салдана. Сему же малому Салдану седшу на царство никако же не сме ослушатися славнаго господаря: где коли ему повелит, и он туда кочюет. По мале времени велиции же князи ордыньскии никако не смеша розгневати славнаго господаря великаго князя Витовта, дабы не от его рукы поставити им царя, и послаша великою честию и просиша у него царя. Он же дал им иного царя, именем Давлад-Бердия» (ПСРЛ. Т.35 1980: 76).
      Серия летописных сообщений, в основе которых т.н. «Похвала Витовту», составленная в 1428-м году, где сказано прямо, что литовскому князю служили «восточные великии цри Татарский» (ПСРЛ. Т.17 1907: 417-420), несмотря на гиперболизацию роли Витовта, служит отличным примером его заинтересованности в крымских делах. О «императоре Солкатском, друге Витовта» сообщает путешественник Гильбер де Ланноа: фламандец прибыл в Крым в качестве посла от литовского князя с целью вручить императору «богатые подарки» (Путешествия Гильбера де Ланноа 1873: 43). Поскольку «император только что умер», то, по утверждению путешественника, «между татарами этой Татарии и Татарией великого хана, императора Орды, возник вопрос важнейший в мире для татар, касательно того, кого сделать императором» (Путешествия Гильбера де Ланноа 1873: 42-43). Бек-Суфи предположительно умер в августе-сентябре 1421 г. (Гулевич 2014: 173). Показательно, что посол Витовта не путал статус двух императоров: в подобном виде титулование фигурирует и на страницах бухгалтерских книг.
      Вышеприведенные источники позволяют предположить, что умерший «император Солхатский» и «Малый Салдан» - одно и то же лицо. К. К. Хромов предлагает видеть в нем Бек-Суфи (Хромов 2006: 367; Хромов 2013: 402). После сравнительного анализа нумизматических и письменных источников, предпринятого исследователем, такая атрибуция может считаться достоверной.
      К. К. Хромовым было обращено внимание и на особенности титулования Бек-Суфи на монетах (Хромов 2006: 367; Хромов 2013: 387) как «султан, сын султана». В. П. Гулевич объясняет такую особенность наследственными правами (Гулевич 2014: 172). В рамках предложенной А. Л. Пономаревым гипотезы под искомым «Султаном» угадывается личность Таш-Тимура, крупного военачальника при хане Токтамыше (Миргалеев 2003: 125), чеканившего монеты в Крыму в 1395-1396 гг. (Лебедев 2000:18). Ю. В. Зайончковский утверждает, что все известные монеты Таш-Тимура отчеканены в Крыму в 796 г.х. (06.11.1393 - 26.10.1394 гг.), а его правление может быть отмечено 1395-м годом (Зайончковский 2016:104,109). Также исследователь поддержал мнение М. Г. Сафаргалиева и В. П. Лебедева об изгнании Токтамышем Таш-Тимура из Крыма в 1396-м году (Лебедев 2000: 18: Сафаргалиев 1960: 174-175). Ибн ал-Фурат сообщает, что в марте 1397 года в Египет пришло известие об осаде Токтамышем Каффы (История Казахстана в арабских источниках. Том I 2005: 267).
      Способствовать решению проблемы братства Бек-Суфи и Девлет-берди может монетная эмиссия последнего. К. К. Хромов приводит монеты с именами династов, датируемые 825 г.х. (1421-1422 гг.) (Хромов 2006: 372, рис. 5; Хромов 2013: 387). По предположению В. П. Гулевича, новый хан использовал для чеканки монет штемпели своего предшественника (Гулевич 2014: 174-175). Хождение подобных монет в Каффе, по нашему мнению, создало прецедент, по которому Девлет-берди титуловался «братом Императора». Несомненно, генуэзские чиновники знали о личностях тука-тимуридов намного больше, нежели фиксировали в документации, поэтому не раскрывали смысл содержания титула.
      Рассуждения о родственных связях двух крымских правителей вызвало критику со стороны исследователей (Рева 2015: 92, прим. 16; Сабитов 2014: 66-69). Критикуя А. Л. Пономарева по вопросу братства, Ж. М. Сабитов ссылается при этом на сюжет «Умдат ат-таварих» Кырыми, добавляя, «что зачастую даже двоюродных братьев в тюркских народах называли братьями в разных источниках» (Сабитов 2014: 68-69). Исследователю осталось только уточнить, какое отношение бухгалтерская книга, составленная генуэзским чиновником, имеет к тюркским народам.
      Имя Бек-Суфи всплывает в начале 30-х гг. XV в. в имени одного из татарских союзников литовского князя Свидригайло - Саид-Ахмада, которого в письме от 3 сентября 1432 года к великому магистру Тевтонского ордена именуют как Sydachmacht Bexubowitz / Саидахмат Бексуфович (Пономарев 2013: 169). Нетрудно увидеть в тексте письма Бек-Суфи.
      В имеющихся генеалогиях для первой четверти XV века зарегистрированы два Саид-Ахмада: сын (История Казахстана в персидских источниках. Том III 2006: 45), либо внук (Материалы по истории казахских ханств 1969: 39) Токтамыша. В «Таварих-и гузида-йи Нусрат-наме» отмечен еще один династ с таким именем2. Р. Ю. Рева и Н. М. Шарафеев предположили, что за последним скрывался неизвестный ранее эмитент, чеканивший монету в 819 г.х. (Рева, Шарафеев 2005: 57-59; Трепавлов 2015: 278). Вероятно, о нем упоминает Иоасафат Барбаро (Барбаро и Контарини 1971: 140).
      Упоминание о Бексуфовиче обычно связывают с Бетсубом / Бетсубуланом, фигурировавшем на страницах польских хроник. Последнего в исторической литературе связывают либо с Кепеком (Почекаев 2012: 245; Сабитов 2014: 70), либо с Бек-Суфи (Беспалов 2013: 35; Пономарев 2013: 169-170; Хромов 2013: 367-368). К отождествлению Бетсабула с Кепеком склонился и автор данной статьи (Парунин 2015: 292-293). При этом в настоящей работе автор допускает мысль о том, что упомянутый царевич может быть никак не связан с Бек-Суфи, ни с Кепеком. Искомого династа следует искать среди детей Токтамыш-хана: в частности, была предложена кандидатура Абу Са'ида (Бу Са'ида) (История Казахстана в персидских источниках. Том III 2006: 45-46; Материалы по истории казахских ханств 1969: 39).
      Сообщает о двух Саид-Ахматах османский историк Хурреми. Правление старшего династа отмечено между Джаббар-берди и Дервишем; второй упомянут под именем «Сейид-Ахмед-Кючук» как правитель Крыма (Негри 1844: 381). Несмотря на лаконичность текста, предположительно его можно связать с сыном Бек-Суфи.
      В оценке политического статуса Бек-Суфи автор солидарен с Б.П. Гулевичем. Бек-Суфи не был полностью независимым правителем, но обладал широкими полномочиями. Его политическое могущество было оценено наличием его имени вместе с Дервишем и Идегеем на монетах. При этом Бек-Суфи, очевидно, признавал статус Улуг Мухаммада как золотоордынского хана, но характер их отношений неизвестен. Крайне редкое упоминание в нумизматическом материале титула «султан сын султана» породило споры вокруг его генеалогии. Приведенные размышления позволяют не согласиться с мнением М.Б. Северовой и Ж.М. Сабитова, и принять трактовку Бек-Суфи как сына Таш-Тимура.
      ПРИМЕЧАНИЯ
      1. Схожее мнение было озвучено В. В. Трепавловым (Трепавлов 2015: 279).
      2. Тука-Тимур - Уз-Тимур - Абай - Менгасир - Мамки - Саид-Ахмад (Материалы по истории казахских ханств 1969: 41).
      ЛИТЕРАТУРА
      Барбаро и Контарини 1971 - Барбаро и Контарини о России. К истории итало-русских связей в XV в / ред. сост. Е.Ч. Скржинская. Л.: Наука, 1971.276 с.
      Беспалов 2013 - Беспалов Р. А. Литовско-ордынские отношения 1419-1429 годов и первая попытка образования Крымского ханства // Материалы по археологии истории античного и средневекового Крыма / ред. сост. М. М. Чореф. Вып. V. Севастополь; Тюмень, 2013. С. 30-52.
      Гулевич 2014 - Гулевич В. П. Крым и «императоры Солхата» в 1400-1430 гг.: хронология правления и статус правителей // Золотоордынское обозрение. 2014. NM (6). С. 166-197.
      Зайончковский 2016 - Зайончковский Ю. В. Джучидский хан Таш-Тимур и его монеты // Золотоордынская цивилизация. 2016. № 9. С. 102-112.
      История Казахстана в арабских источниках. Том I 2005 - История Казахстана в арабских источниках. Том I. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды. Том I. Извлечения из арабских сочинений, собранные В. Г. Тизенгаузеном / ред. Б. Е. Кумеков, А. К. Муминов. Алматы: Дайк-Пресс, 2005. 711 с.
      История Казахстана в персидских источниках. Том III 2006 - История Казахстана в персидских источниках. Том III. Му'изз ал-ансаб (Прославляющие генеалогии) / отв. ред. А. К. Муминов. Алматы: Дайк-Пресс, 2006. 672 с.
      История Казахстана в персидских источниках. Том IV 2006 - История Казахстана в персидских источниках. Том IV. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды. Извлечения из персидских сочинений, собранные В. Г. Тизенгаузеном и обработанные А. А. Ромаскевичем и С. Л. Волиным / отв. ред. М. Х. Абусеитова. Алматы: Дайк-Пресс, 2006. 620 с.
      Лебедев 2000 - Лебедев В. П. Корпус монет Крыма в составе Золотой Орды (сер. XIII - нач. XV в.) // Вестник Одесского музея нумизматики. 2000. № 2. С. 12-34.
      Материалы по истории казахских ханств 1969 - Материалы по истории казахских ханств XV- XVIII веков (Извлечения из персидских и тюркских сочинений) / сост. С.К. Ибрагимов и др. Алма-та: Наука, 1969. 655 с.
      Миргалеев 2003 - Миргалеев И. М. Политическая история Золотой Орды периода правления Токтамыш-хана. Казань: Алма-Лит, 2003.164 с.
      Миргалеев 2007 - Миргалеев И. М. Материалы по истории войн Золотой Орды с империей Тимура. Казань: Институт истории АН РТ, 2007.108 с.
      Негри 1844 - Негри А. Извлечения из одной турецкой рукописи общества, содержащей историю крымских ханов // Записки Одесского Общества Истории и Древностей. 1844. Т. 1. С. 379-392.
      Парунин 2015 - Парунин А. В. Сыновья Тохтамыш-хана на страницах польско-литовских хроник // Исторический формат. 2015. № 4. С. 288-296.
      Пономарев 2013 - Пономарев А. Л. Первые ханы Крыма: хронология смуты 1420-х годов в счетах Генуэзского казначейства Каффы // Золотоордынское обозрение. 2013. № 2. С. 158-190.
      Почекаев 2012 - Почекаев Р. Ю. Цари Ордынские. Биографии ханов и правителей Золотой Орды. СПб.: Евразия, 2012. 464 с.
      ПСРЛ. Т. 11 1897 - ПСРЛ. Т. 11. Летописный сборник, именуемый Патриаршей или Никоновской летописью. СПб., 1897. 254 с.
      ПСРЛ. Т. 17 1907 - ПСРЛ. Т. 17. Западнорусские летописи. СПб.: Типография М. А. Александрова, 1907. 650 с.
      ПСРЛ. Т. 35 1980 - ПСРЛ. Т. 35. Летописи белорусско-литовские. М.: Наука, 1980. 306 с.
      Путешествия Гильбера де Ланноа 1873 - Путешествия Гильбера де Ланноа в восточные земли Европы в 1413-14 и 1421 годах // Университетские известия. Киев. 1873. № 8. С. 1-46.
      Рашид-ад-Дин. Том II1960 - Рашид-ад-Дин. Сборник летописей. Том II. М.; Л.: Издательство АН СССР, 1960. 253 с.
      Рева 2015 - Рева Р. Ю. Мухаммад-Барак и его время. Обзор нумизматических и письменных источников // Нумизматика Золотой Орды. 2015. № 5. С. 80-104.
      Рева, Шарафеев 2005 - Рева Р. Ю., Шарафеев Н. М. Неизвестный Сайид Ахмад // Тринадцатая Всероссийская нумизматическая конференция. Москва, 11-15 апреля 2005 г. Тезисы докладов и сообщений. М.: Альфа-Принт, 2005. С. 57-59.
      Сабитов 2009 - Сабитов Ж. М. Золотоордынский клан Бек-Суфи: история и вопросы генеалогии // Золотоордынское наследие. Материалы международной научной конференции «Политическая и социально-экономическая история Золотой Орды (XIII-XV вв.)». Сборник статей. Вып. 1 / отв. ред. и сост. И. М. Миргалеев. Казань: Фэн, 2009. С. 180-182.
      Сабитов 2014 - Сабитов Ж. М. К вопросу о генеалогии золотоордынского хана Бек-Суфи // Крим від античності до сьогодення: Історичні студії. Київ: Інститут історії України, 2014. С. 63-74.
      Сафаргалиев 1960 - Сасфаргалиев М. Г. Распад Золотой Орды. Саранск: Мордовское книжное издательство, 1960.279 с.
      Северова 1994 - Северова М. Б. Об имени золотоордынского хана на монетах Крыма 822-823 г.х. / 1419-1420 гг. // Тезисы докладов II Всероссийской нумизматической конференции. СПб., 1994. С. 98- 100.
      Трепавлов 2015 - Трепавлов В. В. Степные империи Евразии: монголы и татары. М.: Квадрига, 2015. 368 с.
      Хромов 2006 - Хромов К. К. Правления ханов в Крымском улусе Золотой Орды в 1419-1422 гг. по нумизматическим данным // Історико-географічні дослідження в Україні. 36. наук, праць. Число 9. К.: Інститут історії України НАН України, 2006. С. 366-372.
      Хромов 2013 - Хромов К. К. О хронологии правления Давлат Берди хана в Крымском улусе по нумизматическим данным (последние джучидские серебряные монеты Крыма) // От Онона к Темзе. Чингисиды и их западные соседи: К 70-летию Марка Григорьевича Крамаровского / ред. сост. В. П. Степаненко, А. Г. Юрченко. М.: Издательский дом Марджани, 2013. С. 378-416.
      Codex epistolaris Vitoldi 1882 - Codex epistolaris Vitoldi Magni Ducis Lithuaniae 1376-1430. Cracoviae: Acad. Literarum, 1882.1113 p. + CXVI s.
    • Парунин А. В. Сведения об Ак-Орде и Кок-Орде в свете устной исторической традиции
      Автор: Dark_Ambient
      Парунин А. В. Сведения об Ак-Орде и Кок-Орде в свете устной исторической традиции // Золотая Орда: история и культурное наследие: сборник научных материалов / Отв. ред. А. К. Кушкумбаев. Астана: ИП «BG-print», 2015. - С. 51-61.
      [51]
      Результаты успешных монгольских операций в Азии и в Европе повергли в шок европейских интеллектуалов своего времени, которые мыслили о грядущей опасности в эсхатологическом ключе. Итогом таких интеллектуальных раздумий явилась дипломатическая миссия монахов-францисканцев под руководством Иоанна де Плано Карпини в Каракорум в 1245 г. Характер посольства носил вполне прагматичный характер, а его итогом явилось создание двух сочинений. Одно из них, наиболее известное, в русском переводе звучало как «История монгалов», содержащее подробные историко-этнографические зарисовки жизни и быта Монгольской империи. Второе, менее известное, «История татар» брата ц. де Бридиа, представляется, по мысли А. Г. Юрченко, литературным памятником, вобравшим в себя имперский культурный код. В «Истории татар» Чингис-хан и его армия, вторгаясь в мифологическое пространство, столкнулись с народами, его заселявшими. Итог вторжения был неутешителен – Чингис-хан погибает от удара грома [Юрченко А. Г. [ред.]. 2002, C. 104-109]. Отметим, что переход в область иррационального был вызван оглушительными успехами в борьбе с реальным врагом, а также процессы сакрализации образа Чингис-хана. Попытка осуществить мировую экспансию, выйдя за пределы реального пространства, могла быть воспринята как нарушение мирового порядка, в результате чего Небо восстановило баланс. Гипотеза А. Г. Юрченко в данном отношении выражалась в наличии неких представителей интеллектуальной элиты Монгольской империи того времени, которые литературно передали сакральные механизмы функционирования политической власти [Юрченко А. Г., 2002, C. 26-27].
      Таким образом, мы фиксируем редкое явление, когда внешний источник использует сведения внутреннего информатора без их культурной переработки. Вряд ли францисканцы застали период формирования имперского политического мифа, транслируемого монгольской интеллектуальной элитой. Его первоначальный продукт выразился еще в «Современном Сказании», создание которого приписывается Шиги-Кутуху, активно участвовавшем в формировании делопроизводства у монголов. В данном сочинении имперский миф выражается в трансляции сакральной генеалогии, о чем свидетельствуют многочисленные примеры («Борте-Чино, родившийся по изволению Вышнего Неба»; дети Алан-гоа, рожденные от «светлорусого человека», сон Дэй-сэчэна, запекшийся сгусток крови при рождении Темучжина и др [Козин С. А., 1941, C. 79-86]. Центральной линией идет также и сакрализация личности Чингис-хана. Впоследствии сформированный мифологический образ хана был творчески переработан интеллектуальной элитой покоренных стран. По мнению А. Г. Юрченко, литературное оформление эти мифы приобрели в трудах историков, описывавших историю покоренных монголами стран [Юрченко А. Г., 2006, C. 14]. Этому же исследователю принадлежит и обширное монографическое исследование о формировании политической мифологии Монгольской империи, а также составление списка первоисточников, транслирующих легендарный образ Чингис-хана [Юрченко А. Г., 2006, C. 15-16].
      К позиции А. Г. Юрченко внешне примыкает позиция В. П. Юдина. Однако подходы обоих исследователей не совпадают. Если А. Г. Юрченко стремится исследовать имперские символы политической власти в средневековых нарративах, то В. П. Юдин уделил внимании обоснованию выработанного им понятия «чингисизм», одним из центральных направлений которого стало формирование генеалогических легенд с первопредком. По замечанию исследователя, история стала делиться на два этапа – до Чингис-хана и после, а генеалогическое древо чингисидов как «центр человечества» [Юдин В. П., 1983, C. 110-111]. Несмотря на разность взглядов, исследователей несомненно объединяет в одно – формирование представлений об имперском культурном коде и трансляция его на окружающий мир.
