Sign in to follow this  
Followers 0
Saygo

Рорик Ютландский и летописный Рюрик

226 posts in this topic

О Рорике Ютландском (иногда называемом также Фрисландским) сохранилось много упоминаний в хрониках раннего средневековья. Он был одним из наиболее видных норманнских викингов, контактировавших с государствами Каролингов. В российской историографии пристальный интерес к Рорику обусловлен гипотезой, которая отождествляет его с Рюриком русских летописей.

user posted image

В условиях, когда само существование летописного Рюрика зачастую подвергалось сомнению, гипотеза об идентичности его с известным датским викингом была "не ко двору". В единичных упоминаниях об этой гипотезе в советской исторической литературе не содержалось аргументов, опровергающих ее [1]. Единственной заслуживающей внимания работой, посвященной этой гипотезе была статья польского историка X. Ловмянского [2], в которой это рассматриваемое нами отождествление не получило подтверждения.

Тенденция к переоценке этой гипотезы появились в отечественной историографии в последние два десятилетия. При этом наметился перекос в противоположную сторону: во многих популярных, а порой и в некоторых солидных научных работах доказанность тождества упомянутых лиц объявляется признанным фактом [3]. В число ученых, о которых говорят как о сторонниках этой гипотезы включен даже акад. Б. А. Рыбаков, на одну из работ которого в свое время ссылались некоторые авторы, упоминая о поддержке им данной гипотезы [4], или о признании данной гипотезы в отечественной науке [5]. Между тем Рыбаков, говоря о Рорике Ютландском, хотя и высказывает мысль, что тот "был бы подходящей фигурой для этой цели" (имеется в виду княжение в Северной Руси в качестве приглашенного князя), заканчивает этот фрагмент выводом: "Высказанные соображения недостаточно обоснованы для того, чтобы на них строить какую-либо гипотезу" [6].

Работ, содержащих развернутую научную аргументацию в пользу упомянутой гипотезы, существует очень немного. Появившиеся в последнее время публиковались, в основном, в узкоспециальных изданиях. В этих работах желание утвердить данную гипотезу зачастую опережает аргументацию, что порождает странные филологические конструкции, вроде "непротиворечивой совместимости" Рорика-датчанина и Рюрика Ладожского [7].

Рассматриваемая гипотеза - впервые была сформулирована в тех местах, которые когда-то находились во владениях Рорика Ютландского. В 1816 г. была опубликована работа Г. Ф. Голлмана "Рустрингия, первоначальное отечество первого российского великого князя Рюрика и братьев его" (русский перевод 1819 г.). Автор - преподаватель школы в небольшом немецком городе Эвере, расположенном неподалеку от побережья Северного моря, в герцогстве Ольденбург; в период раннего средневековья эта территория была частью Восточной Фрисландии. Согласно Голлману, летописный Рюрик с братьями прибыл в Россию из Фрисландии. Имя "Рюрик" Голлман считает производным от немецкого Rorik, означающее, по его мнению, человека предприимчивого, на все готового [8]. Далее автор, ссылаясь на Ф. Хемница, немецкого историка XVII в., считает Рюрика с братьями сыновьями ободритского князя Готлиба, погибшего в начале IX в. в войне с датским конунгом Готфридом. Этот Рюрик и стал правителем Руси, будучи до этого правителем Фрисландии. Термин "Русь" автор производит от названия одной из областей Восточной Фрисландии - Рустрингии. По словам Голлмана, толчком к началу его работы послужила просьба герцога Ольденбургского, которому, в свою очередь, мысль, что варяги, давшие начало Русскому государству, были выходцами из северозападной Германии, внушил граф Н. П. Румянцев. Эта мысль могла прийти к последнему, занимавшему ряд высших государственных постов в России (в том числе министра иностранных дел и канцлера), как еще одно обоснование права на влияние российского императора в Северной Германии, в дополнение к тем правам, которые он имел там, как наследник немецких правителей (сам город Эвер был до 1807 г. владением Александра I).

Широкой известности концепция Голлмана не получила. Больший резонанс имела работа профессора Дерптского университета Ф. Крузе, опубликованная в 1836 году [9]. Автор, отождествляя Рорика Ютландского с Рюриком, считал, что тот получил приглашение стать князем в России на тех же основаниях, на каких им были получены владения в Германии, то есть на условиях обороны этих земель от прочих норманнов. Крузе полагал, что Рорик действовал попеременно - то на Западе, то на Руси (временные рамки сообщений о деятельности Рорика во франкских хрониках и о деятельности Рюрика в русских летописях не совпадают). "Русь" Крузе выводил от названия округа в Южной Ютландии - Розенгау, который одно время входил в состав владений семейства Рорика Ютландского. Концепция Крузе была подвергнута критике рядом российских историков того времени (П. Бутков, М. Погодин) и, затем, была фактически забыта. В начале XX в. В. О. Ключевский, упоминая о Рорике Ютландском и называя его тезкой и возможным земляком летописного Рюрика, ни слова не говорит о возможности отождествления этих исторических деятелей [10].

Возродил гипотезу Н. Т. Беляев, опубликовавший свою работу на эту тему в Праге [11]. Именно он и стал автором наиболее развернутой и обоснованной концепции, согласно которой Рорик и Рюрик одно и то же лицо. Беляев впервые связал появление Рорика в качестве новгородского князя с интересами фрисландской торговли и с поисками новых торговых путей на востоке. По мнению Беляева, "Русь" - это первоначальное название фризской торговой колонии в Бирке (которое она могла получить от Рустрингии). Пришельцы из этой торговой колонии и принесли это название вместе с Рориком на Русь. Свой тезис о возможности появления Рорика в качестве русского князя Беляев подкреплял сведениями о давних связях рода Рорика с "конунгами Гардарики" (традиционное скандинавское название России). В свое время именно там нашла приют дочь конунга Дании и Швеции Ивара Видфадме - Ауд Премудрая, бежавшая от отца с малолетним сыном от первого брака- Гаральдом Гильдетандом. Позже она вышла замуж за "конунга Гардарики" Радбара. Этого Гаральда Беляев считал дедом Рорика Ютландского. Согласно Беляеву, именно Рорик был автором плана организации двух одновременных экспедиций против Византии: Аскольда и Дира, которые должны были подойти к Константинополю с севера, и Бьерна Железнобокого, который должен был подойти к нему с юга, тем самым воплотив давнюю мечту Рорика - сомкнуть путь "из варяг в греки".

Теория Беляева получила признание вначале лишь за рубежом. Так Г. В. Вернадский в своей работе "Древняя Русь", вышедшей в 1943 г., высказал мнение, что Беляеву удалось полностью подтвердить теорию Крузе [12].

Попытка аргументировано опровергнуть указанную гипотезу содержится в статье Ловмянского, который проследил историю развития "гипотезы отождествления" в исторической науке, обстоятельно исследовав биографию Рорика Ютландского по западным хроникам. Ловмянский доказывал, что вся биография Рорика свидетельствует о его упорном стремлении удержаться именно во Фрисландии а торговые интересы фрисландских купцов не простирались далее Бирки. Таким образом, по Ловмянскому, Русь не попадала в сферу интересов ни самого Рорика, ни фрисландских купцов. Что же касается Рюрика летописного то, согласно Ловмянскому, первоначальный вид легенды, известной по "Повести временных лет" (ПВЛ), невозможно установить (хотя упоминание о Рюрике опирается на новгородскую историческую традицию), а хронология деятельности Рюрика в летописях, появившаяся там в начале XII в., является вымышленной и ее случайные совпадения с некоторыми моментами деятельности Рорика Ютландского не дают оснований для отождествления этих деятелей. В итоге Ловмянский делает вывод, что Рорика и Рюрика следует рассматривать как две разные личности [13].

Перемены в оценке гипотезы наступили, примерно, в середине 80-х годов, хотя упоминание о ней, как о имеющей право на существование, появились еще в 70-х годах. Уже в 1985 г. Г. С. Лебедев, ссылаясь на ряд работ прошлых лет, утверждал, что "историческая канва событий, отраженных в "предании о варягах" в ПВЛ восстанавливается... подробно и со значительной степенью достоверности". Излагая, затем, версию приглашения Рорика Ютландского на княжение в Северную Русь, он представлял этот акт как тщательно подготовленную акцию, вписывающуюся в контекст установившихся на Балтике торговых отношений и славяно- скандинавских взаимосвязей того времени [14].

В статье X. Касикова и А. Касикова, своеобразном ответе на упомянутую статью Ловмянского, подробно анализируется летописная хронология деятельности Рюрика и эти сведения сопоставляются с сообщениями западных хроник, приводятся многочисленные географические и психологические аргументы в поддержку "гипотезы отождествления", а также археологические данные, полученные в результате раскопок в Старой Ладоге, могущие быть истолкованными в пользу упомянутой гипотезы [15]. Любопытные мысли высказал в одной из своих работ А. Л. Никитин. Не отрицая, что летописный Рюрик имеет прообразом Рорика Ютландского, он предположил, что события, в которых участвует Рюрик, реально происходили в землях поморских славян, предания которых и послужили основой для летописного рассказа о призвании Рюрика [16]. Значительная часть работы Е, В. Пчелова [17] посвящена истории рода Рорика Ютландского, но в той части, где рассматривается "гипотеза отождествления", этот автор, считающий что теория Крузе не противоречит историческим, хронологическим и археологическим данным, делает оговорку о невозможности окончательно поставить точку в дискуссии, ввиду отсутствия источника, прямо указывающего на тождество Рорика и Рюрика. В своих выводах он более сдержан и корректен, чем многие ученые, оперирующие упомянутой гипотезой, как якобы доказанной исторической наукой.

Рорика традиционно относят к династии Скьельдунгов, древнейших датских конунгов, потомков легендарного Скьельда, сына Одина. Крузе, опираясь на западные хроники, полагал, что Рорик сын Хальфдана и внук правителя Южной Ютландии Харальда Ютландского. Этой же точки зрения придерживался и Беляев. Ловмянский же считал более правдоподобным, что он был внуком Хальфдана, сыном одного из трех братьев Харальда Клака [18]. Харальда Ютландского Беляев отождествлял с Харальдом Гильдетандом, знаменитым верховным конунгом Дании и Швеции, сыном Хрорика Метателя Колец и внуком (по материнской линии) легендарного Ивара Видфадме. Это отождествление не является бесспорным. Харальд Гильдетанд погиб в битве при Бравалле, возможные датировки которой имеют очень большой разброс (от конца V в. до начала IX в.). Ученые XIX - начала XX в. относили эту дату приблизительно к 740 г., Беляев - к 750-771 гг., а ряд современных зарубежных исследователей склонны отнести ее к временам не позже VII века [19]. Сомнительно, чтобы конунга огромной северной империи (хотя и состоявшей, по мнению некоторых современных ученых, из слабо связанных между собой частей [20]) отождествляли с правителем небольшой части Дании. Нет данных и о том, что Харальд Ютландский был потомком Харальда Гильдетанда. В ту эпоху Скьельдунгами могли титуловать любого датского конунга, независимо от его происхождения [21].

Появлению Рорика Ютландского на Западе в качестве вассала франкского императора предшествовали следующие обстоятельства. Во второй половине VIII в. при Карле Великом началось регулярное соприкосновение миров - западного и скандинавского. При этом датчане были потенциальными союзниками саксов, в то время как славяне-ободриты - союзниками франков. Между тем в самой Дании происходили какие-то столкновения в среде знати, причем более слабая сторона пыталась опереться на помощь франков. В 807 г. "норманнский принц" Хальвдан (предположительно дед Рорика) прибывает к императору Карлу Великому и приносит ему клятву на верность [22]. В 811 г. был заключен мирный договор с франками, а в самой Дании началась борьба за власть, в которой сыновья Харальда Ютландского потерпели поражение. Уцелевшие из них братья Харальд Клак и Хемминг бежали к франкам. Правителем Дании стал сын Годфреда - Хорик I (после 814 г.) [23].

После этих событий Харальд Клак не раз пытался утвердиться в Дании, опираясь на помощь императора Людовика I Благочестивого, поселившего его в Саксонии. Крестившийся с семьей и дружиной в 826 г. Харальд, получил в лен Рустрингию - небольшое графство во Фрисландии. Вероятно, вместе с Харальдом христианство принял и Рорик. (Ловмянский, однако, полагал, что он стал христианином лишь после 862 г.; и убедительно показал, что предположение Беляева, что в руках Харальда и его родичей, включая и Рорика после 826 г. оказалось все побережье Северного моря - от острова Валхерен (в юго-западной части современных Нидерландов) до границы с Данией на реке Айдер, скорее всего не соответствует действительности.)

Лишь во время начавшихся в 834 г. частых набегов датчан, Людовик Благочестивый стал использовать викингов в обороне на побережье Фрисландии. Брат Харальда - Хемминг, получил владения на острове Валхерен, а его племянники - Рорик и Харальд-младший - центр фрисландской торговли Дорештад с окрестностями. После гибели Хемминга в 837 г. Харальд Клак поссорился с императором, лишился лена в Рустрингии и стал пиратом. Рорик и Харальд-младший сохраняли верность Людовику, но новый император Лотарь I обвинил Рорика в измене и подверг его заключению (841 г.).

Из заключения он бежит к брату Лотаря - Людовику Немецкому, где, располагая постоянной базой в Саксонии, создает пиратский отряд, действовавший во владениях Лотаря. Беляев считал Рорика вдохновителем и организатором всех главных набегов викинтов на Западную Европу, за что франкские хронисты называли его "язвой христианства". В 850 г. Рорик захватывает Дорештад, после чего мирится с Лотарем, отдавшим ему этот город во владение на условии уплаты податей и обороны от нападений датчан. Харальд Клак, получив, наконец, остров Вальхерен от Лотаря, сохраняет верность последнему и был до своей смерти (ок. 846 г.) врагом Рорика. На протяжении нескольких лет Рорик успешно оборонял Дорештад. Он тщетно пытался утвердиться в Дании, но ему пришлось вернуться в Дорештад, после чего в 855 г. получил во владение большую часть Фрисландии. В 857 г. при поддержке Лотаря II Рорик предпринимает морской поход в Данию, в результате которого конунг Дании Хорик II уступает ему часть своего государства между морем и рекой Айдер (Ловмянский считал это море Северным, а Крузе и Беляев- Балтийским). Находясь в Дании, Рорик пытался направлять экспансию викингов по сухопутным путям на владения Людовика Немецкого, сохраняя хорошие отношения с Лотарем. Не сумев удержаться в Дании, Рорик, не позднее 862 г. возвратился в пределы Франкской империи. Лотарь II снова поручает ему оборону Фрисландии. Именно тогда-то, считает Ловмянский, ссылавшийся на Бертинские анналы, Рорик согласился принять христианство. Во Фрисландии у него возник конфликт с местным населением и он был изгнан из страны, укрывшись видимо в Дании (ок. 867 г.). В 870 г. Рорик опять владеет своим Фрисландским леном, заключив союз с новым верховным сюзереном - Карлом II Лысым. Последнее упоминание Рорика в источниках относится к 873 г., когда он прибыл в Аквитанию, где принес королю Карлу Лысому присягу в соблюдении "непоколебимой верности". В 882 г. источники упоминают о Рорике как об умершем. Наиболее вероятная дата его смерти - 876 год [24].

Вся жизнь Рорика Ютландского проходила на грани двух эпох и двух миров - варварства и цивилизации, язычества и христианства. В источниках он предстает то верным вассалом франкских королей, организатором обороны христианского Запада от пиратских набегов варваров, то организатором и предводителем варварских набегов на Франкскую империю. Противоречива и оценка его деятельности историками. Если у Ключевского [25] Рорик - бродяга и авантюрист, то у немецкого историка В. Фогеля Рорик предстает человеком с задатками выдающегося государственного деятеля [26].

Основные аргументы сторонников рассматриваемой гипотезы можно считать актуальными и поныне. Обращает на себя внимание сходство имен - "Рюрик" и "Рорик" ("Хрорик"). Беляев считал, что имя "Хрорик" не очень распространено в Скандинавии. Судя по источникам, это имя совершенно не встречалось в Швеции, а только в Дании и Норвегии [27]. А. А. Молчанов же полагал, что это имя было родовым в династии Скьель-дунгов. Согласно летописям, родича и непосредственного преемника Рюрика звали Олег, а сына - Игорь. Первое из этих имен является славянским эквивалентом имени датского легендарного конунга Хельги из династии Скьельдунгов, а второе встречается у Инглингов, давних свойственников Скьельдунгов [28].

Как уже отмечалось, некоторое время (после 857 г.) Рорик Ютландский владел частью Ютландии - между морем и р. Айдер. Сторонники рассматриваемой гипотезы считают, что этим морем было Балтийское [29]. Таким образом деятельность Рорика Ютландского уже напрямую связывается с Балтийским регионом и тем самым становится более вероятным его участие в событиях, развернувшихся в Восточной Балтике и Приладожье.

Рорик должен был хорошо знать политическую обстановку на севере Восточной Европы. Помимо информации, которую он мог получать от купцов (Дорештад торговал с Биркой, а Бирка- с Ладогой), Рорик мог располагать подробными сведениями о ситуации на севере Русской равнины в результате датского похода 852 г., когда претендент на шведский престол Амунд двинулся из Дании к Бирке во главе флота, состоящего из 21 датского и 11 собственных кораблей. Захватив большую часть города, Амунд, чтобы не допустить грабежей со стороны датских союзников, направил их в страну славян, где они захватили какой-то город [30]. Некоторые сторонники гипотезы полагают, что более вероятным направлением похода датчан была Восточная Прибалтика. По их мнению, поскольку плавания в те времена были по преимуществу каботажными, то более правдоподобен маршрут по Финскому заливу и Ладожскому озеру [31]. Ряд исследователей считали, что захваченный датчанами славянский город- Новгород, а отражение этих событий они видели в статье ПВЛ под 859 г., повествующей о варяжской дани. Рорик мог участвовать в этой экспедиции, а мог появиться в Северной Руси лишь после нее; в последнем случае его приглашение в качестве князя могло в немалой степени быть связано со стремлением славяно-финской знати не допустить впредь подобные набеги.

Одним из факторов, обусловивших приглашение в Ладогу именно Рорика Ютландского (если таковое действительно имело место) могла быть его широкая известность в Северной Европе. Беляев считал его организатором всех главных набегов викингов на Западную Европу в десятилетие, непосредственно предшествующее появлению норманнов в Новгороде [32]. (Уместно вспомнить оценку, данную Рорику Фогелем.) Естественно, что именно к такому человеку и должны были обратиться представители славяно-финской конфедерации для разрешения экономического и политического кризиса, затронувшего интересы фактически всей Северной Европы.

