Sign in to follow this  
Followers 0
Суйко

Кобзев Ю.А, Кобзева Е.В., Хохлов А.Н. К вопросу о локализации места Бортеневского сражения 1317 г.

1 post in this topic

К вопросу о локализации места Бортеневского сражения 1371 г.

Михаил Тверской: личность, эпоха, наследие. Материалы международной научной конференции, посвященной 725-летию со дня рождения Михаила Ярославича- великого князя Тверского и Владимирского (г. Тверь, 27-29 ноября 1996 г.) , С. 113-122

Попытки установить место, где 22 декабря 1317 г. тверские войска под руководством князя Михаила Ярославовича разбили объединенные силы Юрия Московского и низовских князей, предпринимались неоднократно. Наиболее полный обзор имеющихся по этой теме работ и источников приведен в статье П. Д. Малыгина{1}. К настоящему времени рассмотрены четыре основные варианта места сражения. Анализ работ исследователей показал:

1) авторы использовали только письменные источники. Данные археологических обследований привлекались лишь в одном случае;

2) необходимыми условиями, которые характеризуют место сражения, считают:

• расстояние 40 верст от Твери;

• наличие топонима Бортенева (Бартенева);

• близость к Волжскому перевозу;

3) исследователи расходятся в трактовке метрических характеристик версты XIV в.: одни считают ее равной примерно 1 км, другие - примерно 1,4 - 1,5 км;

4) метод поиска места битвы одинаков у большинства исследователей: на первом этапе восстанавливается движение объединенных войск Юрия Даниловича; на втором - подбираются топонимы, наиболее близко расположенные к предполагаемому району боевых действий. При этом не учитываются существовавшие в эпоху средневековья рельеф и гидросистема. События 1317 г. рассматриваются в некотором абстрактном пространстве.

Заключая краткий историографический обзор, отметим, что появление четырех взаимоисключающих вариантов локализации места сражения не случайно: информативность лаконичных сообщений наиболее древних источников (летописных статей различных сводов, повести и жития) такова, что появление различных выводов неизбежно.

Выходом из создавшегося положения может быть комплексное использование всех видов источников: письменных, иконографических, археологических, результатов анализа рельефа и гидрологии исследуемого микрорегиона.

Основные события осени - зимы 1317 г. происходят на правобережье Волги (рисунки 1,2).

Северную часть исследуемого района занимает Калининская моренная гряда, с максимальными высотами до 260 м в Балтийской системе высот, которая является водоразделом рек Волга и Шоша{2}.

К югу от гряды расположена обширная низина - долина р. Шоша, которая отделяет Калининскую гряду от Клинско-Дмитровской. Подболоченная низина возвышается над уровнем воды в Шоше на 6 - 9'м и на многих участках переходит в крупные непроходимые болотные массивы.

Зафиксированные по археологическим данным отметки трансгрессии XIII - XIV вв. позволяют говорить о повышении в это время уровня воды в Волге на 5 - 6 метров{3}. Следовательно, уровень воды в низовьях Шоши и Инюхи, грунтовых вод и болотных массивов в XIII - XIV вв. в этом микрорегионе был близок к современным высотным отметкам, полученным в результате создания Иваньковского водохранилища.

user posted image

Таким образом, можно считать, что расположение и конфигурация современных болотных массивов близки по характеристикам болотам, существовавшим в низовьях р. Шоша в первой половине XIV в.

В приустьевых частях речных низинных долин Шоши и Инюхи поселения и дороги локального характера расположены на песчаных валообразных останцах.

Восстановить систему заселения региона в XIV столетии можно только при комплексном использовании археологических данных и письменных источников: писцовых книг XVI в., тарханных, несудимых, меновых и данных грамот XV - XVI вв. Картографирование, проведенное на основе этих источников, позволяет говорить о скоплении непрерывно существовавших групп поселений с XI по XV - XVI вв. на нескольких участках (рисунок 2):

1) на четырех участках долины Волги;

2) на склонах Бурашевской гряды;

3) в долине Шоши и Вязьмы.

Сообщение между этими группами поселений проходило по сети сезонных и постоянно действовавших дорог.

Учитывая особенности гидросистемы и ландшафта, можно полагать, что объединен¬ные силы Юрия Московского в условиях осенней распутицы могли передвигаться только по постоянно действовавшим сухопутным дорогам. Часть сухопутных трасс предположительно реконструирована Э. А. Рикманом {4}.

