Sign in to follow this  
Followers 0
Saygo

Синаххериб

18 posts in this topic

Красова А. А. Синаххериб и страны юго-востока Малой Азии

Настоящая статья посвящена реконструкции событий на юго-востоке Малой Азии в период правления Синаххериба (705-681 гг. до н.э.), в том числе связан­ных со смертью его предшественника - Саргона II. Упоминания ассирийских источников времени Синаххериба об областях Юго-Восточной Малой Азии чрезвычайно скудны и трактуются в литературе по-разному, обычно кратко, в составе более общих работ, и не служат предметом специального рассмотре­ния1, что и оправдывает нашу попытку систематизировать данные релевант­ных источников и ассирийской, и греческой традиций и попытаться построить на их основе сводную реконструкцию ассирийской политики в регионе при Синаххерибе. При этом, сообразно распределению имеющихся источников, выделяются следующие сюжеты: (1) утрата значительной части ассирийских владений в обсуждаемом регионе со смертью Саргона II (705 г.) и позиция, занятая в связи с этим Синаххерибом; (2) мятеж Кируа (696 г.) в Киликии, со­став восставших и их соотношение с территориальным составом провинций Хилакку и Куэ, их судьба после подавления восстания; (3) вопрос о роли гре­ков в киликийских событиях времен Синаххериба; (4) положение на Верхнем Евфрате (в области Мелида) и покорение ассирийцами царства Тиль-Гаримму; (5) общая характеристика стратегии Синаххериба в отношении изучаемого региона.
 

325px-Sennacherib_throne.png

800px-Sennacherib.jpg

429px-Sargon_II_and_dignitary.jpg
Саргон II (справа) и Синаххериб

800px-Taylor_Prism-3.jpg
Призма Тэйлора

800px-Map_of_Assyria.png

800px-Fortress_siedge.png

800px-AssyrianWarship.jpg


Юго-Восточная Малая Азия и смерть Саргона II

Рассматриваемый регион был одной из наиболее удаленных сфер ассирийского проникновения, притом весьма неспокойной. Здесь располагались «позднехеттские» (восточнолувий­ские) царства Табал (сам являвшийся конфедерацией царств с неустойчивыми границами), Каску, Хилакку, Куэ, Мелид-Камману, Куммух, Гургум и Сам'аль. Как известно, Тиглатпаласар III (745-727 гг.) превратил все перечисленные страны в своих вассалов и сохранял с ними отношения сюзеренитета, не пере­ходя к аннексиям (политика прямых аннексий проводилась им по отношению к «позднехеттским» царствам более южного и важного для Ассирии региона - Сирии). Однако выстроенная им система вассальных царств оказалась неэф­фективна при наличии сильного соперника (Урарту и фригийцев-«мушков»), который мог переподчинять себе эти царства, и мятежных настроениях в них самих. После массового отложения ассирийских вассалов к Фригии (вступив­шей, в свою очередь, в союз с Урарту) и фригийского завоевания части ассирийских владений в Куэ (равнинная Киликия) - все эти события имели место в первой половине 710-х годов - Саргон II, отбросив фригийцев, обратил все ра­нее вассальные царства региона в ассирийские провинции (717-708 гг. до н.э.)2, а разгромом Урарту (714 г.) обезопасил свои владения в регионе и в этом на­правлении.

Каково, однако, было будущее этих приобретений Саргона? От времен Си­наххериба до нас не дошло никаких источников, где упоминалась бы судьба ан­нексированных Саргоном II территорий, кроме Хилакку и Куэ. Ассирийские ис­точники этого периода вообще крайне редко упоминают юго-восток Анатолии: речь идет лишь о подавлении мятежей в областях южнее Тавра (те самые Хилакку и Куэ) и пограничном конфликте в Тиль-Гаримму, на северной окраине области Мелида ( см. ниже); области же самого Тавра и более северные в этих источни­ках не отразились вовсе. Теоретически понимать все это можно двояко: либо (1) ситуация в регионе была настолько спокойна и благополучна, что, за исклю­чением отдельных волнений в Хилакку, Куэ и Тиль-Гаримму, сообщать было не о чем - прочие, более северные области сохраняли полное спокойствие и верность Ассирии; либо (2) со смертью Саргона II эти области, наоборот, от­пали от Ассирии, и та даже не пытал ась их вернуть, так что царским надписям опять-таки незачем было их упоминать. Но можно ли думать, что на юго-вос­токе Малой Азии после смерти Саргона II (который, судя по всему, и погиб в Табале, пытаясь подавить волнения в этом регионе, см. с. 181) сохранялось та­кое спокойствие, что необходимость организовывать туда походы и снаряжать экспедиции для Ассирии вовсе отпала? Учитывая и прошлые, и позднейшие события, такая ситуация представляется крайне маловероятной. Как видно из распределения военных походов Синаххериба, все внимание ассирийского царя было отдано двум направлениям - эламо-вавилонскому и сиро-палестинскому: хотя про ходы на севера-запад сохранялись в распоряжении Ассирии времен Синаххериба, в регионах дальше Куэ, Хилакку и Тиль-Гаримму ассирийцы ак­тивности не проявляли. Таким образом, остается заключить, что почти весь се­веро-западный регион на начало царствования Синаххериба отпал от Ассирии (как обычно и считают в литературе, см. ниже), и большую его часть Синаххе­риб никогда и не пытался вернуть. Этот взгляд подтверждается сведениями о мятеже в самих Хилакку и Куэ в начале правления Синаххериба.

Надпись Синаххериба по случаю возведения им дворца в Ниневии 702 г., пе­речисляющая его более ранние свершения, говорит в частности (стк. 71): «Лю­дей страны Калди, страны Арамеев, страны Маннейской, страны Куэ и страны Хилакку, что перед ярмом моим не склонялись (lа kit-nu), я пригнал (досл. "ис­торг [с их местожительства]") и заставил их носить лотки, чтобы они изготов­ляли кирпичи»3. Те же сведения дублируются в цилиндре Рассама 700 т. до н.э.4. Таким образом, Хилакку и Куэ, являвшиеся покорными провинциями к концу правления Саргона II, к 702 г. успели оказаться независимыми от Синаххериба и стать ареной карательных акций первых лет его правления5. Иными словами, около момента смерти Саргона II (вероятно, вследствие ее6) они отложились от Ассирии. Но если так поступили даже они, тем более должны были отложиться еще менее лояльные к Ассирии и удаленные от нее северные области по Тавру и за Тавром.

Итак, в связи со смертью Саргона II (705 г.) от Ассирии, очевидно, отложи­лись каски, Табал, Камману, северные и северо-западные окраины Мелида (см. с. 192 о независимости Тиль-Гаримму и положении в этом районе при Синаххе­рибе), Хилакку и Куэ - практически все северо-западные приобретения Сарго­на. Хилакку и Куэ оказались возвращены Синаххерибом к 702 г. (см. подроб­но ниже, с. 181); ассирийцы сохранили также Сам'аль, Гургум7 и, вероятно, Куммух8.

Вопрос о крушении ассирийской власти в областях при Тавре с гибелью Саргона II тесно связан с вопросом о месте этой гибели. Известно письмо ABL 473, где повествуется о гибели ассирийского царя в KURGi_ ... и последовавших за ней беспорядках в Ассирии. В погибшем царе видели и Салманасара V9, и Саргона II10, и даже самого Синаххериба11; не сохранившийся до конца Ээтнотопоним можно при желании восстанавливать как kurGi-m[ir-rа-а] «ким[ме­рийцы]». Таким образом, не исключено (но и отнюдь не обязательно), что речь идет о гибели Саргона II в столкновении с киммерийцами. Это может быть согласовано с обеими возможными локализациями гибели Саргона - в Табале и в Мидии (см. ниже), так как какие-то группы «киммерийцев» вполне могли присутствовать к 705 г. и там, и там12. Вавилонская хроника 1 (II. 6) под по­следним годом правления Саргона сообщает о его походе на Табал13. Наконец, ассирийский список эпонимов Сb6 в разрушенном контексте сообщает о гибели Саргона в некоторой связи с вождем-«кулуммейцем» luКu-lum-mа-а; имя этого вождя читается и как «Эшпаи», и, что более вероятно, как «Курди», mQur_di_i 14).

Этих ближе неизвестных «кулуммейцев» то отождествляли с племенем Южной Вавилонии15, то - с киммерийцами вообще16 и осевшими в Табале в частности17, то связывали с uruКu-lu-mаn в регионе Мидии18 (тогда надо будет считать, что Саргон погиб в Мидии). Результатом одной из возможных комбинаций выше­перечисленных вариантов стала распространенная гипотеза о гибели Саргона в Табале при столкновении с киммерийцами-«кулумейцами». В этой ситуации не­обходимо было бы ставить вопрос о роли киммерийцев в крахе северо-западной сферы власти Ассирии ок. 705 г. Однако считать название «кулуммейцы» фор­мой этнонима «киммерийцы» невозможно, и связывать «кулуммейцев» с ким­мерийцами не остается тем самым никаких оснований19. Нет оснований и отно­сить ABL 473 именно к Саргону и восстанавливать там именно kurGi-m[iг-га-а]. Таким образом, у нас, собственно, нет причин связывать киммерийцев с гибе­лью Саргона II20 и со связанным с ней крахом ассирийской сферы власти в Ана­толии, тем более, что ни в одном из известных текстов конца правления Сарго­на и всего правления Синаххериба киммерийцы не упоминаются вообще21.

В итоге остается считаться с двумя вариантами локализации гибели Сарго­на: либо при походе против Табала22 (будь то против киммерийцев или против иных противников), либо при походе в Мидию против «кулуммейцев» из об­ласти «Кулуман»23. Поскольку Вавилонская хроника говорит о походе Сарго­на в 705 г. «на Табал», представляется, что ассирийский царь погиб именно там24, а его врагами были прежде всего местные владетели, в очередной раз проявившие нелояльность (и возможно, подстрекаемые фригийцами - давними врагами Саргона). С этим вариантом лучше всего согласуется и прослеженная выше картина общего отложения Юго-Восточной Малой Азии от Ассирии в результате смерти Саргона.

Куэ и Хилакку на рубеже VIII-VII вв.

О положении Хилакку и Куэ (т.е. Кили­кии) при Синаххерибе дают понять приводившиеся выше данные об использо­вании пленников из этих двух стран на строительстве его ниневийского дворца (как мы помним, эти данные заставляют считать, что в первые годы правления Синаххериба Хилакку и Куэ были непокорны ему, отложившись от Ассирии, видимо, со смертью Саргона II, но между 705 и 702 гг. Синаххериб провел в обеих странах карательные действия) и комплекс источников об антиассирий­ском мятеже в Хилакку и Куэ, имевшем место в эпонимат Шульмубела (696 г.) под предводительством некоего Кируа (см. подробно ниже). Эти источники однозначно рисуют Кируа и всех его союзников из Хилакку и Куэ как людей, поднявших в эпонимат Шульмубела бунт против ассирийского владычества; ни о каких более ранних проявлениях нелояльности в Хилакку и Куэ при этом не упоминается. Отсюда видно, что карательные действия Синаххериба в 705 / 702 гг. действительно возвратили Хилакку и Куэ под ассирийскую власть, про­тив которой и восстали мятежники 696 г.25.

События, связанные с восстанием Кируа, зафиксировали четыре клинописных источника времен Синаххериба - две подробные надписи (полностью дублируют друг друга), практически синхронные описанным событиям26, и две позднейшие краткие надписи27.

Подробные надписи28 Синаххериба (датированные эпониматом Илиттийа, наместника Дамаска = 694 г. до н.э.) сообщают, что в эпонимат Шульмубела (696 г. до н.э.29) Кируа, начальник поселения и округа Иллубру, «раб, подчиненный мне» (Синаххерибу), взбунтовался против Ассирии и возмутил против нее «население Хилакку» (при «Хилакку» стоит детерминатив URU - «город / община»; далее в этих надписях хилаккийские союзники Кируа обозначаются как «жители Хилакку в их крутых горах» и «люди Хилакку, что перешли на сто­рону Кируа»). После этого «на его (Кируа) сторону перешли обитатели городов Ингира (греч. Анхияла, гавань Тарса. - А. К) и Тарзу (греч. Тарс. - А. К). Они захватили дороги страны Куэ, пресекли сообщение (с ней) (girri mat Que isbatu iprusu alaktu, ср. ARAB. II. § 286)»30. Синаххериб отправил против мятежни­ков войска; сообщается, что они «нанесли поражение жителям Хилакку в (их) крутых горах, покорили Ингиру и Тарзу и полонили их полон», а самого Кируа осадили в Иллубру, взятом затем штурмом. Кируа вместе с людьми его округа и «людьми Хилакку, перешедшими на его сторону», был угнан в Ниневию и там казнен; Иллубру был отстроен и заселен заново как центр, подвластный Ассирии («... я повторно заселил Иллубру; оружие Ашшура, господина моего внутри его [Иллубру] я установил, стелу алебастровую я воздвиг и перед ним поставил»)31.

В двух кратких надписях все эти события отражены только в следующих формулировках: «людей Хилакку, жителей крутых гор, как ягнят я вырезал» (в Bull Inscription)32 и «людей Хилакку, жителей гор, оружием я разбил, города их разорил, разграбил и сжег огнем» (в надписи из Неби-Юнус)33.

