andy4675

Халифат. Покорение Ирана

7 сообщений в этой теме

Большаков, История Халифата.

Глава 5. РОЖДЕНИЕ ХАЛИФАТА

ПРОБЛЕМА ПРЕЕМНИКА

user posted image

Рис. 9 Центральный Недж в начале VII в.

Невероятность события — смерть посланника Аллаха, как обычного человека, должна была потрясти всю мединскую общину. Пока послали за Абу Бакром и тот пришел, новость уже распространилась, и в мечети собралось немало народу. Умар стал поносить «лицемеров», поверивших в смерть пророка, и убеждать, что он только на время призван к Аллаху и вернется к общине, как Моисей [1].

Абу Бакр, вышедший из комнаты Аиши, остановил его и обратился к присутствующим: «О люди! Кто поклонялся Мухаммаду, так [знайте, что] он умер, а кто поклонялся Аллаху — так он вечен и не умрет». И продекламировал: «А Мухаммад — только посланник, до которого были посланники. Неужто, если он умрет или будет убит, вы повернете назад? Кто поворачивает назад, ничем не повредит Аллаху, а благодарным — Аллах воздаст» [2].

Эти слова обнажили ужасную истину — община неожиданно осталась без вождя. Страх перед всеведущим Аллахом не позволил ближайшим сподвижникам Мухаммада измыслить его завещание относительно преемника, а может быть, они просто были так поражены неожиданной бедой, что в первый момент даже и не думали об этом.

Мухаммад объединял в своем лице вероучителя и руководителя общей молитвы — имама, и политического вождя — амира, и верховного судью. Функцию руководства общей молитвой он передал в последние дни Абу Бакру, и никто не оспаривал это его право. И прежде бывали случаи, когда не Мухаммад руководил общей молитвой [3], но это не превращало такого имама в главу общины.

Спор мог идти только о преемнике Мухаммада как носителя высшей политической власти в общине, об амире. Вожди мединских племен, добровольно принявшие верховенство Мухаммада, после его смерти должны были бы подчиняться не посланнику Аллаха, а такому же обычному человеку, как и они сами. И рядовые ансары, которых не раз обходили в наделении добычей и почестями в пользу курайшитов, могли рассчитывать занять теперь под началом своих вождей главенство в общине.

Не успела верхушка мухаджиров принять какое-то решение [4], как пришло известие, что группа ансаров собралась под навесом в квартале бану са'ида, к которым принадлежал вождь хазраджитов Са'д б. Убада, чтобы решить вопрос о преемнике Мухаммада. Умар, Абу Бакр, Абу Убайда и еще несколько мухаджиров поспешили на это собрание. Когда они прибыли туда, Са'д уже обратился к ансарам с речью, перечислив их заслуги перед исламом, дающие им преимущества перед курайшитами. Присутствовавшие в большинстве склонялись к избранию Са'да, хотя ауситы колебались, стоит ли давать такое преимущество своим соперникам, воевавшим с ними каких-то полтора десятка лет назад, да и часть хазраджитов полагала, что родственники пророка имеют больше прав на наследование его власти.

Появление Абу Бакра и его спутников сразу изменило настроение собравшихся. Он спокойно выслушал горячую речь хазраджита Сабита б. Кайса, согласился, что заслуги ансаров велики, но подчеркнул, что в Коране отдано предпочтение мухаджирам [5], к тому же остальные арабы не согласятся признать над собой власть не курайшита, поэтому он предлагает присягнуть Абу Убайде или Умару. Когда Сабит спросил ансаров, согласны ли они, то большинство сказало «да». Сабиту оставалось только предложить со своей стороны кандидатуру Абу Бакра, как человека, отмеченного особым доверием Мухаммада. Среди хазраджитов нашелся только один решительный защитник прав ансаров — Хубаб б. ал-Мунзир, воевавший вместе с Мухаммадом начиная с Бадра. Но как ни кричал он, хватаясь за меч, как ни пытался провести компромиссное решение избрать по амиру для мединцев и для курайшитов, собрание все-таки присягнуло Абу Бакру [6]. Так в очень конкретной форме борьбы за личную власть была решена большая общая проблема, быть ли светской и духовной власти объединенной в одних руках. Общая присяга жителей Медины, состоявшаяся на следующий день, прошла без всяких колебаний и затруднений. Если среди мухаджиров и были противники избрания Абу Бакра, то после того, как он заручился поддержкой ансаров, сопротивление стало бессмысленным.

Так община обрела нового главу, «заместителя посланника Аллаха», халифа расули-л-лах, или просто халифа.

Несмотря на объединение в руках халифа светской и духовной власти, назвать его власть теократической, как это иногда делается [7], было бы неверно. Власть халифа в глазах верующих не была завещанной Мухаммадом, он не был осенен благодатью и не имел контакта с божеством. Его функции руководителя общей молитвой не носили сакрального характера и могли в случае его отсутствия выполняться любым мусульманином, знающим порядок ведения молитвы. То обстоятельство, что в своих действиях он обязан был (хотя бы теоретически) руководствоваться Кораном и примером Мухаммада, так же не превращало власть халифа в священническую, как известное положение «несть власти аще не от бога» не превращало светскую власть христианских государей в теократическую.

В тот же день, после общей присяги, мусульмане Медины пришли прощаться с телом вероучителя; все желающие — не только мужчины, но и женщины и дети — входили в комнату Аиши, где около тела сидели ближайшие родственники и вдовы, произносили несколько благочестивых слов и выходили в другую дверь. После захода солнца Мухаммад был погребен по настоянию Абу Бакра на том же месте, где было его последнее ложе.

ОТСТУПНИЧЕСТВО И БОРЬБА С НИМ

Абу Бакр с первых своих шагов в сане халифа всячески подчеркивал, что он лишь исполнитель предначертаний Мухаммада. Поэтому первым его серьезным распоряжением был приказ об отправке Усамы б. Зайда на Муту, которого так жаждал Мухаммад. Но и на сей раз обстоятельства не позволили сразу же выступить в поход.

Как только весть о кончине Мухаммада разнеслась по Аравии, многие племена, и прежде неохотно платившие садаку, сочли, что смерть пророка аннулировала все заключенные с ним договоры и лишила силы данные ему клятвы: они отказались платить садаку, изгнали сборщиков и вернули себе то, что уже было собрано. Произошло «возвращение» к язычеству, ридда, как именуют мусульманские источники эти события.

Помимо вполне естественного желания не платить налог, если представляется повод для этого, известную роль играло и то, что Абу Бакр, признанный в Медине главой мусульманской общины, не был авторитетен за ее пределами. Отношение к нему в этот момент хорошо передают слова современника, арабского поэта-сатирика ал-Хутайи:

Мы повиновались посланнику Аллаха, когда он был среди нас. Рабы Аллаха мы, но не Абу Бакра [8].

Особенно опасной была враждебная позиция восточных соседей Медины, воинственных и многочисленных племен гатафан и сулайм, границы владений которых находились в одном-двух днях пути от Медины. Неясна была позиция жителей Мекки и Таифа, от которых тоже можно было ожидать враждебных действий. Отправлять отряд Усамы с лучшими воинами в дальний поход в этой обстановке было чрезвычайно рискованно.

Постепенно ситуация стала проясняться. Все старые союзники Мухаммада, обитавшие между Красным морем и хребтом Хиджаза, — музайна, джухайна, амир и хуза'а — сохранили верность исламу, прислали делегации для присяги халифу и пригнали скот, собранный в качестве садаки.

Мекканцы, как и можно было ожидать сразу же отказались платить садаку. Перепуганный наместник куда-то скрылся. Однако доводы рассудка вскоре победили это первое движение души: новая вера не только сохраняла почитание мекканских святынь, но и превращала их в религиозный центр всей Аравии, создавала еще более благоприятные условия для мекканской торговли. Один из влиятельнейших курайшитов, Сухайл б. Амр (получивший после Хунайна в подарок от Мухаммада 100 верблюдов), призвал курайшитов уплатить садаку, гарантируя всем своим состоянием возмещение, если власть ислама падет [9]. Известие об этом могло достичь Медины уже 17–18 июня и укрепить решимость Абу Бакра отправить Усаму, несмотря на предостережения многих соратников. Произошло это, видимо, в самом конце раби' I 11/конце июня 632 г. [10].

Вскоре после этого прибыло сообщение из Йемена, что арабо-персидская оппозиция организовала заговор против ал-Асвада, главными действующими лицами которого были Кайс б. ал-Макшух, один из глав племени мурад (присоединившийся к ал-Асваду, чтобы избавиться от вождя мурад Фарвы б. Мусайка, присягнувшего Мухаммаду), и глава персов-абна Файруз. Файрузу удалось заручиться содействием жены ал-Асвада (вдовы убитого им сына персидского наместника Йемена), вместе с Кайсом он пробрался в его спальню. Ал-Асвад лежал, по одним сведениям, в забытьи после транса, завернувшись с головой в покрывало, а по другим — мертвецки пьяный. Заговорщики отрубили ему голову, показали со стен дворца и возгласили мусульманский символ веры в знак возвращения к исламу. Сопротивление мазхиджитских воинов было легко подавлено, и в Сан'а вернулся мусульманский наместник [11].

Известие об этом перевороте было первым радостным событием многотрудного начала правления Абу Бакра. Тем временем на востоке от Медины положение все более обострялось. В самом конце жизни Мухаммада или сразу после известия о его смерти [12] Талха б. Халид объявил себя пророком, которому является архангел Джабраил, передающий откровения божества. За ним последовали его родное племя асад и тайй. Их объединенное войско стало собираться около Самира. Чувствуя за своей спиной мощную силу, враждебную исламу, вождь бану фазара Уйайна б. Хисн с братом Хариджей явился в Медину и заявил, что согласен следовать исламу, если не надо будет платить садаку. Окружение Абу Бакра готово было принять это условие, но Абу Бакр решительно заявил, что нет ислама без садаки. Получив такой ответ, Уйайна присоединился к Тулайхе [13].

В то же время в районе ар-Рабазы стали собираться племена са'лаба б. са'д, мурра, абс и некоторые из кинанитов. Они также предложили Абу Бакру вариант ислама без уплаты садаки и получили тот же ответ, что без садаки нет ислама. Вернувшись из Медины, их послы сообщили, что в городе мало воинов и это еще больше вдохновило противников ислама, которые перебили своих соплеменников-мусульман и одной из групп подошли к Зу-л-Касса, угрожая непосредственно Медине [14].

Абу Бакр решительно вышел им навстречу с сотней мухаджиров и ансаров и встал около Зу-л-Касса. После короткой стычки, начавшейся для мусульман неудачно, авангард Хариджи б. Хисна был опрокинут. Через несколько дней в ответ на призыв Абу Бакра подошли 400 воинов бану джухайна. Этими силами удалось нанести противнику серьезный удар и занять Зу-л-Касса [15]. Все эти события укладываются в сорокадневный промежуток между выступлением Усамы и возвращением его в Медину.

Поход Усамы на север, вне зависимости от целесообразности набега на Заиорданье, был полезен тем, что были приведены к покорности племена от Зу-Марвы до Акабского залива, которые отпали от ислама.

С его возвращением Абу Бакр мог начать решительное наступление на восток. Прежде всего он с участниками сражения при Зу-л-Касса предпринял поход в сторону ар-Рабазы и разгромил отряды абс и зубйан, остатки которых бежали к Тулайхе. Этим было положено начало активной борьбе с отступничеством от ислама в Неджде.

Пока Абу Бакр отводил опасность от границ Медины, положение в восточной части Неджда осложнилось появлением новой политической силы: здесь появилась Саджах, дочь одного из вождей христианского племени таглиб (кочевавшего по среднему течению Евфрата), объявившая себя пророчицей, за ней последовала группа таглибитов, а в Неджде ее поддержали хузайлиты. Достигнув ал-Хазна, где обитали родственные ей бану йарбу', Саджах вступила в переговоры с их вождем Маликом б. Нувайрой и убедила его и других вождей тамимитов, что с их помощью создаст тамимитское царство.

Этот союз оказался непрочным, между различными группами тамимитов вскоре возникла рознь, дошедшая до вооруженного столкновения, и Саджах двинулась дальше на юго-восток. Около ан-Нибаджа ее отряд подвергся нападению одного из племен бану хузайма, несколько видных сторонников Саджах попали в плен и были освобождены только после того, как отряд обошел стороной земли этого племени.

Всюду потерпев неудачу, таглибиты потребовали от Саджах указать, куда идти дальше, и она указала им на Йамаму. Сведения о том, что происходило дальше, малодостоверны, а многое является несомненной выдумкой. Мусайлима будто бы был так обеспокоен возможностью захвата ал-Хаджра Сумамой, если он вступит в сражение с Саджах, что сразу вступил с ней в переговоры, согласился отдать ей годовой урожай Йамамы и предложил разделить Аравию на две части. Остальные рассказы о предложении жениться на ней, фривольные диспуты якобы для доказательства истинности их пророческой миссии явно придуманы рассказчиками, с удовольствием фантазировавшими на тему о том, как могли себя вести два лжепророка, один из которых к тому же — женщина. Условия договора также представляются малореальными. По-видимому, отряд Саджах был не настолько велик, чтобы йамамцы согласились без боя отдать половину урожая, ведь он не мог справиться с отдельными группами тамимитов. Да и Мусайлима располагал немалыми силами, если смог через год оказать сильное сопротивление такому серьезному противнику, как Халид б. ал-Валид.

Саджах будто бы увезла с собой половину урожая текущего года и оставила своих представителей дожидаться следующего урожая, получить долю которого помешало завоевание Йамамы мусульманами [16].

Точно датировать пребывание Саджах в землях бану тамим не удается. Ясно лишь, что к моменту появления здесь мусульманского войска под предводительством Халида б. ал-Валида ее уже не было. Скорее всего его появление и заставило пророчицу уйти в родные края. После этого рейда она канула в неизвестность, хотя прожила еще не менее 30 лет. Можно думать, что провал похода лишил Саджах ореола пророчицы.

Стабилизация положения в районе Зу-л-Касса — ар-Рабаза позволила Абу Бакру сконцентрировать силы и начать решительную борьбу с отступниками. Прежде всего требовалось покончить с ними в Неджде. Первым успехом было появление в Медине Ади б. Хатима, вождя племени ал-гаус (из объединения тайй), с садакой, который гарантировал поддержку 500 воинов из своих соплеменников. Это сулило раскол коалиции асад, гатафан и тайй, сколоченной Тулайхой. С этой целью Абу Бакр объявил конечной целью похода не Бузаху, где находились основные силы Тулайхи, а западные районы обитания таййитов, на которые надо было идти через Хайбар [17] (рис. 9). Это испугало таййитов, поддерживавших Тулайху, и значительная их часть разошлась по домам. Посланный вперед Ади сумел убедить и второе таййитское племя, джадила, возвратиться к исламу и поддержать Халида. В результате трехтысячное войско Халида, появившись в Таййских горах, получило подкрепление в 1000 всадников [18]. После этого Халид мог смело идти на Бузаху, где стояли основные силы Тулайхи. К сожалению, в дошедших до нас сведениях нет ни даты сражения, ни указания на численность войск, забылось даже местоположение Бузахи. Судя по косвенным данным, ее можно искать южнее Самира [19]. Численность каждого из отрядов, также по косвенным данным, была 3–4 тыс. Человек [20].

Сражение было чрезвычайно упорным. Сначала Тулайхе, маневрируя отрядом отборных воинов из 40 гулямов (воинов-рабов), удалось найти слабое место на правом фланге мусульман, где стояли таййиты, и обратить его в бегство. Личное участие Халида в битве остановило это бегство. Затем ему удалось убить знаменосца Тулайхи, его красное знамя упало, началось замешательство, закончившееся полным поражением. В переломный момент битвы Тулайха уединился в своей палатке, закутался с головой в плащ и стал ждать откровения [21], а затем, увидев бегство своих воинов, сел с женой на заранее подготовленного коня и бежал с поля боя. Его племянник Хибал и Уйайна б. Хисн были настигнуты мусульманами и взяты в плен, Хибал предпочел позору плена казнь на месте [22].

В землях бану асад Халид провел около месяца [23], расправляясь с противниками ислама и заставляя колеблющихся принимать его. Разобраться в последовательности событий очень трудно, так как одни авторы рассказывают об одних событиях, другие — о других, даты отсутствуют, десятка два названий местностей, которые могли бы помочь представить последовательность действий Халида, только в трех-четырех случаях могут быть отождествлены. Дело осложняется еще и тем, что одно и то же событие могло быть увязано в разных рассказах с двумя разными урочищами, находящимися в одном и том же месте [24]. Все источники сходятся только на том, что последним эпизодом усмирения бедуинов Северного Неджда была казнь Малика б. Нувайры в ал-Бутахе.

По-видимому, сразу после сражения при Бузахе Халид перешел к усмирению гатафанцев, бежавших от Бузахи на северо-запад к Джебел Румман, затем повернул на юг к ал-Гамру и далее в сторону ан-Нукра [25]. Где-то здесь Халид сжег несколько наиболее рьяных противников ислама. Решительные действия и жестокие меры наказания упорствующих убедили бедуинов в неизбежности принятия ислама и уплаты садаки. Часть отступников пришла с повинной к нему, часть в Медину к Абу Бакру. Таких важных пленников, как Уйайна, его брат Хариджа и Курра б. Хубайра (один из вождей бану амир), Халид отправил к Абу Бакру в Медину. Их привезли с привязанными к шее руками под улюлюканье мальчишек. Однако Абу Бакр в конце концов помиловал провинившихся пленников.

Наконец, у Зафара [26] Халид в ожесточенном бою сломил сопротивление последней группы отступников-гатафанцев, возглавленной Салмой, дочерью Умм Кирфы, жестоко казненной Зайдом б. ал-Харисой (сама Салма была тогда обращена в рабство, прислуживала Аише и была освобождена ею). Салма, стоя на верблюде, до последнего момента, пока не была убита, вдохновляла своих сторонников. Вокруг нее насчитали потом более 100 убитых [27].

Совершив полукруг по землям гатафан и асад, Халид решил сделать дальний рейд за Дахну в ал-Хазн, чтобы покарать тамимитское племя йарбу', вождь которого Малик б. Нувайра, посланный Мухаммадом на сбор садаки, после его смерти раздал собранное, а потом был в союзе с Саджах. Ансары, находившиеся в войске Халида, воспротивились этому, заявив, что Абу Бакр не отдавал такого приказа, что они устали и порa возвращаться домой. Халид ответил, что не нуждается в их помощи, и выступил с остальными воинами. На следующий день ансары, рассудив, что поражение Халида ляжет пятном на их честь, а победа без их помощи обесславит их, пустились вдогонку и присоединились к его армии [28].

При известии о его движении бану йарбу' рассеялись по своим землям; Халид разослал разъезды, и один из них нашел Малика с десятью родственниками в саду. Он будто бы заверял, что не отступал от ислама, и был привезен к Халиду вместе со всей родней. Далее произошла непонятная история, которую информаторы толковали по-разному в зависимости от отношения к Халиду, — Малик б. Нувайра был убит. Большинство утверждает, что это было сделано по приказу Халида (который на упреки Абу Бакра ответил, что слышал от Малика речи, сделавшие его казнь дозволенной) [29]. Однако есть сведения, что убийство произошло по глупому недоразумению: в этот день похолодало, Малик и его спутники были легко одеты, и Халид приказал: «Обогрейте пленных», но особенности мекканского произношения привели к тому, что его неверно поняли, и воины перебили своих пленников. Халид услышал крики, вышел из палатки, но было уже поздно. Ему оставалось только заметить: «Если Аллах чего-то пожелает, то это свершится» [30].

Мы не можем утверждать, что именно эта версия отражает истину. Хотя вполне возможно, что Халид и не собирался убивать Малика, поскольку вина его была меньше вины Уйайны, выступившего с оружием в руках. А когда произошло какое-то недоразумение, то могло появиться объяснение его различиями в произношении. Подозрительно, конечно, что при этом избиении осталась в живых красавица жена Малика, на которой тотчас женился Халид. Но, говоря об избиении пленников, очевидцы могли иметь в виду только мужчин-воинов, а не женщин. Впрочем, поступок Халида может иметь и иной смысл- он женился, чтобы загладить свою вину, если убийство Малика действительно было трагическим недоразумением.

Халида стали обвинять в том, что он проливает кровь мусульман, что он нарушил предписания ислама относительно вступления в брак [31]. Особенно горячился Умар, питавший к нему давнюю неприязнь. Но Абу Бакр будто бы ответил ему, что не может вкладывать в ножны меч, вынутый Аллахом против многобожников. Халид оставил войско в ал-Бутахе, прибыл в Медину, имел объяснение с Абу Бакром и получил прощение. Его прибытие в Медину скорее всего относится к концу 632 г., судя по тому, что во время пребывания в ал-Бутахе уже стало холодно (с точки зрения жителей Аравии).

Пока Халид восстанавливал власть ислама в Северном Неджде, Абу Бакр послал для подчинения Бахрейна отряд под командой ал-Ала б. ал-Хадрами, который, проходя через Йамаму, видимо, имел столкновение со сторонниками Мусайлимы. Специально для борьбы с последним был послан Икрима б. Абу Джахл, а следом — Шурахбил б. Хасана. Но Икрима не стал его ждать, напал на сторонников Мусайлимы и потерпел поражение. Абу Бакр понял, что с Мусайлимой не справиться малыми силами, и отправил Икриму в Хадрамаут, а борьбу с Мусайлимой поручил Халиду и его проверенному в боях войску, которое подкреплялось отрядом Усамы б. Зайда. Халид не стал дожидаться его готовности и поспешно выехал в ал-Бутах, туда подошли 400 воинов Усамы б. Зайда [32], и Халид двинулся на Йамаму вдоль Нефуда [33].

Шурахбил также не стал дожидаться прихода Халида и предпринял неудачную попытку перехватить у него славу победителя «врага Аллаха», но, как и Икрима, не имел успеха и тоже был послан в Южную Аравию [34].

При вступлении в Йамаму разъезду Халида случайно удалось захватить видного сторонника Мусайлимы, Муджжа'а б. Мурара, выехавшего с 23 человеками по делам кровной мести. Халид перебил его воинов, оставив только самого Муджжа'а как заложника, которого приглашал ежедневно к себе разделить трапезу, но держал в оковах.

Около Акраба, которую В. В. Бартольд помещает в верховьях вади Ханифа, мусульманское войско столкнулось с противником. У Халида было несколько более 4000 человек, у Мусайлимы, по оценке очевидцев, примерно такое же число [35].

Халид разделил свое войско на три части по фронту, поставив в центре мухаджиров, знамя которых нес мавла Салим, на одном фланге — ансаров, на другом — таййитов. Мелкие группы бедуинов были включены в общий строй. Верблюды вместе со всем имуществом, женами и прислугой находились в лагере. Отдельную группу составила кавалерия.

Сражение началось рано утром и шло с необычайным ожесточением. Оба предводителя воодушевляли своих воинов напоминанием о том, что они защищают истинную веру. Сначала Халид спокойно сидел на возвышении, наблюдая за ходом битвы, но вскоре натиск противника заставил мусульман отступить до лагеря, и ему пришлось повести за собой отступивших с мечом в руках. Трижды ханифиты прорывались к мусульманскому лагерю, и трижды мусульмане отбрасывали их и, в свою очередь, гнали ханифитов до их лагеря. Несколько знаменосцев Халида пали, защищая знамя.

Лишь к концу дня мусульмане опрокинули противника. Часть отступавших бросилась врассыпную, а часть вместе с самим Мусайлимой пыталась найти убежище на участке, огороженном стеной (хадика) [36]. Сначала мусульмане обстреливали их, потом один из храбрецов перелез через стену, открыл ворота и впустил своих товарищей [37]. Внутри ограды на небольшом пространстве сошлись сотни три непримиримых врагов, и завязался самый беспощадный и кровавый бой за все время борьбы с отступниками в Аравии. У сторонников Мусайлимы не было надежды спастись, и они сражались с яростью отчаяния, им не уступали и сподвижники Мухаммада, воодушевленные желанием присоединиться к своему пророку в награду за смерть в бою с врагами ислама. Все сторонники Мусайлимы были поголовно перебиты, в рукопашной схватке даже не заметили, как и кто убил Мусайлиму. Эту честь приписывали троим, в том числе Вахши, убившему при Ухуде Хамзу, и Му'авии б. Абу Суфйану. Мусульмане тоже недосчитались очень многих, в том числе многих старых сподвижников Мухаммада, сражавшихся еще при Бадре. Здесь погиб ал-Бара б. Малик, командовавший конницей, и получил ранение Халид [38]. Это место осталось в памяти поколений под названием «сада смерти».

После вечерней молитвы, проведенной здесь же среди убитых и раненых, Халид со свитой объехал поле боя, прихватив Муджжа'а для опознания тела Мусайлимы Он будто бы оказался малорослым человеком с приплюснутым носом и желтым цветом лица. Халид сказал: «Неужели этот сделал с вами то, что он сделал?» Муджжа'а заметил, что пока против Халида вышел только передовой отряд, а основная часть воинов Йамамы сидит в крепостях [39].

Победа досталась мусульманам дорогой ценой, хотя сейчас выясняется, у них было не 700-1700 убитых, как полагали прежде на основании имевшихся источников [40], а значительно меньше: 400–500 человек [41], но и это составляет примерно 10 % численности войска. Особенно велики были потери среди мухаджиров и ансаров, у которых из 400 человек было убито не менее 58 (15 %) и около 200 ранено [42]. Среди убитых кроме ал-Бара, командовавшего конницей, были брат Умара Зайд б. ал-Хаттаб, брат аз-Зубайра (и племянник Хадиджи) ас-Саиб б. ал-Аввам и 30 человек, знавших Коран целиком.

Число убитых сторонников Мусайлимы было, естественно, значительно больше. В преувеличении его вообще не было удержу [43]. Но, зная примерную численность войска, мы можем легко откинуть все цифры, превышающие ее, и, опираясь на некоторые косвенные данные, определить это число в тысячу с лишним человек [44].

Видимо, тяжелые потери не позволили Халиду продолжать военные действия в густонаселенной Йамаме, где пришлось бы с боем брать укрепленные селения, и он вступил в переговоры с Муджжа'а о заключении мирного договора [45]. Противники этому нашлись в обоих лагерях. С одной стороны, наиболее воинственно настроенные мусульмане считали недостойным мириться с врагами ислама, а с другой — некоторые ханифиты упрекали Муджжа'а за слабодушие и нежелание защитить независимость, говорили, что он настаивает на заключении договора только для того, чтобы освободиться из плена [46]. Глава воинствующей группы ханифитов пытался даже пробраться в лагерь и убить Халида, но был обнаружен стражей и покончил с собой.

Условия договора были тяжелыми: ханифиты обязывались отдать половину золота и серебра, коней, оружие и четверть рабов [47]. Жители многих селений отказались подписать договор и были завоеваны силой оружия, Йакут упоминает 16 из них, но это, несомненно, лишь часть. Все они располагались в Северной Йамаме, судьба Южной Йамамы от Хидримы до вади ад-Давасир нам неизвестна, видимо, потому, что после всех этих событий она без сопротивления приняла ислам. Можно думать, что к этому договору и относились слова историка: «Халид заключил мир со всеми ханифитами, кроме тех, что были в Ирде и Кураййе» [48].

Кроме того, Халид потребовал от Муджжа'а выдать за него свою дочь. Поспешность этого брака, совершившегося в окружении раненых и искалеченных воинов, когда не остыли воспоминания о павших товарищах, покоробила очень многих, в том числе и халифа, приславшего возмущенное письмо.

Став родственником Халида, Муджжа'а ничего не выиграл, поскольку наместничество над всей Йамамой вопреки настояниям Халида было дано не ему, а племяннику Сумамы б. Усала [49].

Мусульманские историки датируют битву при Акраба раби' I 12/16.V-14.VI 633 г. Но уже В. В. Бартольд высказывал некоторое сомнение в достоверности даты. Впрочем, его мнение о том, что Халид вступил в Йамаму, когда сбор урожая еще не был закончен, основывалось на неверном понимании одной фразы в рассказе Сайфа [50] — во второй половине мая урожай должен быть давно собран. Эта дата вызывает сомнение и потому, что предполагает почти четырехмесячный перерыв между событиями в ал-Бутахе и прибытием в Йамаму, которого, судя по совокупности всех сведений, все-таки не было. Это опровергает и хронология последующих событий. Видимо, следует исходить из более ранней даты, так как в другом месте указывается, что Халид выступил в поход на Ирак в мухарраме 12/18.III-16.IV 633 г. Тогда инцидент в ал-Бутахе придется на декабрь — начало января (время действительно холодное), а битва при Акраба — на март 633 г. (когда в этих краях начинается уборка урожая).

Военные действия в Северном и Центральном Неджде происходили на фоне борьбы за установление власти ислама в Южной Аравии, Омане и Бахрейне. К сожалению, эти события совершенно не датированы, трудно синхронизируются с событиями в смежных областях. Расположение рассказов о них у арабских историков под 11 и 12 гг. х. совершенно условно [51], ясно только, что они происходили после смерти Мухаммада и до начала завоевательных походов в Палестину и Сирию.

Мусульманские историки все эти события объединяют понятием ридда («отступничество»), хотя только в Неджде выступление против власти Медины имело религиозный, антимусульманский характер. В остальных областях борьба носила чисто политический характер, отражая противоречия, существовавшие здесь до появления ислама: при этом наместники халифа оказывались в роли третьей силы, которая своим вмешательством могла склонить чашу весов в пользу одной или другой противоборствующей стороны. Этим объясняется, каким образом посланцы халифа, отправленные без сколько-нибудь значительного воинского сопровождения, смогли в конце концов привести в повиновение области, располагавшие по меньшей мере 100 тысячами потенциальных воинов. Повсюду часть племен или отдельные роды по тем или иным причинам оказывались противниками отвергших власть Медины, а поэтому — союзниками наместников Абу Бакра.

Северный Йемен, точнее Асир, сразу же признал власть халифа. Наджранцы прислали делегацию с изъявлением верности, и Абу Бакр выдал им грамоту, подтвердившую условия договора, подписанного Мухаммадом [52]. Сопротивление немногочисленной оппозиции было легко сломлено.

В самом Йемене известие о смерти Мухаммада и избрании Абу Бакра, пришедшее недели через две после убийства ал-Асвада, не вызвало никаких осложнений. Кайли Йемена остались верны договору с Мухаммадом и без колебаний приняли власть его преемника; персы Йемена уже доказали свою лояльность выступлением против ал-Асвада, и теперь их глава Файруз был признан Абу Бакром правителем Сан'а.

Иначе обстояло дело в отдаленных областях — Омане, Махре, Хадрамауте, менее связанных с Центральной Аравией. В Омане после отъезда Амра б. ал-Аса остался собирать садаку местный мусульманин Джайфар, принявший ислам от АмРа [53]. Против него выступил местный царек Лакит б. Малик ал-Азди, который будто бы «притязал на то, на что притязают пророки» [54]. Он загнал Джайфара в горы и стал хозяином Омана. Абу Бакр послал на помощь Джайфару химйарита Хузайфу б. Михсана [55] и аздита Арфаджу и одновременно приказал идти туда же Икриме б. Абу Джахлю. Первые двое находились где-то в северной части Хадрамаута, а Икрима — в Табале, откуда, вероятно, и совершил упомянутое выше нападение на Йамаму [56]. Отряд Икримы, насчитывавший 2000 человек, прошел в Оман через Наджран и по северной окраине Хадрамаута и Махры. Все три отряда соединились в Сухаре, а Лакит стал готовиться к обороне столицы Омана, Даба, и выслал навстречу объединенному мусульманскому войску заслон из 1000 человек. Икрима разгромил этот отряд, потерявший в сражении около 100 человек, и осадил Даба. По мере развития успеха мусульманское войско росло за счет присоединения к нему аздитских племен. После месячной осады восставшие сдались на милость победителя и вышли из города без оружия. Икрима казнил сотню знатных аздитов (ашраф) и выслал в Медину хумс из добычи и пленных-300 мужчин и 400 женщин и детей [57]. Абу Бакр будто бы хотел перебить всех воинов, но за них заступился Умар, и пленные остались жить в Медине.

