Sign in to follow this  
Followers 0
Суйко

Любимые стихи

44 posts in this topic

И. А. Бунин - «Один»

Он на запад глядит - солнце к морю спускается,

Светит по морю красным огнем.

Он застыл на скале - ветхий плащ развевается

От холодного ветра на нем.

Опираясь на меч, он глядит на багровую

Чешую беспредельных зыбей.

Но не видит он воли - только думу суровую

Означают изгибы бровей.

Древен мир. Он древней. Плащ Одина как вретище,

Ржа веков - на железном мече...

Черный ворон Хугин, скорбной Памяти детище,

У него на плече.

Скандинавистам форума give_rose.gif

Share this post


Link to post
Share on other sites


Борис Пастернак

СНЕГ ИДЕТ

Снег идет, снег идет.

К белым звездочкам в буране

Тянутся цветы герани

За оконный переплет.

Снег идет, и всё в смятеньи,

Всё пускается в полет,-

Черной лестницы ступени,

Перекрестка поворот.

Снег идет, снег идет,

Словно падают не хлопья,

А в заплатанном салопе

Сходит наземь небосвод.

Словно с видом чудака,

С верхней лестничной площадки,

Крадучись, играя в прятки,

Сходит небо с чердака.

Потому что жизнь не ждет.

Не оглянешься - и святки.

Только промежуток краткий,

Смотришь, там и новый год.

Снег идет, густой-густой.

В ногу с ним, стопами теми,

В том же темпе, с ленью той

Или с той же быстротой,

Может быть, проходит время?

Может быть, за годом год

Следуют, как снег идет,

Или как слова в поэме?

Снег идет, снег идет,

Снег идет, и всё в смятеньи:

Убеленный пешеход,

Удивленные растенья,

Перекрестка поворот.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Над морем

Лишь запах чабреца, сухой и горьковатый,

Повеял на меня - и этот сонный Крым,

И этот кипарис, и этот дом, прижатый

К поверхности горы, слились навеки с ним.

Здесь море - дирижер, а резонатор - дали,

Концерт высоких волн здесь ясен наперед.

Здесь звук, задев скалу, скользит по вертикали,

И эхо средь камней танцует и поет.

Акустика вверху настроила ловушек,

Приблизила к ушам далекий ропот струй.

И стал здесь грохот бурь подобен грому пушек,

И, как цветок, расцвел девичий поцелуй.

Скопление синиц здесь свищет на рассвете,

Тяжелый виноград прозрачен здесь и ал.

Здесь время не спешит, здесь собирают дети

Чабрец, траву степей, у неподвижных скал.

Николай Заболоцкий

1956

Share this post


Link to post
Share on other sites

А знаете, счастье – на самом-то деле –

Содержит в себе удивительно мало:

В нем лето, река, одуванчик, качели

И бабушка – чтоб подтыкать одеяло.

Качели, река, одуванчик и лето...

Всё просто.

Не верите – можно проверить.

Но только условие: лет вам при этом

Должно быть... ну, самое большее, девять.

А можно: сугробы, снежки и салазки.

И маму – чтоб мокрую куртку снимала.

И папу – чтоб на ночь рассказывал сказки...

Вы видите, как удивительно мало...

А. Полетаева

Share this post


Link to post
Share on other sites

Похороны Алариха

Ночью у Бузенто слышно у Козенцы песня раздается,
Звук той песни будит эхо меж брегами и от вод пустынных глухо отдается.
В дымно факелов мерцанье тени там мелькают тихо:
Это готы погребают ныне лучшего из смертных, короля их Алариха.
Вдалеке страны родимой, вдалеке родного края
Он погиб в расцвете жизни, светлой юностью сияя.
И под мраком темной ночи, отведя реки теченье,
Там во мгле могилу роют готы в горестном смущеньи.
И, окончив труд тяжелый, вглубь зияющей могилы
На коне в тяжелой броне труп героя опустили.
И на месте погребенья, где почил навеки смелый,
Саркофаг воздвигли пышный, посадили лотос белый.
А затем с могучим ревом, беспощадной силы полны,
Устремились вновь по руслу разъярившиеся волны.
И звучала песня готов: "Спи, наш добрый вождь любимый!
Здесь теперь ничто не тронет твой покой ненарушимый".
И звучала долго песня, то гремя, то замирая,
И всю землю облетела и от края, и до края.

