Чжан Гэда

Архип Осипов (?-3.04.1840)

6 posts in this topic

В апреле (марте по ст. стилю) 1840 г. приморские адыги начали наступление на русские укрепления вдоль восточного побережья Черного моря.

3.04.1840 в ходе боя с гарнизоном, ослабленным болезнями, черкесы ворвались в укрепление Михайловское.

Когда положение стало безнадежным, рядовой Тенгинского полка Архип Осипов со словами: «Пора, братцы! Кто остался жив – помни мое дело!» взорвал пороховой погреб.

При взрыве погибло много нападавших, что остановило их дальнейшее наступление на русские укрепление.

В честь героя в 1889 г. была переименована станица Вуланская - теперь это Архипо-Осиповка.

Герой пал, в его честь были написаны стихи и песни, нарисованы картины, поставлены памятники. Но реальные обстоятельства дела, несмотря на то, что около 50 защитников Михайловского укрепления выжили и вернулись в Россию из плена, постепенно уходят. Вместо них остаются только панегирики в эпическом стиле:

http://topwar.ru/26536-pora-bratcy-kto-ost...i-moe-delo.html

Существуют ли архивные данные о событиях на Черноморской линии весной 1840 года?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Состав гарнизона Михайловского укрепления в 1840 г.:

Гарнизон Михайловского укрепления состоял из роты Черноморского линейного 5-й батальона, под командою шт.-кап. Лико (он же был и воинским начальником) и роты Тенгинского полка, которой заведовал подпоручик Краумзгольд; в роте состояли: прапорщик Гаевский, подпрапорщик Корецкий, фельдфебель Комлев. Нижних чинов в роте хотя числилось по списку 250 человек, но, за убылью от болезней и по другим случаям, под ружьем в это время не было и половины; всего же гарнизона, в обеих ротах, с артиллеристами, считалось до 500 человек, вместе с больными. Когда за убылью этих последних из фронта, нельзя было, в случае нападения. занять все протяжение огневой линии, шт.-кап. Лико разделил укрепление углубленным ретраншаментом, с амбразурою в передовой насыпи для орудия, снятого с оставленного им бастиона, обращенного к ущелью, откуда скорее всего можно было ожидать нападения. Известившись о взятии форта Лазарева, он собрал всех офицеров и, в присутствии нижних чинов, объявил об угрожающей им опасности, при чем напомнил долг присяги и данное ими обещание ген. Раевскому “не сдаваться живыми, в крайности взорвать пороховой погреб и погибнуть вместе с неприятелем”. На это [279] напоминание офицеры и солдаты отозвались единодушным согласием. Затем, распределив гарнизон по бастионам той части укрепления, которую отделили ретраншаментом, условились при неустойке отступать к бастиону, в котором находился пороховой погреб, и в крайности привести в исполнение данное слово. Ожидая нападения, весь гарнизон постоянно был наготове встретить неприятеля и потому, в ночное время, в казармах никто не оставался.

http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Ka...Berze/text1.htm

В такие тяжелые потери от болезней верю - там малярия была лютая до 1920-х годов. Места были нездоровые.

Но вопрос - откуда местные племена собрали такие войска, что только при взрыве их погибло 3000, а из русских, дравшихся с адыгами врукопашную, и перемешавшихся с ними, уцелело около 80 человек (и около 50 потом вернулось из плена)?

Уже в XIX в. все быстро обросло легендами:

