Чжан Гэда

Гражданская война на Кубани, 1 этап

210 posts in this topic

Врангель, как командовавший частями непосредственно на поле боя, не мог не знать, что у красных почти нет патронов.

Ну начнём с того, что не факт. Откуда он мог знать? Есть данные разведки. Взяли языка, а у того при себе мешок патронов. Порядка сотни. Вывод? Можно, конечно поинтересоваться, а если не ответил? Или труп взяли... На выходе вывод, который вполне очевиден - обеспечены патронами по нормам.

Если сам Жлоба смог в Царицыне всего 200 тыс. патронов выторговать! Это ж меньше, чем на 1 день для всей армии, или на пару дней на фронте.

Для этого надо иметь хорошего агента в штабе, чтоб знать наверняка.

Чтобы не сильно голословить про уровень разведок/контрразведок, расскажу о Сигизмунде Клово - он был рабочим кожевенного завода в Таганроге. Потом пошел в Таганрогский техникум. Соответственно, в ПМВ оказался на фронте вольнопером. Стал офицером военного времени.

Так собственно про то и говорю. На многие детали могли и не обратить внимание. А некоторые детали истолковать неправильно.

Что и как он смог разведать и что ценного сделать? (его героической гибели это никак не отменяет)

Ну тут сложно сказать. Вопрос не в опере - опера - расходный материал. Вопрос в аналитике, который руководит операми и сводит инфу в один файл.

Share this post


Link to post
Share on other sites

А вот как распределялись территориальные казачьи формирования на Кубани до революции (важно при понимании, откуда кто взялся):

Станицы должны были выставлять полки и пластунские батальоны, которые включались в состав Русской армии и высылались на стоянки и фронты отдаленные от Кубани.

В мирной обстановке:

Екатеринодарский отдел

- 1-й Екатеринодарский конный полк

- 1-й пластунский батальон

Баталпашинский отдел

- 1-й Хоперский конный полк

- половина 6-го пластунского батальона;

Ейский отдел

- 1-й Запорожский конный полк

- 1-й Уманский конный полк

- 5-й пластунский батальон;

Кавказский отдел

- 1-й Кавказский конный полк

- 1-й Черноморский конный полк

- 4-пластунский батальон;

Лабинский (б. Закубанский) отдел

- 1-й Лабинский конный полк

- 1-й Кубанский конный полк

- половина 6-го пластунского батальона;

Таманский отдел

- 1-й Таманский конный полк

- 1-й Полтавский конный полк

- 3-й пластунский батальон.

Из всех отделов вместе комплектовались: Кубанский гвардейский дивизион, две сотни собственного конвоя государя и 5 конных батарей.

Т.е. всего кубанцы по обычной мобилизации выставляли 10 конных полков, 5 пластунских батальонов, 5 конных батарей, Кубанский гвардейский дивизион и 2 сотни собственного конвоя государя императора.

В мирное время срочники располагались так:

1-й Линейный полк, стоял в г. Каменец Подольский,

1-й Екатеринодарский полк - в г. Екатеринодаре,

Кубанский гвардейский дивизион - в г. Варшава.

Все остальные кубанские части располагались в Закавказье или на персидских границах в Средней Азии.

По усиленной мобилизации число полков и батальонов утраивалось. Во время Первой Мировой войны кубанцы дали максимум мобилизационного напряжения, выставив: 4 гв. сотни, 37 конных полков, 22 пластунских батальона, 38 отдельных сотен, 9 конных батарей и 11 запасных сотен. Естественно, это при том, что брали все возраста.

Т.о. моб. потенциал казаков (основная сила у белых) на Кубани понятен в большей или меньшей степени. Учтем, что социально казачество составляло всего 42-45% населения Кубанской области. Общая численность Добровольческой армии на пике мобилизации у казаков составляла около 110 тыс. штыков и сабель. Потом началось массовое дезертирство казаков - к моменту отступления в Новороссийск кубанских казаков в рядах деникинцев оставалось всего около 15% от максимального их количества в Добрармии.

Интересна и оценка сотрудничества Деникина и местных самостийников, данная "изнутри":

Странными и тяжелыми были взаимоотношения кубанцев и добровольцев. Бок о бок дрались, умирали, радовались общим успехам, а дойдет дело до разговоров о смысле борьбы и ее целях - вырастает стена между двумя сторонами, нет взаимного понимания, отношения неприязни и сарказма.

Д.Е. Скобцов (1884-1969), член Кубанского правительства (1818-1920), "Три года революции и гражданской войны на Кубани".

Share this post


Link to post
Share on other sites
Новобранец,

Меня сильно интересует вопрос успешности обороны равнинных станиц в условиях нехватки боеприпасов.

Как это обеспечить? Факты говорят, что успешная оборона часто имела место на Кубани. Но как?

Ну начнём с того, что хоть с того, что оболочечные пули того времени имели малую бронепробиваемость, малое останавливающее действие. Оболочка из мельхиора. Посему даже стены мазанки могли вполне уберечь от попадания. Высокая начальная скорость пули делала пробитие мягких тканей достаточно лёгким. Посему в теле просто появлялась дырка, достаточно аккуратная, почти без разрывов (вспоминаем гуманную маузеровскую пулю).

Далее - видимость из села - достаточно хорошая. Вокруг населённого пункта выставляют живые датчики (секреты, патрули, разъезды). Таким образом дальность обнаружения противника составляет порядка пяти км. А галопом лошадь может идти не более двух-трёх км. И, естественно, ни о какой точной стрельбе или поддержке пулемётом речи не идёт. То есть по факту лава (основной вид наступательного порядка кавалерии) представляет отличную мишень. Добавляем невзрывные заграждения в виде натянутой проволоки, путанок, ям и прочего - получаем 5-10 процентов спешенных и ушибленно-контуженых наступающих. Ну и далее - с винтовкой на улочках и подворьях работать против всадника очень неплохо. Добавляем пару пулемётных гнёзд на чердаках, плюс, при запасе пулемётов) возможность маневра.

Банальная уловка - перегородить въезд и воткнуть за преградой колья (или организовать рогатку). Не будет всадник прыгать через преграду не зная броду. Потому как про колья должон догадываться. А ежели прыгнул - ну значить естественный отбор сработал. Это в кинах сигают через забор неглядючи. На самом деле такой прыжок - практически глупое геройство. Вот как-то так. естественно должны приниматься меры со стороны наступающих для минимизации ущерба. Но тоже не факт, что про них вспомнят.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ну начнём с того, что не факт. Откуда он мог знать?
Для этого надо иметь хорошего агента в штабе, чтоб знать наверняка.
Достаточно провести пару атак и посмотреть, как их отражают.

Если нет патронов - вторая атака уже будет успешной.

Так собственно про то и говорю. На многие детали могли и не обратить внимание. А некоторые детали истолковать неправильно.
Это к вопросу о профессионализме разведки с обеих сторон.

Помните душещипательные рассказы, как дети в ВОВ рассказывали все о немцах, а наши командиры принимали безошибочные решения?

Помню, читал воспоминания В. Андреева, полковника, члена отряда В. Рысакова на Брянщине - там рысаковцы хотели атаковать деревеньку, по дороге нашли подпаска лет 12. Тот только смог сказать, что в деревне немцев и полицаев много, и что у них есть пулеметы "с кругами" и "на колесиках, как у плуга", т.е. ручные ДП (у полиции) и станковые (скорее всего Максимы). Вот так в реале это обстояло. Ценность, надо сказать, почти нулевая.

Ну тут сложно сказать. Вопрос не в опере - опера - расходный материал. Вопрос в аналитике, который руководит операми и сводит инфу в один файл.
При таком уровне внедрения он мог только видеть то, что видел. На большее рассчитывать было трудно. И вопрос канала связи. Это все было очень сыро. Оставшегося в подполье С. Белика (см. соответствующую тему в этом разделе) взяли чуть ли не на следующий день после прихода белых - личностью он был очень известной.

Взяли языка, а у того при себе мешок патронов. Порядка сотни. Вывод? Можно, конечно поинтересоваться, а если не ответил? Или труп взяли... На выходе вывод, который вполне очевиден - обеспечены патронами по нормам.
Даже 200 патронов - это, при условии отсутствия источника пополнения, на пару недель (в лучшем случае) боев. А источника пополнения не было - Георгиевский завод делал мало, много шло во Владикавказ и Терскую область (опять же, много - это сравнительно с объемами выпуска).

Share this post


Link to post
Share on other sites

Далее - видимость из села - достаточно хорошая.
Вокруг станицы - сельхозугодья. А по берегам рек (любая станица тяготеет к реке исторические) - плавни с высоченным камышом.

Вокруг населённого пункта выставляют живые датчики (секреты, патрули, разъезды). Таким образом дальность обнаружения противника составляет порядка пяти км. А галопом лошадь может идти не более двух-трёх км.
На примере Невинки - ночной обход и атака с тыла конной группой Кочубея. Причем провели коней по балке, чтобы по сжатым полям не видно было (конец сентября, как никак).