      Эти соображения общего характера ставят перед нами следующий вопрос: распространялся ли имперский миф на потомков Чингис-хана, как он видоизменялся и какие приобретал формы.
      По нашему мнению, транслятором вышеуказанной легенды о Чингис-хане выступает «Чингиз-наме» хорезмского сказителя Утемиша Хаджи. Впервые рукопись исследовал В. В. Бартольд, отметивший ее значение, а также прошибанидскую направленность [Бартольд В. В., 1973, C. 164-169]. В. П. Юдин, подготовивший перевод текста и комментарии к нему, приписывал [52] «Чингиз-наме» большую роль в плане решения существовавшей к тому времени проблемы определения Ак-Орды и Кок-Орды [Юдин В. П., 1983, C. 120-124]. К этой стороне вопроса обратился и автор настоящего исследования, но об этом ниже.
      Сперва об источниковедческой составляющей сочинения. Еще В. В. Бартольд отметил устный характер повествования: автор собирал предания о прошлых временах; эти предания «он взвешивал на весах разума» и отвергал то, что не выдерживало этой критики» [Бартольд В. В., 1973, C. 165]. Сам Утемиш Хаджи так обосновывал свой «методологический инструментарий»: «В хрониках, которые я видел, записаны имена [лишь] меньшей части их, и все. Благодаря чему и при каких обстоятельствах становились они ханами, упомянуто не было и не были упомянуты даже имена большей части их. Так как у меня было стремление надлежащим образом знать об их обстоятельствах, то по этой причине именно направлялся я непременно к [любому] человеку, о котором говорили, что такой-то хорошо знает предания, и устанавливал истину и вызнавал у него, и, взвесив на весах разума, приемлемое сохранял в памяти, а неприемлемое отвергал. Так получилось, что когда на любом собрании заходила речь о давних государях и возникало затруднение, то стали приходить и вызнавать и устанавливать истину у нас, бедняка» [Утемиш Хаджи, 1992. C. 90].
      Отметим, что такой подход не вызвал серьезных критических реакций в современной историографии. Так, В. П. Юдин в рамках своей гипотезы о чингисизме, счел необходимым относить данное произведение как т.н. «устной степной историологии» (наряду еще с рядом сочинений. – прим.), в котором воспроизводится устное историческое знание народов, населявших Дешт-и-Кипчак [Юдин В. П., 1983, С. 121-122]. Как об «историческом повествовании, несомненно, обладающим устоявшейся достоверностью» высказался А. К. Кушкумбаев [Кушкумбаев А. К., 2012, C. 214].
      В современной исследовательской литературе предпринята попытка отойти от трактовки сюжета сочинения как результата устной исторической традиции. Т. Кавагучи и Х. Нагаминэ рассматривают «Чингиз-наме» как достоверный исторический источник [Кавагучи Т, Нагаминэ Х., 2010, C. 48-49]. Гипотеза исследователей состояла в попытке выявления возможных источников, которыми пользовался Утемиш Хаджи. Т. Кавагучи и Х. Нагаминэ указали на наличие упоминаний в тексте «хроник хазрат Дуст-султана». На этом основании предложено считать сочинение исторически достоверным, а Утемиша Хаджи историком, взаимодействовавшим с конкретным источником [Кавагучи Т, Нагаминэ Х., 2010, C. 49]. Наличие цитат из этой хроники отметил еще В. П. Юдин [Утемиш Хаджи, 1992, C. 7].
      Интересно и само обстоятельство использования упомянутых хроник: «Некоторые говорят, что в этом войске был [сам] Хулагу-хан. Когда войско это было разгромлено, он был убит. Никто [однако] не знал о его гибели. Но в хрониках хазрат Дост-султана говорится: “С тоски по этому войску, что было разгромлено в походе, он заболел и через два месяца умер”. А впрочем, Аллах лучше ведает» [Утемиш Хаджи, 1992, C.98]. Действительно, автор не был удовлетворен устным преданием, и воспользовался письменной информацией. Впрочем, такой случай не представляется закономерным.
      Зерно исторической критики было заложено работами А. Г. Юрченко. Рассматривая сюжеты с принятием ислама Берке, а также с завоеваниями Чингис-хана, исследователь утверждает, что происходящее носит не реальный, а мифологический характер [Юрченко А. Г., 2006, C. 321; Юрченко А. Г., 2012, C. 89-92].
      Анализируя текст «Чингиз-наме», сложно увидеть в нем строгий исторический источник, где легенды и фольклорные элементы были бы отделены от исторического ядра. Этот факт ярко просматривается на идеализации образа Берке-хана как правоверного мусульманина. Даже его рождение было символическим: «Когда он появился на свет, он не сосал молока [ни] своей матери, [ни] молока других женщин-немусульманок. По этой причине показал [его Йочи] своим колдунам и ведунам. Когда те сказали: “Он — мусульманин. Мусульмане не сосут молока женщин-немусульманок”, — то разыскали и доставили женщину-мусульманку. Ее молоко он начал сосать» [Утемиш Хаджи, 1992, C. 96]. Перед нами прямая отсылка к популярной легенде об Огуз-хане [Абулгази, 1906. C. 12].
      Вся жизнь Берке представлена как цельный фольклорный сюжет. Победа хана в одиночку над целым войском Хулагу трактуется как «чудо». Причем выжившие объясняли «чудо» следующим образом: «По обеим сторонам от того человека, что находился на бугре, стояли два громадных войска. Сколько ни всматривались [мы, так и] не смогли разглядеть ни конца тех двух войск, ни края. Потому-то мы и построились вдали. Когда тот человек на холме помчался на нас, [53] ринулись [на нас] и те два громадных войска. Почудилось нам, будто рухнули на нас земля и небо. Потому [-то вот] не устояли мы и бросились бежать» [Утемиш Хаджи, 1992, C. 98].
      Помимо всего прочего текст сочинения буквально наполнен всевозможными притчами и фольклорными сюжетами, объясняющими читателю действия и поступки ханов, а также их благородный характер. К подобным элементам можно причислить и процесс принятия ислама Узбеком. Фрагмент сюжета с невредимостью святого Баба Тукласа преподносится Утемишем Хаджи как сугубо символический, подтверждающий торжеством ислама над остальными религиями [Утемиш Хаджи, 1992, C. 105-107]. В. П. Костюков, специально рассматривавший данный сюжет, отметил его исторический контекст, в котором было вписано агиографическое начало, знаменовавшее победу ислама [Костюков В. П., 2009, C. 78-79].
      Все вышесказанное представляет нам сочинение в несколько ином свете. В первую очередь, это продукт бытовавших в Средней Азии в XVI веке легенд, получивших распространение среди государств, основателями которых являлись потомки Джучи. Среди них особо выделяются мифологические образы Чингис-хана как основателя нового миропорядка, а также Берке и Узбека, положивших начало культу новой государственной религии – ислама.
      К подобному продукту мы относим и легенду об Ак-Орде и Кок-Орде, вопросы интерпретации и географического определения которых постоянно затрагиваются в современной историографии. Представляется, что Утемиш Хаджи зафиксировал исходные данные легенды, а иные средневековые авторы – ее развитие.
      Без исторического контекста сюжет выглядит следующим образом: «Когда они (дети Джучи. – прим) прибыли на служение к своему [деду] хану (Чингис-хан – прим.), хан поставил им три юрты: белую юрту с золотым порогом поставил для Саин-хана; синюю орду с серебряным порогом поставил для Иджана; серую орду со стальным порогом поставил для Шайбана». Здесь же следует отметить следующий момент: «Наутро, устроив совет с беками, [Чингизхан] в соответствии с ханской ясой отдал Саин-хану правое крыло с вилайетами на реке Идил, [а] левое крыло с вилайетами вдоль реки Сыр отдал Иджану» [Утемиш Хаджи, 1992, C. 92, 93].
      В данном случае цветовая символика юрт определила иерархию среди детей Джучи, а решение Чингис-хана сформировало новое политическое пространство на территории Евразии: Ак-Орда («белая юрта») стала доменом Бату, Кок-Орда («синяя юрта») территорией Орду-Эджена.
      Небезынтересно отметить использование схожей цветовой символики в огузском героическом эпосе, произведения которого были крайне популярны на Востоке в средневековье. По мнению В. М. Жирмунского и А. Н. Кононова, «Книга о деде Коркуте» «является записью и литературной обработкой эпических сказаний, слагавшихся и передававшихся у этих народов (туркмены, азербайджанцы и турки – прим. авт) в творческой устно-поэтической традиции на протяжении многих веков, с IX по XV в» [Жирмунский В. М., Кононов А. Н. [сост.]., 1962. С. 5]. Приведем отрывок: «Хан ханов, хан Баюндур, раз в год устраивал пир и угощал беков огузов. Вот он снова устроил пир, велел зарезать лучших коней-жеребцов, верблюдов и баранов; в одном месте велел водрузить белое знамя, в одном – черное, в одном – красное. Он говорил: «У кого нет ни сына, ни дочери, то поместите у черного знамени, разложите под ними черный войлок, поставьте перед ними мясо черного барана, станет есть – пусть ест, не станет – пусть поднимется и уйдет. У кого есть сын, того поместите у белого знамени, у кого есть дочь – у красного знамени; у кого нет ни сына ни дочери, того проклял всевышний бог, мы тоже проклинаем его, пусть так и знают» [Жирмунский В. М., Кононов А. Н. [сост.]., 1962. С. 14].
      Отметим схожесть некоторых элементов. Устроение «корунуша» (курултая – прим. авт) Чингисханом и пира Баюндуром, на котором собираются беки и родственники. Символическое использование числа 3 и цвета как манифестация социальной, либо политической дифференциации. Учитывая популярность сочинения в среднеазиатской интеллектуальной среде, им вполне мог воспользоваться и Утемиш Хаджи.
      Распределение властных полномочий предварял очередной фольклорный сюжет, выразившийся в разговоре Бату и Орду-Эджена: “Верно, что я старше тебя летами. Но наш отец очень любил тебя и вырастил баловнем. До сих пор я лелеял тебя и покорялся тебе. [Но] может [статься так], что я, если стану ханом, [уже] не смогу по-прежнему покоряться тебе, так что между нами возникнет война [и] ненависть. [Так] будь же ханом ты. Я снесу твое ханствование, ты же моего ханствования не перенесешь”. Много раз предлагал [Саин] своему старшему брату, говоря: “Что это за слова?! Как подобает мне стать ханом, когда у меня есть старший по йасаку брат?!” Когда тот не согласился и когда [Саин] сказал: “В таком случае давай что-нибудь предпримем. Давай пойдем к нашему великому деду Чингиз-хану. И я изложу свои слова, и вы изложите ваши [54] слова. Каково бы ни было повеление нашего деда, по тому и поступим”, — [тот] одобрил эти слова и принял [их]» [Утемиш Хаджи, 1992, C.92]. На наш взгляд, это ключевой момент повествования, ибо по характеру диалога создается будущая иерархия среди джучидов. Налет искусственности очевиден: сюжет был создан с целью обоснования выделения улусов в Монгольской империи. С точки зрения генеалогии, Бату и Орда-Эджен никогда не были равными друг другу1.
      В сочинении Утемиша Хаджи Золотая Орда представлена как идеальное государство, подтверждение которому мы видим в многочисленных примерах. Чингис-хан раздает вилайеты своим сыновьям и внукам; Бату и Орда-Эджен, дабы избежать кровопролитной войны, направляются к деду, чтобы он определил кто из них будет главным; Берке-хан назидательными притчами и личной отвагой отвел от трусости собственное войско и обратил в бегство недругов; верные сановники хитростью скрывают душевную болезнь Туда-Менгу. Когда умирает Токта, и золотоордынский престол захватывает Баджир Ток-Буга из омака уйгур, тем самым нарушая установленный миропорядок, кыйат Исатай хитростью смещает самозванца, способствуя выдвижению наследника Золотого рода Узбека. Установленный порядок начинает рушиться, когда Бердибек-хан «своих родственников и огланов своих в страхе, что оспорят они ханство у него» [Утемиш Хаджи, 1992, C. 108]. Приход к власти шибанида Хызра знаменует собой символический крах наследия Чингис-хана: разлом золотой юрты и раздел частей между казаками, которые мыслятся в данном контексте как представители маргинального мира, приводит к краху государственности и всеобщему хаосу. Здесь же мы можем зафиксировать двойственное отношение автора к роду Шибанидов: с одной стороны, он уделяет значительное внимание уму и доблести огланов из улуса Шибана, с другой – прозрачно намекает, что именно они причастны к началу краха «идеального государства».
      Не совсем ясно значение улуса Шибана в конструируемой политической иерархии ханов-чингизидов. Отметим сразу, что в «Чингиз-знаме» Шибану за его военные заслуги Бату «в вилайеты Крыма [и] Кафы» [Утемиш Хаджи, 1992, C.95]. О том, что улус Шибана не был самостоятельным политическим объединением, свидетельствуют и обстоятельства прихода Узбека к власти: «Когда [Узбек-] хан в гневе на этих огланов отдал [их] в кошун Исатаю, то и Исатай воздал огланам Шайбан-хана уважение за отца их, передал [им] буйрак и карлык, кои суть двусоставный эль, и предоставил их самим себе. Рассказывают, что пребывали они в юртах, назначенных им Саин-ханом» [Утемиш Хаджи, 1992, C.105]. Отметим поразительный факт – подтверждением статуса Шибанидов занимается не новоиспеченный хан, а его сановник, формально не имеющий полномочий для проведения подобных мероприятий. Представленная картина плохо согласуется с утверждением, что «Чингиз-наме» имело прошибанидскую направленность. Соответственно, и рассуждения В. П. Юдина о Серой Орде лишены необходимых оснований [Юдин В. П., 1983, C. 133-138].
      Ж. М. Сабитов и А. К. Кушкумбаев также склонны отождествить Боз-Орду с улусом Шибана (Сабитов Ж. М., Кушкумбаев А. К., 2013, C. 67-68], приводя в качестве дополнительного аргумента поздние варианты ногайского героического эпоса, где упоминается т.н. «биiк боз орда» (большая серая орда) [Валиханов Ч. Ч., 1904, С. 226]. Однако выводы исследователей относительно Серой Орды нуждаются в корректировке.
      Характерно, что упоминания об Ордах относительно жизни и деятельности Эдиге зафиксированы в ногайском героическом эпосе, первые варианты которого были составлены еще в начале XV в., и получили широкое распространение на территории Сибири и Средней Азии [Жирмунский В. М., 1974, C. 374-375]. Ч. Ч. Валихановым был записан джир середины XIX в. [Валиханов Ч. Ч., 1904, C. 223; Жирмунский В. М., 1974, C. 351]. Татарский народный эпос «Идегей» была записан в начале XX века.
      Джир и песнь полностью соответствуют сюжету эпических преданий, причем в джире приведена и сакральная генеалогия Эдиге, возводящая его к легендарному исламизатору Баба-Туклесу [Валиханов Ч. Ч., 1904, C. 231-232], а от него – к халифу Абу-Бакру. Интерес представляют сообщение джира об Ак-Орде: «Золотом насеченную твою белую орду, из серебра выбитыя двери» [Валиханов Ч. Ч., 1904, C. 246], практически полностью совпадающее об установке для Бату белой юрты в «Чингиз-наме». В другом месте один из богатырей Тохтамыша, Кен-Джабай говорит:
      [55]
      «Эй, Идыге, ты однако (кажется) воротишься и переплывешь назад Волгу.
      В высоко-верхой белой орде, склоняясь, отдай-ка ты свой салям»
      [Валиханов Ч. Ч., 1904, C.247].
      Безусловно, речь в обоих отрывках идет о ставке предводителя.
      В эпосе «Идегей» Ак-Орда представлена иначе. Тохтамыш вспоминает о ней в прошедшем времени:
      «Вспомни, была Золотая Орда,
      Белая Большая Орда» [Усманов М. А. [науч. ред.]., 1990, C.13].
      В двух других отрывках Ак-Орда также фигурирует как государство:
      «Не поклонюсь я (Идегей – прим.) Белой Орде»
      Ведя разговор с Нур-ад-Дином, Идегей сообщает:
      «Воедино собрал народ
      Слил его я с Белой Ордой» [Усманов М. А. [науч. ред.]., 1990, С. 74, 207].
      Из-за лаконичности упоминания не совсем ясно, что здесь упоминается под Ак-Ордой – реальное действующее государство на момент повествования эпоса, либо же некогда существовавшая территория улуса. Сложно судить и об источниках цитировавшихся упоминаний, особенно в свете того, что списки дастанов многочисленны, а их локальные варианты значительно разбросаны по территории Евразии.
      Удовлетворительного объяснения появления Серой Орды быть не может. Политическая мифология сочинения подразумевала только двухкрыльевое деление завоеванного пространства. Несмотря на военные достижения Шибана, его потомки были инкорпорированы во властные структуры Ак-Орды, но не стали его особенной частью. Несмотря на кажущуюся симпатию к Шибанидам, Утемиш Хаджи не обозначает особое место этого рода среди прочих.
      Ни о каком особом статусе не сообщили иные прошибанидские настроенные авторы – Махмуд бен Вали и Абулгази. Вали в своем сочинении «Бах ал-асрар» изобразил процветающий улус с безболезненной сменой правителей, являющий собой локальный вариант «идеального государства» Утемиша Хаджи, в котором сын Шибана Бахадур «повелев собраться близким родственникам, племенам и четырем каучинам, он выбрал для зимовок и летовок Ак-Орду, которая известна также как Йуз-Орда» [Сулейменов Б. [отв. ред.], 1969, С. 347]. Что же действительно скрывается под термином «Йуз-Орда» нас на данном этапе исследования не интересует (подробнее см.: [Юдин В. П., 1983, C. 133-140]). Вали фактически признает, что у Шибанидов не было своего улуса, пока они не «влились» в состав Ак-Орды. В таком случае соблазнительно было бы видеть в Боз (Серой) Орде ставку хана-джучида, на что намекает Ж. М. Сабитов и А. К. Кушкумбаев [Сабитов Ж. М., Кушкумбаев А. К., 2013, C. 68], но реального подтверждения такая гипотеза пока не получила.
      В сочинении Абулгази «выбор» Бахадура выглядит совершенно по-иному: «он (хан Менгу-Тимур. – прим) действовал согласно распоряжениям Бату-хана, а потом владение в Белой Орде отдал он Багадур-хану, сыну Шибан-ханову; области Кафу и Крым отдал Уран-Тимуру. Уран-Тимур был сын Тукай-Тимура» [Абулгази, 1906, C.152]. Хивинский историк также не выделяет особого статуса для Шибанидов: в его реальности улусы потомков Шибана соотнесены с конкретными географическими пространствами [Абулгази, 1906, C. 157-163].