Передавая на страницах “Русской Старины” одно из достопамятнейших событий за время нашего владычества на Кавказе, мы, к крайнему сожалению, за недостатком положительных данных, лишены возможности проследить дальнейшую судьбу тех немногих из защитников Михайловского [283] укрепления, которые, вследствие более или менее счастливых обстоятельств, сохранив жизнь, избегли участи своих злосчастных товарищей. Не более. если не менее, мы знакомы с биографией главных деятелей: шт.-кап. Лико и рядового Архипа Осипова. Впрочем, пробелы эти, хотя частью, могут быть пополнены теми немногими, но любопытными сведениями, какие передает Тенгинского полка майор Белевич в своей монографии: “Оборона Черноморских береговых укреплений в 1840 году” (стр. 51 — 54), напечатанной в изданной им небольшой книге: “Несколько картин из Кавказской войны и нравов горцев. — Спб. 1872 г.”. Так он, между прочим, сообщаете, что из защитников Михайловского укрепления взято в плен всего 80 человек; в числе их два офицера и иеромонах Паисий. Последнего горцы почему-то приняли за плотника, и, при обратном движении в горы, навьючили награбленными пожитками. Когда же узнали о духовном его сане, то продали за полтора рубля горским армянам, которые и доставили его на Линию.

Приказ военного министра графа А. Чернышева №79 от 8 (20).11.1840:

Устроенные на восточном берегу Черного моря укрепления, основанные для прекращения грабежей, производимых обитающими на том берегу черкесскими племенами, и в особенности для уничтожения гнусного их промысла — торга невольниками, в продолжение весны нынешнего года подвергались непрерывным со стороны их нападениям. Выбрав это время, в которое береговые укрепления, по чрезвычайной трудности сообщений, ни отколь никакой помощи получить не могли, горцы устремились на оные со всеми своими силами; но, в ожесточенной борьбе с горстью русских воинов, они встречали повсюду самое мужественное сопротивление и геройскую решимость пасть до последнего человека в обороне вверенных им постов. Гарнизоны всех этих укреплений покрыли себя незабвенною славою; из них в особенности гарнизон укрепления Михайловского явил пример редкой неустрашимости, непоколебимого мужества и самоотвержения. Состоя из 500 только человек под ружьем, он в продолжение двух часов выдерживал самое отчаянное нападение свыше 11-ти тысяч горцев, внезапно окруживших укрепление, несколько раз сбивал их с валу и принуждал к отступлению, но когда, наконец, потеряв в жестоком бою большую часть людей, гарнизон не видел уже возможности противустоять неприятелю, в двадцать раз его сильнейшему, он решился взорвать пороховой погреб и погибнуть вместе с овладевшими укреплением горцами. На подвиг этот, по собственному побуждению, вызвался рядовой Тенгинского пехотного полка Архип Осипов и мужественно привел его в исполнение. Обрекая себя на столь славную смерть, он просил только товарищей помнить его дело, если кто-либо из них останется в живых.

Это желание Осипова исполнилось.

Несколько человек храбрых его товарищей, уцелевших среди общего разрушения и погибели, сохранили его завет и верно его передали.

Государь Император почтил заслуги доблестных защитников Михайловского укрепления в оставленных ими семействах. Для увековечения же памяти о достохвальном подвиге рядового Архипа Осипова, который семейства не имеет, Е. И. В. высочайше повелеть соизволил: сохранить навсегда имя его в списках 1-й гренадерской роты Тенгинского пехотного полка, считая его первым рядовым, и на всех перекличках, при спросе этого имени, первому за ним рядовому отвечать:

— Погиб во славу русского оружия в Михайловском укреплении.

Высочайшее соизволение сие объявляю по армии и всему военному ведомству.

Т.е. уже в 1840 г. официально была объявлена цифра в 11 тысяч адыгов. Легенда получила распространение и впоследствии, причем уже к делу приписали самого имама Шамиля!

В феврале 1840 года отряды имама Шамиля начали штурмовать пограничные укрепления русских и казачьи станицы. Они намеревались прорубиться из горных районов Северного Кавказа к черноморскому побережью. 7 февраля горцами был взят форт Лазарева на реке Псезуапсе. Спустя три недели та же участь постигла Вельяминовскую крепость.

