Sign in to follow this  
Followers 0
Суйко

Любимые стихи

44 posts in this topic

Ах, какая у меня пиала!

Всем красавица бокастая взяла.

На груди у ней - прохожий, дивись!-

Две фаянсовые розы сплелись,

И горячие ласкают струи

Растопыренные пальцы мои.

Мой зеленый чай янтарен, как мед,

В нем прозрачная чаинка плывет,

А на донышке - камыш и луна,

Чтобы радость выпивалась до дна.

Если в пиалу мою налить вино,

Станет розовым, как небо, оно.

Если горного ручья зачерпнуть -

Будет весело усы окунуть.

Если пенного плеснуть кумыса,-

Заплетется вокруг сердца коса.

А коль девушку захочешь забыть,

Отодвинь ее, не надо пить!

Потому что на фаянсе дна

Захохочет над тобой она,

И придется от сухой тоски

Пиалу мою разбить в куски!

Всеволод Рождественский(1932)

Share this post


Link to post
Share on other sites


Осень. Обсыпается весь наш бедный сад,

Листья пожелтелые по ветру летят;

Лишь вдали красуются, там на дне долин,

Кисти ярко-красные вянущих рябин.

Весело и горестно сердцу моему,

Молча твои рученьки грею я и жму,

В очи тебе глядючи, молча слезы лью,

Не умею высказать, как тебя люблю.

А.К.Толстой

(1858)

give_rose.gif

Share this post


Link to post
Share on other sites

Русалка плыла по реке голубой,

Озаряема полной луной;

И старалась она доплеснуть до луны

Серебристую пену волны.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Б. Пастернак

Свеча горела

Мело, мело по всей земле

Во все пределы.

Свеча горела на столе,

Свеча горела.

Как летом роем мошкара

Летит на пламя,

Слетались хлопья со двора

К оконной раме.

Метель лепила на стекле

Кружки и стрелы.

Свеча горела на столе,

Свеча горела.

На озаренный потолок

Ложились тени,

Скрещенья рук, скрещенья ног,

Судьбы скрещенья.

И падали два башмачка

Со стуком на пол.

И воск слезами с ночника

На платье капал.

И все терялось в снежной мгле

Седой и белой.

Свеча горела на столе,

Свеча горела.

На свечку дуло из угла,

И жар соблазна

Вздымал, как ангел, два крыла

Крестообразно.

Мело весь месяц в феврале,

И то и дело

Свеча горела на столе,

Свеча горела.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Исикава Такубоку

 やがて世界の戦は来らん!

  不死鳥の如き空中軍艦が空に群れて、

  その下にあらゆる都府が毀たれん!

  戦は永く続かん! 人々の半ばは骨となるならん!

  然る後、あはれ、然る後、我等の

  『新らしき都』はいづこに建つべきか?

ягатэ сэкай икуса ва коран!

фуситё: но готоки ку:тю:гункан га сора ни мурэтэ,

соно сита ни араюру тофу коварэтарэн!

икуса ва гаку цудзукан! хитобито но накаба ва хонэ то нарунарэн!

сикаруноти, ахарэ, сикаруноти, варэра но

"атарасики мияко" ва идзуко ни тацубэки ка?

НОВАЯ СТОЛИЦА

Скоро придет мировая война!

Словно фениксы,

Воздушные корабли

Стаями полетят по небу,

И погибнут внизу все города!

Долго будет длиться война!

Половина людей повсюду

Обратится в груды костей!

Но потом,

Но после,

О, где же потом

Мы построим

Новую столицу свою?

На обломках истории?

На вымысле?

На любви?

Нет, о нет! На земле.

Только здесь,

На земле,

В этом воздухе без границ, без раздела,

Под голубым-голубым необъятным небом!

http://lib.ru/JAPAN/TAKUBOKU/lirika.txt

Share this post


Link to post
Share on other sites

user posted image

Если отнимать друг у друга -- не хватит,

Если делиться -- будет в избытке,

Если отнимать -- ссора,

Если делиться -- дружба.

Если отнимать -- ненависть,

Если делиться -- радость,

Если отнимать -- недовольство,

Если делиться -- благодарность.

Если отнимать -- война,

Если делиться -- мир,

Если отнимать -- ад,

Если делиться -- рай.

Айда Мацуо

Share this post


Link to post
Share on other sites

Борис Пастернак -

ИНЕЙ

Глухая пора листопада,

Последних гусей косяки.

Расстраиваться не надо:

У страха глаза велики.

Пусть ветер, рябину занянчив,

Пугает ее перед сном.

Порядок творенья обманчив,

Как сказка с хорошим концом.

Ты завтра очнешься от спячки

И, выйдя на зимнюю гладь,

Опять за углом водокачки

Как вкопанный будешь стоять.