В качестве одного из аргументов в пользу приглашения славяно-финнами именно Рорика в качестве князя, могут служить содержащиеся в скандинавских сагах сведения, касающиеся связей датских Скьельдунгов, традиционно считающихся предками Рорика Ютландского, с Гардарикой. Это прежде всего относится к уже упоминавшемуся эпизоду бегства предполагаемой прабабки Рорика Ауд Премудрой на Русь.

Биография Рорика Ютландского может навести на мысль, что он мог стать основателем русского государства - за пределами тогдашней западной цивилизации, с которой было связал свою судьбу. Именно такому человеку, по Беляеву, мог прийти в голову дерзкий и масштабный замысел сомкнуть путь в Константинополе, направив туда одновременно две экспедиции - Аскольда и Дира с севера, и шведского викинга Бьерна Железнобокого через Средиземное море с юга.

Интересы фрисландской торговли, полагают некоторые авторы, также могут служить аргументом для обоснования возможного появления правителя Фрисландии в качестве князя на Ладоге. Согласно О. Прицаку, город Дорештад, резиденция Рорика, вообще специализировался на восточноевропейской торговле. В союзе со скандинавскими вождями был захвачен контроль над Балтикой, а Бирка стала торговым городом фрисландцев [33]. Рорик мог стремиться на восток для упрочения там торговых интересов Фрисландии и поэтому поддерживался подданными.

Ряд археологических находок в районе Ладоги свидетельствует о связях местного населения с Фрисландией. Касиковы упоминают фризские гребни (найдены в слоях VIII-IX вв.), глиняный фризский кувшин, найденный в женском погребении в скандинавском могильнике (урочище Плакун), наконец, каменную крепость в Старой Ладоге, датируемую 890-930 годами. Техника сухой кладки, примененная при ее строительстве, по мнению археологов, ближе всего соответствует строениям на территории Франкского государства, куда в середине IX в. входила Фрисландия [34].

В качестве одного из аргументов использовалась попытка вывести название "русь" от корня, происхождение которого было бы связано с Фрисландией. По мнению Голлмана, это имя могло произойти от Рустрингии, как называлась в раннее средневековье область в Восточной Фрисландии, прилегающая к Гельголандской бухте. Корень Rus или Rust на старофризском языке означал "водопровод". Это название должно было обозначать страну, пересеченную многими каналами. Подтверждением этой гипотезы, согласно Голлману, мог служить текст ПВЛ, в котором русы помещены между Ютландией, Англией и Францией, что соответствует положению Фрисландии [35]. Беляев же помещал Рустрингию между Везером и Эйдером, это было главное владение Рорика во Фрисландии. Местное название жителей Рустрингии могло способствовать закреплению за фризской колонией в Швеции (в Бирке) названия Rus. Именно к фризам в Бирку (к "руси", согласно Беляеву), прибыло посольство из Новгорода за помощью после отражения в 852 г. набега датчан. Логично предположить, что в переговоры с посольством вступил Рорик. В качестве дополнительного аргумента Беляев ссылается на хронограф середины Хв. "Книгу Иосиппон", в которой народ называемый "русь" помещается в том месте, какое должны бы были занимать фризы [36].

Наконец сторонники "гипотезы отождествления" видят возможный аргумент для подтверждения своих взглядов в том, что датировка событий - призвания варягов в ПВЛ (с учетом вероятных корректировок) - может совместиться с лакунами в биографии Рорика Ютландского [37].

Наиболее убедительной альтернативой версии о скандинавском происхождении Рюрика, является западно- славянская версия, которая напрочь исключает отождествление Рюрика с Рориком Ютландским. Если же полагать Рюрика скандинавом, то мнение Беляева о сравнительной нераспространенности имени "Хрорик" в скандинавской истории раннего средневековья представляется не очень обоснованным. В скандинавских легендах, посвященных эпохе предшествующей викингам, можно выделить по крайней мере четырех персонажей с таким именем. Первый упоминается в англо-саксонском эпосе "Беовульф" - сын Хереда, тестя легендарного конунга гаутов Хигелака, погибшего около 521 г. во время похода против франков. В датской легендарной истории фигурируют также сын конунга Хроара, Хрорик Хнауггванбауги (Собиратель Колец) и его троюродный брат - Хрорик, сын конунга Ингьяльда (первая половина VI в. н. э.). К первой половине VII в. можно отнести деятельность легендарного датского конунга Хрорика Слаунгванбауги (Метателя Колец), отца знаменитого Харальда Гильдетанда.

В начале эпохи викингов источники упоминают некоего Хрорика, имевшего владения во Фрисландии и бывшего вассалом Карла Великого. Согласно Крузе, этот Хрорик приходился либо дядей, либо двоюродным дедом Рорику Ютландскому. Он погиб от рук соотечественников датчан во время набега конунга Годфреда на Фрисландию в 810 году [38]. В IX в. в Дании, как и в остальной Скандинавии, продолжалась эпоха "малых конунгов". Возможно в середине IX в. было несколько конунгов с именем "Хрорик" из числа правителей небольших владений, а также из числа так называемых морских конунгов, занимавшихся морским и прибрежным пиратством.

Под областью, расположенной "между морем и рекой Айдер", можно понимать как область, примыкающую к Балтике, если иметь ввиду верхнее и среднее течение реки, так и область примыкающую к Северному морю, имея в виду нижнее течение этой реки. Но в середине IX в. первая область не принадлежала датским конунгам: южную ее часть заселяло западнославянское племя вагров, а северная, населенная саксами-нордальбингами, принадлежала Восточно- Франкскому королевству. Поэтому датский конунг Хорик II не мог дать эти земли в лен Рорику Ютландскому. Остается область, расположенная севернее нижнего Айдера, примыкающая к Северному морю. Ее, видимо, и был вынужден уступить Рорику Хорик II. Следовательно, по крайней мере в 857-861 гг., когда Рорик владел Южной Ютландией, его деятельность не была напрямую связана даже с Западной Балтикой, не говоря уже о Восточной.

Упоминая о датском походе 852 г., Ловмянский заметил, что географически допустимо, чтобы городом, о котором говорится в источнике, был Новгород. Но во франкских источниках под славянами всегда имелись ввиду именно западные славяне. О восточных же, отделенных от балтийского побережья финнами и балтами, не говорилось [39]. К тому же, даже если этот поход действительно был совершен в область, примыкающую к Восточной Балтике, возможность участия в нем Рорика Ютландского не просматривается, поскольку в это время его положение во Фрисландии, где он был занят обороной страны от норманнских пиратов, было сравнительно стабильным, и, судя по контексту его биографии, оставить этот лен он в тот момент мог, лишь имея в виду обретение власти в Дании, или в какой-то ее части (что и произошло чуть позже).

Информация о политической ситуации в Приладожье, которую Рорик мог получить от датских пиратов, его главных противников, ничего не добавляет к обоснованию рассматриваемой гипотезы.

Об известности Рорика Ютландского можно с уверенностью говорить лишь применительно к областям, расположенным западнее Ютландского полуострова. Во всяком случае вся зафиксированная деятельность Рорика связана лишь с Ютландией, где он время от времени пытался утвердиться, и с Фрисландией, где он пытался постоянно обладать ленным владением. Его пребывание в земле саксов было вынужденным перерывом, во время которого он, судя по всему не оставлял стремлений утвердиться в одной из названных выше областей.

К тому же именно "широкая известность" Рорика на Западе делает малоубедительной гипотезу о возможности появления его в Приладожье. А такая далекая экспедиция за пределы западного цивилизованного мира, предпринятая хорошо известным человеком, и увенчавшаяся блестящим результатом, повлиявшая на экономическую обстановку во всей Северной Европе, не могла не оставить сведений в западных хрониках или в северных преданиях, хранящих следы гораздо менее масштабных предприятий. Но даже намека на нее нигде не обнаруживается.

Все сведения о пребывании Харальда Гильдетанда в Гардарике не относятся к Рорику и его роду, принадлежавшему, видимо, к малым конунгам, потомкам вождей, владевших землями в Южной Ютландии с момента появления там данов. К тому же, даже если исходить из родства Харальда с родом Рорика, вопрос об интерпретации сказаний о пребывании первого из них, чья деятельность может быть отнесена ко второй половине VII - началу VIII вв., на севере Русской равнины, где появление скандинавов зафиксировано лишь с середины VIII в., не решается удовлетворительно, во всяком случае в настоящее время.

В бурной биографии Рорика Ютландского действительно случались резкие повороты в отношениях с союзниками и покровителями. Но, во-первых, как правило, эти перемены были связаны с изменением внешней обстановки, а не являлись следствием его неуживчивого характера и любви к авантюрам. И, во-вторых, при всех поворотах его судьбы, все его интересы, судя по дошедшим до нас источникам, не выходили за пределы пространства между Фрисландией на западе и Ютландией на востоке. Поэтому предположение о том, что Рорик, мог вдруг оставить этот район ради княжения в Приладожье является произвольным и плохо согласуется с его биографией.

Относительно организации Рориком похода Аскольда и Дира на Константинополь и Бьерна в Средиземноморье можно высказать следующие соображения. Киевские князья Аскольд и Дир, с чьими именами русские летописи связывают поход на Константинополь в 860 г., представлены в летописной традиции, либо совсем не связанными с Рюриком (как в Новгородской I летописи, где их вокняжение в Киеве предшествует призванию Рюрика на север Руси), либо (как в ПВЛ) связаны, но так, что их деятельность в Киеве выглядит все же полностью самостоятельной. При этом, в Никоновской летописи отмечены враждебные отношения между Асколь- дом и Диром, с одной стороны, и Северной Русью, возглавляемой Рюриком, с другой [40]. Таким образом представлять поход Аскольда и Дира, как реализацию замысла Рорика, нет никаких оснований. Поход Бьерна Железнобокого в 859 г., судя по дошедшим сведениям, имел целью захват добычи, и в первую очередь в Западном Средиземноморье (побережье Марокко, юг Франции, Италия). Нет сведений о какой-либо связи между организацией этого похода и Рориком Ютландским, который в это время, пытаясь удержаться в небольшом своем владении в Южной Ютландии, был занят организацией набегов на владения Людовика Немецкого в Северной Германии.

Рассматриваемые события происходили в раннюю эпоху викингов (793-891 гг.), которая характеризуется Лебедевым как время натиска независимых самоорганизующихся "вольных дружин". Предположение, что в это время мог бы возникнуть фантастический замысел "сомкнуть путь из варяг в греки" и более того, могла бы быть сделана попытка его воплощения в таком масштабе и в столь нехарактерном для эпохи раннего средневековья виде, является совершенно произвольным, находящимся в противоречии с реалиями рассматриваемой эпохи.

Фрисландия действительно первенствовала в торговле на севере Европы в течении некоторого периода времени, начиная с VII века. Многие прибрежные поселения вдоль морских торговых путей возникли именно как фризские торгово-ремесленные фактории, как например, Хедебю. Но уже в начале IX в. на Балтике возрастает торговая активность скандинавов, и фризские фактории в Скандинавии уступают место норманнским поселениям, одним из которых была Бирка [41]. Непосредственная сфера торговой деятельности фризов на Балтике, согласно источникам, простиралась в IX в. на восток не далее Бирки. В торговле в областях восточнее Бирки доминировали шведы [42]. Кроме того, начиная с 830-х годов торговое значение главного торгового города во Фрисландии Дорештада заметно уменьшилось в результате постоянных набегов датских пиратов, а после наводнения 864г. и перемещения рейнского рукава, на котором он располагался, оно окончательно сошло на нет.

В середине IX в. в Бирке имелась фризская колония, но предположение о политическом первенстве фризских купцов в этом городе является произвольным. Согласно "Жизнеописанию Ансгария", составленному около 876-888 гг., верховной властью в Бирке располагал конунг свеев, чья власть ограничивалась городским советом и народным собранием [43]. Хотя, кроме фризов в Бирке проживали также финны и славяне с низовьев Одера, доминирующим этносом в ней был шведский [44].

Таким образом гипотеза о политической экспансии фрисландцев во главе с Рориком на Балтике во второй половине IX в. не имеет под собой фактического основания.

Определенное единство социальной структуры, экономики и культуры стран Балтийского региона в VII-Х вв. позволяет выделить так называемую "Балтийскую субконтинентальную цивилизацию" [45]. Центрами торговли и ремесла в странах этого региона в этот период были, как правило, полиэтнические раннегородские поселения, отличающиеся рядом сходных признаков. Одним из таких поселений была Ладога. Причиной сходства отдельных сторон материальной культуры для этих центров служил не только интенсивный товарообмен, но и передвижения странствующих ремесленников, которые появлялись там, переезжая вместе с купцами, а также, в качестве пленных, захватываемых во время набегов. Главным торговым партнером для Балтийского региона на Западе была Фрисландия, из которой товары и технологии (зачастую вместе со специалистами) распространялись в раннегородских центрах Балтики. По мнению ряда ученых, фризские кувшины и резные гребни, найденные в Ладоге, были изготовлены ремесленниками из Фрисландии, осевшими в этом городе, в чем не было ничего необычного [46]. Поэтому распространение фрисландских предметов материальной культуры и технологий в Ладоге не может являться свидетельством княжения там фрисландского правителя, а скорее говорит лишь о торговых и культурных связях Фрисландии с Балтийским регионом в целом.

В настоящее время предположение о возможности фрисландского происхождения термина "русь" не находит поддержки даже у сторонников "гипотезы отождествления".

Согласно современным представлениям, начало которым положили работы А. А. Шахматова, даты в летописании стали появляться не ранее 1060-х годов: все предшествующие даты были проставлены по догадке, задним числом [47] (то есть, если говорить об интересующем нас периоде, спустя не менее 200 лет после произошедших событий). Поэтому совпадение летописных дат деятельности Рюрика с лакунами в биографии Рорика Ютландского носит случайный характер.

Существуют серьезные возражения против "гипотезы отождествления", вытекающие из некоторых особенностей исторической обстановки в Европе рассматриваемой эпохи. Прежде всего вызывает возражение возможность правления Рорика Ютландского во Фрисландии и в Ладоге - одновременно [48]. Отсутствие Рорика в своем лене (а значит и отсутствие его дружины) означало, что там не было административной власти и военной защиты, а это было равносильно его отказу от этого лена. Аналогичным было бы положение Рорика, как князя Верхней Руси. Обстоятельства его призвания и выполняемые функции (согласно мнению сторонников "гипотезы отождествления") должны были бы исключить саму возможность его длительного отсутствия в формирующемся государстве, в котором только личное пребывание князя (как и его дружины) могло в тот момент обеспечить хрупкое политическое равновесие и военную безопасность.

Сомнения вызывает и сам факт призвания варягов в Приладожье. Последователи "гипотезы отождествления" основывают свою версию на том, что реальные события второй половины IX в. в Верхней Руси в основном соответствуют рассказу, изложенному в ПВЛ. Появление Рорика Ютландского в Приладожье без приглашения представляется еще менее вероятным событием, чем призвание его на княжение славяно-финнами. Шахматов сумел убедительно обосновать точку зрения, согласно которой "Сказание о призвании варягов" является итогом литературного труда нескольких поколений летописцев, которые комбинируя сведения из народных преданий и легенд и используя собственные литературные домыслы, создали летописную версию начала российской политической истории [49]. Такой взгляд на "Сказание" исключает саму возможность рассмотрения его в качестве, пусть даже искаженного, отчета о действительно произошедших событиях.

Новые данные, полученные почти за столетие после Шахматова, не позволяют однозначно реконструировать события, произошедшие во второй половине IX в. на севере Русской равнины, а также восстановить обстоятельства возникновения и начальной эволюции "Сказания о призвании варягов". Но, при учете этих данных, точка зрения Шахматова выглядит одной из наиболее убедительных и в настоящее время. Версия призвания варягов, используемая сторонниками "гипотезы отождествления", хотя и в каждом отдельном моменте вроде бы не противоречит требованиям обычной логики, в целом плохо укладывается в политическую практику раннего средневековья.

Из приведенных данных можно заключить, что ни один из аргументов, приводимых в пользу упомянутой гипотезы не может считаться бесспорным. Ни один из них не может являться прямым доказательством княжения Рорика Ютландского на Руси. Таких доказательств в настоящее время не обнаружено. Более того, имеются серьезные возражения против самой возможности пребывания этого датского викинга в Верхней Руси и вообще в Балтийском регионе.

Примечания

[1] РЫДЗЕВСКАЯ Е. А. Древняя Русь и Скандинавия. IX-XI вв. М. 1978, с. 132.

[2] ЛОВМЯНСКИЙ X. Рорик Фрисландский и Рюрик Новгородский. - Скандинавский сборник. VII. Таллин. 1963.

[3] ХЛЕВОВ А. А. Норманнская проблема в отечественной исторической науке. СПб. 1997, с. 73-74.

[4] ЛЕБЕДЕВ Г. С. Эпоха викингов в Северной Европе. Л. 1985, с. 214.

[5] МОЛЧАНОВ А. А. Древнескандинавский антропонимический элемент в династической традиции рода Рюриковичей. - Образование Древнерусского государства: Спорные проблемы. Тезисы докладов. М. 1992, с. 44.

[6] РЫБАКОВ Б. А. Киевская Русь и русские княжества XII-XIII в. М. 1992, с. 299.

[7] КИРПИЧНИКОВ А. Н. Сказание о призвании варягов. Легенды и действительность. - Викинги и славяне. СПб. 1998, с. 41-42.

[8] ГОЛЛМАН Г. Ф. Рустрингия, первоначальное отечество первого российского великого князя Рюрика и братьев его. М. 1819, с. 37.

[9] КРУЗЕ Ф. О происхождении Рюрика. - Журнал Министерства народного просвещения. Ч. 9, СПб. 1836.

[10] КЛЮЧЕВСКИЙ В. О. Сочинения. Т. I. М. 1956, с. 142.

[11] БЕЛЯЕВ Н. Т. Рорик Ютландский и Рюрик Начальной летописи. Прага. 1930.

[12] ВЕРНАДСКИЙ Г. В. Древняя Русь. Тверь. 1996, с. 286, 341.

[13] ЛОВМЯНСКИЙХ. Ук. соч., с. 248.

[14] ЛЕБЕДЕВ Г. С. Ук. соч., с. 214.

[15] КАСИКОВХ., КАСИКОВА. Еще раз о Рюрике Новгородском и Рорике Датчанине. - Скандинавский сборник. XXXIII. Таллинн. 1990, с. 98-109.

[16] НИКИТИН А. Л. Первый Рюрик и "варяжская легенда". - Герменевтика древнерусской литературы. Т. 7. Ч. 2. М. 1994.

[17] ПЧЕЛОВ Е. В. Кем был князь Рюрик, основатель русского государства? - Россия и современный мир, М. 1995, N 3.

[18] ЛОВМЯНСКИЙ X. Ук. соч., с. 230.