21 марта 1840 года отряд одного из мюридов имама Шамиля численностью более 2 тысяч сабель подступил к Михайловскому. За день защитники форта отбили два штурма. Третий, ночной, обессиленный гарнизон выдержать уже не смог.

http://exclav.ru/kalendar/russkiy-arhiv/3-...ig-arhip-o.html

В общем, история очень темная. И имам Шамиль тут не причем (он на Черноморском побережье не правил, а его наиба адыги признавали чисто номинально), и количество адыгов при нападении непонятно, и судьба штабс-капитана Лико неясна...

Что есть, кроме легенд?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Интересно, что в 1877 г. написали о судьбе Н. Лико так, что он погиб:

Из убитых: шт.-кап. Лико происходил из дворян Таврической губернии и первоначально служил в Балаклавском греческом батальоне

А спустя 170 лет с момента событий - что он остался жив и даже не был захвачен в плен и лично рассказал обо всем Николаю I:

Сам штабс-капитан, вооруженный шпагой и саблей, выбитой у одного из нападавших, прислонясь спиной к закрытой дубовой двери арсенала, принял свой последний бой… Эта дверь и спасла его. Сила взрыва была ужасной. Обожженного, покалеченного, но живого офицера на следующий день подобрал у развалин Михайловского укрепления отряд драгунов, спешивший, но не успевший на помощь осажденным.

...

По высочайшему повелению штабс-капитан был отправлен в Москву для лечения. Как только позволило состояние здоровья, Лико удостоился аудиенции у государя.

А в этом году написали, что он умер от ран:

Приказ взорвать крепость вместе с противником отдал руководивший обороной укрепления штабс-капитан Николай Константинович Лико, во время налета раненый двумя пулями, а затем порубленный шашкой. По одним сведениям, он пал в крепости, по другим - был захвачен в тяжелом состоянии в плен, где и умер.

Даже как звали штабс-капитана Лико - Николай Иванович или Николай Константинович - непонятно. Разные публикации называют его по-разному.

Чему верить?

Share this post


Link to post
Share on other sites

План Михайловского укрепления, составленный со слов выжившего участника обороны, рядового Тенгинского полка Гуртового:

post-50-1373875832.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites

В статье 1877 г. прямо говорится, что никакого Шамиля там не было - перечислены джамааты адыгов - шапсугов, убыхов и джигетов. Тут затрудняюсь - Джикети слово грузинское, так называли всех абхазов в Грузии, кого имели в виду наши - непонятно. Вообще, их еще в XIX в. называли абадзехами:

В боевых летописях Черноморской береговой линии в особенности памятен 1840-й год. Сильная смертность, от свирепствовавших там с осени 1839 года дизентерии и злокачественных лихорадок, до того ослабила наши гарнизоны, что они сделались вполне несостоятельными к обороне; о значительном же подкреплении извне нечего было думать. В горах еще того было хуже. Продолжавшиеся там несколько лет сряду неурожаи подготовили между черкесскими племенами небывалый до того голод, произведший между ними всеобщее восстание. В этих стесненных обстоятельствах, почетнейшие и более влиятельные лица из шапсугов, убыхов и джигетов на общей сходке постановили воспользоваться продовольственными запасами в наших приморских укреплениях, которыми и решились овладеть открытой силой. Осуществление [277] этого предприятия не могло представить им особых затруднений, так как они зорко следили за всем происходившим в укреплениях и всегда получали самые верные сведения о положении наших гарнизонов от поляков-перебежчиков.

Жили они, как видится, от Хосты до Мзымты. В XVIII в. грузины так описывали их страну:

О Джикетии. За Абхазией, с западной стороны реки Каппетис-цкали, находится страна, которая со времени появления Багратионов (с 575 года) до сего года (1745 г.) называется Джикетией; "Жизнь (история) же Вахтанга Горгасала" Джикетией называет страну, лежащую на северной стороне Кавказского хребта, до моря. Современная Джикетия граничит: с востока рекою Каппетис-цкали, с запада и юга Чёрным морем и с севера Кавказским хребтом. Страна эта одинакова с Абхазией своим плодородием, породой скота, порядками и обычаями народа; … . Первоначально и джики были христианами, но ныне тут христианство в забвении. Что же касается одежды, оружия и вооружения, то все это у джиков и абхазцев такое же, как у черкесов.