И, естественно, ни о какой точной стрельбе или поддержке пулемётом речи не идёт. То есть по факту лава (основной вид наступательного порядка кавалерии) представляет отличную мишень.
ЕМНИП, в большей части столкновений на Кубани у красных преобладала пехота, у белых - наоборот. Сказывался социальный состав армий.

Добавляем невзрывные заграждения в виде натянутой проволоки, путанок, ям и прочего - получаем 5-10 процентов спешенных и ушибленно-контуженых наступающих.
Насчет проволоки сомневаюсь - кто бы возил и где бы брал?

Ну и далее - с винтовкой на улочках и подворьях работать против всадника очень неплохо.
Почти 100% гибель пехоты, если конница все же подошла. Не говорю про такие произведения, как "Тихий Дон" (хотя они очень хорошо отражают беспомощность пехотинца со штыком против конника вне строя), а про факты.

Да, по воспоминаниям Е.И. Ковтюха, штыков у обеих сторон было минимум - он говорит, что когда доходило до ближнего боя, то буквально дрались на кулаках.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Достаточно провести пару атак и посмотреть, как их отражают.

Если нет патронов - вторая атака уже будет успешной.

Ещё б и свои патроны в эти атаки не расходовать. И людей. А бьют на выбор.

Это к вопросу о профессионализме разведки с обеих сторон.

Помните душещипательные рассказы, как дети в ВОВ рассказывали все о немцах, а наши командиры принимали безошибочные решения?

Помню, читал воспоминания В. Андреева, полковника, члена отряда В. Рысакова на Брянщине - там рысаковцы хотели атаковать деревеньку, по дороге нашли подпаска лет 12. Тот только смог сказать, что в деревне немцев и полицаев много, и что у них есть пулеметы "с кругами" и "на колесиках, как у плуга", т.е. ручные ДП (у полиции) и станковые (скорее всего Максимы). Вот так в реале это обстояло. Ценность, надо сказать, почти нулевая.

Скользкий путь, экселенц, судить по одному воспоминанию о всей войне.

При таком уровне внедрения он мог только видеть то, что видел. На большее рассчитывать было трудно. И вопрос канала связи. Это все было очень сыро. Оставшегося в подполье С. Белика (см. соответствующую тему в этом разделе) взяли чуть ли не на следующий день после прихода белых - личностью он был очень известной.
Опер и должен передавать то, что видит. Анализируют уже другие.

Даже 200 патронов - это, при условии отсутствия источника пополнения, на пару недель (в лучшем случае) боев. А источника пополнения не было - Георгиевский завод делал мало, много шло во Владикавказ и Терскую область (опять же, много - это сравнительно с объемами выпуска).
Тут тоже - не всё так просто. Бои не ведутся круглосуточно. И не каждый день. Бой - перегруппировка - маневр - бой. Основной вид занятий - ходьба и хозработы.

Считается, что сотни патронов на день должно хватить, хотя по фатку это на 15-20 минут боя.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Вокруг станицы - сельхозугодья. А по берегам рек (любая станица тяготеет к реке исторические) - плавни с высоченным камышом.
Ну начнём с того, что по ржи полуприсядом много не нашагаешь. Если поля - то вся растительность ниже роста человека, да и лошади по пластунски не пойдут. А кроме того - не каждый квадрат распахивали. И на выпас луга нужны были. Ну а по плавням галопом точно не поскачешь.

На примере Невинки - ночной обход и атака с тыла конной группой Кочубея. Причем провели коней по балке, чтобы по сжатым полям не видно было (конец сентября, как никак).
Это если балка есть. Ну и опять же - секреты не выставили, патрулей не было. вот и прошли безнаказанно.

ЕМНИП, в большей части столкновений на Кубани у красных преобладала пехота, у белых - наоборот. Сказывался социальный состав армий.
Тут не скажу ничего определённого.

Насчет проволоки сомневаюсь - кто бы возил и где бы брал?
Помимо проволоки есть масса невзрывных заграждений.

Почти 100% гибель пехоты, если конница все же подошла. Не говорю про такие произведения, как "Тихий Дон" (хотя они очень хорошо отражают беспомощность пехотинца со штыком против конника вне строя), а про факты.
Если у конницы есть место для маневра. А если нет - тут как в роще, особо не наездишься. А всаднику надо думать за двоих.

Да, по воспоминаниям Е.И. Ковтюха, штыков у обеих сторон было минимум - он говорит, что когда доходило до ближнего боя, то буквально дрались на кулаках.
Я правильно прочитал, что с обеих сторон винтовки содержались в некомплекте?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ещё б и свои патроны в эти атаки не расходовать. И людей. А бьют на выбор.
Мы не говорим о наличии боеприпасов у белых, мы говорим о красных и дефиците боеприпасов у них, что подтверждается многочисленными документами (часть привел тут).

Скользкий путь, экселенц, судить по одному воспоминанию о всей войне.
Это иллюстрация, как может неподготовленный человек "наразведывать". Думаю, остальные случаи (если не ставить в пример использование проинструктированной заранее командованием партизан агентуры, т.е. люди знали, на что им обращать внимание) не намного лучше.

Опер и должен передавать то, что видит. Анализируют уже другие.
Вот и вопрос, что он увидел, просидев несколько месяцев в горах, а потом скитаясь по улицам города, прежде чем его опознали. Насчет чего-то особо ценного - сомневаюсь.

Тут тоже - не всё так просто. Бои не ведутся круглосуточно. И не каждый день. Бой - перегруппировка - маневр - бой. Основной вид занятий - ходьба и хозработы.

Считается, что сотни патронов на день должно хватить, хотя по фатку это на 15-20 минут боя.

1) если идет оборонительная операция, постреливать приходится ежедневно, хотя бы тем, кто в первой линии окопов.

2) мы говорим о ситуации, когда 100 патронов на ствол было мечтой - реально 5-10 патронов на винтовку.

Ну начнём с того, что по ржи полуприсядом много не нашагаешь. Если поля - то вся растительность ниже роста человека, да и лошади по пластунски не пойдут. А кроме того - не каждый квадрат распахивали. И на выпас луга нужны были. Ну а по плавням галопом точно не поскачешь.
Высаживали деревья по меже. Чтобы снег задерживать.

Плавни - от них и пластуны. Самое оно для местных условий.

Это если балка есть. Ну и опять же - секреты не выставили, патрулей не было. вот и прошли безнаказанно.
Ну а выставили бы? Маневр силами при недостатке их приведет к оголению участка мостов со всеми логическими последствиями.

Помимо проволоки есть масса невзрывных заграждений.
Надо учесть, что это 1918 г. В лучшем случае, подручные материалы.

Если у конницы есть место для маневра. А если нет - тут как в роще, особо не наездишься. А всаднику надо думать за двоих.
Опираясь на документы, могу сказать, что шансов у пехоты не было. Видимо, сказывалась индивидуальная подготовка. А перед войной француз Люгар специально преподавал в русских войсках методику противодействия штыку с шашкой. Именно для конников - перехват за ствол рукой и удар.

Я правильно прочитал, что с обеих сторон винтовки содержались в некомплекте?
Да. Ковтюх так и сказал, что штыки не носили обе стороны. А это про него Серафимович писал в "Железном потоке" как о Кожухе - помните, была там ситуация, когда пьяные казаки пошли в кулаки на красноармейцев, когда узнали своих одностаничников? Это Серафимович не на пустом месте придумал - Ковтюх это подтверждает.

Share this post


Link to post
Share on other sites

О некоторых деятелях первого периода ГВ на Кубани:

Александр Александрович Яковлев, командир красногвардейского отряда, председатель ВРК Черноморской республики. Родился в 1896 г. Погиб в бою с белогвардейцами под ст.Энем 6 февраля 1918 г.

В ноябре в Новороссийск вошел эскадренный миноносец «Керчь».

1 декабря на заседание Новороссийской городской Думы вошел отряд матросов «революционного» флота и группа вооруженных людей во главе с председателем военно-революционного комитета горсовета А.А.Яковлевым и объявил о роспуске Думы. Так была установлена советская власть в Новороссийске.

«Передо мной предстал молодой человек среднего роста, с серыми глазами. Держался он уверенно, говорил спокойно», - писал потом о Яковлеве А.Федин, персональный пенсионер, участник событий.

Родился Александр Александрович 8 декабря 1896 года в Санкт-Петербурге, в семье участкового мирового судьи. С 1914 года – член партии большевиков. Арестовывался за прокламации против войны – шло активное разложение армии партиями и обществами, заинтересованными в расшатывании государственной власти. Но серьезных обвинений молодому человеку предъявлено не было. В Новороссийск Александр Яковлев прибыл летом 1917 года, уже имея на руках мандат, подписанный Ульяновым-Лениным (?), но 1 декабря мы уже имеем дело с председателем ВРК горсовета.