[19] ШАПОШНИКОВ В. Н., КУЗНЕЦОВ Е. В. Битва при Бравалле и этническая карта Северной Европы VIII в. - Проблемы английской истории и историографии. Горький. 1989, с. 97.

[20] JONES G. A History of the Vikings. N. Y.- Toronto. 1968, p. 53.

[21] СМИРНИЦКАЯ О. А. Примечания. - Беовульф. Старшая Эдда. Песнь о нибелунгах. М.1975, с. 642-648.

[22] ЛОВМЯНСКИЙ X. Ук. соч., с. 229.

[23] История Дании с древнейших времен до начала XX века. М. 1996, с. 43.

[24] ЛОВМЯНСКИЙ X. Ук. соч., с. 233-237.

[25] КЛЮЧЕВСКИЙ В. О. Ук. соч., с. 142.

[26] Цит. по БЕЛЯЕВ Н. Т. Ук. соч., с. 238.

[27] Там же, с. 242.

[28] МОЛЧАНОВ А. А. Ук. соч., с. 44-46.

[29] КАСИКОВ X., КАСИКОВ А. Ук. соч., с. 103.

[30] ЛОВМЯНСКИЙ X. Ук. соч., с. 242.

[31] КАСИКОВ X., КАСИКОВ А. Ук. соч., с. 102.

[32] БЕЛЯЕВ Н. Т. Ук. соч., с. 239.

[33] ПРИЦАК О. Откуда есть пошла Русская земля. Форум (Мюнхен), N 8, 1984, с. 146.

[34] КАСИКОВХ., КАСИКОВА. Ук. соч., с. 105-106.

[35] ГОЛЛМАН Г. Ф. Ук. соч., с. 34-36.

[36] БЕЛЯЕВ Н. Т. Ук. соч., с. 247, 249, 251.

[37] КАСИКОВ X., КАСИКОВ А. Ук. соч., с. 103-104.

[38] КРУЗЕ Ф. Ук. соч., с. 53.

[39] ЛОВМЯНСКИЙ X. Ук. соч., с. 242.

[40] ЛУРЬЕ Я. С. Россия Древняя и Россия Новая. СПб. 1997, с. 57, 58, 67.

[41] ЛЕБЕДЕВ Г. С. Ук. соч., с. 24, 100, 107.

[42] ЛОВМЯНСКИЙ X. Ук. соч., с. 240.

[43] ЛЕБЕДЕВ Г. С. Ук. соч., с. 114-117.

[44] ХЕРРМАНИ. Славяне и норманны в ранней истории Балтийского региона. - Славяне и скандинавы. М. 1986, с. 64, 76.

[45] КИРПИЧНИКОВ А. Н., ДУБОВ И. В., ЛЕБЕДЕВ Г. С. Послесловие. - Славяне и скандинавы, с. 363.

[46] ХЕРРМАН Я. Ук. соч., с. 115-122.

[47] ЛУРЬЕ Я. С. Ук. соч., с. 97.

[48] См.: ЛЕБЕДЕВ Г. С. Ук. соч., с. 214.

[49] ШАХМАТОВ А. А. Сказание о призвании варягов. СПб. 1904, с. 65-69.

Яманов В.Е.

Share this post


Link to post
Share on other sites


(Saygo @ Июл 15 2013, 12:48)
Вероятно, вместе с Харальдом христианство принял и Рорик. (Ловмянский, однако, полагал, что он стал христианином лишь после 862 г.
Король норманнов Орик вступил в войну с двумя напавшими на него племянниками. Примирившись с ними посредством раздела королевства, Рорик, брат Гериольда, который прежде отложился от Лотаря, собрав войско норманнов, на многих кораблях разграбил Фризию, остров Батавию, и другие места по Рейну и Вахалю. Когда Лотарь не смог тому воспрепятствовать, он обращает [того] в веру, и дарит ему Дорестад и другие графства

(Бертинские Анналы под 850 годом.)

(Saygo @ Июл 15 2013, 12:48)
Любопытные мысли высказал в одной из своих работ А. Л. Никитин. Не отрицая, что летописный Рюрик имеет прообразом Рорика Ютландского, он предположил, что события, в которых участвует Рюрик, реально происходили в землях поморских славян, предания которых и послужили основой для летописного рассказа о призвании Рюрика

Легенда о связи Рорика со славянами, возможно, родилась из-за случайного соседства имени Рорика с именем вендского князя Гостомысла в Ксантенских Анналах:

844. Папа Григорий покинул земную жизнь и его наследником стал папа Сергий. И граф Бернард был убит Карлом. И Пипин, король Аквитании, сын Пипина, вместе с сыном Бернарда разбил войско Карла. И там же был убит аббат Гуго. В том же году король Людовик выступил с войском против вендов. И там погиб один из их королей по имени Гостимусл, остальные же [короли] пришли к нему и принесли клятву верности. Когда он ушел, они тотчас нарушили ее. После этого Лотарь, Людовик и Карл собрались в Диденхофене и, после совещания, расстались в мире.

845. В округе Вормсфельд дважды произошло землетрясение: первый раз в ночь на вербное Воскресение, второй раз в святую ночь воскрешения Христова. В том же году во многих местах язычники наступали на христиан, но из них было сражено фризами более 12 тысяч. Другая часть их устремились в Галлию, и там погибло из них более 600 человек. Однако Карл, по причине своей [военной] праздности, отдал им многие тысячи фунтов золота и серебра, чтобы они ушли из Галлии; что они и сделали. Несмотря на это, были разрушены очень многие святые монастыри, и они увели в плен многих христиан. В то время, когда это произошло, король Людовик, собрав большое войско, отправился в поход против вендов. Когда язычники узнали об этом, они, со своей стороны, отправили в Саксонию послов, и преподнесли ему дары и передали ему заложников и просили о мире. И тот предоставил мир и вернулся в Саксонию. После же этого на разбойников нашла чудовищная смерть, при этом также и вожак нечестивцев, по имени Регинхери, который грабил христиан и святые места, умер, пораженный Господом. Тогда, посоветовавшись, они бросили жребии, которыми их боги должны были указать им средство к спасению, но жребии упали без пользы. Когда же некий пленный христианин посоветовал им бросить жребий перед христианским богом, они это сделали и их жребий упал удачно. Тогда их король по имени Рорик вместе со всем народом язычников в течение 40 дней воздерживался от мяса и медового напитка, и смерть отступила, и они отпустили в родные края всех пленных христиан, которых имели.

Опять же в последнем выделенном фрагменте сначала идёт сообщение о войне Людовика Немецкого с вендами. "Когда язычники узнали об этом, они, со своей стороны, отправили в Саксонию послов..." - где язычники это венды. И тут же - "После же этого на разбойников нашла чудовищная смерть..." - где разбойники это уже датчане, у которых умирает король по имени Регинхери, и новым королём становится Рорик. Остаётся только догадываться, чьи короли здесь Регинхери и Рорик - датчан или вендов.

(Saygo @ Июл 15 2013, 12:48)
Из приведенных данных можно заключить, что ни один из аргументов, приводимых в пользу упомянутой гипотезы не может считаться бесспорным. Ни один из них не может являться прямым доказательством княжения Рорика Ютландского на Руси. Таких доказательств в настоящее время не обнаружено. Более того, имеются серьезные возражения против самой возможности пребывания этого датского викинга в Верхней Руси и вообще в Балтийском регионе.

То есть фризского Рорика на Ладоге не было. И едва ли был там какой-то другой Рорик. Основатель первой Российской династии - личность, скорее всего, легендарная, но Рорик Ютландский мог послужить прототипом для создания этой легенды.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Лично я думаю, что все эти Рюрик, Синеус, Трувор не более чем легенда. Первый реальный правитель это Аскольд, второй Олег, третий Игорь. Ну а легенда родилась дабы придать легитимность династии, которая вероятно и была основана при Игоре. Собственно сейчас переосмысливают эту эпоху

Публикации Цуккермана

Перестройка древнейшей русской истории

http://www.academia.edu/2481372/_

On the Kievan Letter from the Genizah of Cairo

http://www.academia.edu/2481303/On_the_Kie...enizah_of_Cairo

К. Цукерман. Два этапа формирования древнерусского государства.

http://iananu.kiev.ua/archaeology/2003-1/zukerman.htm

Еще раньше это сделал Прицак

http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=3383161

Edited by Kryvonis

Share this post


Link to post
Share on other sites
(Kryvonis @ Сегодня, 20:19)
Лично я думаю, что все эти Рюрик, Синеус, Трувор не более чем легенда. Первый реальный правитель это Аскольд, второй Олег, третий Игорь.

Я в принципе тоже уже пару лет отстаиваю приоритет Аскольда в основании Киевской Руси. М. Брайчевский настаивал на большем - на официальном крещении Руси при Аскольде
(см. Михаил Брайчевский. Утверждение христианства на Руси ).
Очень интересная концепция, никем, впрочем, не признаваемая всерьез. Впечатляет проделанный Брайчевским обзор источников, поэтому такой труд должен быть представлен в нашей либерее.

(muarrih @ Вчера, 19:13)
То есть фризского Рорика на Ладоге не было. И едва ли был там какой-то другой Рорик.

Брайчевский в вышеупомянутом произведении говорит о конунге по имени Рьорих из Упсалы (Эрик Анундсон?).

В «Саге об Олаве Святом», LXXX Торгню Лагман сообщает: "Торгнюр, мой дед, помнил уппсальского конунга Эйрика сына Эмунда. Он рассказывал, что когда тот был в расцвете сил, он каждое лето набирал войско и отправлялся походом в разные страны. Он подчинил себе Финнланд, Кирьяланд, Эйстланд, Курланд и многие земли на востоке. Еще и сейчас можно видеть построенные им земляные укрепления и другие сооружения. Но он все же не был столь высокомерен, чтобы не слушать тех, у кого к нему было важное дело".

Юлли выкладывала разгонную статью:

Л.Д.Пашкина. К вопросу о смерти князя Рюрика в городе Кореле

Вопрос о летописном народе корела и городе Корела неоднократно ставился и освещался в отечественной и зарубежной исторической литературе(1). Проблему же возникновения города у летописной корелы многие исследователи совсем опускают, говоря только о городе, увиденном шведскими рыцарями во время похода 1294-1295 гг.(2).

Более того - как отмечают современные исследователи: "Вопрос о происхождении корел до сих пор остается нерешенным <…> лишь начиная с исторического времени, т.е. с начала II тыс. н.э., история корел прослеживается достаточно отчетливо" (3). Тем не менее, интерес к летописной кореле не ослабевает. Об этом свидетельствуют, и публикации самого последнего времени (4).

Летописная корела - это общность людей, которая прослеживается по письменным источникам (летописи, берестяные грамоты, переписные книги и другие документы). Она обитала на Карельском перешейке и в Северном При ладожье на протяжении нескольких столетий. Из этой летописной корелы "пять родов корельских детей" расселились на северные земли (5).

Летописная корела была носителем древнекарельскоп языка, который послужил основой для некоторых других языков. Она явилась прародительницей для ижорцев, что доказывается лингвистическими и археологическими данными (6).

Впервые в письменных источниках упоминается летописная корела на страницах Новгородской летописи в 1143 г., на бересте - в 1066 г.(7). Однако очевидно, что она не возникла на пустом месте, и расцвет ее культуры в XII - XIV вв.(8) был предопределен всем предшествующим ее развитием в VIII - XI вв. А этот период, к сожалению, остается малоизученным из-за скудости источников.

Поскольку место её обитания - Карельский перешеек и Северное Приладожье - начиная с конца XIII в. и особенно с конца XV в. стало ареной борьбы между Швецией и Новгородской республикой, а затем между Швецией и Московским царством, основная часть населения вынуждена была покинуть свою территорию (9).

В данной статье речь идет о Рюрике и городе Кореле в 879 году, т. е. о конце IX века, а именно этот период чрезвычайно беден источниками (если не сказать о почти полном их отсутствии) и менее всего исследован. Поэтому статья носит гипотетический характер, и автор надеется на широкие археологические раскопки и конструктивное обсуждение проблемы.

Вопрос этот для приозерцев не является праздным. До сих пор не ясна точка отсчёта в истории города Корелы - Кяки-салми – Кексгольма - Приозерска. В 1894 г., во времена Великого княжества Финляндского, отмечалось 600-летие города, поскольку за исходную позицию была взята дата похода шведских рыцарей на Кексгольм - 1294 год.

В 1990 г. археологически была подтверждена середина XII века (по летописи — 1143 г.). В настоящее время(10) выносится на обсуждение 879 год.

Пользуясь случаем, хочу выразить искреннюю признательность А.Н. Кирпичникову, С.И. Кочкуркиной, А.И. Саксе и Пирьё Уйно за научные консультации по теме исследования.

1. Археологическое исследование города Корелы

Одним из первых предпринял раскопки в крепости Корела финляндский учёный Теодор Швиндт, который писал в конце XIX в.: "В 1200-е годы и, видимо, еще раньше недалеко от водного бассейна реки Вуоксы карелы имели крепость Кексгольм (Корелу)..."".

В 1972 и 1976 гг. археологическое изучение крепости Корела проводилось Ленинградским отделением Института археологии АН СССР. Руководитель раскопок А. Н. Кирпичников, досконально исследовавший новгородский период в истории города Корелы, в своем отчёте отметил среди найденных предметов вещи летописной корелы, причем, по его словам, "круглая выпуклая бляха - возможно, впервые найденная, упомянутая в "Калевале", - принадлежность карельского костюма" (12). В том же отчете сообщалось, что облик украшений "преобладающе карельский, что, по-видимому, и указывает на этнический адрес первых поселенцев, вскоре <...> подвергшихся воздействию русской новгородской культуры"(13).

В 1989-1990 гг. в крепости Корела работала советско-финляндская археологическая экспедиция под руководством ученика А.Н. Кирпичникова А.И. Саксы и археолога из Хельсинки Пирьё Уйно. На глубине 3,5 метра под слоем полуметрового речного песка были найдены бревна, анализ спилов которых дал дату - 1166 год. Вещи, обнаруженные в культурном слое, датированы археологами XII веком, но могли бытовать и в XIII в. Одна из находок - равноплечная фибула - датирована IX веком. "Конечно, говорить о IX веке на территории крепости Корела пока не приходится, но XII век бесспорен", - таков был вывод А.И. Саксы и Пирьё Уйно.

Обнаружить археологические памятники, свидетельствующие о самом зарождении древнего города, практически невозможно, так как очень тонок и легко уязвим первый культурный слой. В нашем же случае культурный слой сознательно уничтожался, и не один раз: в 1295 г. Новгородцы "город разгребоша", а в 1310 г. "поставиша город нов, ветхый сметавше", как сообщает Новгородская летопись (14).

И, несмотря на это, культурный слой середины XII в. был найден археологами. Значит, к этому времени поселением уже существовало. Однако следует иметь в виду, что наличие ремесла в населенном пункте не является безусловными доказательством принадлежности его именно к городу, потому что во многих деревнях были и кузнецы, и ткачи, и представители других видов ремесел. Но еще в XIX в. историк А.Г. Ильинский на основании архивных материалов и писцовых книг пришел к выводу, что "город Корела не мог возникнуть из сельского поселения, так как вокруг населенного пункта мало пригодных земель для развития! сельского хозяйства"(15).

С. И. Кочкуркина отмечала, что в окрестностях современного Приозерска в XIX в. было собрано несколько арабских монет VIII - IX вв. В Сосново, Вещево, Выборге, Куркийоках было обнаружено 4 клада с серебряными вещами(16).

А.И. Сакса в своем докладе на V финно-угорском конгрессе в Сыктывкаре (1980 г.) анализировал имеющийся археологический материал из грунтовых карельских могильников и пришел к выводу: "С Х века в погребениях Карельского перешейка встречается устойчивый набор воинского снаряжения. Всего в Северо-Западном Приладожье найдено 14 мечей, 25 наконечников копий и 15 боевых топоров IX - XI вв. Эти цифры в сочетании с высоким качеством оружия говорят о значительной роли дружинного элемента среди населения Карельского перешейка"(17), "свидетельствуют, что у карел в Х в. сформировалась военная знать"(18).

Итак, в истории летописной корелы настойчиво пробивается более ранняя дата, нежели середина XII века, а на территории современного Приозерска была не одна только крепость Корела. Еще Теодор Швиндт предполагал, что "карелы имели крепость Кексгольм (Корелу), построенную на скале, подобную тем, что были и в других районах западного побережья Ладоги. Эта крепость, окруженная простым (неукреплённым) валом, видимо, находилась на Скалистом острове (Каллиосаари), расположенном над порогом реки, несколько выше современного крепостного острова"(19).

А. Н. Кирпичников же считает, что первоначальное поселение было ближе к устью Вуоксы, ниже по течению, на одном из островов, слившемся с сушей, где в настоящее время промышленное предприятие(20). Далее А. Н. Кирпичников пишет о том, что на Скалистом острове (Каллиосаари) никогда не было поселения, поскольку в документах XVI он назван "мертвяч-островом"(21).

Скалистый остров - самая высокая точка современного Приозерска (это показала геодезическая съемка). Живописнейший остров, признанный памятником природы, назван был в XVI в. "мертвяч", мёртвым, - но не по той ли причине, что когда-то был живым? Не появилось ли это название потому, что когда-то на этом острове была жизнь, а к XVI веку остров уже не имел того значения, какое имел в раннем средневековье? Вполне вероятно, что Новгородцы, посадив своих наместников(22), перенесли административный центр с одного острова на другой. Такие факты известны в истории.

В. И. Громов и И. П. Шаскольский, авторы книги "Приозерск" (Л., 1976), высказали предположение, что пepвoначальное поселение было на берегу какого-то пролива, поскольку карельское название "Кякисалми" в переводе означает "кукушкин пролив": "Возможно, так называло некогда неширокий пролив, отделявший крепостной остров от северного берега Вуоксы"(23).

В пользу южного, а не северного берега реки Вуоксы говорит следующий факт. В "Переписной окладной книге по Новугороду Вотьской пятины" 1500 года указано, что город Корела состоял из нескольких частей: сам город (детинец), Спасский остров. Фёдоровская сторона за Федоровским ручьем, состоящая из двух концов, и Ореховская (южная) сторона за рекой Узьервой(24). Кончанское устройством (северный берег Вуоксы) привнесли новгородцы, поскольку оно свойственно именно городам Новгородской земли. Это доказано советскими учёными(25). Следовательно, северный берег Вуоксы не мог быть местом первоначального поселения летописной корелы.

Ореховская же сторона - южный берег Вуоксы - не делилась на концы, к тому же там самая плодородная земля. И один из бастионов Спасского острова, название которого "Корельский"(26), обращен как раз на южную, Ореховскую сторону, причём на то место, где она ближе всего подходит к Каллиосаари (Скалистому острову). Первые поселенцы рассматривали берег и остров как одно целое, объединённое проливом, отсюда, очевидно, и название города необычное для нашего слуха, - "Кукушкин пролив"(27).