См. «География Грузии» Вахушти Багратиони (1745)

http://www.vostlit.info/Texts/rus6/Wachush...1.phtml?id=6111

Т.е. путаница с племенами адыгскими была еще та.

Но одно факт - Шамиль тут не при делах, а причиной всему - банальный голод, частое явление в горских джамаатах.

Интересно также, что солдаты-поляки постоянно дезертировали к горцам, и даже некоторые поляки специально приезжали из Польши к адыгам - бороться с Россией.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Интересно реальное соотношение потерь в том же 1840 г. в боях Чеченского отряда с чеченами:

Но войска, одушевляемые примером храбрости и самоотвержения частных своих начальников, при общем направлении их к одной цели, после упорного и кровопролитного боя, с помощью артиллерии, действовавшей отличным образом, взяли все завалы приступом и по грудам тел неприятельских проложили себе дорогу чрез это трудное дефиле. Затем неприятель не смел более уже показываться и в продолжение двух суток ничем более не занимался, как только подобранием тел убитых и раненых своих, число которых, по словам лазутчиков, чрезвычайно велико; одни надтеречные деревни, бежавшие в Чечню, потеряли убитыми 98 человек, Ахверды-Магома ранен в ногу. Сборище неприятельское состояло из мечиковцев, жителей Большой и Малой Чечни, бежавших надтеречных и всех сунженских деревень с каждого двора по одному вооруженному человеку.

Чеченцы, поражаемые картечным огнем и видя приближающуюся кавалерию, стремглав бросились опять в лес, где весьма немногим из них удалось спастися от поражения нашей пехоты.

Они в сем деле оставили на месте боя до 150 тел и множество оружия всякого рода. Потеря с нашей стороны в этот день состояла из убитых 6-ти обер-офицеров, 63 нижних чинов; раненых: двух штаб-офицеров, 15 обер-офицеров и 198 нижних чинов, контуженных: 4 обер-офицеров и 46 нижних чинов; без вести пропавших: 1 обер-офицер и 7 человек нижних чинов; 29 убитых и 42 раненых лошадей.

Потеря наша в продолжение этих 9-ти дней состоит из 7-ми обер-офицеров и 72-х нижних чинов убитых; 2 штаб-офицера, 18 обер-офицеров и 245 нижних чинов раненых, 6 обер-офицеров и 52 нижних чинов контуженных и 1 обер-офицер и 7 нижних чинов без вести пропавших; 33 убитых и 66 раненых лошадей. Из того числа в одном деле на реки Валарике убито 6 обер-офицеров, 65 нижних чинов, ранено 2 штаб-офицера, 15 обер-офицеров и 198 нижних чинов, контужено 4 обер-офицера и 46 нижних чинов и без вести пропало: 1 обер-офицер и 7 нижних чинов. Убито 29 лошадей и ранено 42.

Потеря неприятеля в этот день по сведениям, вскоре собранным чрез лазутчиков, весьма значительна: одних убитых они считают более 50-ти человек; число раненых также чрезвычайно велико и по крайней мере в пять раз более нашего.

Потеря с нашей стороны в этот день: убитыми 6-ть человек; ранеными: 3 обер-офицера и 63 человека нижних чинов. Лошадей убито 9-ть и ранено 17-ть.

http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Ka..._M_Ju/text1.htm

Численность же русского Чеченского отряда составила в начале похода:

Войска Чеченского отряда, состоящего из 2-х рот сапер, 2-х батальонов пехотного его светлости (ныне 84-го пехотного Ширванского полка), батальона Мингрельского и 3-х батальонов Куринского егерских полков при 14-ти орудиях и 1,400 человек казаков, [357] 6-го июля, выступивши из крепости Грозной, следовали на деревню Большой Чечень

Как в Михайловском собралось 11 тысяч адыгов, да еще 3 тысячи из них погибло - уму непостижимо.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now