Кубанская войсковая Рада вынесла постановление о непризнании советской власти. В середине января 1918 года на конференции представителей советских районов Кубани был избран областной ревком, его председатель Ян Полуян должен был повести отряды на казачий Екатеринодар. Новороссийский отряд возглавил Яковлев.

Обратимся к воспоминаниям участника событий А. Федина: «В короткое время была закончена подготовка. Вскоре погрузились в вагон и двинулись в путь… На рассвете 20 января мы с боем заняли полустанок Энем, откуда предполагалось форсировать реку Кубань и 23-24 января штурмом взять Екатеринодар».

Рада, вообще не располагавшая воинскими частями (?), не знала, что предпринять. Спешно назначили командующим 28-летнего авиатора капитана Виктора Покровского, у того были не дни, а часы для организации защиты города.

«22 января со стороны белых (?) начался уничтожающий артиллерийский обстрел наших позиций, стремительное наступление конницы и пехоты… Белые, воспользовавшись туманом и камышовыми зарослями, близко подошли к платформе полустанка, где находились Яковлев и Перов. Один из белогвардейцев, узнав их, тут же выстрелами в упор убил. Близкостоящий красногвардеец прикончил офицера», - свидетельствует Федин.

Илья Алексеевич Серадзе, комиссар красногвардейского отряда новороссийских рабочих. Родился в 1895 г. Погиб в бою с белогвардейцами под ст. Энем 8 февраля 1918 года.

В могильной надписи фамилия Серадзе написана через «е», в документах – Сирадзе.

Грузинский крестьянин Алексей Константинович Сирадзе прибыл в Новороссийск в 1900 году, в те годы среди рабочих выделялась большая прослойка грузин, впоследствии принимавших участие во всех революционных событиях.

Родился Илья Алексеевич в 1895 году, а в 1909 уже выслан из Новороссийска. Но во время Первой мировой войны был призван в армию, закончил офицерскую школу прапорщиком.

Петр Николаевич Краснов в своем романе «От двуглавого орла к красному знамени» (ч.5, гл.ХХХ) пишет: «…были те прапорщики, которые пошли в военные училища и на курсы только для того, чтобы в офицерском звании подвергаться меньшей опасности, нежели солдатом, а в солдаты их непременно взяли бы. При окопной войне они этого достигли. У них были прочные блиндажи и они могли, пользуясь трудностью наблюдения за ними отсиживаться в них, но полевая война требовала их перед взводы и перед роты, в прорыве им пришлось бы первыми кинуться на проволоку. Это их не устраивало и они тихо, осторожно,, но вели разлагающую пропаганду среди солдат. Они не говорили против наступления, но говорили о невозможности наступления, они говорили о бесцельности войны и о том, что ее действительно можно окончить так. Войну хотел вести Государь, потому что она давала ему славу, и генералы, потому что они получали за нее большие деньги, ордена и отличия, и она им была выгодна. Выходило незаметно так, что если бы Государя и генералов не стало, то и войны не было бы. Часто среди солдат они проводили такую мысль: - простому народу, крестьянам и рабочим война не нужна… Эта проповедь была ужасна».

После того, как Яковлев и матросы «Керчи» установили власть советов, левый эсер Сирадзе стал военным и морским комиссаром Черноморской губернии.

После того, как в Новороссийске было получено известие о гибели Яковлева и Перова, пришлось и военному комиссару выехать к отряду, отступившему в Афипскую. 22 января Сирадзе был ранен, пленен и доставлен в госпиталь Екатеринодара, где и скончался.

Старший Сирадзе – советский продкомиссар - возвращается из Ростова, куда откомандирован Черноморским губпродкомиссариатом, проезжает «белый» Екатеринодар. Тело Ильи Алексеевича без особых препятствий через «линию фронта» было привезено в советский Новороссийск. Гроб с телом для прощания был выставлен в особняке Юкелиса, где разместился ревком, а сам комиссар оплакан многочисленными родственниками и товарищами по оружию.

Иван Карпович Фисанов, дружинник 1905 г., красногвардеец и партизан гражданской войны 1918-1920 гг. Родился в 1870 г. Умер в 1929 г.

И.К. Фирсанов родился в бедной семье, рано потерял мать и чем занимался до 24 лет доподлинно неизвестно. Но в 1905 году подручный котельщика железнодорожных мастерских Иван Карпович Фисанов с оружием в руках выходит на защиту рабочих от власти. Отсидел три месяца в тюрьме и вновь занялся печатанием прокламаций. Едва к власти пришел совет – он вновь с оружием в боевой дружине, которая поддерживает власть в городе. В августе 1918 года, к городу подходят белые части, Фирсанов остается в окрестностях Новороссийска, став партизаном.

Март 1920 года - Новороссийск взят красными.

В 1921-23 годах Фисанов выполняет задания по продразверстке и сбору продналога, а потом наводит «революционный порядок» в Шапсугском районе. Умер в 1929 году, будучи директором Музея революции города Новороссийска.

Самсон Ширванович Джакобия, дружинник 1905 г. и партизан гражданской войны 1918-1920 гг. Родился в 1878 г. Умер в 1935 г.

Родился в 1878 году в Грузии. Выпускник Мингрельского духовного училища 1897 года, рекомендован для поступления в духовную семинарию. В 1902 году выслан из Батуми за участие в политической стачке в ссылку в Новороссийск. В 1905 году один из организаторов революционных выступлений в городе с оружием в руках. В недели «Новороссийской республики» руководит одной из боевых дружин. В 1917 году непосредственно участвует в установлении советской власти в городе. Партизанит. Умирает в Новороссийске в 1935 году.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Члены правительства советских республик на Кубани в 1918 г.:

Александр Юлианович Губернский (1874-1918) - комиссар путей сообщение Черноморской Советской республики.

В конце 1917 года в Ново­российск из Петрограда при­ехал Александр Юлианович Губернский. Он родился в 1874 году в Варшаве в интеллигентной семье. Получил профессию военного инженера и в этом качестве участвовал в рус­ско-японской войне, был сви­детелем трагедии Порт-Арту­ра. Перед первой мировой войной в Петербурге нахо­дился на подпольной работе, перенес тяготы тюремного за­ключения в знаменитых «Крестах». Занимался рево­люционной агитацией в ар­мии с 1914 по 1917 год.

Весной 1918 года уговорил анархистов уйти из города. С марта А. Ю. Гу­бернский — комиссар путей сообщения. Это было одно из труднейших дел в Новорос­сийске, окруженном белогвардейскими отрядами и находящемся под угро­зой интервенции. В город по­стоянно прибывали войска. Когда по приказу Ленина были затоплены корабли Черноморского флота и на рейде встали корабли под флагом Германии, над совет­ским Новороссийском навис­ла смертельная опасность. А. Ю. Губернский был в со­ставе делегации, ведшей пе­реговоры с противником.

26 августа на эк­стренном заседании Новорос­сийского Совета рабочих и солдатских депутатов было решено эвакуировать руко­водителей партийной органи­зации, частям Красной Ар­мии отойти в сторону Геленд­жика. Обеспечить отход войск должны были боевые дружи­ны: чтобы спасти главные си­лы, люди сознательно пошли на смерть. Руководство обо­роной Новороссийска (дело практически безнадежное и гибельное, но необходимое для предотвращения паники) взял на себя революционер Алек­сандр Юлианович Губерн­ский. В тот же день его машина, догонявшая последнюю от­ступавшую часть, наткнулась на отряд белогвардейцев. А 29 августа Александр Юлиа­нович был расстрелян.

Харитон Антонович Скобликов (1883-1918) - комиссар продовольствия Черноморской республики.

Родился 1883 году, в деревне Рейтаровке Орловской губернии (ныне Брянская область). Жил в Новороссийске с 1909 года, работал кузнецом в железнодорожных мастерских, рано встал на путь революционной борьбы. В 1909 году приехал в Новороссийск своему дяде Ф. П. Скобликову, железнодорожнику, который помог ему устроиться в железнодорожные мастерские. Здесь Харитон Антонович вступил в ряды РСДРП и в его квартире на улице Пироговской происходили встречи, явки, нелегальные собрания.

После победы Советской власти Скобликов в 1918 г. был выдвинут железнодорожниками на пост комиссара продовольствия Черноморской Советской республики. В день захвата Новороссийска белыми, 26 августа 1918 года, Скобликов и ряд ответственных работников города попали в руки белых и были убиты.

Александр Евдокимович Худанин (1884-1919) - руководитель партийной организации большевиков Черноморской республики.

Крестьянин Вят­ской губернии Сарапульского уезда, Тойкинской во­лости, деревни Гладкий Мыс Александр Евдокимович Ху­данин в 15 лет стал подпольщиком-революционером, занялся распростра­нением листовок среди рабо­чих и перевозкой нелегальной литературы.