      Касаясь роли Шибанидов, небезынтересно отметить и следующий момент: «Одним словом, в трех отношениях огланы Шайбан-хана гордятся и похваляются перед огланами Тохтамыш-хана Тимур-Кутлы и Урус-хана, говоря: “Мы превосходим вас”. Во-первых, это — юрта. [Они] говорят: “Когда после смерти нашего отца Иочи-хана наши отцы отправились к нашему великому деду Чингизхану, то он после Иджана и Саина поставил юрту [и] для нашего отца Шайбан-хана. Для вашего [же] отца [он] не поставил даже и [крытой] телеги. И во-вторых,— говорят [они],—когда Узбек-хан, разгневавшись, проявил милость к Кыйату Исатаю и отдал [ему] в качестве кошуна всех своих огланов вместе с их родами и племенами, он, опять оказав нам почет и уважение, дал нам двусоставный эль, сказав: “[Они] — огланы богатыря Шайбана, рубившего саблей [и] покорявшего юрты”. Один из них — карлык, другой — буйрак. [Мы] взяли те два эля, [и он] предоставил нас самим себе в нашем юрте, определенном [нам] Саин-ханом. Мы, когда [прочие огланы] укладывали камни [и] кирпичи в мавзолей того Джир-Кутлы и когда [они] стояли в кругу перед дверьми [юрты] его сына Тенгиз-Буги [и] преклоняли колена во время [исполнения] гимна в его честь, нас в тех делах не было”. Так [было], что, когда при Бердибек-хане сгинули огланы Саин-хана, Тай-Дуали-бегим, мать Джанибек-хана, решив, что теперь юрт и ханство достанутся огланам Шайбан-хана, призвала Хызр-хана, сына Мангкутая [и] сделала [его] ханом в вилайете [56] Сарая. “После огланов Саин-хана ханствование на троне того хана досталось нам”,— говорят [они]» [Утемиш Хаджи, 1992, C. 92-93].
      Нетрудно заметить, что Шибаниды здесь отмечены в негативном ключе. Мотивы их гордости перед другими джучидами очевидны: утверждение на престоле Золотой Орды Хызра означает выход из формального подчинения властителей Ак-Орды: улус Шибана перестал быть его частью, претендуя на узурпацию власти в Золотой Орде. На возникновение хаоса среднеазиатский писатель намекал в символическом уничтожении золотой юрты Хызром. Возможен парадоксальный вывод: легенда об утверждении Чингис-ханом иерархии среди детей Джучи могла быть создана как попытка объяснить политическую самостоятельность Шибанидов.
      Суммируя все вышесказанное, можно предположить, что обстоятельства общения Чингис-хана с детьми Джучи являются продуктом политической мифологии. Факт распределения юрт был использован автором как манифестация иерархии, одновременно попытка избежать возможной междоусобицы. Контекст повествования приводит нас к мысли о формулировке Утемишем Хаджи концепции «идеального государства», где мудрость и хитрость правителей позволяла избегать конфликтных ситуаций, например, попыток узурпации законного престола. Делегирование власти Шибанидам привело к символическому краху государства.
      Замечания по указанной проблеме позволяют сформулировать иной подход к терминах Ак-Орда и Кок-Орда.
      Наиболее раннее упоминание о двух Ордах, как ни странно, лежит не в средневековом историческом сочинении, а в поэтическом произведении «Хосрау и Ширин» Кутба, составленном в Золотой Орде в 40-х гг. XIV века и преподнесенном Тинибеку, сыну золотоордынского хана Узбека.
      «Красавица Хан-Мелек – источник того счастья,
      Ак-Орда – ее царство, она – украшение трона»
      [Кляшторный С. Г., Султанов Т. И., 1992. С. 192].
      Исследовавший текст поэмы, Э. Н. Наджип сделал ряд важных выводов. По предположению исследователя, само сочинение было написано на территории Золотой Орды, ибо оно посвящено Тинибеку, а не правившему в то время Джанибеку, что могло считаться неуважением по отношению к правящему династу [Наджип Э. Н., 1979. С. 32]. Весьма характерно, что сама рукопись тюркоязычна [Наджип Э. Н., 1979. С. 37].
      Следующий источник, на который необходимо особо обратить внимание – «Мунтахаб ат-таварих-и Муини («Аноним Искандера»), составленный Муин ад-ином Натанзи в 1413-1414 гг.
      Обстоятельная источниковедческая работа проведена К. З. Ускенбаем [Ускенбай К. З., 2013. С.84-92]. Исследователь, вслед за своими предшественниками В. В. Бартольдом, А. А. Ромаскевичем и С. Л. Волиным, счел возможным говорить о ином характере известий Натанзи [Бартольд В. В., 1963. С.103; Абусеитова М. Х. [отв. ред.]., 2006. С.249-250; Ускенбай К. З., 2013. С. 86]. Исследователи сошлись во мнении, что Натанзи использовал не дошедшие до нас сочинения, написанные, вероятно на тюркском языке. Само же сочинение носит в себе оттенки эпического характера и отличается от подобных ему в тимуридской персоязычной историографии.
      Опубликованный В. Г. Тизенгаузеном отрывок из сочинения Натанзи, можно условно разделить на три части. Первый сообщает нам о разделении улуса Джучи и знаменует собой сюжет об отношениях ханов Ак-Орды и Кок-Орды, вплоть до воцарения Урус-хана. В дальнейшем, упоминание об Ордах отсутствует.
      Во втором отрывке описываются события в период от воцарения Урус-хана до правления старшего сына золотоордынского хана Тохтамыша Джалал ад-дина. Отметим последовательность изложения и отсутствие сколько-нибудь противоречащих деталей. Единственные сложности возникают в связи с упоминанием некоего Султан-Мухаммада, брата Джелал ад-Дина2. Он фигурирует лишь в сочинении Натанзи, но отсутствует в иных, в том числе генеалогических сочинениях.
      Третий фрагмент описывает перипетии взаимоотношений Урус-хана, Тимура и Тохтамыша, а также возвышение последнего.
      Сочинение Натанзи, в первую очередь, интересно тем, что территории, вошедшие в состав Ак-Орды и Кок-Орды локализованы достаточно четко: «После этого улус Джучи разделился на две части. Те, которые относятся к левому крылу, то есть пределы Улуг-тага, Секиз-Йагача и Каратала до пределов Туйсена, окрестностей Дженда и Барчкенда, утвердились за потомками [57] Ногайа, и они стали называться султанами Ак-Орды; правое же крыло, к которому относится Ибир-Сибир, Рус, Либка, Укек, Маджар, Булгар, Башгирд и Сарай-Берке, назначили потомками Токтайа и их назвали султанами Кок-Орды….. В то время когда взошел на престол царь Тогрул, сын Токты, современником его был Сасы-Бука, сын Нокайа, правитель улуса Ак-Орды» [Абусеитова М. Х. [отв. ред.]., 2006. С. 251-252, 255]. Цитируемый отрывок нашел самые широкие комментарии в исследовательской литературе (см., например, [Сафаргалиев М. Г., 1960, C. 14; Юдин В. П., 1983, C. 125-126; Кляшторный С. Г., Султанов Т. И., 1992, C. 193-194]), связанные, в первую очередь, с неверным географическим расположением Орд.
      К. З. Ускенбай, придающий сочинению большую историческую ценность, процитировал иной вариант отрывка, приводимый по т.н. «шахрухской» редакции. Для полноты картины приведем его полностью: «Когда Тукай (= Туктай) тоже покинул этот бренный мир, его сыновья разделились на две группы. Одно их племя стало называть себя Арм Кан [Ун Кул] или Кок Ордой. Они захватили области Урус, Джеркез, Ас, Мохши, Булар [Булгар], Маджар, Укек, Башгирд, Либтай, Хаджи Тархан и Ак Сарай. Другое племя захватило Джанд, Барчканд, Сагнак и стало называть себя Сул Кул и Ак Ордой. Это правило действовало до времен Бердибека, сына Джанибека.
      Когда Бердибек прервал потомственную цепь султанов Кок Орды, эмиры улуса привезли в Кок Орду и посадили на царствование Ирзана, который происходил из Ак Орды. И таким же образом, вплоть до наших дней, потомки султанов Ак Орды управляют обоими улусами, а к нашему времени захватил [власть] Джакире (Чекре – прим) Оглан» (цит по [Ускенбай К.З., 2013, C.92]).
      В этом отрывке интересны два момента. Во-первых, самоназвание сыновей «Токты». Под «Токтой» вероятнее всего следует считать Чингисхана, что сближает нас с сюжетом «Чингис-наме» о формировании крыльев. Во-вторых, установленный порядок был нарушен смертью Бердибека, приведший и краху установленной политической системы. Если в «Чингис-наме» междоусобица показана символично (в виде уничтожении золотой юрты)3, то Натанзи высказался более буднично: кризис в его интерпретации лишь привел к смене политических элит.
      Рукопись, приводимая В. Г. Тизенгаузеном относительно смуты, выглядит более подробной: «Смута Бердибека, Джанибека и Кельдибека была в его время (Чимтай – прим). После этого эмиры Кок-Орды письмами и посольствами звали его на свое царство, но он не захотел, а послал тут своего брата Орда-Шайха с несколькими огланами. Эмиры до истечения одного года соглашались на царство Орда-Шайха. После этого один из неизвестных и недалеких людей в порыве невежества сказал: «Как это уруг султанов Ак-Орды станет властителем трона Кок-Орды». Среди ночи он одним ударом ножа покончил его дело» [Абусеитова М. Х. [отв. ред.]., 2006, C. 256-257]. Здесь интересна фиксация Орд не только как самоназвания, но и их будничное использование.
      Помимо сообщения о выделении Бахадуру владения в Ак-Орде, Абул-Гази вспоминает и про Кок-Орду: «Замечаем, что резиденция Джучи-хана была в Дешт-Кипчаке, в стране, которая называется Синяя Орда» [Абулгази, 1906, C.151]. Лаконичность упоминания вполне можно связать с постепенным угасанием устной исторической традиции, в которой аккумулировались чингизидские генеалогические легенды. Вряд ли можно установить первоисточник указанной цитаты. Сам Абулгази утверждает о наличии у него «осьмнадцать свитков, в которых заключаются исторические разсказы о потомках Чингиз-хановых, властвовавших в Иране и Туране» [Абулгази, 1906. С. 1-2]. Исследовавший сочинения хивинского хана, А. Н. Кононов счел возможным отметить, что «Абул-Гази прекрасно знал народные предания, родословные племен, широко распространенные среди туркмен, а также эпические сказания, из которых в первую очередь следует отметить очевидное влияние эпических сказаний, связанных с именем легендарного патриарха огузов «деда Коркута» [Кононов А. Н., 1958. С. 22].
      К. З. Ускенбай счел возможным утверждать, что сочинения Махмуда бен Вали, Абулгази, а также Муниса и Агехи «Фирдаус ал-икбал» (в котором упомянуто буквально следующее о Бату: «завоевав те страны, вернулся в столицу, которая была названа Кок-Орда» (цит по: [Ускенбай К. З., 2013, C.96] являют собой иную историческую традицию, сложившуюся в среднеазиатских землях [Ускенбай К. З., 2013, C.95]. С этим тезисом согласны и мы, с одним лишь замечанием – традиция в первую очередь была устная.
      [58] Сведения о местоположении Орд фигурируют в сочинении Гаффари, но они практически дословно воспроизводят написанное Натанзи [Абусеитова М. Х. [отв. ред.]., 2006, C.403], поэтому здесь вряд ли стоит говорить о самостоятельном произведении.
      К формированию легенды об Ордах причастны и русские летописи. Наиболее подробные выписки из источников приведены А. К. Кушкумбаевым и К. З. Ускенбаем [Кушкумбаев А. К., 2012, C. 128-129; Ускенбай К. З., 2013, C. 107-109], что лишает нас необходимости подробного цитирования.
      Остановимся на попытке географического отождествления Кок Орды, упомянутой в общерусском летописании в связи с приходом Тимура из Средней Азии в 1395-м году. О событиях упомянутого года Никоновская летопись сообщает буквально следующее: «….в 15-е же лето царства Болшиа Орды Воложскиа царя Тахтамыша, в седмое же лето княжениа великого князя Василья Дмитриеевичя, в 14-е лето по взятии Мосовском от Тахтамыша царя, бысть замятня велика в Орде: приде некий царь Темир-Аксак с восточныя страны, от Синиа Орды, от Самархийскиа земли, и много смущениа и мятеж воздвиже во Орде и на Руси своим пришествием. О сем убо Темир-Аксаце, яко исперва не царь бе, ни сын царев, ни племини царска, ни княжьска, ни боарска, но тако от простых нищих людей, от Заяицких Татар, от Самархийскиа земли, от Синиа Орды, иже бе за Железными враты; ремеством же бе кузнец железный; нравом же и обычаем немилостив и злодействен, и хищник, и ябедник, и тат….. И многи области и языки и княжениа и царствиа покори под себе, и царя Турскаго Баозита плени и царство его за себе взя. А се имена тем землям и царством, еже попленил Темир-Аксак: Чегадай, Горусани, Голустани, Китай, Синяа Орда, Ширазы, Азпаганы, Арначи, Гинен, Сиз, Шибрен, Шамахии, Савас, Арзунум, Тевризи, Теолизи, Гурзустани, Обези, Багдаты, Темирьбаты, решке Железнаа врата, и Асирию великую, и Вавилонское царство, идеже бысть Навходоносор царь, иже пленил Иерусалим и трие отроцы, Ананию, Азарию, Мисаила, и Данила пророка, и Севастию град, идеже было мучение святых мучеников 40-тих, и Армению, идеже бысть святый Григорей епископ,  и Дамаск Великий, идеже был Иоанн Дамаскин, и Сарай Великий. И со всех тех земель и царьств дани и оброки даяху ему, и во всем повиновахуся ему, и на воинству хожаху с ним; и царя Турскаго Баозита в клетке железной вожаще с собою славы ради и страха землям и царствам» [ПСРЛ Т. 11, 1897. C. 158-159].
      Столь пространная цитата служит отличной иллюстрацией агиографического характера отрывка. Рассуждения летописца о Тохтамыше и Тимуре – прямая вставка из «Повести о Темир Аксаке», составленной по мнению Б.М. Клосса в 1412-1414 гг. [Клосс Б. М., 2001, C. 65; Данилевский И. Н. [сост.]., 2010, C. 117-124]. Исследовав семантическое значение Повести, Д. А. Ляпин приходит к выводу о ее конкретной идеологической цели: «показать особую роль Москвы как «нового Иерусалима» и закрепить культ Богородицы, оказывавшей русской столице особое покровительство» [Ляпин Д. А., 2015, C. 97-113]. Исследователь также указывает и на «псевдоисторичность» произведения, поскольку в его сюжете часто просматривается семантика используемых чисел («15-е лето» и др.). Его эсхатологическая составляющая хорошо прослеживается в эпизоде, где Богородица награждает князя Василия Дмитриевича отвагой для борьбы с иноземным злом, в результате чего «город наш Москва цел и невредим остался, а Темир Аксак-царь возвратился назад, ушел в свою землю [Данилевский И. Н. [сост.]., 2010, C. 122-124)] Все вышесказанное заставляет с осторожностью относиться к упоминанию Синей Орды в русских летописях (хотя бы в данном конкретном эпизоде), и уж тем более на этой основе реконструировать ее географическое положение. Вряд ли возможен поиск исторических данных в Повести, поскольку ее текст, безусловно имевший конкретный протограф, является литературной переработкой. Иначе нам пришлось бы признать, что Тимур действительно завоевал Ассирию и Вавилонское царство.
      В этом свете кажется объяснимым, почему русские летописцы не знали о существовании Белой Орды. Это кажется необъяснимым, учитывая тот факт, что Белая Орда – Золотая Орда. Вся история взаимоотношений русских княжеств и Золотой Орды никак не проявила себя в цветовой символике. Улус Джучи именовался либо Большой, либо Золотой Ордой. В современной исследовательской литературе этот вопрос никак не озвучен, его предпочитают обходить. Показательно, что и летописные свидетельства относительно Синей Орды зафиксированы под событиями второй половины XIV века, когда легенда о двух Ордах начинала свое оформление.
      Современная историографическая ситуация относительно Ак-Орды и Кок-Орды представляется весьма малопродуктивной. Основные позиции исследователей свелись к определению достоверности сведений Натанзи, а также спору вокруг размещения улуса Шибана, в возможности существования Боз Орды [Ускенбай К. З., 2005, C. 355-382; Ускенбай К. З., 2013, [59] C. 81-113; Кушкумбаев А. К., 2012, C. 122-137; Сабитов Ж. М., Кушкумбаев А. К., 2013, C. 60-72; Сабитов Ж. М., 2014, C. 147-149]. Солидный источниковедческий экскурс в изучение «Анонима Искандера» сделал К. З. Ускенбай, но остальные сведения (включая и русские летописи) проанализированы не были, оставив значительную лакуну в изучаемой проблематике.
      Ак-Орда и Кок-Орда неизвестны до середины XIV века. О них ничего не сообщают монахи-францисканцы, персидские историки второй половины XIII – начала XIV вв. Арабский путешественник Ибн Батута, побывавший почти во всех городах Золотой Орды, зафиксировавший повседневный быт низших слоев и сановников государства, ничего не сообщает нам о конкретном названии страны. Сообщая об Орде (Урду), Батута подразумевает ставку хана – «большой город, движущийся со своими жителями». Сообщая о Сарае, путешественник указывает, что «это столица султана Узбека», тем самым совмещая личность хана с названием государства [Кумеков Б. Е., Муминов А. К. [ред.]., 2005, C. 216, 217, 231].
      Персоязычная и арабоязычная историческая литература XV века также не содержит никаких известий об Ордах. Примечательно, что источниками известий для подобных авторов (например, ал-Хавафи, Самарканди или Ал-Айни) являются официальные сообщения – сведения торговцев, дипломатические посольства, визиты беглых царевичей (например, Барак-оглана ко двору мирзы Улугбека).
      Не сообщает ничего и собственно шибанидская историография начала XVI в. В частности, «Тварих-и Гузида-йи нусрат-наме», сочинение которого приписывается Мухаммеду Шейбани [Сулейменов Б. [отв. ред.]., 1969, C. 10-11], и «Шейбани-наме» Бинаи [Сулейменов Б. [отв. ред.]., 1969, C. 93-94] ничего не знают о самоназвании улуса Шибана: ничего не сообщается и в параграфе о генеалогиях. Среди источников, использованных при создании сочинения, отмечаются хроники Джувейни, Казвини, Шами, Самарканди и пр. – источники, носящие сугубо официальный характер и приводящие официальные сведения, без добавления каких-либо сюжетов из устной эпической традиции. Сообщая об источниках «Бахр ал-асрар», В. П. Юдин замечает, что бен Вали использовал некие тюркские источники, «скорее всего устные предания, бытовавшие в среде аштарханидов и их окружения» [Сулейменов Б. [отв. ред.]., 1969, C. 327]4.