Ретроспективное использование карт Тверского уезда XIX в.{5}, данных писцовых книг и актов позволяет наметить, а на некоторых участках достоверно выявить, постоянно действовавшие в средневековье сухопутные дороги (рисунок 1):

1) старицкая дорога: вдоль правого берега р. Волга. Возможны два варианта: повторяющий изгибы берега и более короткий, и прямой по сухим возвышенностям между болот¬ными массивами;

2) волоколамская дорога: Тверь - Микулин - Волок Дамский. Намечена Э. А. Рикманом. Микулин впервые упоминается в 1363 г., но его округа была непрерывно заселена, начиная с XI - XII вв. На окраине Микулина в ходе археологических обследований выявлены остатки дороги, которая датируется XVI - XVII вв.;

3) тургиновская дорога: упоминается в Писцовой книге Твери 1685 г.{6}, но она или ее участок должны были существовать в XII - XIV вв., так как иного сообщения с плотно заселенным районом Бурашевской гряды не существовало. Этой же дорогой, вероятно, пользовлись, чтобы попасть в Астроганский (Введенский - Успенский) монастырь, располагавшийся на левом берегу Шошй; в районе устья Инюхи и Ламы, основанный не позднее 1313 г.;

4) московская дорога: в XII - XIII вв. это, вероятно, Владимирская дорога. Достоверно фиксируется на отрезке Тверь - Городня, далее через Щошу - на Клин возможны два варианта;

5) кашинская дорога: возможный вариант рассмотрен Э. А. Рикманом. Использование этой дороги сокращало путь до Кашина по сравнению с сезонной дорогой по Волге.

Указанные дороги проходят по сухим участкам региона (по песчаным береговым валам, уступам береговых террас, по краю коренного берега или моренным возвышенностям) и были пригодны для использования в любое время года.

Чтобы выявить наиболее вероятный район места сражения, необходимо ответить еще на ряд вопросов.

Во-первых, необходимо очертить "область 40 верст". Наиболее раннее упоминание расстояния от Твери до места сражения содержится в Новгородской I летописи старшего извода, составление которой исследователи относят ко времени не позднее середины XIV в. Расстояния до появления карт XVI в. могли измеряться только по дорогам, и эти расстояния были достаточно точно известны{7}.

При определении расстояния 40 верст возможны два варианта{8}:

1) верста приближенно равна 1 км, тогда точки, определенные как 40 верст, могут находиться на расстоянии от 27 до 40 км по прямой от Твери;

2) верста приближенно равна 1,4-1,5 км, тогда точки, определенные как 40 верст, будут находиться на расстоянии от 40 до 60 км по прямой от Твери.

user posted image

Таким образом, указанная в летописях координата может находиться в области, заключенной между линиями, которые характеризуют расстояние 40 верст при длине версты 1,06 км и 1,4 (1,5) км ( рисунок 1 ).

Второй вопрос связан с топонимом "Бортенево".

В ранних летописях (Лаврентьевская летопись, Новгородская I летопись, Софийская I летопись, Рогожский летописец) в статье, посвященной сражению 1317 г., название "Бортенево" не отмечено.

Впервые этот топоним появляется в Московском своде 1479 г. {9}. В. А. Кучкин полагает, что географическая привязка попала в свод 1479 г. из Симеоновской летописи, точнее -из ее протографа, который мог использоваться при составлении указанного свода. По его мнению в Симеоновскую летопись эта информация перешла из ". . . Троицкой или близкой к ней летописи"{10}. Симеоновская летопись, доведенная до 1493 г., дошла до нас в списке XVI в.{11}. М. Д. Приселков в своей схеме развития летописания указывает, что протограф Симеоновской летописи восходит к Рогожскому летописцу, который через Тверской свод 1412 г. епископа Арсения в свою очередь восходит к Троицкой летописи{12}. Если это так, то название "Бортенево" должно быть зафиксировано в тверских летописях, связанных с Троицкой. Но этого топонима нет ни в Рогожском летописце{13} (текст которого, доведенный до 1412 г., дошел до нас в списке середины XV в. ){14}, ни в Тверской летописи{15} (составлена в 1534 г., дошла в списке XVII в.){16}, ни в летописном фрагменте ГИМ{17}. Я. С. Лурье, вслед за А. А. Шахматовым , считает, что Симеоновская летопись отражает общий с Рогожской протограф, связанный с Троицкой летописью{18}. Троицкая пергаментная летопись начала XV в., погибшая в пожаре 1812 г., доступна современным исследователям по опубликованной реконструкции ее текста, выполненной Д. М. Приселковым{19}. Текст реконструкции делится автором на достоверный (основанныйла выписках Н. М. Карамзина) и менее достоверный, восстановленный по более поздним летописям. В достоверной части реконструкции текста топоним "Бортенево" отсутствует{20}.