Последовательность событий восстания и его подавления дана в изложен­ных текстах вполне ясно и однозначно34. Проблемой, однако, является территориально-административное соотношение упомянутых в надписях мятеж­ных образований. При первом упоминании перехода хилаккийцев на сторону Кируа пространный текст Синаххериба употребляет выражение «население URU (досл. "города / общины") Хилакку». Понять это можно и как обозна­чение какого-то определенного, эпонимного города страны Хилакку, и как обозначение области Хилакку в целом (детерминатив URU здесь мог быть использован в значении «область, страна» вместо детерминатива KUR - та­кое использование было нередким в рассматриваемые времена35; кроме того, область Хилакку могла быть метонимически обозначена по своему главному городу). При первом понимании встает вопрос о судьбе и участии / неучастии в восстании остальных поселений области Хилакку, а также о том, не входи­ли ли в эту область Ингира и Тарзу36. При обоих пониманиях возникает во­прос, входил ли в область Хилакку центр всего восстания - Иллубру: текст на первый взгляд допускает возможность считать, что Иллубру и был хилак­кийским поселением, а возглавлявший его Кируа, начав мятеж сам, склонил затем к бунту либо какой-то иной хилаккийский центр - «город Хилакку», либо остальных хилаккийцев в целом (в зависимости от того, как понимать URU Хилакку).

При решении этих вопросов, с нашей точки зрения, можно руководиться следующими соображениями:

1. Географически Тарс и Анхияла должны были принадлежать стране Куэ, а не Хилакку.

2. Краткие надписи Синаххериба, говоря о восставших хилаккийцах, явно подразумевают население области Хилакку в целом, а не жителей лишь како­го-то одного ее центра (восставшие хилаккийцы в кратких надписях опреде­ляются просто как «люди Хилакку» и говорится о многих принадлежащих им «городах», разгромленных при подавлении их восстания, см. выше). Между тем «хилаккийцы» кратких надписей неизменно определяются в них как «жите­ли (крутых) гор». Приморские, равнинные Анхияла и Тарс тем самым не могут быть отнесены к ареалу этих «хилаккийцев» кратких надписей (т.е. к области Хилакку в целом).

3. При подавлении восстания 696 г. Анхияла, Тарс и Иллубру были заняты ассирийцами; Иллубру был еще и переустроен и заселен заново как ассирий­ский административный центр. Применительно же к «хилаккийцам» кратких надписей Синаххериб хвалится только разорением их центров, но не завоева­нием их (людей их он «вырезал» и «разбил оружием», сами города «разорил, разграбил и сжег огнем»). Тем самым Анхиялу, Тарс и Иллубру не следует относить к ареалу «хилаккийцею» кратких надписей (эквивалентному области Хилакку в целом, см. выше): их постигли разные судьбы.

4. «Хилаккийцы» пространной надписи четко рисуются по всему ее изложе­нию как отдельные от Анхиялы и Тарса участники антиассирийского восстания, а судя по одной из фраз этой надписи («Кируа, начальника поселений, вместе с полоном его поселений, и людей Хилакку, что перешли на его сторону ( ... ) доставили ко мне в Ниневию»), она отличает своих «хилаккийцев» / «людей Хилакку» и от Иллубру, округа Кируа. Между тем обсуждаемые «хилаккийцы» пространной надписи, по-видимому, эквивалентны «хилаккийцам» надписей кратких (и те, и другие определяются в соответствующих текстах как жители гор37), а последние эквивалентны жителям области Хилакку в целом (см. выше). Анхияла, Тарс и Иллубру, отличные от «хилаккийцев» пространной надписи, опять-таки не должны относиться к оказывающейся эквивалентной последним в конечном счете области Хилакку.

По совокупности этих соображений получается, что и пространный текст, и краткие надписи под повстанцами Хилакку (независимо от значения детерминатива URU в первом из них) понимают жителей области Хилакку в целом, а Тарс, Анхияла и Иллубру к ней не относятся, так что их остается относить к области КуэЗ8. Это, в свою очередь, потребует из двух предлагавшихся в ли­тературе идентификаций Иллубру - с византийским Лампроном и греческим Олимбром - выбрать последнюю39.

Добавим, что и пространная, и краткие надписи фактически описывают мя­тежников-хилаккийцев как коллективную общность, не имеющую собственного единого главы: люди Хилакку как коллективный субъект становятся союз­никами Кируа, окружного начальника Иллубру в Куэ, но никакой собственно хилаккийский правитель или вождь в текстах Синаххериба не упоминается, эти тексты говорят просто о людях Хилакку и их «городах» во множественном чис­ле. Все это вполне согласуется с тем, что царство Хилакку было уничтожено еще Саргоном II, превратившим Хилакку в ассирийскую провинцию во главе с областеначальником.

Итак, в восстании 696 г. приняли участие три силы: Иллубру-Олимбр (в рав­нинном Куэ), жители горной области Хилакку и Анхияла- Тарс (близ Олимбра, в равнинном Куэ); все три подверглись карательному нашествию ассирийцев. Однако краткие надписи Синаххериба отражают это нашествие лишь упомина­нием разгрома хилаккиЙцев. Объяснять это можно тем, что хилаккийцы могли проявить особую активность при восстании, а также тем, что разгром их труд­нодоступной горной области был более славным достижением для ассирийцев, чем операции в равнинном Куэ. Краткие надписи в самом деле подчеркивают, что разгромленные жители Хилакку были насельниками «крутых гор».

Положение Хилакку и Куэ после подавления мяmежа

Как мы помним, сткк. 72-76 пространной надписи из Ниневии (= ARAB. II. § 287-288) сообщают, что в результате карательной акции Синаххериба Анхияла и Тарс были захва­чены ассирийцами, округ Иллубру был захвачен, а сам Иллубру взят штурмом и заново заселен как ассирийский административный центр, хилаккийцы раз­биты в горах, а часть их пленена и угнана в Ниневию. Однако об овладении какими-либо центрами хилаккийцев или их областью пространная надпись (в противоположность ее же сообщениям о судьбе центров Куэ - Тарса, Анхия­лы и Иллубру) ничего не говорит. Краткие надписи также сообщают лишь о резне, учиненной ассирийцами среди хилаккийцев (OIP II. 77, 86 = ARAB. II. § 329, 349), и о разорении их горных городов (OIP II. 86 = ARAB. II. § 349), но не об их завоевании или покорении. Нигде нет указания ни на захваченную в Хилакку добычу, ни на определение дани, изъявление покорности, админист­ративное устроение и т.д. Сопоставив все эти сообщения, можно заключить, что хилаккийцев ассирийцы под свой контроль не вернули (хотя и совершили опустошительный набег на их территории) и ограничились восстановлением своей власти в равнинной зоне.

Итак, общины Хилакку, в отличие от района Тарса-Анхиялы-Иллубру, по­сле мятежа сохранили независимость. И действительно, Ашшурбанипал (668-630/627? гг.) в своих анналах40 указывает, что Сандашарме Хилаккийский, ко­торый «царям, моим предкам не покорялся» (т.е. не покорялся Синаххерибу и Асархаддону), признал сюзеренитет Ассирии в 660-х годах до н.э. Остается считать, что Хилакку, вновь аннексированное ассирийцами вместе с Куэ в 705/702 г. до н.э., окончательно отпало от них в 696 г. до н.э., вследствие чего на его территории образовалось царство с новой династией, одним из первых представителей, если не основателем которой, и был Сандашарме анналов Аш­шурбанипала41.

Итак, после смерти Саргона II в 705 г. до н.э. и Хилакку, и Куэ отпали от Ассирии, но были вновь аннексированы Синаххерибом к 702 г. до н.э. С тех пор ассирийские войска не появлялись в Киликии до 696 г. до н.э., когда Кируа, начальник поселения Иллубру-Олимбра, поднял мятеж в союзе с населением области Хилакку, после чего к нему присоединились соседние с ним Тарс и Анхияла; очевидно, союзники захватили низовья главных рек Куэ (совр. Джей­хан и Сейхан), прервав морское сообщение с провинциеЙ. Карательные войска Синаххериба вернули отпавший было западный район Куэ42, но Хилакку, хоть и подверглось их нашествию, осталось независимым и вскоре образовало осо­бое царство43.

Роль греков в борьбе Синаххериба за Киликию

Дополнительные сведения о рассмотренных событиях сохранила традиция, восходящая к труду Бероса, которую мы здесь можем затронуть только вкратце. Александр Полигистор со­общает по Беросу, что Синаххериб, победив греков, вторгшихся было в «страну киликийцев», оставил в районе своей победы клинописную (досл. высеченную «халдейскими буквами») надпись о своем успехе, построил Тарс и дал ему са­мое его имя (FGH 680 F 7с), Абиден по тому же Беросу пишет, что у берегов Киликии Синаххериб разбил в морском бою флот неких «ионийцею», оставил надпись об этой своей победе и, опять-таки, выстроил Тарс (FGH 685 F 5). Со­общение о том, что некий ассирийский царь основал Анхиялу и Тарс и оста­вил там клинописную надпись («ассирийским письмом»), приводят и другие античные авторы (Аrr. Аnаb. 11. 5. 2-4, где этот царь назван Сарданапалом). Таким образом, Берос, которому были доступны местные предания44, представ­ляет уже знакомую нам по клинописным источникам борьбу Синаххериба с восстаниями в Хилакку и Куэ как конфликт Синаххериба с греками45. В литературе это обстоятельство неоднократно разбиралось и интерпретировалось46, причем разброс мнений по его поводу достаточно широк - от скептицизма и недоверия к указанным сообщениям Бероса (ибо сохранившаяся собственно греческая традиция независимо от Бероса такого сюжета не знает) до полного их принятия47. Между тем слова Бероса о сооружении Синаххерибом победной стелы весьма точно соответствует заявлению самого Синаххериба, согласно которому он, победив восставших киликийцев, повелел поставить алебастро­вую стелу в главном центре восстания - Иллубру Олимбре (см. выше), а сооб­щение Бероса об основании Синаххерибом Тарса (по-видимому, после победы над греками) прямо перекликается с восстановлением ассирийского контроля над Тарсом в результате подавления восстания Кируа и с археологическими данными, согласно которым архаический Тарс был разрушен и заново отстроен ок. 700 г. (т.е., очевидно, как раз в результате этого подавления), и находит вероятное дополнительное соответствие в известии Синаххериба о том, как он заново заселил (resp. заново основал) Иллубру-Олимбр, поскольку последний может быть гипотетически отождествлен с восточным пригородом архаическо­го Тарса, в конце концов слившегося с ним в Тарс классический48. Поскольку эти соответствия едва ли могут быть плодом простого совпадения, остается считать, что сведения Бероса в основном отвечают реальности. Конечно, тек­сты Синаххериба при описании событий в Киликии не упоминают греков, а традиция Бероса, наоборот, только греков в качестве его противников в Киликии и называет. Однако это не препятствует прямому соотнесению сведений Бероса и надписей Синаххериба: ассирийские тексты вообще не прослеживают этническую принадлежность участников восстания 696 г., указывая лишь места их проживания (область Хилакку и города Куэ - Таре, Анхияла, Иллубру), а традиция Бероса, наоборот, только этничность врагов Синаххериба в Киликии и обозначает. Таким образом, нет оснований отводить сообщение Бероса и отрицать сколь угодно активную (в том числе инициирующую) роль греков в киликийском восстании 696 г.49 Кажущееся противоречие между рассматривае­мыми традициями тем самым снимается50. Как бы то ни было, столкновение греков с ассирийцами при Синаххерибе осталось, по-видимому, лишь не полу­чившим развития эпизодом, не повлиявшим на дальнейшие отношения греков и Ассирии в киликийском регионе51.

Тиль-Гаримму и Мелитена при Синаххерибе

Последний интересующий нас сюжет - это сведения ассирийских надписей о походе войск Синаххериба в эпонимат Ашшурбелусура (695 г. до н.э.)52 против Тиль-Гаримму. Этот поход освещается в тех же двух подробных надписях, датированных 694 г. до н.э. (АRAВ. II. § 290-292), и тех же двух кратких надписях (ARAB. II. § 329, 349)53, что и восстание 696 г. в Киликии. Подробные надписи сообщают, что в указан­ный эпонимат Ашшурбелусура ассирийские войска выступили против города Тиль-Гаримму, «что на краю / у предела страны Табал», в связи с тем, что в Тиль-Гаримму «укрепил царскую власть» некто Гурди (или Хиди). Город был взят и разрушен, а его жители захвачены в плен и угнаны (частично причисле­ны к царскому полку, частично расселены по разным провинциям и городам). Краткие надписи содержат повторяющееся известие: «Тиль-Гаримму, что на краю / у предела страны Табал, я захватил и обратил в руины» (Вull Inscription =ARAB. II. § 329; надпись из Неби-Юнуса, сткк. 18-19 = ARAB. II. § 349).