      Как видимо, корпус официальных хроник и устные предания обусловили появления упоминаний об Ордах в среде среднеазиатских сочинений. Однако объем статьи не позволяет нам вплотную коснуться вопросов использования цветных Орд в сочинениях Вали и Абулгази на фоне исторических сочинений официального круга. Считаем, что это проблематика для отдельного исследования.
      Легенда об Ак-Орде и Кок-Орде формировалась крайне неравно. Первое упоминание, отнесенное к середине XIV века, зафиксировано в поэтическом романе Кутба «Хосров ва Ширин». В более полном виде зафиксирована в тимуридской историографии начала XV века, в частности, в «Анониме Искандера». Вполне вероятно, Натанзи запечатлел либо неполный, либо локальный вариант легенды, оттого его рассказ получился сбивчивым и неточным. Несколько позже (в 20-х гг. XV века) составитель «Муизз ал-ансаб» указал, что Кок Орда относится к улуса Орда-Ичена. В наиболее полном и логически законченном виде легенда нашла отражение в сочинении Утемиша Хаджи. Сочинитель не только объяснил причины формирования Орд, но и вписал их в политическое пространство потомков Джучи. Несмотря на внешне историческое обрамление легенды, ее наполнение содержало в себе набор литературных приемов, легенд и преданий. Сформированный исследователем мифологический мир Золотой Орды стал отражением тех культурных традиций, что происходили в государствах-преемниках Золотой Орды, где правящие роды, принадлежавшие к «Золотому роду» пытались осмыслить причины неудачи государства. В самом тексте был выполнен скрытый намек на «Великую Замятню», когда установившийся порядок вещей был нарушен и наследством Чингис-хана оказалась под угрозой, а потомки Тука-Тимура и Шибана привели к его символическому краху. Столь неожиданный вывод позволяет отказаться отождествления Утемиша-Хаджи как прошибанидски настроенного автора. Сюжет его сочинения более сложен, а позиция к Шибанидам дифференцирована.
      Еще один вариант легенды (в укороченном виде) был запечатлен Махмудом бен Вали. Представляя улус Шибана как цельный политический организм, где ханы правят справедливо, а власть передается по наследству без экцессов, хронист относит его  Ак-Орде, акт воссоединения с [60] которой преподносится как сознательный выбор местной элиты. Прошибанидски настроенного хивинского историка Абулгази легенда об Ордах уже не интересовала, ибо его сочинение уже находится в иной политической плоскости: историк пользуется по большей части не устными преданиями, а историческими трудами, поэтому Шибаниды у него находятся не в мифологической Ак Орде, а в Туране, Мавераннахре и Хорезме. Золотоордынское наследие в устной исторической традиции прерывается окончательно.
      Примечания
      1. Вопрос о том, почему 2-й сын Джучи, а не 1-й стал преемником отца, в контексте сюжета «Чингиз-наме» принципиальной роли не играет. Спор двух братьев носит сугубо символический характер, имеет значение лишь в мифологической картине мира, конструируемой Утемишем Хаджи. Подробнее о причинах выдвижения Бату см.: [Почекаев Р. Ю., 2007, С. 46-52].
      2. Подробнее см.: [Парунин А. В., 2013. С. 114-120].
      3. Абулгази высказывается не менее поэтично: «Бирди-беком кончилась прямая линия детей Саин-хановых. Ныне между Узьбеками есть пословица: «в Бирди-беке ссечен ствол гранатоваго дерева» [Абулгази, 1906, C. 156]. Это ли не прямая фиксация устных исторических преданий?
      4. Отметим, что влияние «Чингиз-наме» на последующую шибанидскую историографию. Гаффари и Хейдар Рази почерпнули свои сведения о Золотой Орде из «Анонима Искандера», а пользовавшийся степными преданиям Махмуд бен Вали ничего не заимствовал из сочинения Утемиша Хаджи. Можно согласиться с  Т. Кавагучи и Х. Нагаминэ в том плане, что «Чингиз-наме» оказала значительное влияние на историческую традицию, формировавшуюся в Волго-Уральском регионе [Кавагучи Т., Нагаминэ Х.,, 2010, C. 50].
      Литература
      Абул-Гази, 1906. Родословное древо тюрков. – Казань.
      Абусеитова М. Х. [отв. ред.]., 2006. История Казахстана в персидских источниках. Том IV. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды. Извлечения из персидских сочинений, собранные В.Г. Тизенгаузеном и обработанные А. А. Ромаскевичем и С. Л. Волиным – Алматы.
      Бартольд В. В., 1963. Туркестан в эпоху монгольского нашествия // Сочинения. Том I. – М.
      Бартольд В. В., 1973. Отчет о командировке в Туркестан // Сочинения. Том VIII. – М.
      Валиханов Ч. Ч., 1904. Сочинения. – СПб.
      Данилевский И. Н. [сост.]., 2010. Памятники общественной мысли Древней Руси: В 3-х т. – Т. 2: Период ордынского владычества. – М.
      Жирмунский В. М., 1974. Избранные труды. Тюркский героический эпос. – М.
      Жирмунский В. М., Кононов А. Н. [сост.]., 1962. Книга моего деда Коркута. Огузский героический эпос. – М.:-Л.
      Кляшторный С. Г., Султанов Т. И., 1992. Казахстан. Летопись трех тысячелетий. – Алма-Ата.
      Клосс Б. М., 2001. Избранные труды. Том II. Очерки по истории русской агиографии XIV-XVI веков. – М.
      Кавагучи Т., Нагаминэ Х., 2010. Некоторые новые данные о «Чингиз-нама» Утемиша-Хаджи в системе историографии в Дашт-и Кипчаке // Золотоордынская цивилизация. Сборник статей. Выпуск 3. – Казань.
      Козин С. А., 1941. Сокровенное сказание. Том I. – М.:-Л.
      Кононов А. Н., 1958. Родословная туркмен. Сочинение Абу-л-Гази хана хивинского. – М.:-Л.
      Костюков В. П., 2009. Историзм в легенде об обращении Узбека в ислам // Золотоордынское наследие. Материалы Международной научной конференции «Политическая и социально-экономическая история Золотой Орды (XIII-XV вв.)». Казань, 17 марта 2009 г. Вып. I. – Казань.
      Кумеков Б. Е., Муминов А. К. [ред.]., 2005. История Казахстана в арабских источниках. Том I. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды. Том I. Извлечения из арабских сочинений, собранные В. Г. Тизенгаузеном. – Алматы.
      Кушкумбаев А. К., 2012. «Алтун босагалы ак оргэнi Сайын-хангэ салды….» (крыльевая модель в военно-политической организации империи Джучидов) // Военное дело улуса Джучи и его наследников. – Астана.
      Ляпин Д. А., 2015. Семантика образов и чисел «Повести о Темир-Аксаке» // Русский книжник. - № 14.
      Муминов А. К. и др. [ред.]., 2006. История Казахстана в персидских источниках. Том III. Муизз ал-ансаб (Прославляющие генеалогии). – Алматы.
      Наджип Э. Н., 1979. Историко-сравнительный словарь тюркских языков XIV века. На материале «Хосрау и Ширин» Кутба. Книга I. – М.
      Парунин А. В., 2013. Политическая биография Чекре – хана Золотой Орды начала XV века // Военное дело кочевников Казахстана и сопредельных стран эпохи Средневековья и Нового времени: сборник научных статей. – Астана.
      Почекаев Р. Ю., 2007. Батый. Хан, который не был ханом. – М.
      ПСРЛ. Т. 11., 1897. Летописный сборник, именуемый Патриаршей или Никоновской летописью. – СПб.
      Сабитов Ж. М., Кушкумбаев А. К., 2013. Улусная система Золотой Орды в XIII-XIV веках: к вопросу о локализации Ак-Орды и Кок-Орды // Золотоордынское обозрение. – №2.
      Сабитов Ж. М., 2014. Рецензия на монографию: Ускенбай К. З. «Восточный Дашт-и Кыпчак в XIII – начале XV века. Проблемы этнополитической истории улуса Джучи // Научный Татарстан. - № 4.
      Сафаргалиев М. Г., 1960. Распад Золотой Орды. – Саранск.
      Сулейменов Б. [отв. ред.]., 1969. Материалы по истории казахских ханств XV-XVIII веков (извлечения из персидских и тюркских сочинений). – Алма-Ата.
      Ускенбай К. З., 2006. Улусы первых Джучидов. Проблема терминов Ак-Орда и Кок-Орда. // Тюркологический сборник 2005: Тюркские народы России и Великой степи. – М.
      Ускенбай К. З., 2013. Восточный Дешт-и Кыпчак в XIII – начале XV века. Проблемы этнополитической истории Улуса Джучи. – Казань.
      Усманов М. А. [науч. ред.]., 1990, Идегей. Татарский народный эпос. – Казань.
      Утемиш-Хаджи, 1992. Чингиз-наме. – Алма-Ата. 1992.
      Юдин В. П., 1983. Орды: Белая, Синяя, Серая, Золотая… // Казахстан, Средняя и Центральная Азия в XVI-XVIII вв. – Алма-Ата.
      Юрченко А. Г., 2002. Империя и космос: реальная и фантастическая история походов Чингис-хана по материалам францисканской миссии 1245 года. – СПб.
      Юрченко А. Г., 2006. Историческая география политического мифа. Образ Чингис-хана в мировой литературе XIII-XV вв. – СПб.
      Юрченко А. Г., 2012. Золотая Орда: между Ясой и Кораном (начало конфликта). – СПб.
      Юрченко А. Г. [ред.]. 2002. Христианский мир и «Великая Монгольская империя». Материалы францисканской миссии 1245 года. – СПб.
    • Пчелов Е. В. Генерал от кавалерии Л. Л. Беннигсен
      Автор: Snow
      Пчелов Е. В. Генерал от кавалерии Л. Л. Беннигсен // Материалы научной конференции "Отечественная война 1812 года. Источники. Памятники. Проблемы". - 1994. - 67-73.
      Ни один из представителей российской истории конца XVIII—начала XIX в. не пользовался такой дурной посмертной, да и прижизненной славой, как генерал Леонтий Леонтьевич Беннигсен. Отрицательное отношение к его деятельности сложилось среди историков еще в прошлом веке, начиная с работ М. И. Богдановича, и стало, по сути, официальной точкой зрения российской историографии. Лишь П. М. Майков пытался беспристрастно рассмотреть роль Беннигсена в событиях александровской эпохи, опубликовав часть его мемуаров о войнах 1806—1807, 1812 и походах 1813—1814 гг. В советское время отношение историков к Бениигсену сначала оставалось также негативным, его обвиняли в интригах, карьеризме, выставляя чуть ли не негодяем, пытавшимся всячески противодействовать Кутузову и тем самым помочь Наполеону. Позже имя Беннигсена было почти вычеркнуто из истории 1812 г., хотя он занимал фактически второе, после Кутузова, место в военной иерархии 1812 г.
      Попытки некоторых исследователей (Н. Я. Эйдельман) осветить те или иные стороны жизни Беннигсена никак не повлияли на устоявшуюся точку зрения. Лишь в последнее время, во многом благодаря пробудившемуся интересу к личности Павла I и его гибели, о Беннигсене начали говорить и писать, в основном рассматривая его участие в деле 11 марта. Отечественная война опять осталась за кадром, а тем не менее пришло время попытаться объективно оценить роль генерала Беннигсена в драматических событиях 1812 г. Однако этого нельзя сделать, если не принять во внимание все превратности судьбы Беннигсена, ибо только на этом условии можно понять его. взаимоотношения с Кутузовым, его действия на посту начальника штаба.

      Левин-Август-Теофил Беннигсен (таким было его имя до перехода на русскую службу) принадлежал к старинному нижнесаксонскому роду, в начале XVII в. разделившемуся на две ветви. Старшая ветвь рода владела поместьем Бантельн, младшая — имением Беннигсен в каленбергском округе прусской провинции Ганновер. Таким образом, Беннигсен был родом из Ганновера и принадлежал к старшей ветви. Родился он в феврале 1745 г. в г. Целле, в Брауншвейге. Службу начал очень рано, еще мальчиком став пажом английского короля Георга II, принадлежавшего, как известно, к владетельному дому Ганновера. Служба английской короне была недолгой: в 14 лет Беннигсен поступает в ганноверскую гвардию и спустя четыре года получает чин капитана. Юношей ему удается принять участие в последних кампаниях Семилетней войны, однако вскоре после Губбертсбургского мира он выходит в отставку, во многом вызванную разгульным образом жизни, что сильно возмутило Фридриха Великого, поборника строгой дисциплины как для себя, так и для своих подданных.
      Несколько лет Беннигсен оставался не у дел, и, вероятно поняв, что на родине продвинуться по службе ему не удастся, в 1773 г. приехал в Россию, где поступил на русскую службу, не приняв, однако, российского подданства, как поступали в то время многие иностранцы. В армии он стал вначале премьер-майором Вятского мушкетерского полка, потом перешел в Нарвский мушкетерский полк, в составе которого принял участие в боевых действиях армии Румянцева в Валахии и под Рущуком (1774). В 1776—1777 гг. Беннигсен по семейным делам отлучился в Ганновер, но вскоре вернулся, получив назначение в Киевский легко-конный полк в чине подполковника, а в 1787 г. — в Изюмский легко-конный полк. Во врмя последовавшей затем русско-турецкой войны Беннигсен зарекомендовал себя с наилучшей стороны: отличался храбростью и прекрасно проявил себя во время взятия Очакова (где. по-видимому, и сошелся близко с Кутузовым) и под Бендерами. Беннигсен также считался другом Потемкина в последние годы его жизни. Через несколько лет Беннигсен принял активное участие в польской кампании: в 1792 г. сражался под Миром и Слонимом (награжден Владимиром 3-й ст.), с генералом Ферзеном взял Несвиж, а в 1794 г., будучи уже генерал-майором, участвовал в деле под Солами, занял Ковно и одержал победу у Олиты (Золотая шпага «За храбрость», 1794). Наконец, в бою под Вильно в том же 1794 г. Беннигсену удалось захватить семь польских пушек, за что ему был пожалован орд. св. Георгия 3-й ст.
      Уже после очередного раздела Польши, в октябре того же года Беннигсен за успехи в действиях против конфедератов был награжден Владимиром 2-й ст., а в следующем году вместе с Валерьяном Зубовым отправился в Персидский поход, где состоял начальником русской артиллерии. Русская армия овладела Дербентом, но, получив известие о смерти императрицы, войска вынуждены были вернуться на родину.
      И тут блестящая военная карьера Беннигсена неожиданно оборвалась. Поначалу за успешные действия на Кавказе он стал кавалером орд. св. Анны 1-й ст., затем Александра Невского и получил чин генерал-лейтенанта. Однако вскоре после этого он впал в немилость и уехал в свое имение, в Минскую губернию, в течение нескольких лет оставаясь не у дел. Случай привел его в Петербург, и Зубовы привлекли энергичного генерала к участию в заговоре против государя. Исследователи единодушно отмечают, что Беннигсен в своих записках сознательно приуменьшает свою роль в убийстве Павла. Он действительно непосредственно в убийстве не участвовал (выйдя в соседнюю комнату и с удивительным хладнокровием рассматривая коллекцию картин), но неоднократно, когда заговорщики пытались вернуться, подбадривая их, говоря, что необходимо дело довести до конца и пути отступления нет. Впоследствии за участие в цареубийстве Гёте назовет генерала «длинным Кассиусом».
      Здесь есть смысл остановиться и попытаться определить основные качества характера Беннигсена, что даст возможность глубже понять его поведение в 1812 г. Есть все основания предполагать, что в Беннигсене сосуществовали две противоречивые натуры. С одной стороны, это был человек безудержной храбрости и решительности, с-другой — чрезвычайно осторожный, привыкший просчитывать свои ходы наперед, стараясь учесть все тонкости сложившейся ситуации. Беннигсен был исполнительным и, думается, небесталанным полководцем, однако он так и не смог выдвинуться на первое место. Вследствие этого им иногда двигало честолюбие в сочетании с предусмотрительностью, а интересы дела отходили на второй план. Тем не менее, как станет ясно из дальнейшего изложения, Беннигсен старался служить своей второй родине не за страх, а за совесть.
      Беннигсен способствовал восшествию на престол Александра и, хотя принимал непосредственное участие в событиях 111 —12 марта, не подвергся каким-либо гонениям. Впрочем, у нового императора отношение к нему оставалось двойственным. Получив в июне 1802 г. чин генерала от кавалерии (со старшинством с 1799 г.), Беннигсен, назначенный военным губернатором Литовских провинций, уехал из столицы. В войне 1805 г. генерал не смог принять активного участия: когда он дошел с корпусом до Преславля, был заключен Пресбургский мир.
      Подлинно звездным часом Беннигсена стала кампания 1806—1807 гг. В конце декабря 1806 г. он отличился при Пултуске и уже в начале следующего года стал главнокомандующим русскими армиями вместо гр. Каменского. В конце января 1807 г. Беннигсену удалось остановить французские войска под Прёйсиш-Эйлау; по сути, это было первое крупное поражение Великой армии. Впрочем, о победе русского оружия можно говорить тоже лишь с определенной долей условности. По-видимому, вполне осознавая это, Беннигсен сразу же подал прошение об отставке, которое не было удовлетворено. Напротив, 8 февраля Беннигсен был пожалован орд. Андрея Первозванного и пенсией 12 тыс. руб. Затем русские войска разбили Нея у Гутштадта и самого Наполеона у Гейльсберга. Но фортуна вновь изменила Беннигсену. В июне 1807 г. поражение при Фридланде поставило точку в очередном периоде его военной деятельности. Как это всегда бывает, после серии удач одна ошибка свела на нет все преды­дущие заслуги. Репутация Беннигсена была подорвана, пошли в ход пасквили и ругательные брошюры. А между тем талант Беннигсена оценил сам Наполеон, сказав ему при заключении Тильзитского мира: «Я всегда любовался вашим дарованием, но еще более вашей осторожностью». В итоге генерал вышел в отставку и поселился в своем имении, где писал мемуары не для собственного оправдания, а «для славы русского оружия». Он дал оценку и своим действиям в 1807 г.: конечно, Францию ему завоевать не удалось, но своей главной заслугой он считал то, что шесть месяцев удерживал французские войска от вторжения в Россию.