Для северных районов, в том числе и для Северо-Западного Приладожья, свойственны поселения по берегам водоёмов и устройство городищ-убежищ на скалах, возвышенностях(28). В этом сказывается влияние экологического фактора и этнической традиции. В документах XVI в. упоминается городище в устье Вуоксы. Вполне вероятно, что на территории современного г. Приозерска - по берегам Вуоксы и на островах - могло быть несколько городищ (например, в Куркийоках археологами выявлены 4 городища).

Археологическое изучение современного города Приозерска и его окрестностей еще не завершено (необходимо провести раскопки на южном берегу реки Вуоксы, на бывшей Ореховской стороне, и в других местах), но даже имеющийся материал свидетельствует об отсутствии перерыва в заселении Карельского перешейка между каменным (VI - III тыс. до н. э.) и железным веком (I тыс. до н.э. -начало II тыс. н.э.). Археологические данные позволяют говорить о достаточно высоком уровне развития летописной корелы и о расцвете ее культуры в XII - XIV вв., а также о разложении первобытнообщинного строя и формировании военного дружинного элемента уже в последней четверти I тыс. н.э.

А. И. Сакса отмечает: "...коренные изменения в жизни местного населения произошли в последней четверти I тыс. н.э., когда создались предпосылки для формирования оседлого населения, осваивались начальные формы земледелия, что повлекло за собой рост численности населения, освоение новых территорий. Этот процесс получил мощный стимул с развитием торговли на Балтике, стал возникать путь, проходящий по Неве, Вуоксе и через Ладогу и р. Волхов далее на юг в страны Арабского халифата. В эту торговлю включается и местное население Приладожья, что хорошо прослеживается по археологическим материалам"(29).

2. Изучение летописных сведений о смерти князя Рюрика.

Имеется несколько исследований, в которых упоминается жизненный путь князя Рюрика Новгородского - родоначальника династии Рюриковичей(30). Тем не менее, до сих пор не умолкают споры об этой исторической личности(31).

Еще в конце XVIII в. Н. М. Карамзин в своем знаменитом труде писал: "В некоторых новых исторических повестях Олег назван племянником Рюрика (Др<евняя> Рос<сийская> Вивлиоф<ика>. XVI, 53); сказано также, что последний умер в городе Кореле"(32).

Попробуем проанализировать, насколько вероятна смерть Рюрика в городе Кореле в 879 г. и каковы возможные причины замалчивания вплоть до конца XVI в. некоторых фактов из его жизни в исторических документах.

Опубликованные летописи о Рюрике

Исследователи русского летописания считают, что древнейшим из дошедших до нас летописных сводов является так называемая Лаврентьевская летопись, сохранившаяся в списке XIV века. В ней о смерти князя Рюрика сообщается следующее: "В лето 6387 <879 г.>. Умершю Рюрикови, предаст княженье свое Олгови, от рода ему суща, вдав ему сын свой на руце Игория; бысть бо детеск велми"(33).

В начале XV в. был составлен общерусский летописный свод, который, по мнению ряда ученых, явился образцом для последующих сводов и был представлен сгоревшей в 1812 г. Троицкой летописью. Считается, что близок к этой погибшей летописи Владимирский летописец, в котором находим такое важное дополнение: "Умре Рюрик на поле в лето 6387"(34). Вероятно, на поле боя?

Здесь необходимо отметить, что до конца XVI в. летописные своды замалчивают место смерти (или гибели) первого новгородского князя. Киевский летописец почти не упоминает о нем: историографам Киевской Руси важнее было сопоставить историю своего государства и Византии. Новгородские же летописцы стремились подчеркнуть, что Рюрик "пришел и сел" в Новгороде, а не в Ладоге (ныне с. Старая Ладога Волховского района Ленинградской обл.), как указывается в Радзивилловской летописи. Д. А. Мачинский обратил внимание на то, что в Новгородской летописи после имени Рюрика не было обозначено, откуда он явился, а слово "Новгород" приписано сверху и другой рукой(35).

Да и вообще, при изучении сообщений разных летописей о Рюрике привлекает внимание тот факт, что летописные своды XIV-XV вв. рассказывают об основателе династии лишь самое необходимое и как можно короче, как будто лежит какой-то негласный запрет на подробностях его княжения. Но чем ближе к концу правления Рюриковичей, тем больше появляется подробностей.

Известно, что в XVII в. в Москве составляется ряд сводов, в том числе Патриаршая, или Никоновская, летопись. Патриарх Никон перед началом исправления богослужебных книг получил из церквей и монастырей Московской Руси большое количество древних списков. Б.А. Рыбаков, осуществивший текстологический анализ Никоновской летописи, пришел к выводу, что ее составитель пользовался не дошедшими до нас источниками(36). Это же предположение высказывал в одном из своих трудов В. В. Мавродин(37).

В Никоновской летописи отмечено: "В лето 6387 <879 г.>. Умре Рюрик, княжив лет 17" (38), но не указано, где умер князь, давший название династии.

Особняком стоит сообщение Тверского летописного свода - единственной из известных нам опубликованных летописей, где, сказано, что Рюрик, умер "в Новгороде, княжив лет 17"(39). Можно было бы предположить, что составитель этого свода использовал для своего труда какой-то уникальный документ. Но из Предисловия узнаем, что летопись составлена в 1534 г. не получивший школьного образования "ростовским селянином, который соединил сведения, полученные из Новгородской первой и Суздальской летописей, Хронографа, Софийского временника и Летописца княжения Тверского 1461 г.

Составитель Мазуринского летописца вводит такую деталь в свое повествование: "И поживе Рюрик в Новеграде, княжет 17 лет, всех же лет жив 87 и умре"(40). Эта лаконичная запись едва ли баснословна, потому что нет никаких более существенных подробностей. Кстати; благодаря этой цифре становится известным, каков был возраст Рюрика, когда его пригласили на княжение.

Итак, ни в одной из опубликованных летописей XIV -XVI вв. (за исключением Тверской) не указано место смерти князя Рюрика. Правда, еще Владимирская летопись отметила, что Рюрик умер в 879 году "на поле".

Обратимся теперь к одной неопубликованной летописи конца XVI - начала XVII в.

Неопубликованная летопись о Рюрике

В Рукописном отделе Российской национальной библиотеки (Санкт-Петербург) имеется летопись, в которой сообщается следующее: "... Ходиа князь великий Рюрик с племенником своим Олгом воевати лопи и корелу. Воевода же у Рюрика Валлт и повоеваста и дань возложиста <...>. Лето <879 г.> умре Рюрик в Кореле в воине, тамо положен бысть в городе Короле, княжив лет 17.."(41).

Одним из первых использовал эту летопись Н. И, Новиков в своей "Подробнейшей истории Государей Российских"(42). Он не сослался на первоисточник и не прокомментировал это событие.

Историк второй половины XIX в. К. Н. Бестужев-Рюмин остановился на этом факте, изложив свою точку зрения так: "... в весьма поздней рукописи, напечатанной в "Вивлиофике" Новикова под странным заглавием "Подробнейшая история Госуд<арей> Рос<сийских>", мы читаем краткое известие, что Рюрик умер в Кореле. Собственно, невероятного тут ничего нет; но между тем это известие, связанное с походом на Корелу какого-то Валита, Чрезвычайно подозрительно: Валит в известиях позднейших является сам корелянином и о нем мы находим упоминание в датских делах времен Годунова"(43).

Нам важно отметить, что такой серьезный исследователь летописания, как К.Н.Бестужев-Рюмин, не видел бы ничего невероятного в том, что основатель династий умер в малоизвестном городе Кореле, если бы имя этого князя не упоминалось рядом с именем Валита (Валлта).

Кто же такой Валлт-Валит?

Проблема летописного Валлта (Валита)

Уже более ста лет назад исследователи обратили внимание на это имя. Сведения обо всех Валитах, упоминающихся в древнерусских источниках - летописях и преданиях, собрал и обобщил отечественный исследователь А. И. Попов. Он пришел к выводу, что "Валит не есть личное имя - в буквальном смысле этого слова. Это слово карельское, означает "избранный", "выбранный" <...>. Не исключена возможность того, что какой-то первый из карельских Валитов получил это "прозвище" (или титул), а затем оно передавалось наследственно, уже в качестве фамилии"(44).

Эту же расшифровку мы находим в исследовании "История Карелии с древнейших времен до середины XVIII века" (Петрозаводск, 1952): "... Поскольку в условиях родоплеменного строя у всех народов земного шара вожди и старейшины были выбранными (избирались всеми членами рода или племени), есть все основания полагать, что "ва-литами" в Карелии во время родоплеменного строя называли людей, занимавших выборные должности в карельском племени - должности старейшин и вождей. За их потомками имя "Валит" сохранилось и после распада родоплеменного строя, в XIV - XV вв. Так как известны в XTV - XV вв. по крайней мере, три разных лица с именем "Валит", надо полагать, что это не был титул главного вождя племени; Валит, управляющий в 1337 году городом Корелой, и Валит - новгородский боярин - скорее всего, были потомками разных семей карельской племенной знати. Правильнее полагать, что "валитов" в племени в одно и то же время было несколько и что "валиты" были старейшинами отдельных групп карельского племени, то есть старейшинами погостов"(45).

А. И. Попов вернулся к вопросу о "валитах" в своей книге "Следы времен минувших" (Л., 1981), изданной после его смерти. Он пишет так: "... городок Корела был беспокойным местом и подвергался неоднократным нападениям. В этом городке сидел на правах новгородского посадника особый воевода карельского происхождения, принадлежавший к знатнейшему роду племени корела и носивший титул "валит"<...>. Сколько можно судить по источникам, должность валита была наследственной <...>. Будучи посадником в Кореле, валит был одновременно главным воеводой во всех походах…(46).

Все приведённые выше высказывания о Валитах показывают глубокие исторические корни этого имени, которые ведут нас в родоплеменной строй. В связи с этим возникает вопрос о "племеннике" Рюрика ("Ходиа князь великий Рюрик с племенником своим Олгом..."): может быть, это не племянник(47), а соплеменник?
Имена Рюрика и Валита в летописных источниках

Летописное сообщением смерти Рюрика в Кореле вызвало недоверие и у нашего современника В.К.Зиборова. Главный его вывод заключается в том, что известия о Рюрике и Валите были внесены в текст во время составления летописи, то есть в самом конце XVI в. или в начале XVII в., с целью решения пограничных вопросов(48).

Но так ли это?

Действительно, город Корела в 1580 г. был взят шведскими войсками, но по Тявзинскому мирному договору 1595 года возвращен в состав Московии. По тайному соглашению царя Василия Шуйского со шведским королем в феврале 1609 г. город Корела и уезд должны были отойти Швеции. 2 марта 1611г. город был оставлен защитниками. Шведские воины вошли в Корелу, и никакие летописи не помогли в 1617 г., при заключении Столбовского мирного договора, вернуть этот город Русскому государству. Только в 1710 г., в ходе Северной войны, Корела-Кексгольм был возвращен России.

Предположение В. К. Зиборова о внесении в летопись конца XVI - начала XVII в. якобы несуществующего факта о смерти Рюрика в городе Кореле представляется неубедительным еще и потому, что о Рюрике вообще пытались забыть со времен Киевской Руси, тем более не вспоминали о нем как о первом русском князе. Если само существование Рюрика как бы отрицалось, то сочинять подробности его походов на лопь и корелу и похороны его в городе Кореле не было необходимости.

Как уже отмечалось выше, патриарх Никон в XVII в. получил из разных монастырей большое количество древних списков, и в Никоновскую летопись вошли такие подробности княжения Рюрика, которые отсутствуют в других летописях. Там, в частности, говорится о том, что новгородцы, призвавшие Рюрика, "оскорбишася <...> глаголю-ще: яко быти нам рабом и много зла всячески пострадати от Рюрика и от рода его". Рюрик жестоко расправился с недовольными: "уби Вадима Храброго и иных многих изби новгородцев". По словам той же Никоновской летописи, в 867 году много новгородских мужей бежало от Рюрика в Киев(49).

Может быть, эти факты не хотелось вспоминать киевским князьям? Может быть, именно поэтому и позже старались забыть о первом Рюрике.

К сожалению, многие докуменяя, которыми пользовались составители летописных сводов еще в конце XVI - начале XVII в., не сохранились из-за Смутного времени начала XVII века и пожара Москвы во время войны 1812 года. Именно поэтому надо бережно относиться к тем источникам, которые чудом сохранились. Впрочем, это не исключает позитивной критики дошедших до нас исторических документов.

Если учесть, что на рубеже XVI - XVII. вв. происходит смена династий - в 1598 г. прекращается правление Рюриковичей и в 1613 г, на царство избирается Михаил Романов, - то можно предположить, что в этот период пал негласный (а может быть, и гласный) запрет на включение в государственный документ - летописи - нежелательных фактов из биографии первого князя, в том числе и о смерти его в мало кому известном городе Кореле и о погребении его там.

Следовательно, в летописи конца XVI - начала XVII в. мог отразиться более ранний источник, не дошедший до нас.

Заключение

Подведем некоторые итоги.

1) Общерусские летописи дошли до нас в списках XIV-XVII вв. О смерти князя Рюрика в городе Кореле сообщает летописец конца XVI - начала XVII в. Внутренние нестроения Смутного времени, усугубленные в этот период польско-литовской и шведской интервенцией, не способствовали сохранению самых уязвимых свидетелей древности - летописей, книг, документов. Поэтому следует очень бережно относиться к тем источникам, которые чудом сохранились. Это не исключает их позитивной критики.

2) Летописцам конца XVI - начала XVII в. не было надобности "отправлять" Рюрика на войну с лопью и корелой, чтобы он умер во время похода и был захоронен в городе Кореле, потому что летописи не принимались во внимание при решении спорных пограничных вопросов. Наиболее вероятно, что со-сменой династии Рюриковичей пал запрет на включение в государственные документы фактов, которые, вероятно, по мнению представителей этой династии, "порочили" её родоначальника Рюрика, высвечивали его сложные взаимоотношения с новгородцами.

3) Н. М. Карамзин, К. Н. Бестужев-Рюмин, В. К. Зиборов признали бы факт смерти князя Рюрика в городе Кореле, если бы в летописном сообщении не было рядом имени "Валлт (Валит)". Из вышеупомянутых исследований о "валитах" можно сделать вывод о том, что в соседстве этих имен нет ничего странного. И Валит времен Бориса Годунова, и Валит - воевода-XIV в., и Валит IX в. - все они совершенно разные личности.

4) Призвание Рюрика новгородцами на княжение рассмотрено в уже упоминавшейся книге В. И. Паранина. "Историческая география летописной Руси" (Петрозаводск, 1990), в которой ученый подвергает сомнению (иногда в очень резкой форме), казалось бы, "прописные истины". Так, он делает вывод о том, что дад именем "Русь" могла скрываться в IX веке корела (поэтому она, и опущена при перечислении тех народов, которые платили дань Руси), что Карельский перешеек когда-то был островом и он мог быть именно тем островом "Рус", откуда был призван Рюрик(50). Если будет признано, что Рюрик и родом был с Карельского перешейка, то соседоство с Валитом-корелянином будет еще более обосновано. Пусть все это пока существует на уровне гипотезы, но гипотезы, несомненно, заслуживающей внимания специалистов. Проверить ее можно на основании обширных археологических раскопок и более глубокого изучения скандинавских, латинских, прибалтийских, английских и других еще не исполъзованных источников.

5) До Недавнего времени отрицался XII век как возраст крепости Корела. Ныне середина XII века это факт, не только доказанный теоретически, но и подтвержденный археологическими раскопками. Автор выражает искреннюю признательность руководителям экспедиций А.И.Саксе и Пирьё Уйно, сообщившим результаты дендрохронологического анализа древесины, найденной во время раскопок в 1990 г. на территорий крепости Корела.

6) Вопрос о смерти "князя Рюрика в городе Кореле имеет не только отвлечённо теоретическое значение. У каждого города есть дата, от которой он ведет свою историю. По нашему мнению, 879 год - это и есть первое упоминание о городе Кореле в письменных источниках.

Приложение № 1. Рюрик Новгородский и Рёрик (Рорик) Ютландский

В своей статье "Русь и варяги", вошедшей в изданную и в нашей стране, и за рубежом книгу "Славяне и скандинавы" (М., 1986), отечественные историки И. В. Дубов, А.Н. Кирпичников и Г.С: Лебедев утверждают, что Рюрик, призванный на новгородское княжение в 862 г., есть не кто иной, как Рёрик (Рорик) Ютландский (Фрисландский). Они, в частности, пишут так: "Рёрик, один из мелких датских конунгов, до 850-х гг. владел Дорестадом во Фрисландии (вскоре после того разграбленным викингами). В 850-е гг. он обосновывается в области р. Эйдер, в Южной Ютландии; т. о. он контролировал выход к Северному морю для Хедебю, крупнейшего к этому времени центра скандо-сла-вянской торговли на Балтике. <..;>

Обращение к этому конунгу-викингу, враждовавшему и с немцами, и со шведами, а в силу того поддерживавшему лояльные отношения с балтийскими славянами, свидетельствует о хорошей осведомленности славян в ситуации на Балтике. Видимо, в 862 г. состоялись первые переговоры ладожских славян с Рериком; в следующем 863 г. он еще находился на Западе. <...>

Через 6-8 лет, в 870 г., Рюрик вернулся на Запад, чтобы урегулировать владельческие отношения с франкским и немецким королями. Вернувшись не позднее 874 г., Рюрик успешно подавил сопротивление части племенной старейшины, а чтобы закрепить свое положение, вступил в брак с представительницей одного из местных знатных семейств"(51).

Авторы этого исследования ссылаются на труды Б.А.Рыбакова и Генрика Ловмяньского, которые, однако, далеко не столь категоричны в своих выводах,

Академик Б.А.Рыбаков очень осторожно отметил: "Можно допустить, что если призвание иноземного князя имело место в действительности, как один из эпизодов противо варяжской борьбы, то таким князем мог быть Рюрик Ютландский, первоначальное место княжения которого находилось по соседству с балтийскими славянами. Высказанные соображения недостаточно обоснованы для того, чтобы на них строить какую-либо гипотезу"(52).

Польский же учёный Генрик Ловмяньский, детально исследовавший деятельность Рерика на Западе, пишет: "Рорик умер в 876 г., в 879 г. он бьш уже мертв…(53). И вообще, Рорика Фриеландского и Рюрика Новгородского, убежден польский историк, следует, рассматривать как две разные личности (54).

Приложение № 2. "Откуда есть пошла Русская земля": новая гипотеза.

