Суйко

Все о кофе

12 сообщений в этой теме

Лингвисты до сих пор не пришли к определенному мнению относительно происхождения слова "кофе". Одни считают, что оно образовалось от арабского "кауэ", что в переводе означает "сила", "энергия", другие связывают его появление с названием юго-западной эфиопской провинции - Каффа, где впервые стали употреблять зерна этого дерева.

Красивых легенд существует множество. Например рассказывают, что когда пророк Магомет был при смерти, его спасла чашка кофе. Другая гласит, что первым на деревья с красными ягодами обратил эфиопский пастух Калдим. Он заметил, что его козы, съев их плоды, становятся необыкновенно бодрыми. Пастух, решив познать сей магический эффект экспериментальным путем, собрал ягоды и замочил их в воде. На вкус напиток оказался отвратительным. Раздосадованный Калдим бросил ветки с ягодами в костер, и через некоторое время почувствовал необыкновенный, дурманящий аромат. Пастух разворошил костер и собрал тлеющие зерна, затем снова залил их водой и оставил настояться. Попробовав через некоторое время получившийся напиток, он, к своему удивлению, обнаружил, что вкус его стал горьким и терпким, но довольно приятным, а вскоре почувствовал необыкновенную бодрость, сохранявшуюся в течение суток.

Существует еще одна, не менее интересная эфиопская легенда, согласно которой первым свойства кофейного дерева открыл Шейх Омар, известный как один из самых талантливых докторов своего времени. Ему удавалось излечивать даже больных, которых другие лекари объявляли безнадежными.

Однажды, бродя по холмам, Шейх Омар обратил внимание на небольшое деревце с благоухающими цветами. Целитель захотел исследовать свойства этого ратения. Он приготовил отвар только из семян кофейного дерева и принимал его в течение нескольких дней.

Вскоре он заметил, что у него повысилась работоспособность и улучшилось настроение. Затем он решил добавлять настой кофейных зерен в целебные настойки, помогающие от головных боллей и несварении желудка и заметил, что их эффективность заметно повысилась. Долгое время целитель никому не раскрывал секрет кофейного дерева, и только перед смертью передал его своему сыну.

Однако единственным достоверным фактом можно считать, что родиной кофе действительно является Эфиопия. Именно там листья и плоды кофейного дерева употреблялись в пищу с древних времен.

Сорт кофейного дерева Coffea arabica прибыл из Эфиопии (Абиссиния), точнее - из юго-западной части Эфиопского нагорья, называемой кафа (Кэфа, центр Джимы).

Первооткрывателями кофе были не арабы, а эфиопы - группа из нескольких народностей (амхара, тиграи, гураге). Группа появилась в I тысячелетии до н.э., когда жители южной части Аравийского полуострова начали переселяться в земли теперешней Эфиопии и смешались с туземцами-негроидами - кушитами и ниломтами.

Эфиопы толкли плоды кофейного дерева, замешивали их с животным жиром и катали из них клецки величиной со сливу, которые брали с собой в дорогу. Жиры, смешанные с питательными плодами кофе и протеином семян, придавали людям силу, а кофеин - бодрость. Из сока плодов кочевники делали напиток, похожий на вино, а из листьев заваривали напиток, похожий на чай.

С течением времени начали варить горячий напиток из семян кофейного дерева. Сначала его употребляли во время религиозных обрядов, а позже он превратился в национальный напиток эфиопов. Сбор листьев и семян впоследствии стал отдельным промыслом, распространившимся из Африки в Йемен.

Востоковед О. Г. Герасимов утверждает, что арабы используют еще одно, поэтическое название кофе - бинт аль Йаман - "Дочь Йемена". Одно из самых ранних письменных упоминаний о кофе содержится в арабском манускрипте №944, хранящемся во Французской Национальной библиотеке. Шехабеддин Бен, арабский автор XV столетия, рассказывает о своем современнике Гемаледдине, муфтии йеменского города Аден, который ездил в Персию. Во время пребывания там он обратил внимание на своих соплеменников, варивших и пивших кофе, которому он раньше не придавал значения.

Вернувшивсь в Аден и почувствовав недомогание, Гемаледдин вспомнил о кофе и решил попробовать этот напиток, который не только помог ему вылечиться, но и укрепил силы. Последнее качество Гемаледдин оценил особо, так как оно помогало в ночных религиозных бдениях. Авторитет и рекомендации муфтия способствовали распространению напитка, который вскоре стали пить не только дервиши, но и ремесленники, купцы и другие жители города.

Называя страны Азии, которые поставляют кофе, чаще всего начинают с Йемена. Хотя эта страна производит сравнительно мало кофе, но здесь он самый вкусный и ароматный. Йемен издавна называют отцом кофе. Любимый и великолепный его сын - мокко (по названию порта Мокка, иначе Mocha, Mucha), который известен тем, что о нем можно только прочитать или услышать. Его производство так мало, что в торговлю эта таинственная и очень дорогая редкость почти не попадает.

Таким образом, став популярной в Адене, привычка населения пить кофе быстро распространилась на соседние города и достигла Мекки. Здесь кофе вошел в жизнь всех горожан. Священной столицы мусульманского мира кофе достиг около 1470 года.

Предания, записанные в 1763 году, связывают процветание Мохи с именем шейха Шадди и говорят, что именно ему пришла в голову счастливая мысль заняться расширением посадок кофейных деревьев. Вскоре здесь стали успешно торговать новым товаром, и небольшое селение, каковым оно было до этого, выросло в процветающий крупный торговый город. В Европе его название превратилось в Мокко и стало названием сорта.

Когда шейх Шадди умер, над его могилой возвели мечеть, а имя стали поминать в утренних молитвах как имя патрона города, покровителя арабских кофеен, вразумившего род людской пить кофе и покупать кофейные зерна.

В 1633 году Йемен установил прямые торговые связи с некоторыми странами Европы, куда начал поставлять свой кофе Мокко. Именно в этот период наступил расцвет порта как главного кофейного торгового центра.

Не вызывает сомнений тот факт, что до конца XVII века мир в целом (хотя и ограниченно) получал кофе лишь из Йемена. Это был тот настоящий и прославленный кофе Мокко (Mocha или Mokka). До середины XVII века турецкие и египетские купцы приезжали в Йемен и получали лучшие зерна. Они покупали урожай прямо на деревьях, обеспечивали его сбор и обработку семян. Кофе готовили сухим методом, т. е. высушивали на солнце.

Процветание йеменской кофейной торговли было во многом обусловлено монопольным производством товара, популярность которого в Европе стремительно росла. Кофе повторил судьбу большинства тропических пряностей, знаменитых, прежде всего, своими богатыми вкусо-ароматическими качествами.

Арабы чрезвычайно гордились новым напитком и держали в тайне секрет его приготовления. Они запретили вывозить из страны зерна, если они не высушены. Эта мера была направлена на то, чтобы ни одно зернышко, способное дать росток, не попало в руки чужестранцев, которым запрещалось посещать кофейные плантации.

Около 1650 года мусульманскому пилигриму по имени Баба Будан удалось заполучить семь зеленых кофейных зерен и тайно вывезти в район Чикмагалхур в южной Индии. Из этих семян выросли отличные кофейные деревья, положившие начало получению кофе в этой стране.

Около 1690 года голландцы заполучили семена в Индии и к концу века основали кофейные плантации на островах Ява и Суматра. Через несколько лет они превратились в главного поставщика кофе в Европу, прежде всего, благодаря усилиям голландской Ост-Индийской компании, а порт Амстердам стал одним из важнейших центров мировой кофейной торговли.

С этого момента начинается быстрый упадок йеменской кофейной торговли.

Османская империя к концу XV века полностью контролировала караванные пути, по которым издревле поступали в Европу азиатские товары. Османы являлись активными посредниками в торговле пряностями.

Расширение Османского государства способствовало и географии потребления кофе. Став достоянием огромного мусульманского мира, кофе вошел в быт каждой арабской семьи, превратился в напиток караванщиков, бедуинов, считался частью дипломатического этикета. Он широко распространялся по Османской империи - в Дамаске с 1530 года, в Алеппо с 1532 года, несколько позднее в Алжире и в 1554 году впервые попал в Стамбул, где два сирийских купца открыли первую кофейню под названием "Мактаб аль-ирфан" ("Круг мыслителей"). Кофе настолько понравился стамбульцам, что к концу столетия его уже предлагали многочисленные кофейни.

