Sign in to follow this  
Followers 0
Saygo

М. М. Юнусов. Баалат Губль и Хатхор: из истории отношений Библа и Египта

1 post in this topic

Баалат Губль и Хатхор: из истории отношений Библа и Египта в эпохи Старого и Среднего царств

Археологические раскопки на территории Библа, проводившиеся в прошлом веке­­ П. Монтэ и М. Дюнаном[1] дали большой фактический материал, который позволил проследить историю этого города, начиная с эпохи неолита до наших дней. Значительное количество находок указывает на крепкие и длительные связи с Египтом, который был в течение длительного времени не только ведущим хозяйственным партнером этого средиземномор­ского города, но и оказывал значительное влияние на политическую и куль­турную жизнь его жителей. Результаты этого культурного влияния можно ви­деть, в числе прочего, и в отожествлении египетской богини Хатхор с искон­ным местным женским божеством, известным как Баалат Губль - Владычица Библа (очевидно, одна из основных фигур раннего библского пантеона).

Тема отожествления этих богинь в Библе уже не раз затрагивалась в много­численных исследованиях, посвященных общим вопросам мифологии народов древнего Востока, проблемам становления финикийского этноса, его культу­ры и Т.п. При этом большинство исследователей, неизменно указывая на крайнюю архаичность культа Баалат в Библе, ограничиваются общей конста­тацией факта ее раннего отожествления с Хатхор и их последующего слияния, что в целом не выходит за рамки наших знаний начала прошлого века[2].

В этой связи представляется небезынтересным еще раз проследить обстоя­тельства зарождения и причины устойчивого развития египетского культа Хатхор в Библе на более широком фоне политических и этнических событий, кото­рые переживал город с начала ПI тысячелетия до Н.э. и до падения в Египте ХII династии. Привлечение археологического, эпиграфического и иконографи­ческого материала непосредственно из Библа и, отчасти, из соседних районов, позволит показать, что культ египетской Хатхор в этом городе появился и под­держивался главным образом как идеологическое обоснование политических и экономических интересов египтян и обладал статусом местного государственного культа, имеющего лишь косвенное отношение к религиозным верованиям общей массы населения.

История отношений Библа с Египтом началась, вероятно, с середины IV ты­сячелетия. Археологические памятники дают основания полагать, что контакты с египтянами, установленные еще в додинастический период, продолжались и в период Раннего царства. О природе этих контактов (постоянные или спора­дические, по морю или по суше) уже длительное время ведутся дискуссии[З].

С эпохи Старого царства появляются неоспоримые данные, свидетельству­ющие о наличии уже прочных политических и экономических связей, кото­рые будут активно поддерживаться вплоть до падения УI династии в Египте.

На месте раскопок Библа обнаружены посвятительные надписи и многочис­ленные дары египетских фараонов начиная с IV династии (Хеопс, Хефрен, Микерин, Сахура, Нефериркара Какаи, Ниусерра, Джедкара, Унас)[4], адресо­ванные местным храмам либо правителям города. В период VI династии коли­чество даров фараонов заметно увеличивается[5]. На сохранившихея фрагмен­тах посвятительных палеток и ваз Пепи 1 называет себя сыном бога Ра и лю­бимцем Хатхор из Дендеры[6]. Он же (или Пепи II) впервые титулует себя «Солнцем нагорья»[7]. В самом Египте письменные упоминания об импорте ке­дрового и другого леса с финикийского побережья содержатся на Палермском камне, о многочисленных поездках чиновника Хнумхотепа в Библ написано на стенах его гробницы в Асуане. На рисунках из гробницы фараона Сахура изображены суда, доставившие в Египет лес, пленников, сосуды левантийско­го типа с маслом или вином, медведей[8].

В связи с этими данными возникает вопрос о характере двусторонних свя­зей, степени влияния Египта на жизнь библитов, что зависит, в числе прочего, от наличия или отсутствия в нем постоянной колонии или общины египтян и функционирования их собственного храма в Библе. С фактом существования уже в период Старого царства египетской колонии в Библе, подобной тем, ко­торые были в Нубии и на Синае, согласен ряд исследователей, отмечающих, что это было обусловлено прежде всего необходимостью добывать на левантийском побережье кедровый лес, а также смолу и другие продукты, необхо­димые для ритуальной практики и косметических целей[9].

В самом Библе большие объемы лесозаготовок, не только на экспорт, но и для внутреннего потребления[10], и трудоемкий процесс их подготовки к вывозу (рубка, длительная просушка и транспортировка до моря) требовали не толь­ко значительного количества рабочих рук, тяглового скота, обслуживающего персонала, надсмотрщиков[11], но И постоянного контроля со стороны египтян, которые воспринимали вырубку леса для храмов и гробниц как священную церемонию. С другой стороны, египетский топор, найденный у р. Нахр Ибра­хим, южнее Библа, дает основание полагать, что египтяне могли и самостоя­тельными бригадами участвовать в заготовке леса[12].