Если это так, то мнение В. А. Кучкина о фиксации названия "Бортенево" в летописях начала XV в. типа Троицкой не является бесспорным.

Представляется возможным другой вариант попадания указанной географической привязки в летописи московского круга в конце XV в., когда информация о Твери вновь приобрела политическую актуальность. В это время отмечается повышенный интерес Москвы к землям на стыке южных границ Тверского княжества и северных границ Волока Ламского{21}. С начала XVI в. источники фиксируют в этом регионе важное значение не только земельных владений, но и других объектов, таких, как "бортные места". В конце XV - начале XVI вв. актовые материалы фиксируют передачу крупных бортных угодий семье Улыбышевых - известной бортной династии, служившей в XV - XVI вв. великим князьям и митрополичьему дому{22}. Писцовые книги Тверского уезда в низовьях р. Шоша и р. Инюха отмечают топоним "Улыбышево"{23} и землевладельцев Улыбышевых{24}.

Повышенный интерес к землям и угодьям на пограничье Твери и Волока совпал по времени с отмеченной многими исследователями активной работой по внесению обширных правок в общерусские своды, которая проводилась промосковскими редакторами с 60 - 70-х гг. XV в. {25}.

Таким образом, название "Бортенево" могло войти в текст летописной статьи в результате одной из редакторских правок 60 - х гг. - конца XV в., возможно в результате личного знакомства редактора с информатором, хорошо знавшим указанные территории, важные для Москвы и в политическом , и в экономическом отношении.

Это обстоятельство позволяет, на наш взгляд, достаточно корректно, привлекать для локализации места сражения 1317 г. топонимические сведения письменных источников XV - XVI вв.

Анализ Писцовых книг и грамот XV - XVI вв. {26} показал, что в Тверском уезде фиксируется 21 упоминание топонимов с корневой основой "Борт"- ("Барт-"). Среди них: девять - "Бортниково", одно - "Бортная пустошь", одно - "Бортници" (-чи), шесть - "Бортенево"{27} (рисунок 2).

Такое количество топонимов не случайно: бортничество в средневековье было единственным источником сахаросодержащего меда и не менее ценного воска. Поэтому этой отрасли хозяйства уделялось особое внимание{28}:

1) в актовых материалах занятие бортничеством по значимости приравнивается к пушному промыслу;

2) оброк платили сотовым медом, величина оброка была строго фиксирована на протяжении длительного времени;

3) бортники имели определенные привилегии, например, освобождение от других повинностей, судебный иммунитет, право "призывать" людей со стороны без увеличения оброка;

4) известны целые династии бортников.

Бортные места приурочены к конкретным ландшафтам: как правило, это малопригодные для земледелия массивы, обеспечивающие устойчивый цветочный медосбор. По письменным источникам, это низинные и заболоченные места, а также лиственные леса{29}.

Из 18 топонимов четыре локализуются на левом берегу Волги. Однако, пункты левого берега находятся либо далеко на севере, на границе с Новгородскими землями, либо слишком близко к Твери (не входят в "область 40 верст"), либо уже рассматривались исследователями{30}.

14 пунктов локализованы на правом берегу р. Волга. Из них несколько расположены за пределами "области 40 верст", некоторые рассмотрены другими исследователями. Рассмотрим оставшиеся, выпавшие из поля зрения историков (рисунок 3).

В среднем и нижнем течении р. Шоша в XVI в. по данным писцовых книг Московского государства фиксируется два крупных скопления топонимов с корнем "Борт-" :

1) район низовья Инюхи. Локализовано два топонима Бортниково, один - Бортенево. Кроме того, именно в этом районе локализуется топоним Улыбышево;

2) среднее и нижнее течение Вязьмы, среднее течение Шоши. Здесь зафиксировано четыре Бортниково, один - Бортници (-чи), два - Бортенево.

Оба скопления топонимов попадают в уже очерченную "область 40 верст " (рисунки 2, 3). Не исключено, что одно из трех поселений, входящих в эти скопления, и есть "Бортенево", упомянутое в летописях московского круга.