Мехмед Кёпрюлю, переодевшись простолюдином, посетил несколько кофеен и ужаснулся свободным нравам, которые царили там. (Дело дошло до того, что самого султана высмеивали и критиковали!) Он повелел закрыть все кофейни и бросить в темницы любителей кофе. Если же кофеман попадался во второй раз, его зашивали в мешок и бросали в море.

Однако запретить полюбившийся напиток было уже невозможно. Его продолжали пить вопреки всем запретам и указам. Поняв, что борьба против кофе бесполезна, султан Сулейман III разрешил своим подданным пить кофе, но в специально отведенных местах и обложил кофейни огромными налогами.

На юге Европы кофе в первую очередь появился в странах арабского влияния, например на Перинейском полуострове. В западной Европе о нем начали говорить в середине XVI века. На север Западной Европы первым кофейные зерна привез в 1596 г. немецкий натуралист Белус. В Риме первым чашку сварил, как предполагают, в 1626 г. посланник папы Пьетро де ла Вале, который много лет прожил в Персии. Священники начали было роптать на "мусульманскую затею", но папе Клименту VIII кофе так понравился, что он его благословил.

В 1646 г. открылось первое кафе в Венеции, в 1637 - в Оксфорде, в 1652 - в Лондоне, а в 1660 г. - в Марселе. Приблизительно в это же время посол Турции во Франции начал угощать вельмож. Чернокожие слуги, одетые в роскошные восточные убранства, горячий, черный, крепкий и необыкновенно ароматный напиток подавали гостям в искусных маленьких чашечках из тонкого фарфора. Кофе сразу же стал модным при дворе французского короля Людовика XIV, а в 1672 году слуга бывшего посланника открыл кофейный павильон в Париже. За короткое время там, как и в Лондоне, появились сотни кафе. Из этих городов кофе еще быстрее стал распространяться по Европе. Ок. 1670 г. его начали пить в Германии. В 1679 г. английские купцы открыли кафе в Гамбурге, а в 1683 г. появилась первая кофейня в Вене.

De la Roque, имел честь привезти кофе во Францию в 1644 году. И назовем имя еще одного человека – Antoine Galland (1646-1715), французский востоковед, первый переводчик "Арабских ночей" и антиквар короля, который в 1699 опубликовал анализ и перевод арабского манускрипта "Abd-al-Kadir" (1587), давший первую авторитетную оценку настоящего кофе. Также можно найти и более ранние ссылки на известность кофе во Франции, например, Onorio Belli (Bellius), итальянский ботаник и автор следующих слов, написанных в 1596 французскому медику, ботанику и путешественнику Charles de l’Ecluse (1526-1609): "семена используются египтянами чтобы сделать жидкость, называемую ими cave" (источник: Jardin, Édelestan. Le Caféier et le Café. Paris, 1895 (p. 16))

Но вернемся к чуть более поздним временам. P. De la Roque, сопровождавший M. De la Haye, французского посла в Константинополь, чуть позже совершил путешествие в Ливан. По его возвращении в Марсель в 1644, он привез с собой не только кофе, но и "маленькие приборы, использовавшиеся в Турции, которые казались великими диковинками во Франции". В его коллекции можно было найти, причисленные к кофейному сервизу, fin-djan, или китайские чашечки, и небольшие предметы мусульман, украшенные золотом и серебром, шелковые вещи с вышивкой, которые турками использовались как салфетки или маленькие полотенца.

De Thévenot пишет об этом так: «Они (турки) обычно употребляют другой напиток. И называют его cahve, и пьют его в течение всего дня. Этот напиток делается из ягод, обжаренных на сковородке или в другой посуде на огне. Затем размельчают их в очень мелкий порошок в ступке.

Как только они пожелают выпить кофе, берут сосуд, предназначенный для быстрого заваривания, они называют его ибрик (ibrik); и, наполнив его водой, доводят до кипения. Когда вода закипит, добавляют приблизительно на три чашки воды, чайную ложку с горкой порошка кофе. Снова доводят до кипения, быстро снимают с огня или помешивают напиток, иначе он убежит, так как поднимается очень быстро. Эта процедура повторяется десять-двенадцать раз, затем все разливается в фарфоровые чашечки, которые находятся на деревянной разукрашенной тарелке и приносится вам.

Кофе пьется горячим в несколько глотков, пить по-другому не принято. Пьют маленькими глотками из боязни обжечься – эта манера общепринята и соблюдается в cavekane (кофейня).

Некоторые добавляют небольшое количество гвоздики и кардамона, а кто-то – сахар.»

Около 1660 года коммерсанты из Марселя, которые жили некоторое время в Ливане и не могли уже существовать без кофе, привезли его с собой во Францию. И позже группа аптекарей и торговцев осуществили первую коммерческую поставку кофе в тюках из Египта. Вскоре за ними последовали и торговцы из Лиона, и кофейные зерна в партиях товара занимали уже основную часть. В 1671 несколько персон открыли кофейные дома в Марселе, недалеко от Биржи, которые сразу же стали популярными у коммерсантов и путешественников. Медики забили тревогу, расходясь во взглядах на кофе с обитателями горячих и очень засушливых стран.

Вековой вопрос был поднят. Одни соглашались с медиками, другие составляли им оппозицию, такими городами были: Каир, Мекка и Константинополь. Вопрос, главным образом, касался только медицинской стороны, так как Церковь не принимала участия в диспуте. "Любители кофе не переносили врачей, а те, в свою очередь, грозили им всеми болезнями".

Дело разрешилось в 1679, когда удачный опыт марсельских медиков по дискредитации кофе был завершен, одобрен Медицинским Колледжем, обсужден перед Магистратом в городском зале и признан… не приносящим вреда для жителей Марселя.

Тем временем, в 1669, Сулейман Ага, турецкий посол Мохаммеда IV, находившийся при дворе Луи XIV, прибыл в Париж. И с собой он привез изрядное количество кофейных зерен. С этого человека началось приготовление кофе в турецком стиле.

Турецкий посол пребывал в Париже с июля 1669 по май 1670, но этого было предостаточно для принятия нововведения. Двумя годами позже, Паскаль, армянин, открыл кофейную забегаловку прямо на Сен-Жермен, и это событие можно считать началом открытия кофейных домов в Париже. Вскоре кофейные дома стали появляться в каждом городе.

Первым торговцем, имевшим лицензию на продажу кофе во Франции, был Damame François, парижский буржуа, чья привилегия обеспечивалась эдиктом 1692 года. У него было право на эксклюзивную продажу кофе и чая во всех провинциях и городах королевства, землях, подчиненных королевству сроком на десять лет.

В Санто-Доминго (в 1783) и другие французские колонии кофе (café) привозился из королевства и распространялся по специальной лицензии короля.

В 1671 в Лионе была издана книга, названная "Превосходства Красных Ягод, называемых Кофе" (The Most Excellent Virtues of the Mulberry, Called Coffee), показавшая необходимость в авторитетной работе по данному предмету – нужда, которая была весьма умело удовлетворена в том же Лионе Филиппом Сильвестром Дюфором (Philippe Sylvestre Dufour), опубликовавшем восхитительный труд: "Касательно использования кофе, чая и шоколада" (Concerning the Use of Coffee, Tea, and Chocolate). И снова в Лионе, тот же Дюфор издал в 1684 году более полную работу: "Способы приготовления кофе, чая и шоколада" (The Manner of Making Coffee, Tea, and Chocolate). За этим последовала публикация в 1716 в Париже Jean La Roque "Voyage de l’Arabie Heureuse", содержащую историю путешествия автора к Королю Йемена в 1711, описывающую кофейное дерево и его плоды.

Одно раннее упоминание кофе можно найти в "Путешествиях" Вильяма Биддальфа в 1609 году. Он достаточно подробно описывает напиток и традиции кофейных домов турок.

"Их самый распространенный напиток – Coffa, черный напиток, который делает пульс похожим на барабанную дробь, и называют они его Coaua. Выращенный в Милле (Mill), заваренный на воде, они пьют его настолько горячим, насколько это можно вынести. Между ними существует традиция – приходящих друзей угощать кофе.

Кофейных домов в Турции больше, чем пивных в Англии, но они не так много засиживаются в кофейнях, как на скамейках по обоим сторонам улиц рядом с самими кофейными домами и у каждого мужчины имеется чашечка напитка и так они обмениваются новостями и обсуждают происшествия".