Этот сюжет привлекает внимание специалистов прежде всего в связи с воз­можным отождествлением «Гурди», воцарившегося в Тиль-Гаримму, с каким либо правителем, имеющим сходно звучащее имя54. Однако все подобные идентификации остаются недоказуемы. Сообщение ассирийских источников о Тиль-Гаримму важно для характеристики политической ситуации на севе­ро-востоке «позднехеттского» ареала при Синаххерибе, поскольку во времена Саргона II Тиль-Гаримму, как точно устанавливают надписи этого царя (на­пример, Аnn. 11. 210-219 = АВИИУ 46. С. 319) был одним из центром Мелид­ского царства, обращенного Саргоном в провинцию, а не Табала55. Сообщение текстов Синаххериба о независимости Тиль-Гаримму к 695 г. открывает тем самым возможность для построения различных гипотез о его судьбе в связи с судьбой Мелида. Большинство авторов считает, что и Мелид, и Тиль-Гаримму (теперь уже как самостоятельный центр) отложились от Ассирии сразу после гибели Саргона II в 705 г.56. По другой гипотезе царство «Гурди» из Тиль-Га­римму - это и есть Мелидское царство (столицей которого теперь стал Тиль­-Гаримму), отложившееся от Ассирии при неопределенных обстоятельствах на рубеже VIII-VII вв.57. Согласно еще одному мнению, Тиль-Гаримму отложился от Ассирии под предводительством «Гурди» уже при Синаххерибе, накануне 695 г., и в этот процесс не был вовлечен Мелид (очевидно, оставшийся под асси­рийской властью)58. Некоторые авторы включают Тиль-Гаримму начала VII в. в конфедерацию Табала59.

По-разному толкуются также цели и результаты ассирийского похода на Тиль-Гаримму. По логике одних исследователей он был вызван угрозой третьей силы (Фригии или Урарту), стоявшей за «Гурди» из Тиль-Гаримму (см. прим. 57-58), по мнению А. К. Грэйсона (отталкивающегося от определения Тиль-Гаримму у Синаххериба как города «на границе Табала»), поход был направлен, собственно, на Табал в целом, но захлебнулся в самом начале и не продолжался далее покорения Тиль-Гаримму60. В любом случае приобретения Синаххериба в районе Тиль-Гаримму оказались недолговечными, ибо уже при Асархаддоне в самом Мелиде правил враждебный ассирийцам царь Мугаллу61.

При оценке этих гипотез нам представляется возможным руководствоваться
следующими соображениями:

1. Тексты Синаххериба неизменно описывают Тиль-Гаримму достаточно нетипичным выражением «на краю Табала», т.е. определяют его не по Мелиду, а по Табалу, хотя речь идет о городе, входившем ранее не в Табал, а именно в Мелuдское царство; это значит, скорее всего, что Мелид (и большая часть былой территории Мелидекого царства) оставался при Синаххерибе подвла­стен Ассирии62, так что определять по Мелиду независимый от нее центр было невозможно. В то же время прямого обозначения Тиль-Гаримму как одного из центров Табала обсуждаемые тексты также не дают, ограничиваясь процитиро­ванным неясным выражением, не позволяющим, собственно, понять, по какую сторону границы Табала лежала в глазах составителей текстов область Тиль­-Гаримму. По нашему мнению, это означает, что ассирийцы не относили Тиль­-Гаримму и к ареалу Табала (по крайней мере в их понимании границ Табала как исторической области; это не мешало бы царству Тиль-Гаримму поддерживать какие-то связи с конфедерацией Табала, поскольку она вообще существовала, и даже входить в нее). Как видно, царство Тиль-Гаримму было новообразовани­ем (что следует и из самого сообщения об «укреплении в нем царской власти» силами Гурди), возникшим в окраинной северо-западной части былого Мелид­ского царства, у его границы с Табалом, и именно поэтому ассирийские тексты определяют Тиль-Гаримму таким нетрадиционным способом - как своего рода «преддверие» Табала.

2. При описании похода на Тиль-Гаримму текст Синаххериба ничего не гово­рит о каком-либо мятеже (и вообще каких-либо враждебных действиях) со сто­роны этого города, что резко контрастирует с описанием киликийских событий 696 г. в той же надписи. Нет речи и о происках каких-то третьих держав в связи с «Гурди» (хотя имей они место, упоминание их дало бы Синаххерибу возмож­ность похвалиться пресечением этих происков с падением Тиль-Гаримму). Если текст вообще приводит какой-то мотив для нападения на Тиль-Гаримму, то он заключается лишь в самом том факте, что «Гурди» превратил Тиль-Гаримму в царство. Все это означает, что никакие третьи державы (например, Фригия и Урарту) за «Гурдю» не стояли, что сам «Гурди» не был вовлечен в какую­либо антиассирийскую активность63 и что Синаххериб не считал Тиль-Гарим­му мятежным по отношению к себе центром. Это, в свою очередь, значит, что Тиль-Гаримму отпал еще до утверждения Синаххериба на престоле, т.е. либо незадолго до гибели Саргона в Табале64, либо непосредственно в результате этой гибели. Тем более должен был тогда же восстановить свою независимость и сам Табал, еще более отдаленный от Ассирии, чем Тиль-Гаримму. Синаххе­риб, очевидно, смирился с утратой этих областей, однако при превращении Тиль-Гаримму в новое царство нанес по нему в 695 г. превентивный удар65, чтобы избавить ассирийское господство над Мелидом от потенциальной опасности.

3. Даже в кратких надписях Синаххериба говорится, что Тиль-Гаримму был захвачен (в отличие от того же Хилакку, которое согласно тем же надписям лишь подверглось разгрому). Отсюда можно заключить, что асси­рийцы не собирались оставлять занятую ими область Тиль-Гаримму (угон части населения оттуда никак этому не противоречит). Утрату ими этой об­ласти надо связывать с тем отложением от Ассирии самого Мелида, которое привело к ситуации времен Асархаддона (когда в Мелиде правил враждеб­ный ассирийцам Мугаллу); произошло все это, вероятно, уже со смертью Синаххериба66.

Подытожим наши выводы. В результате мятежа в регионе Табала, на по­давление которого Саргон II двинулся в свой последний поход, и гибели его в этом походе (705 г.) от Ассирии отложилась большая часть ее владений в Анатолии (Хилакку, Куэ, Табал, северо-западные области былого Мелидского царства, включая область Тиль-Гаримму). Ассирия, однако, удержала Мелид и центральные районы его царства (а значит, и Куммух), Гургум и Сам'аль. Си­наххериб примирился с утратой территорий на Тавре и за Тавром, сосредоточив свои усилия на возвращении и сохранении ассирийского господства в Киликии: к 702 г. до н.э. он смог вновь покорить Хилакку и Куэ, но после восстания Кируа в 696 г., охватившего Хилакку и запад Куэ67, вернул под свой контроль лишь территории Куэ (с городами Иллубру-Олимбром, Ингирой-Анхиялой и Тарсом), а Хилакку так и осталось независимым и вскоре превратилось в цар­ство под управлением новой династии (представленной Сандашарме). Видимо, ассирийский царь считал необходимым бороться исключительно за равнинные районы Куэ, связанные с торговыми путями. Надежно обезопасив ассирийское господство в Куз тем разгромом, что он учинил мятежным жителям самого Куэ и хилаккийцам, Синаххериб отказался от мысли покорить горную террито­рию последних. Мероприятия Синаххериба по восстановлению городов Тарса и Иллубру после подавления восстания 696 г. воспринимались потомками как основание ассирийцами Тарса (что отразилось в грекоязычной традиции). Си­наххериб старался также обезопасить свои владения в Мелиде, и как только им возникла потенциальная угроза в виде новообразовавшегося «царства» с главным городом Тиль-Гаримму, ассирийский царь тут же поспешил ликвиди­ровать ее (695 г. до н.э).

За все время царствования Синаххериб снарядил в Анатолию лишь три похода - между 705 и 702 гг. до н.э. (против отпавших ок. 705 г. Хилакку и Куэ), в 696 г. до н.э. (против коалиции городов Хилакку и северо-запада Куэ во главе с Кируа) и в 695 г. до н.э. (против «Гурдю», царя Тиль-Гарим­му), причем ни разу не появился там лично. Очевидно, царь считал все это направление второстепенным и четко придерживался выбранной им страте­гии - удерживать области к югу от Тавра и смириться с отпадением таврских и затаврских земель.