В 1903 году, во время задания, Худа­нин впервые был арестован. Но прямых улик не имелось, полиция была вынуждена его освободить. Летом 1913 года по указанию ека­теринодарской организации его направляют в Новорос­сийск. При непосредственном уча­стии Худанина большевики Новороссийска превратили такие легальные организа­ции, как профсоюзы, боль­ничные кассы, потребитель­ское общество «Союз труда», в опорные пункты своей дея­тельности.

Восстановив в городе со­циал-демократическую орга­низацию, разгромленную вла­стями после падения «Ново­российской республики», Ху­данин выехал из Новороссий­ска и вновь вернулся сюда летом 1914 года. В июле 1916 года Новорос­сийская большевистская группа отпечатала и распро­странила среди железнодорожников, портовиков и других рабочих листовки. В начале августа больше­вики города приступили к созданию нелегальной типо­графии, оборудование для которой было привезено из Екатеринодара. Возглавить типографию должен был А. Е. Худанин. Из-за предательства инициативная груп­па в 12 человек была аресто­вана. Одним из первых, к ко­му нагрянули жандармы, был Худанин. Он вышел на волю 4 мар­та 1917 года и в тот же день взялся за организацию легальной большевистской группы. Группа из 20 чело­век была создана 10 марта, избрала партийный комитет, который возглавил А. Е. Худанин. К лету семнадцатого года в партийной организации уже состояло 200 большеви­ков, а к середине октября - 400. А. Е. Худанин на I съезде большевиков Север­ного Кавказа в июле 1918 года был избран членом. крайкома РКП(б). В августе 1918 года в Но­вороссийск вступили деникинцы.

Большевики ушли в под­полье. Худанину в городе оставаться было нельзя — слишком многие его знали в лицо. Он перебирается в Крым, где возглавляет Алуштинский подпольный комитет РКП (б). Деникинской контрразведке удалось выследить и схватить пла­менного революционера. Его жизнь оборвалась в 1919 го­ду.

В 1925 г. им, а также Абраму Азарьевичу Рубину (председатель ЦИК Северокавказской республики, расстрелян сорокинцами в Пятигорске) поставлен памятник в Новороссийске.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Мы не говорим о наличии боеприпасов у белых, мы говорим о красных и дефиците боеприпасов у них, что подтверждается многочисленными документами (часть привел тут).

А хоть есть, хоть нет боеприпасов у белых. Работа при атаке не менялась практически с первой мировой. Нашли огневую точку - давят всем скопом. Но для этого надо неспеша наступать. При численном преимуществе и хорошем снабжении вполне выигрышная тактика. А вот конной лавой - не подавить, нельзя управлять огнём. А лошадей растеряешь - минус в мобильности в стратегическом плане.

Это иллюстрация, как может неподготовленный человек "наразведывать". Думаю, остальные случаи (если не ставить в пример использование проинструктированной заранее командованием партизан агентуры, т.е. люди знали, на что им обращать внимание) не намного лучше.

Ну у белых и у красных был определённый набор профей. Равно как и набор непрофей. Но основной проблемы - большого количества недостоверной инфы - не снимает. Речь как раз о том, что собрать данные Врангелю просто было не судьба.

Вот и вопрос, что он увидел, просидев несколько месяцев в горах, а потом скитаясь по улицам города, прежде чем его опознали. Насчет чего-то особо ценного - сомневаюсь.

Тут без фактов не скажешь. Мог и нарыть, хоть и маловероятно это.

1) если идет оборонительная операция, постреливать приходится ежедневно, хотя бы тем, кто в первой линии окопов.

2) мы говорим о ситуации, когда 100 патронов на ствол было мечтой - реально 5-10 патронов на винтовку.

Высаживали деревья по меже. Чтобы снег задерживать.

Это если позиционная война с централизованным снабжением, при наличии складов в шаговой доступности. Вообще - бой - сутки-двое. Потом передышка в неделю, потом опять. Вспомните нашу с Вами игру. Вопрос в снабжении водой, едой. На виду никто не поставит лагерь, а значит самый ближний переход - 10-15 км до объекта налёта.

Плавни - от них и пластуны. Самое оно для местных условий.

Не притягивайте пластунов. Это - разведка. Бригада разведчиков не может противостоять регулярной пехотной части.

Ну а выставили бы? Маневр силами при недостатке их приведет к оголению участка мостов со всеми логическими последствиями.

Перевожу - части отдыхают. Каждому подразделению отведён участок обороны. Дозоры, секреты, разъезды и патрули - живые датчики. Они должны подать сигнал о приближении. По этому сигналу подразделения занимают укрепления. На ложбинку ставится пулемёт или группа отличных стрелков. Они в узости нивелируют преимущество в численности. А при попытке подняться и пройти по полю - войска попадают под огонь основных сил.

Надо учесть, что это 1918 г. В лучшем случае, подручные материалы.

Не спорю. Но вопрос в том, что лошади - очень уязвимые создания. И достаточно нежные.

Опираясь на документы, могу сказать, что шансов у пехоты не было. Видимо, сказывалась индивидуальная подготовка. А перед войной француз Люгар специально преподавал в русских войсках методику противодействия штыку с шашкой. Именно для конников - перехват за ствол рукой и удар.

Тут я не соглашусь однозначно. Вопрос с подготовкой вне всякого сомнения важен. Но! Если есть укрытия - пехота имеет преимущества. А в чистом поле - будет просто растоптана. Весь вопрос в том, сумеет командир воспользоваться своими преимуществами или нет.

Да. Ковтюх так и сказал, что штыки не носили обе стороны. А это про него Серафимович писал в "Железном потоке" как о Кожухе - помните, была там ситуация, когда пьяные казаки пошли в кулаки на красноармейцев, когда узнали своих одностаничников? Это Серафимович не на пустом месте придумал - Ковтюх это подтверждает.

Не носили - одно, а некомплект - другое.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Точные цитаты из книги Ковтюха "Железный поток в военном изложении", М., 1935:

Пьяные казаки надвинулись вплотную, и началась в буквальном смысле слова рукопашная схватка. Ни у казаков, ни у красных бойцов штыков не было; носить штыки считалось излишним.

с. 33

Однако таманцы, полные самоотверженности, нашли исход: они стали помогать друг другу взбираться, а где не было и этой возможности, пускали в ход имеющиеся у некоторых штыки, втыкая их в трещины скалы, и так постепенно накоплялись перед самым носом спящего в окопах противника.

с. 46.

Share this post


Link to post
Share on other sites

А хоть есть, хоть нет боеприпасов у белых. Работа при атаке не менялась практически с первой мировой. Нашли огневую точку - давят всем скопом. Но для этого надо неспеша наступать. При численном преимуществе и хорошем снабжении вполне выигрышная тактика. А вот конной лавой - не подавить, нельзя управлять огнём. А лошадей растеряешь - минус в мобильности в стратегическом плане.

Думаю, белые генералы понимали, когда и как атаковать.

Речь как раз о том, что собрать данные Врангелю просто было не судьба.

Там другое - это мемуарная литература типа "как мне не дали выиграть эту войну". Поэтому сделано все, чтобы обелить себя, любимого, и очернить + демонизировать противника.

Он явно не на одном факте мог базироваться, имея и очевидцев-участников при себе, и пользуясь всеми архивами белой армии.

Это если позиционная война с централизованным снабжением, при наличии складов в шаговой доступности. Вообще - бой - сутки-двое. Потом передышка в неделю, потом опять. Вспомните нашу с Вами игру. Вопрос в снабжении водой, едой. На виду никто не поставит лагерь, а значит самый ближний переход - 10-15 км до объекта налёта.Цитата

А там война примерно такой была - одна из сторон берет станицу и превращает в опорный пункт. Против нее образуется фронт, охватывавший протяжение нескольких десятков километров. В соседней крупной станицы становился штаб противника, мелкие пункты занимались отрядами. Начинались беспрерывные попытки нащупать слабину у противника и выбить его из занимаемого места.

Война там была характерная - у кого больше населенных пунктов под контролем, тот и сильнее (моб. ресурс больше, народ верит в везучесть командиров и т.д.).

Перевожу - части отдыхают. Каждому подразделению отведён участок обороны. Дозоры, секреты, разъезды и патрули - живые датчики. Они должны подать сигнал о приближении. По этому сигналу подразделения занимают укрепления. На ложбинку ставится пулемёт или группа отличных стрелков. Они в узости нивелируют преимущество в численности. А при попытке подняться и пройти по полю - войска попадают под огонь основных сил.

Учитывая разбросанность плоскостных станиц...

Это меня и удивляет. Компактную деревеньку можно так защищать. Но когда от окраины до околицы - верст 5-10, то почешешь в затылке.

Но вопрос в том, что лошади - очень уязвимые создания. И достаточно нежные.