      Новый виток в жизни Беннигсена начался в 1812 г. В июне Александр I приехал в Вильно и был на балу в имении опального генерала (бал описан в «Войне и мире»), где и узнал о начале войны. Тут же государь попросил Беннигсена вступить в службу, и первоначально генерал находился при императоре, не получив никакого специального назначения. Беннигсен упрекал Барклая в нерешительности и позднее писал, что если бы воспользовались именно его советами, то враг не зашел бы так далеко. Одновременно с назначением главнокомандующим М. И. Кутузова Беннигсен стал при нем исполнять обязанности начальника Главного штаба, хотя такая должность специально не была предусмотрена. Беннигсен пользовался полным доверием Кутузова и писал, что не может нахвалиться главнокомандующим за его прекрасное обхождение, внимание и доверие. В противовес распространенному мифу о вражде полководцев следует заметить, что в начале их совместной деятельности никаких столкновений между ними не было. Более того, в личной переписке Беннигсен всегда и неизменно называл Кутузова своим старым, добрым другом. В Бородинском сражении Беннигсен проявил немало личного усердия, участвуя в самых опасных местах, что было потом отмечено Кутузовым в представлении к награде его и Барклая де Толли. Кутузов писал, что Беннигсен во всем был ему усерднейшим помощником, а при вручении наград Кутузов на ухо шепнул ему со слезами на глазах: «Я вам много обязан. Леонтий Леонтьевич». В Бородинском сражении Беннигсен (за что его впоследствии ругали) самовольно изменил расположение 3-го пехотного корпуса Н. А. Тучкова на левом фланге, хотя корпус должен был, по замыслу Кутузова, выполнять роль «засадного полка» и в решающий момент ударить в тыл и во фланги противнику. Беннигсен же выдвинул корпус вперед и расположил его восточнее Утиц. Вероятно, он предполагал отвлечь силы противника именно на левый фланг, укрепив его войсками под командованием Храповицкого. Во многом это ему удалось. Русские войска сумели остановить Понятовского и не позволили неприятелю прорваться в тыл своих частей. Так что оценка самовольного поступка Беннигсена нуждается в определенном пересмотре.
      В конце сентября Беннигсен был награжден за Бородино орд. св. Владимира 1-й ст. На совете в Филях позиции Кутузова и Беннигсена разошлись. Как известно, Беннигсен и Дохтуров требовали дать еще одно сражение французам под Москвой. Эта точка зрения не нашла поддержки у главнокомандующего. 8 сент. в ставку прибыл гр. Чернышев с новым военным планом Александра I, который противоречил планам Кутузова. Главнокомандующий заявил, что не может решиться его одобрить без совета с Беннигсеиом, но тот не поддержал Кутузова, чго и послужило первым поводом к неприязни в их отношениях. Беннигсен выступил против Кутузова по той причине, что был очень осторожным человеком, не желая идти против монаршей воли, а также потому, что разошелся с ним на Филевском совете. Кроме того, днем раньше Кутузов назначил Коновницына дежурным генералом. что значительно сузило полномочия самого Беннигсена, сделав его роль чисто номинальной
      Вновь выдвинулся Беннигсен в связи с Тарутинским сражением 6 окт., которое было проведено по его настоянию и более напоминало «учебный маневр с рачением приготовленный». Сражение оказалось удачным для русских частей, а сам Беннигсен получил контузию. 8 окт. под Дмитровкой генерал вновь потеснил неприятеля, и казалось бы, ничто не мешало ему продолжать службу. Но 9 окт. последовал высочайший рескрипт Кутузову с разрешением отправить Беннигсена из действующей армии во Владимир до особого распоряжения. Государь сообщал, что ему стали известны разногласия между полководцами, на самом же деле он был раздражен тем, что Беннигсен после Тарутинского сражения без «всякой побудительной причины» встречался с Мюратом.
      Важно подчеркнуть то, что Кутузов не сразу воспользовался этим предложением и продолжал удерживать Беннигсена при себе вплоть до середины ноября, т. е. почти до момента переправы Наполеона через Березину, когда исход войны был полностью предрешен. Но тут Беннигсену изменила его обычная осторожность. После Тарутина он считал необходимым окружить и разгромить Наполеона тотчас, немедленно, чтобы не дать ему уйти. Через Р. Вильсона он пытался воздействовать на императора и, наконец, направил ему письмо, которое почему-то в историографии называли «доносом». Беннигсен высказал в письме недовольство выжидательной тактикой Кутузова, но своим посланием вызвал только раздражение Александра. Желание быстрее окончить войну, ибо «наш добрый старик не окончит ее никогда», привело к разрыву отношений с Кутузовым. Кроме того, в начале ноября Беннигсен посмел сделать представление о кн. Голицыне для назначения его адъютантом Александра; в ответ император просил Кутузова напомнить генералу, что адъютантов может назначать себе только сам государь. К этому же времени относятся и неодобрительные высказывания о Беннигсене самого Кутузова. Но лишь в середине ноября главнокомандующий направил Беннигсену сухое предписание отправиться из армии в Калугу. Официальной причиной отставки были припадки, которые действительно случались из-за полученной Беннигсеном контузии. Он не поехал в Калугу, а дождался императора в Литве, после чего временно оставался не у дел.
      Только в 1813 г. Беннигсен стал главнокомандующим резервной армией в Литве и Польше, участвовал в сражениях при Доне, Глогау, Дрездене, Гамбурге, в осаде Торгау, Витенберга, Магдебурга, в «Битве народов» при Лейпциге, за что получил графский титул Российской Империи, австрийский орд. Марии-Терезии, шведский — Меча 1-й ст., а после Парижского мира — Георгия 1-й ст. и датский орд. Слона. После войны Бенншсеи командовал южной армией у турецких границ и только в 1818 г. со смертью матери вышел в отставку и уехал в Ганновер, где и скончался восемь лет спустя. Сын Беннигсена был известным политическим деятелем в Ганновере, а племянник — обер-президентом этой провинции (в 1907 г. ему был поставлен там памятник). Представители рода Беннигсенов здравствуют за рубежом до сих пор.
      Конечно, можно по-разному оценивать деятельность этого человека. Но то, что он внес большой вклад в развитие русского военного искусства и оставил заметный след в русской военной истории — этот факт не вызывает сомнений.
    • Приходько М. А., Удовик В. А. Александр Романович Воронцов
      Автор: Saygo
      Приходько М. А., Удовик В. А. Александр Романович Воронцов // Вопросы истории. - 2006. - № 9. - С. 49-66.
      Известный государственный деятель России Александр Романович Воронцов происходил из древнего боярского рода. По семейному преданию, поддерживаемому не всеми исследователями, род Воронцовых брал свое начало от варяжского князя (ярла) Шимона (Симона) Африкановича (Афрек-Шимона) (? - после 1073 г.), выехавшего из Германии и перешедшего вместе с дружиной (около 300 воинов) на службу к великому князю киевскому Ярославу Мудрому в 1027 году1. Приняв православие, он стал именоваться Симоном Африкановичем (то есть как сын Афрека (Афрена) - африканца). Симон Африканович вместе со своим сыном Георгием Симоновичем (? - после 1157 г.) пользовался особенными милостями великих князей киевских - Ярослава Владимировича и Всеволода Ярославовича2.
      Один из потомков Симона Африкановича Федор Васильевич (? - до 1371 г.) по прозвищу Воронец, происходившему, по всей видимости, от старинного слова "воронец", то есть брус в избе, на котором помещались полати, стал в XIV в. родоначальником русской фамилии Воронцовых. Один из древнейших русских родов - Воронцовы состоял в тесном родстве с Аксаковыми, Башмаковыми, Вельяминовыми, Воронцовыми-Вельяминовыми, Исленевыми, Исленьевыми, Шадриными.

      А. Р. Воронцов родился 4 сентября 1741 г.3 в Санкт-Петербурге в семье Романа Илларионовича (Ларионовича) Воронцова (1717 - 1783 гг.) и Марфы Ивановны Сурминой (в первом браке Долгорукой) (1718 - 1745 гг.). Александр стал третьим ребенком в семье, после сестер Марии (1738 - 1779 гг.) и Елизаветы (1739 - 1792 гг.) и долгожданным первенцем мужского пола. В 1743 г. в семье родилась третья дочь - Екатерина (1743 - 1810 гг.) и в 1744 г. второй сын Семен (1741 - 1832 гг.).
      Рождение Александра Воронцова пришлось на год дворцового переворота, возведшего на престол императрицу Елизавету I Петровну и обеспечившего взлет служебной карьеры его дяди М. И. Воронцова (1714 - 1767 гг.) и отца. Роман Илларионович Воронцов будучи в 1741 г. только подпоручиком лейб-гвардии Измайловского полка, в 1742 г. получает придворный чин камер-юнкера и уже через четыре года становится действительным камергером императорского двора. В дальнейшем, успешное развитие карьеры Романа Илларионовича будет отмечено множеством чинов и наград, в том числе производством в генерал-аншефы (полные генералы) в 1761 г., итогом ее стала должность наместника, генерал-губернатора Владимирской, Тамбовской, Пензенской и (с 1782 г.) Костромской губерний, которую Р. И. Воронцов занимал в 1778 - 1783 годы.
      Семейное счастье родителей А. Р. Воронцова продлилось недолго - 19 апреля 1745 г. его мать Марфа Ивановна скончалась. В 28 лет Роман Илларионович остался вдовцом с пятью детьми на руках. В связи с душевным потрясением Р. И. Воронцова все дети были взяты в дом его знаменитого старшего брата, Михаила Илларионовича Воронцова - вице-канцлера, активного участника дворцового переворота 1741 г., особо приближенного к императрице Елизавете I. При содействии М. И. Воронцова, дочери Р. И. Воронцова, Мария и Елизавета были определены ко двору. Мария стала фрейлиной императрицы Елизаветы I, а Елизавета - фрейлиной великой княгини Екатерины Алексеевны, супруги великого князя Петра Федоровича. Младшая дочь Екатерина стала жить в семье бабушки по материнской линии Федосьи Ивановны Сурминой (? - после 1747 г.) и по достижении 4-х лет была взята М. И. Воронцовым на воспитание в свою семью. Младший сын Семен первые годы своей жизни прожил у деда Иллариона (Лариона) Гавриловича Воронцова (1674 - 1750 гг.) и только потом вернулся в отчий дом. С отцом остался старший сын Александр.
      Несмотря на молодость ставшего вдовцом Романа Илларионовича, его рассеянную жизнь при дворе и в высшем столичном обществе, он позаботился о хорошем воспитании своих сыновей. Первыми учителями-гувернерами Александра Романовича стали - присланная из Берлина дядей француженка Рюино (Ruinau), потом госпожа Берже и далее несколько гувернеров-французов. Быстро освоив французский язык, Александр Воронцов уже к 5 - 6 годам обнаружил склонность к учению, и особенно к чтению книг, чему во многом способствовала выписанная его отцом из Голландии хорошая библиотека, состоявшая из книг лучших французских писателей и поэтов, а также сочинений исторического содержания. Александр имел доступ к домашним библиотекам дяди М. И. Воронцова и фаворита императрицы Елизаветы I И. И. Шувалова. К 12-летнему возрасту Александр был хорошо знаком с произведениями Ф. Вольтера, Ж. Расина, П. Корнеля, Н. Буало и других французских классиков. Особенно внимательно он изучал журнал "Clef des Cabinets des Princes de l'Europe" ("Ключ к знакомству с кабинетами европейских государей"), издававшегося с 1700 года. "Это издание, - писал позднее А. Р. Воронцов в своих воспоминаниях, - имело великое влияние на мою наклонность к истории и политике; оно возбудило во мне желание знать все, что касается этих предметов и в особенности по отношению их к России."4.
      Домашнее образование включало в себя изучение русского языка и других элементарных знаний, обучение правилам этикета, а также участие в специальных "детских" балах при дворе Елизаветы I и в лучших домах петербургской знати, просмотр спектаклей французской комедии, дававшихся два раза в неделю в придворном театре. С юных лет А. Р. Воронцов привык к придворному обществу и столичной знати. Как и его сестра, Екатерина, он с ранних лет занимается литературной деятельностью. Он первый в России перевел некоторые произведения Ф. Вольтера, в дальнейшем опубликованные в журнале5.
      В детские годы Александр был особенно близок к своей младшей сестре Екатерине, будущей княгине Дашковой, воспитывавшейся в доме М. И. Воронцова. Эта привязанность с годами превратилась в неослабное взаимное доверие и верную дружбу на всю оставшуюся жизнь. Бывали в этом доме и императрица Елизавета I и великая княгиня Екатерина Алексеевна, будущая императрица Екатерина II, с которыми Александр Воронцов имел возможность общаться в частном порядке. В доме М. И. Воронцова и в других великосветских домах, вспоминал А. Р. Воронцов, "я не только свыкся с обычаями и правилами общества, но также привык слушать разговоры о государственных делах и, признаюсь, что уже тогда я чувствовал пылкое влечение к деловым занятиям"6.
      По обычаю того времени, Александр Воронцов с малых лет (с 1745 г.) был записан на военную службу капралом в лейб-гвардии Измайловский полк и вскоре был произведен в сержанты. В 1754 г. Александр и его брат Семен были отданы отцом на обучение в состоявший под ведением графа П. И. Шувалова пансион профессора юриспруденции Г. Штрубе в Санкт-Петербурге. Обучение Александра в этом учебном заведении не было продолжительным. В 1755 г. он производится в прапорщики лейб-гвардии Измайловского полка и с 1756 г. приступает к отправлению своих служебных обязанностей7. Юный гвардейский офицер вновь окунулся в самую гущу высшего света Санкт-Петербурга, но уже как взрослый человек. Гостеприимные для него семейства князей Трубецких, графов Бутурлиных, Нарышкиных, Разумовских, Чернышевых, Шереметевых, Шуваловых и многих других способствовали А. Р. Воронцову упрочить свое положение в придворном обществе и в среде знати.
      Следующий 1757 г. во многом изменил судьбу А. Р. Воронцова. В июле в Санкт-Петербург прибыло французское посольство во главе с маркизом Лопиталем. Благожелательно принятый императрицей последний, дружески сошелся с вице-канцлером М. И. Воронцовым и его племянником. Лопиталь сообщил Александру о недавнем открытии в Версале военного учебного заведения, состоявшего под особым покровительством короля Людовика XV - Школы легких кавалеристов, в которой воспитывались дети французской знати и дворянства. Посол исходатайствовал разрешение короля на вступление в нее А. Р. Воронцова. Было получено уведомление французского министра иностранных дел, аббата де Берни о данном королем Людовиком XV повелении принять в эту Школу племянника русского вице-канцлера. В том же году состоялось повеление Елизаветы I об отправлении во Францию для продолжения обучения прапорщика лейб-гвардии Измайловского полка А. Р. Воронцова.
      Впрочем отъезд Александра пришлось отложить из-за назначенных на середину февраля 1758 г. свадеб его сестры Марии, старшей дочери Р. И. Воронцова, и единственной дочери М. И. Воронцова - Анны. Кроме того, 14 февраля 1758 г., впав в опалу, получил отставку государственный канцлер А. П. Бестужев-Рюмин, которого заменил в управлении иностранными делами М. И. Воронцов, но и на него легла тень подозрения императрицы8.
      После аудиенции у Елизаветы I, А. Р. Воронцов получил особый рескрипт, адресованный русскому послу в Париже графу М. П. Бестужеву-Рюмину (брату бывшего государственного канцлера), которому поручалось обеспечить устройство А. Р. Воронцова в Школу легких кавалеристов и опекать его во время учебы. 28 февраля 1758 г. семнадцатилетний Александр выехал из Санкт-Петербурга в сопровождении двух слуг - крепостного Тимофея Орлова и вольного человека Ягана Рейха. Дорога от Санкт-Петербурга до Парижа заняла около 5 месяцев. Воронцов везде представлялся царственным особам (королям, герцогам, курфюстам и т. д.) и посещал дома местной знати. На обеде у мангеймского курфюрста он встретился с обожаемым им Вольтером. "Я, - писал Александр отцу, - с крайним удовольствием увидел ... за столом знатного господина Вольтера, который весьма ко мне ласкался. После обеда ... я имел удовольствие один с ним долго сидеть. Говорил мне, что он весьма жалеет, что я не могу с ним долго быть и что он надеется, что я сие время не потерял"9. На несколько дней задержавшись в Мангейме, он по нескольку часов в день проводил в беседах с Вольтером и посещал в местном театре его трагедии10. На пути от Страсбурга до Парижа Александр останавливался во всех сколько-нибудь интересных городах и посещал музеи, библиотеки и книжные магазины.
      Прибыв в июле 1758 г. в Париж, он поселился в доме посла М. П. Бестужева-Рюмина, а спустя две недели, был официально представлен королю Людовику XV. До зачисления в Школу он ходил в театры, покупал в книжных лавках и читал философские, политические, исторические и иные сочинения. Его удивил Париж: "Меня натурально очень поразили и громадность Парижа, и многочисленность его населения, и предприимчивая деятельность жителей, - писал он, - в нем есть очень красивые кварталы или, по меньшей мере, целые улицы, где нет других зданий кроме больших отелей". Наконец было получено уведомление, что "г-жа Помпадур писала по приказанию короля директору Школы ... герцогу Шольнесу, что все готово для моего поступления туда и что я смогу поступить когда захочу"11.
      Роман Илларионович предоставил сыну возможность учиться во Франции там, где пожелает: "Я, - писал он ему, - даю тебе волю: в Версалии будешь учиться, или в другом месте, только б не в Париже, а то тут одно гулянье и мотовство; а я ожидаю и дядя твой от твоей езды в чужие края пользы и надеюсь, что ты слово свое сдержишь". Александр ответил отцу, что хочет осведомиться об "Ecole des chevaux legers" - "учат ли там по-латыни и читают ли философию и натуральное право. Естли ети все науки учат, то не только в едакую строгость, но хотя бы еще строже было, с охотою отдамся, зная, что мне из этого польза будет"12. В конечном итоге он остановил выбор на этой школе и через 8 - 9 дней Бестужев-Рюмин отвез Александра в Версаль.
      За год обучения следовало заплатить 4000 ливров. Александр имел две комнаты, небольшую прихожую и антресоли для прислуги, освещение, новый мундир, сюртук и стирку белья. Питание, по его словам, было приличным, по пятницам и субботам ели постное. Общительный россиянин быстро освоился в Школе. "Я должен отдать справедливость любезности всей этой французской знатной молодежи, которая была так предупредительна ко мне, что через два дня, я уже был там как дома, точно будто я прожил там несколько месяцев... По прошествии одной недели моего пребывания в этой Школе, я уже понял, что она хороша и может быть полезна для меня, а потому стал заниматься очень усердно. Я сошелся с некоторыми из моих товарищей, общество которых мне всего более нравилось, и нисколько не тяготился моим пребыванием в Школе"13. Во время жизни в Версале он сблизился со многими придворными, стал известен королевской семье. Людовик XV не раз и подолгу беседовал с ним. В ноябре 1758 г. он получил радостную весть о назначении дяди государственным канцлером.