Август Фон Платен (пер. Волошина)

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

отрывок из поэмы Николая Заболоцкого - Деревья.

монолог Лесничего.

Итак, устроив пышный пир,
Я вижу: мыслью ты измерил целый мир,
Постиг планет могучее движенье,
Рожденье звезд и их происхожденье,
И весь порядок жизни мировой
Есть только беспорядок пред тобой!
Нет, ошибся ты, Бомбеев,
Гордой мысли генерал!
Этот мир не для злодеев,
Ты его оклеветал.
В своем ли ты решил уме,
Что жизнь твоя равна чуме,
Что ты, глотая свой обед,
Разбойник есть и людоед?
Да, человек есть башня птиц,
Зверей вместилище лохматых,
В его лице - миллионы лиц
Четвероногих и крылатых.
И много в нем живет зверей,
И много рыб со дна морей,
Но все они в лучах сознанья
Больного мозга строят зданье.
Сквозь рты, желудки, пищеводы,
Через кишечную тюрьму
Лежит центральный путь природы
К благословенному уму.
Итак, да здравствуют сраженья,
И рев зверей, и ружей гром,
И всех живых преображенье
В одном сознанье мировом!
И в этой битве постоянной
Я, неизвестный человек,
Провозглашаю деревянный,
Простой, дремучий, честный век.
Провозглашаю славный век
Больших деревьев, длинных рек,
Прохладных гор, степей могучих,
И солнце розовое в тучах,
А разговор о годах лучших
Пусть продолжает человек.
Деревья, вас зовет природа
И весь простой лесной народ,
И все живое, род от рода
Не отделяясь, вас зовет
Туда, под своды мудрости лесной,
Туда, где жук беседует с сосной,
Туда, где смерть кончается весной, -
За мной!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Н.А. Грибоедова

Не князь, красавец молодой,
Внук иверских царей,
Был сокровенною мечтой
Её цветущих дней;
Не вождь грузинских удальцов, —
Гроза соседних гор,
Признаньем вынудил ее
Потупить ясный взор;
Не там, где слышат валуны
Плеск Алазанских струй

Впервые прозвучал её
Заветный поцелуй;—
Нет, зацвела её любовь
И расцвела печаль

В том жарком городе, где нам
Прошедшего не жаль…
Где грезится сазандарам

Святая старина,
Где часто музыка слышна,
И веют знамена.

В Тифлисе я ее встречал…
Вникал в её черты:
То — тень весны была, в тени
Осенней красоты.
Не весела и не грустна, —
Где б ни была она,
Повсюду на её лице
Царила тишина.
Ни пышный блеск, ни резвый шум
Полуночных балов,
Ни барабанный бой, ни вой
Охотничьих рогов,
Ни смех пустой, ни приговор
Коварной клеветы,—

Ничто не возмущало в ней
Таинственной мечты…
Как будто слава, отразясь
На ней своим лучом,
В ней берегла покой души
И грезы о былом, —
Или о том, кто, силу зла
Изведав, завещал
Ей всепрощающую скорбь
И веру в идеал…

Я помню час, когда вдали
Вершин седые льды
Румянцем вспыхнули, и тень
С холмов сошла в сады,
Когда Метех с своей скалой,
Стоял, как бы в дыму,
И уходил сионский крест

В ночную полутьму…—
Она сидела на крыльце
С поникшей головой,

И, помню, кроткий взор её
Увлажен был слезой.
О незабвенной старине
Намек нескромный мой
Смутил её больной души
Таинственный покой…
И мне казалось, в этот миг
Я у неё в глазах
Прочел ту повесть, что прошла
Тайком в её мечтах: —

«Он русским послан был царем,
В Иран держал свой путь,
И на пути заехал к нам
Душою отдохнуть.
Желанный гость,— он принят был,
Как друг, моим отцом,—
Не в первый раз входил он к нам
В гостеприимный дом…—
Но не был весел он в тени
Развесистых чинар,

Где на коврах не раз нам пел

Заезжий сазандар;
Где наше пенилось вино,
Дымился наш кальян,
И улыбалась жизнь гостям
Сквозь радужный туман…
И был задумчив он, когда,
Как бы сквозь тихий сон,
Пронизывался лунный свет
На темный наш балкон…—
Его горячая душа,
Его могучий ум
Влачили всюду за собой
Груз неотвязных дум.
Напрасно север ледяной
Рукоплескал ему,
Он там оставил за собой
Бездушную зиму;
Он там холодные сердца
Оставил за собой,—
Лишь я одна могла ему
Откликнуться душой…
Он так давно меня любил,
И так был рад,— так рад,
Когда вдруг понял, отчего
Туманится мой взгляд».

