Чжан Гэда

Иван Антонович Кочубей (1893-1919)

30 posts in this topic

Да, я заглядывал и на этот сайт.

Вопрос к источникам и достоверности, хотя и важно.

И наиболее важным источником до сих пор является книга Сербиненко, общавшегося с родственниками Кочубея.

К сожалению, уходит время, и ясности не прибавляется, хотя героев, типа Кочубея и Белика, надо знать и помнить, чтобы оставаться людьми.

Share this post


Link to post
Share on other sites

«Современники оставили нам портрет Кочубея.

Ему было 25 лет (в 1918 г. – Л.С.). «Стройный, сухощавый, с очень живым выражением лица, правда, несколько жестокими глазами. В нем вместе с простотой…чувствовалась большая сила воли» (ГАКК, ф. Р-1511, д.50, л.т.)

«Боевой путь кочубеевцев – это героическая летопись. Только спаянная, организованная часть (позже бригада – Л.С.) могла на фоне общей трагедии, которую переживала в конце 1918 – начале 1919 гг. 11-я армия, сохранить дисциплину и боеспособность. Вряд ли можно было жестокостью сплотить под красным знаменем тысячи Казаков.

Нигде не упоминается о дезертирах-кочубеевцах, о грабежах красных Казаков. Наоборот, Кочубея и его Казаков нередко посылали против анархистских отрядов, терроризировавших местное (не только Казачье население – Л.С.). Его часть считалась одной из самых надежных и дисциплинированных.

На самых опасных участках фронта сверкали шашки кочубеевцев. О самом комбриге его непосредственный начальник Яков Балахонов (?-Л.С.) отозвался так: «Это был молодой лев, выпущенный из клетки, храбрости его можно было позавидовать». ( Балахонов был пом. ком-ра бригады, ком-ром 3-й кав. бригады 33-й кав.дивизии, нач-ком 5-й кав.дивизии, пом.ком-ра 3-го конного корпуса – Советская Военная Энциклопедия, т.1, стр.373, М., Воениздат, 1976.) Недаром в самые трагические дни отступления 11-й армии кочубеевцы, в качестве арьергарда, прикрывали отход.

К Астрахани подходила бригада, не бросившая ни одного раненого, нуждавшаяся лишь в небольшом отдыхе и пополнении людьми, чтобы снова повернуть своих коней против обложивших город деникинских корпусов. Во главе трех казачьих полков качался в седле переболевший тифом, не менее других измученный долгим переходом, но по-прежнему бодрый, деятельный, прославленный по всему Кавказу комбриг. И вдруг…

А. Первенцев пишет: «Кто виноват? Особые условия требовали решительного твердого руководства. Была ли эта решительность оправдана здесь? Была ли необходимость для революции отбирать знамя у знаменитой бригады?..»

Может быть - трагическая ошибка? Ошибки не было. В трезвом уме и ясной памяти те, кому это было выгодно, прикрылись высокими словами и хладнокровно совершили страшное преступление, используя власть, авторитет и удаленность от простого народа.

Итак, к Астрахани подходили части 11-й армии – истощенные, умирающие от тифа, без патронов и снарядов, но несущие в себе беспощадную ненависть к врагу, желание сражаться до победы или до смерти. Кое-как удавалось распихивать нежелательные войска – на фронт, в карантин – под предлогом тифа, на переформирование…

От кочубеевцев решили отделаться иначе. Бригада подходила к Промысловке. Здесь, ее встретили представители штаба 12-й армии (см. выше, зачем встречать представителям, если она, т.е. бригада входила в состав 12-й армии??? – Л.С.) с приказом: «…Бригаде приказываю расквартироваться по полкам. Один полк в Логань, другой – в Оленичево, третьему… по Куме выступить к Величаевке в направлении Святого Креста для разведки… Начальник штаба 12-й армии Северин. 8 февраля 1919 года».

«Бригада Кочубея была страшна и для врагов и для скрытых предателей: Казачий состав ее сам собой агитировал против белой агитации, будто красные уничтожают всех казаков. Крепкая, прошедшая с боями весь Кавказ, бригада была серьезной помехой для Северина в случае мятежа. Вот почему её решили рассредоточить, а целый полк послать на растерзание наседающей, на тылы бригады деникинской коннице. Кочубей справедливо посчитал приказ вредительским и отказался его выполнять…

Целая лавина клеветы обрушилась на кочубеевцев. Северин и Шляпников оказались едины в своем решении: бригада не подчиняется приказу, значит, ее надо разоружить. От Кочубея нужно избавиться. Комбрига обвиняют в анархии, партизанщине, наскоро стряпаются обвинения в уголовных преступлениях (для чего в Астрахани внезапно «обнаруживаются свидетели», имен которых так нигде и не называют). Кочубей, ещё не веря в то, что на пороге Советской России его ждёт клевета и расправа, ведет бригаду к Астрахани…

