Saygo

Имджинская война 1592 - 1598 гг.

622 posts in this topic

Вот ещё колоритный персонаж -- Чон Баль (1553-1592), командующий гарнизона Пусанской крепости. Когда началось японское вторжение, он заметил японский флот и организовал оборону. Чон Баль отклонил предложение японцев о сдаче и погиб 25 мая 1592 года, исполнив свой воинский долг, было ему тогда 39 лет (в Википедии почему то ему дают на момент смерти 60 лет). Вместе с ним погибла Эхян, его 18-ти летняя наложница. Чон Баль, портрет:

Из "Иджо силлок":

Вторглись японские разбойники. Перед этим японский главарь Тайра (sic!) Хидэёси стал кампаку и аннексировал несколько стран, его ярость усиливалась день ото дня. Он всегда испытывал неудовлетворенность по поводу того, что Китай отказывает в разрешении [Японии] подносить дань ко двору, и ранее отправил [посольство во главе с] монахом Хёнсо (кор. чтение) с просьбой о пропуске [войск] для вторжения в Ляодун. Но в нашей стране, руководствуясь высоким чувством долга, очень строго отказали, и в результате враг собрал войска со всей страны, назначив Хёнсо, Тайра Кётё (?), Тайра Киёмаса (?), Тайра Ёситомо (?) и других военачальниками, и осуществил масштабное вторжение.

Вражеские корабли покрыли море. Чхомса города Пусан Чон Баль в это время охотился на острове Чорёндо, решив, что японцы хотят принести дань, он оказался не готов [к отпору] и не вернулся [вовремя] в крепость, а враги тем временем заняли город. [Чон] Баль погиб среди беспорядочно бегущих солдат.

На следующий день пал окружной город Тоннэ, пуса Сон Санхён погиб, его младшая супруга тоже погибла.

Тут есть некоторая сложность перевода - я думаю, что выражение оригинала вэй вэй чао во означает "оценил ситуацию так, что японцы собираются [поднести дань] ко двору".

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites


Это из того самого, первого сообщения о начале войны (конец его я уже переводил).

А вот беседа Сонджо с Ким Кённо и Ан Сехи в 7-й день 8-го лунного месяца 25-го года правления Сонджо, т.е. уже в Ыйджу, в изгнании:

Государь призвал к себе Ким Гённо, Ан Сехи, сынджи (чиновник по секретным поручениям) Син Джома, каджусо (временно освобожденный от других обязанностей комментатор канонических текстов) Кан Ука, понгё (сложно поддающаяся переводу должность, связанная с получением текстов наставлений от государя) Ки Джахона и изрек:

«Вы все, о чем наслышаны, доложите по существу».

[Ким] Гённо молвил:

«В 14-й день 4-го лунного месяца хотя и прибыло срочное сообщение о появлении врагов, но все сочли их кораблями, доставившими ежегодную дань. Утром 15-го числа только потому, что прибыло сообщение, переданное пушечными выстрелами, впервые стало известно, что это враги. Пусанский чхомса Чон Баль охотился в поле и, услышав о приближении врагов, повел врагов обратно, но до того, как они подоспели, враг уже взял крепость».

Государь вопросил:

«Чон Баль погиб?»

[Ким] Гённо ответствовал:

«Говорят, весь день его водили за веревку, надетую на шею, а вечером так и убили. Кроме того, когда враги прибыли в Тоннэ, Сон Санхён потерпел поражение за западными воротами и вошел [в крепость] через северные ворота. Тогда враги поднялись на небольшую террасу и, непрерывно стали стрелять из пушек, люди не осмелились защищать крепость. Враги, войдя в крепость, увидели Сон Санхёна и Ко Юнгвана и убили их. Я, Ваш ничтожный раб, находился в Унчхоне, когда прибыл человек, видевший действия врагов и сообщил: «485 японских кораблей прошли в сторону [города] Хвансанган и [город] Кимхэ пал. Пак Чин решил нанести удар [врагу] во время марша к Хвансангану, что позволило бы отразить врага, но не устроил засаду, чтобы воины перехватили путь. Поскольку железные ядра сыпались подобно дождю, в этой обстановке было сложно оборонять город и Пак Чин также бежал через крепостные ворота».»

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

Государь вопросил: «Чон Баль и Сон Санхён действительно погибли?»

Ким Су ответствовал: «Хотя и говорят, что Чон Баль и Сон Санхён, возможно, не погибли, в смерти их сомневаться не приходится. По слухам, [Сон] Санхён даже стал военачальником у врага, но все это совершенно не так. Когда их осадили, Хон Юнгван советовал выйти из крепости, но [Сон] Санхён сказал: «Если даже сейчас покинем крепость, где будет спокойно и безопасно?» и сел, сложа руки, на башне южных ворот. Вошли враги и убили его. И, как сообщают, голову его отправили на Цусиму».

Это запись за 25-й день 11-го месяца 25-го года правления государя Сонджо.