Все эти события датируются только тем, что большинство средневековых арабских историков помещают рассказ о них под 11 г. х. Никаких иных указаний на время, хотя бы на время года, в текстах не имеется, поэтому отнесение их Л. Каэтани к 12 г. х. чисто субъективно [58]. Не помогает и указание на то, что неудачное нападение Икримы на Мусайлиму произошло до похода Халида, так как мы не знаем, какой промежуток времени разделяет эти два события: месяц, несколько месяцев или полгода. Единственно, что мы можем приблизительно определить, — минимальное время, которое могло пройти между днем смерти Мухаммада и прибытием Икримы в Оман. Известие о смерти пророка не могло достигнуть Омана раньше чем через три недели (прямой путь от Медины через Йамаму в Оман около 2000 км), с этого момента до изгнания Джайфара из Омана тоже должно было пройти какое-то время, минимум две недели. Гонец с письмом Джайфара о помощи также не мог преодолеть это расстояние меньше чем за три недели. Еще дней десять потребовалось бы для доставки приказа Абу Бакра Икриме в Табалу. (За это время Икрима мог успеть совершить свой безуспешный набег на Мусайлиму.) Войско Икримы двигалось не прямой дорогой через Йамаму, а кружной, через Наджран и между Хадрамаутом и Руб' ал-Хали [59]. Этот путь от Табалы до Сухара составляет около 2100 км, но скорость движения войска значительно меньше скорости гонца, тем более что тяжело нагруженному войску требуется время от времени делать дополнительные остановки для отдыха вьючных и верховых животных. Поэтому путь до Сухара вместе со сборами войска в поход занял бы не меньше двух месяцев. В целом, учитывая, что мы брали максимальную скорость передвижения гонцов в идеальных условиях (а реально — им надо было договариваться о проводниках, где-то менять верблюдов или давать им отдых), нам следует увеличить время передачи сообщений по крайней мере до 25 дней в один конец и увеличить весь период от момента кончины Мухаммада по появления Икримы в Омане до четырех с половиной месяцев, а период с момента отправки гонца с просьбой о помощи и до появления Икримы в Омане определить в три месяца. Но и после этого мы остаемся в неведении, поскольку не знаем, когда Джайфар запросил о помощи. В какой-то мере уточнить это можно только после рассмотрения хода событий в Хадрамауте, в котором Икрима появляется из Омана.

Борьба за установление власти халифа в Хадрамауте описывается значительно подробнее, но также совершенно не датирована. В изложении этих событий мы опираемся на не использованный еще нашими предшественниками подробный рассказ, сохраненный историком Ибн ал-А'самом ал-Куфи. Более краткие, порой просто отрывочные сведения других авторов неплохо согласуются с ним, раскрывая некоторые дополнительные детали.

Хадрамаут, как отмечалось в первой главе, был заселен многочисленным племенем киндитов, создавшим в конце V- начале VI в. в центре Аравии могущественное государство кочевников. Память об этом была еще жива в умах племенной верхушки, которая особенно болезненно воспринимала необходимость подчинения внешней силе. Признание особого могущества посланника Аллаха не было столь болезненным для их гордости, как подчинение наместникам безвестного Абу Бакра. Поэтому и сбор садаки сталкивался здесь со значительными трудностями.

Осложнение возникло с момента призыва к присяге Абу Бакру. Один из вождей киндитов, ал-Аш'ас б. Кайс, заявил наместнику Хадрамаута Зийаду б. Лабиду (который одновременно был и имамом, и сборщиком садаки): «Эй ты! Мы слышали слова твои и призывы [в пользу] того человека. Если все арабы присоединятся, то и мы присоединимся» — и отказался присягать Абу Бакру. На увещевания родичей он отвечал: «Мухаммад, да благословит его Аллах и да приветствует, ушел своим путем, и арабы вернулись к тому, чему поклонялись прежде. Мы обитаем дальше всех арабов от Абу Бакра, так неужто он пошлет на нас войска, как на других?» [60].

Часть киндитов согласилась с ним и отказалась присягнуть и платить садаку, часть осталась верна исламу, причем раскол шел не только между отдельными племенами, но и внутри их и сопровождался ссорами между сородичами. Пробным камнем оказался сбор садаки, требовавший от мусульман доказательства веры в самой ощутимой — материальной форме. Зийад беспощадно требовал садаку, не признавая никаких компромиссов. Наконец, в предельно накаленной обстановке совершенно ничтожный повод привел к взрыву: Зийад заклеймил верблюдицу, которая была особенно дорога хозяину, тот предложил заменить ее другой, но Зийад решительно отрезал — верблюдица с клеймом садаки не может быть возвращена. Расстроенный владелец обратился за посредничеством к влиятельному сородичу, ал-Харису б. Сураке. Но Зийад не уважил и его ходатайство, кровно обидев этим человека, привыкшего к уважению. Харис поехал прямо к загону и выпустил верблюдицу, сказав хозяину «Мухаммаду мы подчинились бы, человеку из его рода — тоже, а этому сыну Абу Кухафы не будет от нас ни повиновения, ни присяги».

Зийад схватил ал-Харису б. Сураку как мятежника, что вызвало бурю негодования; киндиты заявляли, что они не рабы курайшитов, чтобы отдавать им свое добро, что не будут подчиняться человеку из рода тайм (Абу Бакру), которого выбрали без их согласия. В начавшихся вооруженных столкновениях Зийад потерпел поражение [61] и вынужден был просить о помощи (согласно сведениям ал-Куфи, за помощью ему пришлось ехать в Медину); возникли предложения послать в Хадрамаут Халида б. ал-Валида, находившегося в Йамаме, но Абу Бакр будто бы решил, что надо предоставить изгнанному амиру самому утвердить свою власть, и дал Зийаду 4000 человек мухаджиров и ансаров. Этот рассказ, внешне вполне достоверный [62], вызывает все-таки сомнение в подлинности. Не из-за того, что не так-то просто ездить из Хадрамаута в Медину и обратно, а потому, что такой эпизод запомнился и сохранился бы в памяти информаторов скорее, чем иные детали событий, он же почему-то во всех источниках не просто выпал, а логически не вставляется в канву описываемых событий. Видимо, в рассказе ал-Куфи (источник которого неизвестен), не только более подробном, но и более романтизированном, чем у остальных историков, художественно переоформилось какое-то сообщение о подкреплении, полученном от халифа.

Более правдоподобной в данном случае кажется версия ат-Табари, согласно которой киндиты, нанеся поражение Зийаду (и, добавим, отбив своих пленных), рассеялись по своим пастбищам, и это позволило Зийаду внезапным ночным нападением разгромить киндитов, захватить пленных и большую добычу и убить четырех вождей («царей»-мулук) [63]. Гонец с известием о победе преодолел путь до Медины за 19 дней, загнав верблюда. Этот успех подтолкнул колеблющихся примкнуть к наместнику. Это дало ему еще 1000 воинов из племен ас-сакасик и ас-сакун. Располагая этими силами, Зийад стал поодиночке громить непокорные племена: хинд, акил, хаджар и химйар. Бану хаджар потеряли при этом 200 человек, а в сражении с химйар обе стороны потеряли по 20 человек. Ал-Аш'ас понял, что необходимо срочно остановить Зийада. Собрав 100 всадников, он напал на Зийада и разгромил его; Зийад, потеряв 300 человек убитыми, поспешил укрыться в крепости Тарим.

Этот неприятный для самолюбия мусульманских историков эпизод сохранился только у ал-Куфи, у остальных получается, что Зийад сразу же после убийства четырех вождей загнал ал-Аш'аса в его крепость ан-Нуджайр, но, будучи не в силах взять ее, написал ал-Мухаджиру и Икриме письмо с просьбой прийти на помощь. Ал-Мухаджир с 1000 воинов пересек пески Сахид (ныне Рамлат-эс-Сабъатайн). Ал-Аш'ас показал себя хорошим полководцем: он не вышел навстречу деблокирующему отряду, рискуя оказаться между двух огней, а спокойно пропустил его в Тарим, в результате, увеличившись в числе, осажденные оказались не в лучшем, а в худшем положении.

По другой версии, ал-Мухаджир шел из Йемена вместе с Икримой, но, услышав о бедственном положении Зийада, оставил тяжеловооруженных всадников с Икримой, а сам поспешил налегке на выручку, напал на ал-Аш'аса в укреплении аз-Зуркан и разгромил его, после чего ал-Аш'ас укрылся в своей крепости ан-Нуджайр около Тарима. В этой версии сомнительным кажется легкий разгром ал-Аш'аса силами, которые уступали имевшимся у Зийада. Сомнительным кажется также рассказ о причине внезапного ослабления ал-Аш'аса: получив увещевающее письмо от халифа, он будто бы казнил посла за дерзкий ответ, и это нарушение общепринятой неприкосновенности посла отвратило от него многих сторонников, в результате у него осталось только 2000 воинов [64].

Как бы то ни было, через некоторое время после прибытия подкрепления из Йемена ал-Аш'ас потерпел поражение, растерял часть сторонников и вынужден был, в свою очередь, укрыться в крепости ан-Нуджайр около Тарима [65]. Весть о приближении Икримы из Омана заставила ал-Аш'аса попытаться нанести удар осаждающим до прибытия к ним подкрепления (а если верить цифрам источников, то только в отряде Икримы было столько же воинов, сколько у ал-Аш'аса). В этом сражении ал-Аш'асу удалось одержать верх, но, видимо, перевес сил все-таки был на стороне мусульман, так как еще до прихода Икримы он снова оказывается осажденным в ан-Нуджайре и вынужден в очень невыгодной ситуации вести переговоры о сдаче. Наши источники не дают однозначного ответа, участвовал ли в военных действиях на последнем этапе отряд Икримы: одни описывают его личный вклад в победу над ал-Аш'асом, другие говорят, что Икрима опоздал и подоспел только к разделу добычи, долю которой дали и им как вспомогательному отряду, не участвовавшему непосредственно в боях [66]. Учитывая, что редкое, необычное событие спутать с другими труднее, чем обычное, повторяющееся, следует, видимо, поверить именно этим сообщениям.

Ал-Аш'ас выговорил право свободного выхода с имуществом членам своей семьи и семьям родных и двоюродных братьев, а также 9 или 10 человекам по его выбору — всего около 70 человек [67]. Мусульмане вошли в крепость и перебили всех воинов (якобы 700 человек). Несколько сотен женщин и детей и 80 знатных киндитов вместе с ал-Аш'асом были отправлены в Медину. По дороге ему пришлось пережить немало неприятных моментов, выслушивая упреки пленных, обвинявших его в предательстве.

Абу Бакр встретил ал-Аш'аса сурово и грозил казнью за отступничество, но в конце концов помиловал его и выдал за него свою младшую сестру, просватанную ему еще при посещении Мухаммада. Отвлекаясь от деталей и конкретных слов, будто бы произнесенных с обеих сторон, мы можем сказать, что решение судьбы отступника ал-Аш'аса хорошо вписывается в общую политику Абу Бакра: жестоко расправляться с сопротивляющимися (руками своих полководцев) и осыпать милостями сдавшихся, даже если их сдача и возвращение в лоно ислама были не совсем добровольными [68].

Ал-Аш'асу удалось выговорить право выкупа всех пленных киндитов по 400 дирхемов за каждого. Искупая свою вину, он, как истинный вождь, взял расходы на себя, заняв деньги у мединских купцов.

В самом Йемене известие о смерти Мухаммада не вызвало никаких осложнений, если не считать того, что союзник ал-Асвада Амр б. Ма'дикариб продолжал сопротивляться мусульманам.

Серьезная вооруженная борьба началась некоторое время спустя без всякой зависимости от перемен в Медине. Причиной ее было соперничество между персами-абна и арабами. Наместником Сан'а и ее области после гибели ал-Асвада Абу Бакр назначил главу заговора Файруза (или Дадавайха). Обойденный Кайс б. ал-Макшух стал готовить силы для борьбы с ним, играя на вражде арабов к пришельцам-персам. Обращение к кайлям оказалось безуспешным, они угадали истинную причину и ответили: «Нас это дело не касается: их соперник — ты, и они твои соперники» [69]. Кайс затаил на них злобу и стал искать сторонников в простом народе и среди последователей ал-Асвада, наиболее могущественным из них был Амр б. Ма'дикариб.

Когда подогреваемое Кайсом недовольство стало вырываться наружу, Кайс пригласил своих товарищей по заговору обсудить, какие меры надо принять против волнений. Прибывший первым Дадавайх был убит, а Файруз случайно узнал об этом, повернул назад и бежал в горы к бану хаулан, находившимся с ним в родстве.

Теперь Кайс, не скрываясь, стал во главе восстания, захватил Сан'а и, чтобы кардинально решить проблему, решил выслать в Иран семьи персов, бежавших с Файрузом, — одних через Аден по морю, других по сухопутной дороге через всю Аравию. Союзникам Файруза удалось перехватить оба каравана и освободить пленников, укрыв их до времени в своих селениях.

К сожалению, наши источники в зависимости от принадлежности информаторов излагают действия Файруза и мединских войск, по существу, независимо друг от друга. С одной стороны, мы знаем, что Файруз нанес Кайсу поражение под Сан'а и тот отступил в сторону Наджрана, с другой — что от Наджрана против Кайса двигался отряд ал-Мухаджира, который как будто бы и занял Сан'а [70]. Увидев, что дело приобретает дурной оборот, Амр б. Ма'дикариб сам явился с повинной к ал-Му-хаджиру [71]. Через некоторое время был пленен и Кайс б. ал-Макшух. Оба были отправлены к Абу Бакру и получили помилование.

Такое изложение событий позволяет думать, что после подавления мятежа Кайса ал-Мухаджир из Йемена отправился на помощь Зийаду в Хадрамаут, однако мы узнаем, что Икрима, опоздавший к взятию ан-Нуджайра, появился в Абйане (районе к востоку от Адена) до сдачи Амра б. Ма'дикариба [72], а по другим сведениям, перед походом в Хадрамаут из Абйана прошел в Мариб и, соединившись там с ал-Мухаджиром, двинулся через пустыню на Хадрамаут [73]. Поскольку участие ал-Мухаджира в подавлении мятежа в Йемене не вызывает сомненья, то мы можем считать, что события в Йемене происходили до сдачи ал-Аш'аса, а упоминание появления Икримы в Абйане отнести за счет какого-то недоразумения.

Возвращаясь к нашей реконструкции хронологии событий в Южной Аравии, мы можем только сказать, что покорение Омана и подавление восстания Кайса б. ал-Макшуха происходили примерно одновременно, в последние месяцы 11 г. х., т. е. зимой 632-33 г. Усмирение Хадрамаута скорее всего приходится на начало 12 г. х.

ПЕРВОЕ СТОЛКНОВЕНИЕ С ИРАНОМ

Все события, связанные с восстановлением власти ислама в Аравии, были внутриарабским делом, не затрагивавшим интересы соседних великих держав. Исламизация Йемена и добровольное признание власти Мухаммада иранским наместником и его воинами произошло в тяжелую для сасанидского Ирана пору, когда меньше чем за полтора года, с весны 630 до осени 631 г., сменилось два царя и одна царица. Затем смена правителей пошла еще быстрее: с момента возвращения Мухаммада из «прощального паломничества» и до подавления восстания Мусайлимы сменилось пять царей, правивших от полугода до нескольких дней. В этих условиях персидский наместник в Йемене и его преемники не могли рассчитывать на поддержку из метрополии, да и в Ктесифоне было не до далекого Йемена.

Положение несколько изменилось, когда зимой 632-33 г. на престол взошел Йездигерд III, стабилизировавший обстановку, а мусульманские отряды начали действовать по соседству — на южной границе Месопотамии — и в Бахрейне, находившемся в вассальной зависимости от Ирана.

Принятие ислама правителем степной зоны Бахрейна, ал-Мунзиром б. Сава, при Мухаммаде, видимо, объяснялось учетом неурядиц, царивших в Ктесифоне. Ал-Мунзир остался верен исламу и после смерти Мухаммада, но пережил его лишь на несколько недель. С его смертью арабы Бахрейна раскололись на две группировки. Большинство племени кайс сохранило верность исламу и ориентацию на Медину; соперничавшие с ними арабы племени бакр б. ваил стали искать покровительства в Ктесифоне.

Происходившая затем борьба между этими группировками, в которой приняли участие мусульманские войска, стоит особняком в истории ридды, и среди исследователей был распространен скептический взгляд на возможность серьезной реконструкции происходившего. Автор последней монографии по истории ридды пишет: «История войны в Бахрейне в том виде, как она представлена в важнейших традиционных источниках, больше легенда, чем историческое повествование. Историческая информация, предоставляемая этими источниками, теряется в длинных рассказах о чудесных событиях, которые, по общему мнению, происходили с мусульманской армией в Бахрейне и на пути туда» [74]. К счастью, сейчас в нашем распоряжении есть новые источники, позволяющие более отчетливо представить ход событий, во всяком случае, не хуже, чем в других областях Аравии.

Противники ислама обратились к Йездигерду, прося назначить правителем царевича из потомков ан-Ну'мана, которые «имеют больше прав, чем сын Абу Кухафы». Йездигерд предложил ал-Мунзира б. ан-Ну'мана, сына последнего лахмидского правителя ан-Ну'мана [75], придав ему 6 или 7 тысяч персидских воинов (число, видимо, преувеличенное). Мусульманский наместник Абан б. Са'ид под благовидным предлогом быть вместе со всеми в Медине в трудный час с 300 мусульманами покинул Бахрейн.

Глава антимусульманской оппозиции ал-Хутам (из племени кайс) с 4000 своих сторонников и с помощью персидских всадников в многодневном бою разгромил кайситов-мусульман и осадил их в крепости ал-Джуваса около Хаджара.

Абу Бакр послал на помощь им ал-Ала б. ал-Хадрами с небольшим отрядом [76], который по мере движения на восток обрастал добровольцами. Путь его проходил по северной окраине Йамамы, где к нему присоединился Сумама б. Усал с группой ближайших родственников, остальные соплеменники из бану сухайм не ответили на его призыв. Это обстоятельство позволяет сделать вывод, что поход происходил до завоевания Йамамы Халидом. С другой стороны, мы узнаем, что тамимиты, через земли которых лежал дальнейший путь, встретили мусульманский отряд благожелательно, снабжали его продовольствием и фуражом и многие даже присоединялись к нему [77], а это могло быть после битвы при Бузахе или скорее всего после расправы Халида над Маликом б. Нувайрой. Значит, поход ал-Ала приходится на промежуток между этими двумя большими экспедициями Халида, на самый конец 11 г. х.

С подходом мусульманского отряда осажденные сделали вылазку и ударом с двух сторон разгромили осаждавших. Соединенные силы мусульман составили около 6000 человек. Ал-Хутам запросил помощи у марзбана ал-Хатта (побережье Бахрейна) и с этим подкреплением преградил мусульманам путь к побережью. Наступило длительное противостояние, которое одни источники выделяют как бои около Хаджара (Радм ал-Кадах?), другие связывают с осадой мусульман в ал-Джувасе [78]. В результате внезапного ночного нападения мусульман враги были окончательно разгромлены, а сам ал-Хутам убит. Персидское войско разбежалось, часть ушла в Иран, часть предпочла остаться на месте и стать земледельцами. Остатки противников ислама укрылись на острове Дарайн (ныне о-в Бахрейн), но ал-Ала решился переправиться через пролив и нанес им там последний, решающий удар [79].

К сожалению, имеющиеся источники не говорят о роли марзбана Бахрейна во всех этих событиях и о его дальнейшейсудьбе: он упомянут мимоходом лишь один раз [80], и это вызывает сомнение, имелся ли вообще в ту пору на Бахрейне сасанидский наместник, не является ли упоминание его анахронизмом. Если же какой-то представитель сасанидской администрации все-таки сидел в Бахрейне и был изгнан мусульманским военачальником, то это означало начало военно-политического конфликта с могущественным северным соседом. Непрерывная смена правителей на сасанидском престоле в начале 30-х годов VII в. ослабила Иран и отвлекла внимание от степной границы, из-за которой за все время существования династии ни разу не исходила угроза для Месопотамии. Пользуясь этим, бедуины стали совершать набеги на пограничные районы Месопотамии от Убуллы до Хиры [81].

Одним из организаторов этих набегов был вождь бакритского племени шайбан ал-Мусанна б. Хариса. В начале 633 г., явно после того как Халид пересек Дахну в поисках Малика б. Нувайры, ал-Мусанна обратился к Абу Бакру с просьбой признать его главой племени (или, по другой версии, «тех, кто принял ислам из моего племени») и обещал за это охранять границу с Ираком. Абу Бакр охотно послал ему просимую грамоту [82]. С такой же просьбой обратился к халифу сосед и соперник ал-Мусанны, Ма'зур б. Ади ал-Иджли, и тоже получил грамоту, подтверждающую его власть над мусульманами своего племени.

Остается неясным, каким образом обращение ал-Мусанны и Ма'зура побудило Абу Бакра послать Халида б. ал-Валида на иранскую границу. Мусульманские авторы дружно говорят о том, что Халид был послан завоевывать Ирак вместе с ал-Мусанной (который, естественно, поступил под его команду). Но действительно ли Абу Бакр, посылая Халида, предполагал начать завоевание Ирака, т. е. ввязываться в войну с неизмеримо более могущественным соперником на его же территории?

Двадцать лет назад Е. А. Беляев ничтоже сумняшеся писал: «Еще до окончательного подчинения Аравии вооруженные силы медино-мекканской общины и примкнувшие к ним бедуинские племена начали вторжение в соседние цивилизованные страны» [83]. А коль скоро вторжения начались до того, как мусульмане навели порядок в собственном доме, то ясно, что завоевания Сирии и Ирака были заранее задуманными мероприятиями.

Эту же мысль отчетливо высказывает Э. Шуфани (который, правда, в отличие от Е. А. Беляева, не думает, что окончательное подчинение Аравии было завершено после Абу Бакра): «Так называемая война ридды и арабское завоевательное движение были одной и той же операцией, направленной на распространение гегемонии Медины на всех арабов, как в Аравии, так и в Сирийской пустыне», и далее: «Неверно считать нападение на византийскую границу в Сирии или Хиру на персидской границе исходным моментом арабского завоевательного движения… Первый шаг экспансии начался после сдачи Мекки» [84].

Можно согласиться, что никакой паузы между походами на арабские племена, не принявшие ислам, в Аравии и завоеванием Ирака и Сирии не было, они естественно продолжались в этих завоеваниях, но с одной существенной оговоркой — этот переход произошел стихийно, силой обстоятельств, а не был результатом заранее намеченных мероприятий.

Проблема сводится прежде всего к выяснению взглядов Мухаммада относительно пределов распространения ислама. В Коране засвидетельствованы только утверждения о том, что Мухаммад послан к арабам, его задача — откровение, ниспосланное им на их родном языке. Если верить мусульманской исторической традиции, то та же мысль в несколько иной форме — в Аравии должна быть только одна вера — высказывалась им в последние дни во время смертельной болезни [85]. Ранняя мусульманская историческая традиция не пыталась вложить в его уста идею завоевания мира, хотя в начале VIII в., когда она бурно развивалась, непрерывное расширение границ мусульманских владений представлялось естественным и закономерным процессом. И это больше убеждает в отсутствии у него такой идеи, чем рассказы историков о призывах Мухаммада к владыкам мира принять ислам.

Иное дело, конечно, что последователи всякого учения, претендующего быть единственно верным, в конце концов считают своей священной обязанностью распространить его как можно шире. Поэтому для всех последователей Мухаммада, от халифа до простого воина, мысль о необходимости всемерного распространения ислама стала господствующей, как только для этого появилась реальная возможность.

Если бы у Абу Бакра и его ближайшего окружения имелся какой-то продуманный план действий, то, покончив с риддой, они прежде всего попытались бы как-то организовать управление огромным, больше сасанидской империи государством, организовать армию и только после этого затевать рискованную войну сразу против двух великих держав. Но ничего подобного заметить не удается.

Мусульманское государство Аравии на втором году его существования представляло собой рыхлое объединение племен и областей, связанных лишь личной верностью наместников главе религиозной общины и свежими воспоминаниями племенных вождей и местных династий правителей о только что пережитых поражениях. Реальную силу, на которую мог без оглядки положиться халиф, составляли 3–4 тысячи мухаджиров и ансаров и 2–3 тысячи воинов из старых мусульман Хиджаза. Один раз эта сила смогла справиться с превосходящими, но раздробленными силами остальной Аравии, и это, конечно, рассматривалось всеми как доказательство истинности и мощи новой веры.

Халифат не только не располагал регулярной армией, но и не имел надежного источника средств для ее содержания. Единственным источником их была садака, выплачивавшаяся в основном скотом. За один год она составляла, вероятно, 50–70 тыс. голов верблюдов и около 100 тыс. голов мелкого рогатого скота на сумму 300–400 тыс. динаров. Но значительная часть этого скота, особенно в периферийных районах, оставалась на месте и использовалась для оказания помощи нуждающимся мусульманам и лишь отчасти шла на содержание армии (неизвестно, как смотрели на садаку в те годы, но позже она не входила в бюджет государства и использовалась только как благотворительный фонд). Та часть скота, которая сгонялась к Медине, паслась на двух заповедных пастбищах (хима), в ан-Наки' и ар-Рабазе, и могла использоваться как источник централизованного пополнения ополчения верховыми животными. Здесь же находились пастбища для боевой конницы. На этим и ограничивалось централизованное обеспечение нужд молодого государства.

Важным источником средств, предметов вооружения и роскоши была военная добыча, пятая часть которой поступала в распоряжение главы общины, но еще при Мухаммаде повелось сразу же делить эту пятину между мусульманами Медины. В распоряжении Мухаммада, а затем Абу Бакра оставалась только личная доля.

Мусульманская община за 628–632 гг. значительно обогатилась, но обогатились члены общины, а не государственное образование, не имевшее ни бюджета, ни значительного постоянного резерва средств. Трудно предположить, что достаточно расчетливая и предусмотрительная верхушка мусульманской общины могла строить планы большой войны.

Все это заставляет думать, что в начале 12 г. х., до первых успехов Халида на иракской границе, Абу Бакр не предполагал начать завоевание Ирана и Византии, а лишь намеревался распространить ислам на всех арабов, в том числе и на живших в пределах этих двух империй. С этой целью и были посланы примерно одновременно Ийад б. Ганм на Думат ал-Джандал и Халид б. ал-Валид — к низовьям Евфрата и в Хиру. О действиях первого мы ничего не знаем, о втором же сведений много, но они очень противоречивы.

ИРАКСКИЙ ПОХОД ХАЛИДА Б. АЛ-ВАЛИДА

user posted image

рис. 10. Центральный Ирак в начале VII в.

Эта противоречивость источников лишний раз свидетельствует в пользу того, что для самих участников похода, рассказы которых зафиксировали ранние арабские историки, он не представляется чем-то особенным, отличающимся от других, предшествующих походов на неверующих арабов, а позже, когда он стал представляться началом обдуманного завоевания Ирака, сбивчивые воспоминания о событиях разных лет и битвах под командой разных военачальников стали привязываться к овеянной славой фигуре непобедимого «меча Аллаха» — Халида б. ал-Валида, тем более что и ветеранам, и их детям, передававшим эти рассказы, было лестно купаться в лучах славы этого героя.

Прежде всего арабские историки дают две различные версии движения Халида. Согласно одной, он, получив приказ Абу Бакра, прошел из Йамамы к Убулле, а оттуда двигался по Нижней Месопотамии и Приевфратью, одержал несколько решительных побед над сасанидскими полководцами и подошел к Хире. Согласно другой, он вышел на Хиру из Медины через Файд и имел под Хирой те же сражения, которые упоминаются в первой версии, хотя для этого ему пришлось бы идти на Хиру не прямо с юга на север, а с поворотом на восток. Наиболее четко эта версия выражена в изложении Абу Йусуфа, который упоминает сражение в Мугисе и Узайбе, на главной дороге из Файда в Хиру, не упоминаемые больше ни одним источником [86].

Первая версия, наиболее полно представленная в сведениях ат-Табари, изобилует рассказами о блестящих победах Халида, часть из которых явно относится к другому времени или просто невероятна для этого этапа завоеваний. Современные арабские историки предпочитают излагать ход событий по этой версии, не подвергая сомнению ни одного эпизода; впрочем, и неарабские исследователи относятся к сведениям этой версии совершенно некритично [87].

Сложность заключается в том, что местоположение многих пунктов, у которых происходили сражения, приписываемые Халиду, было неизвестно уже в XIII в., поэтому нельзя провести критику сведений, исходя из логики движения. Реконструкция этих событий представляет собой интересную источниковедческую проблему, требующую специального исследования. Мы не ставим здесь подобную задачу и ограничимся изложением наиболее достоверных фактов, отбрасывая явные ошибки и несообразности источников.

Наиболее достоверной датой выступления Халида из Йамамы является мухаррам 12/18.III-16.IV 633 г. [88], что исключает возможность возвращения Халида с армией в Медину перед выступлением на север. С двухтысячным отрядом он двинулся наиболее удобной дорогой, через ан-Нибадж, который упоминается в маршруте Халида даже в варианте Абу Йусуфа. По пути небольшое войско Халида постепенно обрастало отрядами бедуинов, принимавших ислам при его приближении. Как рассказывал впоследствии один из участников завоевания Убуллы и Хузистана, Кутба б. Катада ас-Садуси: «Напал на нас Халид б. ал-Валид со своей конницей, и мы сказали: „Мы мусульмане!" Тогда он оставил нас в покое, и мы вместе с ним совершили поход на Убуллу и завоевали ее» [89]. В конце концов, у Халида б. ал-Валида собралось до 10 000 человек.

Появление такой армии на границе Ирака обеспокоило сасанидского наместника Нижнего Евфрата, и он вышел навстречу Халиду. У ат-Табари сохранилось сообщение, будто Халид направил наместнику Нижнего Евфрата Хурмузу послание, предлагая принять ислам или, сохранив религию, платить подушную подать: «Если нет — вини себя: иду к тебе с людьми, которые так же любят смерть, как вы любите жизнь». Афористическая краткость этого послания вполне в духе эпохи, но скорее всего оно сочинено несколько позднее или было написано кем-то по другому поводу, но приписано Халиду, так как в то время еще не успела сложиться традиция предлагать противнику ислам или джизйу. Хурмуз двинулся навстречу Халиду и расположился у ал-Казимы, где узнал, что Халид намеревается идти через ал-Хафир, и поспешил захватить этот колодец. Халид также узнал о маневре противника и свернул к ал-Казиме, но опытный персидский полководец снова опередил его и занял ал-Казиму. Отряд Халида оказался в безвыходном положении: кони устали и могли погибнуть в безводной пустыне, оставалось одно — с боем, любой ценой пробиться к воде. Решительный Халид приказал оставить вьюки и идти к ал-Хафиру пешком на изготовившегося к бою противника. К счастью для мусульман, прошел дождь, подкрепивший их и убедивший их в поддержке Аллаха.

Мусульмане дрались ожесточенно, Халид убил в поединке Хурмуза, и персидское войско бежало, бросив весь обоз, который достался мусульманам, в том числе целый верблюжий вьюк цепей, из-за которых эта битва осталась в памяти участников как «день цепей» [90]. Существует также предание, что в этот день победителям достался боевой слон, которого с другой добычей отправили в Медину и там водили по улицам, но такую добычу скорее можно было ожидать в последующих битвах, когда против мусульман двинули серьезные силы и битвы происходили в самом Ираке.

Ал-Хафир принято отождествлять с Хафар-эль-Батин, в 80 км к юго-западу от скрещения границ Ирака, Кувейта и Саудовской Аравии [91]. Однако простого созвучия названия недостаточно для отождествления, так как топонимы, производные от хафара («копать»), широко распространены в Аравии. Более индивидуально название ал-Казима. В дорожнике географа IX в. Ибн Хордадбеха так называется станция в двух переходах от Басры на прямой дороге в Йамаму, т. е. в 70–80 км к югу от аз-Зубайра. От этого пункта до Хафар-эль-Батин около 220 км по прямой, поэтому трудно представить, чтобы эволюции двух войск происходили в таких пределах, к тому же персидское войско вряд ли рискнуло бы удалиться на 300 км от обжитой территории. Более вероятно, что ал-Хафир соответствует одноименной станции IХ-Х вв. в 18 милях (36 км) от Басры по дороге в Мекку [92]. В этом случае точно совпадает написание названия, колодцы, за которые шла борьба, оказываются друг от друга всего в 45–50 км по прямой и становятся совершенно ясными маневры, предпринимавшиеся противниками.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах


В некоторых сообщениях говорится о том, что Халид разделил в ан-Нибадже наличные войска на три отряда, один из которых возглавил сам, другой во главе с ал-Мусанной направил к Хире и один — в низовья Евфрата, назначив местом сбора ал-Хафир [93]. Однако в этом случае непонятно, почему ал-Мусанне надо было, идя на Хиру, затем соединяться с Халидом в ал-Хафире. Несомненно, что сведения о 18 000 воинов-мусульман, участвовавших в сражении у ал-Казимы, спутаны со сведениями о других сражениях, и отряд Халида не достигал даже 10000.

При появлении Халида около Убуллы глава бакритов в этом районе Сувайд б. Кутба попросил Халида помочь нанести удар персидскому гарнизону Убуллы, который контролировал низовья Евфрата. Халид, постояв на месте будущей Басры, сделал затем вид, что уходит со всем войском, но, отойдя немного, тайно остановился. Утром убуллцы, ободренные уходом Халида, предприняли нападение на бакритов, в решительный момент были атакованы Халидом с тыла и потерпели сильный урон [94]. Из этого эпизода затем возникло ошибочное представление, что Убулла была взята еще Халидом.

Дальнейшее движение Халида совершенно непонятно. Сведения о нападении его на Мазар, город, расположенный за Шатт ал-Арабом примерно в 60 км, совершенно невероятны, так как Халид не мог углубляться за водный поток шириной более полукилометра, не располагая судами и имея за спиной крепость Убуллу. Даже позже Умар с большой опаской относился к поселению арабов за большими реками, вызывавшими у него, как и у всех обитателей Аравии, страх быть изолированным. Имена военачальников, противостоящих ему, и некоторые детали ситуации напоминают события, связанные с военными действиями при ал-Мусанне несколькими годами позже. К тому же завоевание Мазара также относится к более позднему времени.