Вместе с тем необходимо отметить, что источники XVI - XVII вв. дают примеры, когда под названием с корневой основой "Борт-" понимается не единичный населенный пункт, а целый микрорегион, в который входили, значительные хозяйственные угодья, пустоши и даже деревни{31}. Документы также фиксируют определенную иерархию размеров и доходности бортных владений: Борть - Бортныя ухожаи - Бортные земли - Бортные слободы -Бортный стан{32}. В этом случае указанные скопления топонимов с корневой основой "Борт-", вероятно, маркируют крупные бортные регионы, один из которых, возможно, мог иметь и свое собственное общее название "Бортенево"{33}.

Эти бортные районы расположены вблизи постоянно действующих межобластных сухопутных дорог из Волока Ламского и Микулина в Тверь. Они могли служить своеобразным ориентиром, отмечающим конкретный участок дороги, в частности, половину пути (середину дороги) из Волока Ламского в Тверь.

Таким образом, летописное "на Бортеневе" вероятно могло означать не только название селения, но и связанный с этим поселением определенный бортный микрорегион.

Рассмотрев два общепринятых основных условия локализации места сражения, проанализируем конкретные исторические события.

"15 верст от Твери". Используя схему пересчета расстояний как и в случае "40 верст", определяем область "15 верст" как множество точек, удаленных от Твери на расстояние от 12 до 20 км. Эта область охватывает Тверь полукольцом от правого берега Волги выше Твери, проходит по Тьмацким болотам, по Бурашевской и Неготинской грядам и выходит к берегу Волги в районе с. Эммаус ( рисунок 3 ).

Наиболее вероятным местом, где стояли войска Юрия и Ковгадыя, является Бурашевская гряда. Во-первых, как свидетельствует анализ археологических материалов, к началу

user posted image

XIV в. это был достаточно плотно освоенный район, что давало возможность обеспечения войск провизией и фуражем в течение 5 недель. Во-вторых, отсюда был возможен выход по Тургиновской и Волоколамской дороге к Твери, а по водоразделу (по гребню гряды) к Московской дороге и расположенным рядом с ней Волжским перевозам.

В XV - начале XVII вв. ниже Твери существовало не менее четырех переправ через Волгу:

1) на участке Сухарино - Плоски. Писцовая книга конца XVI в. фиксирует в селе Сухарино постоянно действующий перевоз, с которого взимается оброк 2 рубля в год{34}. Этот перевоз действовал и позднее{35};

2) в районе Городни{36};

3) в районе Эммауса (до XVIII в. - село Ям). В Писцовой книге Московского государства в волости Захожье описываются земли Яминского монастыря, расположенного на правом берегу Волги{37}. Тот же монастырь владел землями на левом берегу{38}, которые связывались с правобережьем перевозом;

4) в районе с. Едимоново. В писцовой книге XVI в. перечисляются земли великого князя Симеона Бекбулатовича на левом берегу р. Волга (с. Едимоново){39} и на правом (село Едимонова слободка){40}. При отсутствии постоянно действующей переправы местного значения в этом районе земли левого берега оказываются отрезанными от правобережных.

Итак, в результате анализа ландшафта, гидросистемы, археологических материалов, совокупности письменных источников выявлены два компактных микрорегиона в среднем и нижнем течении р. Шоша. Из указанных микрорегионов по льду замерзшей Шоши возможен оперативный отход небольшой конной группы в район Микулина и далее через Старицу на Торжок. Однако, первый из них удален от Волжских перевозов более чем на 40 км. Район низовьев Инюхи отстоит от них менее чем на 20 км.

Следует обратить внимание еще на один факт, ранее не отмеченный исследователями. При описании событий 1320 г., когда войска Юрия Московского и тверские полки Дмитрия Грозные Очи стояли друг против друга на Волге, противников помирил бывший тверской епископ Андрей{41}. Почему Андрей, сошедший с кафедры в 1315 г., а не бывший тогда на Тверской кафедре Варсонофий?

Андрей ушел с кафедры в "Богородичий монастырь на Шоше" - Астраганский Введенский-Успенский монастырь, расположенный невдалеке от устья Инюхи{42}. В 1317 г. и Андрей, и его монастырь, вероятно, оказались в гуще военных событий. Не исключено, что именно поэтому бывший епископ оказался той единственной фигурой, которая могла не допустить повторения событий трехлетней давности.

Таким образом, на наш взгляд, наиболее вероятным местом Бортеневского сражения является район нижнего течения р. Шоша при впадении в нее р. Инюха.