Как сказать. Есть факты, что конь выносит такое, что и представить страшно:

СЛУЧАИ С ЛОШАДЬМИ

Если уже упоминать о лошадях, то между ними есть терпеливые, как среди людей, а есть и слабые. В нашем войске, например, был один курд по имени Камиль аль-Маштуб, человек доблестный, благочестивый и достойный, да помилует его Аллах. У него была черная, стойкая, как верблюд, лошадь. Как-то он столкнулся в бою с франкским рыцарем, и тот ударил его лошадь в шейные связки. Шея лошади свернулась на сторону от силы удара, и копье, пройдя через основание шеи, пронзило бедро Камиля аль-Маштуба и вышло с другой стороны. Но ни лошадь, ни всадник не пошатнулись от этого удара. Я видел рану на бедре Камиля после того, как она затянулась и зажила. Эта рана казалась больше всех, какие только бывают.

Лошадь Камиля выздоровела, и он снова участвовал на ней в боях. Он встретился однажды в сражении с франкским рыцарем, и тот ударил его лошадь в лоб и пронзил его. Но лошадь не покачнулась и уцелела и после второй раны. Когда рана затянулась и кто-нибудь накладывал ладонь руки на лоб лошади там, где была рана, ладонь оказывалась одинаковой ширины с этой раной. Вот удивительный случай, происшедший с этой лошадью. Мой брат Изз ад-Даула Абу-ль-Хасан Али 265, [169] да помилует его Аллах, купил ее у Камиля аль-Маштуба. Она стала тяжелой на бегу, и он отдал ее как залог дружбы, которая была у нас с одним франкским рыцарем из Кафартаба. Лошадь пробыла у него год и пала. Тогда он прислал к нам, требуя ее стоимость. “Ты купил эту лошадь, ездил на ней, и она пала у тебя, — сказали мы. — Как же ты требуешь за нее плату?” — “Вы напоили ее чем-то, от чего умирают через год”, — ответил нам франк. Мы удивились его глупости и ограниченности его ума.

Однажды подо мной была ранена лошадь у Хомса 266. Удар пронзил ей сердце, и в нее попало множество стрел. Она вынесла меня с поля сражения, хотя кровь шла у нее из ноздрей, как из сита, а я ничего не подозревал. Лошадь довезла меня до моих товарищей и пала.

Другая лошадь получила подо мной три раны у Шейзара во время войны с Махмудом ибн Караджей. Я продолжал сражаться на ней и, клянусь Аллахом, не знал, что она ранена, так как ничего особенного в ней не заметил.

Что касается слабости лошадей и чувствительности их к ранам, то вот пример этому.

Войско Дамаска однажды обложило Хама. Этот город принадлежал тогда Салах ад-Дину ибн Айюбу аль-Ягысьяни, а Дамаск — Шихаб ад-Дину Махмуду ибн Бури ибн Тугтегину. Я был в Хама, когда враги подошли к городу с большими силами. Правителем Хама был Шихаб ад-Дин Ахмед, сын Салах ад-Дина; он находился тогда на Телль-Муджахид. Хаджиб Гави ат-Тули приехал к нему и сказал: “Наши пехотинцы разошлись, и их шлемы блестят среди палаток. Враги сейчас двинутся на наших людей и погубят их”. — “Отправляйся и вороти наших”, — сказал Шихаб ад-Дин “Клянусь Аллахом, — ответил хаджиб, — никто не сможет их воротить, кроме тебя или такого-то”, — он указывал на меня. [170]

Шихаб ад-Дин сказал мне: “Ты выйдешь и воротишь их”. Я снял с одного из моих слуг кольчугу, которая была на нем, и надел ее. Затем я вышел и воротил сперва наших людей палицей. Подо мной была светло-гнедая лошадь, одна из самых породистых и рослых. Когда я воротил людей, враги уже двинулись на нас, и ни один всадник, кроме меня, не оставался вне стен Хама. Некоторые из них вошли в город, уверенные, что иначе их захватят в плен; другие спешились и были в моем отряде. Когда враги напали на нас, я осадил лошадь назад, повернувшись к ним лицом, а когда они отступили, я медленно последовал за ними вследствие тесноты и скопления людей. В ногу моей лошади попала стрела и пронзила ее. Лошадь упала вместе со мной, поднялась и снова упала. Я стал так сильно бить ее, что бойцы моего отряда сказали мне: “Войди в бастион, сядь на друлую лошадь”. — “Клянусь Аллахом, — воскликнул я, — я не сойду с нее”. Я видел у этой лошади такую слабость, какой еще не видел ни у одной.

Вот пример выносливости лошадей.

Тирад ибн Вухейб, нумейрит, участвовал в сражении племени Бену Нумейр. Они убили Шамс ад-Даула Салима ибн Малика, правителя ар-Ракки, и овладели городом 267. Бой шел между ними и его братом Шихаб ад-Дином Маликом ибн Шамс ад-Даула 268. Под Тирадом ибн Вухейбом была породистая лошадь большой ценности. Она получила рану в бок, и кишки у нее вывалились. Тирад завязал их ремнем, чтобы лошадь не наступила на них и не разорвала, и продолжал сражаться до конца боя. Лошадь вернулась с ним в ар-Ракку и там пала. [171]

http://www.vostlit.info/Texts/rus11/Usama_.../frametext3.htm

Тут я не соглашусь однозначно. Вопрос с подготовкой вне всякого сомнения важен. Но! Если есть укрытия - пехота имеет преимущества. А в чистом поле - будет просто растоптана. Весь вопрос в том, сумеет командир воспользоваться своими преимуществами или нет.

Какие преимущества? Патронов мало, конница на улицах - преследует разбегающуюся пехоту. Кто пытается отстреливаться, быстро понимает, что патронов хватит, чтобы застрелиться, не более того. Схватиться на штыках против шашек? Почти без вариантов - надо по 2-3 пехотинца на всадника, да и штыков у многих нет...

Не притягивайте пластунов. Это - разведка. Бригада разведчиков не может противостоять регулярной пехотной части.

Это историческое содержание термина. К 1918 г. - просто пешие казачьи части. И окопы занимали, и в штыковую ходили.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Вздох пластуна. Пластун с турецкой границы. 1902 г.

До 1902 года, у казаков-пластунов, для носки в поход вещей, служил вещевой мешок, плотной парусины, носимый за плечами наподобие бывшего пехотного ранца. На этот мешок своеобразно складывалась и привязывалась бурка, покрывая его весь. Так как в поход во время дождя надетая на себя бурка намокает, то вся защита от дождя ограничивалась обыкновенно накидкой на головы одних башлыков, тем более что последние у казаков хоть и вольного покроя, но требуются большие и просторные настолько, чтобы, огибая кругом спину, плечи и грудь, нижние края башлыка спускались вниз почти до локтей. Спереди у башлыков имеется узкая тесьма или шнурок, который обхватывает надетый башлык кругом шеи. В холоде же башлык обвязывается кругом шеи концами. Таким образом, башлык, спускаясь вниз до локтей, способствует тому, что вся верхняя часть казака защищена от дождя, и вода, стекая по башлыку вниз, а сзади по бурке привязанной на мешке, намачивает только полы черкески. Бурка же, оставаясь сложенною, защищает вещи в мешке от промокания и под защитой башлыка остается сама сухою, так что на ночлег казак приходил с сухими вещами и сухой буркой. Находясь за спиною плотно притянутым, мешок не мешает свободному движению казака. Руки у казака свободны во всякое время и для всякого дела: ружьём, топором, лопатой и даже для помощи обозу. Во время перебежек, прыганья, влезания, ничто пластуну не мешает.

Не то при мешках пехотного снаряжения. Во время бега эти мешки болтаются и затрудняют движение; солдаты принуждены придерживать их рукой. Мы, пластуны, на маневрах вбегали на гору со своим мешком и одной свободной рукой (другая с ружьем), а рядом ползущий солдат поддерживал рукой боковую суму, сползающую наперед и мешающую движению ноги. Свободная от ружья рука помогала пластуну пробираться в лесу, лезть в гору, идти по камням и пр., солдат, то и дело спотыкаясь, хватается за свою суму. В настоящее время нам выдано пехотное снаряжение. Первым вопросом является, куда теперь приспособить бурку? Если скатать и надеть её через плечо в виде шинели, получается на плече гора, на которую положительно невозможно положить ружьё; очень высоко и неудобно. Неудобно это положение бурки и при перелезании через заборы, стены и т.п., потому что бурка не позволяет груди близко соприкоснуться с преодолеваемым препятствием. Не то было, когда бурка и мешок находились за спиной. Котелок должен, подобно шинели, носиться на концах бурки, но в виду её толщины котелок не надевается, и приходится искать и для него новое место, тогда как на прежнем мешке котелок носился удобно. Кроме этих удобств прежнего снаряжения есть и еще одно весьма важное, а именно: находясь в цепи на открытой местности, лежащий казак, отстегнув боковые подхваты и перебросив мешок свободно через голову вперед, ставил его перед собой, и получал прекрасный упор для стрельбы лежа, передние помочи при этом от пояса не отстегивались. Перед новым движением, лежа же, мешок закидывался за спину и производилась новая перебежка. Если при этом подхваты бывали и не застегнуты, то помехи от этого не было. Применялось ли это везде у пластунов я не знаю; но в своей сотне этот способ я практиковал с успехом. Наконец, на привалах пластун, опрокидываясь назад на мешок, мог удобно отдыхать в положении полулежа.