Столь же недостоверны сообщения о нападении Халида на Каскар, Хурмузджирд и Зандавард, тем более что, согласно некоторым сообщениям, арабскими войсками в этих сражениях командовал не Халид, а посланный им ал-Мусанна [95] (можно предположить, что эти события происходили после ухода Халида в Сирию, когда ал-Мусанна вел активные боевые действия за Евфратом).

Сложнее обстоит дело с оценкой достоверности сведений о сражениях Халида при ал-Валадже, Уллайсе (которое упоминают почти все источники), у «кровавого канала» и при «слиянии каналов». Беда в том, что все идентификации этих пунктов основываются не на топографических особенностях их расположения и даже не на созвучии каких-то названий, а на предположении, что Халид двигался вдоль Евфрата на Хиру и что где-то здесь, через более или менее равные расстояния, следует их локализовать. Стоит только отойти от этого предположения, как сразу все локализации повиснут в воздухе, а вместе с ними появится сомнение в последовательности упомянутых событий.

Ал-Валаджа, которую Дж. Глабб безосновательно помещал на месте нынешней Эш-Шатры [96], совершенно несомненно, располагалась значительно ближе к Хире, около Айн Захадж, примерно в 50 км южнее Хиры, как и предполагал А. Мусил [97], так как в описании театра военных действий между арабами и персами в районе Хиры в 636 г. Са'дом б. Абу-л-Ваккасом для Умара говорится, что вправо от Кадисии болотистая низина (файд) тянется до ал-Валаджи [98] — а именно у Айн Захадж степное плато почти вплотную подходит к руслу Евфрата, замыкая обширную низину (рис. 10). Отсюда можно сделать вывод, что Халид двигался не с юга, а с востока вдоль Евфрата.

Битва при ал-Валадже велась с большим упорством, и исход ее решило своевременное введение Халидом в бой двух засадных отрядов, с тыла напавших на персидское войско, возглавляемое Андарзугаром. В пыли, поднятой сражающимися, управление войсками стало невозможным, небольшие группы сражались самостоятельно, все решала индивидуальная стойкость бойцов: естественно, что окруженные должны были дрогнуть раньше. И на этот раз Халид одержал решительную победу. Андарзугар бежал в степь и погиб там от жажды.

В битве при ал-Валадже погибло много арабов-христиан из племени бакр б. ваил, и это восстановило против Халида их соплеменников-христиан, которые вошли в большую армию, возглавленную Джабаном и Абдаласвадом ал-Иджли. К ней должны были присоединиться сасанидские войска во главе с Бахманом Джазавайхом.

Халид сумел опередить противника и подойти к Уллайсу, где собрались бакриты, раньше, чем пришел Бахман. Разгорелась жестокая битва, в которой с обеих сторон сражались в основном арабы, и даже — соплеменники. Арабов-христиан поддерживало в их упорстве ожидание прибытия Бахмана, а мусульмане были возмущены наглостью своих соплеменников, осмелившихся не принять ислам и выступить на стороне язычников. Этим взаимным ожесточением и объясняется бессмысленная жестокость Халида по отношению к пленникам. Как только перевес оказался на стороне мусульман, Халид приказал не убивать бегущих, а брать их в плен, затем их подвели к каналу и отрубили им головы, так что в канале потекла красная от крови вода. Эта казнь запечатлела в памяти потомков битву при Уллайсе под названием «кровавый канал» [99].

Местоположение Уллайса также неизвестно. Дж. Глабб помещает его около Самавы, а А. Мусил — около аш-Шатн, в 10 км ниже ал-Валаджи [100]. Во всяком случае, ясно, что он находится ближе к Хире, чем ал-Валаджа, на правом берегу Евфрата, в хорошо орошаемой местности.

После этого сражения Халид дал отдых войскам. На водяных мельницах, расположенных в окрестностях, трое суток мололи муку для восемнадцатитысячного войска. По рассказу ат-Табари создается впечатление, что именно здесь некоторые бедуины из войска Халида впервые столкнулись с прелестями оседлой жизни [101], и если это так, то приходится думать, что путь от ал-Казимы был пройден быстро и без глубокого проникновения в земледельческие районы.

Халид не ограничился казнью пленников, следующей карательной акцией было уничтожение селения (источники ат-Табари называют его городом вроде Хиры) Амгишйа, откуда происходили многие участники битвы при Уллайсе, заодно эта операция принесла изрядную добычу.

Теперь всем стало ясно, что мусульманская армия движется на Хиру. Марзбан Хиры Азадбех отправил сына с передовым отрядом навстречу Халиду, приказав перекрыть Евфрат, а сам стал в укрепленном лагере вне Хиры. Халид впервые решился использовать водный путь: конница шла вдоль протока Евфрата Фурат Бадакла, а пехота (и весь груз) плыла на судах. Внезапно вода спала, и суда оказались на мели — это сын Азадбеха перекрыл плотину около Макра. Халид с кавалерией бросился к плотине, застал персидский отряд врасплох и перебил его. Плотина была открыта, и суда продолжили путь [102].

Перекрытие русла Евфрата ниже головы каналов, орошающих район к югу от Хиры, имело смысл только для затопления низины южнее Хиры, тогда мусульманам пришлось бы совершать долгий обход степью и выйти к Хире с запада. Не совсем понятно одно из сообщений, сохранившихся у ал-Балазури, будто Халид после победы над Азадбехом (вернее, над его сыном) остановился в Хаффане, а потом пошел на Хиру. Проверить его нечем, но оно хорошо вписывается в общую картину: до Хиры от Хаффана по прямой дороге около 30 км и здесь было удобно остановиться перед последним броском, чтобы дать отдых кавалерии после форсированного марша.

Из сообщений ат-Табари следует, что Халид перед захватом Хиры остановился перед Хаварнаком, где находился лагерь персов, но в это время Азадбех узнал о серьезных переменах в Ктесифоне [103] и ушел без боя за Евфрат, оставив Хиру без прикрытия. Логично предположить, что Халид при всей его решительности не стал бы только с кавалерийским авангардом приближаться к заранее подготовленному лагерю противника, а лишь провел бы разведку, отойдя потом на почтительное расстояние (быть может, именно в Хаффан) и ожидая подхода основных сил. Не исключено, конечно, что появление Халида в Хаффане совпало с известием о начавшихся в столице распрях, и Азадбех, не зная, что перед ним только авангард, не стал рисковать собой и отрядом ради защиты арабов от арабов в смутной обстановке, когда нельзя было ждать помощи из Ктесифона, и ушел.

Как бы то ни было, Хира, столица приевфратских арабов, лежала беззащитной перед мусульманской армией. Городской стены у нее не было, но имелось несколько больших укрепленных усадеб-замков (каср) и монастырей, обеспечивавших оборону города. Халид, мастер быстрых переходов и умелого маневрирования в степи, оказался в затруднении: опыта осады крепостей у него не было, а здесь еще приходилось распылять силы на несколько пунктов и действовать среди садов и полей, перерезанных каналами и оградами. Мусульмане предложили жителям Хиры принять ислам или, сохранив прежнюю религию, платить подушную подать, угрожая в противном случае начать военные действия. Хирцы ответили отказом, но Халид предоставил им еще день на раздумье и снова получил отказ. Пришлось начать военные действия.

Мусульманам скоро удалось захватить несколько церквей и монастырей, священники обратились к оборонявшимся в замках с призывом прекратить сражение и начать переговоры. Это обращение в сочетании с решительным приступом мусульман склонило хирцев к переговорам. Арабские историки сохранили несколько вариантов беседы Халида со старейшинами Хиры, которые вряд ли можно считать достоверными. И все же один из них показателен для иллюстрации настроения Халида. Пришедшего к нему старца Абдалмасиха он спросил: «Горе тебе, кто вы? Арабы? Тогда что же вы злобитесь на арабов?» Абдалмасих ответил, что они самые чистокровные арабы, какие только есть, но от принятия ислама отказался, сказав, что предпочитает остаться христианином и платить подать; это еще более рассердило Халида, который заявил, что надо быть последним дураком, чтобы, заблудившись в пустыне неверия, отказаться от проводника-араба и предпочесть проводника-чуЖака [104].

Относительно содержания договора у арабских историков нет единодушия. Сообщаются различные суммы дани: от 80 000 до 190 000 дирхемов. В тексте договора, приведенном у ат-Табари, указана последняя сумма, но сам текст вызывает некоторые сомнения в подлинности [105]. Более надежным представляется сообщение у ал-Балазури, восходящее к известному мусульманскому юристу Йахйе б. Адаму (ум. в 818-19 г.), что каждый из 6000 взрослых имущих мужчин Хиры был обложен 14 дирхемами по 5 даников на общую сумму 84 000 дирхемов. Очень правдоподобное число жителей Хиры, а главное — пересчет джизйи в дирхемы разного достоинства [106] говорят о том, что Йахйа действительно видел подлинник договора.

Этот договор убедил жителей соседних округов, что с пришельцами лучше договориться. Вскоре был заключен договор с жителями селений Баникийа и Барусма (Басма) о ежегодной выплате ими по 1000 дирхемов и отдельно со всеми округами Среднего Евфрата. Текст договора, приведенный у ат-Табари, гласит:

«Во имя Аллаха милостивого, милосердного! Это — грамота Халида б. ал-Валида Заду, сыну Бухайша, и Салубе, сыну Настуна: вам — защита, а на вас — джизйа, и вы ручаетесь за выплату жителями Нижнего и Среднего Бехкубада, которых вы представляете, двух тысяч тяжелых [дирхемов] каждый год со всех имущих кроме того, что лежит на Баникии и Басма. Вот вы договорились со мной и мусульманами, а мы согласились [признать] за вами и жителями Нижнего Бехкубада и теми жителями Среднего Бехкубада, которые вошли с вами [в договор], вашу собственность, кроме принадлежавшей роду Хосроев и их сторонников. Засвидетельствовали: Хишам б. ал-Валид, ал-Ка'ка' б. Амр, Джарир б. Абдаллах ал-Химйари, Башир б. Абдаллах б. ал-Хасасийа и Ханзала б. ар-Раби'. На-писано в году двенадцатом, в сафаре» [107].

Здесь уместно обратиться к хронологии описанных выше событий. Большинство из них: битва при Мазаре («у слияния рек»), при ал-Валадже и Уллайсе и договор с жителями Бехкубада — датированы у ат-Табари месяцем сафаром 12 г. х. (17.IV-15.V 633 г.), только договор с Хирой, в подлинности текста которого нет уверенности, датирован раби' I (16.V- 14.VI). Однако у более раннего историка Халифы б. Хаййата договор с Уллайсом датирован субботой 3 раджаба 12 г. х. (13 сентября 633 г.). Этот день действительно приходится на субботу, а такое совпадение числа и дня недели обычно говорит о достоверности даты. А. Мусил, хорошо знавший географию этого района и местные диалекты, также склонен был относить взятие Хиры к осени, так как, по его мнению, «сафар» во всех сообщениях у ат-Табари означает не месяц мусульманского лунного календаря, а время года — «осень», поскольку так ее обычно называют бедуины Северной Аравии [108].

Но если принять объяснение А. Мусиля, то окажется, что Халид, выйдя из Йамамы в конце марта — начале апреля, оказался в низовьях Евфрата только в сентябре, что само по себе сомнительно, даже если, следуя за ал-Йа'куби, датировать завоевание Йамамы раби' I 12 г. х., так как путь от Йамамы через ан-Нибадж до ал-Казимы (900 км) мог занять не более 30 дней (а наиболее вероятно — 22–25 дней). Но поздняя датировка завоевания Йамамы противоречит ряду фактов:

Сбор урожая зерна в Йамаме, который застали мусульмане, не может быть позже апреля.

Битва при ал-Казиме не могла происходить в июне-июле, так как дожди после середины мая здесь исключены, а если это так, то Халид действительно вышел из Йамамы в мухарраме.

У ат-Табари в нескольких случаях говорится, что Халид после взятия Хиры провел в Ираке около года до похода в Сирию, а это возможно только в том случае, если он вступил в Хиру в июне-июле, а не осенью.

Отрывок, в котором у Халифы приводится дата договорa с Уллайсом, в целом недостоверен — в нем сведены воедино разновременные факты: так, оказывается, что после договора с Уллайсом, по которому жители заплатили 1000 дирхемов, Халид «завоевал Хурмузджирд и Нахр ал-Малик и Барусму, и заключили с ним договор Абдалмасих б. Букайла и Ийас б. Кубайса о выплате 90 000, затем он пошел к Анбару и завоевал его» [109]. Но эта сумма налога всеми источниками относится не к Хурмузджирду, а к Хире, о завоевании которой Халифа не говорит ни слова, к тому же Хурмузджирд лежит значительно восточнее Хиры, в районе Васита.

Можно предположить, что сама по себе дата договора, относимая к Уллайсу, достоверна, но ею следует датировать какое-то другое событие, что не исключено. И все же гораздо вероятнее, что реальная последовательность событий расходится с той, которую излагают арабские источники. Начнем с того, что районы Барусма и Нахр ал-Малик расположены за Евфратом далеко на север от Хиры, и естественно, что они могли быть завоеваны только после Хиры, но действительно ли Уллайс находился перед Хирой? Ведь мы его ищем здесь только на основании указываемой у ат-Табари последовательности событий. Между тем в тех же источниках сохранились неясные упоминания «другого Уллайса» (или «малого Уллайса»), который связывается с именами Халида и ал-Мусанны [110] и, по Йакуту, находился в округе Анбара [111]. Совершенно невероятно, чтобы в течение двух-трех лет военными действиями были за тронуты два населенных пункта с одинаковым редким названием, гораздо вероятнее (если даже и были два вооруженных столкновения в одном и том же месте), что имеется в виду один и тот же пункт, который локализован лишь в одном случае. Весьма вероятно одно из предположений А. Мусиля, помещающего Уллайс в район древней Вологезии [112].

Вызывает недоумение, как могли сасанидские власти допустить заключение договора с завоевателями района, прилегающего непосредственно к столице. Арабские источники ат-Табари объясняют это борьбой за престол в Ктесифоне, хотя сохраненная им же сасанидская историческая традиция говорит, что в 633 г. на престоле уже утвердился Йездигерд III. Возможно, что и после этого продолжались неурядицы, не позволявшие собрать силы для отражения арабов, которые до сих пор не считались серьезными соперниками Ирана. Не исключено также, что, став царем, Йездигерд III первое время не жил в столице, где могли сидеть его противники.

Следующим этапом действий Халида многие источники называют завоевание Анбара и набег ал-Мусанны на базарное местечко Багдад, но и то и другое является анахронизмом; есть надежное сообщение, восходящее к «шейхам Анбара», что город был завоеван не Халидом, а набег на Багдад упоминается в рассказах о событиях следующих лет [113].

Последним походом Халида в 633 г. был поход на крепость Айн Тамр с большим арабо-персидским гарнизоном. При известии о его приближении предводитель арабской части гарнизона Акка б. Абу Акка решил встретить Халида в поле. Встреча произошла на расстоянии дневного перехода, примерно на полдороге из Кербелы. Халид вел войско компактной группой и с ходу нанес удар по центру противника. Акка попал в плен и был казнен [114], а остатки его отряда бежали в Айн Тамр. Персидский комендант Михран вывел свой гарнизон из крепости, оставшиеся в крепости арабы после непродолжительного сопротивления сдались на милость победителя. Халид казнил предводителей и часть рядовых пленных. В одном из монастырей были захвачены 40 арабских юношей, монахов или учащихся монастырской школы, которые были обращены в рабство. После захвата Айн Тамра безопасность мусульманских владений в районе Хиры была гарантирована.

Пока Халид одерживал победу за победой, Ийад б. Ганм безуспешно пытался подчинить земли племен калб, тамим и танух с центром в Думат ал-Джандал. Поэтому, когда от Халида прибыл в Медину обоз с пятой долей добычи, Абу Бакр приказал Халиду идти на Думу. Приближение Халида, несколько лет назад вынудившего владетеля Думы признать верховенство Мухаммада и уплатить джизйу, заставило многих задуматься. Один из вождей предложил вступить в переговоры и, получив отказ со стороны большинства, ушел со своим отрядом.

Союзники решили не допустить соединения двух мусульманских отрядов и разбить их по отдельности: одна часть двинулась против Ийада, другая — навстречу Халиду, однако и те и другие потерпели поражение, а их предводители попали в плен. Беглецы до отказа заполнили крепость Думы и закрыли ворота перед отставшими товарищами, оказавшимися под угрозой поголовного истребления. И действительно, Халид приказал перебить всех пленных, только калбиты были спасены своими бывшими союзниками-тамимитами из мусульман, заявившими, что они им сдались и получили обещание сохранения жизни. Халид разгневался, но не мог пойти против значительной части своего войска, прошедшей с ним весь иракский поход. Когда наконец ворота были проломлены, то и в крепости были перебиты все воины, остальные — обращены в рабство, а девушек продали с аукциона; предводитель мусульман купил славившуюся красотой дочь владетеля Думат ал-Джандал, ал-Джудаййа б. Раби'а.

Этот разгром, изменивший соотношение сил в Северной Аравии, произошел, по-видимому, в первой половине октября [115].

Бросается в глаза, что с наибольшей жестокостью Халид расправлялся не с чужаками, а со своими собратьями — арабами, не желавшими принять ислам. Религиозное учение, выросшее из желания установить равенство и справедливость, превратилось в неумолимую и беспощадную силу, как только стало идеологией государства, а не горстки гонимых идеалистов. Для нее теперь требовались не богомольцы и аскеты, а суровые воины типа Халида б. ал-Валида. Тот путь от наивных религиозных идей человеколюбия и равенства до проповеди собственной исключительности и жестокой нетерпимости, на который христианству потребовалось около трех веков, ислам, став государственной идеологией, проделал за двадцать лет.

В конце октября Халид должен был возвратиться в Хиру, где мусульмане переживали беспокойные дни; как только лучшая часть армии с грозным полководцем ушла в Думат ал-Джандал, арабы-христиане племени таглиб начали готовить совместные с персами действия против завоевателей, чтобы отомстить за смерть Акки. Незадолго до возвращения Халида два персидских полководца, Зармихр и Рузбех, вышли со стороны Багдада к ал-Хусайду и ал-Ханафису [116] для соединения с таглибитами. Наместник Хиры ал-Ка'ка' б. Амр стал готовить войско, чтобы выслать им навстречу, но тут, к великой радости мусульман, в Хиру возвратился Халид. Со свойственной ему энергией он немедленно отправил подготовленный отряд и через некоторое время выступил сам с остальным войском, нагнав авангард в Айн Тамре. Отсюда он отправил ал-Ка'ка' на ал-Хусайд, а Абу Лайлу — на ал-Ханафис с приказом не давать персам останавливаться и закрепляться, а если они все-таки остановятся, то немедленно дать им бой.

Бой с основными силами персов завязался в ал-Хусайде, оба персидских полководца пали, остатки их армии бежали в ал-Ханафис. Когда же туда с двух сторон подошли Абу Лайла и ал-Ка'ка' то персидский гарнизон, деморализованный предшествующим поражением, не принял боя и ушел в сторону ал-Мусаййаха [117], где стояли таглибиты во главе с ал-Хузайлем б. Имраном, по пятам за ними шли мусульмане.

Получив известие о победе, Халид условился о времени совместного нападения на ал-Мусаййах и пошел со своим отрядом напрямик через степь через ал-Джинаб, ал-Барадан и ал-Хинй; ночью в условленный час все три отряда с разных сторон напали на лагерь ничего не подозревавших таглибитов. Естественно, что все они были перебиты, а их семьи взяты в плен, и только ал-Хузайлу с горсткой воинов снова удалось спастись. Среди множества убитых христиан и язычников случайно оказались два таглибита-мусульманина с грамотой от Абу Бакра. Умар, не любивший Халида, поставил ему в вину предумышленное убийство мусульман, но халиф охладил его, сказав: «Так и бывает с теми, кто живет среди неверующих в их стране», и взял на себя уплату виры и заботу о сиротах.

Халид не довольствовался разгромом таглибитов в ал-Мусаййахе и двинулся вверх по Евфрату к Джебел Бишр, где в византийских пределах собиралась вторая группа таглибитов. Это было рискованное решение, но в случае успеха сопротивление таглибитов было бы сломлено на всем правобережье Евфрата. Снова мусульманское войско подошло незамеченным и ночью напало с трех сторон на спящий лагерь в ас-Синй [118], на юго-восточном склоне Джебел Бишр. На этот раз никому не удалось уйти, чтобы предупредить о появлении Халида второй лагерь таглибитов в Зумайле, и он также был разгромлен в ночной атаке. Отсюда Халид пошел еще дальше на запад, к ар-Рудабу (около Русафы), стоявшие там таглибиты при известии об этом ушли дальше, не приняв боя. Дальнейшее преследование на территории Византии грозило мусульманам окружением, и Халид предпочел повернуть назад.

На обратном пути в ал-Фираде, около впадения Хабура в Евфрат, Халиду преградила путь смешанная арабо-византийско-персидская армия из остатков разгромленных таглибитов и частей гарнизонов приграничных крепостей. Мусульманам удалось разбить этот смешанный и потому неустойчивый заслон. Только теперь можно было считать, что этот опасный рейд закончился благополучно: дальше до самой Хиры не было серьезного противника [119].

Поход против таглибитов датируется вполне надежно рамаданом 12 г. х. (9.XI-8.XII 633 г.), перепутать этот месяц с другим участники сражений не могли из-за приходящегося на него поста. После ал-Фирада Халид дал отдых своему отряду, не знавшему передышки в течение почти трех месяцев, и только 25 зу-л-ка'да 12/31.I 634 г. приказал возвращаться в Хиру.

Этот заключительный поход 633 г. как нельзя лучше характеризует полководческий талант Халида и его тактику. Как бы ни были преувеличены успехи мусульман в передаче престарелых очевидцев и их потомков, остается бесспорным, что в сложнейшем 800-километровом рейде по вражеской территории от ал-Хусайда до ар-Рудаба и обратно Халид ни разу не потерпел неудачи. Его успехи объяснялись быстротой маршей, позволявшей каждый раз появляться неожиданно, опережая распространение известий о его движении. Одним из приемов ускорения марша было комбинированное использование верблюдов и лошадей, когда последние большую часть пути шли налегке и только перед решительным броском или атакой воины пересаживались на коней, как это было сделано при нападении на ал-Мусаййах. Кроме того, несомненным преимуществом мусульманской армии было понимание того, что наступила новая эпоха, требующая подчинения общему делу, стоящему над личными желаниями и отношениями.

Победы Халида были не только военным успехом талантливого полководца, но и проявлением превосходства государства, вооруженного идеей, над отважными защитниками индивидуальных интересов. Эти победы отбили у арабов охоту противостоять ему с оружием в руках, а весенние дожди, покрывшие степи свежей травой, рассеяли бедуинов по обширным пространствам Северной Аравии и Джазиры. Мусульмане могли спокойно наслаждаться своей властью в Приевфратье.

Примечания

1. И. Са'д, т. 2, ч. 2, с. 53–55; Балаз., А., с. 565, 581–582; Таб I, 1815–1817.

2. Этот стих, вошедший в Коран (III, 144/138), мусульмане впервые услышали в тот день из уст Абу Бакра; во всяком случае, Умар спросил, из Корана ли он [Балаз., А., с. 563].

3. Вак., пер., с. 399.

4. Шиитские и аббасидские историки внесли много путаницы в историю избрания Абу Бакра. Желая доказать его незаконность, они всячески подчеркивали враждебное отношение к нему Али и ал-Аббаса, так как добровольная, вместе со всеми присяга ему Али делала беспочвенными утверждения об исключительном праве Али и его потомков на руководство мусульманской общиной. С другой стороны, информация, восходившая к Аише, тоже (хотя и с враждебных Али позиций) рисовала Али противником присяги Абу Бакру (например, [Балаз., А., с. 586: № 1186]).

Несомненно, что среди мухаджиров-курайшитов были люди, несогласные с кандидатурой Абу Бакра (одни потому, что могли сами претендовать на власть, другие потому, что считали более достойными иных кандидатов), и, чтобы успокоить их, Абу Бакр сказал в первой своей проповеди: «Вот, я стал вашим правителем, хотя я и не лучший из вас, присяга мне была внезапной, [я принял ее] потому, что я боялся смуты. Клянусь Аллахом, я не жаждал власти ни днем, ни ночью, и не стремился к ней, и не просил ее у Аллаха ни тайно, ни явно. Нет мне от нее радости, я возложил на себя тяжкое дело, которое мне не по силам, но должен [его нести]» [Балаз., А., с. 590–591].

Оправдание присяги тем, что она была «внезапной» (), повторяется разными информаторами со слов разных лиц; в частности, Ибн ал-Аббас вкладывает это выражение в уста Умару, который будто бы в пятничной проповеди, будучи халифом, объяснял свое поведение при выборах Абу Бакра [Балаз., А., с. 583–584; Таб., I, 1822].

Возможно, что Али и аз-Зубайр, каждый считая себя более достойным преемником, не очень охотно приняли избрание Абу Бакра, но сведения о многомесячном отказе от присяги, угрозах Умара поджечь дом Али, если он не присягнет, являются тенденциозными преувеличениями [Балаз., А., с. 585–587; И. Кут., т. 1, с. 20–27; Таб., I, 1818; Йа'к., т. 2, с. 140–141]. Вероятно, ближе к истине изложение позиции Али в сообщении ал-Вакиди со слов Тарика б. Шихаба [И. Абдалбарр, И., № 777] (информатор, не близкий к Мухаммаду, но, возможно, хорошо знавший события времени правления Абу Бакра): Али был занят омовением тела Мухаммада и не принимал участия во всех этих событиях; услышав шум в мечети (когда присягали Абу Бакру), Али вышел и сказал: «О Абу Бакр! Ты что, не считал, что мы имеем право на это дело?» Абу Бакр ответил: «Да, [имеешь], но я боялся смуты и возложил на себя это тяжкое дело». На что Али заметил: «Я знаю, что посланник Аллаха поставил тебя руководить молитвой и что ты был вторым из двух в пещере»- и присягнул Абу Бакру [Балаз., А., с. 582; ср. Таб., I, 1825–1826]. Впрочем, это сообщение нельзя считать совершенно достоверным: в нем повторяются выражения, относимые другими рассказчиками к иным лицам, вызывает подозрение то, что Али говорит о себе «мы» (если только он не имеет, в виду себя и ал-Аббаса, но это тоже свидетельствует о фальсификации).

Более загадочна позиция Умара. Большинство источников рисует его наиболее активным сторонником избрания Абу Бакра. Однако у ал-Балазури сохранилось сообщение, будто Умар пришел к Абу Убайде и сказал, что присягает ему, но Абу Убайда ответил: «…со времени принятия тобой ислама и до сего момента я не мог тебя ни в чем упрекнуть. Как ты будешь присягать, когда среди вас есть ас-Сиддик (т. е. Абу Бакр), второй из двух?» [Балаз., А., с. 579]. Э. Шуфани безоговорочно принимает эту версию поведения Умара [shoufani, 1972, с. 54–58].

Можно отметить только, что на первом этапе борьбы с отступниками ни Али, ни аз-Зубайр активного участия в ней не принимали.

5. Кор., пер., LIX, 8; IX, 119/120.

6. Балаз., А., с. 571–591; Таб., I, 1837–1844; Куфи, т. 1, с. 1–5; Muranyi, 1978.

7. Ср.: БСЭ, т. 28, стб. 509–510 и СИЭ, т. 15, стб. 494–495.

8. Исфах., пер., с. 59.

9. Балаз., А., с. 304; И. Хабиб, с. 260–261; И. Абдалбарр, И., № 2517.

10. Таб., I, 1868 — в конце раби' I, перед прибытием из Йемена известия о гибели ал-Асвада. Согласно другим источникам, ал-Асвад был убит за пять дней до смерти Мухаммада, а известие об этом пришло в Медину на десятый день правления Абу Бакра [Балаз., Ф., с. 106], т. е. 22 раби' I 11/17 июня 632 г. Такая скорость движения гонца (около 100 км в день) очень велика, но находится в пределах возможного, сомнение вызывает только, можно ли 22-е число месяца назвать «концом месяца». Обычно хорошо осведомленный ал-Вакиди [пер., с. 436] датирует выступление Усамы 1 раби' П/26 июня. Эту дату можно считать идентичной датировке похода последним днем предыдущего месяца.

11. О том, что ал-Асвад был пьян, см. [Балаз., Ф., с. 106; Баланси, с. 153].

12. О восстании Тулайхи при жизни Мухаммада см. [Таб., I, 1797, 1892], после смерти — с. 1871; с. 1873 — можно понять двояко.

13. Таб., I, 1870, 1873; Баланси, с. 4–5.

14. Последовательность этих событий и их датировка неясны. По одним сведениям, делегации гатафан, хавазин и других прибыли в Медину на десятый день после смерти Мухаммада [Таб., I, 1894]; по другим — Амр б. ал-Ас, узнавший о ней в Хаджаре (Бахрейн) и возвращавшийся в Медину через Йамаму и земли бану амир в сопровождении хафиров (проводников через территорию своего племени), встретил около Зу-л-Касса Уйайну б. Хисна, возвращавшегося после бесплодных переговоров с Абу Бакром [Баланси, с. 45]. Однако при самой максимальной скорости движения гонцов (120–130 км в сутки) известие о смерти Мухаммада дошло бы до Хаджара лишь на 11-12-й день; Амр в сопровождении хафиров не мог двигаться с такой же скоростью и достиг бы Зу-л-Касса лишь дней через 25. Это значит, что сражение при Зу-л-Касса могло произойти лишь месяца через два после смерти Мухаммада, что также невероятно, поскольку в это время уже вернулся Усама б. Зайд.

Таким образом, нам приходится ограничиваться приблизительным размещением этих событий относительно друг друга.

15. Вак., пер., с. 435.

16. Наиболее полное сообщение обо всех этих событиях в изложении Сайфа сохранил ат-Табари [i, 1911–1920]. Ал-Балазури не упоминает ее вообще, ал-Куфи [т. 1, с. 25–26] пишет только о встрече Саджах с Мусайлимой, ал-Баланси (с. 62–63) также описывает только этот эпизод, но по иному источнику. Кстати, он полагает, что Саджах была захвачена Халидом после поражения Мусайлимы, т. е. была женой последнего, что совершенно не согласуется с наиболее достоверным рассказом тамимита Сайфа. Ал-Мас'уди также уверенно пишет о женитьбе Мусайлимы на Саджах [т. 2, с. 310].

17. Таб., I, 1886, 1887.

18. В отряде, с которым вышел Халид, было 2700–3000 человек [Халифа, с. 66], 500 воинов племени ал-гаус и 500 воинов джадила присоединились к нему по пути [Таб., I, 1892].

19. Йакут [т. 1, с. 601] приводит сведения двух авторитетов; согласно одному, это источник в земле таййитов, согласно другому — в земле бану асад, где произошла битва с Тулайхой. Косвенно ее удается локализовать следующим образом:

Она находилась около Самира (см. рис. 9), так как после получения известия о разгроме зубйан в Зу-л-Касса Тулайха перешел из Самира в Бузаху [Таб., I, 1879].

Она не могла находиться в районе Файда, так как за ним начинались земли таййитов. Это подтверждается и тем, что Халид подошел к Бузахе мимо гор Аджа и Салма [Таб., I, 1887, 1889, 1892].

Ибн Исхак связывает лагерь Тулайхи с районом Катана и Гамр ал-Марзука [Халифа, с. 67].

После сражения беглецы оказались частично в Руммане (Джебел Румман, в 30–40 км к северо-западу от Самира) и Гамр ал-Марзуке («вода бану асад в двух ночах от Файда по старой дороге в Медину» [И. Са'д, т. 2, ч. 1, с. 61]), а часть бежала в родные становища по краю Нефуда от Мискаба до Васита, т. е. примерно от Кухайфы до Сарифа. На карте TAVО В VII, 1 Бузаха помещена юго-западнее Хайля.

20. Из Медины Халид вышел с 2700–3000 воинами [Халифа, с. 67], к которым присоединились 1000 таййитов. Не исключено, что кроме них присоединялись еще какие-то мелкие группы. Учитывая, что цифры обычно округлялись в сторону повышения, то даже с учетом присоединения мелких групп мы можем оценивать войско Халида в 4000 человек.

Относительно войска Тулайхи нам известна только численность отряда Уйайны — 700 человек [Халифа, с. 68; Таб., I, 1890; Балаз., Ф., с. 96]; кроме его бану фазара были и другие гатафанцы, но основную часть войска составляли бану асад. Если считать, что гатафанцев было не менее 1000, то все войско вряд ли было меньше 3000.

21. Рассказ об этом — излюбленный сюжет историков, обязательно упоминающих его при сколько-нибудь развернутом повествовании [Балаз., Ф., с. 96; Таб., I, 1890; Куфи, т. 1, с. 14–15; Баланси, с. 35].

22. Баланси, с. 30.

23. Таб., I, 1901.

24. Так, Малик б. Нувайра был застигнут и убит, по одним сведениям, в ал-Бутахе [Балаз., Ф., с. 98; Таб., I, 1880, 1921, 1923, 1924, 1963; Куфи, т. 1, с. 21; Баланси, с. 51], а по другим — в ал-Ба'уде [Халифа, с. 69, 70; Йак., т. 1, с. 676]. Точно так же одни говорят, что Халид остановился в ал-Ба'уде, а другие — в ал-Бутахе [Халифа, с. 68–69]. И только упоминание этих двух названий у ал-Балазури [Ф., с. 98] позволяет говорить, что речь идет, в сущности, об одном и том же месте.