Примечания

1. Чаще всего сведения соответствующих источников разрозненно привлекались в связи с рассмотрением других событий, а весь корпус источников по интересующей нас проблематике не выделялся и не использовался для ее исследования.
2. В частности, аннексировав царство касков (712 г.), он вбил тем самым территори­альный клин между Фригией и Урарту.
3. ARAB. II. § 364. Издание надписи см. Smith S. Тhе First Campaign of Sennacherib, King of Assyria, В.C. 705-681. L., 1921 (1.71. Р. 72 f.); Frahm Е. Einleitung in die Sanherib-Inschriften. Ноrn, 1997. S. 8,42,46.
4. ARAB. II. § 383. Издание надписи см. Frahm. Einleitung ... S. 55.
5. Следует отклонить предположение, что речь здесь идет о людях, взятых в плен еще Саргоном II (Smith. Тhе First Campaign ... Р. 5; idem в: САН1. III. 1929. Р. 60; ер. Gallagher W.R. Sennacherib's Campaign to ludah: New Studies. Leiden, 1999. Р. 97. Not. 46, где предполагается, что упомянутые Синаххерибом пленники из Хилакку и Куэ были захвачены Саргоном во время его похода на Табал в 705 г.). Процитированная над­пись говорит об этих пленниках как людях, угнанных именно Синаххерибом (кроме того, будь они захвачены Саргоном, а Синаххерибом лишь использованы позднее на
строительстве, получилось бы, что в разбираемой строке Синаххериб без всякой необ­ходимости и без компенсации в том же тексте специально сообщает о ряде стран, что они ему непокорны; с нашей точки зрения, это исключено). Даже если и считать, что отряды Саргона II сумели кого-то захватить в Хилакку и Куэ (едва ли во время катаст­рофического для ассирийцев похода 705 г.), было бы совершенно необъяснимо, отчего его преемник Синаххериб упорно и развернуто упоминает о них спустя несколько лет (702 г. до н.э.), а затем еще через два года (в 700 г. до н.э.), оба раза в связи с похвальбой собственными достижениями. Как видно, эти пленники были добычей оружия самого Синаххериба.
6. Отметим, что Куэ и Хилакку, как и прочие страны перечня, характеризуются не как «восставшие» против Синаххериба, а как «не склонявшиеся под его ярмо»; отсю­да можно предположить, что к моменту вступления Синаххериба во власть они уже восстановили свою независимость от Ассирии, так что не успели выказать покорность Синаххерибу при его воцарении.
7. В списке эпонимов (см. Luckenbill D.D. Апсiепt Records of Assyria and Babylonia. Chicago, 1927. Vol. 2: Historical Records of Assyria (from Sargon to the End). Р. 438; Millard A.R. The Eponyms ofthe Assyrian Empire 910-612 В.С. Helsinki, 1992. Р. 50-52, 60-62; Glassner J-J. Mesopotamian Chronicles. Leiden, 2004. Р. 172-173) как провинции Ассирии при Синаххерибе упоминаются и Гургум (ассирийская провинция Маркаси под 682 г. до н.э.), и Сам'аль (провинция Самалли под 681 г. до н.э.)
8. В литературе в число стран, отпавших от Ассирии со смертью Саргона, традици­онно включают Табал, Хилакку и Мелид (Frangipani М. Melid // RLA. Bd. 8. 1993-1997. S. 39) или просто Табал и Мелид (Desideri Р., Jasink A.-M. Gli Stati neo-ittiti: Analisi delle fonti scritte е sintesi storica. Pavia, 1995. Р. 44, 118-119). Дж. Хокинс считал, что со смер­тью Саргона II Куэ наряду с Табалом, Хилакку и Мелидом восстало против Ассирии, а Синаххериб полностью утратил контроль над северо-западными владениями, кроме Куэ (Hawkins J.D. Some Historical Problems of the Hieroglyphic Luwian Inscriptions //
Anatolian Studies. 1979.29. Р. 154-156), позднее Хокинс предположил, что Табал отпал полностью, Мелид - частично, о времени и продолжительности отложения Куэ ничего определенного сказать нельзя, Хилакку же если и не отпало в 705 г. целиком, то стало ареалом мятежа, который продолжался 9 лет до 696 г. до н.э. (Hawkins J.D. Corpus of Hieroglyphic Luwian Iпsсгiрtiопs. B.-N.Y., 2000. Vоl. 1: Inscriptions ofthe Iron Age. Pt 1. Р. 42-43). Подробнее о судьбе Хилакку, Куэ и Мелида см. ниже.
9. Thompson R.C. Аn Assyrian Parallel to аn Incident in the Story of Semiramis // Iraq. 1937.4. Р. 35-43.
10. Tadmor Н. The Campaigns of Sargon II of Assur: А Chronological-Нistorical Study // JCS. 1958. 12. Р. 37; Zawadski S. The Fall of Assyria and Median Babylonian Relations in Light of the Nabopalassar Chronicle. Poznan-Ebnron-Delft, 1988. Р. 19; Дьяконов им История Мидии. М.-Л., 1956. С. 236; Иванчик А.И. Киммерийцы. Древневосточные цивилиза­ции и степные, кочевники в VIII-VII вв. до н.э. М., 1996. С. 58 сл.
11. Lanfranchi G.B. Cimmeri Emergenza delle elites militari iraniche nеl Vicino Oriente (VIII-VII sec. А.С.). Padova, 1990. Р. 46; Иванчик. Киммерийцы... С. 59.
12. Четверть века спустя источники времен Асархаддона знают киммерийцев при Тавре в Малой Азии, а киммерийцев и скифов - в Мидии и Манне: Diakonoff I.М. The Cimmerians // Acta Iranica. 1981. Vol. 21. Р. 118 f.; Иванчик. Киммерийцы... С. 60-99.
13. II. 6: [MU х Sarru-k]in аnа KURTa-bа-lu [ ... ] (Grayson А.К. Assyrian and Babylonian Chronicles. N.Y., 1975. Р. 76); Tadmor. Тhе Campaigns of Sargon II. .. Р. 97-98. Not. 312.
14. О возможности его соотнесения в этом случае с Гурди, царем Тиль-Гаримму и противником Синаххериба, см. ниже, прим. 54, 64.
15. Lehmann-Haupt C.-F. Gesichertes und Strittiges. Zum Tode Sargons vоn Assyrien // Klio. 1920. 16. S. 340-342.
16. Western Asia in the Days of Sargon of Assyria, 722-705 ВС / Ed. А.Т.Е. Olmstead: N.Y., 1908. Р. 157; Smith S. в: САН1 . III. 1929. Р. 59; Дьяконов. История Мидии. С. 236.
17. Tadmor. The Campaigns of Sargon II. .. Р. 97.
18. На основе этого отождествления «кулуммейцами» исследователи считают лю­дей мидийского города Кулуман, см. Streck М. Das Gebiet der heutigen Landschaften Armenien, Kurdistan und Westpersien nach den babylonisch-assyrischen Keilinschriften // ZA. 1900. 15. S. 366; Parpola S. Neo-Assyrian Toponyms [Alter Orient und Altes Testament 6]. Neukirchen-Vluyn, 1970. Р. 214; Иванчик. Киммерийцы. .. С. 58-59. Также место ги­бели Саргона II локализует в Мидии Парпола (Parpola S. Letters from Assyrian Scholars to the Кings Esarhaddon and Assurbanipal. Pt II: Commentary and Appendices [Alter Orient und Altes Testament 5/2]. Neukirchen-Vluyn, 1983. Р. 235).
19. Ср. Иванчик. Киммерийцы ... С. 58 ел.
20. Ср. Dalley S. Sennacherib and Tarsus // Anatolian Studies. 1999.49. Р. 74, с литера­турой; отметим, что в сохранившейся части текста тех пассажей списка эпонимов СЬ6 и Вавилонской хроники, где речь идет о последнем годе и смерти Саргона, этноним «киммерийцы» не встречается.
21. В месопотамских источниках киммерийцы не упоминаются в промежутке между 714 и 679 гг.: Parpola S. Assyrian Royal Inscriptions and Neo-Assyrian Letters // Assyrian Royal Inscriptions: New Horizons in Literary, Ideological and Historical Analysis / Ed. F.M. Fales. Roma, 1981. Р. 136; Иванчик. Киммерийцы. .. С. 60.
22. Tadmor. The Campaigns of Sargon II of Assur. .. Р. 85,97; Hawkins. Some Historical Problems ... Р. 154, 163 (Хокинс считает, что Саргон выступил в Табал против кимме­рийцев и погиб в бою с ними в одной из областей Табала); Bing J.D. Tarsus: а Forgotten Colony of Lindos // JNES. 1971.30. Р. 100; Dalley. Sennacherib and Tarsus. Р. 74; Glassner. Mesopotamian Chronicles. Р. 81; Иванчuк. КиммериЙцы. .. С. 58 сл.
23. Допускается как менее вероятный вариант: Иванчик. Киммерийцы. .. С. 58 сл.
24. О Мидии источники в связи со смертью Саргона не говорят вовсе, и в литературе она возникла в этом качестве лишь в результате допущения о соотнесении «кулумей­цев» с городом Кулуман.
25. В литературе ход этих событий реконструируется по-разному; согласия не наблю­дается даже относительно датировки начального отпадения Хилакку и Куэ от Асси­рии: хотя большинство относит его к 705 г. до н.э. В связи с гибелью Саргона II (Bing. Tarsus ... Р. 100-101; Shaw B.D. Bandit Highlands and Lowlands Реасе: the Mountains of Isauria-Cilicia // JESHO. 1999. 33. Р. 206; Desideri Р., Jasink А.-М. Cilicia. Dall'eta di Kizzuwatna аllа conquista macedone. Torino, 1990. Р. 137; Lanfranchi G.B. The Ideological and Political Impact of the Assyrian Imperial Expansion оп the Greek World in the 8th and 7th Centuries ВС // Тhе Heirs of Assyria. Proceedings of the Opening Symposium of the Assyrian and Babylonian Intellectual Heritage Project / Ed. S. Aro, R.M. Whiting. Helsinki, 2000. Р. 11,22); реже это отпадение относят ко второй половине или концу правления Саргона II (Russell J.M. Sennacherib's «Palace without Rival» at Nineveh. Chicago, 1991. Р. 227; Gallagher. Sennacherib's Campaign to Judah ... Р. 97,128). Реконструкция дальнейших событий многообразна. Одни ученые полагают, что имела место продолжительная ассирийская война (705-696 п.) в Киликии, прошедшая в два этапа, разделенные успе­хом 702 г. до н.э. (приведшим пленников из Хилакку и Куз на строительство дворца в Ниневии), после которого ассирийцы были оттеснены на восток и вынуждены вновь от­правиться походом на Киликию в 696 г. до н.з. (King L. W. Sennacherib and the Ionians // JHS. 1910.30. Р. 327-335; Bing. Tarsus ... Р. 100-102, 108). У зтой точки зрения есть и более радикальный вариант, согласно которому отпавшие в 705 г. до н.э. Хилакку и Куэ составили политическое объединение (подвластное не кому иному, как известному Азативатасу из Кара-тепе), которое и возглавлял позднее Кируа (наследовавший Аза­тиватасу); Синаххерибу удалось вернуть под свой контроль Куз, а покорение Хилакку довершил его сын Асархаддон (Shaw. Bandit Highlands ... Р. 206-207). Другие же иссле­дователи выделяют две независимые ассирийские кампании в Киликии - в 705/702 г. и в 696 г. до н.э., в промежутках между которыми там не было антиассирийских обра­зований и противостояния с Ассирией (Russell. Sennacherib's «Palace without Rival» ... Р. 227,242,323; Hawkins в: САН2. III/2. 1991. Р. 426-427; idem. Corpus of Нieroglyphic Luwian Inscriptions. Р. 43; Lanfranchi. The Ideological and Political Impact. .. Р. 11,22-23). С нашей точки зрения, источники поддерживают лишь последнюю реконструкцию.
26. ARAB. II. § 286-289. Фрагментированная надпись из Ниневии, изданная Д. Ла­кенбилем (OIP. II. Р. 61-63, 1. 103-116), и ее дубликат - надпись на восьмигранной призме (Heidel А. Тhе Octagonal Sennacherib Prism in the Iraq Museum // Iraq. 1953. 9. Р. 250 f.) - датированы эпониматом Илиттийа, наместником Дамаска; т.е. 694 го­дом до н.э. (Millard. Тhе Eponyms ... Р. 50, 61; Glassner. Меsороtаmiап Chronicles, Р. 173).
27. Надпись у основания одного из быков-шеду (Bull Inscription) во дворце Синаххе­риба (OIP. П. Р. 77 = ARAB. II. § 329; Frahm. Einleitung ... S. 117 f.) и надпись на камен­ной плите из Ниневии (Неби-Юнус) (OIP. II. Р. 86 = ARAB. II. § 349).
28. Упоминаемый в этих же надписях более поздний поход против Тиль-Гаримму будет paссмотрен ниже, так как взаимосвязи между ним и восстанием Кируа не про­слеживается.
29. Эпонимат Шульмубела надежно датируется 696 г. до н.э. (Millard. The Eponyms ... Р. 50, 61; Glassner. Mesopotamian Chronicles. Р. 173; Frahm. Einleitung ... S. 14а; Jones F.N. Тhе Chronology of the old Testament. Green Forest, 2005. Р. 285). Прочие датировки ассирийского похода против Кируа (689 г. до н.э. - Дьяконов И.М. Предыс­тория армянского народа. Ереван, 1968. С. 168; 695 г. до н.э. - Shaw. Bandit Нighlands. .. Р. 206-207; 698 г. до н.э. - Olmstead А.T.Е. History of Assyria. Chicago, 1951. Р. 226; Wallis Budge Е.А. А Guide to the Babylonian and Assyrian Antiquities. L., 1992. Р. 225 f.) следует считать ошибочными.
30. Какие дороги имеются в виду? Д. Лакен6иль (Luсkеnbill D.D. The Annals of Sennacherib. Chicago, 1924. Р. 61) полагал, что восставшие перекрыли торговые пути из долины к Киликийским воротам, А. Гётце - что речь идет о проходах у перевалов, открывающих путь на запад (Goetze А. Cilicians // JCS. 1962. 16. Р. 51-52), Дж. Хокинс считает, что мятежники взяли под контроль пути из Киликии в Сирию через Аманус, перерезав сухопутные коммуникации Ассирии с Куэ (Hawkins. Corpus of Hieroglyphic Luwian inscriptions. Р. 43). Дж. Ланфранки допускает все эти варианты (дорога, веду­щая из Киликии к Анатолийскому плато, предположительно через долину Каликад­на; путь, лежащий через Тавр и Киликийские ворота; путь из Киликии в Сирию через Аманус), предпочитая думать, что мятежники перекрыли дорогу Куэ (возможно, Кили­кийские ворота), чтобы затруднить ассирийцам проход из Куэ в Хилакку (Lanfranchi. The Ideological and Political Impact. .. Р. 22-23). Если толковать обсуждаемое место так, что восставшие, захватив дороги, пресекли именно ассирийское сообщение с Куэ (а в противном случае надпись Синаххериба едва ли стала бы упоминать этот эпизод), то речь может идти либо о сухопутном пути из Сирии в Куэ через Аманус, либо о морском пути из Сирии к гаваням Куэ. Учитывая, что Тарзу и Ингира располагались на западе Куэ, а все прочие области Куэ оставались под контролем Ассирии (никаких других мятежей или захватов в Куэ надпись не упоминает), сомнительно, чтобы восставшие каким-то образом сумели пройти через все Куэ и перекрыть проходы через Аманус.
Скорее всего, таким образом, речь идет о морском сообщении между портами Сирии и большей частью Куэ, сильнейший удар по которому нанесло уже само отложение Анхиялы и Тарса. Более того, мятежники из Анхиялы и Тарса легко могли захватить низовья совр. рек Джейхан и Сейхан, закрыв тем самым для ассирийцев морское сооб­щение со всеми значительными центрами Куэ (включая Адану, оставшуюся, очевидно, покорной ассирийцам). Нельзя, впрочем, исключить, что в обсуждаемом месте под­разумевается «пресечение» лишь административной связи провинции с метрополией
(например, прекращение выплаты дани).
31. OIP. II. Р. 62, 1.89-91 = ARAB. II. § 289 и Heidel. The Octagonal Senllacherib Prism ... Р. 150 (Соl. V. L. 26-28).
32. OIP. II. Р. 77 = ARAB. II. § 329; Frahm. Einleitung ... S. 117 f.
33. OIP. II. Р. 86, стк. 17-18 = ARAB. II. § 349.
34. Ср. Olmstead. History of Assyria. Р. 226, 310-311); Hawkins в: САH2. III/2. 1991. Р. 426-427, cр. Braun T.F. The Greeks in the Near East // САH2 III/3. 1982. Р. 18.
35. Hawkins. Corpus of Hieroglyphiс Luwian Inscriptions. Р. 40. Not. 24.
36. При втором понимании эти вопросы снимаются (восставшее население URU Хи­лакку оказывается в этом случае населением области Хилакку в целом, а коль скоро Ингира и Тарзу на протяжении всего нашего текста описываются как участники восста­ния, отличные от этого «населения URU Хилакку» / жителей Хилакку, то значит, они и не входят в область Хилакку).
37. Причем в пространной надписи из всех участников восстания так определяются только хилаккийцы / «люди Хилакку».
38. По отношению к Тарсу и Анхияле это было бы наиболее вероятным решением и независимо от анализа надписей, по чисто географическим соображениям.
39. Еще К. Кречмер отождествил Иллубру с Олимбром, находившимся недалеко от Аданы, т.е. в центре Куэ (Kretschmer К. Die Hypachaer // Glotta. 1933. 31. S. 235); аналогично. в: Landsberger В. Sam'al: studiеn zur Entdeckung der Ruinenstaette Karatepe. Erste Lieferung // Ankara: Turkische Historische Gesellschaft. 1948. 17. Аnm. 35; Kessler К. Illubru // RIA. Bd 5. 1976-1980. S. 60. S.v. Illubru; САH2 III/3. 1982. Р. 18; Wege zur