Наличие египетской колонии подтверждается и найденным в Библе фрагмен­том алебастровой посвятительной пластинки времен IV - V династий от имени

египетского чиновника Неферсешемра, в чьи обязанности, помимо прочего, входило ведение документации, связанной с торговыми и хозяйственными опе­рациями[13]. Египетские представители могли заниматься также вопросами тор­гового потока, который шел через Библ в Сирию и Месопотамию.

Находки в Угарите и Эбле египетских изделий как будто подтверждают контакты, напря­мую или через посредников, этих городов с Египтом[14]. Впрочем, не исключает­ся их попадание туда и в качестве военных трофеев[15]. О существовании египетской колонии говорит И политический статус Библа, о котором можно судить по следующей находке. В ходе раскопок «Сирийского» храма (здание II и здание ХVIII М. Дюнана, или иначе «Храм Баалат Губль») была обнаружена цилиндри­ческая печать с надписью на архаическом египетском языке - так называемый цилиндр Монтэ № 42 [16], на котором Х. Гедике прочел титул ее владельца: «пра­витель нагорья в Библе» [17]. Дальнейшее изучение надписи привело исследовате­ля к выводу, что правитель Библа был самостоятельной политической фигу­рой, независимой от фараонов, хотя это не исключало сильного влияния египет­ской культуры на библитов[18]. Такое понимание надписи принято многими исследователями, однако О.Д. Берлев предложил иной перевод и интерпрета­цию печати, согласно которой «правитель нагорья в Библе» был царем только для своего города и его населения, оставаясь в то же время подчиненным официальным лицом для фараона, «назначаемым последним для управления над за­висимой от Египта территорией, либо получая инвеституру в форме цилиндри­ческой печати Библа М. № 42»[19]. Из этого следует, как считает О.Д. Берлев, что фараон Пепи П, «Солнце всего нагорья (пустыни)», любимец Хатхор и бо­гов, защищающих Библ и морские пути к нему (богини неба Нут и бога Немти -покровителя караванных путей), объявлял себя хозяином Библа и его природ­ных ресурсов. Этот факт органично вписывался во внешнеполитическую докт­рину Старого царства, согласно которой все иноземные боги были подвластны Солнцу, а государства соответственно фараонам[20].

Подобная концепция, очевидно, сформировалась еще до первых «сыновей Солнца» - правителей IV династии и естественным образом предполагала присутствие здесь египетских колонистов, которые нуждались в покровитель­стве и защите не только фараонов, но и привычных на их родине богов, и прежде всего, очевидно, Хатхор (которая была весьма популярна как во мно­гих поселениях Египта, так и за его пределами, где ей посвящали храмы).

В Библе задолго до укрепления здесь египтян уже существовала своя тради­ция храмового строительства, уходящая корнями в эпоху энеолита, а один из его храмов вполне мог быть посвящен местному женскому божеству, имя ко­торого нам становится известным как dBelit sa uruGub-lа впервые из Амарнской переписки (ЕА 68-70; 73-79 ff.) и b'lt gbl из эпиграфических памятников I ты­сячелетия (KAI 4: 3-4; 5: 2; 6: 2; 7: 3-4; 10: 2-15). История этого сооружения (здания II и здания ХVIII), как кажется, в некоторой степени проливает свет на происхождение культа местной покровительницы.

До начала III тысячелетия на этом месте стоял другой храм - здание XL, план архитектурных комплексов и общая концепция которого повторяет в ря­де деталей месопотамские образцы в Тель-Асмаре (храм Абу) и Хафадже (храм Сина). Однако техника его строительства на скальных породах, с оптимальным учетом особенностей неровного, твердого скального и подвижного песчаного рельефа, характерна, как предполагает М. Дюнан, для анатолийской техники строительства, которая, вероятно, и была использована в местных усло­виях[21]. К этому можно добавить появление новой для Библа кладки стен в стиле «елочки», не характерной для сиро-палестинского региона[22]. Этот храм, как ос­торожно предположил французский археолог, уже тогда мог быть святилищем исконной богини - покровительницы поселения[23], что означало бы, при наличии дополнительных данных, увязывание ее персоны с культами плодородия древ­нейших земледельцев Месопотамии (тем более, что архитектурным новшествам предшествовало появление в Библе, как и в некоторых районах Палестины[24], отпечатков цилиндрических печатей из Месопотамии конца IV тысячелетия, ко­торые ввиду своей оригинальности не могли быть независимым изобретением библитов, к тому же и не нуждавшихся в них для практического использования).

Известны лишь отпечатки, нанесенные до обжига как дополнение к орнаменту керамических изделий, сделанных по образцам, восходящим к энеолиту[25].