25. Согласно ал-Балазури [Ф., с. 97], Халид из Бузахи прошел на Гамр через Румман и ал-Абанайн («два Абана»: Абан ал-Асвад и ал-Абйад на вади ар-Рима, см. рис. 9). По-видимому, неверно скомпонована информация — через ал-Абанайн он должен был идти на ал-Бутах.

26. Йакут [т. 3, с. 577] определяет его местоположение очень приблизительно: «Место около ал-Хауаба на дороге из Басры в Медину, в котором собрались разбитые (при Бузахе) отряды Тулайхи». Об ал-Хауабе говорится только то, что в нем собрались беглецы хавазин и гатафан [Йак., т. 2, с. 352]. Дорога на Басру отходила от дороги на Куфу за Ма'дин ан-Нукра и соединялась с дорогой Мекка — Басра в ан-Нибадже. Ал-Хауаб, по определению У. Тило, южнее хима ад-Дарийа [Thilo, 1958, с. 154; Йак., т. 1, с. 700].

27. Таб., I, 1901.

28. Там же, 1922–1923; Баланси, с. 50; у ал-Балазури [Ф., с. 89] этот эпизод связывается с походом на Йамаму.

29. Баланси, с. 54.

30. Таб., I, 1925–1926.

31. Для нас это звучит странно, но в условиях того времени, когда жена, теряя мужа (если она принадлежала к другому племени), теряла и средства к существованию, женитьба на вдове нечаянно убитого была благодеянием. Женитьба на вдове казненного, конечно, была оскорблением его памяти.

32. Таб., I, 1930; Баланси, с. 70, 89.

33. В. В. Бартольд [т. 6, с. 567] полагал, что Халид шел на Йамаму со стороны Медины через перевал ал-Ахиса (Хайсийа) в горах Тувайк, однако несколько независимых сообщений о том, что Халид оставил войско около ал-Бутаха, ездил объясняться к Абу Бакру в Медину и вернулся, противоречат этому. Сомневаться в этих сообщениях нет оснований; действительно, вести войска 700 км от ал-Бутаха до Медины, а затем около 800 км до верховьев вади Ханифа, вместо 400 км прямого пути из ал-Бутаха на Йамаму, совершенно неразумно. Это подтверждается и тем, что до столкновения с Мусайлимой Халид подговорил тамимитов прогнать отряды союзников Саджах, собиравших дань (харадж), обусловленную договором с Мусайлимой [Таб., I, 1930].

В. В. Бартольд [т. 6, с. 568] изложил этот эпизод не совсем точно, назвав их «отрядами, собиравшими хлеб», тогда как арабский текст менее определенен (). Таким образом Халид обеспечивал свой тыл [Таб., I, 1931], но территория от ат-Гата до верховьев вади Ханифа могла быть тылом Халида только в том случае, если он двигался из ал-Бутаха, с северо-запада.

34. В одном из сообщений у ат-Табари говорится, что Шурахбил б. Хасана встретился с Халидом и они вместе столкнулись с войском Мусайлимы [Таб., I,

1937–1938]. Но странно, что потом в боевых эпизодах его имя ни в одном источнике не встречается. Не был ли он спутан с Шурахбилем, сыном Мусайлимы?

35. Баланси, с. 81–82.

36. обычно переводится как «сад». Однако это не сад в современном понимании слова (т. е. участок, сплошь засаженный фруктовыми деревьями, в данном случае пальмами), а участок обработанной земли, обнесенный стеной, на котором есть и пашня, и огород, и деревья Что это была не пальмовая роща, доказывается участием конников в битве внутри стены [Куфи, т. 1, с 37, 39, Баланси, с. 93].

37. Называются разные имена

38. Баланси, с 93, в рассказе со слов самого Халида.

39. Таб., I, 1952.

40. Бартольд, т. 6, с. 571 — по данным ал-Балазури и ат-Табари, без оценки степени достоверности.

41. Так, Халифа б. Хаййат сообщает (со ссылкой на Зайда б. Аслама), что в битве погибло 450 мусульман, из которых 140 — мухаджиры и ансары, или 500 человек [Халифа, с. 77]. Приводимый им же поименный список погибших мухаджиров и ансаров дает соответственно 24 и 34 имени (с. 77–83), т. е. вдвое меньше суммарной оценки. В этом нет ничего удивительного, так как имена некоторых из погибших могли забыться или выпасть, но разница все-таки слишком велика. Ал-Баланси (с. 121) раскрывает цифру 140: это 70 ансаров+70 мухаджиров. 70 убитых ансаров упоминаются им еще раз по ходу описания битвы (с. 86). Число 70 всегда настораживает, так как это — любимое фольклором число (вспомним 70 убитых курайшитов при Бадре, 70 убитых мусульман при Ухуде, 70 убитых в Бир Ма'уне). Это же доказывается и высказываниями, что ансары четырежды теряли по 70 человек: при Ухуде, в день Бир Ма'уны, в день Йамамы, в сражении «у моста» (около Хиры в 634 г.) [Баланси, с. 121]. Но при Ухуде убитых ансаров было 63, при Бир Ма'уне — 17. В данном случае 58 павших асхабов (добавим возможные пропуски в списке) легко округлялось в 70, а затем превратилось в число погибших в каждой из двух групп сподвижников (подобные удвоения числа за счет одной из составляющих частей встречаются и в некоторых других случаях). Любопытно, что у ал-Мас'уди мы встречаемся с сосуществованием исходного числа погибших курайшитов (23) и результата сложения (70 асхабов) [bGA, pars 8, с. 285]. Общее число убитых мусульман определяется: более 300 человек [Куфи, т. 1, с. 33], 450–500 [Халифа, с. 77], 500 [Баланси, с 121]. Л. Каэтани дает сводный список из 151 имени [Caetani, 1905, vol. 2/1, с. 739–754].

42. Баланси, с. 121; в тексте говорится о 200 раненых ансарах при 70 убитых, но поскольку, как мы показали, число 70 скорее относится ко всем асхабам, то и число раненых может относиться к ним же.

43. Ал-Баланси (с. 124) со ссылкой на аз-Зухри говорит о 7000 убитых, у ат-Табари же (по Сайфу) оказывается, что 7000 было убито только на поле боя, еще 7000 в «саду смерти» и столько же при преследовании [Таб., I, 1951–1952],- прекрасный пример кратного преувеличения! В. В. Бартольд [т. 6, с. 571] принимал цифру 10 000 (без ссылки).

44. Один из участников сражения (тот же, который сообщает общую численность отряда и число в нем асхабов) на вопрос слушателей, кого погибло больше — мусульман или врагов, ответил, что, по подсчету после битвы, убитых врагов было вдвое больше [Баланси, с. 86].

45. Распространенный рассказ о том, как Муджжа'а обманул Халида, поставив на стены укрепленных селений женщин и детей в полном вооружении, чтобы показать, что в селениях достаточно защитников, несомненно, является легендой. И без того Халид понимал, что с войском, переполненным ранеными, ему нельзя ввязываться в осаду укрепленных селений.

46. Баланси, с. 107.

47. Балаз., Ф., с. 90; Халифа, с. 76; Таб., I, 1953; Баланси, с. 106. Ал-Куфи [т. 1, с. 40] говорит об условии отдать все золото и серебро, треть коней и четверть рабов (). Последнее слово обычно переводится как «пленник», но в данном случае, видимо, разумеются рабы, находившиеся в собственности ханифитов. Это подтверждается выражением Халифы — «…половину сабй, иначе говоря, слуг» — и употреблением вместо него слова мамлук [Таб., I, 1954]

48. Бартольд, т. 6, с. 573.

49. Баланси, с. 119–120.

50. Йа'к., т. 2, с. 147; Бартольд, т. 6, с. 568, 572. Ср. примеч. 33 к гл. 5.

51. Это же относится и к изложению событий в Южной Аравии у Л. Каэтани [Caetani, 1905, vol. 2/1, с. 672–685].

52. Таб., I, 1987–1988.

53. Ибн Абдалбарр [И., с. 101: № 370] называет его «раис Омана».

54. Таб., I, 1977. Другие источники не упоминают этого. Сайф называет его зу-тадж («венценосец»).

55. Ат-Табари [i, 1977 и сл.] и ал-Куфи [т. 1, с. 72] в связи с событиями в Омане называют Хузайфу б. Михсана, ал-Баланси же (с. 147–150) — Хузайфу б. ал-Йамана, который, по сведениям средневековых биографических словарей [И. Абдалбарр, И., с. 102: № 385; И. А., Усд, т. 1, с. 390–392; и др.], в Омане не был. По его сведениям, последний был послан Мухаммадом собирать садаку в Омане, хотя все остальные источники так или иначе говорят о возвращении из Омана Амра б. ал-Аса после получения известия о смерти Мухаммада [Балаз., Ф., с. 92]. Кстати, и ал-Баланси сообщает тот же эпизод (со ссылкой на ал-Вакиди) о возвращении Амра из Омана (с. 44–45). Исходя из этого, сообщение о назначении Хузайфы Мухаммадом является ошибкой. У Йакута [т. 2, с. 543] в качестве сборщика садаки при Мухаммаде назван Хузайфа б. Михсан.

56. Баланси, с. 148. Согласно ал-Куфи [т. 1, с. 73], он вышел из Мекки, а затем из Наджрана написал ал-Аш'асу, т. е. здесь спутаны более поздние события: Икрима участвовал в подавлении восстания ал-Аш'аса, но после Омана. Находясь в районе Табалы, он мог совершить нападение на южную часть Йамамы.

57. Наиболее содержательно сообщение у ал-Баланси (с. 147–150), с ним в основном совпадает рассказ ал-Куфи [т. 1, с. 72–75]; ат-Табари (I, 1977–1979], сообщая некоторые дополнительные сведения, не говорит об осаде Даба, а только о сражении, в котором погибло 10 000 врагов ислама и из числа пленных в виде хумса было послано в Медину 800 человек.

58. Caetani, 1905, vol. 2/1, с. 771–777.

59. Нельзя, конечно, исключить возможность, что Наджран в маршруте Икримы назван ошибочно, что двигался он прямым путем по степной восточной окраине Йамамы и столкновение с ханифитами, смутно запомнившееся одному из информаторов, произошло случайно, а не в результате специального похода на Мусайлиму. Но доказать это пока ничем нельзя.

60. Куфи, т. 1, с. 56; Баланси, с. 161.

61. Ал-Йа'куби пишет, что киндиты отбили своих пленных и Зийад «довел до Абу Бакра об отступничестве ал-Аш'аса и о том, что он сделал», но не упоминает прибытия его в Медину [Йа'к., т. 2, с. 149].

62. Куфи, т. 1, с. 61–62. Сведения о 4000 мухаджиров и ансаров в его отряде явно ошибочны, так как общее количество их не превышало 3–4 тысячи, а общее число ансаров и мухаджиров, якобы находившихся одновременно в отрядах Халида б. ал-Валида, Икримы, ал-Ала б. ал-Хадрами и Зийада, оказывается более 8 тысяч. Несомненно, что они были ядром каждого из отрядов, отправлявшихся для борьбы с отступниками, но, например, в отряде Халида их было не более 15 (400 человек в основной группе и какая-то часть в отряде Усамы б. Зайда, насчитывавшем в целом 400 человек). Такое же соотношение можно предполагать и в других отрядах. Несомненно, что первоначально имелась в виду общая численность отряда, а позднее редакторам и компиляторам показалось естественным считать, что отряд состоял из одних сподвижников Мухаммада.

63. Таб., I, 2005–2006; Баланси, с. 163.

64. Куфи, т. 1, с. 67.

65. Эту крепость, находящуюся южнее Тарима, обнаружила советско-йеменская археологическая экспедиция [Пиотровский, 1985, с. 62].

66. Только ал-Куфи [т. 1, с. 79–82] упоминает участие Икримы в сражениях у ан-Нуджайра. Ат-Табари [i, 2007] приводит обе версии. Ал-Баланси (с. 172) говорит, что Икрима прибыл с 700 воинами через четыре дня после сдачи ал-Аш'аса. Ал-Балазури [Ф., с. 102] пишет, что дать им долю добычи распорядился сам халиф. У ал-Йа'куби [т. 2, с. 149] обе версии переплетаются в ином сочетании: Зийад и ал-Мухаджир говорят своим воинам, что им нужно будет поделиться с собратьями, которые придут из Хиджаза, добычей, которая захвачена до сдачи крепости; потом оказывается, что сдачу ал-Аш'аса принимает Икрима.

67. Балаз., Ф., с. 104; Баланси, с. 169.

68. Неоднократно упоминаемые письменные распоряжения Абу Бакра не казнить тех или иных вождей, которые приходят вскоре после свершившейся казни, — скорее всего фольклорный шаблон. Если однажды и был такой случай, то мы не можем отличить его от рожденных под его влиянием легендарных эпизодов, приложенных к другим лицам и обстоятельствам.

Упоминание в этом и некоторых других случаях различия в позициях Абу Бакра и Умара явно отражает сложившийся позднее стереотип: суровый и непреклонный Умар настаивает на казни, а мягкосердечный Абу Бакр милует. В действительности их позиции были далеко не так однозначны.

69. Таб., I, 1990.

70. Там же, 1994, 1999; согласно ал-Баланси (с. 151), Кайса взял в плен Икрима.

71. По сведениям ал-Баланси (с. 157), Амр б. Ма'дикариб сдался Халиду б. Са'иду, который, по другим сведениям, сталкивался с ним при Мухаммаде.

72. Таб., I, 1995.

73. Там же, 2001.

74. Shoufani, 1972, с. 131.

75. Некоторое сомнение вызывает указание на то, что ал-Мунзир был юношей ([Куфи, т. 1, с. 46; Баланси, с. 145]), тогда как ан-Ну'ман был убит в 602 г., и, следовательно, даже родившемуся после его смерти сыну должно было быть 30 лет — по представлениям того времени, все-таки нельзя было назвать его «молодым человеком».

76. Ал-Куфи [т. 1, с. 48] говорит о 2000 мухаджиров и ансаров. Ал-Баланси (с. 137) сообщает, что Абу Бакр послал ал-Ала с 16 всадниками (), что явно невероятно, тем более что дальше говорится, что в его отряде было 326 мухаджиров (с. 140). Быть может, под разумелись только конники, а 326 человек составляли все мусульмане, вышедшие с ним из Медины.

77. Таб., I, 1964; Куфи, т. 1, с. 50–51. Вождь этой группы Кайс б. Асим ал-Минкари был уполномочен Мухаммадом собирать садаку со своего племени [Баланси, с. 10], но, узнав о смерти Мухаммада, разделил собранный скот. При появлении ал-Ала он будто бы раскаялся и все вернул [Таб., I, 1964].

78. У ал-Баланси (с. 138) получается две осады ал-Джувасы; центральный эпизод его рассказа о второй осаде ал-Джувасы (вылазка осажденных на перепившихся врагов) у ат-Табари отнес ён к противостоянию двух войск в лагерях, обнесенных рвами, около Хаджара, с той только разницей, что в первом случае разведчик спускается со стены, а во втором случае перелезает через ров [Таб., I, 1968–1969]. Видимо, это и есть сражение при Радм ал-Кадах [Баланси, с. 138], куда, по рассказу ал-Куфи [т. 1, с. 52], отошли разгромленные бакриты.

79. Таб., I, 1971–1972; Баланси, с. 142. Куфи, т. 1, с. 53 — сражение у Радм ал-Кадах, в котором убит ал-Хутам, помещается после завоевания острова.

80. Баланси, с. 138.

81. Балаз., Ф., с. 241.

82. По одному из сообщений, ал-Мусанна специально приехал в Медину в составе армии Халида [Таб., I, 2018, 2022–2023; Балаз., Ф., с. 241], но весь ход событий показывает, что ал-Мусанна присоединился к Халиду после битвы при ал-Казиме. Ал-Азди (с. 53) говорит о визите ал-Мусанны к Абу Бакру до похода Халида.

83. Беляев, 1966, с. 135, 136.

84. Shoufani, 1972, с. 147, 149.

85. Балаз., А., с. 516.

86. Чтобы дать более наглядное представление о разнобое сведений в различных источниках, мы даем их в виде сопоставительной таблицы. Хорошо известная всем историкам-арабистам мозаичность расположения материала (особенно у ат-Табари) не позволяет уложить в таблицу весь материал, так как все отмеченные в ней авторы в последовательное размещение рассказов о событиях то тут, то там вставляют варианты, иногда в виде краткого эпизода, иногда в виде повествования. Мы учитываем в таблице лишь общую последовательность изложения, не учитывая эти вкрапления. В целях наибольшей компактности таблицы мы даем лишь названия пунктов, где происходили сражения, в скобках имена полководцев — противников Халида, без скобок — имена лиц, подписывавших договор, суммы в дирхемах означают размер дани по договору. Сведения ат-Табари условно разделены на два варианта, хотя реальное число их значительно больше, но в общем они примыкают либо к одной, либо к другой версии.

87. Glubb, 1966; Колесников, 1982, с. 57–60.

88. Таб., I, 2016. Датировка сражения в «саду смерти» раби' I [Йа'к, т. 2, с. 147] явно ошибочна, так как в этом случае, с одной стороны, слишком велик разрыв между походом на ал-Бутах, а с другой, как мы увидим дальше, возникают сложности с датировкой военных действий в Ираке.

89. Халифа, с. 85.

90. Существует версия, что битва названа «битвой цепей» из-за того, что персидские воины сковали себя цепями, чтобы не отступить [Таб., I, 2023], но маловероятно, чтобы войско, совершавшее быстрые маневры в степи для упреждения противника, несколько раз сковывалось и расковывалось. Скорее можно подумать, что цепи были взяты самоуверенным персидским военачальником, чтобы торжественно провести в них закованных пленных арабов.

91. Glubb, 1966, с. 126.

92. Ал-Йа'куби [bGA, pars 7, с. 180] приводит такой маршрут от Басры на Мекку: от Басры (современного Эз-Зубайра) до ал-Манджашании — 8 миль, оттуда до ал-Хуфайра (может быть прочтен и как ал-Хафир, с долгим и) — 10 миль, оттуда до ар-Рухайла — 28 миль, оттуда до аш-Шаджи — 29 миль, далее до ал-Харджа — 23 мили, затем до Хафар Аби Муса (или Аби Мавийа) — 26 миль. Ар-Рухайл (или ар-Рахил) сохранил свое название до наших дней (Карта Ирака, составленная Ибрахимом Хилми ал-Гури, изд. Дар мактабат аш-Шахба, Халеб, б. г.), но расстояние до него от аз-Зубайра — около 115 км, что значительно больше указанных в дорожнике 46 миль. В другую сторону, от ар-Рухайла до Хафар Аби Муса, соответствующего современному Хафар-эль-Батин, — около 160 км, т. е. почти точно 78 миль. В первом случае расхождение с дорожником скорее всего объясняется пропуском числа десятков в числе миль первого перегона, такие пропуски встречаются нередко.

93. Таб., I, 2023.

94. Балаз., Ф., с. 241–242; Азди, с. 57–58.

95. Азди, с. 63–64.

96. Glubb, 1966, с. 126, 128 и карта XII.

97. Musil, 1927, с. 293.

98. Таб., I, 2230.

99. Там же, 2029–2036.

100. Glubb, 1966, с. 128; Musil, 1927, с. 295.

101. Таб., I, 2035.

102. Там же, 2038–2040.

103. Он якобы узнал о свержении Ардашира, сына Шируйе ([Таб., I, 2038], о смерти Ардашира в том году см. также [Таб., I, 2053]), что расходится с другими сведениями о времени гибели Ардашира, принятыми, в частности, А. И. Колесниковым [1970, с. 90]; в связи с событиями следующего года не сколько раз упоминаются Азармидухт и Буран (духт), правившие после Ардашира [Таб., I, 2163, 2165, 2168–2172, 2179, 2209]. Согласно Халифе (с. 58), Буран воцарилась в 9/630-31 г., была свергнута (или умерла) в 10/631-32 г. (ср. [Колесников, 1982, с. 58]).

104. Таб., I, 2041. Похожий разговор ведет Халид (согласно ал-Азди) со старцем арабом, дядей ал-Мусанны, в ан-Нибадже, куда Халид попал на пути из Убуллы в Хиру [Азди, с. 61].

105. Таб., I, с. 2044–2045. Приводимый здесь текст по формуляру отличается от других договоров того же времени. Отсутствие некоторых непременных пунктов вызывает подозрение в его подлинности — прежде всего отсутствие пунктов о неприкосновенности церквей и имущества жителей (ср. [Балаз., Ф., с. 121, 123, 130]).

106. Балаз., Ф., с. 243.

107. Таб., I, 2050.

108. Musil, 1927, с. 292.

109. Халифа, с. 86.

110. Таб., I, 2182–2183, 2202.

111. Йак., т. 1, с. 111 — видимо, на основании указания ат-Табари [i, 2202].

112. Musil, 1927, с. 294.

113. Балаз., Ф., с. 246. Повествование Сайфа о том, как в походе на Анбар пришлось по дороге бросить верблюдиц, готовых родить, как потом заваливали ров Анбара телами истощенных дорогой верблюдов, пространные разговоры Халида с анбарцами [Таб., I, 2059–2060] вызывают недоверие. Согласно ал-Азди, Халид завоевал Анбар, а затем Айн Тамр на пути в Сирию в 634 г. [Азди, с. 69].

114. По мнению А. Мусиля [Musil, 1927, с. 308], Акка встретил Халида на дороге в Анбар, в 55 км севернее Айн Тамра, но это основывается только на предположении, что Халид шел из Анбара, а не из Хиры.

Акка был казнен за то, что непочтительно называл Халида просто по имени, без отчества или имени сына [Таб., I, 2065].

115. Если справедливо наше мнение, что неясная дата 3 раджаба (13 сентября) у Халифы (с. 86) может относиться не к договору с Уллайсом, а, например, ко времени взятия Айн Тамра или осаде Анбара, то Халид не мог выйти из Хиры раньше 20–25 сентября. От Хиры до Думат ал-Джандал — около 600 км, на преодоление которых нужно около полумесяца, следовательно, в Думат ал-Джандал он оказался в середине октября.

116. Ал-Хусайд, по сведениям Йакута [т. 2, с. 280],- вади на правом берегу Евфрата «между Куфой и Сирией». Ал-Ханафис же А. Мусил [Musil, 1927, с. 134, примеч. 70] отождествляет с Эль-Казимайном (ныне северо-западная окраина Багдада), ссылаясь на сведения ат-Табари о походе ал-Мусанны в 634 г. [Таб., I, 2203–2204], однако там определенно говорится, что, двигаясь от Уллайса («другого Уллайса»), он попал сначала в ал-Ханафис, а потом в Анбар, т. е. ал-Ханафис был южнее Анбара на правом берегу Евфрата. Это доказывается и тем, что после разгрома под ал-Хусайдом персидский гарнизон ал-Ханафиса бежал не в сторону центра Ирака, куда путь ему был отрезан, а на запад к таглибитам.

117. Ал-Мусаййах, по мнению А. Мусиля [Musil, 1927, с. 311],- Айн Арнаб.

118. А. Мусил [Musil, 1927, с. 312] отождествляет этот пункт с Джубейлат-эс-Сни на южном склоне Джебел Бишр.

119. Таб., I, 2068–2075.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

ВОЕННЫЕ ДЕЙСTВИЯ B МЕСОПOТАМИИ B 634–636 гг

B том, что после ал-Бyвайба арабы снова подчинили себе ранее завоеванный район Вавилонии, нет сомнения. Затем ал-Mусанна будто бы отрядил Джарира в Майсан, а сам направился в Уллайс около Анбара и как будто 6ы подчинил себе Анбар (сведений о завоевании города не приводится, но после очередного рейда ал-Мусанна возвращается в него). Из Анбара был совершен набег на базар бедуинов в ал-Ханафисе и на базар Багдад [164]. Кроме того, сам ал-Мусанна и его амиры совершили несколько набегов на таглибитов, доходя до Сиффина Текрита. Если хотя 6ы половина этик рассказов имеет под собой основу, то следует признать, что сасанидские власти в Ктесифоне должны были всерьез обеспокоиться.

Используя благоприятную ситуацию, Умар решил овладеть низовьями Тигра и Eвфрата, которые после набега при Халиде б. ал-Валиде неизменно оставались в руках персов. Из Медины был послан небольшой отряд из трехсот с небольшим воинов во главе со старейшим сподвижником Мухаммада, Утбой б. Газваном. По дороге отряд вырос за счет бедуинов до 500 человек, а в низовьях Евфрата к нему присоединились Кутба б. Kатара и Муджаши' б. Мас'уд, о численности войск которых нет никаких сведений [165].

Утба подошел к Убулле в конце мая или в июне 635 г. [166] и остановился на галечном плато Басра, возвышавшемся над болотистой низиной в 20 км к югу от реки. Стояла влажная жара, тяжелая для жителей пустыни, низменность перед Убуллой, заросшая камышом, раскисла после весеннего паводка, и Утба в течение всего лета не начинал военных действий [167]. Когда спала жара и низина подсохла, Утба со своим небольшим отрядом подошел к самой крепости, но не решился на нее напасть. Он дождался, когда персы вышли из крепости, чтобы уничтожить горстку мусульман, и в поле разгромил их. Укрывшиеся в крепости остатки гарнизона не стали обороняться дальше, и через несколько дней тайно покинули крепость.

Арабы потеряли в битве 70 человек и захватили в Убуллe очень скромную добычу: кроме различного имущества участникам взятия крепости досталось по 2 дирхема и по маккуку (около 8 кг) изюма. Произошло это в раджабе или ша'бане 14/21.VIII — 18.Х 635 г. [168], что хорошо согласуется со всем ходом событий и не вызывает сомнений.

Успех Утбы привлек к нему новых воинов, без которых он не смог бы разгромить отряд марзбана Майсана около Мазара. Персы понесли большие потери, а марзбан попал в плен. Его золотой пояс, знак высокого ранга, вместе с пятой частью добычи повезли халифу как вещественное доказательство большого успеха. На вопрос Умара: "Как дела мусульман?" — посланец ответил, что им повезло, и они засыпаны серебром и золотом. "Тогда люди захотели в Басру и стали туда прибывать" [169].

Лагерь арабов расположился на плато Басра, где находились семь усадеб и развалины укрепления (Хурайба, т. е. "развалинам), большинство устроилось в камышовых шалашах и хижинах. Сюда свозили добычу, здесь была устроена площадь для моления и жила часть семей (но нередко жены сопровождали воинов в походах).

Арабские авторы перечисляют несколько городов и районов, завоеванных Утбой после Убуллы: Мазар, ал-Фурат, Майсан, даст Майсан, Абаркубад, но это не дает отчетливого представления о границах завоеванных земель, так как Майcан (как и Каскар) означал и отдельную область, и всю Нижнюю Месопотамию. Вероятнее всего, в эту кампанию Утба овладел всем Шатт ал-Арабом и прилегающей к нему частью низовий Тигра и Евфрата.

B конце года (14 или 15 г. х. — см. начало гл. 3) Утба отпросился в хаджж, оставив своим заместителем Муджаши', а имамом (предстоятелем на молитве) — сподвижника Мухаммада Мугиру ибн Шу'бу. B отсутствие амира часть Майсана восстала, Муджаши' не оказалось в Басре, и Мугира, возглавив мусульман, подавил это восстание. Как было заведено, он тотчас известил халифа о победе. Умар с удивлением спросил Утбу: кого же тот оставил заместителем? Утба объяснил положение и получил выговор за назначение "человека войлока над людьми глины (т. е. бедуина над оседлыми арабами). Умар приказал ему немедленно возвратиться в Басру. B пути Утба умер, и эмиром стал Мугира [170].

Успехи мусульман в Месопотамии могли 6ы быть и больше, если бы между ал-Мусанной, который справедливо считал себя главной фигурой в борьбе с Сасанидами, и Джариром, представлявшим мединскую партию, не начались разногласия: ни один из них не хотел подчиняться другому [171]. И без того не слишком большая мусульманская армия оказалась расколотой надвое.

Можно думать, что именно это помогло персам без особых затруднений выбить из Месопотамии недавних победителей. Арабские историки стыдливо умалчивают о том, как произошло это неприятное событие, объясняя его воцарением Йездигерда, позволившим персам собрать большую армию. Ал-Мусанна будто бы написал об этом письмо халифу, "но не успело это письмо дойти до Умара, как отступились от веры (кафара) жители ас-Савада [*7], и те, у кого был договор, и те, у кого договора не было. И ушел ал-Мусанна своей дорогой и остановился в Зу-Каре, и остановились люди в ат-Таффе единым войском [172].

Умар приказал ал-Мусанне рассредоточить войско по степи вдоль границы с Ираком от Куткутаны до Басры и начать сбор подкреплений. Произошло это будто 6ы в зу-л-ка`да 13/27.XII 634 — 25.1 635 г. Однако эта дата либо недостоверна совсем либо тринадцатый год хиджры надо исправить на четырнадцатый [173].

Под впечатлением неудачи Умар решил лично возглавить поход на Ирак и объявил сбор добровольцев. Но его отговорили от личного участия, и командующим был назначен человек, не менее заслуженный в исламе, чем Умар, — Са'д б. Абу Ваккас, из первой десятки последователей Мухаммада. Из района Медины набралось около 1000 добровольцев, и 3000 пришли из ас-Сарата и Йемена [174]. Набор добровольцев шел туго, так как многие соглашались идти только в Сирию, а не в Ирак, где мусульмане терпели поражения. C этим четырехтысячным войском Са'д вышел из Медины в конце осени или начале зимы.

Зима 635/36 г. застала Са'да на полпути в Хиру, между Зарудом и Са'лабией, где он простоял три месяца, дожидаясь подхода возможно большего числа воинов и наступления весны, когда большому войску легко обеспечить подножный корм и водопой для верховых и вьючных животных.

B Заруде к Са'ду присоединились посланные халифом еще (?) 2000 йеменцев и 2000 гатафанцев, из Наджда подошли обитавшие здесь тамимиты (4000) и асадиты (3000). Всего собралось не менее 12 000 воинов, многие с семьями и всем домашним имуществом [175]. Ядром этого пестрого ополчения были сподвижники пророка и их сыновья, всего будто 6ы более тысячи, опираясь на которых Са'д мог как-то балансировать в противоречивом переплетении племенных амбиций, соперничества и индивидуальных претензий вождей.

Не позже апреля, когда начинает выгорать трава, армия Са'да должна была выступить из Заруда и, вероятно, в начале мая встала на границе Ирака, как раз в то время, когда сирийская армия мусульман под давлением превосходящих сил византийцев отошла к Дамаску и, может быть, даже оставила его. На обоих флангах арабского вторжения назревала критическая ситуация.

Примечания

164. Балаз., Ф., с. 246, 248 — 249, 254 — 255; Таб., I, с. 2202 — 2208.

165. Ад-Динавари говорит о двухтысячном отряде Утбы [Динав., с. 122], видимо, это и есть общая численность отряда со всеми присоединившимися по пути.

166. Халифа и ат-Табари относят прибытие Утбы в Басру к одному из месяцев раби' 14 г. х. (25.IV — 22.VI 635 г.) [Халифа, с. 96; Таб., I, с. 2378]. Скорее всего это раби' II, так как, по всем данным, Утба был послан после победы над Михраном [Балаз., Ф., с. 341; Динав., с. 122; Таб.,I, с. 2378]; если даже сражение при ал-Бувайбе произошло в начале сафара, то для прибытия этого известия в Медину потребовалось бы дней 12, затем никак не менее недели ушло бы на формирование отряда, а от Медины до низовий Евфрата (около 1200 км) большой отряд шел бы не менее 25 — 30 дней, т. е. прибыл бы не раньше раби'II.

167. Халифа [с. 96] сообщает, что Умар был разгневан его бездействием и послал из Медины нового амира, который в дороге умер, та же судьба будто бы постигла и посланного в замену умершего из Бахрейна ал-Ала б. ал-Хадрами. Однако этот рассказ представляется надуманным: вряд ли за три месяца могла произойти двукратная смена амиров, к тому же еще погибших одинаковым образом, тем более что Ибн ал-Хадрами был еще жив в 17 г. х. [Таб., I, с. 2546 — 2548].

168. Таб., I, с. 2385, 2387.

169. Там же, с. 2386.

170. Балаз., Ф., с. 342 — 343; Динав., с. 123 — 124; Таб., I, с. 2386. По другим данным ат-Табари [i, с. 2388], наместничество Утбы приходилось на 15 г. х.

171. По сведениям Ибн Исхака [Таб., I, с. 2201; то же — Куфи, т. 1, с. 172], Джарир сразу же отказался подчиняться ал-Мусанне, заявив: "Ты — амир, и я — амир", но, как мы видели, в сражении на ал-Бувайбе первенство принадлежало ал-Мусанне и дополнительную долю добычи воинам Джарира выделял он же (см. примеч. 153 к этой главе). Соперничество должно было обостриться после победы и овладения значительной частью Ирака, когда стало что делить и кроме славы, Ал-Мусанна жаловался халифу на непокорность Джарира, но получил ответ, что невозможно назначить его амиром над сподвижником пророка; поэтому в качестве верховного командующего над ними был послан Са'д б. Абу Ваккас [Таб., I, с. 2202], Впрочем, нельзя исключить и того, что этот ответ — творение баджилитской устной исторической традиции, доказывавшей в противовес бакритам, что их славный предок не был и не мог быть в подчинении у ал-Мусанны.