Среди других авторов, упоминающих о кофе, интересен Сэр Джордж Сэндис, поэт, будучи первопоселенцем в Виржинии. В 1610 году он провел год в Турции, Египте и Палестине и написал о турках:

"Все таверны были пусты, в то время как кофейни заполнены, несмотря на схожесть этих заведений. Там они просиживали целый день в общении, употребляя напиток называемый Coffa из маленьких китайских чашечек, таким горячим, каким его можно было выносить. Черный как сажа и с ни на что непохожим вкусом, способствующий, как они утверждают, пищеварению и повышающий тонус.

Многие хозяева таких кофеен содержат прекрасных мальчиков, которые помогают обслуживать посетителей".

Эдвард Тэрри, английский путешественник, написавший до 1616 года, что множество лучших людей Индии следовали своему вероисповеданию и не употребляли вина вовсе. "Они пьют напиток, доставляющий им удовольствие, который называется ими "кофе". Приготовленный из черных зерен, заваренный на воде, он приобретает такой же черный цвет. Несмотря на это, кофе превосходно помогает пищеварению, вдохновляет душу и очищает кровь".

В 1634, Сэр Генри Блаунт, иногда упоминаемый как "отец кофейных домов Англии", совершил путешествие в Ливан на венецианской галере.

"У них есть напиток..., называемый Cauphe, приготовленный из ягод таких же больших, как и небольшие бобы. Высушенные в печи, измельченные в порошок, имеющие цвет сажи, на вкус немного горьковатые. Пьют его горячим настолько, насколько можно вытерпеть и в любое время дня. Но особенно он хорош по утрам и вечерам, когда многие собираются в кофейных домах (Cauphe-houses), которых во всей Турции больше, чем гостиниц (постоялых дворов) и пивных (Ale-houses) в Англии вместе взятых".

В 1640 году Джон Паркинсон, английский ботаник и гербалист, привел первое ботаническое описание растений кофе. Это была первая публикация такого рода в Англии.

"Альпинус (Alpinus), в своей «Книге растений Египта», дает нам описание этого дерева, которое он мог наблюдать. Он видел его в саду одного капитана янусаров. Растение было очень редким, так как в этой местности его никто никогда не выращивал.

Дерево, говорит Альпинус, похоже на Evonymus Pricketimber, чьи листья толще, жестче и зеленей, каковыми остаются всегда. Плоды называются Buna, они крупней, чем лесной орех, длинней, округлые, острые на конце, на обеих сторонах есть бороздки, хотя на одной стороне более заметная, чем на другой. Плод можно разделить на две части, в каждой из которых, можно найти маленькое длинное белое ядро, лежащее на стороне, примыкающей к другой, покрытое желтоватой кожицей, кислое на вкус… Вот из этих ягод в Арабии и Египте, и в других местах Турецкой Империи, жители делают напиток, который имеется в любом доме и называется Caua.

Этот напиток имеет много полезных свойств: для укрепления слабого желудка, помогает пищеварению, при опухолях и закупорке печени и селезенки".

Конечно, идея кофейных домов очень быстро распространилась на все города Великобритании. Но все они брали за основу модель домов Лондона.

До XVIII века национальным напитком Англии считался кофе. В XVII веке английские женщины выступали против его употребления, так как их мужья часами просиживали в публичных кофейнях. В 1674 году женщины опубликовали петицию против кофе, в которой жаловались: «Никогда представители мужского пола не носили более широких бриджей, и никогда столь мало не было в них мужского достоинства!». Такая ситуация сложилась из-за «чрезмерного потребления отвратительного языческого ликера под названием кофе, который... сделал наших мужей евнухами и искалечил наших милых галантных кавалеров... они приходят домой выжатые, как лимон, и во всем их организме нет ничего влажного, кроме сопливых носов, ничего твердого, кроме костей, ничего стоячего, кроме ушей». В 1702 году в Лондоне было 2000 кофеен, где посетители могли выпить чашку крепкого ароматного напитка с традиционным свежайшим бисквитом.

Женщины в кофейни не допускались. Но в 1717 году появился первый чайный магазин, где теперь и дамам дозволялось побаловаться чашечкой чая. Вот как случилось, что чай стал постепенно вытеснять кофе. И именно чай держит до сих пор пальму лидерства. Правда, в 2000 году в Великобритании впервые потребление кофе превысило потребление чая. (Кстати сказать, в те давние времена в Европе еще не знали такого слово, как кофе. Напиток называли «арабским вином».

В период между XV и XX веками две великие державы соперничали в Центральной и Западной Европе за политическое и экономическое первенство: империя Габсбургов и Османская империя. Вена, столица Габсбургской империи, стала сокровищем, захваченным турецкими войсками. В 1683 г. 300-тысячное турецкое войско под командованием паши Кара Мустафа двинулось из Константинополя (ныне Стамбул) вверх по течению Дуная, дошло и захватило столицу Габсбургской империи Вену. Осажденный город был окружен 25000 шатрами турецкой армии. Под контролем турецких войск находилась большая часть территории Центральной Европы. Когда осада стала невыносимой, осажденные венцы послали гонца через линию осады к союзникам, занимавшим позиции выше по течению реки, с посланием о невозможности дальнейшего сопротивления. Войска союников-христиан, возглавляемые польским королем Собецким и лоранским герцогом Чарльзом поспели вовремя, сумев застать турков врасплох и оттеснив их ниже по течению. Гонцом, доставившим сообщение христианским союзникам был поляк Георг Кольшитский. Искатель приключений, Кольшитский много путешествовал по Османской империи, часто выступая в роли переводчика. Глубочайшие познания тонкостей турецкого языка и обычаев позволили ему принять на себя поручение венцев и выступить в роли тайного лазутчика.

13 августа 1683 г. Кольшитский вместе со своим слугой Михайловичем, переодетые в турецкие платья, прошли беспрепятственно сквозь турецкий военный лагерь к северо-востоку от города. Собранная ими информация о численности и расположении войск неприятеля была бесценной для освободителей города. После победы и освобождения города, венские городские правители обратились к Кольшитскому с вопросом о награде. Кольшитский скромно попросил себе лишь "верблюжий фураж", брошенный отступившими турецкими войсками. Этот самый "верблюжий фураж" - и это знал лишь он один в Вене! - был ничем иным, как 500 фунтами зеленых Кофейных зерен, достоинства которого и способы жарки, помола и заваривания напитка Кольшитский узнал за время своих странствий на Востоке. Используя полученные в награду зерна, Кольшитский открыл первое венское кафе, названное "Кафе Кольшитского".

Однако напиток сразу же попал под огонь острой критики со стороны католической церкви. Многие называли Кофе "дьявольским напитком" и считали, что папа римский должен придать его анафеме. К всеобщему изумлению, папе Кофе пришелся по вкусу, и он благословил его и провозгласил истинно христианским напитком.

В Скандинавских странах кофе был известен до 1700, но в 1746 в Швеции издали королевский эдикт против "неправильного и чрезмерного употребления чайного и кофейного напитков". Правительство ввело налог на любителей чая и кофе. Нарушители постановления подвергались аресту, штрафу в 100 серебряных талеров и "конфискации чашек и посуды".

В 1756 кофейный напиток был запрещен окончательно, что привело к росту незаконной торговли. Как очередная попытка ужесточения запрета на кофе в 1766 был принят новый закон, но контрабандный ввоз продолжался. Тогда правительство признало невозможность остановить торговлю кофе и решило получить с этого пользу, с 1769 года кофе стал облагаться налогом на ввоз. В 1794 Регентство вновь попыталось ввести запрет на напиток, но встретило сильное сопротивление среди населения, в итоге решение пришлось отменить в 1796 г. Несмотря на предыдущий опыт, в 1799 г. была предпринята еще одна попытка ввести запрет на кофе, но и она не увенчалась успехом и в 1802 ограничения были сняты.

Последняя попытка запретить пить кофе была предпринята в период 1817-1822 г.г., но также ничего путного не вышло и все смирились с неизбежностью – кофе быть!

В Северную Америку кофе попал по милости голландцев. Случилось это в Новом Амстердаме в 1660 году.

Четыре года спустя городом овладели англичане и переименовали его в Нью-Йорк.

