Sign in to follow this  
Followers 0
Saygo

Тадж-Махал

1 post in this topic

Существует предание, что Шах-Джахан, сидя на своём знаменитом троне в одном из помещений Красного форта, в окне увидел видение сказочного здания. Когда он попытался описать его зодчим, они пришли в восторг. Место видения приходилось как раз на сад раджи Тадж Ситха. Раджа хотел подарить эту землю Шаху, но догмы ислама запрещали сооружать мечеть на подаренной земле. Поэтому Шах выкупил эту землю за четыре царские резиденции.

user posted image

Через несколько месяцев тело Мумтаз Махал было перевезено в Агру, где в саду раджи Тадж Ситха была выстроена заупокойная часовня. Эта часовня сохранилась в западной части парка.

Каждую пятницу Шах посещал захоронение. Вместе с ним молилась и вся семья. Сотни женщин и мужчин с молитвенными чашами приходили читать Коран. В первую годовщину смерти было устроено чествование, на котором одной милостыни было роздано пятьдесят тысяч рупий. В течение всей жизни Шаха Джахана годовщина смерти Мумтаз Махал отмечалась с большой пышностью и великолепием.

Зодчие приступили к разработке сооружения, и после множества проб и ошибок наконец появилась его модель. Она была так дорога Шаху, что во время строительства хранилась в сокровищнице Моголов. Несмотря на то, что белый мраморный купол мавзолея является наиболее известным компонентом, Тадж-Махал — это структурно интегрированный комплекс. Здание начали строить примерно в 1632 году и завершили в 1653 году, работали тысячи ремесленников и мастеров. Руководство строительством Тадж-Махала было возложено на Совет архитекторов под имперским контролем, включая Дешенов-Ану, Макрамат Хана и Устад Ахмад Лахаури. Главным дизайнером обычно считают Лахаури.

В саду Тадж Ситха была отгорожена площадка на берегу реки Джамны. В течение двадцати двух лет двадцать тысяч рабочих возводили совершенное творение. Гигантские силы были вовлечены в строительство комплекса. Женщины работали наравне с мужчинами. Рабочие, строившие памятник, получали щедрую плату – 100 рупий в месяц, а мастера – 1000. Богатство, благоговейность и свобода создавали атмосферу, удивительно способствующую творчеству.

Во время правления Моголов Индия стала центром художественного творчества Востока. Здесь собрались лучшие художники и ремесленники. В строительство были вовлечены художники из всех частей Азии, что превратило Агру в центр архитектурного творчества. Из Турции прибыл знаменитый зодчий, наблюдавший за возведением куполов.

Очень долго имя зодчего, возводившего комплекс, оставалось тайной. Лишь в 1930 году была найдена рукопись, в который называлось имя легендарного Ахмад Устада по прозвищу Надир эль-Аср, что означало «Чудо столетия». Инженер, астроном, геометр, математик и астролог при дворе Шаха Джахана, он был величайшим зодчим. О нём известно мало. До переселения в Лахор его семья жила в Герате. После переезда его отец Устад Ахмад поступил на работу к Абд-аль Кариму – главному архитектору Шаха Джахангира. Все три сына под руководством отца строили Тадж-Махал.

Семнадцатикилометровая тропа из земли и извёстки протянулась через Агру к месту строительства. По ней шли вереницы слонов и быков, тянущие мраморные блоки. Их устанавливали на место с помощью специальных приспособлений.

Даже сейчас кажется невероятным, что подготовка фундаментов и платформы, возвышающихся над рекой, были закончены всего за четыре года. Первыми были завершены сам мавзолей и две мечети по его сторонам. Затем – минареты и, наконец, главные ворота и служебные постройки.