23 мая 1989 г. в г. Петрозаводске состоялась научно-практическая конференция "Карелы: этнос, язык, культура, экономика". Один из участников, конференции, кандидат географических наук В.И.Паранин из Ленинграда, предложил сврю концепцию происхождения Руси и Корелы. Она изложена в изданной за счет автора работе "Историческая география летописной Руси" (Петрозаводск 1990г.), а также в статье "Вся Русь вышла из Корелы?", Опубликованной в петрозаводской газете "Комсомолец" от 23 мая 1989г.

Исследование В. И. Паранина сопровождается обращением к читателю, автор которого – видный ученый Л.Н.Гумилев - высказывает свою точку, зрения на гипотезу, изложенную в монографии: "Книга, которую Вы держите в руках, посвящена интереснейшему, но и достаточно загадочному периоду русской истории. Вопрос "откуда есть пошла Русская земля" волновал поколения и поколения русских, да и не тодако русских, ученых, и уже потому по нему существует обширный круг литературы. Тем не менее, предлагаемое издание, вне всякого сомнения, выделяется в нем оригинальностью трактовки многих рассматриваемых положений.<,..> Далеко не со всем в позиции автора можно согласиться, да это и не обязательно, но; многое представляет несомненный интерес. Что же касается непривычности, то новое всегда приходит через ломку стереотипов"(55).

С автором указанной выше книги приходится согласиться в том, что "в настоящее время позиции норманнистов и славянофилов сблизились настолько, что отличить одних от других можно лишь по акцентам: где чаще присутствует слово "славяне", там славянофил , если же преобладает слово "скандинавы", то имеем дело с норманнистом. Однако такое сближение вовсе не является свидетельством утверждения истины. <..> Как та, так и другая концепции оказались тупиковыми, и поэтому следует говорить, не о торжестве истины, а о кризисе науки в данной области"(56).

Далее В. И. Паранин отмечает: "Научные же результаты двухсотлетних дискуссий состоят в том, что ни одна из школ не может внятно объяснить, что такое "русь": если это социальная прослойка, то почему в целом, ряде, письменных источников, причем разноязычных, она фигурирует как этноним в ряду названий других народов; если же это этнос, то где он локализовался, в силу каких причин на определённом этапе усилился и куда впоследствии исчез?(57) И подобных вопросов в монографии немало. Но В.И.Паранин дает на них и ответы. Пусть во многом предположительные, на уровне гипотез.

Ученый считает, что в разгадке тайны, кто действовал под этнонимом (или именем) "Русь", "может содержаться ключ к раскрытию тех конкретных причин, которые привели к образованию в Восточной Европе столь мощного централизованного государства, каким была Древняя Русь"(58).

"Следует заметить, - сокрушается автор, - что путаница в названиях этносов в исторической литературе носит поистине чудовищные масштабы"(59). И предлагает расшифровывать непонятные сегодня этнонимы и топонимы путем нахождения принципов образования географических названий, системы номинации сторон горизонта, частей света(60), времен года и т. д.(61). Привлекая данные этнографии и лингвистики, В. И. Паранин размышляет о ностратической теории В.М.Иллич-Свитыча, работа которого была опубликована посмертно(62).

Автор монографии считает, что "история руси к моменту образования Древнерусского государства уже насчитывала, по крайней мере, пять столетий"(63), и приходит к выводу, что "на севере Европы существует группа языков, на основе которых могло появиться название Русь со значением "верховая", "южная страна", - это прибалтийско-финские языки, причем наиболее вероятным языком-основой предстает – карельский"(64).

Особенно ценным, на наш взгляд, в работе В. И. Паранина является вывод о том, что государственность шла с севера на юг, а язык распространялся в обратном направлении - с юга на север(65).

Исследователь полагает, что "остров со всем комплексом приведенных в источниках свойств все же реально существует, а вернее - существовал" еще относительно недавно на севере Восточной Европы. Речь идет о территории, которая в настоящее время носит название Карельского перешейка и которая действительно в прошлом представляла собой остров, поскольку система Вуоксы соединялась в районе Выборга с Финским заливом. <...> Вуокса была одной из проток, соединяющих Финский залив с Ладогой; другой протокой была Нева, а между ними простирался остров, который и размерами, и ландшафтом, и географическим положением совпадает с островом Рус из арабских источников. Поэтому они служат еще одним основанием для локализации исторического ядра Древнерусского государства на территории нынешнего Карельского перешейка"(66).

ПРИМЕЧАНИЯ

1.Основную библиографию по теме см.: Кочкуркина С. И. Корела и Русь. - Л.:Наука, 1986. - С. 137 -141.- (Сер. "История нашей Родины" / АН СССР).
2.Кирпичников А. Н. 1) Историко-археологические исследования древней Корелы: ("Корельский город" XIV в.) // Финно-угры и славяне: Докл. Первого сов. - финлянд. симпоз. по вопр. археологии, 15-17 нояб. 1976 г. / АН СССР. Ин-т археологии. - Л.: Наука, 1979. - С. 52-73; 2) Каменные крепости Новгородской земли / АН СССР. Ин-т археологии. - Л.: Наука, 1984. - 275 с.
3.Сакса А. И., Тюленев В. А. Корела // Финны в Европе. VI - XV века. Прибалтийско-финские народы: Ист. - археол. исслед. / Ин-т археологии АН СССР и др. - М., 1990. - Вып. 2: Русь, финны, саамы, верования. - С. 68.
4.См., например: Царапин В. И. Историческая география летописной Руси. - Петрозаводск: Карелия, 1990. - 152 с. - Автор выдвигает гипотезу, что Русь вышла с Карельского перешейка (подробнее об этом см. в Приложении № 2).
5.Карелы Карельской АССР / Ин-т яз., лит. и истории Карел, фил. АН СССР. - Петрозаводск: Карелия, 1983.-С. 11-12.
6.См.: Шаскольский И. П. Проблемы этногенеза прибалтийско-финских племен Юго-Восточной Прибалтики в свете данных современной науки // Финно-угры и славяне. - С. 41-48.
7.См.: Кочкуркина С. И., Спиридонов A. Af, Джексон Т. Н. Письменные известия о карелах / АН СССР. Карел, фил. Ин-т яз., лит. и истории. - Петрозаводск: Карелия, 1990. -С. 77-79.
8.Все авторы, занимающиеся историей летописной корелы, в своих исследованиях приходят к этому выводу.
9.См.: Карелия в XVII веке: Сб. документов / Сост. Р. Б. Мюллер; Ин-т ист., яз. и лит. Карело-Финской базы АН СССР. - Петрозаводск: Гос. изд-во Карело-Финской ССР, 1948. - 443 с.
10.Данная статья была написана в 1992 г. Некоторые ее положения опубликованы: Пашкина Л. Д. 1) Сколько лет Приозерску? // Красная звезда. - [Приозерск], 1988. -27 сент.(№ 116). -С. 3; 2) Поиск истины: 700 ли лет Приозерску? // Там же. -1990. - 21 авг. (№ 100). - С. 3; 3) Где умер родоначальник рюриковс-кой династии? // Там же. - 1990. - 20 сент. (№ 113). - С.2; 4) Вся Русь вышла из корелы? // Там же. -1990. - 29 сент.(№ 117). - С. 3; 5) Где умер Рюрик? // Наука и религия. -1993. -№ 10. - С. 48; 6) Рюрик умер в Короле // Красная звезда. -1998. - 7 июля (№64).-С. 3.
11.Schwindt Th. Kakisalmen pesalinnanja entisen linnoitetun kaupungin raken-nushi&torian aineksia // Analecta archeologica fennica. - Helsingissa, 1898. - Т. II, №2.-8,1.
12.Кирпичников А. И. Отчет о раскопках в г. Приозерске Ленинградской области в 1972 г" / Ленинградское отделение Ин-та археологии АН СССР. - Л., 1973 // Музей-крепость "Корела", -Науч. - вспомогат. фонд, -.№ 1301. -Л. 4.
13.Там же. - Л. 7.
14.Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. - М.-Я.: Изд-во АН СССР, 1950,-С.92-93
15.Ильинский А. Г. Городское население Новгородской области в XVI в. //Историческое обозрение. - СПб, 1897.-Т. IX:-C.164-200.
16.Кочкуркина С. И. Археологические памятники Кореле V-XV вв. /АН СССР. Карел, фил. Ии-т яз., лит. и истории. - Л,: Наука, 1981. - С. 119.
17.Сакса А. И. Средневековая корела: (К вопросу о происхождении этнической общности): [доклад]. - 1980. -(Рукопись).
18.Сакса А. И: Карельская земля в xii-xiv вв.": (По археол. данным): Авто-реф. дисс. канд. ист. наук / АН СССР, Ин-т археологии. - Л. 1984. -С. 6.
19.Schwindt Th.Op.cit.-S.1.
20.См.: Кирпичников А. И. Каменные Крепости Новгородской земли. - С. 124. - Речь идет о территории, на которой находится Приозерский мебельно-деревообрабатывающий комбинат.
21.См. там же; - С. 122-137.
22.А. И.Сакса и Пирьё Уйно В 1989г. нашли печати новгородских наместников, - таким образом, были открыты семь новых имен для исторической науки.
23.Громов В. И.. Шаскольский И.П. Приозерск. - Зе изд. испр. И доп. "Л.: Лениздат, 1976.-C;6-7.-(Cep."Города Ленинградской области").
24.См.: Временник Императорского. Московского общества истории и древностей Российских.-1852.-Кн. 12.-C.1-6.
25.См.: Фадеев Л. A: происхождение и роль системы городских концов в развитии древнейщих русских городов. // Русский город: (Ист. - методол. сборник). - М.: Изд-во Моск: ун-та, 1978--[Вып. 1].-С.17-31; Уличанская община Новгорода по археологическим данным и проблемам происхождения города из племенного центра // Археология и история-Пскова и Псковской земли; Тез. докл. науч. - практ. конф. /Псков. гос. объед. ист. - архит. и худож. музей-заповедник. - Псков, 1984.-C41-42; и др.
26.См. "План-реконструкцию г. Корелы XVI в." (Кирпичников A.Н. Каменные крепости Новгородской земли.) – С.136-137.
27.Карельская легенда о возникновении города, записанная'учеными в первой половине XIX в., гласит следуюющее: в давние времена плыли люди в лодках по реке Вуоксе и решили в ее верхнем течении построить город. Но все, что они строили в течение дня, неведомая сила за ночь разрушала. И когда люди уже совсем отчаялись, раздался голос с неба, что их дело богам не угодно. Им следует плыть в лодках до тех пор, пока они не услышат голос кукушки. Там и ставить город. Люди выполнили это указание. Поэтому и новый город назвали Кяки-салми ("Кукушкин пролив").
28.Ср.: Бирка Г., Херрман Я. Славяне и Йорманны в ранней истории Балтийского региона // Славяне и скандинавы: Пер. с нем. - М: Прогресс, 1986. -С.66-67.
29.Сакса А. И. Эволюция нашего края от поселений каменного века - к средневековому городу//Красная звезда. - [Приозерск],1990.-18 июля (№90).-С.3.
30.Ловмяньский Г. Рорик Фрисландский и Рюрик Новгородскиц // Скандинавский сборник. - Таллин, 1963. - VII. - С. 221 -249; Рыбаков Б.А. Киевская Русь и русские княжества XII - XII вв. - М.: Наука, 1982. - С. 298-300; Дубов И. В., Кирпичников А. Н., Лебедев Г. С. Русь и варяги: (Русско-скандинавские отношения домонгольского времени)// Славяне и скандинавы. - С. 193-194; Яосов Е. Н. Новгородское (Рюриково) городище / АН СССР. Ин-т археологии. - Л.: Наука, 1990. - С. 203; и др. - Подробнее об этом см. в Приложении № 1.
31.См., например: Лисин Б., Откуда родом Рюрик? // Литературная Роесия.;- 1988. - 22 февр.(№ 5); Балашов Д. Земля начиналась здесь // Новый журнал. - СПб., 1991.- №6 - С. 78-79; Никитин А. Первый Рюрик - миф иди реальность? //Науки и религия. - 1991, - №4. С. 34-39; Фортунатова. А был ли Рюрик? //Санкт-Петербургские ведомости. -1992.-9 мая (№ 107/108).-С. 4.
32.Карамзин Н.М. История государства Российского: В 11 т. - М.: Наука, 1989.-Т.1.-С.247.
33.Полное собрание русских летописей, - СПб., 1846. - Т; 1/2, - С- 9. - Далее при ссылках на; это издание и его новейшее переиздание употребляется: сокращение: ПСРЛ.
34.ПСРЛ. - М., 1965. - Т. 30. - С. 15.
35.Мачинский Д. А. О времени и обстоятельствах первого появления славян на северо-западе Восточной Европы по данным письменных источников // Северная Русь и ее соседи в эпоху раннего средневековья: Межвуз. сб. - Л.: Изд-во ЛГУ, 1982.-С. 20.
36.См.: Рыбаков Б.А.Указ. соч. - С. 307-313.
37.См.: Мавродинй.В. Древняя Русь: (Происхождение русского народа и образование Киевского государства). - [М.]: Госполитиздат, 1946. -С. 166-167.
38.ПСРЛ. - М., 1965. - Т9/10.-С.15.
39.ПСРЛ. - СПб.,1863.-Т. ХV.-Стб.32.
40.ПСРЛ. - М., 1968.-Т. 31.-С. 36.
41.Рукописный отдел российской национальной библиотеки. – Q IV 88.-Л. 766 об., 767 об.
42.[Новиков Н.И.] Подробнейшая история Государей Российских//Древняя Российская Вивлиофика. – 2-е изд. – М.,1791. – Ч.XVI. – С.53-54.
43.Бестужев-Рюмин К.Н. О составе русских летописей до конца XIV века //Летопись занятий Археографической комиссии. 1865 -1866 гг. - СПб., 1868. – Вып. 4. - Л.1.
44.Попов А.И. Валит (материалы к истории Великого Новгорода и Карелии)// Советское финно-угроведение. – 1949. –Т.5. –С. 132-138.
45.История Карелии с древнейших времен до середины XVIII века / Под ред. Проф. А.Я. Брюсова. - 'Петрозаводск, Госиздат, 1952. - С. 67. - (На правах рукописи; Тираж 200 экз.).
46.Попов А.И. Следы времен минувших: Из истории географических названий Ленинградской, Псковской и Новгородской областей. - Л.: Наука, 198. –С.85. – (Сер. "Страницы историй нашей Родины"/ АН СССР).
47.См. в начале данной главы высказывание Н.М.Карамзина.
48.См. Зиборов В.К. К истории предания о смерти князя Рюрика в г. Кореле //Труды отдела древнерусской литературы/ АН СССР. ИРЛИ. – Л.: Наука, 1981. – Т.36. –С.251-254.
49.См.: ПСРЛ. – М., 1965. – Т. 9/10. – С.12-15.
50.Подробнее об этом в Приложении №2.
51.Дубов И.В., Кирпичников А.Н., Лебедев Г.С. Указ. соч. – С.193-194.
52.Рыбаков Б.А. Указ. Соч. – С.299.
53.Ловмяньский Г. Указ. соч. - С. 238.
54.См. там же. - С. 249.
55.Парапин В. И. Указ. соч. - 4-я с. обл.
56.Там же. - С. 9.
57.Там же. - С. 10.
58.Там же. - С. 12.
59.Там же. - С. 36.
60.Об этом см. также: Бубрих Д. В. Происхождение карельского народа / Ин-т ист., яз. и лит. Карело-Финской базы АН СССР. - Петрозаводск: Гос. изд-во Карело-Финской ССР, 1948. -С. 16-17.
61.См.: Паранин В. И. Указ. соч. - С. 40-45.
62.Иллич-Свитыч В. М. Опыт сравнения ностратических языков (семито-хамитский, картвельский, индоевропейский, уральский, дравидийский, алтайский): Введение. Сравнит, словарь / АН СССР. Ин-т славяноведения и балканистики. - М.: Наука, 1971. - 370 с.
63.Паранин В. И. Указ. соч. - С. 51.
64.Там же. - С. 74.
65.См. там же. - С. 150-151.
66.Там же. - С. 116-117.

Share this post


Link to post
Share on other sites

А вот еще веселее, тоже от Юлли.

Алесксандр Шарымов

О РУСИ, ВАРЯГАХ-РУСАХ И РЮРИКЕ АЛЬДЕЙГЬЮБОРГСКОМ

Санкт-Петербургу скоро исполняется триста лет, но земли, на которых он стоит, имеют историю куда более древнюю и таят множество поражающих историков загадок.

Одна из таких загадок связана с происхождением Руси. Вот уже много столетий обсуждается эта проблема. Научный поиск идет непрестанно. И цель этого очерка - представить некоторые современные воззрения на сей сложный и весьма запутанный вопрос. Воззрения эти порою неожиданны - и могут показаться спорными, однако знать их необходимо.

1. Загадочные летописные "две руси"

Начальные историко-географические абзацы великой "Повести временных лет", ПВЛ, известнейшей нашей летописи, посвящены (по определению Дмитрия Сергеевича Лихачева, исследователя древнерусской литературы, который перевел ПВЛ на современный литературный русский язык) "событиям всемирной истории в ее средневековом понимании": разделению Земли между сыновьями Ноя и расселению народов по их наделам. Тут читаем:

"Иафет же получил страны северные и западные...

В странах же Иафета сидят р у с ь (разрядка моя; замечу, что Лихачев перевел имя народа не так, как обозначено оно в ПВЛ : "В странах же Иафета сидят русские..."; эту вольность я исправляю, ибо в ПВЛ сказано предельно ясно: "В Афетове же части седять русь..." - А.Ш.), чудь и всякие народы: меря, мурома, весь, мордва, заволочская чудь, пермь, печера, емь, литва, угра, зимигола, корсь, летгола, либь. Ляхи же и прусы, чудь сидят близь моря Варяжского... Потомство Иафета также: варяги, шведы, норманы, готы, р у с ь, англы, галлы, волохи, римляне, немцы, корлязи, венецианцы, генуэзцы и прочие..."(1).

Обратите внимание: в отрывке этом "русь" упомянута дважды и словом этим называются народы, жившие по разные стороны от Финского залива.

Первая "русь" соседит с чудью (сегодня это - эстонцы). Мы будем называть ее для удобства "южнобалтийской". Вторая же "русь" соседствует с варяжскими народами. Будем называть ее "северобалтийской".

2. "Тысяча и одно предположение"

Нет сомнения, что обе руси - и северо- и южнобалтийская были этнически родственны (иначе, с чего бы, собственно, им носить одинаковое имя?).