Опять эти белые мухи,

И крыши, и святочный дед,

И трубы, и лес лопоухий

Шутом маскарадным одет.

Все обледенело с размаху

В папахе до самых бровей

И крадущейся росомахой

Подсматривает с ветвей.

Ты дальше идешь с недоверьем.

Тропинка ныряет в овраг.

Здесь инея сводчатый терем,

Решетчатый тес на дверях.

За снежной густой занавеской

Какой-то сторожки стена,

Дорога, и край перелеска,

И новая чаща видна.

Торжественное затишье,

Оправленное в резьбу,

Похоже на четверостишье

О спящей царевне в гробу.

И белому мертвому царству,

Бросавшему мысленно в дрожь,

Я тихо шепчу: "Благодарствуй,

Ты больше, чем просят, даешь".

Share this post


Link to post
Share on other sites

нет конкретного, почти все (большинство) стихов Эдуарда Асадова

Они студентами были

Они студентами были.

Они друг друга любили.

Комната в восемь метров -

чем не семейный дом?!

Готовясь порой к зачетам,

Над книгою или блокнотом

Нередко до поздней ночи сидели они вдвоем.

Она легко уставала,

И если вдруг засыпала,

Он мыл под краном посуду и комнату подметал.

Потом, не шуметь стараясь

И взглядов косых стесняясь,

Тайком за закрытой дверью

белье по ночам стирал.

Но кто соседок обманет -

Тот магом, пожалуй, станет.

Жужжал над кастрюльным паром их дружный

осиный рой.

Ее называли "лентяйкой",

Его - ехидно - "хозяйкой",

Вздыхали, что парень -

тряпка и у жены под пятой.

Нередко вот так часами

Трескучими голосами

Могли судачить соседки,

шинкуя лук и морковь.

И хоть за любовь стояли,

Но вряд ли они понимали,

Что, может, такой и бывает истинная любовь!

Они инженерами стали.

Шли годы без ссор и печали.

Но счастье - капризная штука,

нестойка порой, как дым.

После собранья, в субботу,

Вернувшись домой с работы,

Жену он застал однажды целующейся с другим.

Нет в мире острее боли.

Умер бы лучше, что ли!

С минуту в дверях стоял он,

уставя в пространство взгляд.

Не выслушал объяснений,

Не стал выяснять отношений,

Не взял ни рубля, ни рубахи,

а молча шагнул назад...

С неделю кухня гудела:

"Скажите, какой Отелло!

Ну целовалась, ошиблась...

немного взыграла кровь!..

А он не простил - слыхали?"

Мещане! Они и не знали,

Что, может, такой и бывает истинная любовь!

Стихи о рыжей дворняге

Хозяин погладил рукою

Лохматую рыжую спину:

- Прощай, брат! Хоть жаль мне, не скрою,

Но все же тебя я покину.

Швырнул под скамейку ошейник

И скрылся под гулким навесом,

Где пестрый людской муравейник

Вливался в вагоны экспресса.

Собака не взвыла ни разу.

И лишь за знакомой спиною

Следили два карие глаза

С почти человечьей тоскою.

Старик у вокзального входа

Сказал:- Что? Оставлен, бедняга?

Эх, будь ты хорошей породы...

А то ведь простая дворняга!

Огонь над трубой заметался,

Взревел паровоз что есть мочи,

На месте, как бык, потоптался

И ринулся в непогодь ночи.

В вагонах, забыв передряги,

Курили, смеялись, дремали...

Тут, видно, о рыжей дворняге

Не думали, не вспоминали.

Не ведал хозяин, что где-то

По шпалам, из сил выбиваясь,

За красным мелькающим светом

Собака бежит задыхаясь!

Споткнувшись, кидается снова,

В кровь лапы о камни разбиты,

Что выпрыгнуть сердце готово

Наружу из пасти раскрытой!

Не ведал хозяин, что силы

Вдруг разом оставили тело,

И, стукнувшись лбом о перила,

Собака под мост полетела...

Труп волны снесли под коряги...

Старик! Ты не знаешь природы:

Ведь может быть тело дворняги,

А сердце - чистейшей породы!

Share this post


Link to post
Share on other sites

А. Блок. 1907 г.

О, весна без конца и без краю -

Без конца и без краю мечта!

Узнаю тебя, жизнь! Принимаю!

И приветствую звоном щита!

Принимаю тебя, неудача,

И удача, тебе мой привет!

В заколдованной области плача,

В тайне смеха - позорного нет!

Принимаю бессонные споры,

Утро в завесах темных окна,

Чтоб мои воспаленные взоры

Раздражала, пьянила весна!

Принимаю пустынные веси!

И колодцы земных городов!

Осветленный простор поднебесий

И томления рабьих трудов!