«И скоро перед алтарем
Мы с ним навек сошлись…
Казалось, праздновал весь мир,
И ликовал Тифлис:
Всю ночь к нам с ветром долетал
Зурны тягучий звук,
И мерный бубна стук, и гул
От хлопающих рук…
И не хотели погасать
Далекие огни,
Когда, лампаду засветив,
Остались мы одни…
И не хотела ночь унять
Далекой пляски шум,
Когда с души его больной
Скатилось бремя дум,—
Чтоб не предвидел он конца
Своих блаженных дней,
При виде брачного кольца
И ласковых очей.

«Но час настал: посол царя
Умчался в Тегеран…
Прощай, любви моей заря!
Пал на сердце туман…
Как в темноте рассвета ждут,
Чтоб страхи разогнать,
Так я ждала его, ждала,—
Не уставала ждать…
Еще мой верующий ум
Был грёзами повит,
Как вдруг… вдруг грянула молва,
Что он убит… убит!
Что он из плена бедных жен
Хотел мужьям вернуть,
Что с изуверами в бою
Он пал, пронзенный в грудь,
Что труп его, — кровавый труп,—
Поруган был толпой
И что скрипучая арба

Везет его домой

Все эти вести в сердце мне
Со всех сторон неслись…
Но не скрипучая арба
Ввезла его в Тифлис,—
Нет, осторожно между гор,
Ущелий и стремнин
Шесть траурных коней везли
Парадный балдахин;
Сопровождали гроб его
Лавровые венки,
И пушки жерлами назад,
И пики, и штыки…
Дымились факелы, и гул
Колес был эхом гор,
И память вечную о нем
Пел многолюдный хор…
И я пошла его встречать,
И весь Тифлис со мной
К заставе эриванской шел
Растроганной толпой.
На кровлях плакали, когда
Без чувств упала я…
О, для чего пережила
Его — любовь моя!»

«И положила я его
На той скале, где спит
Семья гробниц, и где святой
Давид их сторожит;
Где раньше, чем заглянет к нам
В окошки алый свет,
Заря под своды алтаря
Шлет пламенный привет;
На той скале, где в бурный час
Зимой, издалека
Причалив, плачут по весне
Ночные облака;
Куда весной, по четвергам,
Бредут на ранний звон,
Тропинкой каменной, в чадрах,
Толпы грузинских жен.
Бредут, нередко в страшный зной,
Одни — просить детей,
Другие — воротить мольбой
Простывших к ним мужей…
Там, в темном гроте — мавзолей,
И, — скромный дар вдовы,

Лампадка светит в полутьме,
Чтоб прочитали вы
Ту надпись, и чтоб вам она
Напомнила сама
Два горя: — горе от любви
И горе от ума».

Я.П. Полонский

Share this post


Link to post
Share on other sites

Грибоедов похоронен на мтацминда ( святая гора ) там хоронят поэтов и писателей . говорят что когда там же похоронили мать самого вождя всех и всья сталин сказал . не знал что моя мать писала стихи . че та вспомнилось

Share this post


Link to post
Share on other sites

Сталин тоже писал лирические стихи. Вот например перевод (он писал на грузинском).

Луне

Плыви, как прежде, неустанно
Над скрытой тучами землей,
Своим серебряным сияньем
Развей тумана мрак густой.

К земле, раскинувшейся сонно,
С улыбкой нежною склонись,
Пой колыбельную Казбеку,
Чьи льды к тебе стремятся ввысь.

Но твердо знай, кто был однажды
Повергнут в прах и угнетен,
Еще сравняется с Мтацминдой,
Своей надеждой окрылен.

Сияй на темном небосводе,
Лучами бледными играй
И, как бывало, ровным светом
Ты озари мне отчий край.

Я грудь свою тебе раскрою,
Навстречу руку протяну
И снова с трепетом душевным
Увижу светлую луну.