После двух-трех столетий существования храм месопотамского типа по неиз­вестным нам причинам превратился в руины и на его фундаменте появляется новый - здание II. Первоначально оно имело трехчастную структуру, типичную для древних ханаанейских святилищ[26]. Его строительство приходится на период правления первых двух династий в Египте. Позднее к нему пристраиваются с южной стороны четыре зала. Последующее расширение происходит за счет до­бавления с восточной стороны двух комплексов из четырех помещений каждый (здание ХVIII) до воцарения фараонов III династии, как считает М. Дюнан[27]. В таком виде храм просуществовал до конца египетского Старого царства. Одна­ко М. Сагиех, проведшая подробное исследование по хроностратиграфии раско­пок, обратила внимание, что этот храм в своем окончательном виде обнаружи­вает сходство двух основных фасадов с храмом Сахура в Абусире[28], что прибли­жает дату последней реконструкции ко времени V династии. По этому вопросу есть и другие предположения[29].

В названном храме найдено наибольшее количество фрагментов даров еги­петских фараонов Старого царства, давших основание П. Монтэ и М. Дюнану утверждать, что это и был храм местной богини Баалат, которая уже на самом раннем этапе была отожествлена египтянами со своей Xaтхор (а позднее, в эпоху Среднего царства, эти два божества слились здесь в одно)[30]. Это утверждение, как отмечалось выше, принято многими исследователями, хотя вопрос о соотношении двух божеств по-прежнему далек от удовлетворительного объяснения.

Мы не знаем исконного имени покровительницы Библа, так как слово b'lt, как известно, не является именем собственным, а означает «владычица», «госпожа». В угаритских текстах слово «Баалат» используется только в составе эпитета богинь, главным образом богини 'Anat: «Хозяйка дома или дворца/дворцов» (b'lt bt/bhtm/bwtm), «Хозяйка колодца» (b'lt 'n)[31]. В египетских списках рабов конца периода Среднего царства упоминается имя Ва`3twу, ко­торое, как считает В.Ф. Олбрайт, с учетом фонетики египетского языка должно быть признано передачей семитского имени Ba'altuya[32]. В аморейских именах из документов Мари встречается имя собственное Ha-ab-du-ba-ah-la-ti, что может означать «раб (слуга) моей хозяйки)[33]. В Библии b'lt встречается либо в топонимах, происхождение которых не вполне ясно, либо в сопряжен­ном сочетании с другими существительными, в значении «обладательница, но­сительница какого-либо качества, свойств» (например: 1 s. 28: 7; Na. 3: 4).

На надписи, сохранившейся на черепке из Лахиша, датируемой XIV в., со­хранилась часть посвящения -lb'lt. Но поскольку этот фрагмент найден в хра­ме позднебронзового века вместе с золотой пластинкой, где изображена Ас­тарта, то эту фразу можно понять как «Госпоже (Астарте)»[34]. Другой формой обращения к женским божествам в Палестине этого периода было rbt, извест­ное наряду с ' lt как постоянный эпитет и поэтическая параллель к Асирату

(KTU 1.6: 1,40,44; 1.3: V, 37, 40 и др.) в угаритских текстах. 'lt используется в качестве эпитета 'Анат лишь в одном тексте (KTU 1.3: II, 17-18).

Исходя из этого, представляется вероятным, что при обращении к богиням, местным и иноземным, население Палестины и Южной Сирии использовало равнозначно rbt и b'lt в значении «госпожа», которое во всяком случае не име­ло никакого отношения к библскому божеству. Видимо, подобное происходи­ло и на Синае, на плато Серабит эль-Хадем, где добывали бирюзу для египтян.

Около рудника, находившегося вдалеке от постоянных поселений, был соору­жен храм Хатхор[35]. Для него из Египта посылались дары с посвятительными надписями с именем Хатхор, которую местные работники называли также Ба­алат, прося у нее покровительства и защиты от опасностей, которые сопро­вождали их в работе. Очевидно, они подразумевали именно египетскую боги­ню, а не какую-либо другую. Об этом можно судить по найденному в храме сфинксу с билингвой (надпись № 345) с египетским текстом на правом плече и протосинайским по бокам. Билингва позволила А. Гардинеру определить, что египетскому выражению «любимец Хатхор» - mгу Hwt-hr соответствует m' hb b`lt (mhb`lt) - «любимец Баалат» в протосинайской графике[36].

К настоящему времени найдено около 50 подобных надписей и фрагментов, в которых выражение m' hb b"lt встречается 13 раз, а слово b"lt 9 раз. Все эти надписи сделаны на статуэтках египетской работы, камнях, на стенах у входа и в самих шахтах рудников Синайского полуострова - на плато Серабит эль-Ха­дем, в Вади Магара, Вади Лихьян и др. Исследователи датируют эти надписи временем от ХVIII-ХVII вв. до ХV в. до н.э.[37]

Д. Барамки высказывал даже предположение, что Баалат синайских рудников может быть идентичной Баалат Библской, а надпись могли сделать библские ра­ботники в ХV в., специально посланные туда для добычи руды[38]. Однако все эти надписи сделаны на языке, близком языку южно-ханаанейских надписей, и в гра­фике, следы которой в самом Библе не обнаружены. Кроме того, в многочислен­ных надписях ни разу не упоминается ее постоянный эпитет «Библская». Можно согласиться с мнением Э. Пюеша и ряда других авторов, что на синайских рудни­ках речь идет об имени богини семитов-рудокопов[39], точнее об ее эпитете. Одна­ко остается неясным, какое отношение фараон, к которому непосредственно от­носится фраза «любимец Хатхор/Баалат», выражая напрямую его связи с еги­петским божеством, мог иметь к божеству наемных иноземных работников.