Среди 500 штыков, выставленных против Кочубея, не было ни одного казака, более того, большинство подразделений не воевало в 11-й армии, солдаты не знали ни Кочубея, ни его бригады, но наслушались сплетен об «анархисте Кочубее» и «контрреволюционном казачестве». Их оснастили артиллерией и броневиками. Между Яндыками и Промысловкой образовался Кочубеевский фронт (о чем сам Кочубей ещё не знал). То, что произошло потом, известно из донесения командира заслона: «Прибыл с т.н. Кочубеевского фронта. В 4 часа утра наша цепь…залегла в двух верстах от Яндык по направлению к Промысловке. Вскоре в тумане показалась кавалерия Кочубея… Вызвали вначале делегата, и заявили, что они против своих не пойдут, что они идут к Ленину… жаловаться на то, что их продали. После донесения было приказано прекратить переговоры и открыть огонь, что не единодушно, но было исполнено. После пулеметных залпов и восьми орудийных выстрелов кавалерия Кочубея от 400-800 человек была рассеяна, оставив двух убитых и одного тяжело раненого, забрав около 60 человек легко и тяжело раненых…»

Наверное, все было так: в нескольких верстах от того места, где их громили из пушек и пулеметов люди с красными звездами, кочубеевцы съехались всей бригадой. На бурках несли раненых в последнем бою. Перед строем появился комбриг. Как всегда подтянутый, только измученный недавним тифом, придавленный неожиданно свалившейся обидой, потерями, недоумением… на него смотрели истощенные, оборванные люди, бросившие в отступлении свои семьи, потерявшие все, кроме веры в него. Он вел их через страдания: «Впереди Россия. Ленин!». Но их встретили те, кто только прикрылся революционной фразой, (как и Ленин – Л.С.) и пролили их кровь. Они горячили истощенных коней, исхудавшие ладони тискали чеканные эфесы кубанских шашек, оледеневшие на холоде пальцы перебирали в газырях остатки патронов – забыли уж, когда снабжали в последний раз… Возмущенные сотни требовали: взять Астрахань, очистить ее от измены, добиться правды любой ценой…» (А.Е. Берлизов. Дорога чести., стр.449-456. Краснодар, ГСП «Советская Кубань», 1992)

Share this post


Link to post
Share on other sites

"За время пребывания в этом районе (Благодарненский и Свято-Крестский уезды Ставропольской губернии), - пишет Фостиков (М.А.), - мною были взяты в плен: штаб 11-й пехотной красной дивизии, две роты пехоты, 20 пулеметов и 20 орудий. Сдался начальник конной дивизии (?-Л.С.) Таманской армии Кочубей с двумя эскадронами мобилизованных молодых казаков-кубанцев, в возрасте 18-19 лет". О Кочубее он пишет, что, "поссорившись в Астрахани с красным командованием, - он ушел оттуда, заблудился (?-Л.С.) в Астраханских песках, где потерял до 90 процентов состава своих частей (?-Л.С.), и заболел тифом сам" (Елисеев Ф.И. С Корниловским конным.М: ООО"Издательство АСТ".2003, С.469).

Share this post


Link to post
Share on other sites

К сожалению, версия о предательстве недостаточно обоснована.

И очень мало объективных данных о том, что послужило причиной расформирования кочубеевской бригады.

Время легендарное, самое важное - свидетельства современников и архивные документы. К сожалению, по данной теме их мало.

Share this post


Link to post
Share on other sites
В 19.05.2014в21:36, dzick сказал:

"За время пребывания в этом районе (Благодарненский и Свято-Крестский уезды Ставропольской губернии), - пишет Фостиков (М.А.), - мною были взяты в плен: штаб 11-й пехотной красной дивизии, две роты пехоты, 20 пулеметов и 20 орудий. Сдался начальник конной дивизии (?-Л.С.) Таманской армии Кочубей с двумя эскадронами мобилизованных молодых казаков-кубанцев, в возрасте 18-19 лет". О Кочубее он пишет, что, "поссорившись в Астрахани с красным командованием, - он ушел оттуда, заблудился (?-Л.С.) в Астраханских песках, где потерял до 90 процентов состава своих частей (?-Л.С.), и заболел тифом сам" (Елисеев Ф.И. С Корниловским конным.М: ООО"Издательство АСТ".2003, С.469).

Сербиненко записал воспоминания одного из кочубеевцев, который участвовал в последнем бою Кочубея.

На похвальбу Фостикова не похоже ни капли.

У Сербиненко проходит тема предательства, но доказательств, которые были бы 100% убедительными, нет.

Последующий оффтопик выделен в тему Негры в Абхазии и на Кавказе

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now