Т.е. в героизме Чон Баля и Сон Санхёна современники сильно сомневались. Героями их сделала позднейшая историография (как бы не в Республике Корея).

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

[Юн] Гынсу ответствовал:

«Из-за слов тех, кто отправлен на восток: «Войск нет, провианта нет», цзинлюэ [Ян Хао] очень гневается, да и в последнее время сводки от тиду [Ли Жусуна] не отражают реальности.

Враги говорят: «Земли к югу от Янсана и Миряна Корея отдала нам».

Цзинлюэ спросил [меня]: «Это так?»

Я отвечал: «Если так, то почему Чон Баль и Сон Санхён погибли в Пусане и Тоннэ?»

Цзинлюэ сказал: «Я не верю его словам».

Это запись за 27-й день 5-го месяца 26-го года правления государя Сонджо (лето 1593 года).

Share this post


Link to post
Share on other sites

Это современное творчество корейского художества, наложенное на изображение штурма Тоннэ или Пусана (качество плохое), сделанное в конце XVIII в.

То есть, нет никакой переходящей традиции, портрет рисуется "с потолка"?

А это уж точно -- победитель японцев (даже главнокомандующий Укита Хидэиэ получил тяжёлые ранения) -- Квон Юль (Квон Нюль, Квон Рюр) оборонявший крепость Хэнджу (Хэнчжу).

Плохо, что разрешение маленькое; тоже современный рисунок?

post-463-0-42007100-1409255086.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites

Что-то с Чон Балем совсем всё запутано.

Если корейцы не оборонялись в Пусане, за что их так японцы… -- свидетельство японца Ёсино:

"Мы видели людей, которые убегали и пытались спрятаться в промежутках между зданиями. Те, кто не мог спрятаться, убежали к Восточным воротам и, сложив руки, кричали нам по-китайски: "Манō! Манō!", вероятно, моля о пощаде. Несмотря на это, наши войска мчались вперёд и рубили их, принося кровавые жертвы богу войны. Головы рубили у всех -- и мужчин, и женщин, и даже собак с кошками".*

*Hawley, Samuel. The Imjin War: Japan's sixteenth-century invasion of Korea and attempt to conquer China. - Seoul: Royal Asiatic Society, Korea Branch , 2005. - p. 138.

Этот автор сообщает, что Чон Баль сказал своим людям: "Я ожидаю, что вы все будете сражаться, не боясь смерти! Если кто-нибудь попытается сбежать, то я лично отрублю ему голову!" Последовало жестокое сражение, которое быстро закончилось, показав впервые корейцам превосходство ружей. Защитники Пусана погибали сотнями от пуль, которые "падали как дождь". Гарнизон сражался, пока все лучники не пали. Тогда и сам Чон Баль был убит, и тогда, около девяти часов утра, всё сопротивление прекратилось.

Или эта книга тоже "неправильная…"

Спасибо, за Ваш перевод из "Иджо силлок". Интересно, что когда прочёл, возникли некоторые сомнения, – странно, что корейский ван переспрашивает своих вельмож по нескольку раз, как жуликов, которых хочет поймать на лжи. И опять же борьба у этих вельмож "межпартийная", с клеветой и казнями (могли Чон Баля и оклеветать). А что говорится в "Иджо силлок"о Ли Сунсине, которого оклеветали и чуть не казнили, как там представлен эпизод ареста и наказания?

Edited by foliant25

Share this post


Link to post
Share on other sites
То есть, нет никакой переходящей традиции, портрет рисуется "с потолка"?

Абсолютно верно.

Открою по секрету - кобуксон 1592 года и кобуксон, известный всем - это 2 очень большие разницы.

Как выглядел кобуксон 1592 года - не знает никто. И чем он отличался от кобуксона 1413 года. Существующие реконструкции относятся к сведениям конца XVIII в.

Плохо, что разрешение маленькое; тоже современный рисунок?

Скорее всего - да. Потому что не в обычае было делать такие портреты в военном облачении.

А это уж точно -- победитель японцев (даже главнокомандующий Укита Хидэиэ получил тяжёлые ранения) -- Квон Юль (Квон Нюль, Квон Рюр) оборонявший крепость Хэнджу (Хэнчжу).

Наиболее правильно с точки зрения отечественного корееведения будет Квон Юль.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Что-то с Чон Балем совсем всё запутано.

Явно есть и другие источники. Но официально Чон Баль "прославился" именно тем, что не смог организовать оборону.

Т.е. он охотился на острове Чорёндо, не придал значения сообщению о японцах, а когда понял, что к чему - было уже поздно. Он честно попытался исполнить свой долг, но не преуспел и был разбит. В хаосе боя сам Чон Баль погиб.

Все логично.