И встречаю тебя у порога -

С буйным ветром в змеиных кудрях,

С неразгаданным именем бога

На холодных и сжатых губах...

Перед этой враждующей встречей

Никогда я не брошу щита...

Никогда не откроешь ты плечи...

Но над нами - хмельная мечта!

И смотрю, и вражду измеряю,

Ненавидя, кляня и любя:

За мученья, за гибель - я знаю -

Все равно: принимаю тебя!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Вариации из Некрасова.

Столетье промчалось. И снова,

Как в тот незапамятный год -

Коня на скаку остановит,

В горящую избу войдёт.

Ей жить бы хотелось иначе,

Носить драгоценный наряд...

Но кони - всё скачут и скачут.

А избы - горят и горят.

Н. Коржавин.

1960

Share this post


Link to post
Share on other sites

「遊ぼう」っていうと

 「遊ぼう」っていう。

 「馬鹿」っていうと

 「馬鹿」っていう。

 「もう遊ばない」っていうと

 「遊ばない」っていう。

 そうして、あとで

 さみしくなって、

 「ごめんね」っていうと

 「ごめんね」っていう。

 こだまでしょうか、

 いいえ、誰でも。

Я говорю:"Давай поиграем!" --

-- "Поиграем!.."

Я говорю: "Дурак!" --

-- "Дурак..."

Я говорю: "Не играю с тобой!"

-- "Не играю"

А потом, после того --

Мне становится грустно

Я говорю: "Извини..." --

"Извини".

Это эхо?

Нет, каждый из нас.

Канэко Мисудзу (1903-1930)

Share this post


Link to post
Share on other sites

СИНЬ ЦИЦЗУ

Снова цветёт мэйхуа

Раскрыла я сотни бутонов,

Что рдеют по верхним побегам,

Встречаясь в холодную пору

Со льдом и подтаявшим снегом.

Мне май знаком серебристый,

Сверкающий в лунном сиянье,

Я прежде других ощутила

Весеннего ветра дыханье.

И вдруг воспылал повелитель

Ко мне глубочайшею страстью.

И ропот Цзян Фэй не находит

В душе его больше участья.

Однажды придёт он и ветви

Без жалости срежет, все сразу,

И, залюбовавши, поставит

К себе в белоснежную вазу.

Share this post


Link to post
Share on other sites

ЛИ ЮЙ

Шумит за шторой дождь, не умолкая,

И вот опять весный как не бывало!

В час пятой стражи холод проникает,

Не греет шёлковое одеяло.

Скитальцу сон - одно лишь утешенье,

Чтобы забыть про беды и лишенья.

Не надо на перила опираться,

Взор устремлять на горы и на реки.

Не трудно было с ними расставаться,

А встретиться заказано навеки!

Цветы опали. Их река умчала.

Всё свой конец имеет изначала.

Share this post


Link to post
Share on other sites

ВЭЙ ЧЖУАН

Как раз в этот день

В минувшем году-

Апреля семнадцатый день-

С вами рассталась я, господин,

Одна осталась тогда.

Стон затаив,

Уронив лицо,

Чтобы не видели слез,

И беззаботный делала вид,

Сгорая вся от стыда.

Узнать разве вам,

Как скорбела душа,

За милым напрасно стремясь!

Нет, никому

Неизвестно о том,

Луне лишь,

Что светит сейчас.

Share this post


Link to post
Share on other sites

ЧЖАН СЯНЬ

На пионе роса искрится,

Как жемчужное зерно.

Сорвала пион озорница

И поставила на окно.

Улыбаясь глазами лукаво,

Она суженому говорит:

"Я ль тебе иль пион по нраву?

Обольстительней кто на вид?"

Не скрывая как бы досады,

Отвечает юноша в тон:

"Если правду поведать надо,-

Привлекательнее пион..."

А она в свой черед: "Ну что же,

Пусть пион красивей. Зато

Разговаривать он не может,

Бессловесный совсем цветок!"

Share this post


Link to post
Share on other sites

Золотистою долиной

Ты уходишь, нем и дик.

Тает в небе журавлиный

Удаляющийся крик.

Замер, кажется, в зените

Грустный голос, долгий звук.

Бесконечно тянет нити

Торжествующий паук.

Сквозь прозрачные волокна

Солнце, света не тая,

Праздно бьет в слепые окна

Опустелого жилья.

За нарядные одежды

Осень солнцу отдала

Улетевшие надежды

Вдохновенного тепла.

А. Блок

Share this post


Link to post
Share on other sites

Как день, светла, но непонятна,

Вся - явь, но - как обрывок сна,

Она приходит с речью внятной,

И вслед за ней - всегда весна.

Вот здесь садится и болтает.