Genese griechischer Identitat: Die Bedeutung der fruharchaischen Zeit / Ed. Chr. Ulf. В., 1996. S. 85-86. Другие специалисты (Forrer Е. Die Provinzeinteilung des assyrischen Reiches. Lpz, 1920. S. 79; Naster Р. L' Asie mineure et l' Assyrie аuх VIIIе et VIIе siecles аv. J.-C. d'apres les annales des rois assyriens. Louvain, 1938. Р. 71; Goetze. Cilicians. Р. 52; Houwink Теn Cate Ph. J. Тhе Luwian Population Croups of Lycia and Cilicia Aspera during
the Hellenistic Period. Leiden, 1965. Р. 25; Bing J.D. А History of Cilicia during the Assyrian Period [Ph. D. Diss 1969]. Аnn Arbor, 1973. Р. 101; Studies in Historical Geography and Biblical Historiography /Ed. а. Galil, М. Weinfeld. Leiden-New York, 2000. Р. 54-59, особ. Р. 56; Lanfranchi. ТЬе Ideological and Political Impact ... Р. 23) отождествляют Иллубру с византийским Лампроном (турецкий Намрун у совр. Чамлияйлы), расположенным в горах Тавра юго-западнее Киликийских ворот, что отнесло бы Иллубру уже к террито­рии Хилакку. Поскольку, как мы видели, Иллубру должен был лежать именно в Куэ, а не в Хилакку, предпочтительна идентификация с Олимбром, позволяющая размещать Иллубру в центральном районе Куэ.
40. См. подробнее анналы Ашшурбанипала (редакция А, сткк. 72-80): «(72) Мугаллу, царь страны Табала, (73) Сандашарме, царь страны Хилакку, (74) которые моим цар­ственным предкам не покорялись, (75) подчинились моему ярму, (76) прислали мне до­черей, отпрысков своих, (77) с великими дарами и большим приданым (78) в Ниневию в качестве наложниц (79) и целовали мои ноги. (80) Мугаллу же я определил ежегод­ную дань лошадьми» (Borger R. Beitrage zum Inschriftenwerk Assurbanipals. Wiesbaden, 1996. S. 216-217. А § 21-22. II 68-80; Piepkorn А.С Historical Ргism inscriptions of Ashurbanipal. Vol. 1. Chicago, 1933. Р. 44-45).
41. В самом деле, из надписей Асархаддона видно, что Ассирия при нем Хилакку не контролировала - он не обратил Хилакку ни в вассальную область, ни в провинцию, хотя в ходе кампаний против Табала пленил его союзников, каких-то людей Хилакку (захват людей Хилакку у Асархаддона всегда упоминается вместе с походами против Табала), см. надписи и анналы Асархаддона: Klch. А. 20; Nin. А. III. 47; Mnm. В. 20, Borger. Die Inschriften Asarhaddons, Кonigs vоn Assyrien. Graz, 1956. S. 33,51,100.
42. В списке эпонимов (канон Cd) под 685 годом до н.э. упоминается ассирийский наместник Куэ Ашшурданинанни. Кроме того, при раскопках Тарса была найдена таб­личка с заклинаниями, составленная для некоего Набудурилишу и датируемая време­нем Синаххериба. Она чрезвычайно схожа с тремя табличками из дворца в Ашшуре (который Синаххериб возводил для своего младшего сына Ашшурилимубаллиссу), датируемыми от 708 до 658 г. до н.э. Видимо, с установлением ассирийской власти в Тарсе был учрежден дом заклинателей (asipu), посетителем которого и был один из чиновников Набудурилишу.
43. Повторим, что Синаххериб еще описывает восставшее Хилакку лишь как коллек­тивную совокупность «людей» и «городов», а ко временам Ашшурбанипала это было уже единое царство, подвластное Сандашарме.
44. Об источниках Бероса см. Dalley. Sennacherib and Tarsus. Р. 76; Lanfгanchi. ТЬе Ideological and Political Impact. .. Р. 27.
45 Подчеркнем, что само по себе масштабное присутствие греков в Киликии времен Синаххериба сомнений не вызывает. Оно достоверно фиксируется здесь уже с рубежа IX-VIII вв. до н.э. по археологическим данным. В Тарсе и Мерсине греческая керамика известна с середины IX в. до н.э., а первые греческие поселения в этом районе датиру­ются концом VIII в. до н.э. (Rollinger R. Тhе Ancient Greeks and the Impact of the Ancient Near East. Textual Evidence and Historical Perspective (са. 750-650 ВС) // Mythology and Mythologies. Methodological Approaches to Intercultural Influences / Ed. R.M. Whiting. Helsinki, 2001. Р. 250). О греческих колониях в Киликии Трахее (Келендерис, Солы, Таре, Анхиял, Малл) в VII-VI вв. до н.э., возникших еще при Саргоне II, см. Bing. А History of Cilicia ... 110-112; idem. Tarsus ... Р. 104-107; Desideri, Jasink. Cilicia ... Р. 153, 155; Jasink А.М, Marino М. Тhе West-Anatolian Origins of the Que Kingdom Dynasty // Proceedings of the 6th Intemational Congress of Hittitology, Roma, 5-9 settembre 2005. SMEA. 2008. 49. Р. 408. О том, что эти поселения были не колониями, а эмпориями, см. Haider Р. W. Griechen im Vorderen Orient und in Agypten bis са. 590 v. Chr. // Wege zur Genese griechischer Identitat ... S. 89. Подробнее о возможном выступлении греков Киликии в союзе с Кируа, см. Olmstead. History of Assyria. Р. 226; САН2. III/З. 1982. Р. 17-18; Desideri, Jasink. Cilicia. .. Р. 152-156; Jasink, Marino; The West-Anatolian Origins ... Р. 408, 411-414, 418-421.
46. См. Haider. Griechen im Vorderen Orient ... S. 86. Аnm. 149, с библиографией.
47. Например, достоверными сведения Бероса признаются в: King. Sennacherib and the Ionians. Р. 327-335; Wallis Budge. А Guide ... Р. 225; Bing. Tarsus ... Р. 100-102, 108; Jasink А.-M. I Greci in Cilicia nel periodo Neo-Assiro // Mesopotamia. 1989.24. Р. 124-127; Haider. Griechen im Vorderen Orient ... S. 85-91; Dalley. Sennacherib and Tarsus. Р. 73-78; Lanfranchi. The Ideological and Political Impact ... Р. 14,24-29, З3; Rollinger. The Ancient Greeks ... Р. 241-243; Braun. The Greeks in the Near East. Р. 18 f. Большинство из ука­занных ученых считает, отталкиваясь от Абидена, что греческие союзники восставшей Киликии сразились с ассирийцами на море (Bing. Tarsus ... Р. 102, 108; Lanfranchi. The Ideological and Political Impact ... Р. 29, зо, 32; Rollinger. The Ancient Greeks ... Р. 242, 243) и идентифицирует их то как греков из Западной Анатолии или с Кипра (Lanfranchi. The Ideological and Political Impact ... Р. 30), то как греческих пиратов, призванных на помощь восставшими киликийцами (Momigliano А. Su unа battaglia tra Assiri е Greci // Athenaeum. 1934. 12. Р. 413, 415; Rollinger. The Ancient Greeks ... Р. 241-242), но не как греков самой Киликии. Другие исследователи полагают, что конфликт греков и ассирийцев в Киликии имел место при Саргоне II и был ошибочно перенесен у Бероса на времена его сына (Fuchs А. Die Inschriften Sargons II aus Khorsabad. Gottingеn, 1994. S. 440; Frahm. Einleitung ... S. 14). Согласно третьему взгляду, этот конфликт был це­ликом выдуман - скорее всего, самим Беросом, чтобы повысить внимание греческой аудитории к своему сочинению (Kuhrt А. Berossus's Babyloniaca and Seleucid Rule in Babylonia // Неllеnizm in the East: The Interaction of Greek and non-Greek Civilizations from Syria to Central Asia after Alexander / Ed. А. Kuhrt, S. Sherwin-White. Berkeley-Los Angeles, 1987. Р. 47).
48. Braun. The Greeks in the Near East. Р. 18-19. См. там же и в прим. 49 о других возможных соответствиях между клинописными источниками и Беросом.
49. Возможно, при поддержке греков Кипра (Wege zur Genese griechischer Identitat ... S. 85), с которой можно связывать сообщение Абидена о морском сражении «ионий­цев» с Синаххерибом. Впрочем, греческих участников этого сражения допустимо иден­тифицировать с любыми греками, участвовавшими в деятельности греческих эмпориев в самой Киликии. Добавим, что, как упоминалось выше, «пресечение сообщения» с Куэ восставшими 696 г., о котором говорит текст Синаххериба, относится, скорее все­го, к морским сообщениям с этой областью; в таком случае это «пресечение» может подразумевать или включать ту самую деятельность повстанцев и их союзников на море, которую отражает Абиден. Распространенная гипотеза соотносит обсуждаемых «ионийцев» Абидена с теми «ионийцами» (ассирийское «яманю», досл. «ионийцы», реально этот термин относился прежде всего к грекам Кипра, см. Brinkman J.A. ТЬе Akkadian Words for 'Ionia' and 'Ionian' // Daidalikon. Studies in Memory of R.V. Schoder / Ed. F. Sutton. Wauconda, 1989. Р. 53-71; Haider. Griechen im Vorderen Orient. .. S. 81-82; Rollinger R. Zur Bezeichnung von 'Greichen' in Keilschrifttexten // RA. 1997. 91. S. 167-172; Lanfranchi. Тhе Ideological and Political Impact ... Р. 14-15, 16,28-29; Jasink, Marino. Тhе West-Anatolian Origins ... Р. 411, 413-414), которые согласно надписи Синаххери­ба были взяты им в плен и использованы для снаряжения ассирийского флота (Bing. Tarsus ... Р. 102; Lanfranchi. ТЬе Ideological and Political Impact ... Р. 25, 28-30, 32; Braun. Тhе Greeks in the Near East. Р. 19; Rollinger. Тhе Ancient Greeks ... Р. 242; указанную надпись Синаххериба, так называемую Вull Inscription 4, см. в: Luckenbill. Тhе Annals of Sennacherib. Р. 73. L. 57-61; Frahm. Einleitung. .. S. 117, а ее сообщение продублировано на призме Синаххериба при описаниии его 6-го похода в 694 г., ARAB. II. § 319).
50. Подчеркнем, что горцев-хилаккийцев, участвовавших в восстании 696 г., соотно­сить с греками, конечно, нельзя, но греки могли, если не должны были играть оправды­вающую сообщения Бероса роль в восстании Иллубру-Олимбра (судя уже по его гре­ческому названию!), который и был главным центром восстания в целом; не меньшее значение могла иметь активность греков для восстаний в Тарсе и Анхияле.
51. После рубежа VIII/VII вв. (resp. 696 г.), когда были зафиксированы следы разру­шения городов Куэ (Тарса, Мерсина), засвидетельствован некоторый рост присутствия греческой керамики по сравнению с предшествовавшими временами, увеличилось число греческих святилищ, обнаружены следы греческих погребений. Более того, гре­ческая морская торговля в сиро-киликийском регионе стала процветать именно после установления здесь ассирийского господства, в то время как финикийская и кипрская торговля в этом регионе претерпевает в названное время упадок (Haider. Griechen im
Vorderen Orient. .. S. 83-84; Lanfranchi. ТЬе Ideological and Political Impact ... Р. 10-12,32, 34; Rollinger. The Ancient Greeks ... Р. 249-250). Таким образом, греческие поселения с начала VII в. до н.э. смогли развиваться в гораздо более мирных и безопасных условиях по сравнению с предыдущим временем ассиро-фригийского противостояния, на ме­сто же депортированных жителей западной части Куэ стали активно прибывать греки (Lanfranchi. The Ideological and Political Impact ... Р. 10, 17-20,23,30,31,32-33).
52. Millard. The Eponyms ... Р. 50,61; Glаssnеr. Mesopotamian Chronicles. Р. 173. О да­тировке событий, изложенных в пространных надписях, см. прим. 29.
53. OIP. II. Р. 62-63 и Heidel. The Octagonal Sennacherib Prism. .. Р. 150-151. Col. V. L. 29-51; OIP. II. Р. 77, 86.
54. Например, с Гордием Фригийским (Дьяконов И.М. Малая Азия и Армения около 600 г. до н.э. и северные походы вавилонских царей // ВДИ. 1981. № 2. С. 50-51), с «Маттю» (это имя может читаться и как «Куртю» - царем Атуны, одной из областей Та­бала, в 710-х годах при Саргоне II (Fuchs. Die Inschriften Sargons II ... S. 411-412; Frahm. Einleitung ... S. 8), и, наконец, с тем Курди (?) «кулуммейцем», который упоминается в списке эпонимов СЬ6 в связи с гибелью Саргона II (Fuchs. Die Inschriften Sargons II... S. 411-412; Frahm. Enleitung .... S. 8; Lanfranchi. The Ideological and Political Impact. . . Р. 23-24; Dalley. Sennacherib and Tarsus. Р. 74; при этом предполагается соотнесение соответствующего Кulummu с Тиль-Гаримму. Поскольку Тиль-Гаримму определяет­ся ассирийцами как город «на границе Табала», такая интерпретация создаст прямую параллель между сообщением обсуждаемого списка эпонимов и сообщением Вавилон­ской хроники о том, что Саргон погиб во время похода на Табал, см. с. 180). С нашей точки зрения, возможна (хотя и не доказана) лишь третья из этих идентификаций: по контексту пространной надписи Гурди выступает как царь самого Тиль-Гаримму, а не иной анатолийской державы (что мешает отождествлять его с фригийскими царями), а Матти/Курти Атунский связан именно с Атуной, а не с Тиль-Гаримму, лежавшим у противоположного предела Табала, очень далеко от Атуны, и входившим при Саргоне не в Табал, а в иное «позднехеттское» царство - Мелид, см. ниже.
55. Локализация Тиль-Гаримму обеспечивается его принадлежностью к Мелидско­му царству при Саргоне и определением его как города «на краю / у предела Табала» в текстах времени Синаххериба (Tilgarimmu sa раt (KUR) Tabali в надписи из Неби­-Юнус, alu sa рat (KUR) Tabali в Вull inscription), а также соотнесением названия Тиль-­Гаримму с хеттским топонимом Тегарама, относившимся к району той же Мелитены на Верхнем Евфрате. Тиль-Гаримму, очевидно, лежал к западу или северо-западу от Мелида-Малатьи, в пограничье Мелидского царства с Табалом (см. Дьяконов. Малая Азия и Армения. .. С. 50. Прим. 79; Yamado Sh. The Construction ofthe Assyrian Empire. А Historical Study of the Inscriptions of Shalmaneser III (859-824 ВС) Relating to his Campaigns to the West. Leiden, 2000. Р. 216; Hawkins J.D. Melid // RIA. Bd 8. 1993-1997. Р. 36; idem. Corpus of Hieroglyphic Luwian Inscriptions. Р. 285).
56. Fuchs. Die Inschriften Sargons II ... S. 411--412; Frahm. Einleitung. .. S. 8; Hawkins. Melid. Р. 36; idem. Corpus of Hieroglyphic Luwian Inscriptions. Р. 285; Lanfranchi. The Ideological and Political Impact. .. Р. 23-24.
57. Дьяконов. Малая Азия и Армения. .. С. 50-51. Прим. 82. И.М. Дьяконов полагает, что это отложение совершилось с помощью Фригии.
58. Арутюнян Н.В. Биайнили (Урарту). Ереван, 1970. С. 321-322 (где предпола­гается также, что это отложение совершалось с помощью Урарту). Сходное мнение высказывает С. Дэлли, произвольно предполагающая, что «Гурди» из Тиль-Гаримму принимал беженцев из ассирийского Мелида и поддерживал восстание в Киликии в 696 г. (Dalley. Sennacherib and Tarsus. Р. 74), хотя источники ни о чем похожем не говорят.
59. Wallis Budge. А Guide ... Р. 226; Olmstead. History of Assyria. Р. 226, 310-311; А. К. Грэйсон в: САH2 III/2. 1991. Р. 112.
60. САH2. III/2. 1991. Р. 112.
61. Ср. Hawkins. Corpus of Hieroglyphic Luwian Inscriptions. Р. 285. И.М. Дьяконов, отталкиваясь, очевидно, от того факта, что Синаххериб не описывает административ­ного обустройства Тиль-Гаримму, а говорит лишь о его разгроме, увозе добычи и угоне населения, считает, что Тиль-Гаримму был вскоре брошен ассирийцами (и превратился в независимый протоармянский центр, Дьяконов. Малая Азия и Армения. .. С. 51).
62. В самом деле, в противном случае на пути к Тиль-Гаримму ассирийцы должны были бы сначала овладеть Мелидом. Однако завоевание Мелида ни в каких источниках времени Синаххериба не упоминается, а пространный текст о завоевании Тиль-Гарим­му не называет никакие другие объекты ассирийских действий в этом походе, создавая впечатление, что из своих пределов ассирийцы попали в царство «Гурди» из Тиль­-Гаримму сразу, не затрагивая никаких иных чужеземных областей. Все это значит, что Мелид при Синаххери6е не выходил из-под ассирийского контроля.
63. Тем самым отпадает гипотеза С. Дэлли, см. прим. 58.
64. В самом деле, поход Саргона на Та6ал в 705 г. мог быть вызван только каким-то мятежом в этом регионе; Тиль-Гаримму вполне могло участвовать в этом мятеже. В этом случае привлекательность гипотезы об отождествлении «Гурди» из Тиль-Гарим­му с «Курди» (?) кулуммейцем, связанным со смертью Саргона II (см. прим. 54), воз­растает.
65. Ср. Дьяконов. Предыстория армянского народа. С. 168.
66. Он же. Малая Азия и Армения. .. С. 60.
67. По всей видимости, в восстании приняли участие греки Олимбра, Тарса и Анхияла (возможно, и Кипра), что и отразилось у Бероса.