Но уже на картине XVIII в. "Штурм Пусана" показана героическая оборона крепости. Скорее всего, Чонджо искал опоры в истории для того, чтобы решиться на некоторые важные внешнеполитические шаги, к которым он, несомненно, готовился. Но что-то произошло - и он отменил все свои планы, и даже не перенес столицу в Сувон, как думал первоначально.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Плохо, что разрешение маленькое; тоже современный рисунок?

Судя по всему, 1930-1970-е годы.

Вот полный портрет:

post-19-0-87662500-1409300139.png

Share this post


Link to post
Share on other sites
Этот автор сообщает, что Чон Баль сказал своим людям: "Я ожидаю, что вы все будете сражаться, не боясь смерти! Если кто-нибудь попытается сбежать, то я лично отрублю ему голову!" Последовало жестокое сражение, которое быстро закончилось, показав впервые корейцам превосходство ружей. Защитники Пусана погибали сотнями от пуль, которые "падали как дождь". Гарнизон сражался, пока все лучники не пали. Тогда и сам Чон Баль был убит, и тогда, около девяти часов утра, всё сопротивление прекратилось. Или эта книга тоже "неправильная…"

На что он ссылается?

Это решает весь вопрос.

Интересно, что когда прочёл, возникли некоторые сомнения, – странно, что корейский ван переспрашивает своих вельмож по нескольку раз, как жуликов, которых хочет поймать на лжи. И опять же борьба у этих вельмож "межпартийная", с клеветой и казнями (могли Чон Баля и оклеветать). А что говорится в "Иджо силлок"о Ли Сунсине, которого оклеветали и чуть не казнили, как там представлен эпизод ареста и наказания?

Со временем посмотрим.

А не перепроверишь - так и получается, что Квон Юль, имея 1000 непрофессиональных воинов с луками и копьями в лучшем случае, при Ичхи разгромил (!) 10 тысяч профессиональных японских солдат с огнестрельным оружием! Тут точно надо или осетра урезать, или меню поменять.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Смотрим, что пишет Хаули и на что ссылается:

It was the year known in Korea as Imjin, “water-dragon,” 1592 by the calendars of the West. A dense mist hung over the sea off the southern port of Pusan on the morning of May 23, obscuring any sign of activity offshore. Chong Pal, the sixty-year-old commander of the Pusan garrison, left the port early for a day of deer hunting on a nearby island. Emerging from the trees some time in the afternoon, he was the first to sight the danger: a line of ships low on the horizon, approaching from the south. Suspecting that this could be the Japanese invasion that some had been warning of for more than a year, Chong rushed back to Pusan to raise the alarm. By nightfall 400 vessels crowded the harbor, and the Koreans inside Pusan Castle were asking themselves: Why had they come?[1]

Starting on May 23, 1592, this is what he would do to the Koreans. It was the first contingent of Hideyoshi’s invasion force that arrived at Pusan that day, 18,700 men under Konishi Yukinaga. They remained aboard their vessels on through the night. Then, at 4:00 the next morning, the landings began. As the Koreans inside Pusan Castle watched this fearsome army march their way, garrison commander Chong Pal turned to his men and cried out: “I expect all of you to fight and die bravely! If any man attempts to flee, I will personally cut off his head!”

The ensuing battle was fierce but short, providing the Koreans with their first taste of the stunning power of the musket. The defenders of Pusan were felled by the hundreds by the flying slugs of lead that these strange “dog legs” spit out, a deluge of death that “fell like rain.” The garrison fought until all their arrows were gone. Then Chong Pal himself was killed, and with that, at around nine o’clock in the morning, all resistance ceased.[4]

Upon entering the fortress, “[w]e found people running all over the place and trying to hide in the gaps between the houses,” samurai chronicler Yoshino Jingozaemon would later record. “Those who could not conceal themselves went off towards the East Gate, where they clasped their hands together, and there came to our ears the Chinese expression, ‘Manō! Manō!’, which was probably them asking for mercy. Taking no notice of what they heard our troops rushed forward and cut them down, slaughtering them as a blood sacrifice to the god of war….”[5] Among the dead was Chong Pal’s eighteen-year-old concubine, Ae-hyang. Her body was found lying beside the fallen commander. She had taken her own life.

1. Yu Song-nyong, Chingbirok (“Book of Corrections”) (Seoul: Myongmundang, 1987), p. 50; Sonjo sillok (“Annals of King Sonjo”), 13/4/Sonjo 25 (May 23, 1592). (Chingbirok was written by Yu Song-nyong, the Prime Minister of Korea, circa 1602; the 42 volumes of Sonjo sillok were compiled in 1609-1616.)

4. Min Jong-jung, Nobong-chip, in Yi Nae-ok et. al., eds., Saryoro bonun imjin waeran (Seoul: Hye-an, 1999), pp. 39-40; Homer Hulbert, Hulbert’s History of Korea (New York: Hillary House Publishers, 1962), vol. 1, pp. 351-352.