Что касается ситуации в Библе в период Старого царства, как было показано выше, египтяне, поддерживая двусторонние торгово-экономические отноше­ния, обеспечили там свое длительное политическое и идеологическое домини­рование, а город в свою очередь получил некоторые гарантии безопасности и экономического процветания[40]. Это не только укрепляло позиции фараонов в этом районе, но и привело к возрастанию роли Хатхор, которая на первых эта­пах могла ассоциироваться, хотя и необязательно, с исконной покровительни­цей города, что безусловно отражало внешнеполитические и экономические интересы Египта на том этапе. Возможно, что культы обеих богинь какое-то время существовали независимо друг от друга.

Со временем само присутствие египтян и процветание благодаря этому го­рода вполне могло привести библитов к мысли об особом покровительстве

Хатхор их городу. Эта идея в первую очередь могла быть привлекательной для местных правителей и знати. Тем более, что Библ, в отличие от других территорий, ввиду своей экономической и религиозной важности[41] становится своеобразным «заморским департаментом» Египта, со всеми преимуществами этого статуса. Во всяком случае, все сохранившиеся до наших дней упомина­ния о Хатхор/Баалат, как покровительнице города и царских династий, при­надлежат именно правителям этого города.

Положение культа Хатхор в корне меняется после падения в Египте VI дина­стии и приходом в Библ амореев-кочевников, которое произошло в последней четверти III тысячелетия. Их массовое появление в городе отмечено пожарами и разрушениями[42]. Вазы с картушами фараонов в храмах, в том числе Хат­хор/Баалат, с ожесточением разбиваются и разбрасываются по всему городу.

Связи с Египтом не прерываются полностью, хотя существенно ослабляются.

Но уже через небольшой промежуток времени, примерно равный одному-двум поколениям[43], храмы восстанавливаются, а главным среди них становится но­вый храм, посвященный мужскому божеству. Центральное место в нем занима­ют многочисленные столбы-обелиски с нишами для закладки культовых метал­лических фигурок аморейских, в основном мужских, божеств. В недрах этого и других храмов обнаружены многочисленные посвятительные вклады, содержа­щие помимо статуэток богов оружие, посуду, украшения, фигурки животных.

Интересно отметить, что из почти 2000 найденных металлических статуэток всего несколько десятков составляют женские изображения. Две трети всех ста­туэток - это вооруженные мужские божества в состоянии нападения.

Судя по количеству и качеству статуэток, многие из которых изготовлены в египтизирующем стиле, набору традиционной для Библа мелкой зооморфной

скульптуры, а также преемственности в керамических образцах с предшествую­щим периодом[44], можно подумать, что местное население быстро наладило от­ношения с завоевателями и адаптировало свои культы к преимущественно муж­ским божествам кочевников-пришельцев, принадлежавших к близкому им фи­никийско-ханаанейскому культурному кругу. В свою очередь, более развитая городская культура библитов, находившаяся под сильным влиянием Египта, способствовала быстрому переходу амореев от кочевого и полукочевого образа жизни к городскому. Особенно быстро это проявилось в восстановлении город­ского хозяйства, прежде всего пострадавших храмовых комплексов, и освоению пришельцами египетской культуры.

В дальнейшем, по мере очередного усиления Египта в период Среднего цар­ства и восстановления позиций египтян в Восточном Средиземноморье, отмечается возрождение египетских культов в Библе при участии не только егип­тян, но и, как предполагают, по инициативе местной политической верхушки аморейского происхождения[45]. Во всяком случае, от периода конца ХII динас­тии сохранилась каменная стела Акера (rk3j = rkr(j)), обнаруженная в одном из некрополей Библа, которая представляла собой посвятительный дар египет­ским божествам Нут, Ра(-Хорахти), другим богам Великой и Малой Эннеад.

Особо в ней отмечается, что посвятитель, правитель города, ежедневно возно­сит хвалы богине Нут у памятника в ее храме, как делал это еще его отец[46].

Позднее, от времени Тутмоса III, осталось сообщение об участии его поддан­ного Min-msw в реконструкции или строительстве какого-то храма в Библе[47].

В самом Египте к многочисленным эпитетам Хатхор добавляется «Библская», который станет весьма популярным в Среднем царстве.

Одна находка в Библе со всей очевидностью показывает, что функции Хатхор Библской в период Среднего царства уже не имеют никакого отношения ни к ис­конной Баалат, ни к функциям известных нам финикийских, и шире, западносе­митских божеств. Речь идет о хорошо сохранившейся надписи на египетской скульптуре писца, найденной в храме Баалат!Хатхор - здании II и ХVIII: «Жерт­ва, которую дает царь (для) Хатхор, владычице Дендеры, обитающей в Библе. Да воздаст она возглашение, состоящее из хлеба и пива, быка и птицы, алебаст­ровых сосудов и одежды, смолы и умащений, и 1000 всяких хороших и чистых ве­щей, которые дает небо [. .. ]»[48]. Также не вызывает сомнения, что именно на еги­петскую Хатхор возлагали свою надежду в потустороннем мире и современники Аменемхетов III и IV аморейские династы Библа Аби Шему и Ип-Шемуаби, чьи захоронения, по-египетски стилизованные, найдены в Библе[49].