К 1670 году кофейни были открыты в Норфолке, Сент-Луисе, Чикаго, Нью-Орлеане и ряде других мест Новой Англии. В это время употребелние кофе превратилось в укоренившуюся привычку жителей и даже заменило обычай пить за завтраком маст - разновидность пива, что, естественно, только пошло американцам на пользу.

В 1696 году в Нью-Йорке было открыто первое кафе под названием "Кингз Армз". Еще раньше, в 1691 году, начали работать кафе в Бостоне. Они назывались "Лондонский кофе хауз" и "Гатеридж кофе хауз". Но самым знаменитым было кафе "Грин Драгон", бывшее местом встреч зачинщиков восстания против ненавистной тирании заокеанского короля. Бостон также являлся местом самой крупной кофейной биржи.

В Филадельфии, третьем крупнейшем американском городе того времени, первое кафе было открыто в 1700 году.

Первые американские кофейни во многом копировали своих английских предшественников. На самом деле они больше напоминали таверны: тут можно было снять комнату, заказать обед и наряду с кофе выпить чай, горчий шоколад, пиво или вино. Некоторые престижные кофейни имели комнаты для встреч, где заключались всевозможные сделки и обсуждались личные и общественные дела. Здесь же проводились аукционы. Постепенно у мужчин вошло в правило посещать кофени ради бизнеса, откладывая развлечения на потом.

Поначалу кофе в Нью-Йорке был доступен только привелегированным слоям общества. Чай, напротив, был более доступен, и в какой-то период казалось, что в ущерб кофе он станет популярен и у богатых, и у бедных. Однако все резко изменилось в 1773 году, когда король Георг III обложил налогами чайную продукцию и среди американцев вспыхнул бунт. 16 декабря 1773 жители Бостона, переодевшись индейцами, проникли на английское грузовое судно, стоявшее в гавани, и выбросили за борт весь груз - 342 ящика с чаем стоимостью 18 тысяч фунтов стерлингов.

"Бостонское чаепитие" - под таким названием это событие вошло в историю - крепкими узами связало американцев с кофе. Пить чай стало не патриотично. В то же самое время употребление кофе символизировало протест против политики британской короны. Так кофе довольно быстро стал национальным напитком Соединенных Штатов.

Принято считать, что в России о кофе узнали благодаря Петру I. Однако некоторые полагают, что это не так: его поклонники нашли упоминание о нем в "Повести временных лет", где говорится, что киевский князь Владимир Святославович часто употреблял напиток, называемый "кава". Сегодня не представляется возможным узнать, действительно ли под"кавой"следует понимать кофе. Однако вплоть до XVII века о кофе было упомянуто лишь один раз: в рецепте, который прописал лекарь своему пациенту, царю Алексею Михайловичу в 1665 году: "Вареное кофе персиянами и турками знаемое, и обычно после обеда принимаемое, изрядное есть лекарство против надмений, насморков и главоболений".

Однако широкое рапространение в России кофе получил действительно в эпоху правления Петра I. Первый российский император, как известно, пристрастился к кофе во время поездки в Голландию. Вернувшись, он издал указ, предписывающий подавать кофе на своих ассамблеях. Немногим позже его стали предлагать даже при входе в Кунсткамеру.

Первый кофейный дом в России был открыт в 1740 году при Анне Иоанновне. Императрица прославилась как большая поклонница кофе, и каждое утро ей в постель подавали чашечку этого горячего крепкого напитка.

Пожалуй, еще более сильной любовью к кофе отличилась Екатерина II, причем ее пристрастия в этой области были довольно своеобразны. Чтобы сварить всего лишь пять чашек, придворные повара использовали 400 г молотых зерен; менее крепкий она просто не признавала. Зато после этого она весь день была бодрой и активной. Может быть, именно в кофе заключается секрет ее неисчерпаемой энергии?

Однажды с докладом к Екатерине II пришел ее секретарь Яков Козьмин. На улице был сильный мороз и у него от холода зуб на зуб не попадал. Императрица пожалела секретаря и велела ему чашечку кофе со своего стола. Напиток оказался слишком крепким и у Козьмина началось сильное сердцебиение. Несчастного секретаря едва привели в чувство.

Сказать, что в первое время русский народ относился к кофе с недоверием - значит ничего не сказать. Самым распространенным было мнение, что напиток дан самим дьяволом. В народном лексиконе бытовали поговорки вроде: "Чай проклят на трех соборах, а кофе на семи", "Кто пьет чай, отчаивается от Бога, кто пьет кофе - налагает ков на Христа". Природу подобных слухов объяснить довольно-таки просто. Причиной их стали реформы Петра I. Русскому народу пришлось не по вкусу европейские новшества, активно внедряемые императором в привычный многовековой уклад. Поэтому неудивительно, что темные невежественные люди считали Петра I антихристом. Само собой разумеется, что и любимый напиток императора не мог быть хорошо принят в народе.

Неприязнь к кофе сохранилась вплоть до войны 1812 г., однако после нее напиток стал очень популярным. Русские войска, освобождая Европу от французов, увидели, что там простой народ с большим удовольствием пьет кофе. Именно после возвращения наших войск на родину кофе начал завоевывать популярность. Его стали подавать на светских приемах и балах. Повсеместно открывались кофейни, а в некоторых городах появились общества, способствующие распространению этого напитка. В Москве и Петербурге в кругах художников, литераторов и театралов стало модным собираться в кафе и за чашечкой горячего кофе обсуждать злободевные темы. В конце XVIII века статьи, восхваляющие кофе, появились в известных изданиях, таких, как "Экономический магазин" и "Всеобщее и полное домоводство".

Русские люди далеко не сразу овладели правильным способом приготовления напитка. Некоторе время, например, было принято одну и ту же молотую кофейную массу варить несколько раз, поскольку люди думали, что напиток полученный из повторно сваренной кофейной гущи, вкуснее, чем сам кофе. Однако это заблуждение было вскоре забыто. В XIX веке кофе пили уже в каждом доме, притом не по одному разу в день. Женская прислуга, поступая на работу, оговаривала так называемое "кофейное довольство", включавшее в себя фунт кофейного зерна в месяц. Помимо этого, горничные и кухарки ежедневно употребляли хозяйский кофе.

Важным событием в российской кофейной истории была открывшаяся весной 1884 года в Петербурге международная выставка садоводства, где кофе было уделено особое место. Бразильские фермеры представили вниманию наших соотечественников около 1000 сортов, за что и были вознаграждены почетным дипломом Российского общества садоводства и огородничества.

На рубеже XIX - XX веков в России резко вырос импорт кофе. В 1884 году он составил 8 128 т, в 1901 - 9 104 т, а перед Первой мировой войной - 12 352 т.

В начале XX века, несмотря на огромную популярность, кофе был очень дорогостоящим продуктом и являлся символом рокоши и богатства. Его могли себе позволить только очень богатые люди. После Великой Октябрьской Революции о кофе почти забыли. Но в 40-е годы XX столетия он начал возвращаться в дома граждан Советского Союза. В советские времена кофе по-прежнему оставался дефицитом. В магазинах его можно было купить только в преддверии больших праздников, выстояв перед этим огромную очередь.

Кофеманов реже посещают мысли о самоубийстве

Ученые из Гарварда проанализировали данные масштабных исследований, проходивших на территории США. Сравнивался риск суицида среди взрослых, пивших по 2-4 чашки кофе с кофеином в день, и людей, вообще не потреблявших кофе или пивших кофе без кофеина, пишет The Times of India.

Результаты таковы: риск самоубийства среди людей, выпивавших каждый день по 2-4 чашки кофе, был снижен на 50%. В общей сложности, ученые исследовали данные более 200000 человек. За ними следили, по меньшей мере, 16 лет.

Надо сказать, ранее кофе с кофеином уже связывали со сниженным риском депрессии среди женщин. Соответствующее изыскание Гарвард проводил в 2011 году. Снижение риска среди кофеманок составляло 15% по сравнению с женщинами, не пившими кофе. Поэтому ученые не видят ничего удивительного в результатах, полученных в последнем исследовании.

1 пользователю понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах


Самые известные кофеманы

Кофе – напиток, сводящий с ума. Напиток, имеющий страстных приверженцев во все времена и у всех народов. Приверженцев, любителей, почитателей, фанатов, кофеманов…. Если вы – из их числа, то вы – в компании весьма достойной, в чем сейчас и убедитесь.