      Александр не ограничился дисциплинами, изучаемыми в Школе (математика, фортификация, инженерное искусство, рисование и др.). Он договорился о дополнительных занятиях с Арну, преподававшим словесность. Беседы о словесности и литературе нередко прерывались рассказами о Вольтере, секретарем которого Арну был в недавнем прошлом. Занимались с ним дополнительно и преподаватели истории, каллиграфии, фехтования и танцев. Военные и физические упражнения Александр посчитал лишними для себя. Лишним он посчитал и обучение верховой езде14.
      С началом нового 1759 г. А. Воронцов был произведен в подпоручики. Учеба в военной школе не изменила планов юноши - он не хотел быть военным. "Вы знаете, - делится он своими мыслями с отцом, - к чему я имею склонность, и думаю, что могу быть и свободен, то есть к министерству. Я перед поездом (в Париж. - М. П., В. У.) имел честь с вами в том открыться, и мне показалось, что вам мое желание не противно было". "Отчего, - спрашивает он, - в Англии и в других местах столько находится людей полезных. Все делает вольность, то есть - употреблену быть в том, к чему склонность"15. Он также хотел быть "вольным" в выборе будущей профессии.
      Роман Илларионович продолжал опасаться, что жизнь во Франции повлияет на нравственный облик сына. "Теперь, - пишет он ему, - осталось мне видеть, что ты доказал о своем поведении. Живешь в Версали с молодыми людьми, по своей воле, деньги имеешь; употреблять можешь порядочно и непорядочно, только та разница, что невоздержаньем понудишь меня вскоре отозвать тебя, да в отечестве своим фигуры не сделаешь, для того, что все будут знать, что за мотовство возвратился. Берегися, мой сын, дурных людей и не имей с мотами знакомства, а паче всего советую: никому не будь должен
      и чтоб и тебе должны не были господа, с которыми ты в товариществе. На те оригиналы, с которых копии сюда к нам выезжают, надежды мало. Что можно получить с ними в обращении, как не одно о театрах знание и героинях театральных". Михаил Илларионович также просил племянника "содержать себя разумно и честно", чтобы он и его брат, слыша о нем, могли только радоваться. "Надобно вам, - пишет он, - сохранять честь российского дворянства и фамилии вашей, которая того от вас требовать право имеет". Александр, отвечая на советы отца и дяди, пишет: "Шлюсь на всех бескорыстных людей, кои меня знали в этом городе, что знание девок, балов и прочих публичных мест, что столь других веселило, мне ни мало удовольствия не делало, и без пристрастия скажу, хотя ето покажется и странно, что мало находится людей в мои лета, кто б толь мало в дебошах наслаждался, как я"16.
      С завершением учебы в Школе легкой кавалерии17 Александр хотел задержаться в Париже. "Вот план, - пишет он отцу, - который я себе сделал о моей жизни в чужих краях, ежели его опробуете... Я надеюсь, оконча прежде писанные науки, поехать жить в Париж, где буду прележаться к физике экспериментальной, механике; утро, понеже при сем всегда в 6 часов вставать, - чтобы ездить смотреть, что есть куриозного в Париже, также во всех мануфактурах, и делать знакомства с знатными артистами, что впредь мне будет к пользе служить, а вечер - чтобы видеть, как те дома, которые уже знаю, и новые знакомства делать". Он отмечает, что для выполнения плана ему потребуется 24285 ливров. Сумма, говорит он, немалая, "только, ей-ей, лишнего нету". Однако Роман Илларионович не одобрил намерение сына задержаться в Париже, опасаясь соблазнов парижской жизни. Он посчитал, что лучшим продолжением образования Александра станет путешествие по европейским странам (Испании, Португалии, Италии и Швейцарии). Александр вынужден был подчиниться воле отца. Роман Илларионович пишет сыну накануне его путешествия: "Старайся, чтоб твое пребывание в чужих краях принесло пользу и, чтоб ты годен был для услуги своего отечества. Знать должно силы и правление тех государств, в которых был, в чем они изобильны и чего не достает, откуда недостаточное получают, а излишнее куда отпускают, нравы и склонности народов. А прежде всего себя исправить наукою и сделаться способным понимать и рассуждать правильно... Все, что случится достопамятного, записывай, чтобы вояж твой служил тебе в пользу". Михаил Илларионович снабжает Александра рекомендательным письмом к испанскому королю, чтобы пребывание в Испании было для него "не токмо приятным, но и полезным". Дядя верил, что племянник оправдает его рекомендацию "похвальными поступками при таком дворе, где уже чрез толь долгое время ни одного нашего земляка не видали".
      В новую поездку Александр Воронцов отправился уже в сопровождении целой свиты - француза Фавье и троих слуг: Тимофея Орлова, французов - повара и парикмахера. Ехал Александр в собственной карете, купленной в Париже. "Земным раем", посчитал он, была провинция Валенсия. Знакомство с Испанией и Португалией Александр завершил подробным описанием дворов этих государств. Он послал свое сочинение Михаилу Илларионовичу. Дядя преподнес труд племянника Елизавете Петровне, и императрица одобрила его. Далее путь лежал в Италию. Александр Романович был в восхищении от Рима. "Чем более мое бытие в Риме продолжается, - пишет он, - тем менее насытиться могу виденным оново, особливо церковью святого Петра, которую, видев всякий день с тех пор как в Риме, все новое что-нибудь нахожу"18. Денег у него оставалось все меньше и меньше, но он не удерживается и покупает в Италии восемь картин, в том числе одну из школы Рафаэля, а также "ящик" рисунков лучших зданий и статуй Италии.
      В Швейцарии его поразили не красоты природы, а местные обычаи. "Здесь нравы, - отмечает он, - для умеренности роскоши весьма похвальны. Народ трудолюбив. Веселие, написанное на лице, что всегда видно на гражданах республики: не завися ни от кого, как только от прав, следовательно, ляжет спокойно и встанет спокойно". В Женеве он снова увиделся с Вольтером. Они встречались и беседовали во все дни его пребывания в Женеве. После этой встречи Александр отправляет Вольтеру письмо, которое стало первым в их длительной переписке. Вольтер не замедлил с ответом. И с этих пор между прославленным мыслителем, возраст которое приближался к семидесяти годам, и Александром, которому не было и двадцати, завязывается дружеская переписка, продолжавшаяся более десяти лет19.
      Путешествие по Европе расширило кругозор Александра. "Как не выезжал еще из отечества, - пишет он, - то думал, что мы уже во всем можем иметь преимущество перед другими. Только я весьма обманулся и через вояжи увидел, что еще много не достает". Он замечает, что "много покупаем на стороне, а русского купца почти не увидишь". В Испании, пишет он Михаилу Илларионовичу, большой спрос на русский хлеб и другие товары, но прибыль от продажи их попадает в карман англичан. "Все то, что англичане у нас берут и привозят в Гишпанию и отдают им с великим барышом, в оборот берут золото и серебро, из которого некоторую часть с великой прибылью нам привозят". А поэтому "аглицкая нация, которая лучше всех на свете знает силу и порядок коммерции, старалась во все время нас в слепоте об оном держать". Интерес к коммерции, к торговле возрастал у Александра с каждым днем. Он убедился, что процветание государства невозможно без развития торговли. Большая часть покупаемых им книг посвящалась торговле. Наиболее интересные из них он посылает Михаилу Илларионовичу. Знакомство с разными странами показало Александру, какое большое значение имеет в жизни людей просвещение. "Государство, - замечает он, - какое б ни было, будучи один раз просвещено, само собою пойдет, только бы помешать больше не делали". В этом отношении России пока далеко до развитых европейских стран. "Дай Бог, чтобы мы когда-нибудь могли сие увидеть". Путешествие Александра обходилось Роману Илларионовичу в копеечку, и он пишет ему: "Вояж твой мне уж скучен становится как для долговременного твоего отсутствия, так и для того, что ты чрезмерную сумму издерживаешь"20.
      После упреков в расточительстве и угроз возвратить его домой, Роман Илларионович поспешил объясниться с сыном. Желание, чтобы Александр получил наилучшее образование, победило в нем расчетливость. "В то самое время, - пишет он сыну, - когда я от много расточения желал суровым письмом удержать тебя, едва мог стерпеть, чтобы утаить от тебя то, что происходило в моем сердце. Но когда я тем письмом нанес тебе беспокойство, то, по крайней мере, ты примирись со мной, хотя за то, что я ни одной из моих угроз не привел в действие. Я писал к тебе, что запрещу банкиру давать тебе деньги, но вместо того писал к нему с просьбою, чтобы он давал тебе, сколько потребует твои нужды и обстоятельства"21.
      Еще во время пребывания сына в Париже Роман Илларионович писал ему: "Знай, что по приезде твоем я во всем потребую отчета, а для этого должен иметь верную книгу для записи своих расходов". "Верную книгу" Александр завел и мог отчитаться перед отцом за каждый истраченный рубль. К тому же он и сам был довольно расчетлив в тратах. Транжирить деньги Александр не собирался. У него, "благодаря Бога, такой склонности нет", и он надеялся, "что впредь ее не будет"22. Действительно, до конца жизни Александр Романович жил по средствам и в трате денег был весьма разборчив.
      В январе 1760 г. Александр получает очередной чин поручика, а в феврале узнает о возведении его отца Романа Илларионовича и младшего брата Ивана Илларионовича Воронцова (1719 - 1789) в графское достоинство Священной Римской империи, которое исходотайствовал М. И. Воронцов у германского императора Франца I, по случаю отсутствия у него потомства мужского пола. Тем самым и Александр Воронцов с этого времени стал именоваться графом Священной Римской империи.
      Переезжая из одной страны в другую, восхищаясь достигнутыми там успехами в развитии экономики и культуры, любуясь красотами природы, Александр ни на минуту не забывал о родине. Он с нетерпением ожидал возвращения в Россию, чтобы, используя накопленные знания, начать службу на общее благо.
      В январе 1761 г., спустя почти 3 года, А. Воронцов возвратился в Санкт-Петербург23. А уже в мае девятнадцати лет от роду Александр начал дипломатическую службу. По воле императрицы он был назначен поверенным в делах (то есть министром 2-го класса) при венском дворе и руководил делами российского посольства до приезда нового посла князя Д. М. Голицына. В октябре того же года Воронцов был пожалован в канцелярии советники, а в декабре назначен чрезвычайным посланником в Голландию, о чем и было объявлено письмом государственного канцлера, так как императрица Елизавета I подписать указы и грамоты не успела из-за своей болезни и кончины, последовавшей 25 декабря 1761 года. При Петре III положение Воронцовых еще более упрочилось. М. И. Воронцов остался государственным канцлером и продолжал руководить внешней политикой страны. Роман Илларионович был произведен в генерал-аншефы, пожалован в кавалеры высшего российского ордена св. Андрея Первозванного и получил в подарок несколько имений. Александр Воронцов получил придворное звание действительного камергера, кроме того, было подтверждено его назначение чрезвычайным посланником в Голландию.
      Причины щедрот государя для многих были совершенно очевидны: средняя дочь Романа Илларионовича Елизавета уже несколько лет был фавориткой великого князя Петра Федоровича, ставшего императором Петром III. Оказавшись после смерти матери фрейлиной при дворе великой княгини Екатерины Алексеевны (будущей императрицы Екатерины II), Елизавета Воронцова, не будучи красавицей, настолько пленила наследника престола, что великий князь всерьез намеревался развестись с супругой и жениться на "Романовне", как он любовно называл Елизавету. Эти отношения были известны при дворе и даже вызвали просьбу великой княгини Екатерины Алексеевны к императрице Елизавете I отпустить ее домой. После того, как великий князь Петр Федорович стал императором Петром III его отношения с супругой сократились до минимума. Чаще всего император вместе с фрейлиной Е. Р. Воронцовой и свитой покидал Санкт-Петербург и уединялся в своей загородной резиденции Ораниенбауме, где и проводил свой досуг в окружении преданных ему солдат-голштинцев и придворных, в числе которых нередко присутствовали государственный канцлер М. И. Воронцов с семейством и Р. И. Воронцов.
      Начало царствования императора Петра III внесло коррективы в служебную карьеру А. Воронцова - вместо Голландии ему пришлось ехать в Англию. 3 февраля 1762 г. он был уволен от должности чрезвычайного посланника в Голландии и 8 марта назначен полномочным министром в Англию. Александр Романович в двадцать с небольшим лет получил назначение на важнейшую дипломатическую должность. Случай редчайший, так как ни в России, ни в других странах не направлялись на важные дипломатические посты люди без солидного жизненного опыта. Конечно, в этом назначении немалую роль сыграло то, что Александр был племянником канцлера, но, без сомнения, учитывались и его личные качества. Перед отъездом в Лондон Александр Романович побывал у дяди. Михаил Илларионович не преминул дать племяннику несколько советов. В его напутственном письме говорилось, чтобы при проезде через Пруссию Александр Романович засвидетельствовал прусскому королю глубочайшее почтение и обо всем увиденном и услышанном его, Михаила Илларионовича, обстоятельно уведомил. В Голландии Александру Романовичу необходимо будет познакомиться с тамошним министром иностранных дел и дипломатическим корпусом, а в особенности с английским посланником, "стараясь притом поведением своим приобрести их любовь, и чтобы они могли к своим дворам хорошее мнение отписать". В Англии он должен позаботиться, чтобы приобрести у короля и его семьи милость и доверие, а у английских министров любовь и откровенность. Необходимо также избегать лишних расходов, не делать долгов, а своих и канцелярских служителей содержать "в почтении и страхе, не имея с ними никакой фамилите, но чтобы всякой из них в должности своей был исправен, а вы им также всякую справедливость отдать имеете". Михаил Илларионович посоветовал также Александру Романовичу с прилежанием прочесть находившиеся в архиве дела, а в особенности реляции князя А. Д. Кантемира, которые "к руководству дел много способствовать будут"24.
      Петр III считал, что во внешней политике важнейшим для России является упрочение дружеских отношений с Англией. Он собственноручно пишет инструкцию для Александра Романовича, в которой предлагает сделать упор при переговорах с английским правительством на выгоде, которую получит Англия от дальнейшего развития торговли с Россией25.
      Живость характера, широкая образованность и неподдельный интерес ко всему новому, прекрасные манеры и отзывчивость способствовали быстрому росту популярности Александра Романовича в высших кругах Лондона. Он был представлен английскому королю Георгу III26. С ним по-дружески общались У. Питт Старший лорд Чаттам, лорд А. Сидней, граф В. Шельберн - будущий маркиз Лансдаун и другие видные политические деятели. Александр Романович первым из россиян был удостоен Оксфордским университетом звания почетного доктора классической литературы.
      Между тем, в Российской империи царствование императора Петра III было прервано дворцовым переворотом, подготовленным группой гвардейских офицеров, с целью возведения на трон супруги императора. В день переворота 28 июня 1762 г. Петр III находился в Ораниенбауме. Михаил и Роман Илларионовичи также были здесь. Император и его свита готовились отметить в Петергофе 29 июня - День святых апостолов Петра и Павла. Михаил Илларионович, услышав о перевороте, решил незамедлительно отправиться в столицу. Он надеялся, что сумеет уговорить Екатерину Алексеевну подчиниться законному главе государства, то есть ее супругу. Уговорить ее не удалось. Однако и присягнуть новой самодержице Михаил Илларионович отказался. Присягу он и другие Воронцовы принесли позже - после смерти Петра III. А молодой Семен Воронцов в день переворота даже обнажил шпагу в защиту законного императора, но тут же был обезоружен и посажен под арест на 11 суток27.
      Во время переворота из всего семейства Воронцовых на стороне заговорщиков оказалась только княгиня Е. Р. Дашкова, младшая сестра А. Р. Воронцова, которая приняла самое активное участие в нем. (Княгиней Дашковой Е. Р. Воронцова стала в феврале 1759 г., когда вышла замуж за князя П. М. Дашкова.) В первые месяцы царствования Екатерина II, чувствуя шаткость своего положения на российском престоле, была заинтересована в поддержке Воронцовых, поэтому постаралась "забыть" об их отказе присягнуть ей до смерти Петра III. В ее коронации в Москве 22 сентября 1762 г. участвовали и Михаил Илларионович, и Роман Илларионович, и другие Воронцовы. Правда, вскоре у Романа Илларионовича было отобрано несколько имений, а Михаил Илларионович, оставаясь государственным канцлером, должен был уступить первенствующую роль в Коллегии иностранных дел Н. И. Панину.
      Императрица Екатерина II, которая помнила о своих встречах с юным Воронцовым, вскоре после своего воцарения ставит перед ним новую ответственную задачу: добиться, чтобы подготавливаемый оборонительный союз с Англией обеспечил России британскую поддержку в ее отношениях с Польшей, Швецией и Турцией28. С этим непростым заданием Александр Романович не справился, так как интересы Российской империи и Англии объективно противоречили друг другу. Англия не была заинтересована в усилении позиций Российской империи и оказании ей серьезной поддержки. Чтобы оправдаться, А. Р. Воронцову даже пришлось сослаться на нежелание Англии вообще вмешиваться в европейские дела.
      На русских послах и посланниках лежала обязанность заботиться о коммерческих интересах России в странах, где они были аккредитованы. С развитием торговых отношений исполнение этой обязанности становилось все более затруднительным. Александр Романович стал добиваться и добился назначения в Англию особого торгового агента. В дальнейшем такие агенты появились и в других государствах, с которыми Российская империя имела торговые и дипломатические отношения. Другое предложение Александра Романовича по улучшению деятельности послов касалось их осведомленности о намерениях российского правительства. Необходимо, пишет он в Петербург; чтобы "каждый из русских министров при европейских дворах заблаговременно уведомлен был о намерениях или об ответе, который предполагалось сообщить тому двору, при котором он состоял, ибо министерства размеряют доверенность свою по той, какая оказывается от своего двора"29. Он также просил разрешения в случае необходимости адресовать свои донесения прямо на имя императрицы.
      Английские моряки считались в то время лучшими в мире, Александр Романович оказывал всяческую поддержку русским офицерам, приезжавшим в Англию поучиться у своих британских коллег. В дальнейшем Екатерина II решила пополнить русский флот самими английскими моряками. Для приглашения в Россию опытных моряков в Англию был послан генерал-поручик Фуллертон. Александр Романович обязан был содействовать его миссии.