172. Таб., I, с. 2210.

173. Там же, с. 2211.

174. Там же, с. 2118 — 2119, 2221. У ал-Куфи эти "четыре тысячи, из которых три тысячи — йеменцы", превратились посредством сложения составляющих частей в "семь тысяч" [Куфи, т. 1, с. 173]. Подобные ошибки нередки у средневековых арабских авторов.

175. Несмотря на сравнительно многочисленные сведения о составе и численности племенных отрядов, присоединявшихся к Са'ду, суммировать их очень трудно, так как сведения различных информаторов неоднозначны и нет уверенности, что одни и те же группы не фигурируют в различных на первый взгляд сообщениях: в одних — суммированно, в других — детализированно.

Так, в одном из сообщений Сайфа говорится, что в войске, вышедшем из Медины, было 2300 йеменцев во главе с Наха' б. Амром [Таб. I, с. 2218], а в другом сообщается, что в этом войске было 600 воинов из Хадрамаута и Садифа, 1300 мазхиджитов, одним из вождей которых был Амр б. Ма'дикариб, и 300 воинов бану суда [Таб., I, с. 2218 — 2219], - по численности это явно тот же отряд, что и в первом случае. А у ал-Куфи Амр б. Ма' дикариб с 500 воинами приходит в Шараф вместе с Шурахбилом б. Симтом ал-Кинди (700 воинов) и Кайсом б. Макшухом ал-Муради (400 воинов) [Куфи, т. I, с. 173] — в совокупности получается 1600 человек, практически то же число, что и число мазхиджитов у ат-Табари (правда, киндиты не входили в мазхидж). Вдобавок возникает вопрос: а не являются ли эти 2200 или 2300 йеменцев теми же самыми, что будто бы были посланы Умаром вслед Са'ду?

Определяя общую численность армии Са'да, я исхожу как из приведенного в тексте перечисления подкреплений, так и из сообщения, дающего суммарную численность армии Са'да в 12 000 человек [Таб., I, с. 2222]. Используя эти данные, следует учитывать, то все или почти все цифры в источниках округлены до тысяч и, скорее всего, в сторону увеличения, поэтому, суммируя такие данные, следует от общей суммы отбросить примерно 10 %.

Комментарии

*1. Т. е. отправиться в поход.

*2. Намек на фразу из той же суры Корана, обращенную к мусульманам, не желавшим идти в поход на Табук (1Х, 38): "О вы, которые уверовали! Почему, когда говорят вам: "Выступайте по пути Аллаха", вы припадаете к земле?"

*3. Сельский округ, административный район.

*4. Командующий одним из флангов армии Джабана при ан-Намарике.

*5. Гулам может означать и "раб", и просто "юноша", здесь вероятнее вторoе.

*6. Командир одного из двух отрядов бану дабба.

*7. Ас-Савад (букв. "чернота") — название земледельческих районов Месопотамии, которые выглядели темными, если смотреть на них из обесцвеченных ярким пустынным солнцем степных окраин.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

СРАЖЕНИЕ ПРИ КАДИСИИ

user posted image

Рис. 7. Район Кадиссии

В тот момент, когда арабская конница после Йармука рассеялась во все стороны в погоне за византийскими беглецами, армия Са’да б. Абу Ваккаса все еще находилась в степи у Шарафа. Внешних препятствий к движению на Хиру не было. Внезапного нападения иранцев на марше в степи быть не могло, они не отважились бы углубиться в степь, к тому же вдоль всей границы между степью и долиной Евфрата стояли заслоны Джарира и ал-Мусанны. Остается только предполагать, что основной причиной была сложность отношений с ал-Мусанной. Несомненно, после ал-Бувайба он был очень популярен в приевфратских степях и считал ниже своего достоинства являться к Са’ду в Шараф в качестве подчиненного, а Са’д не решался требовать этого, чтобы не оттолкнуть ал-Мусанну и тысячи бакритов на сторону Кабуса, внука лахмидского царя ал-Мунзира, которому персидский наместник Азадмард сын Азадбе предложил престол его дедов в Хире, бакриты тоже стали объектом заигрывания Ктесифона [27].

Существовала и объективная причина — во время походов минувшего года у ал-Мусанны открылись старые раны, и, возможно, ему трудно было ехать из Зу-Кара за триста километров в Заруд. Состояние его все более ухудшалось, и наконец делегация шайбанитов во главе с ал-Му’анной, братом ал-Мусанны, доставила Са’ду в Шараф весть о его кончине и предсмертный завет опытного воина: не углубляться на территорию противника, а давать бой на границе степи, чтобы в случае неудачи скрыться от преследования [28]. Скорее всего этот завет — изобретение шайбанитского предания, возвеличивавшего своего знаменитого сородича, но в нем точно отражен опыт многолетней войны на границе оседлости и степи.

Са’д распорядился обласкать семейство покойного, утвердил ал-Му’анну амиром войска покойного брата и женился на вдове. Нам уже приходилось говорить (т.1, с.197), что таким образом выражалось уважение к вдове покойного, забота о ее будущем.

Вскоре после этого (будто бы точно в день, назначенный халифом) Са’д повел свою армию к Узайбу. Основные подразделения войска: правое и левое крыло, авангард и арьергард, резерв и так далее — были сформированы еще в Шарафе, однако после присоединения войск ал-Му’анны и Джарира эти структуры должны были измениться, хотя ни в одном из источников об этом не говорится. Единственное соединение из сформированных в Шарафе, несомненно сохранившееся до сражения, — авангард под командованием Зухры б. Абдаллаха.

Зухра продвинулся до Узайб ал-Хиджанат (который А. Мусил отождествляет с источником Айн ас-Саййид) [29] и не встретил противника. По свидетельству одного из воинов авангарда, в пограничном форте Узайб оказался всего один персидский наблюдатель, который пытался бежать, но был настигнут и убит. Между тем в форте оказалось много военного снаряжения, стрел, копий, кожаных щитов. Удостоверившись в отсутствии противника, Са’д подтянул армию к Узайбу, а авангард выдвинул к Кадисии (рис. 7).

Следующей ночью арабский разъезд проник до Сайлахина и захватил там свадебный поезд дочери марзбана Хиры [30]. Это сообщение вызывает некоторое сомнение — как могли в Хире не знать о приближении армии, которая формировалась в течение нескольких месяцев, как могли (уже после ее прибытия) быть столь беспечными в часе езды от вражеского лагеря? Если же все-таки персы были настолько не готовы к войне, то почему ал-Мусанна или Джарир, располагая по крайней мере 10000 воинов, в течение долгого времени не могли воспользоваться случаем и вернуть Хиру? Наконец, если Са’д подошел к Кадисии, когда персы отвели войска из Хиры, то почему и он надолго застрял в Узайбе? [31].

Арабские историки много пишут о личном руководстве Умара армией Са’да: он предписывает время отправления из Шарафа, указывает, в каком месте нужно стать лагерем, лично назначает уполномоченного по разделу добычи и так далее. Как полагают некоторые исследователи, все подобные рассказы являются продуктом творчества ранних компиляторов, рисующих халифа не таким, каким он был, а каким должен быть [32]. И все же в этих рассказах есть любопытные детали.

Так, Умар будто бы потребовал от Са’да: «Опиши нам места расположения (маназил) мусульман и так опиши страну, которая между вами и ал-Мада’ином, чтобы я словно увидел ее». В ответ Са’д прислал описание района, которое поражает топографической точностью: «Ал-Кадисийа находится между рвом и [каналом] ал-Атик. А в левую сторону от ал-Кадисии — зеленое море в узкой впадине, [тянущейся] до ал-Хиры, между двух дорог. Одна из них идет по гребню, а вторая — по берегу канала, называемого ал-Худуд, проводящая того, кто едет по ней между ал-Хаварнаком и ал-Хирой. А в правую сторону от ал-Кадисии до ал-Валаджи — [низина], залитая их сбросовыми водами» [33] (см. рис. 7).

За тысячу триста лет, конечно, многое изменилось, но проезжавший здесь в начале века А. Масул отмечали две дороги: по краю плато и по берегу, — видел и остатки каналов, упоминаемых в этом описании, но, к сожалению, не зафиксировал свои наблюдения графически [34], в результате мы лишились редкой возможности привязать рассказы о ходе сражения под Кадисией к реальной местности.

Появление многочисленной арабской армии вызвало тревоу в Ктесифоне. Сасанидский главнокомандующий Рустам начал собирать в Сабате (7 — 8 км южнее Селевкии) большую армию, которая должна была положить конец посягательствам, арабов на сасанидские владения. На помощь были призваны воинские контингенты со всего Ирана, от Систана до Дербента [35]. Всего собралось около 40000 воинов, которых подкрепляла мощь 30 или 33 боевых слонов, против 25 — 30 тысяч арабов [36].

Покинув лагерь в Сабате, Рустам остановился в Куса, выслал оттуда в сторону Хиры сильный авангард под командованием Джалинуса, затем остановился в Бурсе и, наконец, прикрывшись передовыми отрядами на линии Наджаф — Хаварнак, стал с главными силами в Хире.

Ни одна из сторон не торопилась завязывать сражение, ограничиваясь столкновениями передовых отрядов в течение двух или четырех месяцев [37]. При этом не только арабы, но и персидские солдаты вели себя с местным населением как в завоеванной стране, что вызывало его глухое недовольство. Рустам вызвал к себе знать Хиры и обвинил в том, что она радуется приходу арабов, что жители Хиры служат мусульманам разведчиками и укрепляют их, платя им дань. Тот же Абдалмасих б. Букайла, с которым три года назад вел переговоры Халид б. ал-Валид (см. т. 1, с. 218), ответил ему: «Ты говоришь, что мы радуемся их приходу? А каким их делам? Чему из того, что они делают, нам радоваться? Тому, что они утверждают, что мы — их рабы? А как относятся они к нашей вере? Ведь они обвиняют нас в том, что мы будем ввергнуты в адское пламя [*2]. Ты говоришь: «Вы служите их шпионами», — а зачем им нужно, чтобы мы были их шпионами, когда ваши воины (асхабукум) бежали от них и оставили им селения, и не защищает их никто от того, кто пожелает их. Хотят — берут справа, [хотят] — слева. Ты говоришь: «Мы укрепляем их своим имуществом», — так ведь мы этим имуществом откупаемся от них. И если бы не удерживал нас страх, что нас возьмут в плен, будут воевать и поубивают наших людей, — а с ними не справились и те из вас, кто встречался с ними, а ведь мы еще беспомощнее, — то — клянусь жизнью! — вы нам милее, чем они, и лучше ведете себя с нами, и лучше защищаете нас, да будет вам помощь, — но ведь мы в положении мужичья ас-Савада — рабы тех, кто возьмет верх» [38].

Выслушав эту речь, Рустам вынужден был признать правоту Ибн Букайлы, действительно очень точно охарактеризовавшего положение арабов-христиан в этом районе, уже несколько раз переходившем из рук в руки.

Видимо, Рустам еще надеялся разрешить конфликт переговорами. В устах ветеранов первых войн рассказы о них приобрели чисто эпическую окраску, превратившись в прения о вере то в Ктесифоне, то в лагере Рустама, неизменно кончающиеся изумлением персов благочестием мусульман, их непритязательностью и мужеством. Фабула рассказов, шаблонность доводов — все доказывает их легендарный характер [39]. Однако кое-где проскальзывают проблески истинного содержания переговоров: Рустам, считая, что арабы предприняли грабительский поход, хотел откупиться и предлагал торговые льготы и субсидии [40]. Решительный отказ мусульман заставил его начать сражение [41]. Персидская армия продвинулась в сторону Кадисии, запрудила канал Атик, орошавший этот район водой из Евфрата, и заняла позицию южнее канала. Арабская армия расположилась между Кадисией и Узайбом, имея за спиной оборонительную стену и ров, сделанные Сасанидами для защиты Хиры от набегов бедуинов. О распределении сил по отдельным подразделениям и командовании ими арабские источники не сообщают ничего определенного. Можно сказать только, что, несмотря на существование крупных подразделений (центр, фланги и т. д.), основной организационной единицей был племенной отряд во главе со своим вождем, выступающий под собственным знаменем. В сражении принимало участие более 1000 сподвижников Мухаммада, но о их роли в сражении нет сведений, быть может, потому, что основу всех сведений у средневековых историков составили племенные предания, заинтересованные лишь в сохранении подвигов соплеменников.

Са’д в этот ответственный момент оказался в незавидном положении: его одолели ишиас и чирьи, это мешало ему сесть на коня и возглавить армию так, как это требовалось у бедуинов. Он избрал своим командным пунктом крепость Кудайса [42], откуда прекрасно видел все поле боя, и распоряжался через своего адъютанта. Понятно, что это не украшало его в глазах ветеранов ал-Мусанны, а его вдова открыто упрекала своего нового мужа [43].

После обычных поединков персы ввели в бой слонов. По одному из сообщений, 18 находились в центре, 7 на одном фланге и 8 — на другом. Основной удар пришелся по участку, где находилось племя баджила, конница отступила, но пехота устояла до подхода асадитов во главе с Тулайхой, которые восстановили положение, но понесли большие потери [44]. Жестокое сражение длилось до ночи и окончилось тем, что арабам удалось повредить большинство башен на слонах.

На следующее утро, когда обе стороны были заняты погребением убитых, к мусульманам прибыл авангард отряда, посланного на подмогу из Сирии, что очень их ободрило. Этот отряд, численностью от 300 до 700 человек [45], сразу же принял участие в битве, снова разгоревшейся к полудню. На этот раз слоны в ней не участвовали, а мусульмане обрядили часть верблюдов таким образом, чтобы пугать вражеских коней. К вечеру мусульмане в центре обратили в бегство персидскую конницу, и только стойкость пехоты спасла Рустама от плена. Сражение продолжалось некоторое время и после захода солнца. Как выяснилось утром, мусульмане за день и вечер потеряли 2500 человек.

Третий день остался в памяти участников как «день ожесточения». Персы вновь ввели в бой слонов. Храбрейшие из мусульманских витязей с самыми длинными копьями выходили против них, выкалывая глаза или отрубая хоботы. Сколько слонов было выведено из строя — неизвестно; во всяком случае, к вечеру слоны уже не участвовали в бою. Для вечерней атаки большинство арабских всадников спешилось, чтобы усилить пехоту, без которой кавалерии не удавалось опрокинуть ряды персов. В темноте битва распалась на схватки отдельных отрядов. Никто не представлял общей картины боя. Са’д с беспокойством прислушивался к доносившимся до него звукам сражения, не зная, что происходит, и не имея возможности повлиять на его ход.

В эту ночь упорство мусульманских воинов сломило дух персидской армии. Когда утром ал-Ка’ка’ возглавил атаку на центр сасанидской армии и увлек за собой вождей племен, ее строй дрогнул и началось отступление. Рустам вынужден был спасаться за Атиком, в пылу сражения его убили, не зная даже, с кем имеют дело, из-за чего потом появилось очень много претендентов на эту честь.

В середине дня мусульмане захватили Кадисийу и, очистив от противника южный берег Атика выше и ниже места битвы, вернулись в Кудайс; лишь небольшой отряд конницы преследовал отступавшего Джалинуса по главной дороге за Атиком, на котором персы разрушили плотину, чтобы затруднить преследование. Этот отряд дошел до Сайлахина и к вечеру тоже вернулся в лагерь. Видимо, в этот день подошли главные силы отряда, посланного из Сирии, его воины стали потом требовать долю добычи, а иракцы не хотели делиться тем, что далось им такой кровью. Спор решило только вмешательство халифа, постановившего, что если они подошли до погребения павших в битве, то им полагается доля добычи, как и участникам [46].

Победа действительно досталась арабам дорогой ценой. Только в последние сутки погибло 6000 человек, кроме того, в предыдущие дни еще по крайней мере 2500 человек, т. е. почти треть армии (не говоря уж о раненых) [47]. Но главное было уже сделано — крупнейшая персидская армия перестала существовать, как серьезная сила и лишилась решительного полководца. Правда, Са’д не сразу понял это: видимо, персы отступали достаточно организованно и арабы опасались их возвращения; только на следующий день, когда оказалось, что противник ушел из этого района, Са’д осознал себя победителем и известил халифа о победе.

Битву при Кадисии современные исследователи датируют очень различно: от февраля до июня 637 г. [48]. Но, видимо, она произошла раньше, наиболее вероятная дата ее начала — понедельник 27 шавваля 15 г. х. (понедельник 2 декабря 636 г.). Эта дата согласуется со сведениями о прибытии подкрепления из Сирии через месяц после взятия Дамаска и не противоречит сообщению ат-Табари о прибытии Са’да в Ирак через два с небольшим года после Халида [49].

Тяжелые потери и большое число раненых вынудили армию Са’да задержаться в Кадисии почти на месяц, чтобы восстановить боеспособность [50], а в Хире все это время находился персидский заслон под командованием Нахирджана (Нахиргана). Умар настолько опасался повторного нападения персов, что приказал Са’ду держать обоз и семьи в старом лагере за Атиком.

Опасения рассеялись только после того, как Нахирджан без боя отступил из Хиры перед сильным передовым отрядом Са’да, что произошло скорее всего 25 декабря [51]. Затем сюда перебрался сам Са’д, а авангард переправился через Евфрат, следуя за отступающими персами. Первое столкновение произошло под Бурсом, после чего разгромленный персидский заслон отошел к Вавилону, где стояли основные силы персидской армии, отступившей от Кадисии.

Са’д продвигался в глубь Савада с большой опаской, расчленив войска на несколько эшелонов. После занятия Бурса авангард получил подкрепления и выдвинулся к Вавилону, после чего Са’д с основными силами перебрался в Бурс. Персидская армия, сохранявшая еще значительные силы, видимо, утратила боевой дух, потому что под Вавилоном мусульмане легко обратили ее в бегство. Часть персидских военачальников со своими отрядами ушла в свои провинции, заботясь лишь о том, чтобы сохранить владения в условиях развала империи, а остатки большой армии во главе с Хурразадом, братом Рустама, поспешили прикрыть столицу.

ПАДЕНИЕ КТЕСИФОНА

После двух незначительных столкновений у Куса и Дейр Ка’ба мусульмане подошли к Сабату, который был сдан его правителем без боя, более того — он помог арабам соорудить 20 камнеметных машин, которые стали обстреливать Селевкию. Через два месяца в городе кончилось продовольствие, начался голод [52].

К этому времени Йездигерд со всем двором и сокровищами перебрался в Хулван под защиту гор. Хурразад ночью тайно вывел гарнизон из Селевкии в Ктесифон, уничтожил за собой мосты и угнал все лодки, надеясь спасти остатки армии за широко разлившимся в конце марта Тигром [53].

Но эта надежда оказалась напрасной — воодушевленное небывалыми победами, мусульманское войско рискнуло переправиться через трехсотметровую реку. Из множества противоречивых рассказов об этом незаурядном событии можно восстановить такую, более или менее близкую к истине картину: узнав от местных жителей удобное для переправы место, Са’д отрядил несколько сот добровольцев, которые успешно переправились через реку и опрокинули вражеский заслон, застигнутый врасплох дерзостью противника. Вслед за этим переправилась, и остальная армия. Сохранилось сообщение, что Хурразад сам вышел ей навстречу, но после короткого боя укрылся в Ктесифоне, а затем, не надеясь выдержать осаду, оставил его, отступив в верховья Диялы. Посланный вдогонку отряд нагнал у Нахравана хвост обоза и захватил ценную добычу, в том числе будто бы царские одежды и корону [54].

Итак, столица одной из величайших держав средневековья почти без боя досталась мусульманам. В ней они захватили добычу, превосходившую самое пылкое воображение обитателей аравийских степей: ковры, посуду, деньги, невиданные товары; кто-то пытался солить драгоценной камфарой пищу, кто-то менял золотую чашу на серебряную, не зная, что золото дороже… Это анекдотические случаи, сообщаемые арабскими историками, действительно могли происходить с отдельными простаками, становившимися мишенью насмешек, но нельзя думать, что вся мусульманская армия состояла из одних бедуинов, не видавших в жизни ничего лучше верблюжьего молока и ячменной лепешки.

Оценка добычи в 3 миллиарда дирхемов (около 12000 тонн серебра) [55], конечно же, совершеннейшая фантазия, к тому же Иездигерд все-таки вывез из Ктесифона сокровищницу, но и без того в спешно покинутой столице оставалось немало всякого добра, как во дворце, так и в домах бежавшей знати. Не успели вывезти даже гигантский ковер размером около 900 кв. м, застилавший тронный зал, ковер, на котором золотом, серебром, драгоценными камнями и жемчугом был вышит цветущий сад. Как предмет, не подлежащий разделу, он был отослан в Медину в составе пятой части добычи, но там его по предложению Али все-таки разделили на куски [56].

Говоря об оценке добычи, следует сказать несколько слов: о технике ее раздела. Все захваченное во вражеском лагере и найденное на поле боя (кроме трофеев, снятых с лично убитого противника) складывалось вместе, и специально назначенный уполномоченный с несколькими помощниками производил оценку всех вещей. Для этого нередко устраивали аукционы, в которых принимали участие и местные жители, не упускавшие случая поживиться на дешевой распродаже (как мы видим, понятия патриотизма и сотрудничества с завоевателями были весьма своеобразными, если только существовали в ту пору вообще); затем по стоимости выделялась пятая часть (хумс), отправлявшаяся в распоряжение халифа (к ней добавлялись отдельные особо уникальные предметы), оставшиеся 4/5 делились на доли из расчета — одна доля пехотинцу и три кавалеристу; таким образом, в отряде из 3000 человек, в котором было 500 кавалеристов, делили добычу на 4000 долей. Право на участие имели не только воины, непосредственно участвовавшие в сражении, но и те, кто способствовал его успеху: разведчики, охранение и даже те, кто шел на помощь, но опоздал принять участие (см. предыдущий раздел).

Наиболее близкую к реальности оценку добычи, захваченной в Ктесифоне (ал-Мадаине), позволяет сделать сообщение Сайфа, согласно которому кавалеристы получали по 12 000 дирхемов [57]. Армия Са’да в это время насчитывала не более 20 — 25 тыс. человек, но часть ее была разбросана по междуречью и во взятии Ктесифона могло участвовать не более 15 тыс. [58], из которых не более трети были кавалеристами. Это даст огромную, но вполне возможную сумму в 125 млн. дирхемов [59].

Кроме огромной добычи завоеватели получили жилища бежавшей с Йездигердом знати, что само по себе делало их богачами. Легко доставшееся богатство кружило голову победителям, запросы их становились все больше. Порой завоеватели не знали уже, что придумать, чтобы потешить свое тщеславие за счет побежденных. Ал-Ка’ка’ б. Амр додумался, например, потребовать от правителя Махруза дать деньги не по счету, а мерой, которой мерили зерно (джериб) [60]. Находились желающие угнать все сельское население в рабство, и местные феодалы, изъявившие покорность завоевателям, вынуждены были объяснять им, что крестьян выгоднее не брать в плен, а оставлять работать на земле и брать с них налог [61].

Пока арабы наслаждались победой, у городка Джалула, в 150 км к северу от Ктесифона, в предгорьях Загроса, стала собираться иранская армия под командой Михрана из Рейя или Хурразада, брата Рустама [62]. Здесь она прикрывала от внезапного нападения царский двор, стоявший в Хулване, и, изготовившись, могла сама нанести удар в сторону Ктесифона. Ее лагерь, окруженный рвом и валом вынутой из него земли, скорее всего мог находиться либо у теснины, через которую Дияла пересекает гряду Хамрина, либо севернее Джалула, где долина Диялы снова становится уже.

Получив известие о концентрации иранской армии в районе Джалула, арабский командующий в конце того же месяца сафара, в котором был завоеван Ктесифон (т. е. в начале апреля 637 г.), отправил навстречу ей добрую половину имевшихся у него сил (12 или 14 тыс. человек) [63] под командованием своего племянника Хашима б. Утбы. О численности иранской армии, мы можем только догадываться, так как участники сражений под Джалула, к которым восходят сведения историков, охотно преувеличивали численность противника, чтобы прославить себя, и своих племенных героев, и называют совершенно невероятные цифры — 80000 иранцев и даже 100000 убитых в решающем сражении [64]. Но, судя по тому, что иранцы не смогли опрокинуть двенадцатитысячную армию Хашима, они численно ее не превосходили и единственным преимуществом их был хорошо укрепленный лагерь.

В изложении арабских источников бои под Джалула предстают одним сражением, в котором иранцы были наголову разя громлены, хотя в них же говорится о длительности осады джалулского лагеря, о восьмидесяти попытках взять его (или восьмидесяти отбитых вылазках?), о том, что стояние под Джалула длилось от шести до девяти месяцев. Хашим обращался за помощью, но Са’д смог прислать ему лишь три отряда по 200 всадников, так как значительная часть оставшихся у него сил (около 5000 человек) была занята осадой Текрита, который захватили византийцы при поддержке местных арабов-христиан. Здесь также осаждался не город, а защищенный рвом лагерь. Бои длились сорок дней, осажденные выдержали 24 атаки, но исход боев решился переходом на сторону мусульман арабов-христиан. Датируется это в пределах двух месяцев джумада [65] 16 г. х. (31 мая — 28 июля 637 г.). После взятия Текрита мусульманская армия приступила к завоеванию земель выше по Тигру и в равнинном Курдистане.

Таким образом, внешне безуспешные действия группы Хашима способствовали успехам мусульман в других районах Ирака.

Развязка наступила в конце ноября (начало зу-л-ка’да 16 г. х.) [66]. Во время очередной вылазки иранцев завязалась ожесточенная битва, в которой были израсходованы все стрелы, а рукопашная схватка затянулась до темноты. Ал-Ка’ка’ б. Амр захватил проход внутрь лагеря, и это решило исход сражения [67]. Ожесточенность сражения участники сравнивали с последней ночью битвы под Кадисией.

В захваченном лагере мусульманским воинам досталась большая добыча, будто бы такая же, как в Ктесифоне. По одним данным, она равнялась 30 млн. дирхемов, по другим, более скромным (а значит, и более вероятным), — 18 млн., одновременно сообщается размер доли кавалериста — 9000 дирхемов и девять голов верховых животных (давабб). Однако эти цифры не согласуются друг с другом, свидетельствуя, что либо добыча была больше (что сомнительно), либо меньше число участников сражения и размер каждой доли [68].

Остатки разгромленной иранской армии отошли в Ханакин. Там, видимо, произошло еще одно сражение, когда передовой отряд мусульман под командой ал-Ка’ка’ нагнал беглецов, поскольку сообщается, что там был убит Михран [69]; теперь путь к резиденции Иездигерда был открыт, но при первом известии о поражении под Джалула он покинул Хулван и уехал в Хамадан или Рейй.

Наши источники не позволяют установить порядок дальнейших событий. По одним данным, получается, что тогда же арабские войска достигли Кармасина (Керманшах) и даже Файрузана (в 25 — 30 км от Хамадана), а, вернувшись оттуда, завоевали Масабадан, район в долине реки Сеймерре, с городами Сирван (Ширван) и Саймара, по другим данным — Джарир покорил в том году только Масабадан, но эти события будут подробнее рассмотрены в третьей главе.

Примечания

27. Таб., I, с. 2226.

28. Там же, с. 2227.

29. Musil, 1927.

30. Taб., I, с. 2231 — 2232.

31. По сведениям Халифы, мусульманские войска стояли около месяца, затем Са’д послал Зухру в набег, тот встретил Ширзада (в тексте: Шарзада) б. Азадбеха в Сайлахине и разгромил его. Ширзад был убит, и арабам досталась богатая добыча — «много украшений и драгоценных камней» [Халифа, с. 101 — 102].

32. Noth, 1973, с. 75 — 77, 109.

33. Таб., I с. 2229 — 2230.

34. Musil, 1927.

35. Рустам обращался за помощью к своему брату Биндавану, марзбану Баб ал-Абваба (Taб., I, с. 2251] (он или его тезка был потом убит в сражении (там же, с. 2306]); в сражении участвовали «один из царей Баб [ал-Абваба]» [Таб., I, с. 2296], будущий царь Аррана Джуаншер [Каланкатуаци, пер., с. 95 — 96] и какой-то Шахрийар или Шахрбараз из Сиджистана [Таб., I, с. 231l; Mac’ уди, т. 4, с. 213].

36. Сведения арабских авторов о численности обеих армий противоречивы и имеют тенденцию к преувеличению сил противника и преуменьшению размеров арабской армии, что должно было подчеркнуть величие победы. Наиболее скромные данные: арабская армия — 6000 воинов, персидская — 30000 [Таб., I, с. 2236] (в одном из источников Халифы — 40000 [Халифа, с. 101] численность арабской армии от 6000 до 11000 дают также различные и информаторы Халифы [Халифа, с. 101]. Наиболее контрастное соотношение 10000 арабов и 120000 персов [Балаз., Ф., с. 255 — 256]. На этом основан Л. Каэтани полагал, что арабская армия насчитывала 6000 человек [Caetani, 1910, с. 710], Ф. Мак Гроу Доннер тоже считает, что с обеих сторон действовали незначительные силы [Мас Grow, 1981, с. 205]. Однако даже при самом критическом отношении к сведениям ат-Табари численность войск Са’да не могла быть меньше 12000 человек (см. конец гл. 1), в Кадисии к ним присоединились воины ал-Мусанны и Джарира (7 — 8 тыс.), т. е., арабская армия при Кадисии не могла быть меньше 20000, а с учетом притока добровольцев, подкрепления из Басры и т. д. вполне могла достигать 25000.

Согласно независимой от арабских источников армянской исторической традиции, у персов было 30000 кавалеристов и 10000 пехотинцев, а у арабов — «многочисленная конница и 10000 пехоты» [Каланкатуаци, пер., с.95]. Сходные данные мы находим и в арабских источниках: Са’д пришел с 20000, к которым присоединились иракские войска [Динав., с. 125], общая численность армии — З0 или 40 тыс. [Таб., I, с. 2222; Мас’уди, т. 4, с. 208 — 209].

37. Рустам стоял четыре месяца между Хирой и Сайлахином в Дейр ал-А’вар [Балаз., Ф., с. 255; Динав., с. 125 — 126].

38. Таб., I, с. 2256.

39. Noth, 1973, с. 109.

40. Таб., 1, с. 2267 — 2268. Об этих предложениях в «Шах-наме» см.: Колесников, 1982, с. 87.

41. Таб., I, с. 2285; по ал-Балазури, сражение разрослось из стычки мусульманских фуражиров с авангардом Рустама [Балаз., Ф., с. 257 — 258].

42. Эту крепость в районе ар-Рухбы (или ар-Рахбы, на наших современных картах — Хан-Рухаба) называют то Кудайс, то Каср Узайб [Таб., I, с. 2232].

43. Таб., I, с. 2287 — 2290, 2304; Динав., с. 128. Дж. Глабб считает, что Са’д не участвовал лично в сражении, чтобы лучше со стороны руководить боем [Glubb, 1966, с. 46]. Однако его болезнь отмечена разными информаторами.

44. Таб., I, с. 2298 — 2301 — всего в этот день погибло 500 асадитов. Упомянутый здесь Тулайха — Талха б. Халид, претендовавший на пророчество в конце жизни Мухаммада и во время ридды (см. т. 1, с. 184, 192 — 194, 196).

45. По одним сведениям, весь отряд состоял из 700 человек [Балаз., Ф., с, 256; Таб., I, с. 2321], по другим — из 6000 человек, а авангард — из 1000 или 300 человек [Таб., I, с. 2321]; у ад-Динавари весь отряд — 1000 человек (Динав., с. 129].

46. Балаз., Ф., с. 256.

47. Таб., I, с. 2337 — 2338. Кроме того, после второго дня было похоронено две или две с половиной тысячи убитых и умерших от ран (неясно только — за два первых дня или только за второй) [Таб., I, с. 2316]. Это опровергает сведения о малочисленности арабской армии. Чтобы избежать этого противоречия, Л. Каэтани предпочитает сведения историка XIV в. аз-Захаби, будто и битве ежедневно гибло только 120 — 200 человек [Caetani, 1910, с. 710].

48. Арабские источники сильно расходятся в датировке сражения: от начала 14 г. х. до конца 16 г. х. (ср.: Мас’уди, т. 4, с. 209 — 210; ЕI2, vol. 5, c. 386). Ат-Табари помещает все рассказы о нем в разделе о 14 г. х.; ал-Балазури относит его к концу 16/637 г. [Балаз., Ф., с. 255 — 256] (приводимая им там же другая дата — 18 г. х. — совершенно невероятна); Илья Нисибинский относит его к джумаде I 16/31.V — 29.VI 637 г. [Илья, с. 132, пер., с. 64]. Полную дату указывает только Халифа (по ал-Мадаини) — понедельник, когда осталось три дня шавваля 15 г. х. = 2.XII 636 г. [Халифа, с. 102], этот день действительно приходится на понедельник, что вызывает доверие к дате; у ат-Табари Са’д обращается к войску перед битвой также в понедельник, но в мухарраме 14/25.II — 26.III 635 г. [Таб., I, с. 2289].