5. Yoshino Jingozaemon oboegaki, in Zoku gunsho ruiju, quoted in Turnbull, p. 51. That it was assumed Koreans spoke Chinese is an indication of how little the Japanese knew of their foe.

http://www.samuelhawley.com/imjinarticle1a.html

Первая ссылка идет на "Чинбирок", что сильно снижает достоверность данных - Ю Соннён не был свидетелем событий, и откуда он черпал информацию - неизвестно. Его книга составлена примерно через 10 лет после событий.

К тому же возникает вопрос - сколько же реально лет было Чон Балю? И откуда взялась информация о его наложнице, которая, судя по описанию, не подкрепленному ссылкой, находилась в гуще боя?

Четвертая ссылка - Халберт тут довольно интересен, но откуда он брал информацию, тоже неизвестно. Он порой делился такими деталями, что удивительно - где он их взял? ИМХО, из позднейших героизированных описаний событий. Но тут неизвестно достоверно.

По поводу "Нобон джип" - Мин Джонджун жил в XVII в. Годы его жизни - 1628-1692. Откуда и что он брал - также неизвестно.

Пятая ссылка - на японский источник дневникового характера, не противоречит сообщениям 1592 г. (хотя "Сонджо силлок" и составлена гораздо позднее, но на основе специально депонированных первичных материалов по данному вопросу), что Чон Баль не успел к обороне самого города.

ИМХО, сведения "Иджо силлок" и японского дневника - самые корректные. Они не в противоречии - Чон Баль хлопнул ушами с организацией отпора, потом смекнул, что к чему, бросился к крепости - но поздно. Там уже шла резня. Он попытался выбить японцев из города, но солдаты быстро обратились в бегство, а сам он был убит. Скорее всего, на остров он брал с собой наложницу, которая при спешном возвращении в крепость могла оказаться рядом с ним и случайно погибнуть в кровавой бойне.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Странно, но Коревикия говорит, что Чон Баль был еще вполне молодым мужчиной - всего 39 лет (1553-1592)! Если в 1592 г. ему было 60 лет, то он - 1532 г.р. Но его отец - 1517 г.р. Т.ч. думаю, он все же был существенно моложе - 1553 г.р.

Имя Эхян появляется только в период правления государя Сукджона при обсуждении заслуг героев Имджинской войны и необходимости чествовать их потомков:

Сынджи О Джинъик выбрал внука павшего во имя долга и чести в год имджин пусанского чхомса Чон Баля и просил назначить его на должность.

Кроме того, Сон Сирёль сказал:

«Наложница Чон Баля Эхян умерла из-за своей моральной чистоты и высокой принципиальности. Ее служанка тоже умерла. Воистину, это редкое явление».

Государь отметил знаками почета место рождения отличившихся, и, избрав внука Чон Баля, приказал назначить его на должность.

Запись датирована 28-м числом 1-го лунного месяца 9-го года правления государя Сукджона (1683), т.е. почти через 100 лет после событий.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Коревикия о битве за Пусан без указания источников:

Первый приступ начался между 5 и 7 часами утра (согласно запискам сопровождавшего японскую армию португальского священника) (от меня вопрос – не Цеспедеса ли?). Защищавший крепость города Пусан военачальник чхомса Чон Баль, невзирая на недостаточные сил, сражался до конца. Между 10 и 12 часами утра битва завершилась падением крепости Пусана. Пусанский чхомса Чон Баль погиб, пораженный пулей в голову.

Жители и гарнизон города Пусан также до конца сопротивлялись, и в результате 3000 из них погибли в бою или были вырезаны.

Откуда подробности гибели Чон Баля - вопрос интересный. Может, у Цеспедеса сказано?

Share this post


Link to post
Share on other sites

В Коревикии, в статье о Чон Бале говорится еще интереснее:

23 мая 1592 года Кониси Юкинага с авангардом в 18700 человек на 700 с лишним кораблях выступил с острова Цусима и встал на траверзе Пусана. В тот момент пребывавший в Пусане сугун чхомджольджеса Чон Баль с тысячью с небольшим воинов готовился к обороне.

Японцы высадили на берег отряды аркебузиров и начали обстрел крепости от западных ворот, убивая и раня стоящих на стене защитников, а затем вошли в крепость. Во главе 1000 воинов [Чон Баль] завязал рукопашный бой внутри крепости, но был сражен выстрелом в голову и погиб на месте. Непосредственно перед падением крепости его подчиненные просили его бежать, но он отказался: «Родившись на свет мужчиной, пристойно пасть на поле боя, а не спасать жизнь бегством. Я стану духом этой крепости». В тот момент ему было 39 лет.

Ссылок, как водится, нет - верим на слово? Но должность его названа неправильно, обстоятельства боя сомнительны.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Открою по секрету - кобуксон 1592 года и кобуксон, известный всем - это 2 очень большие разницы. Как выглядел кобуксон 1592 года - не знает никто. И чем он отличался от кобуксона 1413 года. Существующие реконструкции относятся к сведениям конца XVIII в.