Вестник древней истории. - 2010. - № 1. - С. 98-114.

Это сообщение было вынесено в статью

Share this post


Link to post
Share on other sites


Цитата (Saygo @ Авг 6 2013, 03:32)

800px-Map_of_Assyria.png

А что на карте территории Ассирии за странное жёлтенькое пятнышко под названием Judah? Это типа переднеазиатская Гиперборея какая-то? Так вроде бы серьёзная историческая карта, не из эпос-фэнтази какого-нибудь рисунок. Непонятно однако. unsure.gif

Share this post


Link to post
Share on other sites
Цитата (Mukaffa @ Сегодня, 08:45)
А что на карте территории Ассирии за странное жёлтенькое пятнышко под названием Judah? Это типа переднеазиатская Гиперборея какая-то? Так вроде бы серьёзная историческая карта, не из эпос-фэнтази какого-нибудь рисунок. Непонятно однако.

Плохо читали Библию. Северное царство евреев, Израильское, было покорено ассирийцами, но южное, Иудейское, в это время, то бишь при Синаххерибе, было вассальным. Царством Иудейским правил Манассия, который был идолопоклонником и даже принес в жертву Молоху детей. О нем упоминается во 2-ой книге Паралипоменон и 4-ой Царств. Библия конечно может тянуть на эпос-фэнтези - но ассирийские надписи, в которых говорится об этом, явно не фэнтези.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Цитата (Saygo @ Авг 6 2013, 13:24)
Плохо читали Библию. Северное царство евреев, Израильское, было покорено ассирийцами, но южное, Иудейское, в это время, то бишь при Синаххерибе, было вассальным. Царством Иудейским правил Манассия, который был идолопоклонником и даже принес в жертву Молоху детей. О нем упоминается во 2-ой книге Паралипоменон и 4-ой Царств. Библия конечно может тянуть на эпос-фэнтези - но ассирийские надписи, в которых говорится об этом, явно не фэнтези.

Да не плохо я читал Библию, и что? Вы степенью достоверности "библейских событий" не интересовались разве? ...dry.gif
О чём "об этом" говорится в ассирийских надписях? давайте будем уточнять уж тогда.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Цитата (Mukaffa @ Сегодня, 14:43)
Вы степенью достоверности "библейских событий" не интересовались разве? О чём "об этом" говорится в ассирийских надписях? давайте будем уточнять уж тогда.

В том, что касается геополитических изменений в регионе - Библия вполне себе достоверный источник. Вранье обычно начинается там, где присутствует религиозная полемика.
Сперва из Оскара Иегера о Синаххерибе:

"Саргону наследовал его сын Синахериб (царствовавший 705-681 гг. до н. э.). Ему еще раз пришлось бороться с Вавилоном и усмирять беспокойные сирийские народы.
Во главе их, несмотря на неоднократные предостережения пророка Исайи, стал иудейский царь Езекия, ожидавший помощи от Египта. Но Синахериб так поставил дело, что египтяне не успели помочь восставшим, и Езекии пришлось просить мира.
Однако ему нелегко было отделаться от Синахериба: тот потребовал, чтобы ему были открыты ворота Иерусалима, и когда Езекия отказался исполнить это условие, "то был заперт в своей столице, как птица в клетке", - так гласит одна из современных ассирийских надписей. Вся остальная страна была уже в руках Синахериба. Однако Иерусалим был спасен и на этот раз. По этому поводу сохранились самые диковинные рассказы: Геродот сообщает, что подошло египетское войско под началом Шабатаки, которому бог в сновидении обещал удачу, и в то время, когда войска сошлись в поле, полевые мыши будто бы в одну ночь уничтожили всю обивку щитов и все, что было кожаного в вооружении войска Синахериба.
Еврейские источники рассказывают, кроме того, будто ангел Господень прошел ночью по лагерю ассирийцев и избил их 180 тысяч, т. е. намекают на то, что какая-то повальная болезнь послужила поводом к отступлению Синахериба. Ассирийская надпись говорит об этом событии довольно темно и сбивчиво. Несомненно только то, что египтяне были отбиты. Однако осада Иерусалима была снята, и Синахериб не появлялся более в Сирии. Он был занят войнами с Вавилоном и Эламом и там окончательно утвердил владычество своей династии и народа, более чем когда-либо грозное и могущественное".

Тут невзятие Иерусалима объясняется приходом египетского сикурса.
Надписи, в которых упомянут Манассия в качестве вассала, были сделаны при Асархаддоне (680-669) ок.676 и при Ашшурбанапале (668-627) ок.665.
О них у Иегера:

"Смерть Синахериба была ужасна: двое его сыновей убили своего отца в храме бога Нисроха. Четвертый его сын, Асархаддон, захватив власть, сумел удержать завоевания отца на территории Ирана и еще раз подчинил себе Сирию. На одной из скал сирийского побережья он приказал высечь свое изображение рядом с изображением египетского царя Рамсеса II и своего отца Синахериба; Манассию (сына Езекии), иудейского царя, как пленника, он выслал на житье в свою старую столицу, Вавилон. На его долю выпала еще одна удача, о которой не дерзали помыслить его предшественники: он завоевал Египет. Египетскому царю Тиргаку (или Тахарке) он нанес страшное поражение и благодаря этому был признан повелителем всего Верхнего и Нижнего Египта, стран Мероэ и Куш. Он распорядился своим завоеванием так: всю страну он поделил между двадцатью князьями-правителями. Позднее египтяне старались скрыть, что они некоторое время находились под чужеземным игом и что их страна входила в состав Ассирийского царства одной из его провинций. Они не сообщили об этом грекам, а только рассказали им о каких-то внутренних смутах, о совместном правлении двенадцати князей, о какой-то додекархии, как и сообщают греческие историки. Это происходило в 672 г. до н. э. Имена 20 князей, посаженных Асархаддоном, сохранились до нашего времени; они, большей частью, египетского происхождения. Асархаддону наследовал сын его, Ашшурбанапал (668-626 гг. до н. э.) - человек, по-видимому, необычайной физической силы и, как все ассирийские цари, страстный охотник.

В одной из надписей он хвалился тем, что "мощного льва пустыни" он ухватил за уши и проколол своим копьем. Этот царь сам отправился в Египет и закончил его завоевание. Он проник до самых Фив и там учредил служение своим богам - Ашшуру и Иштар. Его владычество простиралось по всей Передней Азии. В своем Ниневийском дворце он принимал послов лидийского царя Гигеса - "послов страны (как гласит современная надпись), о которой не слыхивали предки Ашшурбанапала"; в Египте правили посаженные им правители; в Эламе - подручный ему царь; в Вавилоне - его младший брат. Этот брат - "неверный брат Шамашшумукин" - восстал против Ашшурбанапала. Подобные восстания последовали в Эламе и в Египте, где во главе восставших стал Псамметих, сын одного из ассирийских ставленников; и лидийский царь Гигес примкнул к этому враждебному движению. Однако Ашшурбанапал после продолжительной борьбы одолел своих врагов. Мятежный брат попал в плен и "был брошен в огонь" или погиб среди пламени горящего Вавилона. Подобно Вавилону, был усмирен и Элам, и кумиры его богов были перенесены в Ассирию; все, что связано с восстаниями, было повержено в прах. Покоренных князей Ашшурбанапал заставлял, как простых работников, принимать участие в его постройках, либо впрягал их в свою колесницу, не следуя отвратительному обычаю этих семитов-завоевателей, сдиравших кожу со своих пленников. От обладания Египтом Ашшурбанапал благоразумно отказался".

Share this post


Link to post
Share on other sites
Цитата (Saygo @ Авг 6 2013, 14:13)
В том, что касается геополитических изменений в регионе - Библия вполне себе достоверный источник. Вранье обычно начинается там, где присутствует религиозная полемика.

А где ж она там не присутствует, Библия и создавалась как повествование религиозное в первую очередь.))

Цитата (Saygo @ Авг 6 2013, 14:13)
Сперва из Оскара Иегера о Синаххерибе: .....

Не, ну причём же здесь Оскар Иегер?! Мы ж об ассирийских надписях вроде, т.е. в ассирийских источниках что конкретно говорится?
А мнение Оскара Иегера можно после разобрать, ... хотя он вообще-то жил в 19-ом веке, ... smile.gif

Цитата (Saygo @ Авг 6 2013, 14:13)
Тут невзятие Иерусалима объясняется приходом египетского сикурса.
Надписи, в которых упомянут Манассия в качестве вассала, были сделаны при Асархаддоне (680-669) ок.676 и при Ашшурбанапале (668-627) ок.665.

О "взятии-невзятии Иерусалима" ассирийские источники что повествуют?

Share this post


Link to post
Share on other sites
Цитата (Mukaffa @ Сегодня, 15:48)
А где ж она там не присутствует, Библия и создавалась как повествование религиозное в первую очередь.))

Так может говорить только человек, никогда не читавший Библию.