Если только что-либо и есть неудобного в прежнем снаряжении пластуна, то это бурка. Сухая она весит от 5 до 8 фун., а намокшая потянет вдвое. Поэтому было бы весьма желательно подыскать для нее более легкую ткань, не пропускающую воду и сохраняющую тепло. А теперь...

Надел пластун мешочное снаряжение с буркой через плечо... огляделся... Прием ружьём делает плохо; из правой патронной сумы патроны доставать неудобно; взял ружьё на руку, - неудобно, весь связан; взял на плечо - еще хуже, ружье лежит на бурке, на горе, да и бурка на изгибах скоро рвется. Побежал пластун - сумка заболталась и фляги загремели. Побежал к стене, попробовал перелезть - спереди бурка мешает. Так и не перелез через стену. А малый ловкий. Товарищи начали подсмеиваться... Постоял пластун, помолчал, опять поглядел на снаряжение, глубоко вздохнул и сказал: "ну, братцы, сбруя эта красивая, да толку мало; прощай, сидор, прощай пластунская ухватка (т.е. быстрота и ловкость); теперь я и через тын не пересигну".

В виду указаний, сделанных в этой статье в учебной команде 4-го Кубанского пластунского батальона, непрерывно, в течение трех недель, при самой разнообразной обстановке, как учебно-мирного обихода, так и применяясь к условиям военно-походной жизни, а равно при возведении разного рода окопов, под огнем со стороны неприятеля, и при преодолении разного рода препятствий (полевая гимнастика) произведено было испытание трех способов носки походного казачьего снаряжения. Из личных наблюдений начальника команды и по отзывам казаков, носивших разное снаряжение попеременно, выяснилось:

Образец 1-й

Снаряжение состоит: из холщового мешка, примерно квадратной формы (еще лучше интендантского вещевого мешка, принятого на снаряжение армии) с приделанными к нему с боков двух верхних углов широкими (около вершка) помочами, снабженными на свободных концах железными крючками или деревянными костыльками; противоположные углы мешка, соответственно сему, снабжены железными кольцами или прочными веревочными петлями. В это мешок (по казачьи "сидор") укладывается все имущество казака и 5 фунтов сухарей, после чего на мешок с трех сторон накладывается бурка, свернутая параллелограммом, малая сторона которого соответствует ширине мешка. Поверх бурки таким же образом накладывается палаточное полотнище; с правой стороны к мешку прикрепляется по длине мешка палаточная полустойка с приколышем, а внизу их котелок. Весь вьюк прочно стягивается палаточной веревкой. Сапожный чехол с сапогами может быть привязан с левой стороны мешка. Одевается это снаряжение таким образом: зацепив крючок или костылек левой помочи на кольцо или петлею нижнего угла мешка, казак продевает под него левую руку; затем, перекинув правую помочу через правое плечо, застегивает крючок обеими руками за кольца нижнего правого края. Чтобы помочи на походе не расходились, они стягиваются на груди тесемками, пришитыми к ним вершка на четыре ниже погон.

Преимущества этого образца следующие:

1.Тяжесть снаряжения, ложась на оба плеча одинаково, имеет еще опору и в кострецах и, таким образом, распределяется по всему корпусу равномерно, не искривляя его, для удержания равновесия в какую-либо сторону, а естественное уклонение корпуса вперед как раз отвечает требованиям хорошей стойки.

2.Выдающиеся твердые вещи в мешке, благодаря половине сложенной вдвое толстой бурки, проложенной между мешком и спиной, не беспокоят спины.

3.Бег, шаг, прыганье, перелезание через заборы, носку и владение винтовкой, мешок не затрудняет, так как пригнан прочно, не болтается и оставляет обе руки и плечи свободными.

4.Совершенно не препятствует доставанию патронов из нагрудного патронташа и имеющихся в черкеске казака 28-ми напатронников (газырей).

5.Снимается и надевается настолько быстро, что при остановках цепи для стрельбы может с большим удобством служить хорошим упором для стрельбы, а на малых привалах хорошей опорой для отдыха, в последнем случае его не надо и снимать.

6.Будучи хорошо обложены буркой, а сверху еще палаточным полотнищем, мешок и вещи в нем имеются всегда сухими, а надетый на голову башлык, закрывая спереди грудь, а сзади весь вьюк до половины, вполне предохраняет казака до пояса и весь вьюк от дождя и небольшого холода. При походном движении, а равно и на домашних учениях от 6 до 10 ч. утра, люди всего менее уставали в этом именно снаряжении.

Недостаток его тот, что весь вьюк плотно стянут буркой и веревкой, и доставать вещи из него можно только с остановкой и развязав весь вьюк, но так как вещи нужны казаку только на больших привалах и биваках, а поминутное доставание из мешка сухарей на походе приучает только к распущенности, то недостаток этот не особенно важен.

Образец 2-й

Вещевой мешок и все прочее снаряжение интендантского заготовления, принятого в армии, но вместо скатанной и надетой на правое плечо шинели, таким же образом скатанная и надетая бурка, а сзади поверх нее накатано полотнище палатки с полустойкой и приколышем. Не имея ни одного из удобств, доставляемых образцом 1-м, оно имеет недостаток:

1.Ложась всей тяжестью на правое плечо и имея противовесом лишь легкую бурку, оно заставляет казака бочить, убирая правое и выставляя левое бедро.

2.На походе поминутное сползание мешка вперед, а при беге сильное его раскачивание, при чем все вещи в нем и на нем находящиеся сильно шумят, что беспокоит людей и отвлекает их внимание.

3.Котелок не налазит на конец даже довольно жидкой бурки и, таким образом, будучи только приложен к ним, удлиняет правую сторону снаряжения; что вместе с поминутно, особенно после движения, сползающим наперед мешком, заставляет держать большие интервалы между людьми, увеличивая фронт.

4.Хорошая казачья бурка настолько громоздка на левом плече, что ношение винтовки на ней делается положительно невозможным.

5.Очень замедляет доставание патронов из нагрудного патронташа и тех патронов, что казак носит на черкеске вместо газырей.

6.Благодаря легкости доставания из мешка сухарей, способствует неумению беречь сухарь до времени, позволяя грызть его на походе в виде развлечения.

7.Прыгать и лазить через заборы крайне затруднительно, а при беге, для уменьшения тряски, люди сноравливают бег на иноходь.

Образец 3-й

Тот же, как и 2-й, но бурка скатана валиком вершков 14 длиною, к нижнему краю его прикреплен котелок, а палаточное полотнище также навернуто на бурку. Носится бурка через левое плечо на особой перевязи. Несколько уравновешивается тяжесть, прямит фигуру, но сильно давит перевязкой бурки грудь, а при беге бурка тоже прыгает и раскачивается. Лазить через забор позволяет. Бурка может служить упором для стрельбы и опорой для отдыха. Выгоднее способы 2-го, но уступает 1-му.

Что же касается бурки, как принадлежности казачьего обмундирования, то, хотя бурка и тяжелее солдатской шинели, особенно когда намокнет, но зато она значительно теплее и не так пропускает воду, на биваке же бурка, служа хорошей подстилкой и одеялом, незаменима, будучи же надета на плечи вместе с башлыком, укрывает от дождя, при чем казаки приспособились так: захватив левой рукой край бурки и держа винтовку за затылок приклада, правую руку с захваченным краем правой полы накладывают тоже на приклад. Следует требовать, чтобы бурка была не длиннее 5 вершков от земли. Что касается внешнего вида, то и в этом отношении заслуживает предпочтения первый из описанных образцов. Глаз русского человека привык уже к вьюку за плечами: всякий пеший дорожный человек всегда носит свой багаж за плечами на спине, а сумки сбоку носят, как говорят казаки, лишь одни старцы (нищие).

Подъесаул Гейман. 1903 г.

post-84-1376069395.jpg

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

На предыдущем фото пластуны-кубанцы в 1877 г. на турецком фронте.

А вот фото из статьи Геймана (1903):

user posted image

user posted image

Штык был штатным оружием пластунов с конца XIX в., т.е. это уже по большей части просто казачья пехота:

post-84-1376069843.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites

После окончания русско-турецкой войны (1787-1791 г.) Черноморское казачье войско, сформированное в 1788 г. из бывших запорожских казаков, было переселено на Кубань. Там жизнь черноморцев представляла собой сплошной военный конфликт с воинственными горскими племенами. В то время боевое мастерство пластунов достигло такого высокого уровня, что после огромного успеха в Крымских кампаниях пластуны были признаны особым родом войск в рядах военных сип черноморского войска. Их именем стали называться все пешие казачьи отряды (примерно с 1860 г. после слияния Черноморцев с линейными казаками в единое Кубанское войско).