Представляем вам наш рейтинг самых известных кофеманов за всю историю человечества. Рейтинг, разумеется, не претендующий на истину в последней инстанции, но любопытный и проливающий свет на то место, которое кофе занимал в жизни некоторых действительно замечательных людей:

Бальзак

Вольтер

Петр I

Екатерина II

Наполеон

Бетховен

Карл Линней

Шаляпин

Людовиг XIV

Жорж Санд и Иосиф Бродский

Бах

P.s. Сальвадор Дали

Гюго

Михаил Чехов и Евгений Вахтангов

Ахматова

Поскольку знаменитых приверженцев кофе мы начитали немало, истории о них мы изложим в целой серии статей. Итак, в этой статье мы начнем рассказ о страсти к кофе Бальзака и Вольтера.

Первое место – трудоголикам «манагерам» и бизнесменам посвящается. Знаменитый француз ОНОРЕ ДЕ БАЛЬЗАК даст фору любому из вас, господа трудяги!

Бальзак работал буквально на износ в совершенно ненормальном для обычного человека режиме. Ночь, день – все сплеталось в этом безумном ритме. «Надо вам сказать, что я погружен в неимоверный труд. Я живу как заводная кукла. Ложусь в шесть или семь часов вечера, вместе с курами; в час ночи меня будят, и я работаю до восьми утра; потом сплю еще часа полтора; затем легкий завтрак, чашка крепкого кофе, и я вновь впрягаюсь в упряжку до четырех часов дня; затем у меня бывают посетители, или я сам куда-нибудь выхожу, или принимаю ванну; наконец я обедаю и ложусь спать». (из письма Бальзака Зюльме Карро). Вам ничего это не напоминает, господа трудоголики? wink.gif Себя не узнаете, хоть и в кривом зеркале?

Какой организм такое выдержит? В результате писатель использовал целый арсенал возбуждающих средств, чтобы поддерживать в себе силы, и, видимо, стал в этом деле профессионалом, написав, помимо обессмертивших его романов, еще и «Трактат о современных возбуждающих средствах» ("Traite des excitants modernes").

Кофе для него был главным источником живительной силы, и Бальзак умел выжимать из этого напитка всё! Вот несколько «рецептов» от Бальзака, о которых пишет Андре Моруа в книге «Прометей, или Жизнь Бальзака»:

Моруа в книге «Прометей, или Жизнь Бальзака»:

Толченый по-турецки кофе ароматичнее молотого.

Кофе действует гораздо сильнее, если его залить холодной водой, а не кипятком.

Употреблять молотый или толченый кофе следует с самым минимальным количеством воды, чтобы получилась гуща, некий кофейный экстракт, тогда напиток будет оказывать свое действие на неделю или даже на две дольше. Правда, даже сам Оноре считал этот метод приготовления кофе «страшным и жестким» и рекомендовал его «лишь людям исключительно крепким, черноволосым, с красной и смуглой кожей, квадратными руками и ногами, подобными стропилам на площади Людовика XV».

Пить кофе натощак. Тогда он обжигает стенки желудка, заставляет его резко сжиматься, сокращаться. «Кофе проникает в ваш желудок, и с этого момента все вспыхивает, мысли теснятся, как батальоны великой армии на поле битвы, и происходит сражение. Воспоминания с поднятыми знаменами мчатся в атаку, легкая кавалерия сопоставлений развивается в стремительном галопе; артиллерия логики наступает со своими обозами и орудиями; остроты летят стрелами; встают образы, бумага покрывается чернилами, подобно тому как поле битвы окутывается темным пороховым дымом». [balzac, «Traite des excitants modernes» (Бальзак "Трактат о современных возбуждающих средствах")].

Н-да. Писатель, он и есть писатель – даже воздействие кофе описывает, будто роман пишет…

Страсть Бальзака к кофе граничила с фетишизмом. Он никому не доверял его приготовление, делая все собственноручно. Дозировал, определял и смешивал сорта кофе согласно особому ритуалу. Если хотите испить кофею «по Бальзаку», вам потребуются зерна 3х сортов - «Бурбон», «Мартиника», «Мокко». Да и то, видимо, получится не так, как надо, ведь зерна этот фанат кофе закупал у определенных поставщиков. По свидетельству современников, каждый раз, когда Бальзак отправлялся за кофе, – это было «путешествие на полдня через весь Париж. Но ради хорошего кофе он не жалел никаких усилий». Впрочем, сам писатель осознавал, что страсть его пагубна. «Промежуток времени, в течение которого действует кофе, становится все короче. Оно возбуждает мой мозг теперь только часов на пятнадцать – опасное возбуждение. Оно вызывает чудовищные боли в желудке». Он даже пытался отказаться от кофе, заменив его курением кальяна и латакии – одного из лучших сортов табака, чему его научила Жорж Санд.

Все закончилось печально и закономерно. Автор «Человеческой комедии», выпивший, как посчитал один статист, за время ее написания 15 000 чашек крепчайшего кофе, прожил всего 51 год. Гипертрофия сердца, невралгия, желудочные колики, папулезная сыпь, гангрена, вызванная артритом, - к концу жизни Бальзак был безнадежно болен. И хотя его доктор и друг Наккар, наблюдавший Бальзака всю жизнь, считал, что кофе было единственной причиной смерти писателя, это, конечно, большое преувеличение. Как-то, Оноре, еще будучи 35-летним мужчиной, то есть в самом расцвете сил, задумался о будущем: «Вот будет любопытно, если автор "Шагреневой кожи" умрет молодым». Любопытно? Скорее, это было неизбежно. Мудрено дожить до старости, еженощно прожигая жизнь...

2. Еще один выдающийся француз на втором месте - Франсуа-Мари Аруэ, более известный нам как ВОЛЬТЕР. Как и Бальзак, это был настоящий «наркоман от кофе». 50 чашек кофе в день – на такой «рекорд» способны лишь безумцы. Впрочем, между безумием и гениальностью нередко ставят знак равенства. Возможно, именно кофе вдохновлял и возбуждал мысль и блестящий ум этого одного из крупнейших философов своего времени.

Существует история о том, как однажды в доме Вольтера закончился кофе. Он немедленно отправил за ним слуг в разные концы города. Тому, кто первым принес кофе, Вольтер стал платить в два раза больше, чем остальным, мотивируя это так: «Он спас меня от гибели без кофе».

Видимо, когда кофе в доме все-таки не было, Вольтер направлялся в свое любимое кафе с русским названием «Прокоп» (по имени владельца – не русского и даже не француза, а сицилийца Франческо Прокопио деи Кольтелли), располагавшееся напротив здания «Комеди Франсез». Этот старейший ресторан Парижа собирал тогда весь цвет общества – Руссо, Дидро, Гюго, Жорж Санд (все, кстати, как один, – любители кофе). И даже сам Наполеон (в то время, правда, никому еще неизвестный простой офицер) захаживал сюда попить кофейку и отведать мороженое. По свидетельству Александра Дюма-отца, Вольтер бывал в «Прокопе» буквально через день и проводил в кафе по два часа. Также говорят, что он очень любил кофе с шоколадом. Когда два столетия спустя заведение закрылось, столик, за которым сидел Вольтер, и стул сберегли как историческую реликвию.

И еще один анекдот (а, может, правдивая история?) о любви мыслителя к кофе: Вольтеру однажды сказали, что, злоупотребляя работой и кофе, он убивает себя. Вольтер ответил: «А я уже родился убитым».

Интересно, что в отличие от рано умершего Бальзака, Вольтер, дожил аж до 84 лет, несмотря на неуемную страсть к кофе и вопреки всем предубеждениям в отношении чрезмерного употребления этого напитка. Так что пить кофе или не пить, и в каком количестве – вопрос по-прежнему остается открытым.

3. На 3м месте человек, заставивший пить кофе целую страну. И не какое-нибудь там крохотное государство-лилипут, а саму Россию! Царь-реформатор ПЕТР I.

Конечно, заявлять о том, что не было бы Петра – не пили бы кофе на Руси, было бы слишком. Но отдадим ему должное, как ни крути, пальма первенства в насаждении распространении кофе в России принадлежит именно ему. Хотя весточки о кофе в России доходят до нас еще со времен его папы, Алексея Михайловича, которому придворный лекарь Сэмуэль Коллинз заметьте, иноземец!) прописывал сей напиток в качестве лечебного средства от «главоболений». И даже год точно известен – 1665, тогда как Петр Алексеич появился на свет только в 1672. Привез он моду на чудо-напиток из земель заморских голландских – в Амстердаме Его Величество останавливалось в доме бургомистра Николая Витсена, по совместительству - известного предпринимателя и торговца кофе. Видимо, тогда и вкусил российский царь кофе, а раз вкусивши – был покорен.