В то же время с точки зрения иконографии остается спорной интерпретация фрагментов рельефов, возможно, собственного египетского производства, которые на основании их художественных особенностей можно отнести как к Среднему, так и Новому царству. Речь идет о «двустороннем барельефе»[50] и так называемом «Барельефе Ренана»[51], в которых П. Монтэ видел сцены поклоне­ния египетского правителя библской богине Баалат. Однако с этим никак не со­гласуется облик запечатленной там богини, которая полностью воспроизводит известный нам образ Хатхор, в первом случае с головой львицы и коровьими рогами вокруг солнечного диска, а во втором, с такими же рогами и диском на женской голове[52].

Второй образ Хатхор, с многочисленными вариациями, был весьма попу­лярным в период Среднего и Нового царств в глиптике и мелкой скульпту~е

на огромном пространстве от Северной Сирии до Синайского полуострова[53].

Однако трудно согласиться с предположением Х. Эдера о посреднической роли в этом процессе наряду с Синаем и Библа[54]. Скорее всего, это результат прямых контактов населения Палестины и Сирии с египтянами в период правления ХII династии и позже, так как прямое влияние библитов едва ли когда-нибудь распространялось дальше нескольких зависимых соседних городов.

Следует подчеркнуть, что возрастание значения культа Хатхор в самом Библе имело место только в периоды египетского доминирования и главным

образом на официальном уровне[55], в то время как в народной среде, не обреме­ненной протокольными и политическими обязательствами перед египтянами, продолжал ось поклонение местным богам общесемитского происхождения или точнее аморейско-ханаанейского «репертуара богов», выразительные фигурки которых сохранили для нас храмовые вклады. Похожая ситуация, видимо, была в Мари, где, как отмечает М. Дахуд, важнейшими богами официального пантео­на были месопотамские божества, в то время как ономастика указывает на бо­лее значительную распространенность на бытовом уровне культа исконно амо­рейских богов. То же происходило, вероятно, и в Угарите, где, например, скром­ная роль, которая отводилась Дагану в официальных сакральных текстах, никак не отражала его широкую популярность среди народных масс[56].

Что касается богов библского простонародья, то им не находится специально­го места ни в гробницах, ни в сохранившихся официальных документах.

Упоми­нания о них либо случайны, либо самые общие. Так, амарнские письма Рибб Ад­ди, адресованные фараонам, всегда начинаются с упоминания dBelit .sa uгuGuЬ-lа и подчеркивания, что она есть богиня фараона, а сам Библ принадлежит ему, один раз встречается сравнение адресата с Баалом (ЕА 108: 9) и Шамашем (ЕА 108: 10), а также несколько упоминаний о каких-то других божествах, которые нахо­дятся в городе. На стеле Йехимилка (КАI 4: 3-5), памятнике начала I тысячеле­тия, встречается имя Баалшамем перед именем Баал[ат] Губль, за которой, в свою очередь, следует некое «собрание святых богов Библа» - mphrt 'l gbl qdSm[57].

Очевидно, что в число этих богов и входят не названные поименно местные «на­родные» божества, оказавшиеся на втором плане за египетской Хатхор, офици­альной покровительницей города и правящей династии.

Изложенный материал позволяет сделать следующие выводы. Культ египет­ской богини Хатхор с самого начала его появления в Библе в период Старого

царства, а возможно, и ранее, пользовался государственной поддержкой фарао­нов, которые рассматривали его как часть идеологического обоснования своей политической и экономической экспансии в регионе. Одновременно имела мес­то египтизация правящей верхушки, что облегчило быстрое отожествление Хатхор с традиционной местной богиней, которая, очевидно, была далеко не единственным божеством в этом городе, насчитывавшем уже к середине III ты­сячелетия по крайней мере четыре крупных храма. По мере установления пол­ного суверенитета египтян над Библом при VI династии фараонов Хатхор заня­ла ведущее место в местном официальном пантеоне, вытеснив на уровень низовой, и прежде всего деревенской, обрядности традиционных богов местного населения. В конце III тысячелетия аморейское завоевание Библа привело не­надолго к деградации египетских культов, прежде всего Хатхор, и возвышению богов аморейско-ханаанейского происхождения, как старых библских, так и но­вых пришельцев. В период Среднего царства Египет восстанавливает утрачен­ные позиции в Библе и одновременно возрождает почитание Хатхор, которая, получив новый эпитет «Библская» непосредственно от египтян, вновь становит­ся официальной покровительницей города и правящих династий[58]. Остается не­известным, какое место она занимала в народной мифологической иерархии, однако очевидно, что для коренного местного населения, а тем более пришель­цев из Сирийской пустыни, b'lt gbl была обычной калькой с эпитета египетской Хатхор: nbt kbn/kpny - «Госпожа/Владычица Библа», подобно тому, как это бы­ло на Синае.