Цитата (Mukaffa @ Сегодня, 15:48)
Не, ну причём же здесь Оскар Иегер?! Мы ж об ассирийских надписях вроде, т.е. в ассирийских источниках что конкретно говорится?
А мнение Оскара Иегера можно после разобрать, ... хотя он вообще-то жил в 19-ом веке, ...

Это ваша цель отвлечь мое внимание, а моя цель конструктивна - представить картину царствования Синаххериба в историографическом анализе. То, что Иегер жил веком раньше и не пользовался яблофоном, не делает его глупее продвинутых современных исследователей.

Цитата (Mukaffa @ Сегодня, 15:48)
О "взятии-невзятии Иерусалима" ассирийские источники что повествуют?

Об осаде Иерусалима свидетельствует множество археологических источников. Крупнейшее из оборонительных сооружений Палестины I тыс. до н.э. изучено в Иерусалиме: очевидно, это стена Езекии, выстроенная при подготовке к очередному нашествию Синаххериба. Стена идет на значительном протяжении к югу, далее к западу и вновь к югу вплоть до юж. окончания Давидова города на месте слияния долин Енном, Центральной и Кедронской. Между ней и старой стеной Давидова города оказывались важные водные источники, такие, как библейский «нижний пруд» (Ис 22. 9) и вновь созданное «между двумя стенами хранилище для вод старого пруда» (Ис 22. 11). Укрепления города охватили теперь оба главных компонента Иерусалима, вост. и зап. холмы, а общая огражденная площадь достигла почти 60 га. Фортификационные работы царя Езекии в конце VIII в. до н.э., связанные с ассирийской угрозой, засвидетельствованы и др. сооружениями. Часть монументальных ворот на северо-западе (8-метровая башня из грубо обтесанных камней), возможно, принадлежала Средним воротам Иерусалима, упоминаемым прор. Иеремией (Иер 39. 3), где расположились «все князья царя Вавилонского», через 100 с лишним лет ворвавшегося в Иерусалим. Беспримерная по масштабам и сложности новая подземная система водоснабжения, основной частью к-рой был туннель длиной 538 м (о его строительстве повествует Силоамская надпись), доставляла воду источника Гихона.

Раскопки подтверждают и взятие ассирийским царем Синаххерибом в 701 г. до н.э. густозастроенного г. Лахиша. Его защищали 2 стены: внешняя, в средней части холма, и внутренняя, к-рая ограждала вершину и достигала шестиметровой толщины; особой мощью отличались шестикамерные внутренние ворота (превосходившие по размерам ворота Мегиддо, Асора и Гезера). Дворец-крепость стоял на высоком (6 м) подиуме - самое большое из сооружений железного века, известных в Палестине, изменившееся в размерах от квадрата 32´ 32 м до прямоугольника 36´ 76 м.

i400.jpg
Осада ассир. армией г. Лахиша. Рельеф дворца Синаххериба. VIII в. до н.э. (Британский музей. Лондон)

Прямые археологические данные III слоя Лахиша хорошо сочетаются с библейскими текстами, письменными и изобразительными свидетельствами ассирийцев о разгроме города. По рельефу дворца Синаххериба в Ниневии можно представить штурм обеих стен с воротами и башнями: защитники города метали камни из пращей, стрелы, камни и факелы, подтянутые по специально насыпанным пандусам тараны долбили стены. Действительно, у юго-зап. угла городской стены обнаружен осадный каменный пандус, по высоте равный ей, скопления пращевых камней и железных наконечников стрел, мощные пожарные слои, тяжелые каменные глыбы, низвергнутые защитниками города на врагов, сооруженный ими контрпандус, укрепивший стену против тарана, и даже цепь для улавливания и остановки тарана (предположение И. Ядина).

Картину падения еврейских царств дополняет полное разрушение сопротивлявшейся до 722 г. Самарии: даже фундаменты ее укреплений и царского квартала, к-рые сровняли с землей, были выбраны. Город превратили в один из центров господства Ассирии: сохраненные вокруг вершины казематные стены защищали теперь сооружения, построенные по совсем иным планам, резко изменилась и керамика. Полный разрыв в ходе культурного процесса фиксируется в Мегиддо, Телль-эль-Фаре и ряде др. городов. Господство Ассирии VII в. до н.э. демонстрирует появление в Палестине форм т. н. нимрудского стиля и развитие городов в ассирийских и сирийских (арамейских) традициях (документировано III слоем Мегиддо, превращенного в типичный центр ассирийской провинции).

725px-Taylor_Prism-3.jpg

Вот призма Тэйлора, на которой говорится об осаде Иерусалима. Прикатить ее к вам на квартиру не могу. Шестигранная призма с текстом "Анналов" (так называемая *Призма Тэйлора") датирована 691 годом до н. э.; хранится в Брианском музее. Текст "Анналов" написан слегка ритмизированной "Прозой на нововавилонском диалекте аккадского языка, но изобилует ассиризмами.

Перевод сделан по изданиям: Delitzsch F. Akkadische Lesestiicke. Leipzig, 1912; Липин Л. А. Аккадский (вавилоно-ассирийский) язык. Л., 1957, вып. 1. Перевод и комментарии Якобсона В. А. Вот текст:

[Я] — Синаххериб *, великий царь, могучий царь, царь обитаемого мира{1}, царь Ассирии, царь четырех стран света, премудрый пастырь, послушный великим богам, хранитель истины, любящий справедливость, творящий добро, приходящий на помощь убогому обращающийся ко благу, совершенный герой, могучий самец, первый из всех правителей, узда, смиряющая строптивых, испепеляющий молнией супостатов. Бог Ашшур, Великая гора *, даровал мне несравненное царствование, и над всеми обитающими в чертогах, возвеличивает он свое оружие. От Верхнего Моря {2}, где закат солнца, до Нижнего моря {3}, где восход солнца, всех черноголовых склонил я к моим стопам, и враждебные правители устрашились боя со мной, поселения свои они покинули и, подобно совам ущелий, одиноко улетели в места неведомые.

В первом моем походе я в окрестностях Киша * нанес поражения Мардук-апла-иддине *, царю Кардуниаша *, вместе с воинами Элама *, приспешника его. Посреди этого сражения он покинул свой лагерь, умчался один и спас свою жизнь. Колесницы, коней, повозки, мулов, все, что в разгаре битвы он бросил, захватили руки мои. В его дворец, что посреди Вавилона, с ликованием я вошел. Я отворил его сокровищницу, золото, серебро, золотую и серебряную утварь, драгоценные камни, все, что только было, добро и имущество бессчетное — тяжелую кладь, его дворцовых женщин {4}, вельмож, придворных, певцов, певиц, всех ремесленников — все, принадлежащее к обиходу его дворца, я повелел вынести и забрал как добычу. Силою бога Ашшура, моего владыки, я осадил и взял 75 могучих городов, крепостей Страны Халди {5}, а также 420 малых городов, что в окрестностях их, и добычу их добыл.

Вспомогательных воинов (?), арамеев, халдеев, что были в Уруке *, Ниппуре *, Кише *, Хурсагкаламме *, Куте *, Сиппаре * и в городках малых, тех, на ком была вина, я повелел вывести и присоединил к добыче. Во время моего возвращения [арамейские племена], непокорные мне, я захватил. 208 тысяч человек от мала до велика, мужчин и женщин, коней, мулов, ослов, верблюдов, крупный и мелкий скот без числа — знатную добычу — я увел в Ассирию.

Во время моего похода от Набу-бел-шумате, правителя города Харарате *, золото, серебро, большие бревна драгоценного дерева, ослов, верблюдов, крупный и мелкий скот — дар его немалый — я принял. Воинов города Хиримме *, коварного супостата, оружием я побил, никого не оставил, трупы их на кольях я развесил, вокруг города велел поставить. Область эту я заселил наново. Десять баранов, десять имеров вина, двадцать имеров фиников — наилучшее у нее, как дань богам Ассирии, владыкам моим, я установил навечно.

Во втором походе моем бог Ашшур, мой владыка, воодушевил меня, и на страну касситов * и страну ясубигалайцев{6}, которые издавна царям, отцам моим, не покорялись, я двинулся. Высоки6 горы, трудные плоскогорья я проехал верхом, а колесницу, мое подножие, велел нести на плечах. Теснины я преодолел пешком, подобно туру.

Город Бит-Киламзах *, город Хардишпи, город Бит-Кубатти — города их, крепости могучие, я осадил и взял. Людей, коней, мулов, ослов, крупный и мелкий скот из них я вывел и присоединил к добыче. А города их малые, коим и счета нет, я разрушил, снес, обратил в руины. Шатры и палатки, обиталища их, я спалил огнем, предал пламени. Затем я вернулся и этот город Бит-Киламзах превратил в крепость. Больше, чем прежде, я укрепил его стены. Людей разных стран, добычу рук моих, в нем я поселил. Людей страны касситов и страны ясубигалайцев, что перед оружием моим убежали, из гор я велел вывести и в городе Хардишпи и городе Бит-Кубатти, поселил их. Я счел их, о стеле я позаботился. Победу, добытую моими руками, которую над ними я одержал, на ней я ведал начертать и посреди города ее поставить.

Я повернул перед моего ярма и отправился в путь в страну Эллипи *. Предо мной — Испабара, царь их. Города свои могучие, сокровищницу свою он покинул и далеко убежал. Всю эту обширную страну я ниспроверг, подобно урагану. Город Марубишти и город Аккудду, его резиденции, вместе с 34 городами малыми, что в окрестностях их, я осадил, взял, разрушил, снес, огнем спалил. Людей от мала до велика, мужчин и женщин, коней, мулов, ослов, верблюдов, крупный и мелкий скот без счета я захватил. До небытия я довел его и уменьшил его страну. Город Цицирту, город Куммаххум, города могучие, вместе с малыми городами округи их, страну Бит-Барру * и всю область целиком от страны его я отрезал и присоединил к пределам Ассирии. Я превратил город Элензаш в столицу и крепость этой области, имя его прежнее я переменил, городом Кар-Синаххериб {7} я нарек его, людей стран, добычу рук моих, в нем я поселил. Рукам моего вельможи, областеначальника Хар-хара, я вверил все это и увеличил страну.

При возвращении моем у дальних мидян, о которых никто из Царей, отцов моих, не слыхивал, богатую дань я принял, я пригнул их под ярмо моего владычества.

В третьем моем походе я двинулся на страну Хатти {8}. Лули, ца-Ря Сидона *, ниспровергли грозные сияния моего величия{9}, в даль посреди моря он убежал и сгинул навеки.

Сидон большой, Сидон малый, города Бит-Зитти *, Царипту *, Махаялиба *, Унту *, Акзиби *, Акку *{10}, города его могучие, укрепления в местах пастбищ и водопоев, оплоты его, ниспроверг блеск оружия бога Ашшура, моего владыки, и они склонились к стопам моим. Туба'алума на троне царском я посадил и дань, подать вла-рычеству моему, наложил на пего.

Что касается Минхиму самримурунайца, Туба'алума, сидонца, Абдилити, арудайца, Урумилки, гублайца, Метинти, ашдодца, Пудуэля, аммонитянина, Каммусунатби, моавитянина, Айяраму, идумея, царей Амурру {11}, то все они подношения свои, дары знатные пред меня принесли и облобызали стопы мои.

А Цидку, царя Аскалона *, что не склонился под ярмо мое, богов дома отца его, его самого, его жену, сыновей, дочерей, братьев родичей я забрал и переселил в Ассирию. Шаррулудари, сына Рукибти, прежнего их царя, я поставил над народом Аскалона и принесение дани, союзнического дара моему величию, наложил на него, и он влачил ярмо мое.

Во время моего похода города Бит-Даганна *, Яппу *, Банайа-барка *, Азузу * — города Цидки, что к ногам моим тотчас не склонились, я осадил, взял, захватил добро их.

А у наместников, князей и людей города Экрона *, которые Пади, их царя, принесшего союзническую присягу стране Ашшур, бросили в железные оковы и выдали его Хизкии *, иудею, поступив .враждебно и грешно, устрашились сердца их. Царей Египта, лучников, колесничих, конников царя Эфиопии — силы бесчисленные — призвали они против меня и те пошли им на помощь. В окрестностях города Альтакку * предо мной ряды их были выстроены, и они точили свое оружие. Могуществом Ашшура, моего владыки, я сразился с ними и нанес им поражение. Колесничих и воинов царя египетского и колесничих царя эфиопского живьем в разгаре сражения захватили руки мои. Города Альтакку и Тамну * я осадил, взял, захватил их добро. Я подступил к Экрону, правителей и князей, которые согрешили, я убил и трупы их повесил на кольях вокруг города. Сыновей города, совершивших грех и преступление, причислил к полону. Остатки их, не несущие на себе греха и преступления тех, кто неповинен, я велел пощадить. Пади, их царя, из Иерусалима * я вывел и на трон владычества над ними посадил и дань моему владычеству наложил на него. А Хизкию-иудея, который не склонился под мое ярмо — 45 городов его больших, крепости и малые поселения их окрестностей, которым нет счета, продвижением насыпей и приближением таранов, атакой пехоты и штурмовых лестниц я осадил, взял 200150 человек, от мала до велика, мужчин и женщин, лошадей, мулов, ослов, верблюдов, крупный и мелкий скот без числа из них я вывел и причислил к полону. Самого же его, как птицу в клетке, в Иерусалиме, его царском городе, я запер. Укрепления против него я воздвиг, выход из ворот его города сделал ему запретным. Города его, которые я захватил, отделил я от его страны и Метинти, царю Ашдода *, Пади, царю Экрона, и Цилли-Белу, царю Газы *, отдал и уменьшил его страну. К уплате прежней дани ежегодную подать их, союзнический дар моему владычеству, я прибавил и наложил на них. Он же, Хезкия — ужасные блески моего владычества ниспровергли его, н вспомогательных воинов (?) и войска его лучшие, которые для укрепления Иерусалима, его царского города, он собрал, и они захотели мира. Вместе с 30 талантами золота, 800 талантами отборного серебра, сурьмой, большими украшениями из камня, ложами из слоновой кости, высокими тронами из слоновой кости, кожами слонов, слоновой костью, эбеновым деревом, самшитом — всем, что есть, знатным богатством, также и дочерей его, наложниц его дворца, певцов и певиц в Ниневию *, мою столицу, за мной он прислал, и для уплаты дани и исполнения службы направил своего гонца.