Из двух вариантов кобуксонов больше соответствует описаниям №2 (носовая часть корабля представляет собой голову дракона). На №1 более распространенном (как бы общепринятом) голова дракона совсем не подходит -- из этой головы из пушек (да даже из одной пушки) стрелять не получится, маленькая совсем.

№1post-463-0-39800600-1409441142.jpg №2post-463-0-99869300-1409441203.jpg

Описание, которое оставил Ли Сунсин (Послания ко двору "Чунмугон", раздел "Бой у Танпхо"):

"Я уже давно беспокоился о возможности вооруженного нападения на нас со стороны островных разбойников и уделил особое внимание созданию корабля "Кобуксон". Носовая часть корабля "Кобуксон" представляет собой голову дракона, из пасти которого выглядывают жерла пушек. Вся палуба корабля усеяна бесчисленным количеством острых железных шипов. В то время, как команда корабля, находясь внутри него, имеет возможность хорошо видеть все, что происходит снаружи, извне же нельзя увидеть того, что происходит внутри корабля Таким образом, "Кобуксон" имеет возможность вклиняться в самую гущу вражеских кораблей, обстреливая их из пушек. Я совместно с моими полководцами ворвался на "Кобуксоне" в самую гущу неприятельских кораблей и эффективно обстреливал их из пушек "Чен", "Ди", "Хен" и "Хван" *."

* "Чен", "Ди", "Хен" и "Хван" -- порядковые номера пушек.

Описание, которое оставил Ли Пун (И Бун), племянник Ли Сунсина, не противоречит, а подтверждает:

"Мы выстроили новый военный корабль, такой же большой, как и пханоксон. На верхней палубе оставлен проход в виде креста. Остальная поверхность палубы усеяна железными остриями, которые не дадут врагу высадиться для абордажа… Нос изготовлен в виде головы дракона, а руль – хвоста черепахи. По обеим сторонам головы дракона имеется по орудийному порту, еще по 6 находится по каждому борту. Кобуксоном его называют за форму… В бою мы прикрываем верхнюю палубу соломенными матами до того момента, пока кобуксон не выдвигается в первые ряды атакующего флота. Если враги попытаются высадиться на палубу, чтобы взять нас на абордаж, то они найдут свою смерть на железных остриях. Когда враги окружают нас, мы уничтожаем их из наших мощных орудий. Действительно, кобуксон проникает в ряды многочисленных вражеских судов тогда, когда пожелает и, куда бы он не направлялся, [ворвавшись в их строй], везде находит себе добычу".

Оба отрывка-перевода сохранилось, где добыл, не помню, перевод - второго точно Ваш (статья "Кобуксон – исторические реалии"), а переводчика первого отрывка не знаю.

Арочное покрытие кормы кобуксона, конечно, не было защищено толстыми железными листами, если что и было, -- то тонкие железные (жестяные) пластины, для противопожарной защиты. Весить эти жестяные пластины должны были немного,

И благодаря им кобуксон мог выглядеть, как покрытый железом, что согласуется и с японским свидетельством (двух японских военачальников - участников битвы при Ангольпхо 9.07.1592, перевод Ваш):

"Около 8 утра 58 больших и более 50 малых судов, составлявших эскадру противника, подошли к нам и завязали бой. Среди них было 3 больших "слепых корабля"*, покрытых железом.

* Мэкура-бунэ (букв. "слепой корабль") – японское название кобуксонов.

А можно перевести и так – "корабль[, а что на нём] не видно".

Кстати, в начале японского вторжения, кораблей-черепах во флоте Ли Сунсина было несколько (Ли Сунсин. Военный дневник):

"Двенадцатый день (синчхук) четвёртого месяца (год имчжин - 1592)

Ясно. После трапезы поднялся на корабль. С кораблей-черепах вели стрельбы из орудий..." (перевод О. С. Пироженко).

Edited by foliant25
1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

О Чон Бале, начале вторжения, Пусане и Тоннэ прочёл (Ли Сунсин. Военный дневник. М., 2013, стр. 290, Комментарии):

"79 Японское вторжение началось в 13-й день 4-го месяца с высадки первого корпуса численностью 18 тыс. человек под командованием Кониси Юкинага в районе Пусана. 14-го числа после кратковременного героического сопротивления японцами были захвачены Пусан и соседняя крепость Тоннэ. Уездные начальники Пусана и Тоннэ Чон Баль и Сон Санхён погибли в бою [ИЗДЧ: Истинные записи Сончжо, 25 год, 13-й день 4-го месяца]".

Edited by foliant25

Share this post


Link to post
Share on other sites
О Чон Бале, начале вторжения, Пусане и Тоннэ прочёл (Ли Сунсин. Военный дневник. М., 2013, стр. 290, Комментарии):

В том-то и дело, что это комментарии. А буквальный текст "Иджо силлок" говорит совершенно конкретно - проморгал высадку и бесславно утратил Пусан.

Т.е. заслуг Чон Баля относительно того, что ему приписали впоследствии, не так много.