Проверить эту версию поможет только планомерное широкомасштабное археологическое обследование региона.

Примечания:

1.Малыгин П. Сражение 22 декабря 1317 г. (предпосылки, летописные источники, проблема локализации) // Михаил Ярославич Великий князь Тверской и Владимирский. - Тверь, 1995. - С. 329 - 352.

2.Бочаров М. М. Геоморфология Калининского района // Ученые записки Калининского пединститута им. М. И. Калинина. - Калинин, 1956. - Т. XXI. - С. 179 - 196.

3.Дашкова (Сафарова) И. А, Иванова А. Б., Хохлов А. Н.О некоторых комплексах конца XIV - XV вв. из раскопа у церкви Св. Екатерины в Твери // Тверь, тверская земля и сопредельные территории в эпоху средневековья. -Тверь, 1996. - Вып. 1. - С. 189 - 198.

4.Рикман Э. А. Города Тверского княжества и сухопутные дороги // Культура Древней Руси. - М., 1966. - С. 230 - 231.

5.Карта Тверского уезда // Сборник статистических сведений о Тверской губернии. - Тверь, 1982. - Т. VIII. -Вып. 1,2. - С. 262; Топографический межевой атлас Тверской губернии, составленный в 1848 и 1849 годах чинами межевого корпуса и топографами военного ведомства под наблюдением генерального штаба генерал-майора Менде. - Москва, 1853.

6. Книга писцовая и межевая письма и межевания Лариона Шишкова да подъячего Алексея Челюскина 193 и 194 года // РГАДА, ф. 1209, оп. 1, д. 470, Л. 163, 165, 1685 г.

7. Отметим, что в случае, если искомый пункт находился в стороне от межобластной дороги, то расстояние измерялось сначала по "большой" дороге, затем - по местной дороге, отходящей от основной; а не по условной прямой от города до указанной точки.

8. Малыгин П. Сражение 22 декабря 1317 г. (предпосылки, летописные источники, проблема локализации) // Михаил Ярославич Великий князь Тверской и Владимирский. - Тверь, 1995. - С. 329 - 352; Пономарев Г. Значение Бортеневского сражения в судьбе тверского князя Михаила Ярославича // Михаил Ярославич Великий князь Тверской и Владимирский. - Тверь, 1995. - С. 353 - 365.

9. Кучкин В. А Повести о Михаиле Тверском. Историко-текстологическое исследование. - М, 1974. - С. 92. 10Кучки'н В. А Повести о Михаиле Тверском. Историко-текстологическое исследование. - М, 1974. - С. 93.

11. Лурье Я. С. Две истории Руси 15 века. Ранние и поздние, независимые и официальные летописи об образовании

Московского государства. - Санкт-Петербург, 1994. - С. 14.

12. Приселков М. Д История русского летописания XI-XV вв. - Санкт-Петербург, 1996. - С. 203, рис. 4.

13.ПСРЛ. - М,1965. - Т. XV. - Вып. 1. - С. 37 - 38.

14.Лурье Я. С. Две истории Руси 15 века. Ранние и поздние, независимые и официальные летописи об образовании Московского государства. - Санкт-Петербург, 1994. - С. 13 - 14.

15.ПСРЛ. - М, 1965. - Т. XV. - С. 409 - 410.

16. Лурье Я. С. Две истории Руси 15 века. Ранние и поздние, независимые и официальные летописи об образовании Московского государства. - Санкт-Петербург, 1994. - С. 15.

17.Насонов А. Н. О тверском летописном материале в рукописях XVII века // Археографический ежегодник за 1957 год.-М., 1958. -С. 26 - 40.

18.Лурье Я. С Две истории Руси 15 века. Ранние и поздние, независимые и официальные летописи об образовании Московского государства. - Санкт-Петербург, 1994. - С. 14.

19. Приселков М, Д. Троицкая летопись: реконструкция текста. - М.; Л., 1950.

20. Приселков М. Д. Троицкая летопись: реконструкция текста. - М.; Л., 1950. - С. 355 - 356.

21. Чернов С. 3. Холмские князья и их вассалы на Волоке Ламском в XIV - XVBB. // Тверь, тверская земля и

сопредельные территории в эпоху средневековья. Вып. 2 - в печати.

22. Веселовский С. Б. Феодальное землевладение в северо-восточной Руси. - М.; Л., 1947. - Том I. - С. 369, 447 - 448.

23. Писцовые книги Московского государства. Часть I, отделение II (Под редакцией Н. В. Калачова). - М., -1877. -

С. 41.