Отделочные работы длились шесть лет. Материалы для отделки доставлялись из различных мест. Из Раджастана привезли светящийся белый мрамор с характерной структурой, отличающийся от голубоватых итальянских и желтоватых японских. Именно он заставляет сооружение светиться по-разному в зависимости от освещения. Жёлтый мрамор привезли с берегов Нармады – реки в центре Индии. Он был куплен на специально введённый налог в 40 рупий с площади каждого двора. Чёрный мрамор, почти не известный в Индии, был куплен за двойную цену. Хрусталь привезли из Китая, а лазуриты из Шри-Ланки. Яшма была доставлена из Пенджаба, агаты из Йемена, а кораллы из Аравии. Индийские ювелиры подарили гранаты, а купцы алмазы. Из Персии был доставлен оникс, из Европы – изысканные халцедоны. Из расположенного неподалеку от Агры мёртвого города Фатупур Сикри, бывшей столицы моголов, построенной на пустынном месте за несколько лет и оставленной жителями, привезли 114 000 блоков песчаника.

Маленькие кирпичики, специально приготовленные для Таджа, придали устойчивость памятнику.

В 1643 году был закончен весь комплекс с садами, воротами, торговой площадью, караван-сараем.

Шах Джахан задумал создать с другой стороны реки Джамны симметричный мавзолей точно такой же формы и размера, но из чёрного мрамора. Он должен был соединяться с белым храмом серебряным мостом. Однако уже во время строительства Тадж-Махала казна государства была опустошена, и идея Шаха не осуществилась. А вскоре власть над государством была узурпирована Аурангдебом – сыном Шаха Джахана.

Даже сегодня конструкция Таджа изумляет инженерным искусством. Стены несут груз семитонных квадратных блоков. Монолит купола весит 12 000 тонн. Весь мавзолей покоится на арочных конструкциях, укреплённых каменными поясами. Высокие столбы присоединены медными болтами к каменному основанию.

Специальные плиты защищали памятник от наводнения. Замысел архитектора предполагал, что река будет служить обрамлением для Таджа. Конструкция из нескольких сводов, размещённая чуть выше по течению, заставила реку, известную своими частыми наводнениями, течь не широким потоком. В XX веке река несколько раз сильно разливалась, но памятник не был повреждён.

Ансамбль, по замыслу зодчего, состоял из мавзолея, мечети и павильона для собраний. Все они располагались на массивной, вытянутой платформе, сложенной из плит красного песчаника, и примыкающего к ней с юга обширного парка – «Чербака», с трёх сторон обнесённого стеной, с воротами посредине каждой стороны.

Архитектор готовил зрителя к восприятию всего комплекса. Ансамбль открывается постепенно. На расстоянии храм кажется миражом. Через несколько шагов открывается массив луковичных глав центрального храма. Мавзолей располагается в центре белой мраморной террасы в конце протяжённого сада на берегу реки. На другой её стороне простираются пшеничные поля.

Вход в комплекс мавзолея закрывают массивные ворота из красного песчаника. Они достигают тридцатиметровой высоты. Сквозь их красное кружево открывается вид на беломраморное сооружение. По углам ворот поставлены круглые башни с купольными павильонами «чагри» наверху. Наследуя традиции персидских мастеров, создатели ворот украсили их тончайшими каллиграфическими узорами. Этот иллюзорный орнамент образован чудесными письменами, покрывающими ворота. Он перекликается с письменами, бегущими над арками мавзолея. Одна из надписей гласит, что Шах Джахан в основу мемориала положил мусульманскую идею парадиза: «...Дворец из жемчуга среди садов и водных каналов, где благочестивые и благословенные могут жить всегда».

Образ парадиза был широко распространён в искусстве моголов. Прекрасные ворота были входом в парадиз и воспринимались как «каменная увертюра к застывшей музыке».

Ворота покрыты медными украшениями, но было время, когда они сияли серебром в лунном свете, обрамляя белоснежный мавзолей.

user posted image

Через высокую арку портала открывался вход на центральную аллею. Зелёные газоны, симметричные водные дорожки с фонтанами, устремляющими свои струи вверх – всё здесь как в мусульманском раю. В глади каналов отражались стройные башни минаретов. Вода поступает из очень глубокой скважины. Сегодня её не хватает и она очень засолена.

Центральная аллея пересекает весь парк и подходит прямо к зданию мавзолея. Общая высота его достигает семидесяти пяти метров.