Комментарии

1. Montet Р. Byblos et Egypt, Quatre campagnes de fouilles а Gebeil, 1921-1922-1923-1924. Р., 1928 (Техtе), 1929 (Atlas); Dunand М. Fouilles de BybIos. Уо). 1. Pt. 1-2. Р., 1939; idem. Fouilles de BybIos. Yol. 11. Pt. 1-3. Р., 1954-1958 (далее - РВ 1 и РВ 11). Результаты раскопок отражены также в ряде их монографий и многочисленных статьях, часть из которых использована в настоящей статье.

2. Самую общую подборку литературы по теме см. Bikai МР. Suggested Readings: The Phoenicians. А Biblography // BASOR. 1990.279. Р. 65-66. Данной проблеме посвящены отдельные главы в монографиях Е. Липинского (Lipinski Е. Dieux et deesses de 1' Univers phenicien е! punique. Leuven. 1995. Р. 70--79), Р. Штадельмана (Stadelmann R. Syrisch-Palastinensische Gottheiten in Agypten. Leiden, 1967. S. 1-13) и др.

3. Обсуждение данной дискуссии выходит за рамки настоящей статьи. Однако заме­тим, что 11 династия египетских правителей представлена в Библе единственным кар­тушем Хасехемуи на обломке каменной вазы (FB 1, 26-27). Этот предмет, найденный без стратиграфического контекста, вполне вероятно, мог попасть сюда позднее и да­же случайно через посредников в результате обмена и едва ли достаточен для под­тверждения существования уже в то время практики посылки именных даров правите­лями Египта.

4. Систематическая, но не исчерпывающая подборка предметов с картушами фарао­нов и другими египетскими надписями приведена в статье М. Шехаба (Chehab М. Noms des реrsоnпаlitеs еgурtiеnпеs decouverts аи Liban 11 ВМВ. 1969. Vol. ХХII. Р. 1-47. В Бей­руте найден бюст фараона Ниусерра, который, как предполагают, первоначально был также послан в Библ, см. Bothmer В. А Bust ofNy-usеr~Rа from Byblos in Beirut, Lebanon//Kemi.1971. 21. Р. 11-16.

5. Исключение составляют фараоны Тети и Меренра, представленные картушами в единственных экземплярах.

6. В Библе еще Хефрен называл себя не только любимцем богов, но и Хатхор (FB 1. Р. 200 .. М 3074. PI. СХХУ).

7. Montet. Byblos ... Р. 73. NQ 57.

8. Подробнее о египетских свидетельствах см. MacDonald J. Egyptian interests in Western Asia to the End of the Middle Kingdom: Ап evaluation 11 AJBA. 1972. 2. Р. 74--82.

9. Например: Б. Олбрайт считает, что Библ стал египетской колонией на рубеже 11 и III династий (Albright F.W. ТЬе Role ofthe Canaanites in the History of Civilization // ТЬе BiЫе and the Ancient Near East. N.Y., 1961. Р. 332-333); Б. Бард предполагает наличие тор­говой колонии с IV династии (Ward W.A. Egypt and the East Mediterranean from Predynastic Times to the End of the 01d Kingdom // JESHO. 1963. 6. Р. 24; ideт. The Inscribed Offering-table of Nefer-Seshem-Ra from Буblоs // БМБ. 1964. 17. Р. 44--45); К. Боннэ относит основание колонии к середине 111 тысячелетия (Bonnet С. Astarte: dossier documentaire et perspectives historiques. Rome, 1996. Р. 21). См. также WiZson J.A. The Burden of Egypt: Ап Interpretation of Ancient Egyptian Culture. Chicago, 1951. Р. 82; Baraтki D. Phoenicia and the Phoenicians. Beirut, 1961. Р. 18; САН. 1. Р. 345.

10. Деревянные балки и колонны широко использовались для строительства храмов и жилых домов на всем протяжении истории города, о чем свидетельствуют не только технология строительства храмовых комплексов и жилых помещений, но и обширные участки, покрытые толстым слоем пепла на разных уровнях, оставшегося от много­численных пожаров. См. Dunand М. Chronologie des plus anciennes insta1ations de Byb10s // RB. 1950. 57. Р. 598-599; FВ 1. Р. 306--307; Dunand М. Byblos: son histoire, ses rиines, ses legendes. Beyrouth, 1973. Р. 49.

11. Примерную технологию лесозаготовок мы можем представить по отчету Унуамо­на (Сказки и повести древнего Египта. л., 1979. С. 138), а также египетским рельефным изображениям, например: ANE~.. M 331. Р. 110.

12. Helck W. Die Beziehungen Agyptens zu Vorderasien im 3. und 2. Jahrtausend у. Chr. Wiesbaden, 1962. S. 21; MacDonald. Egyptian interests ... Р. 75-76.