О том, что оно может обозначать, высказано "тысяча и одно предположение". "Русь" производили от имени речки Роси и города Русы. От древнесеверного "drot" (дружина) и от финского "ruotsi" (так финны называют шведов). От древнескандинавского "roder" (гребец) и от сирийского "hros", оказавшегося испорченным греческим "herоs" - "герой"...

Польский историк Хенрик Ловмяньский высказал в книге "Русь и норманны" любопытную мысль относительно этого имени: "Не могло ли оно восходить к корню raud "красный", "рыжий" и указывать на какую-то особенность территории"(2). Это предположение Ловмяньского оказалось продуктивным.

Не так давно я прочел увлекательнейшую книгу, написанную питерским географом и историком Виктором Параниным. Название ее - "Историческая география летописной Руси". В ней автор изложил новую теорию происхождения древней Руси.

Паранин обратил внимание на бытовавшую некогда в Восточной Европе систему для обозначения сторон горизонта и ориентации в пространстве. Называлась она "цветовой", а основывалась на Солнце. Юг в ней обозначался красным цветом, север - черным, восток - синим (голубым), а запад - белым.

Далее надо было определить язык, в котором могло возникнуть имя, соответствующее изложенным принципам.

Поиск привел к прибалтийско-финским языкам. При этом оказалось, что в одном из них, карельском, нашлись дивные слова: "ruskej" - "красный", и ряд производных: "rusko" - "заря", "румянец"; "ruskotaa" - "краснеть" и т.д. Никто до той поры (и до Паранина) толком над этим не задумывался.

Очевидной стала лингвистическая основа слова "русь" как ц в е т о в о г о символа ю ж н о г о элемента какой-то территориальной системы. Какой же именно?

3. Подсказывает "Калевала"

Для ответа на этот вопрос Паранин обратился к знаменитому эпосу карелов и финнов - "Калевале". Главное эпическое время его - бронзовый век, рубеж эпохи бронзы и железа, примерно 100 год до Рождества Христова (РХ).

Основной же сюжет эпоса заключается в борьбе за обладание чудесной мельницей Сампо между героями, обитающими в южной Калевале (Вяйнеле), с жителями Похьелы (то есть Севера). По этому поводу знаток фольклора академик Борис Александрович Рыбаков заметил в статье "Сампо и сейды": "Возможно, что битва за Сампо - не столкновение финнов и карел с лапландцами (саамами), а соперничество родственных между собой южных финно-карельских племен с северными тоже финно-карельскими племенами, веровавшими в того же верховного бога Укко, что и южане"(3).

Обратите внимание: столкновение юга с севером, "красного" с "черным", "ruskej" с "musta"! Это - решающее для понимания будущей судьбы этнонима "русь" положение. Что оно означает?

Во внутриплеменной борьбе южной части единого племени с северной (запечатленной в "Калевале", где борьба эта обрела вид битвы за Сампо), в борьбе "красного" с "черным", южная часть обособляется от северной - и при этом берет себе новое имя, как раз и связанное с ее географическим положением, то есть, "южная", "красная", "ruskej" - "русь"...

Продолжая развивать идею связи географического положения северобалтийской руси с политическим ее статусом, Паранин продолжает ее характеристику в таких словах:

"Южная ее часть, расположенная на крупном острове посреди залива, в одном из вариантов называлась Русью в силу своего положения. В Руси находился престол князей, властвовавших над варягами. Об этой Руси свидетельствукт автор ПВЛ, утверждающий, что Рюрик был из варягов, звавшихся русью..."(4).

Словом, Виктор Паранин вполне ясно назвал географический адрес "варяжской, северобалтийской руси". Это - южная часть древней Карельской земли, что находится, между прочим, на территории как нынешней Ленинградской области, так и Санкт-Петербурга, а раньше представляла собою остров.

4. "Остров русов"

Остров этот давно уже был описан любознательными арабами - путешественниками, историками и географами. Описание его дошло до нас, в частности, в книге "Дорогие ценности" (903 или 923 годы; запечатленные в ней события ученые относят к 870-м примерно годам) Абу Али Ахмеда ибн Омара Ибн Русте:

"Что же касается ар-Руссийи, то она находится на острове, окруженном озером. Остров, на коем они (имеются в виду русы. - А.Ш.) живут, протяженностью в три дня пути, покрыт лесами и болотами, нездоров и сыр, так что стоит человеку ступить ногой на землю, как она трясется из-за обилия в ней влаги.

У них есть царь, называемый Хакан русов. Они нападают на славян, подъезжают к ним на кораблях, высаживаются, забирают их в плен, везут в Хазаран и Булгар и там продают...

Они не имеют пашен, а питаются лишь тем, что привозят из земли славян... Единственное их занятие - торговля соболями, белками и прочими мехами... У них много поселений, и живут они привольно. Гостям оказывают почет, с чужеземцами, которые ищут у них прокровительства, обращаются хорошо, как и с теми, кто часто у них бывает..." (5)

А вот - еще одна характеристика русов из книги "Природа сельджуков" Тахира ал-Марвази Шараф аз-Замана: "...И они народ сильный и могучий, и ходят в дальние места с целью набегов, а также плавают они на кораблях в Хазарское море (на Каспий. - А.Ш.), нападают на их корабли и захватывают товар. Храбрость и мужество их хорошо известны, так что один из них равноценен многим из других народов. Если бы у них были лошади и они были наездниками, то они были бы страшнейшим бичом для человечества"(6).

Думаю, этих отрывков достаточно, чтобы читатель составил представление и о характере древних русов, и о том острове, на котором они жили. О последнем - еще одна цитата из книги Виктора Паранина "Историческая география летописной руси":

"Большинство исследователей признают сведения об острове фантастическими и не принимают во внимание, поскольку не находят реально существующего острова, который походил бы на описанный древними арабскими авторами...

А между тем, остров со всем комплексом приведенных в источниках свойств реально существует, а вернее существовал еще относительно недавно на севере Восточной Европы. Речь идет о территории, которая в настоящее время носит название Карельского перешейка и которая действительно в прошлом представляла собой остров, поскольку система Вуоксы в районе Выборга соединялась с Финским заливом...

Вуокса была одной из проток, соединяющих Финский залив с Ладогой; другой протокой была Нева, а между ними простирался остров, который и размерами, и ландшафтом, и своим географическим положением совпадает с островом Рус из арабских источников. Они служат еще одним основанием для локализации исторического ядра Древнерусского государства на территории нынешнего Карельского перешейка"(7).

5. Южнобалтийская русь.

Но что же тогда - вторая, южнобалтийская русь? Какой народ мог претендовать на родство с северобалтийской русью и на общую судьбу их начального этнического имени? У Паранина по сему поводу ясно высказанных предположений нет. Между тем ответ на поставленный вопрос лежит буквально на поверхности географической карты.

Южнобалтийская русь - ни что иное, как народ, ставший позже именоваться ижорой, ижорцами.

По современным историко-лингвистическим и археологическим воззрениям, определенная часть корелы в к о н ц е, как полагают, I тысячелетия по РХ отпочковалась от основной массы и осела на берегах Невы, южнее и западнее ее, и образовала там самостоятельную этническую единицу - племя ижоры.

Ижора и на самом деле по сию пору называет себя карелами, веря в то, что летописная корела и впрямь была ее предком. Я полагаю, правда, что переселение ижоры с "острова русов" на южное побережье Невы и Балтики могло начаться и раньше, то есть даже не позднее с е р е д и н ы I тысячелетия по РХ.

В этом свете представляется возможным выстроить довольно ясную хронологическую схему территориального и общественного развития Карельско-Ижорского региона от послеледниковой поры до рубежа I и II тысячелетий по РХ:

- в послеледниковое время (около 18 000 лет до РХ) земли нынешней Карелии начинает заселять первобытный человек;

- к середине I тысячелетия до РХ по мнению специалистовлингвистов складывается языковая основа карельского племени;

- примерно с 100 года до РХ (то есть, с рубежа эпох бронзы и железа) растут столкновения южной и северной частей племени корелы, ставшие основой сюжета "Калевалы";

- к середине первого тысячелетия по РХ южная часть корелы уже отделяется от северной - и обретает имя "русь"; в эту же пору южный приневский и балтийский берега заселяются частью северобалтийской руси, приносящей туда имя "старшей сестры";

- со второй половины I тысячелетия по РХ район Карельского перешейка и южных невско-балтийских берегов плотно заселяется и практически осваивается.

Все это непосредственно характеризует процесс укоренения руси на землях Приневья.

6. "Две руси" сменяют имена.

Теперь естественно поставить вопрос о том, как произошло, что "две руси" по прошествии какого-то времени сменили свое общее имя на два разных - "корелу" и "ижору".

Приведу тут еще один отывок из книги Виктора Паранина:

"...После призвания варягов во главе с Рюриком обширная страна, попавшая под их управление, стала называться Русью, что было естественно и понятно, ибо по отношению к земле варягов она занимала южное положение. Очевидно, в Приладожье, откуда мы выводим Рюрика, существовала страна с именем "Русь", однако вовсе не это было определяющим в наименовании земель, подчинившихся варягам, а южное направление варяжской экспансии. Позже, когда Олегом был взят Киев, название "Русь" распространилось и на Среднее Поднепровье. Это тоже было отражением развития Русского государства в южном направлении строго по меридиану" (8)

Северобалтийская русь, таким образом, отдала этническое свое имя тем многочисленным племенам (преимущественно - славянским), что жили к югу от Балтики и были со временем объединены в единое государство русами - князьями-варягами...

Такие прецеденты в истории уже встречались. В 697 году по РХ орды хана Аспаруха напали на балканских славян, основали там Болгарское царство - и отдали новым подданным этническое имя, которое они принесли на Балканы с волжского Булгара...

Что же до племени русь, то часть его продолжала жить на Карельском перешейке (он же - "остров русов"), по прошествии времени вернувшись, видимо, к имени, которым владела раньше.

Таким образом "северобалтийская русь" вновь стала "корелой" - и имя ее зафиксировала датированная 1066 годом берестяная грамота N 590, найденная в новгородском Нутном раскопе: "Литва встала на корелу". А еще через восемьдесят лет, в 1143 году, корелу упомянула и Новгородская первая летопись.

Беда многих современных ученых в том, что они так прочно привязывают историю корелы к первому летописному упоминанию, что можно подумать, будто до 1143 года та вовсе и не существовала. Это, разумеется, недопустимая оплошность...

7. Имя ижоры и "возврат" его.

Историки высказывают по крайней мере три предположения, откуда происходит племенное этническое имя ижоры.

Считают, что "Ингрия" может происходить от финского-карельского "Inkeri maa" ("прекрасная земля"). От этого-де имени пошло название левого притока Невы - Ижоры (Inkeri, Ingeri). Позже шведы "пристегнули" к этому имени свою, шведскую, "землю": "land". И получился топоним-гибрид: "Ingermanland" "Ингерманландия", нечто вроде "Земля прекрасной земли"...

Другие выводят Ингрию из личного имени князя: Игорь, или Ингвар. Епископ Иоаким в утерянной, но процитированной историком Василием Никитичем Татищевым летописи сообщает:

"Имел Рюрик несколько жен, но больше всех любил Ефанду, дочь норвежского князя, и когда та родила сына Игоря, дал ей обещанный при море град с Ижарою в вено (то есть, в дар, подносимый при женитьбе. - А.Ш.)" (9).

И Татищев, комментируя эти слова, говорит, что, вероятно, этот предел "от Ингоря (Игоря. - А.Ш.) Ингрией прозван". Тут историк, правда, не обращает внимания на то, что Иоаким в приведенном отрывке уже называет имя "Ижара", то есть, Ижора, она же - Ингрия. Может, оно, все же, бытовало и раньше?

Еще одна версия связывает имя Ингрии с Ингигерд, женой Ярослава Мудрого, скандинавкой родом, дочерью шведского короля. Ей, опять-таки, в качестве свадебного подарка дана была Ладога (Альдейгьюборг по-шведски) и "все то ярлство, что к ней принадлежит", то есть и южные невские берега, где тогда жила русь-ижора. Имя "ижора" впервые встречается в русских летописях только в 1228 году. хотя еще за полвека до того "Ингрию" упомянул в своей булле папа Александр III.

Итак, "две руси" исчезли. Осталась одна, новая Русь - Киевская. Потом она стала просто Русью, а еще позже - Россией.

8. Возвращение к истокам.

А сейчас вернемся из века девятого в век восьмой, чтобы повести речь об истории руси-варягов, которая началась задолго до пришествия Рюрика с братьями с "острова русов", из Приневья, в район Старой Ладоги.

Имя русов встречается в сочинениях, связанных с правлением гуннского полководца Аттилы, с началом V века ("Песнь о Нибелунгах"). Отмечая, что в восприятии поэта XIII века (время написания "Песни") русы существуют отдельно от "бойцов из Киевской земли", мы, все же, отнесемся к этому сочинению как к литературному, но не историческому.

Реальная же связь имени русов с сугубо историческими фактами относится к 770 году, когда у шведского местечка Браваллы в Восточном Готланде произошла битва между войсками датского конунга Харальда по прозванию Боевой Клык и шведского конунга Сигурда Ринга. На стороне Ринга выступал среди прочих и его брат, Регнальд Р у с с к и й, которого хронист Саксон Грамматик называет в "Истории Данов" "королем". Чьим именно - достаточно ясно говорит его прозвище: Регнальд был конунгом русов, сражавшихся при Бравалле, между прочим, и против славян, выступавших на стороне павшего в битве Харальда и потерпевших поражение от соединенных шведско-норвежско-готско-венецианско-русско-английских войск.

Оба главных противника - и Харальд, и Ринг - восходили к знаменитому шведскому завоевателю Ивару Широкие Объятия, который в конце VII - начале VIII веков объединил Англию, Саксонию, Данию, Швецию и ряд "Восточных земель". Он принадлежал к харизматическому роду Скьолдунгов, что вели родословную от Скьолда, сына Одина, верховного бога скандинавов.

Ивар пал на поле боя под Кирьялаботнаром (у "Карельских заливов", вероятно у нынешнего Приозерска), в схватке с конунгом Гардарики (так в старину шведы именовали русские земли) Радбардом, который тоже был с ним в родственной связи, будучи женат на дочери Ивара, Ауде Глубокозадумчивой. Ауда, в свою очередь, была прародительницей двух родов: один пошел от первого ее мужа Рорика Метателя Колец, а другой - от конунга Радбарда Гардского. Харальд Боевой Клык был наследником Рорика, а Сигурд Ринг и Регнальд Русский - Радбарда.

Чтобы вы могли разобраться в этих дебрях, я прилагаю в конце очерка генеалогическую таблицу родственных связей участников битвы при Бравалле и последующей истории руси-варягов.

9. Бравалла и Бравлин

Итак, к Бравалльской битве впервые в европейской хронике было хронологически привязано имя русов в лице их короля Регнальда. С нею же связан был еще один, простой, вроде, факт прозывания некоего человека определенным именем. Но факт сей оказывается весьма важным, связующим целый ряд событий, стоящим на вершине судьбы целой династии, ибо он ввел в раннюю русскую историю еще одну личность: князя Бравлина (ударение, как и в слове "Бравалла", на первом слоге).

Это имя встречаем мы в "Житии свв. Георгия Амастридского и Стефана Сурожского", опубликованном в 1893 году историком Василием Васильевским в "Летописи занятий Археографической комиссии". Нас интересует сейчас Стефан Сурожский.

С 767 по 787 годы (до смерти) Стефан был епископом епархии в Суроже (нынешний Судак между Феодосией и Алуштой). Кафедральный собор святой Софии был основан в Суроже в 793 году. Именно в нем где-то около 813 года (год нападения русов на остров Эгину в Эгейском море: думаю, с ним можно связать и события в Суроже) разыгралась историческая драма, описанная в житии, названном "О прихождении ратию к Сурожу князя Бравлина из Великого Новгорода".

Сразу должен отметить, что появление в "Житии" имени Новорода - это, конечно, поздняя интерполяция летописца, ибо в начале IX века Новгород как самостоятельное городское поселение еще не существовал (это достаточно безоговорочно доказано раскопками, проанализированными, в частности, в статье Валентина Лаврентьевича Янина "Основные исторические итоги археологического изучения Новгорода"; см.: Новгородские археологические чтения. Новгород, 1994. С. 9-27).

Многие современые историки этот факт игнорируют, опираясь на свидетельство ПВЛ, Новгородских и иных летописей, в которых Новгород как данность упоминается как минимум с 862 года - то есть, со времени прихода туда Рюрика с братьями. Но мы-то с е г о д н я уже знаем, что в IX веке Новгорода не существовало, и стало быть, не может речи идти ни о каких "новгородских ратях и князьях". И коль скоро "Житие" говорит о походе русов, то и возглавлял их, несомненно, русский князь.

Нас не интересуют сейчас частные перипетии этого похода, о котором автор "Жития" говорит лишь для того, чтобы продемонстрировать осуществляемые святым Стефаном чудеса. Нас интересует другое: кем был князь Бравлин?

10. Историко-хронологические ряды

Надо сказать, тут я вступаю в область догадок, которые не подтвердишь стопроцентно. Когда речь идеть о временах столь давних, стопроцентных истин практически вообще нет. Документов почти не существует; летописание еще не началось (время его позже); а саги, легенды, мифы не есть реалии, на которые можно опираться безоговорочно (хотя игнорировать их никоим образом нельзя). Значит, в ход должны идти умозаключения.

В их основу я кладу понятие об и с т о р и к о - х р о н o л o г и ч е с к о м p я д е.

Есть известные нам сегодня факты и имена. О них говорят и современные событиям произведения народного творчества, и в редких случаях - документы, а также позднейшие летописи и хроники. Это так сказать, некая "историческая основа".

Есть положение этих имен и фактов в хронологическом ряду, которое достаточно точно устанавливается либо самими этими источниками, либо вычисляется с той или иной мерой достоверности. Это я рассматриваю как "хронологическую основу".

И есть исследователь, который сопоставляет "историзм" фактов и имен с их "местом в хронологии" - и, сделав ряд выводов, ставит на этой основе имена и факты в некий цельный ряд (верно или неверно - судить и специалистам, и читателям).

Лондонский историк Николай Беляев писал в статье "Рорик Ютландский и Рюрик начальной летописи" об имени "Бравлин":

"Мне думается, что имя это было прилагательным и являлось воспоминанием о Бравалле, где носитель его мог сражаться и заслужить себе отличие"(10).

Соглашаясь с тем, что имя князя Бравлина связано с Бравалльской битвой, позволю высказать иное мнение, объясняющее генезис этого имени. Для этого займемся арифметикой.

Бравалльская битва была в 770 году. На Сурож русы во главе с Бравлином напали примерно в 813 году (в ту пору на епископской кафедре в Суроже еще правил упомянутый "Житием" Филарет, реальное историческое лицо). Если, по предположению Беляева, имя "Бравлин" связано с участием некоего воина в Бравалльской битве (от которой он и получил свое прозвище) и если мы примем его возраст к моменту участия в этой битве, скажем, лет в тридцать, то к 813 году ему должно было быть: 30 + 30 (время от 770-го до 800 года) + 13 = 73 года.