Исследователи также не имеют единой точки зрения: Л. Каэтани датирует сражение весной 637 г. [Caetani, 1910, с. 633], К. Беккер — маем — июнем 6:17 г. [becker, 1912, с. 346 — 347], А. И. Колесников — концом сентября 636 r. [Колесников, 1982, с. 96] и др.

Уточнить дату позволяет сообщение, согласно которому подкрепление из Сирии пришло через месяц после взятия Дамаска [Таб., I, с. 2305], т. е. не раньше середины декабря 636 г. Каланкатуаци, совершенно не зависящий от арабской исторической традиции, сообщает, что битва произошла в рождество (без указания года) [Каланкатуаци, пер., с. 95]. Простудный характер заболевания Са’да также свидетельствует в пользу того, что битва произошла зимой. 25 декабря 636 г. приходится на среду, но это не противоречит сведениям о начале битвы в понедельник, так как может относиться не к первому, а к последнему дню битвы.

49. Таб., I, с. 2246.

50. Там же, с. 2419.

51. Ат-Табари говорит, что арабы стояли на Атике два месяца [Таб., I, с. 2419]; если это так, то вступление в Хиру придется на начало февраля 637 г. или на конец того же месяца (если верить дате Каланкатуаци), но второй вариант расходится с датами последующих событий (см. ниже, примеч. 53).

52. Таб., I, с. 2426 — 2428.

53. По сведениям Сайфа, Селевкия (Бахурасир) была взята в сафаре 16/4.III — 1.IV 637 г. [Таб., I, с. 2431, 2434, 2451]; Халифа рассказывает о взятии Ктесифона в 15 г. х., не указывая даты [Халифа, с. 103 — 104]; ал-Балазури говорит, что Ктесифон был взят через 9 или 18 месяцев после Кадисии [Балаз., Ф., с. 262], ад-Динавари считает, что Бахурасир взят через 28 месяцев (явная, замена ‘амара = «десять» на ‘ишруна =»двадцать») — [Динав., с. 133], и оба отмечают, что арабы дважды ели свежие финики, т. е. прошло два лета. А. И. Колесников, датируя взятие Селевкии, исходит из первой даты ал-Балазури [Колесников, 1982, с. 98] и полагает, что сюда входят два месяца осады, а следовательно, Ктесифон был взят не ранее конца июня. Это совпадает с датой взятия Ктесифона у Ильи Нисибинского — джумада 16/30.VI — 28.VII 637 г. [Илья, с. 132, пер., с. 64] — и не противоречит такому объективному критерию, как паводок Тигра, осложнявший переправу арабской конницы, — уровень паводка одинаков в марте и июне (максим приходится на апрель — май).

В пользу взятия Ктесифона в сафаре говорит свидетельство Сайфа, битва при Джалула произошла в начале зу-л-ка’да 16/конце ноября 637 г., через девять месяцев после взятия Ктесифона [Таб., 1, с. 2470].

54. Динав., с. 134; Таб, I, с. 2445.

55. Таб., I, с. 2436.

56. Там же, с. 2452 — 2454. Свою долю Али продал за 20000 дирхемов (?).

57. Таб., I, с. 2451.

58. Как говорилось выше, в сражении под Кадисией погибло не менее 8500 человек. Кроме того, не вернулась в строй часть тяжелораненых. Из оставшихся 10 — 15 тысяч часть рассеялась по гарнизонам, но взамен после победы в армию должны были влиться иракские бедуины, не участвовавшие в сражении [Таб., I, с. 2461], В походе на Джалула участвовало 12000 человек (это — значительная часть всей армии). Часть оставалась в распоряжении Са’да. Учитывая, что сведения о численности участников сражения под Джалула могут быть преувеличены, мы считаем, что во взятии Ктесифона участвовало около 15000 человек.

59. По сообщению Сайфа, все участники завоевания Ктесифона были конниками (фарис), пеших среди них не было, и многие из них имели еще сменных лошадей (джана’иб) [Таб., I, с. 2451]. Если поверить этому, то 12000х15000 даст 180000000 дирхемов. Если же предположить, что в воспоминаниях очевидцев верно только то, что среди них не было пеших, но, как и всюду, значительная часть воинов была на верблюдах (скажем, 2/3), то 5000 воинов будут иметь право на 12000 дирхемов (12000х5000=60000000), 10000 всадников на верблюдах, которых при разделе добычи приравнивали к пехотинцам, — на 40000000. Эти 100 млн. составляют 2/3 всей добычи.

60. Ат-Табари [i, с. 2461] говорит, что ал-Ка’ка’: потребовал выложить дирхемами джериб земли, что составило бы не менее миллиона монет — сумма маловероятная для небольшого района (тассудж). У ал-Балазури в логичном сообщении говорится о джерибе дирхемов [Балаз., Ф., с. 265], т. е. о мере объема (около 50 л =100000 дирхемов).

61. Таб., 1, с. 4226 — 4227.

62. Командующий — Михран ар-Рази [Таб„I, с. 2457, 2463, 2473; Пс. — Вак. 2, т. 2, с. 179], Хурразад б. Хурмихр [Халифа, с. 107], Хурразад б. Хурмуз [Динав., с. 133], Хурразад, брат Рустама (т. е. Хурразад б. Фаррухзад) [Балаз., Ф., с. 264]; у ат-Табари Хурраз б. Хуррхурмуз — командующий коннцей в армии Михрана [Таб., I, с. 2462]; у ал-Куфи [т. 1, с. 273] — Хурразад сын Вахруза — командующий правым флангом, а Хурмузан — командуют центром. Различаются и герои сражения с мусульманской стороны: у ал-Куфи — Амр б. Ма’дикариб и Джарир б. Абдаллах, у ат-Табари ч ад-Динавари — ал-Ка’ка’ б. Амр.

63. Таб., I, c. 2456.

64. Куфи, т. 1, с. 271 — 272; Таб., I, с. 2456 — 2461.

65. Таб., I, c. 2474.

66. Там же, с. 2470. Ат-Табари отмечает, что это сражение произошло через 9 месяцев после занятия Ктесифона. Халифа (со ссылкой на Сайфа), относит битву к 17 г. х. [Халифа, с. 108].

67. Таб., I, с. 2462; Динав., с. 135.

68. Таб., I, с. 2459 — 2460; по данным Халифы [с. 108], добыча в Джалула была разделена на З000 долей!

69. Таб., I, с. 2473.

Комментарии

*1. Букв. «трубач».

*2. Букв. «что мы люди пламени (ахл ан-нар)».

*3. Наместник Египта (685 — 703).

*4. "Сын дяди" (ибн ‘амм) означает здесь просто «родственник», так как мать Умара была двоюродной сестрой как Халида, так и Абу Хафса.

*5. Феодальные владетели, князья.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Глава 3. РАЗГРОМ САСАНИДСКОГО ИРАНА

БОИ В ХУЗИСТАНЕ

user posted image

рис. 9. Юго-Западный Иран

Продвижение арабских войск после Джалула до Кармасина и Масабадана не было первым шагом на территорию собственно Ирана, подлинным началом его завоевания стали боевые действия на южном фланге, за Шатт ал-Арабом, развернувшиеся несколько раньше, сразу после основания военного поселения Басра.

Сведения об этих действиях противоречивы, и датировка их колеблется в пределах трех лет [1], что при быстром развороте событий может заметно менять понимание происходившего. Отчасти эти расхождения в датировке объясняются тем, что в некоторых предприятиях Утбы б. Газвана участвовал в качестве одного из командиров Мугира б. Шу’ба, который потом стал наместником Басры, поэтому историки могли отнести военные действия, в которых принимал участие Мугира, ко времени его наместничества. Ат-Табари помещает рассказы о завоевании Утбой Убуллы и Майсана в раздел о 14 г. х., но сам замечает в другом месте, что его наместничество приходилось на. 15 г. х. [2], что вполне соответствует другим сведениям об отправлении Утбы в паломничество в конце 15 или начале 16 г. х. (декабрь 636 — январь 637 г.). Но у ат-Табари есть сведения о том, что Утба вел военные действия в Хузистане в 16 г. х. [3]

Был ли Мугира в Басре в конце 15 — начале 16 г. х.? По некоторым сведениям, Мугира потерял глаз в сражении на Йармуке [4], вернулся в Медину, а оттуда во главе отряда из 400 человек был послан на подкрепление Са’ду б. Абу Ваккасу [5], а тот отослал его к Утбе [6]. Видимо, действительно в 16/637 г. в Хузистане воевал Мугира б. Шу’ба [7]. Определенно говорит о военных действиях в 16 г. х. только Халифа б. Хаййат, но настолько лаконично, что его сведения трудно отождествить с более пространными сообщениями других авторов: «Рассказал мне ал-Валид ибн Хишам со слов своего отца, [а тот] со слов его деда, который сказал: «Отправился ал-Мугира в ал-Ахваз, и заключил с ним мирный договор ал-Бирзан на [условии выплаты] двух миллионов восьмисот девяноста тысяч, а потом еще совершил на них поход ал-Аш’ари» [8].

К 16 г. х. (после Кадисии) ат-Табари «относит возвращение в Ахваз его владетеля, Хурмузана (Хурмуздана) [9], принадлежавшего к одному из семи знатнейших родов Ирана, который стал вытеснять мусульман из завоеванных ими районов севернее Шатт ал-Араба. Мусульман поддерживали бедуины бану ал-ам, обитавшие в этом районе; Хурмузан вынужден был оставить Маназир и Нахр Тиру, отступить за Карун (который арабы называли Дуджайл — «Малый Тигр») и заключить соглашение, по которому уступал бану ал-ам Нахр Тиру и Маназир, а мусульманская сторона признавала его права на Ахваз и Михраджан Казак (рис. 9), но ни о какой дани в этой связи не говорится. Через некоторое время между Хурмузаном и бану ал-ам возник спор о границах, и третейский судья из мусульман признал правоту арабов. Тогда Хурмузан обратился за помощью к курдам, а арабы — к своим собратьям-мусульманам. Соединенные силы арабов переправились через Карун выше моста-вододелителя и разгромили Хурмузана [10]. Оставив Ахваз (Сук ал-Ахваз, иранское название — Хурмузд Ардашир), он отошел через «мост Арбука» у деревни аш-Шагар к Рамхурмузу, а арабы остались в Ахвазе. Дальнейшее продвижение было будто бы остановлено по приказу халифа. Новый мирный договор закреплял статус-кво и обязывал Хурмузана платить дань, зато арабы оказывали ему помощь против набегов курдов [11].

Ко времени правления Утбы б. Газвана некоторые источники относят также набег арабов из Бахрейна на Фарс, организованный ал-Ала б. ал-Хадрами и окончившийся их разгромом. На помощь им Утба отправил из Басры отряд под командованием Абу Сабры, который нанес поражение персам, преследовавшим остатки бахрейнского отряда, и вывел их к своим [12].

После возвращения этого отряда в Басру Утба отправился в Мекку, «когда прошло три с половиной года после того, как Са’д покинул ал-Мада’ин»; после этого до конца года Басрой будто бы правил Абу Сабра, а в следующем году Умар назначил Мугиру, остававшегося на этом посту два года [13].

Хронология эта совершенно фантастична: приказ о переводе войска из Ктесифона в Хиру, как отмечалось выше, последовал в мухарраме 17/23.1 — 21.II 638 г., прибавив три с половиной года, мы получим середину 641 г., а назначение Мугиры придется на 642 или на начало 643 г., тогда как, по всем надежным данным, Умар сместил его в 17/638 г.

Но, установив ложность датировок в рассказе о завоевании Ахваза, мы не можем безоговорочно утверждать, что краткое сообщение Халифы о дани с Ахваза, установленной при Мугире, соответствует второму договору с Хурмузаном (тем более что там упоминается совершенно иной правитель Ахваза). Нам остается только констатировать, что в 16/637 г. в наместничество Мугиры был совершен поход на Ахваз и заключен мирный договор с выплатой большой дани.

Но если историки не сообщают ничего внятного о военных и административных успехах Мугиры в пору его наместничества, то о его скандальном смещении, кратко ли, подробно ли, упоминают все. На нем стоит остановиться и нам, чтобы лучше понять нравы той эпохи.

Не отличаясь полководческими талантами, Мугира был большим женолюбом (биографы отмечают, что он только законно женился 300 раз) [14], это и подвело его. В Басре, военном лагере, едва обустроенном, нравы мусульман были гораздо вольнее, чем в Медине под строгим надзором сурового Умара, и женщины пользовались большей свободой, сходясь по любви или ради благ мирских (особенно с высокопоставленными лицами)» [15].

Появилась такая замужняя дама сердца и у Мугиры. Его сосед Абу Бакра (свояк Утбы) то ли из искреннего благочестия, то ли по вражде [16] подстерег его в момент свидания и пригласил еще трех свидетелей посмотреть на гнусное поведение амира. Абу Бакра не поленился поехать в Медину и рассказать все халифу. Умар немедленно послал в Басру Абу Мусу ал Аш’ари с приказом отправить к нему Мугиру и всех свидетелей (в раби’I 17/23.III — 21.IV 638 г.).

Дело было скандальное: Мугира хотя и не был из числа старейших мусульман, но все-таки принадлежал к участникам присяги в Худайбии (см. т. 1, с. 143 — 144), весьма уважаемой категории сподвижников пророка; тяжкое обвинение такого человека в прелюбодеянии, которое влекло за собой страшную смертную казнь — побитие камнями, роняло престиж всех сподвижников пророка, авторитетом которых во многом обеспечивалось послушание пестрых армий в Сирии и Месопотамии. В то же время сокрытие такого проступка вызвало бы недовольство ревнителей благочестия. Умар вышел из этого трудного положения простейшим, но действенным способом — дискредитацией свидетелей.

Трое свидетелей во главе с Абу Бакрой публично дали совершенно недвусмысленные показания, которые никак нельзя было перетолковать в пользу обвиняемого. Последнего свидетеля, Зийада б. Убайда, единоутробного брата Абу Бакры, Умар встретил словами: «Клянусь Аллахом, я вижу лицо [человека), который не опозорит сегодня человека из сподвижников Мухаммада». Молоденький, еще безусый Зийад засмущался и дал несколько уклончивое показание, которое для любого средневекового мусульманского судьи было бы достаточным для осуждения, но Умар счел его доказательством невиновности Мугиры, а показания первых трех — клеветой и приказал их высечь. При этом Умар явно не сомневался в вине Мугиры: когда тот схватился за меч, чтобы ударить Абу Бакру, Умар сказал: «Прекрати, кривой, на тебе проклятие Аллаха» [17].

Эта гривуазная история, которая дошла до нас в разном изложении, так как ее явно в свое время охотно пересказывали, украшая живописными деталями, любопытна тем, что объясняет характер Умара лучше, чем специальные жизнеописания рисующие его воинственную добродетельность и ревностное искоренение пороков. Защита чести сподвижника, назначенного им наместником, была важнее установления истины, и, когда Абу Бакра после порки сказал: «А все-таки Мугира — прелюбодей», Умар хотел наказать его вторично.

Итак, в конце марта — апреле 638 г. наместником Басры стал Абу Муса, при котором произошел резкий перелом в боевых действиях в Ахвазе. Сведения о событиях, начиная с 17 г. х., значительно определеннее, но и здесь расхождения между источниками значительны, особенно в относительной и абсолютной хронологии: то, что у Халифы б. Хаййата приходится на 17 — 21 гг. х., у ат-Табари вмещается в один 17 г. х. [18].

Абу Мусе пришлось начинать с возвращения под власть Халифата Нахр Тиры и Маназира, завоеванных предшественниками. К сожалению, ни один из наших источников не позволяет датировать хотя бы косвенно какой-то из эпизодов начального этапа боевых действий, чтобы понять, начались ли они с прибытием Абу Мусы, или он их только продолжил. Уверенно можно сказать только то, что до конца года Хурмузан оставил Ахааз и отступил в Рамхурмуз, а Ахваз был обложен огромной данью в 10400 тыс. дирхемов, в 3,6 раза большей, чем предусматривал договор 637 г. Это можно объяснить тем, что при заключении первого договора Хурмузан оставался владетелем Ахваза и уступал лишь часть налоговых поступлений соответствующего округа, а во втором случае арабы получали их целиком. Судить о тяжести этой дани трудно, поскольку мы не знаем, с какой территории она выплачивалась.

Никаких упоминаний о боях под Ахвазом и его осаде нет, как нет и упоминаний о богатой добыче и пленных. Видимо, Хурмузан почему-то не смог или не захотел оборонять этот город, и покинутые им горожане предпочли мирную сдачу по договору, хотя бы и на тяжелых условиях. Ахваз стал теперь базой для дальнейшего завоевания Хузистана.

В следующем году арабы постепенно завоевывают всю долинную часть Хузистана. После сражения у Арбука с отрядом ан-Ну’мана б. Мукаррина Хурмузан отошел в предгорную часть своих владений, где было легче остановить продвижение арабов. Рамхурмуз не оказал сопротивления и сдался по договору, обязавшись платить со своего округа 860 тыс. дирхемов. Этим была предрешена судьба оказавшегося в изоляции округа Суррак. По сведениям Халифы б. Хаййата, восходящим к надежным информаторам, здесь оказал сопротивление городок Сахр-тадж (Чахартадж) [19], который не упоминается другими историками и неизвестен средневековым арабским географам, поэтому непонятно, случилось это до капитуляции по договору Даурака, административного центра Суррака, или после и не следует ли видеть в Сахртадже иное название этого центра. По договору, Суррак, как и Рамхурмуз, обязывался выплачивать ежегодно 800 тыс. дирхемов.

В это время другая часть мусульманского войска из Рамхурмуза совершила набег на север до Идаджа (Изаджа), в результате которого его правитель Тиравайх заключил с арабами мирный договор [20].

Все эти завоевания приписываются различным командующим. Согласно ал-Балазури, и Рамхурмуз с Идаджем, и Суррак были завоеваны Абу Марйамом, у ал-Куфи Рамхурмуз завоевывают Джарир б. Абдаллах и ан-Ну’ман, у ат-Табари Рамхурмуз и Идадж завоеваны ан-Ну’маном, а завоевание Суррака, упоминаемое в связи с более ранними событиями, связывается с именем Джаза б. Му’авии [21]. В этих действиях участвовали небольшие отряды (по сведениям Халифы, первый отряд, подошедший к Рамхурмузу, насчитывал всего 400 человек), а основная часть войска Абу Мусы была занята осадой Тустара, для обороны которого Хурмузан собрал значительные силы [22]. Успешной обороне способствовало расположение города на возвышенности посреди местности, пересеченной многочисленными каналами. Наиболее доступный подход к городским воротам защищал лагерь Хурмузана, окруженный рвами.

С осадой Тустара связан основной объем сведений арабских источников о завоевании Xузистана, однако ни даты начала осады, ни даты его падения в источниках не сохранилось. Нет единства мнений даже о длительности осады: говорится то о двух годах, то о полутора, то об одном годе. Некоторое представление о наибольшей вероятности какой-то из этих цифр могла бы дать очередность завоевания важнейших городов Северного Хузистана — Тустара, Суса (Шуш = древние Сузы) и Джундисабура (Гундишапура), но и в этом нет ясности: одни источники помещают завоевание Суса до осады Тустара, другие — наоборот. В пользу первых свидетельствует наиболее ранний из имеющихся в нашем распоряжении источников — анонимная христианская хроника (на сирийском языке), написанная через 30 — 40 лет после описываемых событий [23], источник к тому же независимый от арабской исторической традиции (в отличие от многих более поздних христианских исторических сочинений). По его данным, Сус пал ранее Тустара, осада которого длилась два года. Такого же порядка придерживаются наиболее ранняя из дошедших до нас арабских хроник, Халифы б. Хаййата, и компетентнейший историк завоеваний — ал-Балазури. Такое совпадение вряд, ли случайно.

Меньше ясности с завоеванием Джундисабура: в той же сирийской хронике он не упоминается, у Халифы сообщение о его завоевании приводится под 18 г. х. (вместе с Сусом) и под 20 г. х. (но до Тустара), у ал-Балазури договор с Джундисабуром упоминается между завоеванием Тустара и битвой при Нихавенде [24], у ат-Табари он, как и Сус, упоминается после захвата Тустара [25]. Согласившись с тем, что Сус был завоеван раньше Тустара, логично думать, что расположенный между ними Джундисабур должен был сдаться после Суса.

Конкретных сведений о ходе осады Суса у нас нет, вся информация концентрируется вокруг двух эпизодов; сдачи владетеля Суса и уничтожения могилы пророка Даниила.

Все арабские источники сходятся на том, что после длительной осады, когда в Сусе кончилось продовольствие, правитель (у одних — марзбан, у других — малик) сдал город с условием помилования оговоренного числа родных и приближенных (число называется различное, от 10 человек до 100), но забыл включить в это число себя и был казнен, как не получивший помилования [26]. По сведениям Сайфа, это был Шахрийар, брат Хурмузана, а ал-Куфи говорит, что его звали Шапур (Сабур) сын Азермаха (не упоминая родственной связи с Хурмузаном). Сирийский аноним вообще не упоминает этого эпизода; это обстоятельство вместе с фольклорным характером рассказа и тем, что сюжет повторяется у арабских историков в связи с разными городами, заставляет сомневаться в его достоверности.

Среди многих диковин, захваченных в городе, наибольшее впечатление на завоевателей произвели сокровища гробницы с мощами пророка Даниила. Народная молва также окутала захват ее туманом легенд, сущность которых сводится к тому, что Абу Муса сообщил о гробнице Умару, Умар стал расспрашивать своих приближенных о пророке и затем распорядился похоронить его останки. Абу Муса будто бы запрудил один из каналов, выкопал в его ложе могилу, похоронил в ней останки и пустил затем воду, навеки скрыв их от глаз людских. Сирийский аноним рассказывает о разграблении гробницы и захвате серебряной раки, но не упоминает о столь экстравагантном перезахоронении, которое непременно сохранилось бы в памяти христианской общины Суса [27].

Абу Мусе не удалось плотно обложить Тустар из-за активных действий Хурмузана. Арабские источники сообщают о 80 вылазках персов (правда, число выглядит условным обозначением «много» — вспомним Джалула), а в поединках будто бы погибло 100 мусульман. Собственных сил Абу Мусы оказалось недостаточно для разгрома Хурмузана, и ему пришлось просить подкреплений. По распоряжению Умара из Хулвана прибыл. Джарир б. Абдаллах с отрядом в 1000 человек [28], но и его оказалось недостаточно, в ответ на вторичную просьбу из Ирака прибыл командующий иракской армией Аммар б. Йасир с большими силами. Только после этого в двухдневном сражении, в котором персы потеряли убитыми до 1000 человек и пленными (которые были казнены) — 600 человек, мусульманам удалось разгромить персов. Мусульмане ворвались в лагерь, охранявший подступы к городу, и загнали остатки персидского войска в город. Началась плотная осада, при которой падение города было лишь делом времени.

Падение Тустара ускорила измена группы горожан [29], один из которых провел группу мусульманских воинов (численность указывается разная: от 11 до 300 человек), они перед рассветом открыли ворота, и ворвавшееся войско в ожесточенном сражении перебило большинство оборонявшихся. Остатки вместе с Хурмузаном укрылись в цитадели. Взятый с бою город стал добычей завоевателей, вымещавших на мирных жителях озлобленность долгой осадой. Жртвой резни пало даже христианское духовенство во главе с епископом города. Как мы видим, между миролюбивыми наставлениями Абу Бакра и практикой войны лежит огромная дистанция. И все же, издали сочувствуя жителям иранских городов, захваченных штурмом, не будем забывать, что точно так же вели себя иранские солдаты в завоеванных городах Византии, уводя многие десятки тысяч мирных жителей в плен, устлав улицы Иерусалима трупами его жителей. Такова была психология общества, и долго еще имущество жителей взятого штурмом города считалось законной добычей победителей — достаточно вспомнить Измаил, отданный Суворовым на разграбление своим солдатам.

После раздела добычи каждому досталось по тысяче дирхемов (включая и стоимость рабов), а кавалеристам — по три тысячи.

Хурмузан ясно видел, что ждет его и его окружение, когда цитадель будет взята штурмом, надеяться на выручку извне не приходилось, тем более что запасы продовольствия были на исходе, и он вступил в переговоры. Абу Муса не рискнул гарантировать ему пощаду от своего имени и согласился только доставить его и его родственников и приближенных к халифу, чтобы тот решил его судьбу. Хурмузану пришлось довольствоваться этим ненадежным шансом на сохранение жизни. По одному свидетельству, вместе с Хурмузаном в Медину были отправлены еще 300 пленных, вероятно из его окружения, как ценнейшие трофеи в составе каравана, которым доставлялась пятая часть добычи.

Вокруг знатного пленника, едва ли не важнейшего из всех захваченных до той поры, сложилось немало легенд. Самая популярная из них рассказывает, что Хурмузан, представ перед халифом, попросил напиться, и ему принесли чашу с водой. Взяв ее, он сказал: «Боюсь, что ты убьешь меня, когда буду пить». — «Не бойся ничего, — ответил халиф, — пока не выпьешь ее». Хурмузан выплеснул воду (или уронил стеклянную чашу, и она разбилась) и сказал, что ему нужно было не питье, а помилование. Разгневанный халиф хотел казнить его, но присутствовавшие подтвердили, что слова гарантии сохранения жизни были произнесены [+30]. Этот рассказ имеет все детали, необходимые для легенды: когда делегация приводит Хурмузана в мечеть, где Умар спит в одиночестве, завернувшись в бурнус, и изо всех аксессуаров власти при нем только его легендарный бич, которым он собственноручно наказывает нарушителей шариата, изумленный Хурмузан спрашивает, где же его привратники и стража, а сопровождающие с гордостью отвечают, что у него нет ни стражи, ни привратников, ни секретарей, ни канцелярии. Легенда эта была настолько распространена, что Абу Ханифа ад-Динавари, дойдя в своем рассказе до прибытия к Умару замечает: «а [дальнейший] разкасс о нем хорошо известен» [31].

Конечно, простота быта и приема у главы мусульманского государства должна была поразить иранского аристократа, привыкшего к пышности и строгому этикету сасанидского двора, остальное же происходило гораздо проще. Согласно другим источникам, Умар хотел казнить Хурмузана, но Абу Бакра отговорил его, ссылаясь на то, что казнь усилит ожесточенность сопротивления оставшихся иранских правителей, а помилование склонит их к переговорам, и Умар внял этому доводу [32]. Хурмузан был помилован и вынужден принять ислам, но зато стал одним из советников халифа и получил жалованье в 2000 дирхемов.

Судьба тех городов, которые предпочли сдачу, была гораздо благополучнее. Так, жители Джундисабура помимо дани были обязаны отдать завоевателям лишь оружие. В некоторых случаях (а может быть, как правило?) не желавшие оставаться в городе, жители которого по договору обязывались платить позорную для благородных (азатов) подушную подать, получали несколько льготных месяцев для подготовки отъезда в незавоеванные мусульманами части Ирана [33].

Заключительным аккордом военных действий в Хузистане стало завоевание вотчины Хурмузана — Михраджан Казака и его родового замка около Саймары.

Успеху арабов в Хузистане способствовала разрозненность действий иранской стороны. Хурмузан за три года войны не получил поддержки от Йездигерда, который сам с большим трудом сколачивал армию, чтобы защитить Западный Иран. Сообщения ал-Куфи о трех отрядах по 15000 человек, посланных царем, явно фантастичны и никак не подтверждаются другими источниками. Кажется, единственным подкреплением были 300 тяжелых кавалеристов (асавира) во главе с Сийахом, появившихся в Хузистане во время осады Суса. Но от кого, с какой стороны они появились, сказать с уверенностью трудно. Мы знаем, что этот отряд стоял в Калбании, но эта местность, по одним данным, находилась в районе Рамхурмуза [34] (и тогда они прибыли из Истахра), а по другим — между Сусом и Саймарой [35] (и, следовательно, прибыли со стороны Хамадана от Йездигерда).

После падения Суса или после прибытия подкреплений с. Аммаром б. Йасиром отряд Сийаха перешел на сторону мусульман и даже вроде бы принял участие в осаде Тустара [36].

Наиболее реальной и действенной могла быть помощь со стороны Фарса, но в тот момент, когда она была особенно нужна — с началом асады Тустара, — возникла угроза самому Фарсу. Сначала арабы из Бахрейна захватили остров Абаркаван (позднее Ибн Каван, современный Кешм) [37], а затем в 19/640 г. несколько тысяч человек под командованием ал-Хакама б. Абул-Аса ас-Сакафи, брата наместника Бахрейна и Омана Усмана б. Абу-л-Аса, высадились около Ришахра [38]. В конце того же года (в зу-л-хиджжа=22.ХI — 20.XII 640 г.) в трех фарсахах (15 — 20 км) от Ришахра около Сихаба произошло решающее сражение между арабами и персидским войском под командованием марзбана Фарса Шахрака [39]. Сведения о ходе сражения очень неконкретны и противоречивы. Судя по рассказу, восходящему к самому ал-Хакаму, арабы применили свой обычный тактический прием: пустились в притворное бегство, а потом внезапно контратаковали. В сражении погибли Шахрак и его сын [40]. По ожесточенности это сражение сравнивали с битвой при Кадисии.

Часть разгромленного войска во главе с Бартайаном (?) отошла на север к ат-Туджану (ат-Таваджану?) в округе Санбил и продержалась там около года, пока войска Мусы не освободились от осады Тустара [41], а основная масса отступила на восток к Шапуру (Сабуру). Ал-Хакам взял штурмом Ришахр и двинулся в сторону округа Шапур, где захватил город Таввадж. Никаких деталей его завоевания (осада, мирный договор с жителями или штурм) до нас не дошло, так же как нет надежных данных о времени его завоевания. Халифа и ал-Балазури относят его завоевание и заселение арабами к 19/640 г. [42], но эта дата явно называется лишь потому, что завоевание произошло вслед за битвой при Сихабе. Таввадж был завоеван в начале 20/641 г., а после возвращения войска из кампании того года Усман взялся за основательное обустройство в этом центре.

Несколько следующих лет Усман, опираясь на Таввадж, со. вершал набеги на соседние районы, дойдя в 23/643-44 г. до сердца Фарса — Истахра, но не смог взять ни одного значительного города. Даже соседние Сабур (Шапур) и Казерун пали только в 26/646-47 г. [43]. Совершенно очевидно, что он располагал незначительными силами и до решительного общего перелома в войне с сасанидским Ираном, наступившего после битвы при Нихавенде и завоевания Западного Ирана, не мог добиться заметного успеха.

БИТВА ПРИ НИХАВЕНДЕ И ПЕРЕЛОМ В ВОЙНЕ С САСАНИДСКИМ ИРАНОМ

Между битвой при Джалула и следующим этапом активизации военных действий в направлении на Хамадан лежит четыре года. Чем объяснить этот внезапный спад наступательного порыва мусульман в Ираке, когда и на севере Сирии, и в Армении шло неуклонное продвижение вперед? Во-первых, приблизительно год ушел на завоевание Верхней Месопотамии до Мосула включительно и Курдистана; во-вторых, часть сил иракской армии, в том числе и половина передового гарнизона, стоявшего в Ханакине, в течение 19/640 и 201641 гг. находилась в Хузистане, наконец, и это едва ли не самое главное, завоевателям требовалось время, чтобы переварить плоды успеха, освоить большую богатую страну. Ежегодно в распоряжение горстки завоевателей (что такое 20 — 30 тысяч человек по сравнению с добрым миллионом налогоплательщиков!) поступали огромные массы зерна и денег; грубо говоря, на долю каждого воина приходилось около 2000 дирхемов в год (подробнее см. гл. 5), не считая военной добычи. Требовалось время, чтобы наладить машину получения и распределения этих богатств, а может быть, и для того, чтобы справиться с ошеломляющей переменой образа жизни, которая могла на время приглушить погоню за новой добычей.

Во всяком случае, Йездигерд, отделенный от мусульманских владений цепью гор, получил три с лишним года передышки, которые позволили ему и его сторонникам прийти в себя после жестоких поражений и попытаться поставить преграду дальнейшему продвижению арабов в глубь Ирана. К сожалению, о том, что происходило в Иране в эти три года, мы знаем только из сочинений арабских историков, интересовавшихся триумфами мусульманских армий, а не тем, что делалось в стане противника. Бесстрастный свидетель, монеты позволяют говорить о том, что в эти годы на всей территории Ирана, не завоеванной арабами, чеканилась монета Йездигерда III и, следовательно, власть его, сначала признанная не всеми, постепенно распространялась на весь Иран хотя бы формально [44].

Пока основные силы иракской армии Халифата были заняты осадой Тустара, в районе Нихавенда стали концентрироваться иранские войска, прибывавшие из разных провинций. Арабские историки перечисляют все провинции Ирана, но приводимая при этом численность войск настолько преувеличена (до 150 000 человек) [45], что возникает сомнение в достоверности самого перечня провинций, откуда они прибыли.