Share this post


Link to post
Share on other sites

это исключительное исключение когда перевод превосходит оригинал . в другом стишке встретил строчку " все воля божья " для ученика семинарии вполне естественно а вот для кровавого диктатора не очень

Share this post


Link to post
Share on other sites

Я вот это обожаю. :P Льюис Кэрролл, "Папа Вильям". В "Алисе в Стране Чудес" это стихотворение требует прочесть Гусеница. Только Алиса читает его совсем не так, как хотелось бы Гусенице.

'You are old, Father William,' the young man said,
'And your hair has become very white;

And yet you incessantly stand on your head

Do you think, at your age, it is right?'

'In my youth,' Father William replied to his son,
'I feared it might injure the brain;

But, now that I'm perfectly sure I have none,

Why, I do it again and again.'

'You are old,' said the youth, 'as I mentioned before,

And have grown most uncommonly fat;

Yet you turned a back-somersault in at the door

Pray, what is the reason of that?'

'In my youth,' said the sage, as he shook his grey locks,
'I kept all my limbs very supple

By the use of this ointmentone shilling the box

Allow me to sell you a couple?'

'You are old,' said the youth, 'and your jaws are too weak

For anything tougher than suet;

Yet you finished the goose, with the bones and the beak

Pray how did you manage to do it?'

'In my youth,' said his father, 'I took to the law,

And argued each case with my wife;

And the muscular strength, which it gave to my jaw,

Has lasted the rest of my life.'

'You are old,' said the youth, 'one would hardly suppose

That your eye was as steady as ever;

Yet you balanced an eel on the end of your nose

What made you so awfully clever?'

'I have answered three questions, and that is enough,'

Said his father; 'don't give yourself airs!
Do you think I can listen all day to such stuff?
Be off, or I'll kick you down stairs!'

— Папа Вильям, — сказал любопытный малыш, -
Голова твоя белого цвета,
Между тем ты всегда вверх ногами стоишь.
Как ты думаешь, правильно это?

— В ранней юности, — старец, промолвил в ответ, -
Я боялся раскинуть мозгами,
Но, узнав, что мозгов в голове моей нет,
Я спокойно стою вверх ногами.

— Ты старик, — продолжал любопытный юнец. -
Этот факт я отметил вначале.
Почему ж ты так ловко проделал, отец,
Троекратное сальто-мортале?

— В ранней юности, — сыну ответил старик, -
Натирался я мазью особой,
По два шиллинга банка — один золотник.
Вот, не купишь ли банку на пробу?

— Ты немолод, — сказал любознательный сын, -
Сотню лет ты без малого прожил.
Между тем двух гусей за обедом один
Ты от клюва до лап уничтожил.

— В ранней юности мышцы своих челюстей
Я развил изучением права,
И так часто я спорил с женою своей,
Что жевать научился на славу!

— Мой отец, ты простишь ли меня, несмотря
На неловкость такого вопроса:
Как сумел удержать ты живого угря
В равновесье на кончике носа?

— Нет, довольно! — сказал возмущенный отец.
Есть границы любому терпенью.
Если новый вопрос ты задашь, наконец, -
Сосчитаешь ступень за ступенью! (пер. Маршака)

Гусеница хотела услышать стих Роберта Сузи "Утехи старика, и как он этого достиг". Он начинался так же:

Ты старик, папа Вильям! - Воскликнул юнец,-
Твои редкие кудри седы.
Но как крепок! Здоровьем ты пышешь, отец,
В чем причина? Ответишь ли ты?

Перевод Маршака хромает на обе ноги. К примеру никак не показано, что с женой папа Вильям толковал дела, которые рассматривал в суде, а не просто "спорил". Не показана и нарочитая ирония над стариком в последнем вопросе, из-за которой он вспылил. Поэтому, друзья - читайте стихи в оригинале, никакой Маршак вам никогда не передаст их полного смысла!

Share this post


Link to post
Share on other sites
Грибоедов похоронен на мтацминда ( святая гора ) там хоронят поэтов и писателей

Вычитала тут недавно в каком-то журнале, что там похоронен не Грибоедов, а останки кого-то ...просто эти останки лучше всего выглядели после погрома в миссии.

Хотя вроде его и опознали по кисти руки :ph34r:

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ольга Берггольц. Ответ («А я вам говорю, что нет...»)