      Александр Романович был возмущен тем, что в Коллегии иностранных дел не торопились рассматривать его депеши и подолгу не отвечали на них. О конфликте Александра Романовича с Коллегией стало известно Екатерине II. В связи с этим Михаил Илларионович пишет племяннику: "От надежных персон известие имею, что ее императорское величество по поводу писем и жалоб ваших соизволила в Коллегию записку прислала с выговором... Ее величеству в оправдание надлежащие изъяснения представлены. Я знаю ревность вашу и усердие к службе, также и сколь неприятно министру не получать часто от двора своего наставления". Но, поясняет Михаил Илларионович, надо учитывать, что по получении от него реляций нельзя сразу посылать ответ. Реляции поступают не только от него. "К тому же, не на все реляции можно резолюциями снабжать, которые по большей части только к сведению служат". А для подготовки ответа на важные сообщения, необходимо доложить императрице и получить от нее соответствующее решение30.
      В 1763 г. в Санкт-Петербурге высказали очередное пожелание, чтобы Англия содействовала планам России по усилению ее позиции в Польше. (Екатерина II, ожидая скорой кончины польского короля Августа III, планировала избрание новым королем своего бывшего фаворита Станислава Понятовского.) Англия же не стремилась вмешиваться в польские дела. Таким образом, перед Александром Романовичем снова была поставлена трудновыполнимая задача. Н. И. Панин, фактический руководитель Коллегии иностранных дел, интриговавший против А. Р. Воронцова, представил перед императрицей Екатериной II факт пробуксовки усилий в этом вопросе российского посланника как доказательство ненадлежащего выполнения им своих обязанностей. Дядя же М. И. Воронцов уже не мог содействовать племяннику, так как с середины 1763 г. пребывал в заграничном отпуске.
      Не только в Санкт-Петербурге росло недовольство Александром Романовичем. При английском дворе возмущались его близостью к оппозиции, неумением быть беспристрастным. Действительно, по молодости лет и в силу своего темперамента Александр Романович еще не научился "дипломатничать", скрывать свои мысли и чувства. В связи с этим в послании, от секретаря Северного департамента, графа Д. Сандвича, полученным английским послом графом Д. Букингемширом в Санкт-Петербурге, говорилось: "В последнее время поведение графа Воронцова сильно изменилось; он не только принимает участие во всех интригах и нашего государства, но даже в официальной речи министра сносится с людьми, наиболее восстановленными против мер его величества и употребляющими все усилия к тому, чтобы верным подданным короля помешать в исполнении их обязанностей. Судя по этому, можно весьма опасаться, что то, что он сообщает своему двору; не может способствовать установлению согласия и союза между Англией и Россией. Поэтому остерегайтесь всяких его действий и передаваемых им сведений и, не прибегая к форменной жалобе, постарайтесь найти удобное время для того, чтобы осторожно извлечь пользу из того, что я передаю вам"31. Недовольство Лондона сыграло на руку Н. И. Панину, и по его настоянию 9 декабря 1764 г. Александр Воронцов был отозван из Лондона и переведен на должность полномочного министра в Гаагу, резиденцию правительства Республики Генеральных Штатов Соединенных Нидерландов.
      Михаил Илларионович, желая подбодрить племянника, написал ему: "Довольно для вас утешения, что вы не зазорно и с честью исполняли должность свою и приобрели себе похвалу при английском дворе и сожаление о отъезде вашем". В связи с началом службы Александра Романовича в Голландии последовали советы Михаила Илларионовича: "В Голландии весь народ сребролюбив, и генерально все весьма скупы. В сем случае вы можете им подражать. Я вам советую нанять небольшой апартамент, содержать одну пару лошадей с простою каретою, весьма малый стол иметь, и никому обедов не давать, и к другим на обеды не ездить. Служителей, кроме камердинера, повара и двух лакеев, кучера и работника более не иметь". Кроме того, добавил Михаил Илларионович, треть жалованья необходимо иметь в запасе, чтоб не было нужды у купцов в долг занимать32. В 1765 г. дядя Михаил Илларионович был уволен со службы и теперь мог помогать племяннику только советами. Он поселился в Москве в имении Коньково и спустя 2 года скончался в феврале 1767 года.
      Александр Романович, вкусивший в Лондоне от настоящей дипломатической службы, в Гааге томился от безделья. Голландия этого времени находилась, так сказать, на политических задворках Европы и ее влияние на международные процессы было невелико, что нашло выражение в реляциях полномочного министра. За неимением важных событий в них отражены самые мелкие вопросы: изменения в семье штатгальтера Соединенных провинций, сообщения о собраниях Генеральных штатов, о работе Амстердамского банка и т. д.33. В начале 1768 г. он пишет Н. И. Панину, что остался бы полномочным министром в Гааге, "хоть и без всякой видимой пользы", но его сложение "не сходно со здешним климатом". Доктора советуют ему переехать в другое место. Кроме того, замечает Александр Романович, четырехлетнее пребывание в Голландии не принесло ему никакой пользы. И добавляет: "Что же можно ожидать и от дальнейшего моего здесь недействия, кроме того, чтобы совсем от дел отвыкнуть"34. Еще раньше он соглашался на свой перевод в Варшаву, Копенгаген, Стокгольм, или на назначение членом Коллегии иностранных дел в Санкт-Петербурге. Перевод Александра Романовича в другой европейский город не состоялся. Императрица согласилась отозвать его и вернуть на родину.
      По приезде в 1768 г. в Санкт-Петербург Александр Воронцов исполняет обязанности действительного камергера при дворе императрицы Екатерины II и фактически остается не у дел около 5 лет. В связи с этим у него появилось время для участия в управлении имениями отца. Наиболее деятельное участие он принял в управлении и благоустройстве села Андреевского Покровского уезда Владимирской губернии, села Воронцово Павловского уезда Воронежской губернии, села Мурино Петербургского уезда Санкт-Петербургской губернии, а также некоторых других имений и домовладений.
      В 1773 г. заботы хозяйственные сменились государственными. А. Р. Воронцов получает чин тайного советника и вскоре назначается президентом Коммерц-коллегии. Императрица Екатерина II недолюбливала Воронцовых за их самостоятельность и несговорчивость, за их критическое отношение к ней и ее фаворитам. Но к ее достоинствам относилось то, что она нередко поступалась своими чувствами и симпатиями ради интересов дела. Примером ее благоразумия стало назначение Александра Романовича президентом Коммерц-коллегии. Он возглавил центральное государственное учреждение, занимавшееся управлением внутренней и внешней торговлей Российской империи, сбором таможенных пошлин и казенными промыслами.
      Как показывает анализ дел Коммерц-коллегии35, общие направления ее деятельности включали в себя целый спектр самых различных вопросов: руководство городскими магистратами, организация купеческих гильдий и разрешение вопросов, связанных с купечеством, ссудных и спорных коммерческих дел и дел, связанных с вексельным правом, сбор сведений о ценах, пошлинах, трактатах и регламентах по торговле и мореходству иностранных государств, составление торговых договоров с иностранными государствами; разработку и составление торговых уставов; разбор ссудных дел между российскими и иностранными купцами, выдачу паспортов иностранным купцам, руководство торговым судоходством, охрану привилегий мореплавания, разрешение спорных пошлинных вопросов, вопросы снижения пошлин с купеческих судов, составление паспортов для кораблей, руководство таможенными конторами. Всеми этими вопросами, в той или иной степени, пришлось заниматься А. Р. Воронцову. Кроме того, в 1774 г. А. Р. Воронцов был введен в состав Комиссии о коммерции - законосовещательного учреждения, состоявшего в непосредственном ведении императрицы.
      Нелегкая государственная деятельность поглотит практически все силы и все внимание А. Р. Воронцова на целых 20 лет, когда он был президентом Коммерц-коллегии. При этом, начавшаяся в середине 70-х годов XVIII в. административная реформа в Российской империи, целью которой была децентрализация - передача властных полномочий от коллегий к губернским органам управления и постепенное распространение "Учреждения для управления губерний Всероссийской империи" от 7 ноября 1775 г.36 на всю территорию империи, еще более усилили ответственность А. Р. Воронцова за развитие российской внутренней и внешней торговли, деятельность таможенных органов и сбор таможенных сборов и развитие промыслов.
      Издание "Учреждения для управления губерний" непосредственно затронуло Коммерц-коллегию, поскольку в соответствии с этим правовым актом таможни были подчинены Казенным палатам - губернским финансовым учреждениям. Тем самым компетенция Коммерц-коллегии существенным образом сужалась, но переходный период в структуре управления таможнями, вместе с губернской реформой продолжался несколько лет, и А. Р. Воронцов не допустил существенных сбоев в таможенном деле и управлении коммерцией. Более того, именно пребывание А. Р. Воронцова - деятельного, независимого, авторитетного сановника - на посту президента коллегии, во многом предопределило продолжение функционирования после 1775 г. самой Коммерц-коллегии, как центрального государственного учреждения37, в отличие от упраздненных в это время Берг-, Камер-, Мануфактур- и Юстиц-коллегий.
      К достижениям А. Р. Воронцова, как президента этой коллегии можно отнести: ликвидацию Главной над таможенными сборами канцелярии (1764-1780 гг.) в 1780 г., составление нового Таможенного тарифа 1782 г., участие в Комиссии составления всеподданнейшего доклада о мерах к увеличению государственных доходов в 1783 г., заключение русско-французского договора о дружбе, торговле и мореплавании в 1786 г., участие в разработке, совместно с А. А. Вяземским, А. А. Безбородко и П. В. Завадовским, предложений относительно правильного устройства банков и приведения их в лучшее состояние в 1789 г., участие в заключении Верельского мирного договора со Швецией в 1790 г. и Ясского мирного договора с Османской империей в 1791 году.
      Кроме того, назначение А. Р. Воронцова сенатором в 1779 г., наложило на него новые обязанности, наиболее ярко проявившиеся в активном его участии в сенаторских ревизиях - с 1784 по 1787 гг. он участвовал в ревизии 30 губерний империи. При всем этом, в 1780 г. при открытии Санкт-Петербургского наместничества он был избран совестным судьей, а в 1787 г. назначен членом Совета при ее императорском величестве.
      Чрезвычайно насыщенная административная деятельность Воронцова способствовала окончательному формированию его как государственного деятеля. По своим политическим убеждениям он был консерватором - сторонником монархии и существующего государственного строя, первенствующего (после императрицы) положения Правительствующего Сената в системе государственной власти и коллежской системы государственного управления. Консервативность проявлялась даже в личностных чертах Александра Романовича. Ранняя потеря матери, детские годы, проведенные за чтением серьезных книг, юность, прошедшая за границей, предопределили формирование его как личности замкнутой, не отличавшейся открытым характером, неподатливой, независимой, суровой, методичной. "Неуживчивость", "своеобычность", "душесильность" и другие подобные эпитеты употребляются его современниками при его характеристике. К этому нужно добавить честность, благородство и бескорыстие графа Воронцова, обладавшего редкой работоспособностью, настойчивого и смелого, даже несколько горячего в защите своих убеждений. Его отличали здравый смысл, справедливость, полное отсутствие раболепия перед модными веяними, господствовавшими при российском дворе. Он резко осуждал нечистоплотность, карьеризм, корысть, безнравственность, царившие при дворе и в государственном аппарате. Его критических выступлений и реплик боялись в Сенате и в Совете при высочайшем дворе, чем он существенно осложнял свои отношения с всесильными фаворитами и с самой императрицей, нередко встречавшей в нем строгого критика своих воззрений. Но за внешностью и обликом "медведя", как Воронцова называли при дворе, скрывались доброжелательность, деликатность, сердечность в обращении с редкими друзьями (А. А. Безбородко, П. В. Завадовский, А. Н. Радищев, Ф. Лафермьер) и родственниками. Хорошо знавшие графа люди не колеблясь, называли его лучшим из своих друзей.
      Успехи в служебной деятельности Александра Романовича были отмечены большим количеством наград и отличий: орден св. Александра Невского в 1781 г.; золотая, усыпанная бриллиантами табакерка с вензелем е.и.в., 20000 руб. ассигнациями и орден св. Владимира 1-й степени в 1782 г.; столовые деньги 3600 руб. серебром в год в 1783 г.; производство в чин действительного тайного советника в 1784 г.; единовременная выдача 4000 руб. серебром в 1785 г.; алмазные знаки к ордену св. Александра Невского и алмазный портрет Людовика XVI с 40000 франков от французского короля (за заключение русско-французского договора) в 1786 г.; 12000 десятин земли в Саратовской губернии; табакерка с алмазами и портретом е.и.в. в 1790 г.; бриллиантовый перстень в 1791 году.
      В это же время произошли важные изменения в личной и семейной жизни А. Р. Воронцова: знакомство, переросшее в дружбу с А. Н. Радищевым в 1778 г., женитьба брата С. Р. Воронцова в 1781 г., возобновление близкого общения с сестрой Е. Р. Дашковой, вернувшейся из заграницы и рождение племянника М. С. Воронцова в 1782 г., появление на свет племянницы Е. С. Воронцовой и кончина отца Р. И. Воронцова в 1783 году, тяжелое горе брата С. Р. Воронцова в связи с кончиной его жены Е. А. Воронцовой (в девичестве Сенявиной) в 1784 году.
      Дружба Воронцова и Радищева оказала определенное влияние и на служебную деятельность А. Р. Воронцова, став одной из косвенных причин существенного охлаждения отношений с императрицей и отставки. С момента назначения Александра Николаевича Радищева на должность младшего члена Коммерц-коллегии в 1778 г., началось сближение двух Александров. Александру Романовичу пришлись по душе прямота, презрительное отношение к лести и подобострастию, бескорыстие и трудолюбие Радищева, который стал часто бывать в гостях у Воронцова в его доме в Санкт-Петербурге и в имении Мурино. В последующем их объединила работа над составлением Таможенного тарифа 1782 г., автором проекта которого был Радищев. По рекомендации Воронцова Радищев стал сначала помощником (в 1780 г.), а потом (в 1790 г.) и управляющим Санкт-Петербугской таможней (советником таможенных дел Санкт-Петербургской Казенной палаты)38.
      Публикация "Путешествия из Петербурга в Москву" в 1790 г. круто изменила жизнь А. Н. Радищева. 30 июня 1790 г. он был арестован, 13 июля Палатой уголовного суда Санкт-Петербургской губернии приговорен к лишению чинов, дворянства и к смертной казни. По Указу от 4 сентября 1790 г. смертная казнь была заменена ссылкой в Сибирь на 10 лет. А. Р. Воронцов не оставил в беде друга и оказывал ему помощь всем своим влиянием, связями и денежным пособием (сначала по 500 руб., потом 800 руб. и 1000 руб. в год). Александр Романович воспринял осуждение А. Н. Радищева как личное оскорбление. Сославшись на свое действительно болезненное состояние он объявил двору императрицы своеобразный бойкот, длившийся несколько месяцев. Он не являлся ко двору и не участвовал в заседаниях Совета при высочайшем дворе. Впрочем, подписание русско-шведского Верельского мирного договора в августе 1790 г., в заключении которого участвовал А. Р. Воронцов, вернуло его ко двору. Но, трагический случай с Радищевым стал одной из причин, побудившей Воронцова задуматься об отставке. Возрастающая натянутость отношений с императрицей Екатериной II и ее фаворитами, предчувствие еще больших неприятностей побудили А. Р. Воронцова спустя два года в 1792 г. подать прошение о годичном отпуске по состоянию здоровья, а в 1793 г. просить императрицу о полной отставке. Екатерина II не особенно задерживала графа, сказав о нем: "Не спорю, что он ... таланты имеет. Всегда знала, а теперь наипаче ведаю, что его таланты не суть для службы моей и что он мне не слуга. Сердце принудить нельзя; права не имею принудить быть усердным ко мне. Заставить же и меня нельзя почитать усердным ко мне кого ни на есть. Разведены и развязаны на век будем. Черт его побери! По подписании указа я его освобождаю от приезда сюда, ибо он болен. За справедливость, коя требована с гордостью и отдана по убеждению, поклон всякой неуместен"39.
      Получив отставку40 9 января 1794 г., А. Р. Воронцов уехал сначала в Москву (в Лефортово), а с весны в свою любимую усадьбу Андреевское. Большую часть времени года он проводит в Андреевском, а зимние месяцы в Москве, поделив по старинной барской традиции жизненный распорядок на две половины - зимнюю городскую и летнюю деревенскую. Оставив государственные заботы, он смог предаться размеренной жизни, ведению хозяйства, уделяя главное внимание усовершенствованию усадьбы, оранжереи и парка в Андреевском, а также летнего театра, портретной галереи и библиотеки. В первые годы отставки в 1793 - 1796 гг. компанию А. Р. Воронцову составил его друг француз (по другим сведениям - швейцарец) Франсуа-Жермен Лафермьер, талантливый музыкальный и театральный деятель. В дальнейшем уединение графа Воронцова в Андреевском прерывалось редкими визитами сестры Е. Р. Дашковой, архитектора Н. А. Львова и некоторых других лиц.
      Взойдя на престол в 1796 г., император Павел I решил отблагодарить всех, кто был верен его отцу, императору Петру III и наказать участников дворцового переворота 1762 года. Поэтому в 1797 г. А. Р. и С. Р. Воронцовы были пожалованы графским достоинством, а княгиня Е. Р. Дашкова была выслана в свою деревню Крюково под Череповцом. Тревоги и волнения экстраординарного правления Павла I не затронули размеренный ход жизни А. Р. Воронцова. Длительная отставка стала благом для его здоровья, так как уже в это время начались обострения его болезней42, ставших следствием малоподвижного образа жизни, большого умственного труда и каждодневной многочасовой работы с документами. Деревенская жизнь во многом продлила годы жизни уже перешагнувшего 55-летний рубеж графа.
      Вернулся А. Р. Воронцов на государственную службу при императоре Александре I в 1801 г. - 28 апреля он был назначен сенатором, а 29 апреля членом Непременного совета, высшего законосовещательного органа, пришедшего на смену Совету при высочайшем дворе. По воспоминаниям князя А. Чарторыйского, одного из друзей юности Александра I, граф Воронцов "снова появился в Петербурге, окруженный той же славой, какой пользовался при Екатерине и которая еще увеличилась, благодаря его разумному поведению и продолжительному отстранению от дел"43. 2 мая 1801 г. граф был пожалован в кавалеры высшего российского ордена св. Андрея Первозванного, а 15 сентября 1801 г. получил чин действительного тайного советника 1-го класса.