* "Чен", "Ди", "Хен" и "Хван" -- порядковые номера пушек.

Чхон - Небо, Чи - Земля, Хён - Темный (Черно-синий), Хван - Желтый. Это 4 иероглифа из учебника "Тысячесловие", использовавшегося для обучения иероглифике. Помню его наизусть до 72 знака (но уже не очень уверенно). Первые 4 иероглифа я переводил так: "Небо темно - земля желта". В качестве первый 4 знаков текста используются для нумерации с 1 до 4.

осовая часть корабля "Кобуксон" представляет собой голову дракона, из пасти которого выглядывают жерла пушек

Это неизвестно откуда. Оригинал текста по ссылке:

http:// saratovmint.net.ru /article_info.php?articles_id=28

Послания ко двору "Чунмугон", раздел "Бой у Танпхо"

Чхунму-гон - это "Верный и воинственный князь", посмертный титул И Сунсина. Сам оригинальный текст сборника не могу найти.

Share this post


Link to post
Share on other sites

"Чхунму-гон И Сунсин чонсо" (полное собрание документов Верного и Воинственного князя И Сунсина) было составлено в 1795 г. по повелению государя Чонджо. Он вообще много сделал для популяризации личности И Сунсина. Работы начались в 1793 г.

Сборник состоит из 14 квонов в 8 томах. 8 основных квонов (цзюаней) и 6 дополнительных. В 1 квон вошли его стихи и разные сочинения, в квоны 2-4 - донесения, в квоны 5-8 - "Нанджун ильги" (переведены Пироженко), в квоны 9-12 - походные записки И Буна + все, что удалось собрать о И Сунсине, в 13-14 квонах - панегирики и некрологи.

Т.е. качество документов очень разное. 2-8 квоны наиболее информативны и достоверны, 9-12 - относительно достоверны (особенно в той части, что составлено И Буном).

Share this post


Link to post
Share on other sites

У Г. Халберта говорится, что Чон Баль успел в Пусан и бился до последнего.

Источник информации неизвестен.

См. Г. Халберт "История Кореи", т. 1, с. 351.

Share this post


Link to post
Share on other sites

На следующей странице Халберт утверждает, что Сон Санхён возглавлял оборону в течение 8 часов, после чего оделся в парадный костюм и уселся в беседке на воротах (почти как в "Иджо силлок"). Японцы вошли в беседку и попробовали заставить его кланяться, но он пинком сбил первого с лестницы, за что был зарублен.

На с. 359 он пишет, что японцы заперли Син Ипа в долине у Тхангымде (место он не называет) и разбили наголову, но Син Ип храбро бился и убил 17 человек, прежде чем погибнуть самому. В "Иджо силлок" сказано иначе - он вырвался на берег реки и там утопился. Ссылок у Халберта нет, но Асмолов придерживался очень долго именно версии о том, как герой сражался врукопашную и убил 17 японцев.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Нашел я у Халберта и того "знаменитого" победителя японцев, которого казнили. Все очень смешно, если не сказать - грустно.

С. 372-373, т.1. Военачальник Син Гак с войсками из Кёнгидо и Хамгёндо встретил отряд японцев, шедший за добычей после того, как корейский командующий Ким Мёнвон бежал от переправ через р. Ханган и открыл тем самым дорогу на Сеул. Син Гак подчинялся Ким Мёнвону, но решил сражаться. Упомянутую банду японских мародеров он разбил у города Янджу, когда японцы перешли перевал Керён, отрубив 60 голов. Но Ким Мёнвон побоялся, что государь Сонджо казнит его за бегство с поля боя, а Син Гака возвысит и оклеветал его - мол, тот не подчинился приказу и принял бой без разрешения, поставив войско на край гибели. Син Гака казнили якобы за час до того, как второй курьер привез приказ о его прощении, когда 60 голов были доставлены в лагерь Сонджо.

Сами понимаете, такую жареную информацию надо проверять. А Тёрнбулл, сказочник-многостаночник, превратил эту стычку с мародерствующими асигару в эпическую битву со всем войском Укиты Хидэиэ!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Сведения о казни Син Гака содержатся в записи от 18 числа 5-го лунного месяца. Он обвиняется в нарушении субординации и подлежит казни по законам военного времени. Просьба одобрена государем Сонджо.

Как говорится, вовсе не "близ Пусана и Тоннэ" это случилось, и уже почти месяц спустя после начала вторжения, и про победу его ничего не указывается.

Заслуги Син Гака были признаны только в 1594 г., запись от 21-го числа 12-го лунного месяца. Указывалось, что он в одиночку поднял немногочисленных солдат, разгромил "логово врагов" и, сражаясь впереди строя воинов, добыл более 80 (!) голов.

В 1600 г. (запись от 15-го дня 2 лунного месяца) он был посмертно произведен в ранг висоль (кит. вэйшуай, т.е. начальник дворцовой стражи - еще древний, циньский титул).