А я вам говорю, что нет
напрасно прожитых мной лет,
ненужно пройденных путей,
впустую слышанных вестей.
Нет невоспринятых миров,
нет мнимо розданных даров,
любви напрасной тоже нет,
любви обманутой, больной,—
ее нетленно-чистый свет
всегда во мне,
всегда со мной.
И никогда не поздно снова
начать всю жизнь,
начать весь путь,
и так, чтоб в прошлом бы — ни слова,
ни стона бы не зачеркнуть.

1962

Share this post


Link to post
Share on other sites

А. Твардовский. Две строчки

Из записной потертой книжки

Две строчки о бойце-парнишке,

Что был в сороковом году

Убит в Финляндии на льду.

Лежало как-то неумело

По-детски маленькое тело.

Шинель ко льду мороз прижал,

Далеко шапка отлетела.

Казалось, мальчик не лежал,

А все еще бегом бежал

Да лед за полу придержал...

Среди большой войны жестокой,

С чего — ума не приложу,

Мне жалко той судьбы далекой,

Как будто мертвый, одинокий,

Как будто это я лежу,

Примерзший, маленький, убитый

На той войне незнаменитой,

Забытый, маленький, лежу.

1943

Share this post


Link to post
Share on other sites

С. Есенин

Ну, целуй меня, целуй,
Хоть до крови, хоть до боли.
Не в ладу с холодной волей
Кипяток сердечных струй.

Опрокинутая кружка
Средь веселых не для нас.
Понимай, моя подружка,
На земле живут лишь раз!

Оглядись спокойным взором,
Посмотри: во мгле сырой
Месяц, словно желтый ворон,
Кружит, вьется над землей.

Ну, целуй же! Так хочу я.
Песню тлен пропел и мне.
Видно, смерть мою почуял
Тот, кто вьется в вышине.

Увядающая сила!
Умирать так умирать!
До кончины губы милой
Я хотел бы целовать.

Чтоб все время в синих дремах,
Не стыдясь и не тая,
В нежном шелесте черемух
Раздавалось: «Я твоя».

И чтоб свет над полной кружкой
Легкой пеной не погас —
Пей и пой, моя подружка:
На земле живут лишь раз!

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

День хвали вечером,
жен - на костре,
меч - после битвы,
дев - после свадьбы,
лед - если выдержит,
пиво - коль выпито.

Речи Высокого

Старшая Эдда

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

Шарль Бодлер

«Гармония вечера»

(Стихотворение из сборника «Цветы Зла»)

В час вечерний здесь каждый дрожащий цветок,

Как кадильница, льет фимиам, умиленный,

Волны звуков сливая с волной благовонной;

Где-то кружится вальс, безутешно-глубок;

Льет дрожащий цветок фимиам, умиленный,

Словно сердце больное, рыдает смычок,

Где-то кружится вальс, безутешно-глубок,

И прекрасен закат, как алтарь позлащенный;

Словно сердце больное, рыдает смычок, -

Словно робкое сердце пред тьмою бездонной,

И прекрасен закат, как алтарь позлащенный;

Погружается солнце в кровавый поток...

Снова робкое сердце пред тьмою бездонной

Ищет в прошлом угаснувших дней огонек;

Погружается солнце в кровавый поток...

Но как отблеск потира - твой образ священный!

Share this post


Link to post
Share on other sites
Дождик мокрыми метлами чистит
Ивняковый помет по лугам.
Плюйся, ветер, охапками листьев,
Я такой же, как ты, хулиган.
Я люблю, когда синие чащи,
Как с тяжелой походкой волы,
Животами, листвой хрипящими,
По коленкам марают стволы.
Вот оно, мое стадо рыжее!
Кто ж воспеть его лучше мог?
Вижу, вижу, как сумерки лижут
Следы человечьих ног.
Тогда видишь, как клен без оглядки
Выходит к стеклу болот
И клененочек маленький матке
Деревянное вымя сосет.
С. Есенин

Share this post


Link to post
Share on other sites

От безразличья сердце каменеет.
Тупая боль в душе живёт.
И мысли о любви не греют.
И знаешь, что никто не ждёт.
Пытаешься искать в себе причину.
Слезами и тоской объят.
И жизнь прошла на половину.
И в зеркале усталый взгляд.
Ласкаешь не любимых женщин
Смеёшься ,через боль шутя
И каждый день улыбок меньше
И все вокруг не радует тебя....

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0