1З. FВ 1. Р. 345, 365-366; подробнее о его возможных функциях и обязанностях: Ward. ТЬе Inscribed Offering-table ... Р. 37-46.

14. Bondi S.F. Les origines еп Orient // Les PMniciens. Р., 1997. Р. 23-25; Mathiae Р. Un impero ritrovato. Torino, 1989. Р. 300 ff.

15. Скандоне-Маттие Г. Связи между Эблой и Египтом в период между Ранней и Средней бронзой // Древняя Эбла. М., 1985. С. 85-86; Scandone-Matthiae G. Inscriptions royales egyptiennes de l'ancien empire а ЕЫа // Mesopotamien und seine Nachbam. В., 1982. S. 128. Нет однозначных данных также о характере отношений Библа с другими месо­потамскими государствами в последней четверти 111 тысячелетия, хотя на какие-то кон­такты указывают несколько найденных в Библе клинописных табличек и цилиндричес­кие печати, а также письменное упоминание об энси Ku-ub-lak1 в архивах Дрехема (Sollberger Е. Byblos sous les rois d'Ur // АfO. 1959-1960. 19. Р. 120--122).

16. Montet. Byblos ... Р. 62-68.

17. Goedicke Н. А Cylinder Sea1 of а Ruler of Byblos of the Third Millenium // MDAIK. 1963.19. S. 4.

18. Ibid. S. 6.

19. Berlev О. ТЬе Title to а Кingdom // GM. 1995. 149. Р. 40.

20. Подробнее о значении перевода О.Д. Берлева и внешнеполитической доктрине египетских фараонов см. Де.мuдчuк А.Е. Староегипетская печать «Правителя наго­рья» И письмо Синухета царю // ВДИ. 2001. N!! 2. С. 79-88. Интересно отметить, что еще Г. Франкфорт предполагал, что библский порт рассматривался египтянами как их собственность, увязывая эти притязания с религиозным фактором (Frankfort Н. Egypt and Syria in the First lntermediate Period 11 JEA. 1926. 12. Р. 85).

21. FB 1. Р. 295-296.

22. Dunand. Chronologie ... Р. 593.

2З. Ibid. Р. 596. Впрочем, позже М. Дюнан уже не повторял своего предположения, ограничившись замечанием, что этот храм был посвящен неизвестному божеству: Dunand. Byblos: son histoire ... Р. 48.

24. Мерnерт Н.Я. Очерки археологии библейских стран. М., 2000. С. 127.

25. Dunand М. Byblia Grammata. Beyrouth, 1945. Р. 25-43.

26. FB 1. Р. 85,298-299.

27. lbid. Р. 304.

28. Saghieh М. Byblos in the Third Mi1lennium В.с. А Reconstruction of the Stratigraphy and а Study of the Cultural Connections. Warminster, 1983. Сh.1V. Not. 33.

29. Например, В. Хейс считает, что египетский храм был построен еще при IV ди­настии (Hayes W.C. ТЬе Scepter of Egypt. Massachussets, 1953. Р. 67); И.М. Дьяконов­ - что египтяне построили храм своей Хатхор во второй четверти III тысячелетия (Дьяконов И.М., Янковская Н.Б., Ардзuнба в.г. Страны Восточного Средиземноморья в IV-П тысячелетиях до н.Э. // История древнего Востока. М., 1988.2. С. 211).

30. FB 1. Р. 79-87; Montet. Byblos ... Р. 38,275.

31. Gordon си. Ugaritic Textbook. Rome, 1965. Texts in transliteration, № 173.5-6; 1002.45; 2004.14. Об интерпретации редких эпитетов 'Анат в тексте RS 24.252 (7-8): b'lt тlk/drkt/sтт rтт/ kpl, см. Ugaritica У. Р., 1968. Р. 555.

32. Albright W.F. Northwest-Semitic Names in а List of Egyptian Slaves from the Eighteenth Century В.С./1 JAOS. 1954.74. Р. 231.

33. Huffmon H.B. Amorite Personal Names in the Mari Texts: А Structural and Lexical Study. Baltimore, 1965. Р. 174, 185.

34. Puech Е. Origine de l'alphabet 11 RB. 1986.93. Р. 184-185.

35. Храм был сооружен на месте естественной пещеры, что, однако, не дает основа­ний считать ее древним семитским святилищем, так как помимо отсутствия свиде­тельств функционирования пещеры в этом качестве до прихода египтян, в ближайших окрестностях не обнаружено следов ни одного постоянного населенного пункта, кро­ме остатков небольших хижин работников и укрепленного лагеря египетского гарни­зона. Если бы рядом были постоянные поселения, то количество надписей было бы больше, а их содержание более разнообразным. Ср. Лундин А.г. Дешифровка прото­

синайского письма. М., 1991. С. 8-9,84.

36. Gardineг АН. The Egyption Origin of the Semitic Alphabet // JEA. 1916.3. Р. 1-21.

37. По дешифровке протосинайской письменности существует большая литерату­ра, обзор которой, однако, не входит сейчас в наши задачи.