24. Писцовые книги Московского государства. Часть I, отделение II (Под редакцией Н. В. Калачова). - М., 1877. -С. 142.

25. Кучкин В. А. Повести о Михаиле Тверском. Историко-текстологическое исследование. - М., 1974. - С. 95 - 96, 275;

Приселков М. Д. История русского летописания XI-XV вв. - Санкт-Петербург, 1996. - С. 257.

26. Писцовые книги Московского государства. Часть I, отделение II (Под редакцией Н. В. Калачова). - М., 1877. Акты

социально-экономической истории Северо-Восточной Руси. - М., 1952. - Том I. - С. 360.

27. Корневая основа этих топонимов связана со словами "бортник", "борть", "борть", "бортень". Отметим, что

топоним Бортенево в двух своих формах мог происходить, вероятно, от фамилий или прозвищ, но в то же время

в третьей форме, по мнению В. В. Ларионова (МГУ), мог восходить и к слову "бортень" - выдолбленный из

колоды улей, пустой улей (колода).

28.Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей XIV - XVI вв. - М.; Л., 1950, №1, № 2, № 3; Каштанов С. М. Из истории русского средневекового источника (Акты X - XVIBB. ). - М., 1996, №4. - С. 168; -№ 7. - С. 177; Веселовский С. Б. Феодальное землевладение в северо-восточной Руси. - М.; Л., 1947. - Том I. -С. 309, 447.

29. Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей XIV - XVI вв. - М.; Л., 1950, № 94. - С. 372-374.

30. Малыгин П. Сражение 22 декабря 1317 г. (предпосылки, летописные источники, проблема локализации) //

Михаил Ярославич Великий князь Тверской и Владимирский. - Тверь, 1995. - С. 329 - 352; Виноградов А. Д. Так

где же "бысть сеча"? // "Домовой". - Тверь, 1992, № 12. - С. 30 - 33; Пономарев Г. Значение Бортеневского

сражения в судьбе тверского князя Михаила Ярославича // Михаил Ярославич Великий князь Тверской и

Владимирский. - Тверь, 1995. - С. 353 - 365.

31. Веселовский С. Б. Феодальное землевладение в северо-восточной Руси. - М.; Л., -1947. - Т. I. - С. 447.

32. Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей XIV-XVI вв. - М.; Л., 1950. - С. 336, 340, 341, 359, 421,

424,425,439.

33. Не исключено, что на такой микрорегион могло перейти название расположенного в нем наиболее значимого

населенного пункта.

34.Писцовые книги Московского государства. Часть I, отделение II (Под редакцией Н. В. Калачова). - М., 1877. -С. 310.

35.Приходно-расходная книга Владимирской чети 7122 года (1613 - 1614 гг.) // Русская историческая библиоте¬ка. - Санкт-Петербург, 1912. - Т. 28. - Кн. 2. - С. 42; ПСРЛ. - М., 1965. - Том XIV. - С. 91.

36.Приходно-расходная книга Владимирской чети 7122 года (1613 - 1614 гг.) // Русская историческая библиоте¬ка. - Санкт-Петербург, 1912. - Т. 28. - Кн. 2. - С. 41; Писцовые книги Московского государства. Часть I, отделение II (Под редакцией Н. В. Калачова). - М., 1877. - С. 156.

37.Писцовые книги Московского государства. Часть I, отделение II (Под редакцией Н. В. Калачова). - М., 1877. -С. 156.

38.Писцовые книги Московского государства. Часть I, отделение II (Под редакцией Н. В. Калачова). - М., 1877. -С. 278 - 279.

39.Писцовые книги Московского государства. Часть I, отделение II (Под редакцией Н. В. Калачова). - М., 1877. -С. 317-321.

40.Писцовые книги Московского государства. Часть I, отделение II (Под редакцией Н. В. Калачова). - М., 1877. -С. 321 - 325.

41. ПСРЛ. - М., 1965. - Т. XV. - Вып. 1. - С. 41; ПСРЛ. - М., 1965. - Т. XV. - С. 414.

42. ПСРЛ. - М., 1965. - Т. XV. - Вып. 1. - С. 36; ПСРЛ. - М., 1965. - Т. XV. - С. 408; Акты социально-экономической

истории Северо-Восточной Руси. - М., 1964. - Том III. - С. 152 - 154.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Guest
This topic is now closed to further replies.
Sign in to follow this  
Followers 0