Ей нравится дразнить меня

И намекать, что всякий знает

Про тайный вихрь ее огня.

Но я, не вслушиваясь строго

В ее порывистую речь,

Слежу, как ширится тревога

В сияньи глаз и в дрожи плеч.

Когда ж дойдут до сердца речи,

И опьянят ее духи,

И я влюблюсь в глаза и в плечи,

Как в вешний ветер, как в стихи,-

Сверкнет холодное запястье,

И, речь прервав, она сама

Уже твердит, что сила страсти -

Ничто пред холодом ума!..

А. Блок

Share this post


Link to post
Share on other sites

Не легли еще тени вечерние,

А луна уж блестит на воде.

Всё туманнее, всё суевернее

На душе и на сердце - везде...

Суеверье рождает желания,

И в туманном и чистом везде

Чует сердце блаженство свидания,

Бледный месяц блестит на воде...

Кто-то шепчет, поет и любуется,

Я дыханье мое затаил,-

В этом блеске великое чуется,

Но великое я пережил...

И теперь лишь, как тени вечерние

Начинают ложиться смелей,

Возникают на миг суевернее

Вдохновенья обманутых дней...

А. Блок

Share this post


Link to post
Share on other sites

* * *

Я вас любил: любовь ещё, быть может,

В душе моей угасла не совсем;

Но пусть она вас больше не тревожит;

Я не хочу печалить вас ничем.

Я вас любил безмолвно, безнадежно,

То робостью, то ревностью томим;

Я вас любил так искренно, так нежно,

Как дай вам Бог любимой быть другим.

1829

сами знаете кто

Share this post


Link to post
Share on other sites

Цветок не цветок,

Туман не туман,

В полночь пришла,

Исчезла с рассветом.

Как сон весенний,

пришла…

И вдруг

Легким облачком поутру

Скрылась бесследно

где-то.

Стихотворение Бо Цзюй-и в жанре цы.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Мою болезнь зовут туманом

Зовут дождем,зовут метелью,

Я заболела океаном,

Болезнь врывается с капелью.

Ты от болезни тоже пьяный,

Хрустальный воздух полон хмелем,

Былое поросло бурьяном,

Ты заболел со мной апрелем.

Болезнь весною запоздалой,

Прозрачной чистою купелью,

Ворвалась в души розой алой,

Сердца связала ожерельем.

Скрутила силой небывалой,

Любимый сильный лебедь белый,

Судьба - плутовка проверяла,

Но верность утвердилась верой.

Плывем вдвоем озерной гладью,

Душа к душе и сердце к сердцу,

Волшебной звездною вуалью

В любовь слегка прикрыта дверца

Мою болезнь зовут любовью,

Из чудных снов родилась сказкой,

Твою болезнь зовут любовью,

Ворвавшейся мечтой прекрасной.

Н. Гаванская

Share this post


Link to post
Share on other sites

19 июля 1825 года — В день отъезда Анны Петровны Керн из Тригорского А. С. Пушкин вручил ей стихотворение «К*» («Я помню чудное мгновенье»). Через 15 лет композитор Глинка написал романс на эти слова и посвятил его женщине, в которую был влюблён, — дочери Анны Керн - Екатерине.

К***

Я помню чудное мгновенье:

Передо мной явилась ты,

Как мимолетное виденье,

Как гений чистой красоты.

В томленьях грусти безнадежной,

В тревогах шумной суеты,

Звучал мне долго голос нежный

И снились милые черты.

Шли годы. Бурь порыв мятежный

Рассеял прежние мечты,

И я забыл твой голос нежный,

Твои небесные черты.

В глуши, во мраке заточенья

Тянулись тихо дни мои

Без божества, без вдохновенья,

Без слез, без жизни, без любви.

Душе настало пробужденье:

И вот опять явилась ты,

Как мимолетное виденье,

Как гений чистой красоты.

И сердце бьется в упоенье,

И для него воскресли вновь

И божество, и вдохновенье,

И жизнь, и слезы, и любовь.

июль 1825

Share this post


Link to post
Share on other sites

А что ты сделал для хип-хопа? punk.gif

Share this post


Link to post
Share on other sites

Девушка пела в церковном хоре

О всех усталых в чужом краю,

О всех кораблях, ушедших в море,

О всех, забывших радость свою.

Так пел ее голос, летящий в купол,

И луч сиял на белом плече,

И каждый из мрака смотрел и слушал,

Как белое платье пело в луче.

И всем казалось, что радость будет,

Что в тихой заводи все корабли,

Что на чужбине усталые люди

Светлую жизнь себе обрели.

И голос был сладок, и луч был тонок,

И только высоко, у Царских Врат,

Причастный Тайнам,- плакал ребенок

О том, что никто не придет назад.

А. Блок

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0