      В борьбе основных политических группировок начала царствования Александра I - "павловцев", "екатерининских служивцев" и "молодых реформаторов" - А. Р. Воронцов примкнул к "екатерининским служивцам", близким ему по возрасту, и занял позицию защиты Правительствующего Сената. Позднее, при подготовке сенатской реформы 1802 г. братья А. Р. и С. Р. Воронцовы, а также П. В. Завадовский, Г. Р. Державин, Д. П. Трощинский и др. образуют группу сторонников Сената или "сенатскую партию". При этом Воронцов близко сошелся с молодыми друзьями Александра I - Н. Н. Новосильцевым, В. П. Кочубеем, П. А. Строгановым и А. Чарторыйским, которые убедили молодого монарха привлечь Александра Романовича и его брата Семена, в мае-августе 1802 г. проводившего в Санкт-Петербурге свой отпуск, к обсуждению предстоящих реформ. Причем, Александр I лично весьма скептически относился к А. Р. Воронцову, к которому "он питал непреодолимое отвращение. Все было ему антипатично в старике: устарелые приемы, звук голоса, протяжный и гнусливый, привычные телодвижения"44. С июня 1801 г. встречи императора Александра I с друзьями его юности приобрели регулярный характер. Так образовался Негласный комитет - неофициальный законосовещательный орган по обсуждению наиболее важных вопросов государственной политики Российской империи в 1801 - 1803 годы.
      Общие взгляды А. Р. Воронцова на систему государственного управления Российской империи и место в ней Правительствующего Сената отражены в записках 1800 - 1802 гг., поданных императору: "Примечание о правах и преимуществах Сената графа А. Р. Воронцова"45, "Записка графа А. Р. Воронцова о милостивом манифесте на коронацию императора Александра Первого"46, "Примечания на некоторые статьи, касающиеся до России, графа А. Р. Воронцова, императору Александру 1-му представленные"47. Вместе с другими проектами реформы Сената они способствовали проведению сенатской реформы 1802 года.
      Шесть записок А. Р. Воронцова: 1) Замечания на самый указ; 2) Примечания на разные статьи проекта указа; 3) О Лесном департаменте; 4) О кратких денежных ведомостях, которые управляющий финансами обязан ежемесячно подавать императору; 5) Об отчете и ревизии по денежным делам; 6) Особая записка о разных предлогах, имеющих связи с учреждаемой администрацией, затронувшие различные аспекты предстоящего учреждения российских министерств, были подробно рассмотрены на заседании Негласного комитета 12 мая 1802 г. и оказали влияние на процесс подготовки и разработки российской министерской реформы48.
      Кроме того, в августе 1802 г. Воронцов возглавил Комитет для образования флота (1802 - 1805 гг.), деятельность и доклады которого заложили основы организационного устройства будущего Министерства военных морских сил49. 8 сентября 1802 г. были учреждены первые восемь министерств. А. Р. Воронцов был назначен министром иностранных дел и государственным канцлером50. Александр Романович стал государственным канцлером, так же как и его дядя М. И. Воронцов. Но, теперь перед ним встала гораздо более трудная организационная задача - построения структуры Министерства иностранных дел и включения в нее Коллегии иностранных дел. Вступив в должность, А. Р. Воронцов попал в сложную ситуацию, поскольку кроме его заместителя - товарища министра иностранных дел А. Чарторыйского, аппарата Министерства иностранных дел как такового, в сентябре 1802 г. не существовало. Более того, министр иностранных дел и его товарищ включались в состав Коллегии иностранных дел (КИД), заняв место бывших президента и вице-президента этой Коллегии и образовав, вместе с третьим членом, новый состав Присутствия КИД51. Структура же Коллегии иностранных дел определялась штатом, утвержденным императором Павлом I 6 января 1800 г.52, по которому Коллегия иностранных дел состояла из двух экспедиций - Публичной (из 3-х департаментов) и Секретной. Кроме того, в структуру Коллегия иностранных дел входили 2 архива - Санкт-Петербургский архив Коллегии иностранных дел и Московский архив Коллегии иностранных дел (МАКИД)53. Эта структура КИД была практически не затронута Манифестом "Об учреждении министерства" от 8 сентября 1802 г., а новые руководители - министр иностранных дел и его товарищ помимо МИДа возглавили еще и КИД. Фактическое строительство Министерства иностранных дел началось в 1803 г. с учреждения временной Канцелярии при министре, сформированной из чиновников Коллегии иностранных дел в составе 4 экспедиций: 1) по азиатским делам; 2) по переписке с миссией в Константинополе и российскими министерствами коммерции и внутренних дел; 3) по переписке с российскими министрами "в чужих краях" и внутри государства, а также по выдаче заграничных паспортов; 4) по приему нот и записок, получаемых от иностранных министров и к ним доставляемым. Экспедиции возглавлялись управляющими. Управление Канцелярией министра иностранных дел осуществлял правитель54. Затем, А. Р. Воронцовым была проведена реорганизация секретной Цифирной (шифровальной) службы КИД (МИД), в виде образования одной или нескольких55 Цифирных (шифровальных) экспедиций в составе Канцелярии министра. Тем самым было обеспечено переподчинение этой службы (экспедиции или экспедиций) непосредственно министру, включение ее в состав Канцелярии министра и выделение структурных подразделений внутри этой службы, проведенных под руководством А. Р. Воронцова. В это же время56 в Министерстве иностранных дел была предпринята попытка разработки нового, единого учредительного документа - "Постановление для Государственной Коллегии иностранных дел"57. Этот объемный документ содержал положения о целях и задачах Коллегии иностранных дел - Министерства иностранных дел, руководящие начала, регулирующие деятельность структурных подразделений и должностных лиц, а также структуру Министерства иностранных дел. К сожалению, в фондах АВПРИ сохранился только черновик этого документа, что не позволяет делать ссылку на этот источник как на официальный документ, но важен уже сам по себе факт создания этого документа. Разработка "Постановления для Государственной Коллегии иностранных дел" показывает последовательную работу А. Р. Воронцова как министра иностранных дел, стремившегося заложить единые юридические основы организации и деятельности Министерства иностранных дел.
      Кроме этого А. Р. Воронцов в должности министра иностранных дел осуществил подбор квалифицированного персонала чиновников МИД; начал подготовительную работу по приведению в порядок Санкт-Петербургского архива КИД, составление поименной росписи чиновников, управлявших Посольским приказом и Коллегией иностранных дел, был автором многочисленных записок, отчетов, депеш и в том числе отчетов МИД за 1802 и 1803 годы.
      К началу 1804 г. структуру Министерства иностранных дел образовывали Коллегия иностранных дел и подчиненные непосредственно министру иностранных дел Канцелярия при министре и Церемониальный департамент. Именно в Канцелярии при министре с 1803 г. начинает сосредотачиваться основная часть переписки с дипломатическим корпусом и российскими представителями за границей, что способствует постепенному перераспределению потоков делопроизводственной документации между Канцелярией министра и Коллегией иностранных дел, в ущерб последней. Канцелярия министра превращается в важнейшее структурное подразделение МИД - основной исполнительно-распорядительный орган при министре.
      Помимо организационно-структурного аспекта в деятельности А. Р. Воронцова большое значение имел и функциональный аспект, связанный с обеспечением основных направлений развития внешней политики Российской империи - сохранение и укрепление позиций в Прибалтике, на Черноморском побережье и на Балканах, обеспечение безопасности западных и южных границ. Разработанная в начале царствования Александра I внешнеполитическая доктрина носила промежуточный, компромиссный характер и предусматривала установление таких отношений Российской империи с державами Европы, которые не содержали бы обременительных условий и не позволяли бы втянуть ее в конфликты или военные союзы. Доктрина эта получила название "свободы рук". Казалось, что осуществление ее имеет радужные перспективы, тем более, что Амьенский мир заключенный между Англией и Францией 27 марта 1802 г., восстановил мир в Европе. Но, продолжение агрессивной политики Франции, стремившейся подчинить себе все государства Западной и Центральной Европы, предопределило кратковременность Амьенского мира, а заодно и российской доктрины "свободы рук". Внешнеполитические реалии 1803 - 1804 г. (разрыв дипломатических отношений между Англией и Францией и последующее объявление Англией войны Франции) заставили вновь вернуться к политике военных союзов против Франции и способствовали началу складывания 3-й антифранцузской коалиции.
      Основной заботой А. Р. Воронцова как министра иностранных дел и государственного канцлера стал прямой контакт с иностранными дипломатическими представителями и государственными деятелями на официальных приемах в столице и обширная дипломатическая переписка - циркуляры, депеши, секретные сообщения с российскими посольствами и миссиями за границей. А. Р. Воронцов считал, что необходимо повсеместно противодействовать Франции58 и выступал за создание системы союзных договоров, которые обеспечили бы Российской империи подобающую ей роль в европейской политике59.
      К сожалению, Александр Романович занимал должность министра иностранных дел ограниченный промежуток времени - с 8 сентября 1802 г. по 16 января 1804 г.60, то есть всего 16 месяцев и 8 дней. Застарелая болезнь все чаще напоминала о себе и не дала ему работать в полную силу. Дошло до того, что французского посла Г. Эдувиля Воронцов принимал лежа в постели. Александр Романович был вынужден подать прошение об отпуске, который он и получил 16 января 1804 г.61, сохранив за собой номинально должность министра и денежное содержание 62.
      Сначала Москва, а потом любимое Андреевское вновь встретили больного графа. Он еще надеялся возвратиться в столицу. Его сопровождали специально назначенные чиновники - секретарь, 2 переводчика, актуариус, а также ездовой63. В этом году А. Р. Воронцов даже составил подробный доклад о политической ситуации в Европе64. Но, не прошло и года, как силы стали быстро покидать Александра Романовича. Стараниями брата С. Р. Воронцова к нему из Англии приехал доктор Кир, который постоянно находился при больном. С молодых лет граф был закоренелым холостяком, а умирал он в одиночестве. Старшие сестры - Мария и Елизавета - к этому времени уже ушли из жизни, а любимая младшая сестра Е. Р. Дашкова пребывала в своем имении Троицкое под Серпуховым. (Последний раз они виделись в Москве в начале 1805 г.) Младший брат С. Р. Воронцов продолжал свою службу послом в Лондоне. Редко вставая с постели, летом 1805 г. А. Р. Воронцов приступил к написанию воспоминаний. Но, смерть прервала работу над ними в самом начале65. Александр Романович Воронцов скончался в своем усадебном доме в Андреевском 3 декабря 1805 г.66 и был погребен в местной церкви св. Андрея Первозванного 6 декабря 1805 года. А. Р. Воронцов остался верен девизу герба рода Воронцовых "Никогда непоколебимая верность", честно исполнив свой долг перед Отечеством.
      Примечания
      1. ДОЛГОВА С. Р. Неизвестный очерк о графе Александре Романовиче Воронцове. - Воронцовы - два века в истории России. Труды Воронцовского общества. Вып. 9. Петушки. 2004, с. 19 - 20.
      2. Общий гербовник дворянских родов Всероссийской империи, начатый в 1797 г. Ч. 1. СПб. 1797, N 28.
      3. Датировка фактов и событий везде по старому стилю.
      4. Записки графа Александра Романовича Воронцова. - Русский архив. 1883. Кн. 1. Вып. 2, с. 222 - 290; 233.
      5. Ежемесячные сочинения, к пользе и уважению служащие. 1756. Январь, с. 34 - 61; апрель, с. 330 - 338.
      6. ДАШКОВА Е. Р. Записки, 1743 - 1810. Калининград. 2001, с. 7, 234.
      7. Там же, с. 225, 234.
      8. М. И. Воронцову удалось вернуть себе расположение императрицы Елизаветы I и в октябре 1758 г. стать государственным канцлером.
      9. ЗАОЗЕРСКИЙ А. И. Александр Романович Воронцов. К истории быта и нравов XVIII в. - Исторические записки. Т. 23. М. 1947, с. 105 - 136.
      10. Записки, с. 271.
      11. Там же, с. 284, 286.
      12. Архив князя Воронцова (АКБ). Кн. 1 - 40. М. 1870 - 1895. Кн. 31, с. 27, 115.
      13. Там же, с. 287.
      14. Там же, с. 115.
      15. Там же, с. 115, 119.
      16. Там же, с. 22, 28, 94.
      17. Курс наук был закончен, но в дополнительных предметах имелись пробелы - трудно давался латинский язык, преподавателей физики и натурального права долго не могли найти. Кроме того, А. Р. Воронцову так и не удалось исправить свой плохой, трудночитаемый почерк. (ЗАОЗЕРСКИЙ А. И. Ук. соч., с. 108, 116).
      18. АКВ. Кн. 31, с. 29, 40, 41, 44, 51.
      19. ЗАОЗЕРСКИЙ А. И. Ук. соч., с. 123; АКВ. Кн. 9, с. 445 - 457.
      20. ЗАОЗЕРСКИЙ А. И. Ук. соч., с. 123. 124. 118.
      21. АКВ. Кн. 31, с. 44.
      22. ЗАОЗЕРСКИЙ А. И. Ук. соч., с. 128, 130 - 131.
      23. ШИЛОВ Д. Н. Государственные деятели Российской империи 1802 - 1917. СПб. 2002, с. 153.
      24. АКВ. Кн. 31, с. 154 - 157.
      25. СОЛОВЬЕВ С. М.. История России с древнейших времен. Кн. 13. М. 1994, с. 49.
      26. БАНТЫШ-КАМЕНСКИЙ Н. Н. Обзор внешних сношений России. Ч. 1. М. 1894, с. 152.
      27. Автобиография графа Семена Романовича Воронцова. - Русский архив. 1876. Кн. 1, с. 33- 59; 37 - 38.
      28. КРОСС Э. Г. У Темзенских берегов. Россияне в Британии в XVIII веке. СПб. 1996, с. 30.
      29. АЛЕКСАНДРЕНКО В. Н. Русские дипломатические агенты в Лондоне в XVIII в. Т. 1. Варшава. 1897, с. 47.
      30. АКВ. Кн. 5, с. 129.
      31. Сборник Русского исторического общества. Т. 12. СПб. 1873, с. 149 - 150.
      32. АКВ. Кн. 5, с. 130, 131.
      33. КЕССЕЛЬБРЕННЕР Г. Л. Известные дипломаты России: Министры иностранных дел Российской империи. М. 2002, с. 76.
      34. АКВ. Кн. 31, с. 490.
      35. Российский государственный архив древних актов (РГАДА), ф. 276, оп. 2, д. 1 - 190, 525 - 794, 826 - 868.
      36. Полное собрание законов-1 (ПСЗ-1). Т. 20. N 14392, с. 229 - 304.
      37. РГАДА, ф. 276, on. 1, ч. 2, д. 3061 - 3077, 3085 - 3099; оп. 2, д. 147 - 190, 757 - 794, 866 - 868.
      38. Трудно подозревать какие-либо корыстные мотивы Воронцова в продвижении им по службе Радищева. Еще более нелепыми, зная их моральный облик, выглядят обвинения в казнокрадстве, выдвинутые в статье О. И. Елисеевой (ЕЛИСЕЕВА О. И. Путешествие из Петербурга в Сибирь. Читая Радищева заново. - Родина. 2004. N 3, с. 44 - 49) и никак не подкрепленные документально.
      39. Записки, с. 224 - 225.
      40. Еще одной возможной причиной отставки могла быть принадлежность А. Р. Воронцова к масонству в краткий период времени - 1773 - 1775 гг.; он являлся посетителем Санкт-Петербургской ложи (Уединенных муз) Урании.
      42. См.: АЛЕКСЕЕВ В. Н. Графы Воронцовы и Воронцовы-Дашковы в истории России. М. 2002, с. 97, 99.
      43. Мемуары князя Адама Чарторыйского и его переписка с императором Александром I. Т. 1. М. 1912, с. 265.
      44. ШИЛЬДЕР Н. К. Император Александр Первый, его жизнь и царствование. 2-е издание. Т. 2. СПб. 1904, с. 29.
      45. Чтения в Обществе истории и древностей Российских (ЧОИДР). 1864. Кн. 1, с. 108 - 111.
      46. Русский архив. 1908. N 8, с. 4 - 18.
      47. ЧОИДР. 1859. Кн. 1, с. 89 - 90.
      48. РГАДА, ф. 1278, оп. 1, д. 9, л. 18 - 37, д. 12, л. 48 - 65; Отдел рукописей Российской национальной библиотеки (ОР РНБ), ф. 1000, оп. 1, д. 497, л. 1 - 29 об. Можно даже сделать вывод о косвенном участии А. Р. Воронцова в подготовке этой реформы. В частности, они повлияли на учреждение самостоятельного Министерства коммерции, введение в оборот термина "товарищ министра", постановку вопроса о преобразовании Герольдии и т. д.
      49. Российский государственный архив военно-морского флота, ф. 148, оп. 1, д. 1 - 3, 12, 18.
      50. ПСЗ-1. Т. 27. N 20406, с. 243 - 248; N 20409, с. 249.
      51. Архив внешней политики Российской империи (АВПРИ), ф. ГКИД, оп. 506, д. 3, л. 154; оп. 724, д. 10, л. 5об.
      52. Там же, оп. 506, д. 3, л. 66 - 71.
      53. Архив внешней политики Российской империи: Путеводитель. М. 1995, с. 3.
      54. АВПРИ, ф. АД- IV-53. 1806, д. 1, л. 4.
      55. Современная неразработанность данной темы и отсутствие архивных документов пока не позволяют определить точное количество экспедиций.
      56. Обложка архивного дела содержит дату 1802 г. (АВПРИ, Ф. ГКИД, оп. 724, д. 10).
      57. АВПРИ, ф. ГКИД, оп. 724, д. 10, л. 1 - 120.
      58. КЕССЕЛЬБРЕННЕР Г. Л. Ук. соч., с. 94.
      59. Очерки истории Министерства иностранных дел России. Т. 1. М. 2002, с. 245.
      60. АВПРИ, ф. ГКИД, оп. 724, д. 6, л. 1.
      61. Там же, ф. АД. IV-2. 1804, д. 3, л. 1 - 3.
      62. Наряду с плохим состоянием здоровья, одной из причин отхода от дел А. Р. Воронцова стало активное личное участие императора Александра I во внешнеполитической деятельности.
      63. АВПРИ, ф. АД. IV-2. 1804, д. 3, л. 1 - 1об.
      64. Рассуждения и примечания государственного канцлера графа А. Р. Воронцова о настоящих обстоятельствах Европы и поколику они России касаться могут от 23 июля 1804 г. - АКВ. Кн. 11, с. 472 - 480.
      65. Воспоминания доведены только до 1758 г.
      66. В большинстве источников приводится ошибочная дата 2 декабря.