О сборе иранского войска в Нихавенде узнал владетель Хулвана, Кубад, и сообщил Са’ду б. Абу Ваккасу. Тот оценил угрозу и стал готовить армию к походу, но в разгар сборов халифу поступил донос, что Са’д неправильно ведет молитву и слишком увлекается охотой. Умар послал человека для выяснения обстоятельств, который потом вернулся в Медину вместе с Са’дом. Халиф не нашел в его действиях большой провинности„но оставил при себе, а наместником Куфы в этот трудный момент стал заместитель Са’да Абдаллах б. Абдаллах б. Итбан [46].

На помощь куфийцам Умар перебросил часть войск из Басры и из других районов. Общая численность армии достигла 30000 человек. Возглавил ее не наместник, а уже известный нам ан-Ну’ман б. Мукаррин. Одновременно командующие отдельными отрядами в Ахвазе получили приказ прикрыть подходы к Нихавенду со стороны Фарса [47]. Однако с этим, вполне понятным распоряжением не вяжутся сведения о дислокации отрядов прикрытия в районе между Мардж ал-Кал’а и Гуда Шаджар. Местоположение последнего неизвестно, а Мардж ал-Кал’а — долина у Керенда, и где бы ни находился неизвестный нам пункт, отряды прикрытия защищали бы дорогу на Хамадан со стороны Саймары, а не преграждали пути от Фарса к Нихавенду и Хамадану.

Армия ан-Ну’мана б. Мукаррина беспрепятственно дошла до Тазара, в 20 с лишним фарсахах от Нихавенда, т. е. примерно между Керманшахом и Махидештом. Отсюда арабское войско, осторожно продвигаясь вслед за разведкой, без столкновения с противником достигло рустака Исфизахан и остановилось у селения Кудайсиджан, в трех фарсахах (15 — 20 км) от Нихавенда. Лагерь иранского войска находился в Вайхурде, в двух фарсахах от Нихавенда.

Вызывает удивление, почему иранский командующий (его называют то Фирузан, то Марданшах) позволил арабской армии беспрепятственно пройти по горной дороге, не устроив засад или каких-нибудь заграждений. Что это — небрежность или результат внезапного появления арабов? Не мог же он думать, что они пройдут мимо него по главной дороге на Хамадан и он сможет нанести сокрушительный фланговый удар? Как бы то ни было, арабы и в этот раз оказались предприимчивее и оперативнее.

О самом сражении сохранилось сравнительно много сведений (особенно у ат-Табари), но надежной информации, которая позволила бы представить его ход, в них содержится немного: во всех рассказах много шаблонных сюжетов и приемов, характерных для фольклора [48]. Если отбросить благочестивые наставления войску перед боем и описания поединков, то представляется следующая картина.

Арабская армия, остановившись напротив персидской, разбила лагерь, и после этого начались военные действия. Источники умалчивают, было ли какое-то предварительное прощупывание сил и намерений противника, получается, что бой завязался чуть ли не с ходу (сведения об устройстве лагеря и специалистах этого дела сохранились только у ат-Табари) [49]. Большинство источников сходится на том, что сражение длилось три дня: со среды до пятницы, но ни число, ни месяц не называются. В коротком рассказе Халифы сообщается, что в первый день персы заставили отступить правое крыло, а на следующий день — левое (а правое устояло). По сведениям ат-Табари, в пятницу арабы оттеснили персов в их лагерь, но прорваться через окружающий его ров не смогли. Затем ан-Ну’ман по совету своего окружения (податели мудрого совета называются разные) устраивает демонстративную атаку — небольшими силами кавалерии, которая будто бы не выдерживает обстрела и пускается в бегство. Персы не выдержали и бросились в погоню, в схватку с обеих сторон ввязалось все войско. В этом бою погибли ан-Ну’ман и несколько последовательно сменявших его командующих. Персы были в конце концов разгромлены, бежали, арабская конница их преследовала и перебила многих беглецов [50].

По рассказу ад-Динавари, персы с самого начала не принимали боя, ан-Ну’ман по совету Амра б. Ма’дикариба пустил слух (который, видимо, должен был через лазутчиков дойти до персов), что умер халиф, и сделал вид, что снимается с места, персы вышли из лагеря и в среду произошло первое столкновение с большими потерями для обеих сторон. На третий день, в пятницу, при первой же атаке пал ан-Ну’ман [51].

По ал-Куфи, ан-Ну’ман погиб на второй день, а все сражение длилось четыре дня. В последний день персы ворвались в арабский лагерь, но своевременная атака засадного отряда переломила ход сражения, персы побежали, арабы преследовали их два фарсаха, а затем вернулись в Нихавенд (?!) [52].

Этот рассказ, перемежающийся описанием множества поединков, пространными речами героев, упоминанием десятков боевых слонов, участвовавших в сражении (которых другие авторы вообще не упоминают), несет на себе отчетливый отпечаток фольклорной обработки и вызывает сомнение в его достоверности.

Какие же бесспорные факты можно извлечь из всего комплекса противоречивых рассказов о нихавендском сражении? Во-первых, несомненно, что сражение длилось три дня и в начале его погиб ан-Ну’ман б. Мукаррин, во-вторых, общая длительность боевых действий под Нихавендом была значительно больше: в какой-то момент иранская армия отсиживалась в укрепленном лагере, желая протянуть время для подхода подкреплений, но неясно даже, на каком этапе это было — до первого столкновения или после. Историку остается только лишний раз удивиться тому, как мало отчетливых воспоминаний об одной из решающих битв эпохи завоеваний осталось в исторической памяти мусульманской общины.

Умар высоко оценил заслуги участников нихавендской битвы: те из них, кто включился в военные действия после Кадисии, получили, как и участники сражения при Кадисии, жалованье в 2000 дирхемов в год [53].

Дальнейший ход событий описывается так же противоречиво, приводятся различные даты завоевания городов и областей, различные имена арабских командующих, осуществлявших эти завоевания. В какой-то мере это путаница чисто историографического характера, о чем уже неоднократно говорилось по ходу изложения. В то же время некоторые противоречия могут объясняться неоднократным завоеванием одних и тех же пунктов разными командующими. К сожалению, сколько-нибудь точные даты этих событий отсутствуют, и даже проверка хронологии по именам наместников, упоминаемых в связи с этими событиями, оказывается в данном случае бесполезной, так как отсутствуют точные даты их назначения. Так, по данным ят-Тябари, наместником Куфы в 21 г. х. был Аммар б. Иасир, а между ним и Са’дом, смещенным в 20 г. х., правили Абдаллах б. Абдаллах. б. Итбан, при котором произошла битва при Нихавенде, и Зийяд б. Ханзала [54]. Знай мы хотя бы месяц замены Абдаллаха Зийадом, мы могли бы точнее датировать сражение при Нихавенде в пределах 21/642 г. (в начале 21 г. х., с 10 декабря 641 и до весны 642 г., военные действия арабов в этих горах маловероятны, к тому же ни один информатор не упоминает неприятностей, связанных с холодом).

Несомненно, что разгром иранской армии ошеломил мелкие гарнизоны соседних городов и лишил их правителей воли к сопротивлению. Правитель Нихавенда сразу же вступил в переговоры и сдал город. Жрец одного из храмов огня (хирбед) сям явился к казначею, ведавшему добычей, и выговорил себе сохранение всех поместий за то, что выдал сокровища Нахирджана (Нахиргана), одного из полководцев, участвовавших в битве при Кадисии [55]. Весьма вероятно, что Хамадан и более мелкие города Джибала в тот момент поспешили откупиться от победителей.

Походы следующих двух лет оставили в памяти современников путаные воспоминания. По сведениям ял-Балазури, Масабадан и Динавар были завоеваны Абу Мусой ал-Аш’ари еще до сражения при Нихавенде, а согласно Халифе, их завоевал Хузайфа б. ал-Йаман в 22/643 г. [56]; возможно, и здесь следует предполагать повторное завоевание.

Хамадан вторично был завоеван также в 22 г. х. [57] Ну’аймом б. Мукаррином. Оставшись в городе с основными силами, он выдвинул передовые отряды до рустака Дастаба, где-то в районе Саве, в трех-четырех днях пути от главного города Северного Ирана, Рейя (Рага). В Рейе после Нихавенда некоторое время находился Йездигерд со своим двором, но затем рассорился с правителем Рейя Абаном Джазавайхом и перебрался в Исфахан [58]. Владетель Табаристана предлагал царю убежище в своей труднодоступной области, но он отказался, а в благодарность даровал владетелю титул испехбеда [59].

Под Рейем собрались войска всего Северного Ирана, от Кумиса до Азербайджана, войско которого возглавлял Исфендийар, брат Рустама.

В трех фарсахах от города восьмитысячная армия Ну’айма в тяжелом сражении, которое якобы не уступало нихавендскому, одержало победу. После этого правитель Рейя заключил с победителем договор, по которому обязался выплатить контрибуцию в 200000 дирхемов и платить ежегодную дань в 30 000 [60].

Дата сражения и сдачи Рейя, имена участников этих событий с обеих сторон во всех источниках разнятся. У ат-Табари в двух версиях арабский командующий — Ну’айм б. Мукаррин, а битва происходит в 22 г. х. У ал-Балазури (по Абу Михнафу) говорится, что через два месяца после Нихавенда Умар приказал Аммару б. Йасиру послать Урву б. Зайд ал-Хайла на Рейй; договор от Рейя заключил Фаррахан сын Зайнаби, за выплату 500000 дирхемов жители Рейя и Кумиса получали гарантию безопасности и сохранения в неприкосновенности храмов огня, харадж устанавливался такой же, как для Нихавенда (сумма которого не сообщается) [61].

Эту же версию, но в более пространном виде дает ал-Куфи: Урва, захватив Хамадан, движется на Рейй, в трех фарсахах от города происходит сражение. Договор заключает правитель Рейя Фархандад сын Йазадмихра [62]. У ат-Табари правителем Рейя назван Сийавуш сын Михрана, потомок Бахрама Чубина, он обидел Зайнаби, и тот провел арабов в город, что и решило исход сражения; Зайнаби заключил договор с арабами и был утвержден ими марзбаном Рейя [63].

Согласно Халифе, Хамадан и Рейй завоевал Хузайфа б. ал-Йаман в 22 г. х. или Мугира б. Шу’ба в джумаде I 24/марте 645 г. [64]; ал-Вакиди называет 23 г. х., а по другим данным, Рейй находился в осаде в момент смерти Умара [65].

Этот разнобой свидетельствует о смешении сведений, относящихся к разновременным походам. По-видимому, второй поход на Рейй начался в 23 г. х. и закончился его взятием в джумаде I 24/марте 645 г.

Несколько четче сведения о завоевании Исфахана (Джейя). Ат-Табари датирует его 21 г. х. [66], но это явно ошибочная дата, до сражения под Нихавендом или сразу после него Исхафан еще не мог быть завоеван. Ал-Балазури датирует точно те же события 23 г. х., т. е. тем же временем, когда начался поход на Рейй. Различия между ат-Табари и ал-Балазури заключаются еще в том, что у первого поход направляется из Куфы, а у второго — из Басры, но командующим в обоих случаях назван Абдаллах б. Будайл б. Варка. Сведения ал-Куфи совпадают с ал-Балазури и, как всегда, не датированы.

Абу Муса ал-Аш’ари со всем войском дошел до Ахваза, а оттуда выслал двухтысячный авангард под командованием Абдаллаха б. Будайла. После сражения под Исфаханом (Джейем) падуспан (вероятно, тождествен упоминаемому там же астандару — правителю южной четверти Ирана) бежал с 30 лучшими лучниками в Истахр к Йездигерду. Жители Джейя после этого сдали город, обязавшись уплатить 200000 дирхемов. Подошедший к тому времени Абу Муса направился дальше на север, к Кумму и, Кашану [67], подчинением этих городов завершилось завоевание Западного Ирана.

ЗАВОЕВАНИЕ АЗЕРБАЙДЖАНА

Победа под Нихавендом открыла арабским армиям путь не только на восток, к Рейю и далее — на Хорасан, но и на север, в Азербайджан, который для этого времени следовало бы называть Адербайганом, чтобы отличить эту иранскую по населению провинцию сасанидского Ирана от позднесредневекового тюркоязычного Азербайджана. Эта провинция охватывала территорию между оз. Урмия, Араксом и Каспийским морем со столицей в Ардебиле.

Первым шагом ко вторжению в Азербайджан стало завоевание Абхара и Казвина сразу после сражения при Нихавенде.

Казвинцы пригласили на помощь горцев из Дейлема, славившихся воинственностью, но они воздержались от боя, а после победы арабов выразили желание служить на тех же условиях что и асавира Басры [68].

На следующий год военные действия перекинулись непосредственно на территорию Азербайджана. По сведениям ал-Балазури, Хузайфа б. ал-Йаман достиг Ардебиля и там имел сражение с марзбаном. После этого был заключен договор, по которому Азербайджан выплачивал 800000 дирхемов «веса восьми» (см. гл. 5), а за это его жители получали гарантию личной безопасности и неприкосновенности храмов огня, особо оговаривалось право свободного совершения праздничных обрядов в храме Шиза. Ал-Балазури и Халифа датируют поход Хузайфы 22/642-43 г. [69].

В 23/644 г., как мы видели, марзбан Азербайджана Иcфендийар пришел на помощь Рейю, и это, по всей видимости, сочтено разрывом договора. Умар приказал Утбе б. Фаркаду вторгнуться в западную часть Азербайджана из Мосула или Шахразура, а Букайру б. Абдаллаху — из Хамадана [70]. На помощь им Ну’айм должен был послать Симака б. Харашу, но тот задержал его до взятия Рейя.

Ясно, что Исфендийар при первой же неудаче реййцев поспешил покинуть их, чтобы защитить собственные владения.

Под Джармизаном (местоположение неизвестно) произошло сражение между Исфендийаром и Букайром; Исфендийар потерпел поражение и был взят в плен, его воины рассеялись по горным крепостям и продолжали войну. В это время с запада появился Утба. Брат Исфендийара, Бахрам, пытался преградить ему путь в глубь страны, но тоже потерпел поражение. Убедившись, что дело проиграно, Исфендийар согласился подписать договор [71].

Текст его, приводимый ат-Табари, не содержит каких-то специфических положений, и поэтому его трудно сравнить с договором Хузайфы, чтобы убедиться, что это не один и тот договор. Дата договора, приводимая в тексте, — 18 г. х. совершенно невероятна, если только она не является результатом искажения числительного «двадцать», ибо в 28 г. х. Абдал б. Шубайл возобновлял договор с Азербайджаном (на условиях договора Хузайфы) [72].

Примечания

1. Таб., I, с. 2377 — 2387.

2. Там же, с. 2388. В другом месте говорится, что Умар разрешил Утбе совершить хаджж после завоевания Ахваза [Таб., I, с. 2550].

3. Cогласно Сайфу, военные действия, о которых рассказывается у ат-Табари в разделе о 17 г. х., происходили при Утбе (с оговоркой, что некоторые относят их к 16 г. х.) [Таб., I, с. 2534 — 2641].

4. Балаз., Ф., с. 343 — 344; Таб., I, с. 2386.

5. И. Са'д, т. 4, с. 342; Куфи, т. 1, с. 265; И. Абдалбарр, с. 259.

6. Таб., I, с. 2223 — 2224, 2350. Согласно этим сведениям, Мугира пришел в Басру с отрядом в 500 человек, поэтому можно думать, что это те же люди, с которыми он пришел из Медины.

7. Если Мугира действительно был ранен в глаз при Йармуке, то не смог бы сразу же после того отправиться к Са'ду б. Абу Ваккасу. Не исключено, что он участвовал только в одной из двух великих битв.

8. Халифа, с. 105.

9. По другим сведениям, Хурмузан советовался с Йездигердом об отъезде в Ахваз после бегства последнего в Кумм [Динав., с. 136 — 137].

10. Сайф приписывает победу над Хурмузаном Хуркусу б. Зухайру ас-Са’ди, присланному халифом на помощь [Таб., I, с. 2541].

11. Таб., I, с. 2534 — 2545.

12. Там же, с. 2545–2550 (по Сайфу). Согласно этим сведениям, Умар был разгневан самоуправством ал-Ала, пославшим арабов через море вопреки его запрещению, а по данным ал-Мадаини [Халифа, с. 96], Умар в 14 г. х. послал ал-Ала в Басру на место Утбы, который тянул с завоеванием Убуллы, но он умер по дороге в Басру.

13. Таб., I, с. 2550.

14. И. Абдалбарр, с. 259.

15. Таб., I, с. 2531.

16. Ат-Табари отмечает: «…а Абу Бакра осуждал его за все, что исходило от него» [Таб., I, с. 2530]; у ал-Балазури причиной указывается благочестивость Абу Бакры [Балаз., А., т. 1, с. 490, № 990]. Отношения между Абу Бакрой и Мугирой могли быть достаточно сложными: первый был из рабов, от матери-персиянки с дурной репутацией, второй — чистокровный араб-сакифит из того же Таифа; кроме того, Абу Бакра был приближенным предыдущего наместника, Утбы, женатого на его единоутробной сестре.

17. Балаз., А., т. 1, с. 490 — 492; Балаз., Ф., с. 344 — 345; Таб., I, с. 2029 — 2033.

18. Халифа, с. 106 — 107; Таб., I, с. 2546 — 2563.

19. Халифа, с. 113.

20. Таб., I, с. 2553

21. Балаз., Ф., с. 385; Куфи, т. 2, с. 11; Таб., I, 2552 — 2553.

22. Ал-Куфи сообщает, что Хурмузан запросил помощи у Йездигерда III и тот прислал ему четыре отряда по 10 тысяч вдобавок к 25 000 у самого Хурмузана [Куфи, т. 2, с. 9 — 10}; эти цифры совершенно неправдоподобны — сам царь в это время не располагал такими силами.

23. Сир. хрон., с. 36 — 37: Сир. хрон., пер., с. 76 — 77.

24. Балаз., Ф„с. 382.

25. Таб., I, с. 2565, 2567.

26. Балаз., Ф., с. 379; Куфи, т. 2, с. 7; у ат-Табари упоминается имя, но отсутствует рассказ о трагической ошибке.

27. Балаз., Ф., с. 378; Куфи, т. 2, с. 7 — 9; Таб., I, с. 2566 — 2567; Сир. хрон., с. 37; Сир. хрон., пер., с. 77.

28. Халифа, с. 117; ад-Динавари говорит о присылке ан-Ну’мана б. Мукаррина с 1000 воинов [Динав., с. 137], а у ат-Табари командующим назван Абу Сабра, на помощь которому Умар присылает Абу Мусу (!) [Таб., I, с. 2553].

29. Большинство источников говорит об одном человеке, но у ат-Табари упоминаются трое: тот, кто выстрелил со стены стрелой с письмом, кто провел по каналу и кто открыл ворота [Таб., I, с. 2556]. Очень правдоподобный рассказ об этом есть в петербургской рукописи Псевдо-Вакиди (В 603, л. 174 6).

30. Куфи, т. 2, с. 23 — 25; Таб., I, с. 2557 — 2560.

31. Динав., с. 140.

32. Халифа, с. 119.

33. Там же, с. 114; Балаз., Ф., с. 382.

34. По сведениям ат-Табари, после падения Суса отряд Сийаха вышел из Калбании и встал между Рамхурмузом и Тустаром [Таб., I, с. 2562].

35. IMAG. с. 386.

36. Балаз., Ф., с. 374; Таб., I, с. 2562 — 2563.

37. Балаз., Ф., с. 386. Согласно ат-Табари, ал-Ала б. ал-Хадрами в 17/638 г. вопреки воле Умара переправился с войском из Бахрейна в Фарс и пошел на Истахр, но потерпел поражение и был отрезан от судов, после чего стал пробиваться по суше к Басре. Навстречу ему Утба б. Газван выслал большой отряд, который разгромил персов, возглавляемых Шахраком, и вызволил товарищей [Таб., I, с. 2546 — 2549].

38. Место высадки указывает на то, что захваченный перед этим, как плацдарм, остров не Кешм, а Харак (Харк) около Тавваджа.

39. Сихаб (Сахаб) упоминает только Абу-л-Хасан ал-Мадаини [Халифа, с. 113; И. Абдалбарр, с. 120, № 472] (нет и в справочнике П. Шварца [iMAG]). Арабской буквой сад арабы нередко передавали отсутствующий в арабском звук «ч» (например, Чаганийан/Саганийан), конец слова явно соответствует персидскому аб («вода»), не скрывается ли за этим искаженное в устной передаче Чахараб («четыре воды», «четыре реки»). Согласно ал-Балазури, битва «произошла в Ришахре в области (букв, «земле») Сабура, которая около Тавваджа» [Балаз., Ф., с. 387]. У ат-Табари в разделе о 23 г. х. описывается, несомненно, то же самое сражение: оно произошло в трех фарсахах от Ришахра, Шахрак был убит в бою, в сражении принял участие сын Шахрака: [Таб., I, с. 2697 — 2698] (согласно ал-Балазури, он сразил в бою убийцу отца). Отчество Шахрака: сын Йасхара (Йсхр) [Халифа, с. 113] или сын Махака [Куфи, т. 2, с. 72]. А. И. Колесников принимает неверную датировку ат-Табари и считает 23 г. х. началом нового этапа завоевания Фарса, отмечая, что «изложение Балазури не противоречит этому» [Колесников, 1982, с. 122], хотя, по данным ал-Балазури, Таввадж был завоеван в 19 г. х. [Балаз., Ф., с. 386].

40. Таб., I, с. 2698 — 2699. В этом рассказе также имеются эпические преувеличения, вроде того, что ал-Хакам приказал своим воинам завязать глаза чалмами или зажмуриться, чтобы не слепил блеск брони вражеского войска.

41. Халифа, с. 113 — 114.

42. Балаз., Ф., с. 386. Халифа в разделе о 19 г. х. говорит, что после сражения при Сихабе «…поселились они в Таввадже и построили там жилища» [Халифа, с. 113], но это просто логическое продолжение рассказа о сражении, а не точная хронологическая привязка.

43. Халифа, с. 133.

44. Эти сведения заимствованы из работы А. И. Колесникова, находящейся в печати, на которую автор любезно разрешил сослаться.

45. Куфи, т. 2, с. 31.

46. Таб., I, с. 2606 — 2608.

47. Там же, с. 2616. А. И. Колесников полагает, что в этом случае Умар обратился за помощью «к вождям местных арабских и иранских племен, населяющих пределы Хузистана и Фарса» [Колесников, 1982, с. 109]. Однако в тексте сказано: «Написал Умар Сулма ибн ал-Кайну, и Хармале ибн Мурайту, и Зирру ибн Кулайбу, и ал-Муктарибу ал-Асваду ибн Раби’е, и куввадам Фарса, которые были между Фарсом и ал-Ахвазом». Сулма и Хармала — военачальники из племени бану ханзала, обитавшего между Басрой к Бахрейном, Зирр — из бану фукайм, обитавших между Меккой и Йеменом, а под куввад Фарса могут подразумеваться как мусульманские начальники, стоявшие в западных районах Фарса, так и предводители иранских отрядов, перешедших на сторону арабов. Неверно и его утверждение, что мусульманская армия из Ирака наступала через Хузистан [там же].

48. Исчерпывающий анализ одной из версий повествования о битве при Нихавенде проведен А. Нотом [Noth, 1968; Noth, 1973, с. 186 — 187].

49. Таб., I, с. 2619. По ад-Динавари, получается, что персы стали лагерем после прибытия мусульман [Динав., с. 143].

50. Халифа, с. 120 — 122; Балаз., Ф., 303 — 308; Куфи, т. 2, с. 31 — 59; Таб., I, с. 2596 — 2626.

51. Динав., с. 143 — 144.

52. Куфи, т. 2, с. 58 — 59.

53. Таб., I, с. 2633.

54. Там же, с. 2634 — 2635.

55. Динав., с. 145 — 146 (в форме Нухайриджан); Таб., I, с. 2627.

56. Халифа, с. 123 — 124; Балаз., Ф., с. 308.

57. Таб., I, с. 2649; согласно Халифе, Хамадан завоеван в 22/643 г. Хузайфом [Халифа, с. 124] или в раби’ или джумаде I 24/феврале — марте 645 г. [Халифа, с. 131], это подтверждает один из информаторов ат-Табари: «джумада I в начале шестого месяца после убийства Умара» (в действительности — начало пятого месяца) [Таб., I, с. 2650]; ал-Куфи приписывает завоевание Хамадана Урве б. Зайд ал-Хайлу [Куфи, т. 2, с. 62 — 64].

58. Абан будто бы взял личную печать царя и, составив от его имени дарственные «на все, что ему нравилось, скрепил их этой печатью [Таб., I, с. 2681].

59. Таб., I, с. 2875. А.И. Колесников соединил рассказ о коварстве Абана с предложением правителя Табаристана и получил несуществующее сообщение о том, что правитель Табаристана получил у Йездигерда печать, чтобы поставить ее на грамоту о пожаловании титула испехбеда [Колесников, 1982, с. 136].

60. Куфи, т. 2, с. 62 — 68; Таб., I, с. 2650 — 2656.

61. Балаз., Ф., с. 317 — 318.

62. Куфи, т. 2, с. 64 — 66.

63. Таб., I, с. 2654 — 2655.

64. Халифа, с. 124 — 125.

65. Таб., I, с. 2650.

66. Там же, с. 2638 — 2644.

67. Балаз., Ф., с. 311 — 313; Куфи, т. 2, с. 68 — 71. Согласно ат-Табари, падуспан с 30 лучшими стрелками вышел из осажденного города, предложил Абдаллаху б. Будайлу выйти на поединок и победил его, а затем предложил ему сдать город по договору [Таб. I, с. 2639]. У ал-Балазури падуспан с 30 лучниками бежит из города, Абдаллах настигает его и происходит поединок с тем же исходом [Балаз., Ф., с. 312]. Этот рассказ имеет отчетливую фольлорную окраску. Доверие вызывает только версия ал-Куфи, согласно которой Абдаллах пустился в погоню и не догнал падуспана, а покинутые правителем исфаханцы вынуждены были сдаться.

68. Балаз., Ф., с. 321 — 322.

69. Там же, с. 325 — 326; Халифа, с. 124 — 125.

70. Таб., I, с. 2635.

71. Там же, с… 2661 — 2662.

72. Халифа, с. 135.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

КОНЕЦ САСАНИДСКОЙ ДЕРЖАВЫ

user posted image

Рис. 18. Северо-Восточный Иран

После завоевания Азербайджана на севере и прорыва в сторону Фарса на юге арабы натолкнулись на упорное сопротивление с одной стороны в районе Сабура — Шираза — Истахра, с другой — в районе Хамадана — Рейя.

Арабы прорвались в этот район по инерции нихавендской победы, но не могли надежно закрепиться: как только основная армия уходила в Куфу, то один, то другой город восставал, и их приходилось завоевывать снова. Возможно, некоторые сообщения о походах на Рейй и Исфахан сдублированы в процессе компиляций, но несомненно, что окончательное присоединение этих городов произошло только в начале правления Усмана в 645 или 646 г. [94].

Наместник Куфы, Са'д б. Абу Ваккас, непосредственного участия в походах не принимал, предпочитая блеску воинской славы блеск драгоценного металла, собираемого в личную сокровищницу в спокойной резиденции. Хотя с конца правления Умара финансовое и военно-административное ведомства часто разделялись, это не мешало наместнику вольно распоряжаться казной. Грешил, видимо, этим и Са'д, взявший деньги из казны в долг и не пожелавший их возвратить. Казначеем же был Абдаллах б. Мас'уд, человек из старой гвардии ислама, который не пожелал спустить амиру посягательство на общинное достояние. Он неотступно требовал возвращения долга.

Между ними произошла серьезная ссора, вызвавшая раскол среди куфийцев. В то время казна в сознании мусульман еще не превратилась в царскую сокровищницу, а оставалась мал ал-муслимин ("имуществом мусульман) и они принимали покушения на нее близко к сердцу, поэтому многие встали на сторону казначея, но нашлись защитники и у задолжавшего амира.

Халиф разгневался на обоих виновников раскола куфийцев, но все же Абдаллаха оставил на его посту, а Са'да заставил вернуть взятые деньги и сместил, заменив его ал-Валидом б. Укбой, своим троюродным племянником из того же рода Умаййи, который удовлетворил всех куфийцев своей щедростью и открытостью в буквальном смысле слова: дверь его резиденции не закрывалась, и любой мог войти в нее [95]. О других сторонах его деятельности как правителя ничего не известно, можно лишь сказать, что воинственным рвением он не отличался.

Интенсивные военные действия в это время велись только на южном фланге восточной границы Халифата, в Фарсе, хотя и без особого успеха. Одни и те же города приходилось завоевывать несколько раз. Упорство сопротивления можно объяснить как богатством и населенностью, этой провинции, колыбели Сасанидской державы, так и присутствием здесь Йездигерда III, хотя его авторитет после всех поражений был невелик.

В 25/645-46 г. Усман б. Абу-л-Ас, командовавший авангардом армии Абу Мусы ал-Аш'ари, занял Сабур и заключил мирный договор с хирбедом, по которому Сабур и Каэерун обязаны были выплачивать 3300 тыс. дирхемов в год [96]. Договор был нарушен сразу же: жители одной из крепостей Казеруна убили двух мусульманских всадников и тайно похоронили в саду. Истина все же выявилась, и селение было жестоко наказано: все мужчины перебиты, а женщины и дети уведены в рабство [97]. Тем не менее, после ухода арабских войск этот район отложился, и его пришлось вновь завоевывать на следующий год.

В 27/647-48 г. арабы продвинулись еще дальше на восток, до Дерабджерда, правитель которого обязался уплатить 2200 тыс. дирхемов [98].

Продвигаясь все дальше, арабы оставляли за собой не вполне освоенные и покорившиеся районы. Восстания иногда вспыхивали в далеком, казалось бы, тылу. В 28/649 г. (на четвертом году правления ал-Аш'ари) [99] восстали курды Лура и жители Идаджа. Регулярные войска находились в это время в Фарсе, поэтому Абу Мусе пришлось набирать и экипировать добровольцев. И здесь произошел казус, стоивший ему поста наместника: у Абу Мусы то ли не оказалось средств обеспечить отряд верховыми животными, то ли он решил приберечь деньги, во всяком случае, он стал расписывать воинам отряда особые заслуги пешего похода в войне за веру и вроде бы убедил их. Но когда в день, назначенный для выступления, из ворот резиденции наместника вышли 40 мулов, груженных багажом Абу Мусы, то возмущенные его лицемерием добровольцы схватили мулов за уздечки и остановили их с криком: "Вези нас на этих "заслугах", а сам прельстись пешим походом, каким прельщал нас!"

Поход сорвался. Возмущенные басрийцы послали делегацию к халифу с требованием сместить Абу Мусу, обвиняли его в том, что он возвеличивает сородичей, возрождает дух джахилии и пренебрегает делами Басры. Усман сместил Абу Мусу и взамен назначил двадцатипятилетнего Абдаллаха б. Амира б. Курайза, своего племянника по линии матери и в то же время дальнего родственника Мухаммада (отец Абдаллаха был сыном дочери Абдалмутталиба, т. е, двоюродным братом Мухаммада по женской лииии) [100].

Пусть не покажутся слишком назойливыми генеалогические указания — родство играло большую роль, и многое в политической жизни Халифата объясняется родственными отношениями.

Вместе с ал-Аш'ари был смещеи и Усман б. Абу-л-Ас, командовавший армией в Фарсе, и она была непосредственно подчинена Абдаллаху б. Амиру.

Молодой и энергичный наместник горячо взялся за дело. В том же году, по некоторым данным, был вновь завоеван Исфахан [101] и началось решительное наступление в Фарсе (Йездигерд в это время сумел поссориться с марзбаном Фарса и перебрался со двором в Керман).

Сведения об этом походе Ибн Амира противоречивы. По одним данным, он сначала завоевал Джур и Дерабджерд, по другим — начал с Истахра. Центральным событием, несомненно, были осада и взятие Истахра, который до этого отделывался контрибуциями.

В Истахре нашла последнее убежище знать всего Фарса, решительно настроившаяся отстоять город. Авангард Ибн Амира под командованием курайшита Убайдаллаха б. Ма'мара был встречен у Рамджерда и потерпел поражение, сам Убайдаллах был убит и похоронен в саду в Рамджерде. Его гибель так разгневала Ибн Амира, что он поклялся, что будет убивать засевших в Истахре, пока кровь не потечет из ворот города.

Город упорно сопротивлялся. Арабы обстреливали его из камнеметных машин, затем сделали подкоп и неожиданно ворвались в город, беспощадно убивая всех подряд. В этой резне погибло большинство знатных родов Фарса. Пресыщенные убийством, воины просили Ибн Амира прекратить бойню, но он отвечал, что должен исполнить клятву. Наконец кто-то посоветовал полить улицу водой, кровавая вода вытекла через ворота, и тогда только побоище прекратилось [102].

В этом же походе были завоеваны Джур и область Дерабджерда. Теперь перед арабской армией открывался свободный путь на Керман и далее в Сиджистан.