Мог ли более чем семидесятилетнеий старец возглавлять многодневный дальний поход, принимать участие в битве, с мечом в руках (по тексту "Жития") взламывать городскую и церковную двери и т.д.? Не думаю. Вероятно, все же, Бравлин должен был быть хоть на четверть века помоложе, то есть родиться долженствовало ему не около 745, а около 770-775 года.

Но тогда ясно, что в битве при Бравалле он принять участия не мог. Он мог в год Браваллы в лучшем случае родиться. И тогда логично предположить, что имя свое он получил в память битвы лишь потому, что участником ее был, вероятно, его отец или близкий родственник (или тот и другой).

Есть два таких родственника, один из которых стал в год Браваллы конунгом шведов, а другой был "королем русов": это были братья Сигурд Ринг и Регнальд Русский. Потомок Сигурда нам известен: это знаменитый рыцарь Рагнар Лодброк. А вот о потомстве Регнальда Русского ни сказания, ни легенды, ни летописи свидетельства нам не оставили.

И здесь важно представить последовательность, в которой стоят персонажи на исторической сцене: кто за кем и кто кого сменяет. Мы помним, что в истории вслед на Регнальдом действует ни кто иной, как Бравлин, водивший русов на Сурож. Бравлин, повторю, был, несомненно, русом. Мало того, полагаю, что он, родившийся в год Браваллы, был назван в ее честь ни кем иным, как его отцом, который был вождем русов и сам принимал участие в этом сражении. А таким вождем был, опять-таки, ни кто иной, как Регнальд Русский.

Иными словами, я считаю, что род Бравлина восходит через его отца Регнальда Русского к легендарному Скьолду и его отцу Одину, то есть Бравлин принадлежит к династии Скьолдунгов, как будут принадлежать к ней и его потомки, среди коих ближайшие сыграют свои роли в истории летописной Руси, Приневья, вслед за чем - Руси Приильменской и Руси Киевской.

11. Немного арифметики по поводу Буривоя и Гостомысла

В левой части "Генеалогической таблицы", приведенной в этом очерке, помещены и сведения о легендарных простославянских князьях, упомянутых в Иоакимовской летописи, которую приводит в своей "Истории Российской" Василий Татищев. Современный историк Игорь Фроянов с сочувствием пишет:

"В так называемой Иоакимовской летописи, которой пользовался В.Н.Татищев, сквозь легендарную дымку виднеются князья, что свидетельствует о существовании в средневековой отечественной историографии традиции, относившей княжескую власть Новгороде к доваряжским временам"(11).

Сделав нужную поправку на то, что в "доваряжские времена" Новгорода еще не существовало, примем это мнение к сведению.

Генеалогический ряд легендарных князей заканчивается именами уже летописными - Буривоя и Гостомысла. Иоаким пишет: "По смерти Владимира и матери его Адвинды княжили сынове его до Буривоя, иже девятый бе по Владимире, имяна же сих осьми неведомы,.. разве в песнех древних воспоминают"(12).

Владимир мог бы княжить, как полагают нынешние историки, около 530 года. А еще у них есть в ходу такое понятие, как "активная деятельность одного поколения", выражающееся тридцатилетним циклом. Взяв такой цикл за основу, получаем, что княжение Буривоя, "девятого по Владимире", началось у ильменских словен примерно в 800 году (530 + 270/30 х 9/ = 800).

Предположив, что Буривой начал княжить в возрасте уж никак не моложе четверти века, получим примерную дату его рождения - 775 год. Можно предположить, что к двадцати годам Буривой мог уже и жениться, и обзавестись сыном, а отсюда год рождения его сына Гостомысла (об этой степени родства сообщает Иоаким, указавший также, что Гостомысл имел четырех сыновей они погибли молодыми - и трех дочерей) определим как 795-ый. Опять-таки, предположив, что первая дочь родилась у него к двадцати его годам (715 год), вторая - ее звали Умилой, скажем, через год (717), третья - в 719 году, а сыновья с 720 по 725 годы, - получим хронологию его семейства.

Можно, опять-таки, представить, что старшая дочь его вышла замуж лет восемнадцати - и в 734 году родила сына, а Умила, последовавшая ее примеру, была отдана замуж в 735 году, и год спустя у Гостомысла появился второй внук, а в 737-ом и 738 года в семье Умилы родилось еще двое сыновей.

Все эти даты вычислены путем простейших подсчетов и не столь уж дерзких допущений. Нам нужно осознать и то, что они предположительны, и то, что они в о з м о ж н ы, ибо нам надо будет сейчас уложить их в общую хронику руси-варягов.

12. ПВГ и конунг Хакан

Видный исследователь жизни населявших Скандинавию, Приневье, Поволховье и Приильменье народов, а также развития пути "из Варяг в Греки" (коротко - ПВГ) Глеб Лебедев пишет:

"Волхов вместе с реками восточного Приильменья уже на исходе VIII в. был включен в систему международных коммуникаций... Волховско-Днепровская магистраль, протяженностью около 1500 км, начиналась в восточной оконечности Финского залива и проходила по Неве ("устье озера Нево"), юго-западной части Ладожского озера, Волхову, оз. Ильмень, Ловати, с переходом из Балтийского бассейна в Черноморский, по рекам Усвяче, Каспле, Лучесе, верхнему течению Западной Двины (где открывался еще один выход на Балтику) и системе волоков на Днепр в районе Смоленска. Отсюда начинался путь по Днепру, с важным перекрестком в районе Киева, труднопроходимым участком днепровских порогов и выходом на простор Черного моря в непосредственной близости от Херсонеса (Корсуни) и других византийских владений в Крыму"(13).

Как мы уже видели, русы-варяги освоили этот путь еще в начале IX века, совершив поход на Сурож. А еще спустя лет двадцать по ПВГ вновь прошла армия русов, совершившая нападение на южночерноморский город Амассеру (Амастриду). Руководитель русов был, судя по тексту "Жития св. Георгия Амастридского", о котором я упоминал выше, значительно моложе Бравлина, водившего русов на Сурож. Молодой рус, кроме всего прочего, был сведущ в сути христианских воззрений, о которой он, несомненно, узнал от участника прошлого похода, вероятно, от руководжителя его и, вероятно, от своего отца.

Но кем же тогда был этот сын? Кто следующим стоит в хронологическом ряду среди хоть как-то запечатленных в истории личностей? Есть ли вообще в истории такая личность?

Такая личность есть - и человека этого звали Хаканом (ударение - на первом слоге). О нем мы имеем документальное известие, о котором сейчас и поведем речь.

13. Конунг Хакан и "Бертинские анналы"

В 839 году епископ Пруденций Галиндо сделал запись в так называемых "Бертинских анналах" о том, что 18 мая франкский император Людовик Благочестивый принял при дворе в Ингельхайме посольство византийского императора Феофила, направившего вместе с ним к Людовику "...неких людей, которые утверждали, что они, то есть их народ, зовутся Рос, и которых их король, называемый Хаканом, направил к нему /Феофилу/ ради дружбы, как они уверяли..."(14).

Далее Пруденций отметил в "Анналах" просьбу Феофила предоставить послам Хакана возможность безопасно вернуться в их страну, ибо путь, которым они прибыли в Константинополь, шел по землям варварских и агрессивных народов. Расспросив послов, император выяснил, что они принадлежали к народу свеонов, то есть шведов. Пруденций пишет далее: "Считая их скорее разведчиками, чем искателями дружбы, он решил задержать их у себя, чтобы можно было достоверно выяснить, с добрыми ли намерениями они пришли туда или нет"(15).

О дальнейшей судьбе посольства мы ничего не знаем. Но не она нас сейчас интересует, а то, что впервые в европейском, современном описываемому событию д о к у м е н т е, зафиксировано было как имя "Рос"="русь", так и имя "короля" русов - Хакана (упоминание Регнальда Русского хотя и относилось ко времени более раннему, но сделано было хронистом XII века).

О том, что в Ингельхайме посланцев летописной Руси приняли за шведов, надо сказать, что она и была страной скандинавской - и как могли варяги-русь определить свою географическую принадлежность, не прибегая к известному в Европе адресу: "рядом со шведами, со свеонами"?

Где только историки не "располагали" страну посланцев Хакана: и в Среднем Поднепровьи, и в Швеции, и в Среднем Поволжьи! Но мало кто обратил внимание, что путь посольства точно совпал с описанным в ПВЛ маршрутом ПВГ от "острова русов" в Карелии по Неве, Волхову и Днепру - и кружным путем вокруг Европы, которым послы в конце концов и воспользовались...

Итак, следующим после Бравлина в хронике руси-варягов был "король народа Рос" Хакан (это - весьма употребимое в Скандинавии имя, а не видоизмененный титул "каган", как говорят многие историки) - и мы имеем все основания считать, что он наследовал престол по смерти своего отца, после чего и направил посольство "ради дружбы" к императору Феофилу.

14. Иоаким о Буривое и призвании Гостомысла

Теперь обратимся к следующим по времени событиям, относящимся к соседям руси-варягов: к обитавшим в Поволховьи и Приильменьи племенам руси-ижоры, чуди, веси и словен. Они были объединены в общий конфедеративный союз, управлявшийся советом старейшин, выдвигавшх единого вождя. Одно время им был Буривой. Иоаким сообщает о нем в своей летописи: "Буривой, имея тяжку войну с варязи, множицею побеждаша их и овлада всю Бярмию (возможно, тут - нынешняя Карелия. А.Ш.) до Кумени (ныне Кеми-йоки. - А.Ш.). Последи при оной реце побежден бысть: вся свои вои погуби, едва сам спасеся, иде во град Бярмы, иже на острове сый крепце устроенный (видимо, нынешний Приозерск. - А.Ш.), иде же князи подвластные пребываху, и тамио, пребывая, умре. Варяги же, абие пришедше град Великий (то есть, в Ладогу. - А.Ш.) и протчие обладаша и дань тяжку возложиша на словяны, русь и чудь. Людие же терпяху тугу велику от варяг, пославше к Буривою, испросиша у него сына Гостомысла, да княжит в Велице граде. И егда Гостомысл приа власть, абие варяги бывшия овы изби, овы изгна, и дань варягом отрече, и, шед на ня, победи..."(16).

Итак, по Иоакиму, на племена руси-ижоры, словен и чуди напали некие "варяги", о которых пишет и автор ПВГ. Было это до 859 года, ибо к тому времени "варяги" эти покорили еще и кривичей с весью. Кто же осуществил эту экспансию?

В известном сочинении великого исландского поэта и историка Снорри Стурлусона "Хеймскрингла" ("Круг земной") рассказано о тинге - народном собрании, которое состоялось 15 февраля 1018 года в Уппсале; некий Торгнир сказал тогда: "Торгнир, мой дед по отцу, помнил Эйрика Эмундарсона, конунга Уппсалы, и говорил о нем, что пока он мог, он каждое лето предпринимал поход из своей страны и ходил в различные страны и покорил Финланд и Кирьялаланд, Эйстланд и Курланд и много земель в Аустрленд ("Восточных странах". - А.Ш.)"(17).

Современная скандинавистка Татьяна Джаксон пишет, ссылаясь на работы шведского историка Биргера Нермана: "...По хронологии Б.Нермана, шведский конунг Эйрик умер в 882 г. в преклонном возрасте;.. по мнению Нермана "Аустрвеги" ("Восточные пути" - примерно то же, что "Аустрленд". - А.Ш.) Эйрик покорил в 850-859 гг."(18).

Таким образом, мы вполне резонно можем предположить, что уппсальский конунг Эйрик Эмундарсон и был тем вождем "варягов", несомненно, шведов, которые до 859 года разбили войско князя Буривоя, покорив затем финнов, карелов, эстов, куршей, а также "Аустрленд" с главным "градом Великим"-Ладогой, то есть земли руси-ижоры, словен, веси и кривичей с мерей.

15. Призвание Рюрика

Многие историки по сию пору недоумевают, как это вышло: сначала, мол, прибалтийско-словенские племена прогнали варягов, а потом, охваченные усобицами, вновь обратились к ним:

"И идоша за море, к варягам, к руси. Сице бо ся зваху тье варязи русь, яко се друзии зовутся свие, друзи же урмане, англяне, друзии готе, так и си. Реша русь, чюдь, словени и кривичи и вси (интересно, что Дмитрий Лихачев перевел это место так: "Сказали руси чудь, славяне, кривичи и весь..." - вместо "сказали русь..." - "сказали руси..."): "Земля наша велика и обилна, а наряда в ней нет. Да поидите княжить и володеть нами". И избрашася 3 братья с роды своими, пояша по собе всю русь и приидоша; старейший, Рюрик, седе Новегороде, а другой, Синеус, на Беле-озере, а третий Изборсте, Трувор"(19).

Итак, автор ПВЛ утверждает, что "призвание варягов-руси" произошло из-за усобиц, а мотив избрания именно Рюрика с братьями абсолютно непонятен: почему позвали этих, а не других?

Иоаким дает совсем иное объяснение. Он говорит, что после изгнания врягов-шведов Гостомысл занедужил. Все его сыновья к тому времени умерли, и он не знал, кто наследует ему. Он обратился к вещунам - и те сказали ему, что наследовать ему будет его родственник. А тут во сне он увидел, что из чрева его средней дочери Умилы выросло дерево, плоды которого напитали всю землю. И Иоаким завершает рассказ так: "Гостомысл же, видя конец живота своего, созва вся старейшины земли от славян, руси, чуди, веси, мери, кривич и дрягович, яви им сновидение и посла избраннейшия в варяги просити князя. И приидоша по смерти Гостомысла Рюрик с двемя браты и роды ею... Рюрик по смерти братии облада всею землею, не имея ни с кем войны. В четвертое лето княжения его переселися от старого в Новый град великий ко Ильменю (подразумевается уже существовавшее к той поре тремя километрами южнее нынешнего Новгорода Рюриково городище. - А.Ш.).... По смерти же отца своего облада варягами, емля дань от них"(20).

Кто был князем, "королем русов" до Рюрика, мы знаем: это был Хакан, около 735 года, как я предположил, женившийся на средней дочери Гостомысла Умиле. Та примерно в 736 году родила ему сына Рюрика, а вскоре еще и Синеуса с Трувором.

Таким образом, князь, пришедший в Ладогу с "острова русов", с нынешнего Карельского перешейка, в 862 году, был достаточно молод: ему исполнилось около 28 лет.

Можно предположить, что еще в 860 году он участвовал в походе русов на Царьград, когда по "пути из Варяг в Греки" мимо Ладоги, только что освобожденной Гостомыслом от варяговшведов Эйрика Эмундарсона, прошла сильная рать русов, коих, вполне возможно, возглавлял Рюрик и в числе коих, вполне возможно, были его "бояре" Аскольд и Дир, вскоре после призвания Рюрика в Ладогу отправившиеся к Царьграду, чтобы поступить там на службу к императору, заключившему мир с русами четыре года назад, но по пути оставшиеся княжить в "граде малом" Киеве, до того платившем хазарам унизительную дань.

Поход 860 года произвел на ладожан впечатление - и послужил дополнительным стимулом для призвания Рюрика с братьями.

16.Заключение: кто же таков Рюрик Альдейгьюборгский?

Прежде всего: как его именовать? Историки давали ему разные имена: Рюрик Новгородский, Рюрик начальной летописи, Рюрик Ладожский. "Новгородский" отпадает: в годы его жизни Новгорода еще не существовало. "Начальная летопись" тоже неточна: основные сведения о Рюрике мы получаем из Иоакимовской летописи, а не из ПВЛ. Более всего подходит "Рюрик Ладожский", но я бы предложил именовать его Рюриком Альдейгьюборгским: скандинавы называли Ладогу Альдейгьюборгом - и это ототражает карельско-скандинавский момент его происхождения.

Приводимая ниже генеалогическая таблица проясняет нетождественность Рюрика Альдейгьюборгского и Рорика Ютландского, с которым многие историки соотносят нашего героя. Но наш Рюрик был лишь внучатым племянником рыцаря, некогда известного в Ютландии и Фрисландии. Это были абсолютно разные люди.

Рюрик был русом и сыном "короля народа Рос" Хакана, внуком Бравлина, правнуком Регнальда Русского, праправнуком Рандвера, прапраправнуком Радбарда Гардского и Ауды Глубокозадумчивой, прапрапраправнуком Ивара Широкие Объятия и потомком мифического Скьолда и его отца Одина. Рюрик принадлежал, таким образом, к харизматическому скандинавскому клану Скьолдунгов - и покровительство богов давало его власти качество силы и непререкаемости, реально помогшей его наследникам сохранить ее на протяжении веков, до смерти царя Федора в 1598 году. Но при этом Рюрик был потомком и словен - Буривоя и Гостомысла. И такой взгляд на его генезис и неожиданен, и свеж.

БИБЛИОГРАФИЯ

1.Повесть временных лет. Часть первая. Текст и перевод. М.-Л., 1950. С.с. 205, 206 (далее: ПВЛ... С. ...).

2.Ловмяньский Х. Русь и норманны. М., 1985. С. 187.

3.Рыбаков Б.А. Сампо и сейды. // Новое в археологии СССР и Финляндии. Л., 1984. С. 77.]

4.Паранин В.И. Историческая география летописной Руси. Петрозаводск. 1990. С. 144 (далее: Паранин... С. ...).

5.Цит. по: Новосельцев А.П. Восточные источники о восточных славянах и Руси VI-XI вв.//

6.Древнерусское государство и его международное значение М., 1965. С. 397-398.

7.Там же. С. 400.

8.Паранин... С. 116-117.

9.Татищев В.Н. История российская. Собрание сочинений. Том I. История российская. Часть первая. М., 1994. С. 110 (далее: Татищев... С. ...).

10.Беляев Н.Г. Рорик Ютландский и Рюрик начальной летописи. // Seminarium kondakovianum. Сборник статей по археологии и византиноведению, издаваемый семинарием имени Н.Г.Кондакова. III. Прага, 1929. С. 220-221.

11.Татищев... C. 108.

12.Фроянов И.Я. Мятежный Новгород. Л., 1992. С. 57.

13.Лебедев Г.С. Эпоха викинов в Северной Европе. Л., 1985. С. 91.

14.Цит. по: Назаренко А.В. Русь и Германия в IX-X вв. //Древнейшие государства Восточной Европы. М., 1994. С. 18.

15.Цит. по: Памятники истории Киевского государства IX-XII вв. Л., 1936. С. 23-24.

16.Татищев... С. 115.