Стремясь приобщить Россию к западноевропейской культуре, в 1718 году царь-батюшка издал указ «О порядке собраний в частных домах и о лицах, которые в оных участвовать могут», или об ассамблеях. Этим красивым торжественным словом назывались… «вечеринки», прообразы балов - с танцами, угощениями, играми и прочими забавами. Их обязаны были устраивать у себя дворяне, знатные купцы и люди высших чинов. В указе подробно расписывался порядок проведения подобных мероприятий и, в частности, повелевалось угощать гостей не только чаем, но и кофе. Читать этот указ весело до сих пор. Вот, например, выдержки из правил поведения для гостей: «Лежачему не подносить, дабы не захлебнулся, хоть бы и просил. Захлебнувшемуся же слава, ибо сия смерть на Руси почётна.

Упитых складывать бережно, дабы не повредить и не мешали бы танцам. Складывать отдельно, пол соблюдая, иначе при пробуждении конфуза не оберёшься».

Заманивал Петр с помощью кофе народ и в свою кунст-камеру, куда, несмотря на бесплатный вход, люди не шибко рвались. Видимо, потому каждого редкого посетителя здесь радостно встречали чашечкой кофе или чаркой водки с бутербродом, на что из казны ежегодно выделялось по 400 рублей серебром – сумма немалая по тому времени. Вот бы сейчас кто так в музей зазывал! Отбою бы не было!

4. Жена Петра III и подруга по переписке самого Вольтера, обосновавшегося на 2м месте нашего рейтинга самых знаменитых кофеманов, - ЕКАТЕРИНА II, - достойно продолжила личным примером дело Петра I в популяризации кофе. Вообще-то, по-хорошему, ее можно было бы даже поставить на 3 место. «Шальная» императрица пила такой крепчайший кофе, что его дозы кажутся просто лошадиными, – 1 фунт кофе на 5 чашек. Об этом факте пишет в «Обозрении царствования и свойств Екатерины Великия» господин Сумароков П.И.

А теперь посчитаем:

1 фунт = 0,40951241 кг.

Значит, для того, чтобы заварить кофе для Екатерины II, на одну чашечку требовалось 81,9 г.

В одной столовой ложке примерно 20 г.

Следовательно, на чашку императрицы уходило примерно 4 столовых ложки кофе!!!

Немудрено, что «ежедневное это питие все находили вредным, кофишенки, лакеи добавляли воды в остаток, после их истопники еще переваривали, и тогда только оказывался вкус обыкновенного кофия». Далее Сумароков пишет как однажды, желая согреть своего продрогшего стас-секретаря Сергея Матвеевича Кузьмина, явившегося на доклад, Екатерина повелела подать кофейку. Камердинер решил, что императрица требует кофе для себя, и сварил его как положено. Бедный посетитель чуть не отдал концы – сердце забилось, руки-ноги задрожали, в глазах потемнело… Вот каков он – царский кофе!

Весьма красноречив тот факт, что кофе при Екатерине II был неимоверно дорог. Фунт бразильского, если верить В. Пикулю и его роману «Фаворит», стоил 40 копеек, тогда как за целый воз сена давали всего лишь 1 гривенник. Для сравнения, пуд (это целых 16 кг) пшеничной муки отдавали за рубль, а курица, самая жирная, стоила 15 копеек. Да, кофе всегда был атрибутом роскошной жизни! Особенно если откушивать его, как имела привычку Екатерина II, - с большим количеством густых сливок! Мммм!... Объеденье! Поговаривают также, что государыня мыла лицо и тело кофейной гущей, смешивая ее с мылом.

Свое пристрастие к кофе Екатерина, видимо, передала окружающим. Для последнего фаворита великой императрицы - 27-летнего Платона Зубова - кофе собственноручно заваривал и подавал в постель заслуженный полководец, убеленный сединами 50-летний генерал – сам Михаил Илларионович Кутузов. Позже А.С.Пушкин в «Заметках по русской истории XVIII века» назовёт этот факт одним из главных символов унижения дворянского духа.

5. НАПОЛЕОН БОНАПАРТ собственной персоной! «Крепкий кофе в больших количествах - вот что необходимо мне, чтобы проснуться. Он согревает и придает мне силы. Иногда он причиняет сладкую боль, но я скорее предпочту страдать от нее, чем откажусь от кофе», — писал французский император. Или другой перевод этой же мысли: «Крепкий кофе меня воскрешает. Он приносит мне тепло, удивительную энергию и боль, в которой заключено удовольствие. Мне нравится страдать больше, чем не страдать». Эта горячая любовь, однако, не помешала Наполеону фактически перекрыть поставки кофе во Францию, когда в 1806 году он подписал декрет о континентальной блокаде. Согласно декрету, Франция и все ее союзники прекращали торговые сношения с Англией, поставлявшей в Европу свои колониальные товары, в том числе кофе и сахар. Последствия были печальными как для Англии, в которой разразился экономический кризис, так и для Франции, которая тяжело переживала недостаток этих товаров. Кофейные зерна стали дефицитом, в ход пошли суррогаты - цикорий, рожь, ячмень и даже сливовые косточки.

История из тех времен:

Когда континентальная блокада была в самом разгаре, император Наполеон, проезжая однажды по деревне, почувствовал сильный запах обжариваемого кофе. Желая узнать, откуда исходил этот запах, он оказался возле дома священника, который спокойно продолжал перемешивать кофе в жаровне.

- Ах, вот как! Я вас поймал, господин кюре,

- произнес император.

- Скажите-ка мне, что это вы тут делаете?!

- Но вы же сами видите, сир,

- невозмутимо ответил кюре, нисколько не смущаясь и продолжая перемешивать свои кофейные зерна,

- я делаю то же, что и Ваше Величество: жгу колониальные товары.

Впрочем, от отсутствия кофе страдал и сам император. В записках графа де Лас-Каза – французского деятеля, писателя и друга Наполеона, последовавшего за ним на остров Святой Елены (ему император диктовал свои мемуары), мы находим такую запись: «Ни золота, ни серебра мне не хватало так, как сахара и кофе: поэтому добродетельные женщины так и не простили мне Континентальной блокады».

В ссылке на острове Святой Елены кофе, кажется, стал для Наполеона настоящей отрадой. Один лестный отзыв о нем уже бывшего императора – и здешний кофе приобрел популярность в Париже. До сих пор кофе – одна из основных статей экспорта острова Святой Елены. За четыре дня до смерти Наполеона Маршал Бертран, его верный помощник, писал: «Слезы наворачиваются мне на глаза, когда я смотрю на этого человека, вызывавшего когда-то благоговейный страх… теперь молящего о глоточке кофе». Н-да, есть о чем поразмыслить, попивая через 200 лет кофе «Наполеон»...

Предлагаем рецепт:

- 2 чайные ложки кофе,

- 1/4 чашки коньяка «Наполеон»,

- щепотка соли,

- сахаp по вкусу,

- вода.

Приготовьте кофе, процедите, добавьте щепотку соли и сахара по вкусу. Добавьте в кофе коньяк, разлейте кофе по чашечкам – и наслаждайтесь!

6. Каждый сходит от кофе с ума по своему. Гениальному БЕТХОВЕНУ, отличавшемуся множеством странностей, приписывают еще одну – 64 кофейных зерна и ни грамма больше на чашку кофе! И якобы требовал, чтобы ему подавали ароматный напиток только в чашке определенной высоты… Чисто немецкая педантичность!

7. За особые заслуги перед кофе – на седьмом месте КАРЛ ЛИННЕЙ - отец современной биологии, человек, который первым после Бога в истории человечества дал название каждому виду живых организмов и систематизировал эти виды.

Сколько и как пил ученый муж кофе, доподлинно неизвестно. Но то, что он весьма высоко ценил этот напиток, мы знаем совершенно точно: «Напиток этот укрепляет сопротивление внутренностей, способствует пищеварению и своевременному освобождению кишечника», - писал Карл.