Сам мавзолей меняет свой вид в течение дня в зависимости от цвета неба, которое изменяет окраску от серо-голубого с утра и ослепительно белого днём до сиренево-серого на закате.

Справа и слева от Таджа расположены храм Сати ун-Нисса, любимой камеристки, и мечеть – месджид. Оба здания красного цвета. Они абсолютно одинаковы, увенчаны тремя куполами, и тонкие белые узоры эффектно смотрятся на красной поверхности. Здание мечети – на западной стороне. Оно обращено к Мекке. Другое здание не может использоваться для молитв, так как не ориентировано на Мекку. Поэтому оно служит гостиницей для паломников. Каждую пятницу мечеть оживает. Здесь совершается намаз. На 500 украшенных местах для молитв стелют специальные коврики, стоя на которых кланяются в сторону Мекки правоверные.

Кроме центральных, ещё четверо ворот (а четыре – святое число для мусульман) ведут к мавзолею. Рядом с воротами, которые называются катра, располагались раньше лавки ремесленников. К северо-востоку от ворот Катра Гилал жили мастера, изготавливающие различные благовония из цветов. Ворота Катра Решма получили название по дому торговца шелками. Катра Омар Хана на северо-западе и Катра Йогуда на юго-востоке, вероятно, названы по имени лиц, служивших здесь.

Трёхэтажные минареты с орнаментированными балконами (мрамор с инкрустацией чёрным сланцем) сегодня закрыты для посещения.

Под двумя верхними надгробиями захоронений нет, настоящая могила заключена глубоко в крипте. Несмотря на большой размер захоронения, оно удачно вписано в комплекс. Верхние погребальные комнаты окружают восемь пустых палат – четыре восьмиугольные и четыре прямоугольные. Эти пустые комнаты разгружают вес купола. Простота их отделки гармонирует с кенотафом. Стены палат покрыты отполированной штукатуркой пятисантиметровой толщины. Она состоит из белой извёстки, мраморной пыли, сахара, мелкого турецкого чёрного горошка, яичного белка и специального вязкого вещества – сока индийского фрукта. К сожалению, один из компонентов этой штукатурки по сей день остаётся неизвестным. Этот состав оказывал особое действие: охлаждал мрамор, который перегревался при сильной жаре.

user posted image

Под основным куполом лежит восьмиугольная погребальная комната Шаха

Джахана и Мумтаз Махал. Переход из земного пространства комплекса в духовный мир – часть магии Таджа. Раньше погребальная комната освещалась только солнечным и лунным светом, проникающим через мраморный орнамент наверху. Маленькие слюдяные кусочки заполняют отверстия во дворце зеркал, придавая эффект молочно-белого освещения и сохраняя в нём прохладу. Такой свет Эйне-Махал перекликается с мраморным интерьером.

Кенотаф с самого начала был закрыт инкрустированной драгоценными камнями золотой оградой. В 1642 году этот барьер был заменён специальным экраном. Мозаика, изображающая цветы и арабески, резьба по камню, барельефы и прекрасные инкрустации по черному мрамору, украшающие экран, заставляют вспомнить, что Тадж, задуманный как дворец, был построен как украшение. Исполнение этого каменного экрана заняло десять лет. На самой могиле переливаются 99 изречений Пророка Магомета, выложенных самоцветами.

Верхние могилы с тридцатью пятью вариациями из редких камней гораздо пышнее, чем нижние. Мозаикой, украшающей кенотаф, выложены слова, благословляющие шаха с шахиней и проклинающие всех неправоверных.

Тысячи разных цветов выложены мозаикой. Говорят, что оставшиеся комнаты были предназначены для близких родственников Шаха. Раньше погребальные комнаты были устланы коврами, на которых сидели муллы и молились.

Стоимость храма в XVII веке оценивалась в пять миллионов рупий. Чуть позже возникла другая цифра – тридцать миллионов.

Однако и тогда признавали, и сегодня мы понимаем, что оценка стоимости Тадж-Махала столь же безумна, как желание определить стоимость миллиарда звёзд.

Share this post


Link to post
Share on other sites


Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0