38. Baramki. Phoenicia ... Р. 54.

39. Puech Е. Notes sur quatre inscriptions protosina1tiques // RB. 2002. 109. Р. 37. А.г. Лун­дин предлагает рассматривать синайскую Баалат как отожествление египетской Хат­хор с общесемитской богиней 'Анат на основе схожих мифов, египетского и угарит­ского, об «опьянении кровью» (Лундuн. Дешифровка. .. с. 83-84).

40. Не лишним будет заметить, что в периоды ослабления централизованной власти в Египте Библ почти всегда оставался без защиты от внешних врагов и внутриполитичес­кой нестабильности. Так было в 1 и II Переходные периоды, в амарнскую эпоху и позднее.

41. Некоторые исследователи считают, что египтяне издревле считали горы Лива­на и его окрестности обителью богов, отожествляя их с Ng3, Текстов пирамид (Моn­tet Р. Le рау de Negau pres de Byblos et son Dieu // Syria. 1923.4. Р. 181-192) или T3-ntr текстов XI-ХVIII династий (Соurоуег В. La terre du Dieu // RB. 1971.78. Р. 59-70).

42. О времени этого нашествия и его непосредственном влиянии на жизнь библи­тов в настоящее время можно судить только по материалам раскопок М. Дюнана, которые, однако, не дают достаточного представления о масштабах происходивших событий. Мы полагаем, что последние находки в Эбле и продолжающиеся раскопки в Сирии и Ливане позволят найти объяснение разрушения Библа не только в наше­ствии амореев, но и грабительском походе какого-либо соседнего государства.

43. Dunand М. Byblos аи temps du Bronze Ancien et de la conquete amorite // RB. 1952. 59. Р. 89.

44. Seeden Н. The Standing Armed Figurines in the Levant. Miinchen, 1980. Р. 95-100.

45. См., например: Stadelmann. Syrisch ... S. 11. Апm. 2.

46. Прорисовка текста и исправления в первоначальную версию П. Монтэ: Кitchen К.А. Byblos, Egypt and Mari in the Early Second Millennium В.С //Orientalia. 1967.36/1. Р. 52-53. ТаЬ. VII; анализ текста и перевод: Flammini R. ТЬе «h3tjs» from Byblos in the Early Second Millennium В.С. // ам. 1998. 164. Р. 52-55.

47. Helck. Die Beziehungen. .. S. 480.

48. FB 1. Р. 181-182. Not. 2856; FB п. Pl. XL (пер. И.В. Богданова).

49. Montet. Byblos ... Р. 155-214.

50. Ibid. Р. 35-38. Pl. XXIV, XXVIII, 2. Надпись на рельефе можно прочитать как «Любимец Хатхор, господин Библа», так и «Любимец Хатхор, госпожи Библа», что в любом случае относится к египетскому фараону, а не местному правителю.

51. Ibid. Р. 38-39, 273. PI. XXVIII, 1.

52. Наиболее категоричной по этому вопросу выглядит позиция В. Варда, утверж­дающего, что на этих рельефах изображена египетская Хатхор, которая ни здесь, ни в других случаях никак не связана с местной библской богиней (Ward. Egypt and the East. .. Р. 24. Not. 5).

53. Falsone G. Anath or Astarte? А Phoenician Bronze Statuette of the Smiting Goddess // Studia Phoenicia IV. Namur, 1986. Р. 53-76; Eder с. Die agyptischen Motive in der Glyptik des ostlichen Мittеlтеепаuтs zu Anfang des 2 Jts.v. Chr. Leuven, 1995. S. 97-107.

54. Eder. Ор. cit. S. 107.

55. В этой связи интересно отметить, что на саркофаге Ахирама (XIII-XI вв. до н.э.) нет даже намека на Баалат!Хатхор ни на рельефе, который по своему художе­ственному стилю лишь отдельными элементами отражает египетские каноны, ни в надписи. Это подтверждает, что его изготовление, как и сделанная позднее надпись, относятся к периоду ослабления египетского господства в этом городе и регионе.

56. Dahood M.J. Ancient Semitic Deities in Syria and Palestine /1 Antiche Divinita semitiche. Roma, 1958. Р. 68.

57. С восстановлением конечного -t после слова b'l, что меняет мужское божество Баал Губль на женское Баалат, согласны не все исследователи. См., например: Lipinski. Dieux et deesses ... Р. 79.

58. В этой связи интересны выводы Р. Фламмини, которая на основе изучения ти­тулов библских правителей первой половины II тысячелетия и египетских праздни­ков, отмечавшихся в Библе, считает, что египетская администрация стремилась осу­ществлять свой контроль над элитой города не только политическими методами, но и прямо поощряя распространение своей религиозной практики в городе. При этом ассимиляция богов, иными словами, их «экспорт», также рассматривается как один из аспектов этого контроля: Flammini. The «h3tj-r'» from Byblos ... Р. 54-55.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Guest
This topic is now closed to further replies.
Sign in to follow this  
Followers 0