Кроме того, Линней достоин войти в наш рейтинг уже хотя бы потому, что впервые описал кофейное дерево и дал ему название - «Coffea arabica», или Кофейное дерево аравийское - из-за ассоциаций с Аравийским полуостровом, куда пристрастившиеся к кофе арабы вывезли саженцы из Эфиопии. И хотя Coffea arabica – всего один из 50 видов кофейного дерева, но зато самый знаменитый и распространенный.

А Карл Линней, между прочим, еще и лечился кофе! Наряду с испанским жгучим пластырем и специальной шляпой, он использовал кофе для избавления от мигреней, что, в общем-то, неудивительно. Кофе действительно может помочь при головной боле в том случае, если она вызвана расширением сосудов головного мозга (кофеин их сужает). Вспомните придворного лекаря русского царя Алексея Михайловича (см. п. 3 нашего рейтинга), прописавшего ему рецепт: «Вареное кофе персиянами и турками знаемое, <…> изрядное есть лекарство против надмений, насморков и главоболений».

8. Даже великие люди за чашечку кофе готовы пойти на многое! Знаменитый на весь мир бас, человек-легенда, ФЕДОР ИВАНОВИЧ ШАЛЯПИН в молодости дежурил за других, только бы подзаработать на дополнительную чашечку ароматной роскоши!

Из автобиографии Федора Шаляпина:

«Здесь, в судебной палате, я впервые испытал удовольствие пить кофе - напиток, до того времени мне не знакомый. Сторожа давали кофе со сливками по пятаку за стакан. Я получал жалованья 15 рублей и, конечно, не мог наслаждаться кофе ежедневно. Но я оставался дежурить за других, получал полтинник с товарищей и пил кофе гораздо больше, чем сослуживцы, получавшие более солидные оклады жалованья».

9. ЛЮДОВИК XIV - Король-солнце, данный французам Богом (именно это означает имя Людовик-Дьёдонне). Человек, заявивший «Государство – это Я!», сделал для Франции то же, что Петр I – для России, - высочайшим указом одобрил кофе и его победное шествие по стране.

Время правления этого короля называют золотым веком кофе во Франции. Всего полгода – и французская аристократия пристрастилась пить кофе по-турецки. Этому искусству обучил двор турецкий дипломат Сулейман Мустафа Ага, посланец султана Мохаммеда IV, прибывавший в Париже с дипмиссей с декабря 1669 года по май 1670. Он буквально околдовал парижскую знать своими экзотическими приемами в восточном духе, на которых подавал неведомый напиток. Яркие и дорогие восточные одежды, слуги-негры, обжигающий крепкий черный напиток с непривычным вкусом и удивительным ароматом — все это поражало воображение и создавало особую ауру вокруг кофе. В начале XVIII века в Париже уже открылось множество кофеен, а по улицам бродили бесчисленные торговцы, сделавшие напиток доступным для простых людей, - одетые по-турецки армяне носили с собой лоток с кофейником, горячей переносной печкой и чашечками, и кофе стоил у них намного дешевле, чем в кофейных домах.

Ему же, Людовику XIV, в 1714 году прислал в дар первое во Франции кофейное деревце бургомистр Амстердама г-н Бранкастр. Король повелел посадить его в своем саду в Марли, но оно не прижилось. И даже Бразилия, наверное, самая знаменитая сейчас «кофейная» держава, косвенным образом обязана этой своей славе именно французам. По одной версии, саженцы кофе попали в Бразилию именно из Парижа. По другой – из южно-американской колонии Франции – Французской Гвианы, где в первой половине XVIII века французы разводили кофе и при этом ревностно следили, чтобы ценный продукт не «уплыл» из их рук. Не обошлось здесь и без любовной интриги, но это уже – другая история.

А Людовику XIV приписывают еще одно новшество, прочно вошедшее в нашу жизнь, - добавлять сахар в кофе! Так просто и естественно для нас сейчас, но ведь кто-то когда-то сделал это впервые. Возможно, действительно, сам король!

10. ЖОРЖ САНД и ИОСИФ БРОДСКИЙ

Говорят, у ЖОРЖ САНД было 3 страсти – литература, любовь и сигары. Но к ним, несомненно, стоит добавить кофе. Когда ее муж, господин Дюдеван, обвинял жену в полной утрате прелести женского пола – мол, ругается, носит мужские платья и курит, как мужчина, писательница отвечала, что сигары и кофе - единственное, что поддерживает ее «жалкое вдохновение по двести франков за лист». Сигарет она выкуривала до 7 штук в день, сколько же выпивала кофе, сведения до нас не дошли. Зато известно, что экстравагантная феминистка была убеждена, что никто не умеет готовить кофе лучше ее возлюбленного Шопена и что «человек должен мириться с чужими недостатками, но не может обойтись без прекрасного десерта и чудесного кофе» (так она писала в своем романе «Консуэло»).

ИОСИФ БРОДСКИЙ разделял страсть Жорж Санд, как минимум, к трем вещам – литературе (иначе не был бы поэтом), курению и кофе. По свидетельству Евгения Рейна, друга поэта и тоже поэта, Бродский был самым настоящим кофеманом и имел милую привычку варить кофе в кастрюльке, содержимое которой поглощал несколько раз в день. Причем сигареты и кофе в его жизни были неразлучны - первая чашка кофе выпивалась вместе с первой утренней сигаретой. Врачи много раз требовали, чтобы Бродский, перенесший два инфаркта, бросил курить. Но он отшучивался: «Пить свой утренний кофе без сигареты? Зачем тогда вообще вставать?»

11. На десерт - Elite classics – ИОГАНН СЕБАСТЬЯН БАХ и его «Coffee Cantata» - Кофейная кантата.

Вот вроде бы серьезный был композитор. Орган и все такое. А взял и сочинил совершенно несерьезную вещичку, сюжет которой крутится вокруг кофе. История – веселая и незамысловатая – о строгом папе, не одобряющем модное увлечение дочери новым напитком и придумывающем всякие наказания для нее вплоть до крайних мер - грозит, что не купит ей нарядной ленты для чепчика и не выдаст замуж. Вот зануда! (недаром в переводе с немецкого имя папаши – Шлендриан - означает «рутина»). Впрочем, строптивой Лизхен все не по чем: «Кофе ни с чем не сравню я, кофе нежней поцелуя, слаще бисквита в вине», - поёт она, и, в конце концов, все заканчивается счастливо - жених есть, кофе одобряет, и все довольны.

На самом деле, история эта была весьма актуальной для Германии начала XVIII века. Кофе тогда только входил в моду у представителей среднего класса, кофейни были предназначены преимущественно для мужчин и, вроде как, добропорядочным барышням ходить туда было не совсем прилично. Что было делать владельцам кофейн? Рекламировать кофе! Вот находчивый владелец кофейного дома в Лейпциге с красноречивой фамилией Циммерман и заказал композитору сей музыкальный шедевр специально для исполнения в своем заведении. Подозреваю, что, попивая кофе под музыку себе в удовольствие, гости смеялись и подшучивали над консервативностью папаши.

Несмотря на то, что вещичка была шуточной, к тому же писанной «под заказ» (вообще, конечно, это был редкий случай в творческой жизни Баха - сочинение кантаты, открыто рассчитанной на развлечение публики!), она удалась композитору настолько, что до сих пор никто не смог переплюнуть его в деле воспевания кофе. Может, кто-то еще и посвящал свою музыку кофе, но классикой, причем не старомодной, а популярной и широко известной до сих пор, стала только эта. Трам-па-пам!

Безусловно, знаменитых кофеманов в истории человечества гораздо больше, чем приведенный нами список. Причем, любовь к кофе принимала у некоторых весьма необычную форму. Поэтому в качестве послесловия мы решили привести еще четверку знаменитостей, замеченных в «нестандартных» связях с кофе.