"Ось яка х.ня, малята! Ось як добро пэрэмагаэ зло!" (с)

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

Соответственно, источник текста, приписываемого И Сунсину относительно конструкции кобуксона (в текстах он именуется на китайский манер квисон) остается открытым.

Как мы видим, реальные сведения из "Иджо силлок" и сведения даже такого, в принципе, добросовестного автора, как Гомер Халберт - это, как говорят в Одессе, две большие разницы! И, поскольку источники Халберта в основном неизвестны, остается только гадать, откуда он брал многие подробности своих описаний.

Как мне кажется, это из народной традиции, склонной к героизации подвигов корейских воинов. Сравните реальные результаты 2 крупнейших маньчжурских нашествий в 1627 и 1636-1637 гг., и их отражение в народной литературе - как только героические корейские полководцы не расправляются там с завоевателями! И режут, и рубят, и солят, и посыпают перцем...

В общем, призываю только к одному - все проверять по первоисточникам. А у всех слухов, массово тиражируемых авторами типа Тёрнбулла, искать реальную основу и первоисточник.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Коревикия о битве за Пусан без указания источников:

Quote Первый приступ начался между 5 и 7 часами утра (согласно запискам сопровождавшего японскую армию португальского священника) (от меня вопрос – не Цеспедеса ли?). Защищавший крепость города Пусан военачальник чхомса Чон Баль, невзирая на недостаточные сил, сражался до конца. Между 10 и 12 часами утра битва завершилась падением крепости Пусана. Пусанский чхомса Чон Баль погиб, пораженный пулей в голову. Жители и гарнизон города Пусан также до конца сопротивлялись, и в результате 3000 из них погибли в бою или были вырезаны.

Откуда подробности гибели Чон Баля - вопрос интересный. Может, у Цеспедеса сказано?

Падре Григорио де Сеспедес (Цеспедес), испанский иезуит, впервые прибыл в Корею 27 декабря 1593 года, с японским собратом-монахом (с целью окормления христиан состоявших в японских войсках). Стр. 9 -- в этом издании:

Ralph М. Cory, ‘‘Some Notes on Father Gregorio de Cespedes, Korea’s First European Visitor,’’ Transactions of the Korean Branch of the Royal Asiatic Society, XXVII (1937).

Скачать его можно здесь:

http://www.raskb.com/transactions/VOL27/KORS0749D_VOL27.pdf

Чхомса (сокращённое от чхомчжольчеса – начальник головного морского гарнизона – должность, занимаемая военным чиновником 3-го ранга сопровождающего класса) Чон Баль (1553-92), проще говоря, комендант Пусана (Чон Баль, согласно рангу – чёрные доспехи).

Согласно этому японскому источнику, японские военачальники позднее так сказали о Чон Бале -- Kuwada et. al (eds.), 1965, Chōsen no eki (Nihon no Senshi. Vol. 5) р. 255:

"Среди полководцев вашей страны, полководец Пусана, одетый в чёрном, очевидно, был наиболее грозным из всех".

Современная живопись, однако, впечатляет:

post-2-0-24071200-1410745915_thumb.jpg

Скорее всего, Чон Баль, действительно, заметив флот японцев, отправил гонцов с известием о вторжении и, возглавив оборону, защищал Пусан.

Подтверждает это и японский рисунок (извиняюсь, качество не очень) из Takenouchi, Kazusai, Ehon Taikōki. 1802:

post-2-0-56363700-1410745927_thumb.jpg

Здесь изображено как японские захватчики (воины Со Ёситоси) нападают на передние ворота крепости, которая была частью всей городской стены Пусана. Корейцы, обороняются, стоят на стенах под знаменем, посылая стрелы в захватчиков.Все данные этого нападения фактически почасово в "Тайкоки" -- Yoshida, Y (ed.). Taikōki (Volume 3), (Volume 9 in the series I) Kyōikusha Shinsho, Tokyo, 1979. Вот окончание, стр. 102:

"Мы с помощью нашего огнестрельного оружия заставили тех, кто контратаковал нас, дрогнуть и оттеснили их за вторую и затем третью стену укреплений Пусанской крепости. Около 9.00 утра мы захватили главную крепость, и устроили тотальную резню больше чем 8 500 человек. Мы захватили 200 пленных, и расспросили этих людей через переводчиков о местной ситуации".

Ещё одно японское свидетельство Ёсино (Yoshino, Jingoza'emon) Yoshino Jingoza'emon oboegaki, in Zoku gunsho ruijū XX-2 Tokyo Zoku Gunsho Ruijū Kanseikai, (1933) 591 pp. 378-88 1636, стр. 379:

"Грохот [от аркебуз], отражался между небесами и землей, и так как штурм продолжался защитные укрепления и башни были сильно повреждены, и не один из врагов уже не высовывал свою голову. Немедленно наш авангард поднялся вверх по стенам четырнадцати футов высотой и поднял военный крик".