В годы I мировой войны императорская Россия имела 24 батальона и 1 отдельный дивизион кубанских пластунов, 6 донских и 2 терских дивизионов. Для участия в знаменитом Брусиловском прорыве (1916 г.) было стянуто 22 батальона пластунов.

post-84-1376070080.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites

Оборона Сарыкамыша в декабре 1914 г.:

К вечеру 15 декабря к городу подошли части 1-й Кубанской пластунской бригады генерала М.А. Пржевальского. Сам генерал вступил в командование Сарыкамышским отрядом. Начались уличные бои. Командир 1-го Запорожского полка полковник Кравченко был убит. Турки ворвались в город, заняли казармы 156-го Елисаветпольского пехотного полка и вокзал. Фронт был прорван. В резерве генерала М.А. Пржевальского осталось лишь две сотни 6-го Кубанского пластунского батальона. До позднего вечера шел тяжелый штыковой бой. Уже в полной темноте М.А. Пржевальский решает бросить туда свой последний резерв. Он вызывает полковника Термена, и  даёт ему приказ — У меня остался последний резерв — две сотни... Возьми их, иди туда и действуй по обстоятельствам. Теперь пришла твоя очередь спасать Сарыкамыш. Больше ни на какие подкрепления рассчитывать нельзя. Перекрестив полковника Термена, он его отпустил... Пластуны без выстрела, в полном молчании атакуют турок и опрокидывают их штыками. Внезапная и молчаливая атака производит на противника настолько сильное впечатление, что он уже не пытается возобновить здесь атаки...

http://www.proza.ru/2012/08/22/1707

post-84-1376070439.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites
Точные цитаты из книги Ковтюха "Железный поток в военном изложении", М., 1935:

с. 33

с. 46.

В плотной толпе не помашешь винтовкой со штыком особо. А пуля прошивает двух-трёх человек на дистанции до 50 метров. При этом всех трёх убойно.

Share this post


Link to post
Share on other sites

В плотной толпе не помашешь винтовкой со штыком особо. А пуля прошивает двух-трёх человек на дистанции до 50 метров. При  этом всех трёх убойно.       

Помашешь. Смотря в какой стадии.

Ведь развернуть в сторону врага оружие стволом, да еще попасть - в рукопашной более или менее реально только с короткоствольным и скорострельным оружием.

Собственно, штык для того и делали.

Сначала давали еще и тесак, чтобы обороняться, когда дистанция сломана, но оказалось, что им сложно обучить хорошо владеть. И от тесаков отказались.

Казачьи и драгунские винтовки пристреливались без штыков. Пехотные - со штыком. Не думаю, что на Кубани у всех были драгунки (для нее штык носился закрепленным на ножнах шашки).

Просто определенная мода. Даже слегка иррациональная.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Думаю, белые генералы понимали, когда и как атаковать.

Я в этом не уверен. Чудес не бывает. Воевать хочет не каждый - а умеет воевать ещё меньше. Всё как ноне. Есть люди работающие и есть отсиживающие седалище в расположении. Так что не стройте иллюзий на предмет профессионализма. Такеих как Колчак, Матвеев и т.д. мало.

Там другое - это мемуарная литература типа "как мне не дали выиграть эту войну". Поэтому сделано все, чтобы обелить себя, любимого, и очернить + демонизировать противника.

Ну тут, содбственно не убавить не прибавить к Вашим словам. Люди умеющие воевать (читаем "работать") находят занятие и работу везде. А остальные пишут мемуары.

Он явно не на одном факте мог базироваться, имея и очевидцев-участников при себе, и пользуясь всеми архивами белой армии.

Тоже не факт. Это всё-таки мемуары. Про что-то он мог "забыть" а что-то являлось само собой разумеющимся, вроде как дышать.

А там война примерно такой была - одна из сторон берет станицу и превращает в опорный пункт. Против нее образуется фронт, охватывавший протяжение нескольких десятков километров. В соседней крупной станицы становился штаб противника, мелкие пункты занимались отрядами. Начинались беспрерывные попытки нащупать слабину у противника и выбить его из занимаемого места.

Фронт это линия. А гражданская война это война банд, пусть и состоящих из профессиональных военных. Там где управление сохранилось - был перевес. Где больше профей было...

Война там была характерная - у кого больше населенных пунктов под контролем, тот и сильнее (моб. ресурс больше, народ верит в везучесть командиров и т.д.).

В первую очередь - жрачка и вода.

Учитывая разбросанность плоскостных станиц...

... Можно с уверенностью утверждать, что фронта не было.

Это меня и удивляет. Компактную деревеньку можно так защищать. Но когда от окраины до околицы - верст 5-10, то почешешь в затылке.

Вопрос в распределении секторов огня, а это под силу опытному полевому командиру. У кого они были - те и выигрывали сражения.

Как сказать. Есть факты, что конь выносит такое, что и представить страшно:

http://www.vostlit.info/Texts/rus11/Usama_.../frametext3.htm

Разницу между рекордом и средним бегуном понимаем?

Какие преимущества? Патронов мало, конница на улицах - преследует разбегающуюся пехоту. Кто пытается отстреливаться, быстро понимает, что патронов хватит, чтобы застрелиться, не более того. Схватиться на штыках против шашек? Почти без вариантов - надо по 2-3 пехотинца на всадника, да и штыков у многих нет...

Это историческое содержание термина. К 1918 г. - просто пешие казачьи части. И окопы занимали, и в штыковую ходили.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Такеих как Колчак, Матвеев и т.д. мало.

Умел ли воевать Колчак - еще вопрос. На море - может, и да, а на суше...

Матвеев - это которого Сорокин расстрелял? Его талант мне лично пока непонятен. Ясно, что Ковтюх его затмил, т.к. жив остался. Но все же при Туапсе он победил. И все эти ночные атаки - это визитная карточка Ковтюха.

Это всё-таки мемуары. Про что-то он мог "забыть" а что-то являлось само собой разумеющимся, вроде как дышать.

В первую очередь мемуары такого рода - оправдательный документ. Тухачевский и его соратники после Варшавы немало мемуаров написали.

У мемуаров подобного рода - вполне четкая политическая цель.

В первую очередь - жрачка и вода.

Очень сильно стоит вопрос народной психологии - к удачливому вождю, на деле доказавшему, что удача на его стороне, народ сам тянется. Колеблющиеся принимают его сторону.

Ведь недаром плененного в тифозном бреду Кочубея так старались переманить к белым - он позволил бы лишить красных казачьей конницы вообще.

... Можно с уверенностью утверждать, что фронта не было.

Он был, но не такой, как в ПМВ - ближе к РЯВ или РТВ (1877-1878).

Вопрос в распределении секторов огня, а это под силу опытному полевому командиру. У кого они были - те и выигрывали сражения.

План станицы Родниковская (Лабинский отдел) прилагается для примера.

Родниковская — станица Лабинского отдела Кубанской области, на правом берегу реки Лабы, в 43 вер. от станции Армавир Владикавказкой ж. д. 7996 жителей. Преобладающее население — русские (казаки). Земледелие, тонкорунное овцеводство. Церкви, школа, 36 торгово-промышленных заведений.

Январь 1918 г.

Председателем Родниковского станичного совета был избран И.В.Казимиров, заместитем и политкомиссаром – И.Бровко, военным комиссаром Н.Н.Губашкин, комиссаром по выполнению Декрета о земле И.М.Башкирева. В Совет также вошли А.М.Поставной, Е.П.Жигальцев, командирами рот избраны Р.А.Абдулов и Е.Башлаев.

В октябре 1918 года белоказаки ворвались в станицу, атаманом был поставлен Немыкин, начался жестокий террор. Немыкин изловил и повесил Казимирова, разогнал Совет, перебил активистов. Жигальцева казаки нашли на чердаке, выволокли на улицу, выбили наганом зубы, изувечили, прострелили горло. Башкирева пригнали на базарную площадь, избили, затем повесили. Абдулов, Поставной и Уваров были расстреляны.

Март 1920 г.

Первая конармия изгнала белогвардейцев из станицы. В Родниковской полностью установилась советская власть. Председателем Совета был избран Г.И.Гущин.

Сейчас количество населения немногим больше - около 8900 человек. При этом длина по продольной оси - 10 км. (ул. Майкопская).

Разницу между рекордом и средним бегуном понимаем?