1. САЛЬВАДОР ДАЛИ, возможно, и любил кофе в чашке, но сладострастно описывал другое – кофе на рубашке! Описание ощущений от напитка, пролившегося на рубашку, граничит с абсурдом. Ну что ж, гений на то и гений! Вот запись из его «Дневника одного гения», 1962-й год, 5 ноября, Порт-Льигат (Испания):

«Я пролил на рубашку кофе. Первая реакция тех, кто, в отличие от меня, не родился гением, это тотчас же приняться вытирать. Я же делаю совершенно обратное. У меня еще с детства была привычка, улучив момент, когда меня не могли захватить врасплох прислуга и родители, украдкой проворно выплеснуть между рубашкой и телом самые липкие сахарные остатки моего кофе с молоком. Мало того, что я получал невыразимое наслаждение, чувствуя, как эта жидкость стекает по мне вплоть до пупка, ее постепенное подсыхание плюс липнущая к коже ткань надолго обеспечивала меня пищей для упорных периодических констатаций. Медленно и постепенно или же долго, сладострастно ожидаемым рывком оттягивая ткань, я потом добивался, чтобы рубашка по-новому прилипла к телу, и это занятие, чрезвычайно щедрое на эмоциональные переживания и философские раздумья, могло длиться вплоть до самого вечера. Эти тайные радости моего преждевременно развившегося ума достигли параксизма, когда я превратился в юношу и выросшие у меня в самом центре груди (как раз там, где я локализую потенциальные возможности своей религиозной веры) волосы добавили новые осложнения в процессе слипания ткани рубашки (литургическая оболочка) с кожей. А ведь на самом деле, как я знаю теперь, эти несколько замаранных сахаром и накрепко спаянных с тканью волосков как раз и осуществляют электронный контакт, благодаря которому вязкий, постоянно меняющийся элемент превращается в мягкий элемент настоящей мистической кибернетической машины, которую нынче утром, 6 ноября, я только что изобрел, обильно расплескав милостью Божией (и явно непроизвольным образом) свой слишком сладкий кофе с молоком, и все это в каком-то полном исступлении. Это уже было просто сахарное месиво, которое приклеило мою тончайшую рубашку к волоскам на моей груди, до краев наполненной религиозной верою.

Подводя итоги, считаю необходимым добавить, что вполне, вполне вероятно, что Дали, будучи гением, способен превратить все возможности, заложенные в этом простом происшествии (которое многим показалось бы просто-напросто мелкой неприятностью), в мягкую кибернетическую машину, что позволяет мне достигнуть, или, вернее, тянуться к Вере, которая до настоящего времени была исключительно прерогативой всемогущей милости Божией».

2. ВИКТОР ГЮГО тоже отметился в страстных поклонниках кофе. Но, помимо употребления внутрь, использовал его весьма нетрадиционно. Мало кто знает, но французский писатель был еще и художником, причем замечательным - его коллекции рисунков выставлены в Лувре и периодически с успехом «путешествуют» по Европе. Так вот, помимо туши, Гюго, рисуя, использовал кофе! И не только. Спички, лимонный сок, кусочки ткани – в дело шло все, что попадалось под руку. Согласитесь, весьма оригинально!

3. Евгения Багратионовича ВАХТАНГОВА, в честь которого назван театр в Москве, мы сейчас воспринимаем не иначе, как выдающегося режиссера, актера и педагога, а МИХАИЛА ЧЕХОВА – как великого русского актера и педагога. А ведь когда-то они тоже были молодыми озорными балбесами. Ну, как иначе можно расценивать игру в «ученую обезьяну», которой они баловались во времена бурной молодости. Игра заключалась в том, что каждый из них по очереди по утрам готовил кофе… на четвереньках! «Тот же из нас, кто не был в это утро «обезьяной», - писал потом Михаил Чехов в своей автобиографии «Путь актера», - имел право бить «обезьяну» за все, что казалось ему достойным наказания. «Обезьяна» должна была безропотно сносить все побои и ждать следующего утра, когда «обезьяной» становился другой и когда можно было отомстить за все нанесенные обиды». Ну как дети, честное слово!

4. АННА АХМАТОВА любила тестировать своих новых знакомых, задавая им 3 вопроса:

- чай или кофе?

- собака или кошка?

- Пастернак или Мандельштам?

Она считала, что все люди делятся на 2 типа, – те, кто любит чай, собак и Пастернака, и тех, кто предпочитает кофе, кошек и Мандельштама. Конечно, все в жизни не так однозначно, но у поэтессы был собственный взгляд на человеческую натуру, и два варианта ответа она рассматривала как два полюса человеческой натуры, которые во всем противостоят друг другу, такой ахматовский «Инь» и «Ян». Набор «чай, собака, Пастернак» изобличал человека надежного, но простоватого, так сказать, психически нормальную личность с доминантой оптимизма и душевного здоровья. «Кофе, кошка, Мандельштам» - человека более изысканного, но менее нравственного. Кофе, кошки и Мандельштам – питерский полюс, чай, собаки и Пастернак – московский. Достаточно категорично, но имеет право на существование.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Она считала, что все люди делятся на 2 типа, – те, кто любит чай, собак и Пастернака, и тех, кто предпочитает кофе, кошек и Мандельштама.

Как быть, к примеру, тем, кто предпочитает хванчкару, лошадей и творчество Важи Пшавелы?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Как быть, к примеру, тем, кто предпочитает хванчкару, лошадей и творчество Важи Пшавелы?

видимо она не учла вас и почти всю грузию biggrin.gif

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Кофе, кошки и Мандельштам – питерский полюс, чай, собаки и Пастернак – московский.

Кофе, собаки и Стругацкие biggrin.gif

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Специалисты Университета здоровья в Бетесде (США) установили, что именно в 10:30 утра у людей наблюдается нехватка гормона, отвечающего за соблюдение распорядка дня. Чтобы повысить его количество, нужно выпить чашечку кофе.

Люди, как отмечается, часто пьют кофе сразу после пробуждения. Ученые утверждают: в 09:00 утра в организме человека находится большое количество кортизола. Лишь к 10:30 оно снижается до самой низкой отметки.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Вчера пили кофе в эфиопском кафе. Хозяин-эфиоп, увидев, что посетители - несколько белых, заказавших только африканские (преимущественно, эфиопские блюда), сам показал, как надо ставить кофейник из глины с полукруглым дном, чтобы осадок правильно отстоялся.

Кофе сказочный. Теперь встречи будем назначать в кафе "Авеню" (РУДН), ул. Миклухо-Маклая, д. 5. Кофе стоит 1000 руб. и пьется 4 человеками очень долго. Прекрасное послевкусие, хотя первый глоток кажется пресным. Лучшего кофе в Москве найти трудно. Хозяин сказал, что из Эфиопии он привозит его очень слабо обжаренным - видимо, чтобы слегка его "законсервировать".

А еще сегодня с младшей дочкой упражнялись - готовили смесь для соуса бербере и потом соорудили фырфыр, но не из инжеры (у нас ее не было - вчера не догадались с собой немного купить), а заменили ее лавашом. Получилось по остроте не хуже, чем у эфиопов (т.е., учитывая многоликость бербере, у нас получился достойный русский вариант), но без специфической кислинки тэффа из инжеры. В следующий раз надо запастись инжерой, тем более, что для фырфыра ее надо подсушить.

Однако надо учитывать - русскому много инжеры нельзя, иначе могут быть проблемы с несварением желудка. В "Авеню" делают инжеру из смеси тэффа, кукурузы и пшеничной муки. А в "Аддис-Абебе" у Курского вокзала - из тэффа только, и очень сильно заметна разница. В "Авеню" инжеру есть легче - она более пресная.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
В 27.07.2013в19:14, Суйко сказал:

АННА АХМАТОВА любила тестировать своих новых знакомых, задавая им 3 вопроса

Вроде, не блондинка... :wub:

tkwr_9okBbk.jpg.accefc28628ccd037af71bc3

Недостатки ограниченного дореволюционного воспитания налицо.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Надеюсь, в ближайшее время прикупить эфипского кофе из Харэра. 700 рублей пачка обжаренного - но все же лучше, чем то, что нам продают.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Надеюсь, в ближайшее время прикупить эфипского кофе из Харэра. 700 рублей пачка обжаренного - но все же лучше, чем то, что нам продают.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Иной раз продают кофе типа эфиопского, якобы из провинции Сидамо. Но по вкусу - ничем от обычного не отличается.

Думаю, лучше всего, все-таки, идти в эфиопскую кофейню.

Между прочим, местный "тайпинский штаб" заседает по согласованию в кафе "Аддис Абеба" по адресу Москва, м. "Курская", ул. Земляной Вал, д. 6 :)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Иной раз продают кофе типа эфиопского, якобы из провинции Сидамо. Но по вкусу - ничем от обычного не отличается.

Думаю, лучше всего, все-таки, идти в эфиопскую кофейню.

Между прочим, местный "тайпинский штаб" заседает по согласованию в кафе "Аддис Абеба" по адресу Москва, м. "Курская", ул. Земляной Вал, д. 6 :)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!


Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.


Войти сейчас