И оттуда же это свидетельство:

"Мы видели людей, мечущихся повсюду и пытающихся спрятаться в промежутках между зданиями. Те, кто не мог спрятаться, убежали к Восточным воротам, где они, сложив свои руки вместе, кричали нам по-китайски: "Манō! Манō!", вероятно, моля о пощаде. Несмотря на это, наши войска помчались вперёд и рубили их, принося кровавую жертву богу войны. Как мужчин, так и женщин, и даже собаки и кошки были казнены, и 30 000 голов были насчитаны".

И ещё один корейский командир Юн Хёнсин, он возглавлял отряд, оборонявший укрепление (Тадэ) у внутренней гавани Пусана. Здесь штурмовали японские войска во главе с Кониси Юкинага. Неплохо представлен на современой картине, -- Юн Хёнсин (в красном, его ранг ниже чем Чон Баля) командует со стены:

post-2-0-02578200-1410745931_thumb.jpg

Власти после войны принизили Чон Баля и Юн Хёнсина, так как вышестоящие командиры, правительство и корейский ван оказались сами "не готовы к обороне". Не говоря о тех, кто попросту удрал. Так почти весь командный состав флотилии левой полупровинции Кёнсан (командующий – Пак Хон) удрал на север, и только двое офицеров флотилии -- Чон Баль и Юн Хёнсин исполнили свой воинский долг.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now

  • Similar Content

    • Либерман М. А. Сэкигахара: фальсификации и заблуждения
      By foliant25
      Просмотреть файл Либерман М. А. Сэкигахара: фальсификации и заблуждения
      Либерман М. А. Сэкигахара: фальсификации и заблуждения / монография/ — Москва : РУСАЙНС, 2019. — 378 с.
      ISBN 978-5-4365-3633-0
      "Сэкигахара (1600) — крупнейшая и важнейшая битва самураев, перевернувшая ход истории Японии. Причины битвы, ее итоги, обстоятельства самого сражения окружены множеством политических мифов и фальсификаций.
      Эта книга — первое за пределами Японии подробное исследование войны 1600 года, основанное на фактах и документах. Книга вводит в научный оборот перевод и анализ синхронных источников.
      Для студентов, историков, востоковедов и всех читателей, интересующихся историей Японии".


       
      Автор foliant25 Добавлен 18.07.2019 Категория Япония
    • Sean Davies. War and Society in Medieval Wales 633-1283: Welsh Military Institutions
      By hoplit
      Sean Davies. War and Society in Medieval Wales 633-1283: Welsh Military Institutions. University of Wales Press. 2004
      CONTENTS
      EDITORS ’ FOREWORD
      ACKNOWLEDGEMENTS
      ABBREVIATIONS
      MAP OF MEDIEVAL WALES
      INTRODUCTION
      I THE TEULU
      II THE LLU
      III CAMPAIGN STRATEGY AND TACTICS
      IV EQUIPMENT AND TACTICAL DISPOSITIONS
      V FORTIFICATIONS
      VI CONDUCT IN WARFARE
      CONCLUSION
      BIBLIOGRAPHY
      INDEX
    • Sean Davies. War and Society in Medieval Wales 633-1283: Welsh Military Institutions
      By hoplit
      Просмотреть файл Sean Davies. War and Society in Medieval Wales 633-1283: Welsh Military Institutions
      Sean Davies. War and Society in Medieval Wales 633-1283: Welsh Military Institutions. University of Wales Press. 2004
      CONTENTS
      EDITORS ’ FOREWORD
      ACKNOWLEDGEMENTS
      ABBREVIATIONS
      MAP OF MEDIEVAL WALES
      INTRODUCTION
      I THE TEULU
      II THE LLU
      III CAMPAIGN STRATEGY AND TACTICS
      IV EQUIPMENT AND TACTICAL DISPOSITIONS
      V FORTIFICATIONS
      VI CONDUCT IN WARFARE
      CONCLUSION
      BIBLIOGRAPHY
      INDEX
      Автор hoplit Добавлен 18.07.2019 Категория Западная Европа
    • Farris W.W. Heavenly Warriors: The Evolution of Japan’s Military, 500–1300
      By hoplit
      Farris W.W. Heavenly Warriors: The Evolution of Japan’s Military, 500–1300. Harvard University Asia Center, Harvard University. 1995. Pages: 520
      Страницы не все - не хватает нескольких в начале. Для справки.
    • Farris W.W. Heavenly Warriors: The Evolution of Japan’s Military, 500–1300
      By hoplit
      Просмотреть файл Farris W.W. Heavenly Warriors: The Evolution of Japan’s Military, 500–1300
      Farris W.W. Heavenly Warriors: The Evolution of Japan’s Military, 500–1300. Harvard University Asia Center, Harvard University. 1995. Pages: 520
      Страницы не все - не хватает нескольких в начале. Для справки.
      Автор hoplit Добавлен 18.07.2019 Категория Япония