17.Цит. по: Джаксон Т.Н. Исландские королевские саги о Восточной Европе (первая треть XI в.). М., 1994. С. 73.

18.Там же. С. 152.

19.ПВЛ... С. 18.

20.Татищев... С. 110.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Французский путешественник XIX в. Ксавье Мармье много поколесил по разным странам. Описание путешествия Ксавье Мармье по Северной Германии и Скандинавии под названием "Записки о севере" (Lettres sur le Nord) было впервые издано в 1840-м году в Париже и впоследствии неоднократно переиздавалось. Михаил Жих обнаружил в этих записках и перевел мекленбургскую легенду о Рюрике, и ныне приверженцы ободритской теории черпают в ней источник нескончаемой благодати.

Французский текст:

(1) Une autre, tradition du Mecklembourg mérite d'être citée, car elle se rattache à (2) l'histoire d'un grand empire. Au VIII siècle de notre ère, la tribu des Obotrites était (3) gouvernée par un roi nommé Godlav, père de trois jeunes hommes également (4) forts, courageux et avides de gloire. Le premier s'appelait Rurik (paisible), le (5) second Siwar (victorieux), le troisième Truwar (fidèle). Les trois frères, n'ayant (6) aucune occasion d'exercer leur bravoure dans le paisible royaume de leur père, (7) résolurent d'aller chercher ailleurs les combats et les aventures. Ils se dirigèrent à (8) l'est, et rendirent célèbres dans les diverses contrées où ils passaient. Partout où ils (9) découvraient un opprimé, ils accouraient à son secours; partout où une guerre (10) éclatait entre deux souverains, ils tâchaient de reconnaître lequel des deux avait (11) raison, et se rangaient de son côté. Après plus d'une généreuse entreprise, (12) et plus d'un combat terrible, où ils se firent admirer et bénir, ils arrivèrent en Russie. (13) Le peuple de cette contrée gémissait sous le poids d'une longue tyrannie, contre (14) laquelle il n'osait môme plus se révolter. Les trois frères, touchés de son infortune, (15) réveillèrent sen courage assoupi, assemblèrent une armée, et, marchant eux-mêmes à sa tète, (16) renversèrent le pouvoir des oppresseurs. Quand ils eurent rétabli l'ordre (17) et la paix dans le pays, ils résolurent de se mettre en route pour (18) rejoindre leur vieux père; mais le peuple reconnaissant les conjura de ne pas partir (19) et de prendre la place de ses anciens rois. Rurik reçut alors la principauté de Nowoghorod, (20) Siwar celle de Pleskow, Truwar celle de Bile-Jezoro. Quelque temps après, (21) les deux frères cadets étant morts sans enfants, Rurik adjoignit leurs (22) principautés à la sienne, et devint chef de la famille des czars qui régna jusqu'en 1596.

Русский перевод:

(1) Ещё одна мекленбургская традиция заслуживает быть названной, так как она связана с (2) историей одной большой империи. В VIII в. н.э. племя ободритов (3) управлялось королём по имени Годлав, отцом трёх молодых людей в равной степени (4) сильных, мужественных и жаждущих славы. Первого звали Рюрик (миролюбивый), (5) второго Сивар (победоносный), третьего – Трувар (верный). Три брата, не имея (6) никакой возможности проявить свою храбрость в мирном королевстве своего отца, (7) решили отправиться искать битв и приключений в другом месте. Они отправились на (8) восток и прославились в разных странах, в которых они побывали. Везде, где они (9) обнаруживали угнетённого, они приходили ему на помощь; везде, где вспыхивала война (10) между двумя правителями, они старались понять, кто из них (11) прав и принимали его сторону [в этой войне]. После [свершения] множества великодушных деяний (12) и ужасных войн, где ими восхищались и благословляли [их], они прибыли в Россию. (13) Народ этой страны стонал под пятой длительной тирании, (14) против которой он не осмеливался больше поднять восстание. Три брата, проникнувшиеся его несчастьем, (15) пробудили [в нём] уснувшее чувство храбрости, собрали войско и во главе его (16) свергли власть угнетателей. Когда они восстановили порядок (17) и спокойствие в [этой] стране, они решили отправиться в путь, чтобы (18) встретиться со своим старым отцом, но народ, благодарный [им], умолил их не уезжать (19) и занять место его древних королей. Тогда Рюрик, получил Новгородское княжество, (20) Сивар – Плесковское (Псковское - sverc) [княжество], Трувар – Белозерское [княжество]. Спустя некоторое время (21) два младших брата умерли бездетными, [после чего] Рюрик присоединил их (22) княжества к своему [княжеству] и стал основателем царской династии, которая правила [в России] до 1596 года.

Интересно, откуда ноги растут у этой легенды?

Share this post


Link to post
Share on other sites
(Saygo @ Вчера, 00:49)
Брайчевский в вышеупомянутом произведении говорит о конунге по имени Рьорих из Упсалы (Эрик Анундсон?).

Узнать бы, откуда он (Брайчевский) его (Рьориха) взял? Рьорих это, собственно, Рерих, в переводе с украинского. Что-то не припомню такого в источниках.

Share this post


Link to post
Share on other sites
(Saygo @ Авг 21 2013, 03:47)
Ещё одна мекленбургская традиция заслуживает быть названной, так как она связана с (2) историей одной большой империи. В VIII в. н.э. племя ободритов (3) управлялось королём по имени Годлав, отцом трёх молодых людей в равной степени...
...и стал основателем царской династии, которая правила [в России] до 1596 года.

Интересно, откуда ноги растут у этой легенды?

В XVI столетии доминиканский монах Мавро Орбини (первый историк славянства) в своей книге "Происхождение славян и распространение их господства" приводил схожую легенду, ссылаясь на Сигизмунда Герберштейна. Рюрик и его братья, по книге Орбини, происходят из Вагрии.

Share this post


Link to post
Share on other sites
(Сергий @ Сегодня, 11:39)
Мавро Орбини (первый историк славянства)

Я бы немного уточнил - первый пропагандист славянства. rolleyes.gif

Share this post


Link to post
Share on other sites

Хорватский историк из Дубровника. Первый так сказать панславист. Историческое сочинение называлось

Книга историография початия имене, славы и разширения народа славянского, и их цареи и владетелеи под многими имянами, и со многими царствиями, королевствами, и провинциами. Собрана из многих книг исторических, чрез господина Мавроурбина архимандрита Рагужского. СПб. 1722.

http://www.vostlit.info/Texts/rus17/Mavro_....phtml?id=10718

http://www.vostlit.info/Texts/rus17/Mavro_....phtml?id=10719

http://www.vostlit.info/Texts/rus17/Mavro_....phtml?id=10720

Особенно забавно о маркоманах, вандалах и квадах - славянах. Что же сделаешь, деятель эпохи романтизма. Ему такие ощибки простительны поскольку подобную ахинею несли тогда в многих странах. Но сегодня его стоит принимать очень критически.

Share this post


Link to post
Share on other sites
(Kryvonis @ Сегодня, 11:10)
Особенно забавно о маркоманах, вандалах и квадах - славянах. Что же сделаешь, деятель эпохи романтизма. Ему такие ощибки простительны поскольку подобную ахинею несли тогда в многих странах.

Мавро Орбини делает в тексте многочисленные ссылки на авторов "ахинеи", и приводит их имена в библиографии к своей книге.

(Kryvonis @ Сегодня, 11:10)
Но сегодня его стоит принимать очень критически.

Это несомненно.
Впрочем, эту книгу и ранее воспринимали критически - отзыв Василия Татищева о ней просто разгромный: дескать, бумаги жалко, на сию книгу потраченной...

(Kryvonis @ Сегодня, 11:10)
сочинение называлось
Книга историография початия имене, славы и разширения народа славянского, и их цареи и владетелеи под многими имянами, и со многими царствиями, королевствами, и провинциами. Собрана из многих книг исторических, чрез господина Мавроурбина архимандрита Рагужского. СПб. 1722.

Так называлось первое (и на три столетия единственное) издание русского перевода.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Но вкратце так: Рюрик вполне себе мог быть скандинавом и сидеть в Ладоге...

А мог и не быть...

...и не сидеть. ;)

1. Рюрик и его братья совершенно легендарны. Эта легенда известна только по русской летописи. Вдумайтесь - если бы ПВЛ (или её легендарная часть) не сохранилась - мы вообще ничего не знали бы о Рюрике!

2. Легендарный Рюрик (дед) призван в 862 году, а его, более чем реальный, внук Святослав погиб в 972 году. Через 110 лет!

(см. также ветку Хронологическая лакуна в родословной первых Рюриковичей) -

http://svitoc.ru/index.php?showtopic=566

3. Нигде в Скандинавии "эпохи викингов" не было каменных укреплений, подобных ладожским.

Share this post


Link to post
Share on other sites

1. Рюрик и его братья совершенно легендарны. Эта легенда известна только по русской летописи. Вдумайтесь - если бы ПВЛ (или её легендарная часть) не сохранилась - мы вообще ничего не знали бы о Рюрике!

2. Легендарный Рюрик (дед) призван в 862 году, а его, более чем реальный, внук Святослав погиб в 972 году. Через 110 лет!

Так если Рюрик сидел в Ладоге "до приглашения", то он никакого отношения к варягам-руси не имел. "До приглашения", на севере скорее всего хозяйничали именно скандинавы, а не варяги-русь.

3. Нигде в Скандинавии "эпохи викингов" не было каменных укреплений, подобных ладожским.

Тут я не в курсе. А какие подробности?

Edited by Mukaffa

Share this post


Link to post
Share on other sites
3. Нигде в Скандинавии "эпохи викингов" не было каменных укреплений, подобных ладожским.

А Бирка?

Share this post


Link to post
Share on other sites
3. Нигде в Скандинавии "эпохи викингов" не было каменных укреплений, подобных ладожским.
А Бирка?

Оборонительные сооружения Бирки - обрывистые скалы (Борг) и земляные валы.

Ладожская находка является археологической неожиданностью. Ни в Восточной Европе, ни на побережье Балтийского моря мы до конца IX в. не находим похожих архитектурных сооружений. И столетием позже такие крупные центры, как Киев, Новгород, а также Гамбург, Хедебю, Бирка, Волин, Колобжег, укреплялись деревоземляными конструкциями. В поисках аналогий можно было бы назвать некоторые оборонительные сооружения Великой Моравии, однако стены этих поселений имели несколько иную, чем в Ладоге, конструкцию - они состояли, как правило из брустверной каменной стены и присыпанной к ней с тыла земляной насыпи. Наиболее близкие по устройству сооружения сухой кладки строились на территории Каролингской империи. Речь идет о небольших поселениях, подчиненных рельефу местности, оконтуренных периметральными каменными стенами с несколькими входами и в дополнение к этому еще валами и рвами. Первоначальная высота стен (увенчанных деревянным бруствером) иногда доходила до 5-7 м. Что касается башен, то редкие в меровингскую эпоху они распространяются на западе Европы лишь в каролингское время (около 750-900-х гг.). Эти башни (в ФРГ подобных сооружений времени Каролингов насчитывается около 10) глухие; они нерегулярно возводились изнутри стен и служили отнюдь не для фланкирующей, а для фронтальной высотной стрельбы. Описанная выше ладожская башня - древнейшая на Руси. По своему прямоугольному плану она напоминает такие же каролингские и оттоновские постройки (датированные из них относятся к 900-950 гг.). Каким образом на востоке Европы был осуществлен столь смелый эксперимент, равноценные передовым западноевропейским строительным образцам?

А. Н. Кирпичников Каменные крепости Новгородской земли

1984

Share this post


Link to post
Share on other sites
Наиболее близкие по устройству сооружения сухой кладки строились на территории Каролингской империи. Речь идет о небольших поселениях, подчиненных рельефу местности, оконтуренных периметральными каменными стенами с несколькими входами и в дополнение к этому еще валами и рвами. Первоначальная высота стен (увенчанных деревянным бруствером) иногда доходила до 5-7 м. Что касается башен, то редкие в меровингскую эпоху они распространяются на западе Европы лишь в каролингское время (около 750-900-х гг.). Эти башни (в ФРГ подобных сооружений времени Каролингов насчитывается около 10) глухие; они нерегулярно возводились изнутри стен и служили отнюдь не для фланкирующей, а для фронтальной высотной стрельбы. Описанная выше ладожская башня - древнейшая на Руси. По своему прямоугольному плану она напоминает такие же каролингские и оттоновские постройки (датированные из них относятся к 900-950 гг.).

А. Н. Кирпичников Каменные крепости Новгородской земли

1984

Т.е. получается западный архитектурный стиль.

А ладожские каменные стены каким временем датируются?

Share this post


Link to post
Share on other sites

А ладожские каменные стены каким временем датируются?
"Укрепление Олега Вещего" - кладка около 900 года (по Кирпичникову).

Т.е. получается западный архитектурный стиль.
Если учесть большое количество франкских мечей (мастерская "Ульфберт" и др.) осевших на руси - Ладога после изгнания варягов - добротная фактория франкских купцов, торговавших каролингскими мечами и бронями. Т. е. человек распоряжавшийся возведением укреплений был хорошо знаком с каролингской фортификацией.

Share this post


Link to post
Share on other sites

"Укрепление Олега Вещего" - кладка около 900 года (по Кирпичникову).

Хмм, поздновато. Хорошо обдумаем.

Если учесть большое количество франкских мечей (мастерская "Ульфберт" и др.) осевших на руси - Ладога после изгнания варягов - добротная фактория франкских купцов, торговавших каролингскими мечами и бронями. Т. е. человек распоряжавшийся возведением укреплений был хорошо знаком с каролингской фортификацией.

Франкский купцы здесь вряд ли причём, мечи эти вполне могли доставляться посредниками, теми же готландцами к примеру.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Франкский купцы здесь вряд ли причём, мечи эти вполне могли доставляться посредниками, теми же готландцами к примеру.
Вот то-то и оно!

Готландцы и... "прочие шведы" насыпали бы вокруг поселения и торжища земляные валы, например, как в Бирке и успокоились на этом.

Норвежский торг Скирингсаль/Каупанг даже земляных валов для обороны не имел. Во как! ;)

Вывод: тот, кто возводил в Ладоге каменные стены, обустраивался здесь всерьез и надолго.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Вот то-то и оно!

Готландцы и... "прочие шведы" насыпали бы вокруг поселения и торжища земляные валы, например, как в Бирке и успокоились на этом.

Норвежский торг Скирингсаль/Каупанг даже земляных валов для обороны не имел. Во как! ;)

Вывод: тот, кто возводил в Ладоге каменные стены, обустраивался здесь всерьез и надолго.

Готландцев я упомянул относительно торговли, архитектуру не имел ввиду.

Со стенами позже, я ж написал.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Оборонительные сооружения Бирки - обрывистые скалы (Борг) и земляные валы.

Мне встречалось упоминание о том, что в Бирке была крепость.

Укрепление Олега Вещего" - кладка около 900 года (по Кирпичникову).

В последней четверти IX в. на мысу, образованном реками Волховом и Ладожкой на месте деревянной была построена первая на Руси каменная крепость. Судя по упавшим блокам, первоначальная высота ее стен составляла не менее 3 м при такой же толщине.

Кирпичников А.Н. Сарабьянов В.Д. Старая Ладога древняя столица Руси. СПб, 2013 - С. 83.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Возвращаясь к Рюрику....Сайго как раз выложил монографию Щавелева "Славянские легенды о первых князьях"
http://svitoc.ru/index.php?showtopic=2063

Там есть один пассаж о Рюрике ( с братьями)

В последнее время выявлены структурные параллели и мотивные аналогии сказанию о призвании Рюрика и его братьев167. Тем самым оно может быть уверенно отнесено к категории легенд о призвании иноземного правителя — основателя династии, бытующих в кельто-германском мире, а значит — выведено из круга славянских преданий, в которых правитель автохтонен168

Share this post


Link to post
Share on other sites

Мне встречалось упоминание о том, что в Бирке была крепость.

Крепость Бирки, которую в историографии принято называть Борг, состоит из обрывистых скал и земляного вала с тремя воротами.

Что-либо более внушительное шведы не успели там построить - Бирка разорилась и совершенно заросла бурьяном к концу десятого века.

см. Адама Бременского

Gesta Hammaburgensis ecclesiae pontificum

Schol. 138. Relatum est autem nobis a quibusdam stipatoribus Adalwardi episcopi, cum primum Sictonam accessisset, ad unam missarum celebrationem ad manum oblatas sibi 70 marcas argenti. Tantae enim devotionis sunt omnes populi arcticae plagae. Tunc etiam occasione itineris divertit Bircam, quae nunc in solitudinem redacta est, ita ut vestigia civitatis vix appareant; quare nec tumulus sancti Unni archiepiscopi inveniri potuit.

Схолия 142 (138). От людей из свиты епископа Адальварда нам стало известно, что когда он впервые прибыл в Сигтуну, чтобы отслужить мессу, ему преподнесли 70 марок серебра. Подобным благочестием отличаются все жители северных стран. Тогда же Адальвард попутно завернул в Бирку, которая ныне обращена в пустыню, так что едва различимы следы города. Поэтому он так и не смог разыскать могилу святого архиепископа Унни.

http://www.vostlit.info/Texts/rus/adam_br_3/frametext6.htm

Share this post


Link to post
Share on other sites

Крепость Бирки, которую в историографии принято называть Борг, состоит из обрывистых скал и земляного вала с тремя воротами.

Что-либо более внушительное шведы не успели там построить - Бирка разорилась и совершенно заросла бурьяном к концу десятого века (см. Адама Бременского).

спасибо.

Вообще выходит, что крепость в Ладоге уникальна для своего времени.

Не смогла найти аналогов подобных крепостей в Зап Европе на этот период.

Но более раняя каменно-земляна крепость есть под Ладогой это Любша (крепость 8 в.).

Конец VII – до 750 г. Приход на Любшу словен с берегов Южной Балтики. Финский острог сожжен. Ритуальная запашка площадки и строительство каменно-земляной крепости с двумя подпорными стенами. (Аналоги в Подунавье.) Кострище перекрыто тонким слоем песка.

Андрей ЧЕРНОВ ИЗ ЛАДОГИ С ЛЮБОВЬЮ неюбилейное

http://chernov-trezin.narod.ru/Ladoga3.htm

Вообще здесь очень интересное сравнение двух поселений по данным археологии и письменным источникам.

ЛЮБША И ЛАДОГА

хронология по материалам раскопок Е. А. Рябинина 1973–2001 гг.

Share this post


Link to post
Share on other sites
1 час назад, curser сказал:

И вдруг 

В 21.06.2017в11:28, Сергий сказал:

"Приход Рюрика" никем не фиксируется.

Именно так. "Приход Рюрика" никем не фиксируется...

опять же до конца 11 века.

Не знает никакого "Рюрика" Илларион русин и др.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0