650 год оказался переломным также и в действиях куфийской армии на востоке, что связано со смещением пассивного ал-Валида б. Укбы и назначением Са'ида б. ал-Аса, четвероюродного брата ал-Валида. Впрочем, смещение произошло не из-за его пассивности в ведении военных действий, а из-за острых конфликтов в самой Куфе. Идеи нестяжательства, равенства и братства мусульман, проповедовавшиеся вероучителем ислама, растаяли, как утренний туман, при сиянии золота и серебра, хлынувшего из завоеванных стран. Он обогатил и тех, кто прежде не знал ничего лучше верблюжьего молока и ячменной лепешки, но разрыв между бедными и богатыми стал не меньше, а больше, чем прежде.

Видимо, ал-Валид в меру сил старался смягчить этот разрыв, помогал беднякам, и даже рабы и рабыни при нем получали из казни на прокорм по три дирхема в месяц [103] — сумма ничтожная на фоне тысяч, которые проживала верхушка мусульманского общества, но эти гроши позволяли ежедневно покупать 2 ратля хлеба. Любили его и свободные бедняки. Зато племенная аристократия (хасса) относилась к нему враждебно [104].

Взаимоотношения между различными племенными группами были далеко не идеальными. Как-то ночью группа молодых людей, в основном аздитов, стала проламывать стену дома в квартале хуза'итов. Хозяин стал их увещевать, а потом вышел к ним с мечом. Увидав, что их много, он стал звать на помощь, ему пригрозили, что убьют, если крикнет еще. Это увидел с крыши соседнего дома сподвижник Мухаммада Абу Шурайх. ал-Хуза'и и окликнул их. Те, недолго думая, убили хозяина дома.

На крики сбежались люди, убийц схватили — они оказались сыновьями видных людей из племени азд [105]. Ал-Валид очутился в затруднительном положении: преднамеренное убийство мусульманина требовало смертной казни убийц, а это значило восстановить против себя всех аздитов и дать козырь в руки врагов, которые всегда есть у всякого правителя. Ал-Валид решил уйти от трудного решения и предоставил его халифу. Усман распорядился казнить преступников, что и было исполнено на площади перед резиденцией наместника [106]. Ненависть родственников казненных все равно, не обошла ал-Валида.

В этом рассказе Сайфа неясно самое главное: с чего это вдруг молодые люди из почтенных семейств стали взламывать дом и не остановились перед убийством хозяина — не ради же грабежа пошли они на это? Сопоставление разных источников не дает определенного ответа на этот вопрос. Неоднозначное отношение куфийцев к ал-Валиду определило противоречивость освещения события, предопределившего его отставку.

По сведениям ал-Мас'уди, ал-Валид был пьяницей, пившим с приятелем-христианином ночи напролет, пьяным приходившим в мечеть руководить утренней молитвой, с пьяных же глаз предложившим добавить к канонической молитве в четыре рак'ата пятый, что, по мнению мусульман, было надругательством над порядком моления, установленным самим пророком. Ненависть Джундаба (отца одного из казненных) объясняется тем, что ал-Валид арестовал его за убийство фокусника, забавлявшего наместника. Ал-Валид предоставил решение судьбы Джундаба халифу, и тот распорядился его освободить [107]. Эта версия в иной редакции встречается и у других авторов [108]. Столь различное объяснение причин враждебности не обязательно требует признать одну из версий ложной. Совершенно очевидно, что у рассказчиков не было четкого представления о происшедшем, одни рассказывали одну часть событий; другие — другую, по-разному оценивали действия героев повествования, что-то в ходе передачи искажалось. Найти связь между этими двумя версиями помогает, казалось бы, совершенно не вяжущееся ни с чем сообщение, что племянник Джундаба убил тюремщика и освободил своего дядю [109]. Видимо, непонятному нападению на дом предшествовал арест Джундаба и тех, кто возмущался решением ал-Валида арестовать сподвижника пророка за убийство какого-то колдуна. Сыновья арестованных попытались освободить заключенных, напав на дом тюремщика.

Этот частный эпизод, ничтожный на фоне событий, определявших судьбы целых народов, заслуживает такого подробного разбора, так как хорошо иллюстрирует сложные, противоречивые взаимоотношения внутри верхушки мусульманского общества.

Все действия ал-Валида были безупречны: убийц следовал наказывать, и казнил он их не по собственной инициативе, а по приказу халифа, но это не могло оправдать его в глазах родственников казненных. Они стали искать повода опорочить ал-Валида перед халифом. Проще всего было уличить его в пьянстве. Один раз Джундаб устроил форменный обыск в доме ал-Валида, но не смог найти доказательств и только разгневал куфийцев таким бесчестным поступком. Друзья советовали ал-Валиду пожаловаться халифу, но он предпочел скрыть этот случай, чтобы не разжигать страстей в городе, к тому же он сам хорошо знал свое пристрастие к вину. Наконец, Джундаб сумел снять перстень-печать с руки пьяного ал-Валида.

Это вещественное доказательство опьянения было предъявлено Усману, и ему ничего не оставалось, кроме как приговорить ал-Валида к 40 ударам бича. Исполнить наказание было поручено Са'иду б. ал-Асу [110], который затем получил назначение на пост наместника Куфы [111].

В наиболее враждебной ал-Валиду версии событий повествуется, что Са'ид, придя первый раз на моление в мечеть Куфы, отказался взойти на минбар, оскверненный предшественником, и потребовал его вымыть, со словами: "Ведь ал-Валид был скверным и мерзким" [112]. Но последующая деятельность Са'ида вскоре вызвала к нему всеобщую ненависть. Особенно жалели об ал-Валиде бедняки и рабы. Один из рабов оплакал смещение ал-Валида в бесхитростных стихах, подлинность которых не вызывает сомнения:

О горе! Отняли у нас ал-Валида,

Прислали морящего нас голодом Са'ида,

Он мерку хлебную убавил, не прибавил,

Голодными рабов он и рабынь оставил [113].

Пока в Куфе шла скандальная смена власти, басрийская армия под предводительством Ибн Амира, захватив Фарс, продолжала движение к восточным пределам Ирана (рис. 18). Ее успехи заставили Йездигерда искать пристанище в соседнем Кермане. В погоню за ним был послан Муджаши' б. Мас'уд. В конце 650 г. он дошел до Сиреджана (Ширеджана) [114] и после короткой осады взял его штурмом. Дело было к зиме, от которой в этих краях трудно ожидать больших холодов, и Муджаши' смело пошел на Керман короткой дорогой через горы. Неожиданно в горах мощный снегопад (снег лежал "высотой с копье") накрыл отряд. Легко одетые и непривычные к морозам арабы погибли от холода, лишь немногим вместе с Муджаши' удалось возвратиться назад [115].

Керман недолго был пристанищем последнего Сасанида. Его требование дать заложников в доказательство верности возмутило правителя Кермана, и он изгнал Йездигерда. Царь со своей многочисленной челядью и небольшим отрядом гвардии через Сиджистан направился в Хорасан искать союзников для борьбы с арабами [116].

На следующий, 651 г. Абдаллах б. Амир со всей армией стал в Ширеджане и оттуда послал ар-Раби' б. Зийада на Сиджистан. Тот прошел через Фехредж, пересек пустыню и около 20 сентября, в праздник осеннего равноденствия — михраджан, — оказался у укрепленного селения Залик в пяти фарсахах (30 км) южнее Зеренджа [117].

Эта дата свидетельствует, что путь от Ширеджана до Фехреджа не был прогулкой. Ведь если бы армия выступила в весенний поход даже из Басры, то 800 км до Ширеджана прошла бы без особой спешки дней за 40 — 45 (учитывая отдых, остановки для получения фуража и так далее), прибыв к концу апреля — началу мая. На оставшиеся до Залика 650 — 700 км остается, таким образом, не менее 4 месяцев. Значит, города на пути от Ширеджана до Фехреджа приходилось осаждать, вести бои и переговоры.

По сведениям ал-Балазури, главный город на этом пути Бам, был завоеван ар-Раби' б. Зийадом еще при Абу Мусе ал-Аш'ари, но потом восстал и его вторично завоевывал Муджаши', после чего ему пришлось завоевывать Джируфт и выдержать под Хурмузом бой с горцами-куфджами и беглецами из других областей Ирана. Потерпев поражение, они бежали к морю в Мекран [118]. В каком году произошло это сражение или хотя бы когда оно было — до или после злосчастного зимнего похода Муджаши', - сказать невозможно.

Захватив Залик, ар-Раби' б. Зийад не решился сразу напасть на столицу Сиджистана, Зерендж, а направился сначала на север и, заключив договор с городком Каркуйа, вернулся в Залик, взял проводников, переправился через Хильменд и подошел к Зеренджу. Под городом произошло сражение, в котором обе стороны понесли большие потери. Гарнизон Зеренджа был загнан обратно в город, но взять его сразу не удалось. Лишь после захвата местности к востоку от Зеренджа [119] ар Раби' начал осаду столицы. Осажденные упорно оборонялись и совершали вылазки. После одной из таких схваток, когда шах Сиджистана Иран сын Рустама [120] прибыл для переговоров о сдаче, ар-Раби' приказал сложить тела убитых врагов и превратить в подобие трона для себя и своих военачальников. Увидев восседавшего на этом страшном троне темнолицего, большеротого, зубастого ар-Раби', шах сказал своей свите: "Говорят, Ахриман [*5] днем не является. Вот же он, и в этом нет никакого сомнения". Услышав перевод этих слов, ар-Раби', довольный собой, расхохотался.

Условия договора были странными: шах должен был остановить 1000 рабов, каждый с золотым кубком в руке [121]. Видимо у ар-Раби' была склонность к издевательским чудачествам, заключая договор с Заликом, он потребовал поставить козу, обсыпать ее золотыми и серебряными: монетами, пока они ее не закроют.

После Зеренджа ар-Раби' прошел до Буста и возвратился обратно.

Одновременно с этим [122] на севере Ирана Са'ид б. ал-Ас предпринял поход на Джурджан и Табаристан, по-видимому, со стороны главной дороги на Хорасан, выйдя откуда-то около Бистама на Джурджан (Гурген). Жители города вступили в переговоры и откупились от арабов уплатой 200 000 дирхемов. Далее Са'ид подступил к Тамисе, городу, находившемуся на границе Джурджана и Табаристана. Жители его упорно сражались и настолько обозлили Са'ида, что, захватив город, он приказал перебить всех его защитников [123]. Отсюда арабы совершили набег на побережье Табаристана.

Эта экспедиция Са'ида выглядит несколько странно: вместо того чтобы идти, прямой дорогой на Абаршахр (Нишапур), до которого от Бистама не более десяти дней пути, он вдруг сворачивает в сторону. Объяснить это можно только тем, что к Нишапуру с юга уже подошли басрийцы под командованием самого Абдаллаха б. Амира или его полководца ал-Ахнафа б. Кайса.

Как рассказывает ал-Йа'куби, халиф написал Са'иду и Абдаллаху, что тот из них, кто первым войдет в Хорасан, станет его наместником [124].

Синхронизировать действия этих двух наместников как-то иначе очень трудно, поскольку ат-Табари относит эти походы в разных версиях то к 30, то к 31 г. х.

Видимо, параллельно с завоеванием Сиджистана басрийская армия двинулась по пустынной дороге через Равер и Дешт-и Кевир на Хорасан, не встречая в этих пустынных краях серьезного сопротивления.

Тем временем в Мерве разыгрывался последний акт трагического царствования Йездигерда III. Хорасан был его последней надеждой после десяти лет бесплодных попыток организовать сопротивление арабам, отступая из провинции в провинцию [125]. Но и в Мерве Йездигерд был встречен без особого энтузиазма. По некоторым сведениям, правитель Мерва, Махуйе (по другому чтению — Махавейхи), не хотел даже пустить его в город [126]. Шахиншах прибыл с большой свитой и отрядом гвapдии, содержание которых требовало денег, а взять их было неоткуда. При нем были сокровища, вывезенные из Фарса, но расставаться с ними не хотелось. Йездигерд потребовал денег у Махуйе и мервцев. Это вызвало их враждебность. Ища опоры в недружелюбном окружении, шахиншах стал настраивать одних влиятельных лиц против других, а добился только того, что Махуйе обратился за помощью к эфталитскому правителю Гузгана (Джузджана) Низек-Тархану.

Здесь сведения различных информаторов расходятся. Одни просто говорят о том, что мервцы позвали тюрков и те, напав ночью, изгнали Йездигерда из Мерва, другие говорят о сражении, в ходе которого Махуйе перешел на сторону тюрков, и разгромленный Йездигерд, потеряв коня, укрылся на мельнице в двух фарсахах (12 км) от Мерва.

По самой пространной версии, Махуйе приглашает Низека [127] якобы для помощи Йездигерду и подговаривает царя выйти ему навстречу без своей гвардии. Встреча с Низеком началась дружественно. Низек встретил царя, как подобает низшему, пешком, царь приказал дать ему коня, и они поехали к войску Низека рядом, как равные. Но когда Низек попросил в жены какую-нибудь из дочерей Йездигерда, тот вспылил и воскликнул: "И ты осмеливаешься равняться со мной, собака!" Оскорбленный Низек хлестнул царя плетью, и тот, с криком: "Измена!" — поскакал прочь. Воины Низека набросились на свиту Йездигерда и перебили ее. Йездигерд спасся и три дни, укрывался на мельнице.

Эпизод с Низеком хорошо согласуется с тем, что мы знаем о непреодолимом высокомерии Йездигерда, не дававшем ему ужиться ни с одним из своих вассалов, поэтому эта версия вызывает доверие.

Все источники единодушны в том, что Йездигерд был убит на мельнице, где он нашел убежище после поражения, но одни, говорят, что он был убит во сне позарившимся на драгоценную одежду и украшения мельником, давшим приют; другие сообщают, что мельника заставили убить царя люди Махуйе, посланные на его розыски, или же они сами задушили его тетивой.

Многих мервцев потрясло убийство царя, персона которого считалась священной (поэтому соперников в борьбе за престол, предпочитали не убивать, а лишь ослеплять), но только несторианский епископ Илия взял на себя труд пристойно похоронить последнего Сасанида на кладбище к северу от Мерва, в, память о бабке Йездигерда, покровительствовавшей христианам.

Оставшийся в живых сын Йездигерда с остатками царской свиты ушел за Амударью и в поисках поддержки и покровительства дошел до Дальнего Востока. Но надежда на реванш и восстановление царства отцов осталась напрасной. О реальных попытках сына принять участие в войнах с арабами нет никаких упоминаний. Дело, видимо, не в том, что никто в Средней Азии не пожелал оказать ему помощь, а в том, что Сасаниды не имели поддержки в самом Иране.

Тем временем басрийская армия вошла в пределы Хорасана, который после смерти Йездигерда окончательно распался на множество независимых владений. Единственной реальной силой, способной противостоять арабам, были эфталиты — полукочевой народ, изначально, по-видимому, иранского происхождения, ассимилировавший известную долю гуннских и тюркских элементов [128]. В середине VII в. владения эфталитов занимали обширную территорию между Гиндукушем и верхним течением Амударьи от Герата до Бадахшана. Это была конфедерация, мало связанных друг с другом княжеств, которые, однако, располагали немалыми силами кавалерии, привычной к действиям в горах и на равнине. В этом отношении они были достойными соперниками арабов. Видимо, значительную часть этой кавалерии составляли тюрки, поэтому арабские источники, говоря о военных действиях в этом районе, упоминают то эфталитов (хайатила), то тюрков.

Впервые столкнуться с ними довелось авангарду Абдаллаха б. Амира под командованием ал-Ахнафа б. Кайса при движении через Табасайн и западную окраину Кухистана в 30/650-51 г. Это столкновение закончилось в пользу арабов. Кухистанцы отошли в укрепленные селения, а с подходом основных сил заключили договор, по которому обязывались платить, 60 000 или 75 000 дирхемов [129].

Из Кухистана Абдаллах б. Амир разослал отряды на север к Бейхаку (Себзевару) и на восток в сторону Бахарза и Джувейна, а сам осадил Нишапур. Бейхакцы упорно сопротивлялись и нанесли арабам ощутимые потери. При его завоевании погиб командовавший отрядом ал-Асвад б. Кулсум.

Нишапур выдерживал осаду в течение нескольких месяцев. Ворваться в него арабам удалось при содействии старосты одной из четвертей (руб'), на которые делился город. Марзбан с небольшой группой воинов укрылся в цитадели города и вступил в переговоры с арабами. Согласно договору Нишапур (подразумевается весь административный округ) обязался платить, по одним сведениям, 700000 дирхемов, по другим — l млн. [130].

После этого Абдаллах б. Амир послал Абдаллаха б. Хазима [131] на север Хорасана. Правитель Ниса сразу же согласился платить 300000 дирхемов, избавив свои владения от разграбления. Так же без боя сдался Абиверд с условием платить 400000 дирхемов. Сопротивление оказал только Серахс. Осажденные были доведены до такой крайности, что согласились сдать крепость на условии помилования 100 мужчин и выдачи всех женщин арабам. Здесь в арабских источниках мы снова встречаемся с рассказом о том, как правитель, составив список помилованных 100 человек, забыл включить в него себя и был казнен. Дочка марзбана досталась в долю Абдаллаха б. Хазима.[132]

Из Серахса на покорение Мерва был послан Хатим б. ан-Ну'ман. Сопротивление ему оказал только городок Синдж на западной окраине оазиса. Неназванный марзбан Мерва, несомненно тот же Махуйе, поспешил без боя подписать договор, по которому обязался выплачивать 2200 тыс. или 1000 тыс. дирхемов деньгами и 200000 джерибов ячменя и пшеницы, при условии, что арабы не будут вмешиваться в сбор дани [133].

Взятие Мерва, по-видимому, начинает кампанию 652 г. Следующим этапом было завоевание полосы от Герата до Балха. Не исключено, что Герат и Бушендж были завоеваны ранее Мерва, если судить по порядку изложения у ал-Балазури [134]. Этот район, как и Мервский оазис, обязался платить 1 млн. дирхемов.

Серьезное сопротивление арабы встретили только в верховьях Мургаба, когда в 652 г. ал-Ахнаф б. Кайс вторгся в район Мерверруда. Примерно в 40 км от Мерверруда, в местности, которая потом получила название Каср ал-Ахнаф (Замок ал-Ахнафа, район современного Меручака), четырехтысячному отряду ал-Ахнафа в узкой речной долине преградило путь большое тюркско-эфталитское войско. После долгого противостояния, перемежавшегося мелкими схватками, ал-Ахнаф дал генеральное сражение, затянувшееся до ночи, разгромил противника и подошел к Мерверруду [135].

Марзбан Мерверруда согласился вступить в переговоры, если ему будет гарантировано сохранение наследной власти и освобождение его семьи от каких бы то ни было налогов. Ал-Ахнаф, согласился и выдал грамоту:

"Во имя Аллаха, милостивого, милосердного.

От Сахра [136] ибн Кайса, эмира войска, Базану, марзбану Мерверруда, и тем всадникам (асавира) и иранцам ('аджам), которые с ним… Мы соглашаемся на то, что ты просишь и предлагаешь мне, — что ты будешь уплачивать за твоих земледельцев (аккаров) и землепашцев (феллахов) и за земли шестьдесят тысяч дирхемов мне и правителю после меня из мусульманских эмиров — исключая то, что касается земель, которые, как ты говоришь, Хосрой, тиран, сам по себе дал в удел деду твоего отца за то, что он убил змею, опустошавшую землю и преграждавшую дорогу…

Тебе вместе с теми всадниками, которые при тебе, надлежит помощь мусульманам и борьба с их врагами, если мусульмане захотят и пожелают. За это тебе предоставляется поддержка против тех, кто ведет борьбу с твоими единоверцами, пользующимися твоею защитой и покровительством. В этом дается тебе от меня грамота, которая останется у тебя после меня. Ни тебе, ни кому из твоего дома, твоих кровных родичей, не надо платить харадж. Если же ты примешь ислам и станешь последователем посланника, тебе от мусульман будут установлены жалованье, должное положение и надел и ты будешь их братом" [137].

После разгрома тюркско-эфталитской армии ал-Ахнаф без особых затруднений завладел районом Джузджана (Гузгана) и достиг Балха, крупнейшего города Тохаристана; он сдался по договору, о содержании которого ничего не сообщается. Этим было завершено завоевание земель, когда-либо принадлежавших Сасанидам, и закончилась эпоха великих завоеваний.

Легкость завоевания Хорасана отнюдь не означала полной его покорности. Стоило арабской армии уйти из какого-то района, как прекращалась выплата дани, установленной договорами, или происходили восстания с избиением и изгнанием мелких арабских гарнизонов. Наиболее значительное из них в 32/653 г. было возглавлено представителем Каринов, одного из знатнейших родов сасанидского Ирана. Основная армия с Абдаллахом б. Амиром ушла в Басру, а в Хорасане, разделенном между четырьмя амирами, оставались небольшие силы. Карину удалось собрать около 40 000 человек из жителей Кухистана, Герата и Багдиса.

Кайс б. ал-Хайсам, оставленный Абдаллахом своим заместителем, растерялся и обратился за советом к решительному Абдаллаху б. Хазиму. Тот велел ему покинуть Хорасан, предъявив подложную грамоту Ибн Амира на правление Хорасаном. Кайс уехал в Басру, а Абдаллах б. Хазим взял на себя управление Хорасаном. Смелая ночная атака на лагерь восставших, когда 600 воинов с факелами на копьях окружили его со всех сторон, а остальные ворвались в лагерь с одной стороны, вызвала панику, и Абдаллах б. Хазим одержал полную победу [138].

За эту победу Ибн Амир простил Ибн Хазиму подлог и утвердил его наместником. Но впереди ему и арабской власти в Хорасане предстояло преодолеть еще немало опасностей, о которых речь пойдет в следующем томе.

Примечания

94. Халифа, с. 131 — 132.

95. Таб., I, с. 2811 — 2813.

96. Халифа, с. 133 — 134. Договор Усмана с Сабуром и Казеруном ал-Балазури относит к концу правления Умара [Балаз., Ф., с. 388], но речь явно идет об одном и том же событии, так как в обоих источниках упоминается крепость ас-Сатудж (у Халифы явная описка в сторону арабизации аш-Шуйyx). Халифа следует ал-Валиду б. Хишаму, даты которого обычно достоверней. У ат-Табарн первое завоевание Сабура отнесено к 25 г. х. [Таб., I, с. 2810]. По другой версии у ал-Балазури, Сабур завоеван в 24 или 25 г. х, затем жители нарушили договор и город вновь был завоеван в 26 г. х.

Это позволяет думать, что перед нами две версии, первая из которых ошибочно датирована. Первый договор, как у ал-Балазури и ат-Табари, был заключен в 25 г. х., а второй — в 26 г. х. Судя по величине суммы, ее следует считать не ежегодной данью, а контрибуцией, размер которой иногда в десять раз превышал ежегодную дань [Большаков, 1973, с. 151].

97. Согласно Халифе, это произошло в 26 г. х. [Халифа, с. 133 — 134], у ал-Балазури более подробный рассказ о том же связывается с завоеванием Истахра Абдаллахом б. Амиром [Балаз., Ф., с. 390].

98. Халифа, с 134.

99. Ат-Табари помещает рассказ о смещении Абу Мусы в 29/649-50 г., но сам же пишет, что он был смещен на четвертом году правления, при Усмане, т. е. не позже 28 г. х. [Таб., I, с. 2828].

100. Таб., I, с. 2829 — 2832.

101. Халифа, с. 135.

102. Там же, с. 137 — 138; Балаз., Ф., с. 389 — 390.

103. Таб., I, с. 2845.

104. Там же, с. 2849.

105. Один из них — Джундаб б. Ка'б ал-Азды (у ал-Мас'уди [Мас'уди, т.4, с. 259] — Джундаб б. Зухайр), который составлял договор с Азербайджаном в 22 г. х. [Таб., I, с. 2662] и, кажется, был сподвижником пророка [И. Абдалбарр, с. 84].

106. Таб., I, с. 2843 — 2844.

107. Мас'уди, т. 4, с. 257 — 261.

108. Таб., I, с. 2845 — 2846; И. Абдалбарр, с. 84 — 85.

109. И. Абдалбарр, с. 85. Э. Греф считает, что целью проникновения в дом было ограбление [Graf, 1963], не учитывая данное сообщение и всю совокупность событий.

110. Таб., I, с. 2848; по другим данным, исполнителем наказания был Али [Мас'уди, т. 4, с. 261; И. Абдалбарр, с. 622].

111. Таб., I, с. 2843 — 2849; Мас'уди, т. 4, с. 260 — 261; И. Абдалбарр" с. 84 — 85, с. 621 — 623. Для характеристики противоречивости информация о деле ал-Валида показательно замечание Ибн Абдалбарра: "В сообщениях у ат-Табари передают, что враждовала (та'ассаба) с ним (ал-Валидом) группа людей в Куфе, очерняя и завидуя, и присягнули они ложно, что его рвало от вина, и приводит он рассказ, в котором говорится, что Усман сказал ему: "Потерпи, братец, ведь Аллах вознаградит тебя и воздаст тем людям за обвинение тебя в грехе". Это сообщение, передаваемое историками (ахл алахбар), передатчики хадисов считают неверным" [И. Абдалбарр, с. 622]. В "Истории" ат-Табари подобной интерпретации событий нет.

112. Мас'уди т. 4 с 261.

113. Таб., I, с. 2850.

114. У В. В. Бартольда [т. 7, с. 143, 146, 146, 152] — Сирджан.

115. Халифа, с. 140; Балаз., Ф., с. 315, 391; Таб., I, с. 2863.

116. Согласно ат-Табари, Йездигерд пробыл в Кермане три или четыре roда [Таб., I, с. 2876; Таб., пер., с. 26]; однако если верить этому сообщению, то Йездигерд должен был прибыть в Фарс в 638 — 639 гг., пробыть там четыре года в 642 — 643 гг. уехать в Керман, а после этого пять лет до 650 г. быть B Сиджистане. Но в 642 г. Йездигерд был еще в Рейе, а Муджаши' был зажат в районе Нихавенда — Исфахана. Конечно, можно допустить, что поход и гибель отряда Муджаши' во всех источниках датированы неверно и его надо перенести на время правления Абу Мусы ал-Аш'ари.

117. Балаз., Ф., с. 391.

118. Так же, с. 392.

119. У ал-Балазури упоминаются Нашруд и Ширваз [Балаз., Ф, с. 393]. Первый из них, несомненно, Хашруд, который в "Та'рих-и Систай" фигурирует в форме Хаш (или Хваш) [Т. Систан, с. 82, пер., с. 105], но завоевание его согласно этому источнику, произошло после взятия Зеренджа.

120. Так в "Та'рих-и Систан" [Т. Систан, с. 81 — 82, пер., с. 104 — 105], у ал-Балазури — марзбан Абарвиз (Парвиз) [Балаз., Ф., с. 393].

121. В "Та'рих-и Систан" добавляется: "..и миллион дирхемов ежегодно" [T. Систан, с. 82, пер., с. 105].

122. Смещение ал-Валида произошло в 30 г. х., который начинается 4 сентября 650 г., и, вероятно, не в самые первые дни года. Какое-то время Са'иду потребовалось, чтобы прибыть в Куфу, освоиться и организовать поход. Поэтому поход почти со стопроцентной вероятностью придется на 651 г. Халифа [с. 141 — 142], ал-Балазури [Балаз., Ф., с. 334 — 335] и ат-Табари [Таб., I; с. 2836; Таб., пер., с. 22 — 23] говорят о завоевании Табаристана, Джурджана (Гургана) и Тамисы (к которой ал-Балазури добавляет еще селение Haмийа). По порядку перечисления (сначала Джурджан, затем Тамиса) можно думать, что вторжение шло со стороны главной хорасанской дороги от Бистама на Джурджан, а затем на запад к Тамисе, принадлежавшей уже к Табаристану. Ал-Балазури добавляет, что Са'ид завоевал также "низменную часть Табаристана, и Руйаи, и Дунбавенд", но не называет ни одного города Табаристана, кроме Тамисы. Руйан, высокогорная область к северу и северо-востоку от Рейя, благодаря труднодоступности долго сопротивлялась мусульманским войскам. Сомнительно, чтобы Са'иду удалось в этом походе пройти через нее в Табаристан. Наиболее вероятно, что он прошел из Дамгана или Бистама через невысокие горы до Джурджана, а оттуда совершил набег в сторону Табаристана.

123. Халифа и ат-Табари рассказывают со слов ал-Мадаини о коварной уловке Са'ида, обещавшего жителям Тамисы, что, если они сдадутся, не будет убит ни один человек; по-арабски эта фраза двусмысленна: ее можно понять как "не будет убит ни один человек" и как "будут убиты, кроме одного человека". Са'ид будто бы воспользовался этой двусмысленностью и перебил всех, кроме одного человека.

124. Йа'к., т. 2, с. 192.

125. Таб., I, с. 2688, 2872 — 2883; Динав., с. 148 — 149. Подробный разбор различных версий странствий и гибели Йездигерда III см.: Колесников, 1982, с. 131 — 142.

126. Таб., I, с. 2876 — 2877. Правителем Мерва называется также сын Махвейхи, Бераз, который не пускал Йездигерда в город по распоряжению отца. М. Шабан считает, что "бараз" — эфталитский княжеский титул, присвоенный ему эфталитами, чтобы привлечь на свою сторону [shaban, 1970, с. 19], однако в нескольких местах определенно действуют два разных лица. Ссылка на Ибн Хурдадбеха [bGA,6, с. 39–40; И. Хурд., пер., с. 69] неубедительна, поскольку тот иногда имена правителей превращает в титулы, например титул правителя Мерва оказывается "махуйе".

127. Есть основания полагать, что Ннзек- не имя, а титул, так как 50 лет спустя правителем Бадгиса был тоже Низек-Тархан.

128. Об эфталитах см.: Ghirshmann, 1948.

129. Балаз., Ф., с. 403.

130. Там же, с. 404.

131. Там же, с. 404 — 405. Сведения о том, кто конкретно завоевал различные города Хорасана, противоречивы. У ат-Табари завоевание Туса, Абиверда и Ниса приписывается Умайну б. Ахмару ал-Йашкури.

132. Балаз., Ф., с. 405.

133. Там же, с. 405 — 406. У ат-Табари марзбаном Мерва назван Бараз [Таб., I, с. 2888; Таб., пер., с. 30]; Абу Убайда оговаривает, что дань вносилась не деньгами, а рабами, конями и зерном [Балаз., Ф., с. 406]. Возможно, что упомянутые 200000 джерибов пшеницы платились не сверх суммы в 2,2 млн. дирхемов, а в счет ее. Не исключен и еще один вариант: 2 млн. были разовой контрибуцией, а 200 тыс. дирхемов — ежегодный взносом. Именно так формулировался договор Кутайбы б. Муслима с Самаркандом в 712 г.

134. Балаз., Ф., с. 405.

135. Там же, с. 406 — 407:

136. Сахр — подлинное имя, но более известен он по прозвищу ал-Ахнаф ("кривоногий").

137. Таб., I, с. 2898 — 2899.

138. Там же, с. 2905 — 2906.

Комментарии

*1. Букв. харадж.

*2. Букв.: "Съел мою печень".

*3. Прозвание по матери в арабской речи носило уничижительный оттенок.

*4. Высшая придворная должность.

*5. В иранской мифологии — воплощение злого начала в мире.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

А. Лактионов, Ислам Классический:

Покончив с Мусайлимой, Халид ибн Валид по велению халифа двинулся к Евфрату, разгромил армию иранского шаха в «Битве цепей»[39] и занял Хиру, столицу арабского христианского княжества Лахмидов. В Палестине Халид разгромил византийскую армию при Аджнадайне; победа в этом сражении открыла мусульманам путь в Сирию.

За десять лет правления Омара к «землям ислама» были присоединены византийская Палестина, Сирия, Египет и сасанидский Иран. Византийцы были разгромлены в сражении на реке Йармук, продолжавшемся три дня; мусульманским войском командовали Халид ибн Валид и Амр ибн ал-Ас. Осенью того же 636 года мусульмане сразились с огромной армией иранского шаха Йездигерда III у местечка Кадисия близ Хиры; ударную силу иранцев составляла конница, подкрепленная слонами, на спинах которых сидели лучники. Битва длилась четверо суток; на четвертый день ветер погнал тучи песка в лицо иранцам, что мусульмане расценили как помощь Аллаха. Иранцы бежали, и вскоре войско халифа, которым командовал Саад ибн Абу Ваккас, заняло покинутую защитниками и шахским двором столицу сасанидскогоИрана — Ктесифон. Общая стоимость военной добычи мусульман составила девятьсот миллионов дирхемов.[40]

В том же 642 году мусульмане нанесли иранцам окончательное поражение в битве при Нихавенде; это поражение привело к распаду империи Сасанидов.

На западе тем временем продолжалось покорение Ирана, шах которого, Йездигерд III, после поражения в 642 году при Нихавенде не имел ни армии, реальной власти. Более десяти лет он скитался из провинции в провинцию, спасая собственную жизнь и бросив царство на произвол судьбы. Иранские города один за другим заключали мирные договоры с арабами на условиях победителей и соглашались выплачивать дань и джизйу.[44]

Наконец в 651 году мусульмане настигли Йездигерда в Хорасане (область на границе Ирана, Туркмении и Афганистана); шах погиб вблизи оазиса Мерв, обстоятельства его смерти точно не известны. С гибелью Йездигерда империя Сасанидов прекратила свое существование, а Иран перешел под власть арабов.

Изменено пользователем andy4675

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!


Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.


Войти сейчас