Для обобщений типа "лошадь - нежное животное" оснований не вижу.

post-84-1376075296.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites

А вот небезызвестная Кущевка:

http://krasnodar-map.ru/382198.html

Вот как 2.08.1942 проходила атака Кущевки в конном строю:

Трубач 4-го гвардейского казачьего кавалерийского корпуса И. Я. Бойко сообщал, что артиллерийской подготовки не было: казачьи эскадроны, используя высокую растительность, в ночь с 1 на 2 августа скрытно заняли исходное положение для атаки, а утром внезапно атаковали противника и ворвались в станицу.

Почти как у Кочубея с Невинкой.

В конце 1917 года подкущёвская беднота по инициативе М.А. Губерева и Е.А.Нижельского создала революционно-большевистскую группу из солдат-фронтовиков, группу “Тринадцать”, названную так по числу её участников.

9 января 1918 года большевики объявили Советскую власть в хуторе Подкущёвский.

За короткое время на территории теперешнего Кущёвского района было организовано 16 Советов.

На стороне красных сражались иногородние и беднейшие слои казачества. Они сформировали отряды Красной гвардии, которые участвовали в боях с белыми под Сосыкой, Кисляковской и Кущёвской. В дивизии Жлобы и в составе команды бронепоезда “Истребитель №1” воевали выходцы из всех хуторов и сёл кущёвской территории.

В июне 1918 года нависла угроза окружения деникинцами частей Красной Армии в районе Кущёвская-Батайск. Удержать позиции красным не удалось.

В июле 1918 года в Кущёвскую вошла армия генерала В.Л.Покровского. По его приказу произошла жестокая расправа с ревкомовцами и с теми, кто поддерживал Советскую власть. Публичные казни прошли на хуторе Подкущёвском. Для разгрома армии Деникина сформировали Кавказский фронт во главе с М.Н.Трухачевским.

В марте 1920 года силами Первой конной армии Будённого белые вытеснены с территории сегодняшнего Кущёвского района.

Share this post


Link to post
Share on other sites

М. Шолохов. Героическая Подкущевка.

Два дня я провел в хуторе Подкущевка, где в дружеской беседе с красными партизанами мы намечали пути создания будущей книги о прошлом и настоящем героической Подкущевки. Зимой этого года я получил из хутора письмо от краснознаменцев, командиров партизанских отрядов, товарищей Попова и Тютюнникова. В этом письме они рассказали мне замечательную историю своего хутора. С начала гражданской войны из 320 дворов, насчитывающихся на хуторе, около трехсот человек ушло в красные партизанские отряды биться с отрядами южной контрреволюции (Корнилов, Каледин), а преобладающая часть подкущевцев влилась в известный на Северном Кавказе отряд товарища Жлобы. Часть подкущевцев целиком составила команду бронепоезда "Истребитель № 1", взорванного ими при отступлении в Кизлярском тупике, и затем снова, на новом бронепоезде, билась до конца гражданской войны.

Из ушедших бойцов после окончания гражданской войны на хутор вернулось только несколько десятков человек. Остальные погибли, защищая дело революции. Из оставшихся в живых нескольких десятков 6 человек награждены за боевые отличия орденами Красного Знамени и 12 - Почетными грамотами ЦИК СССР. Большинство из них инвалиды.

В последующие годы мирного строительства эта немногочисленная группа оставшихся в живых партизан вела ожесточенную борьбу с остатками засевших в Подкущевке белогвардейцев и кулачества и сейчас составляет основное ядро подкущевского колхоза.

1935

Т.е. в данном месте поддержка красным была особо сильной - практически по человеку от двора ушли в красные партизаны, да еще дали команду бронепоезда, да еще сражались в частях Жлобы.

Четко заметно размежевание казачества по имущественному признаку.

Share this post


Link to post
Share on other sites

А гражданская война это война банд, пусть и состоящих из профессиональных военных. Там где управление сохранилось - был перевес. Где больше профей было...

Вот копипаста с сомнительным антисоветским душком. Проверить цифры потерь не могу, но, думаю, в общих чертах, ход боя не сильно искажен. Хотя Клово звали Сигизмунд - о нем я уже писал выше, а ЧОН был образован только в августе 1919 г.

Руководство белого движения учитывая то, что казачество в большинстве своем было недовольно Советской властью, приняло решение, что после взятия Екатеринодара должно быть одновременное выступление казаков станиц Кубани против Советской власти.

Для этой цели в Ейский и Таманский отделы был назначен полковник Подгорный. Остановился Подгорный на квартире казака станицы Ясенской Костюка, куда стали сходиться реакционно настроенные по отношению к новой власти казаки станиц. В это время перенасыщенный войсками г Ейск требовал провианта и брать приходилось его в близлежащих станицах. Экспедиции по изъятию продовольствия проводились ежедневно и выглядели, по своей сути, как откровенный грабеж. В тоже время возвращающихся с фронта казаков по пути следования разоружали бойцы ревбатальонов. Оружия для восстания явно не хватало. Подгорный собрал представителей станиц, которые должны были выступить на Ейск 30 апреля. Восстание в станицах началось 23 апреля, и за 3 дня была свергнута Советская власть в станицах Ейского отдела и установлена власть атаманов.

Каких либо сведений о жертвах среди казаков и представителей Советской власти не имеется. Представители власти города Ейска знали что штурм должен начаться со дня на день. На тот момент в городе находились следующие части: ревбатальоны Ейский, Должанский, Приморский - всего 2500 красноармейцев. Это были убежденные закаленные в боях бойцы. Также в городе Ейске базировалась Азово-Черноморская флотилия из 16 кораблей и личного состава 500 бойцов. Фактически командовал флотилией начштаба Герштейн. Под ружье было поставлено и мобилизованное население города. Набралось около 6 тысяч человек. Был создан штаб: Сигизмунд Клово, Абрам Шемелинов и Топорков (однофамилец или родственник полковника Топоркова).

30 апреля 1918 г., когда стало темнеть, казачьи сотни выступили на Ейск. Казаки шли тремя колоннами. Две сотни ст. Должанской шли с опозданием, чем существенно было ослаблено выступление. На месте сбора в районе развилок дорог на подступе к Ейску наблюдатели красных передали на Азово-Черноморскую флотилию координаты. Суда беглым огнем ударили по казачьему стану. Не начиная боя, казаки потеряли около 100 человек убитыми и ранеными. Вокруг города были вырыты окопы перед которыми были раскиданы бороны и металлические щиты укрытые соломой. Наступление на город началось с 30.04.1918 г. на 01.05.1918 г. Осуществлялось с трех сторон. Сначала наступление имело успех. Конница наступающих начала просачиваться через окопы и заняла восточную часть города и в этот момент командующий обороняющимися войсками Самуил Клово и политрук Шемелинов бросили войска и на одном из судов флотилии отошли в море. Тогда заместитель командира Ейского ревбатальона Хижняк бросил в бой последний резерв с приданными ему пулеметами который состоял из одних коммунистов. Эта рота почти полностью уничтожила конницу Топоркова. На другом конце города повстанцы под руководством есаула Белого были оттеснены пулеметной командой ревбатальона. Была предпринята вторая попытка атаки. В результате было захвачено два орудия, но развить успех опять не удалось. Подгорный понял что город им не взять. Поэтому был отдан приказ отходить по трем направлениям: на Копанскую, на Новощербиновку, и на Камышеватскую с Должанской.

Мятеж был подавлен. Погибли при штурме более 500 казаков. Взяты в плен 1500 человек. Они тут же без суда и следствия были расстреляны и сброшены в бывший скотомогильник на окраине города. Погибло также 80 горожан, которых ЧОН загнал в окопы. Красноармейцы были торжественно похоронены на одной из площадей города.

На скотомогильнике сейчас новые постройки жилых домов. Память стерли. Через некоторое время после восстания красноармейцы ЧОНа во главе с Самуилом Клове и политруком Абрамом Шемелиевым начальником флотилии Герштейном с чувством выполненного долга покинули город.

Получается, у казаков - полковники, есаулы и т.д., профессионалы с ног до головы. У красных - офицеры военного времени (те же Клово, Хижняк), т.е. самоучки, без особо большого ценза командования строевыми частями и опыта руководства частями в бою. Результат довольно плачевен для профессионалов - они жестоко побиты, взяты в плен и рассеяны.

Share this post


Link to post
Share on other sites

О белом терроре в Майкопе:

http://shatsky.livejournal.com/11636.html

Сведения о том, что белые изрубили шашками пленных, подтверждает и Ковтюх на с. 39 цитированного мною труда. Он пишет, что белые казнили путем обезглавливания около 800 красноармейцев, а тела бросили на несколько дней лежать на улицах, чтобы застращать население.

Террор был со всех сторон, но именно этот эпизод неплохо документирован как с белой, так и с красной стороны. И разница в количестве жертв (от 800 у Ковтюха до 2500 у Покровского и 4000 в позднейших исследованиях) отражают разные уровни информированности о событиях. Но ни один источник его не отвергает.

А в приложении - Добрармия входит в Екатеринодар 17 (3) августа 1918 г.

post-84-1376078171.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now