В четвертом моем походе бог Ашшур, владыка мой, вдохновил меня, и войска свои многочисленные я созвал. На страну Бит-Якнн * идти я повелел. Во время моего похода я нанес поражение двузубу-халдею *, живущему среди болот в городе Биттуту *. Сам же он — ужас моего сражения обрушился на него, содрогнулось его сердце, как у болотной рыси, одиноко он убежал, и не было найдено его местопребывание. Перед ярма моего я повернул и отправился в путь на страну Бит-Якин. Он же, Мардук-апла-иддина *, которому, идя в третий поход, я нанес поражение и рассеял силы его, испугался грома моего могучего оружия и наступления моей ужасной битвы. Он собрал всех богов своей страны из их жилищ, погрузил их на корабли и, словно птица, улетел в город Нагите-ранки *, что посреди моря{12}. Братьев его, семя его отцовского дома, которых он оставил на берегу моря, вместе с остатками людей страны его, из Бит-Якнна, что среди болот и камышовых зарослей, я вывел их и к полону причислил. Я повернул и города его взял, разрушил, обратил в руины. На союзника его, царя Элама, я пролил горечь. При возвращении моем Ашшур-надин-шуми, первородного сына, отпрыска моих чресел, я посадил на трон владычества и обширные страны Шумер и Аккад заставил смотреть в лицо его {13}.

В пятом моем походе жители города Тумурри, города Шарум, города Эзама, города Кибшу, города Хальгидда, города Куа, города Кана{14}, чьи жилища, подобно гнезду орла, первой среди птиц, устроены были на вершине горы Нипур *, горы неприступной, не склонились под мое ярмо. Я разбил боевой лагерь у подножия горы Нипур и с отборными воинами моей гвардии и беспощадными воинами моими я, словно тур могучий, во главе их встал. Ущелья, водопады, крутые обрывы гор на носилках я преодолел, места, трудные для носилок, я прошел пешком, подобно горному козлу, по вы-слкпм вершинам и хребтам их. Там, где уставали колени мои, я садился на горные камни и пил воду из бурдюка ради утоления жажды. Я преследовал их на вершинах гор и нанес им поражение. Города их я захватил, забрал полон, разрушил, сокрушил, предал огню. Я повернул перед моего ярма и выступил в поход против Манийи, царя города Укки, непокорного мидянина. Дороги не проверенные, тропы крутые, что на горах неприступных, до меня не проходил никто из прежних царей. У подножий горы Анара и горы Уппа, гор могучих я разбил лагерь и сам я на носилках вместе с воинами моими превосходными в узкие их проходы с трудом вошел, вскарабкался на неприступные горные скалы. А он, Манийя, пыль от ног воинов моих узрел, и Укку, его царский город, он покинул, даль убежал. Укку я осадил, взял, захватил полон, все, что было, добро и имущество, сокровища дворца из него я вынес, причислил к полону и забрал 33 города на краю области. Людей, копей, крупный -мелкий скот из них я забрал, а города сжег, разрушил, огню предал.

В шестом моем походе остатки людей страны Бит-Яюш, которые перед моим оружием могучим, как дикие ослы, бежали, собрали всех богов их страны в жилищах их, море великое, что на востоке переплыли и в городе Нагите, что в стране Элам, устроили свое жилище. На кораблях страны Хатти {15} я воистину пересек море {16} и захватил город Нагиту-дибина вместе со страной Хильму *, город Биллату и страну Хупапану, область Элама. Людей страны Бит-Якин, вместе с богами их, и людей царя Элама я полонил, не оставил ни одного беглеца. Я посадил их на корабли, переправил на этот берег и отправил в Ассирию. Города, что в этой местности, я разрушил, уничтожил, предал огню, обратил в холмы и руины. При возвращении моем в открытом сражении я нанес поражение Шузубу {17}, вавилонянину, который во время мятежа в стране присвоил себе владычество над Шумером и Аккадом, живьем захватил я его в свои руки. Я бросил его в железные оковы и колодки и отправил его в Ассирию. Царю Элама, который обратился на его сторону и пришел ему на помощь, я нанес поражение, развеял его силу, разбил его войско.

В седьмом моем походе бог Ашшур, владыка мой, вдохновил меня, и на страну Элам воистину я пошел. Город Бит-Хаири * и город Раза *, города, что на границе Ассирии, которые во времена моего отца эламиты отняли силой, в течение моего похода я взял, захватил полон их. Я ввел в них отборных воинов моих, возвратил их в пределы Ассирии и вверил их в руки правителя крепости Дер *. (Перечисление городов.) 34 города могучих, вместе с бесчисленными поселениями их окрестностей я осадил, взял, захватил полон, разрушил, уничтожил, предал огню. Дымом пожаров их, словно грозовой тучей, я покрыл лик широких небес. Услыхал-таки он о захвате городов своих, эламит Кудур-Наххунте *, и напал па него .ужас. Остальные свои города он превратил в крепости. Сам же он Мадакту *, свою резиденцию, покинул и двинулся в город Хаидала *, что лежит среди дальних гор. Я повелел идти на Мадакту, его царский город. В месяце тамхири{18} настал великий холод, многочисленные тучи проливали дожди. Я устрашился дождя и снега, крутизны гор, повернул перед моего ярма и отправился в Ниневию. В те же дни, по велению Ашшура, моего владыки, Кудур-Наххунте, царь Элама,— не прошло и трех месяцев — в день, для него несчастный, внезапно умер. После него Умманменану *, не имеющий ни ума, ни благоразумия, воссел на трон его.

В восьмом моем походе, после того как Шузубу взбунтовался, вавилоняне, злобные демоны, ворота города заперли, решилось сердце их на свершение битвы. Шузубу-халдей, ничтожный человечишка, лишенный мужской силы, раб, глядящий в лицо наместнику Лахира, арамей пропащий и беглый, кровопийца, грабитель - к нему-то они собирались, в болота спустились, устроили бунт. Я окружил его со всех сторон и душу его стеснил. Перед лицом страха и голода он убежал в Элам. Поскольку договор и преступление на нем были, из Элама оп поспешил и прибыл в Вавилон. Вавилоняне, на беду его, на трон его водворили, вручили ему власть над Шумером и Аккадом *. Они открыли сокровищницу Эсагилы золото и серебро бога Бела * и богини Царпанит *, добро их храмов они вынесли и Умманменану, царю Элама, не имеющему ни ума, ни благоразумия, принесли подношение: "Собери свое войско, созови свой лагерь, поспеши в Вавилон, встань рядом с нами, надежда наша — поистине ты!" Он же, эламит, не вспомнил в сердце своем о том, что в прежнем моем походе на Элам я взял и обратил в руины его города. Подношение он принял, собрал свое войско, свои лагерь, колесницы, повозки собрал, коней и мулов запряг в упряжь. (Перечисление многих стран и народов.) Союз великий заключили они с ним, во множестве своем в Аккад они двинулись, к Вавилону пришли, соединились с Шузубу-халдеем, царем Вавилона, и объединили свои войска. Как стая многочисленной саранчи в начале года {19}, все разом для сражения поднялись они на меня. Пыль от ног их, словно грозовая туча в зимние холода, закрывает обширные небеса. Предо мной в городе Халуле *, что на берегу Тигра, выстроили они ряды, преградили мне водопой и наточили свое оружие. Я же взмолился к Ашшуру, Сину *, Шамашу, Белу, Набу *, Нергалу *, Иштар * Ниневийской, Иштар Арбельской — богам, помощникам моим,— об одолении врагов могучих, и молитву мою тотчас они услышали и пришли ко мне на помощь.

Как лев я взъярился, облачился в доспехи, шлем, украшение битвы, возложил я на главу свою, на мою боевую колесницу высокую, ниспровергающую супостата, в ярости сердца своего я взошел поспешно. Могучий лук, врученный мне Ашшуром, в руки мои я схватил, дротик, пресекающий жизни, во длани мои я взял, над всем войском злобного недруга, словно ураган грозно я закричал, словно Адад *, я взревел. По велению Ашшура, владыки великого, владыки моего, на фланг и фронт, словно порыв стремительного южного урагана, на врага я обрушился, оружием Ашшура, владыки моего, и яростным натиском я повернул их вспять и обратил в бегство. Вражеское войско стрелами и дротиками я преуменьшил и все тела их пронзал, словно решето. Хумбан-унташа — вельможу царя Элама, многоопытного воина, предводителя войска его, великую его опору, вместе с [прочими] начальниками, у которых на поясах золотые кинжалы и великолепные золотые обручи охватывают запястья их, как связанных жирных быков мгновенно я пронзил, учинил им разгром. Словно жертвенным баранам, перерезал я им горло, дорогие [им] жизни их я обрезал, как нить. Я заставил их кровь течь по обширной земле, словно воды половодья в сезон дождей. Горячие кони упряжки колесницы моей в кровь их погружались, как в реку. Колеса моей боевой колесницы, ниспровергающей скверного и злого, разбрызгивали кровь и нечистоты. Трупами бойцов их словно травой, наполнил я землю. Я отрезал им бороды и тем обесчестил, я отрубил их руки, словно зрелые плоды огурцов, я забрал кольца, великолепные изделия из золота, серебра, что [были] на руках их. Острыми мечами я разрубил их пояса, поясные кинжалы из золота и серебра, что [были] на них, я забрал. Остальных начальников его, вместе с Набу-шум-ишкуном, сыном Мардук-апла-дины, которые устрашились моего натиска [и] подняли руки, живьем посреди схватки захватили руки мои. Колесницы вместе с лошадьми их, у которых в ходе моего мощного натиска были убиты возничие и те, которые были брошены, все ездили сами по себе.

Я повернул и, пока [прошли] два двойных часа ночи{20}, избиение их остановил. Он же, Умманменану, царь Элама, вместе с царем Вавилона, предводителями племен Страны Халди{5}, шедшими с ним рядом — страх перед натиском моим напал на них, как наводящий ужас демон. Шатры свои они покинули и ради спасения своих жизней, топтали трупы своих воинов. Как у пойманного птенца голубя, трепетали сердца их. Они испустили горячую мочу, в колесницах своих оставили свой кал. Для преследования их я направил за ними свои колесницы и конницу. Беглецов их, которые ради жизни ушли, там, где настигали, сражали оружием{21}.

В те дни дворец, что внутри Ниневии, я сделал своей резиденцией, наполнил его роскошью всем людям на удивление. Задний дворец, который для размещения гарнизона, со держания, лошадей и хранения всякой всячины велели построить цари прежние, предки мои, террасы у него не было, жилые помещения малы, некрасив вид, фундамент его обветшал от времени, ослабла- его основа, обрушились его башни,— дворец этот целиком я разрушил, большой пустырь из лугов и полей города я присоединил в качестве добавления. Место прежнего дворца я оставил и на лугах, которые до самого берега реки, [землю] взял. Террасу я повелел насыпать, на 120 слоев кирпичей я сделал ее выше. В подходящий месяц, в благоприятный день на террасе той, по замыслу моему искусному дворец из мрамора и кедра на хеттский манер, который был много больше, превосходнее и прекраснее, мастерством моего умелого зодчего я велел соорудить для обитания моего величия. Я проложил над ним высокие балки из кедра — порождения горы Хаманим *, горы светлой. Створки из благовонного дерева я обил скрепами из блестящей меди и навесил их в воротах. Из превосходного мрамора, что находят в стране баладайев *, я велел сделать [статуи] шеду * и ламассу * и установить их справа и слева — защиту их [ворот]. Для содержания черноголовых, хранения боевых коней, мулов, лошаков (?), верблюдов, колесниц, телег, повозок, колчанов, луков и стрел, всяческого боевого снаряжения, [а также] упряжек лошадей и мулов, у которых большая сила, для запряжки в ярмо, я повелел намного увеличить внешнюю мощеную площадь. Дворец этот от фундамента до крыши его я отстроил, завершил. Стелы — начертание имени моего — в нем я установил для будущих времен. Из царей, потомков моих, тот, кого Ашшур и Иштар изберут для управления страной и людьми, когда дворец этот обветшает и оова-лится, будущий правитель разрушенное да восстановит, стелу-" начертание имени моего — да увидит, и елей да приготовит, возлияние да совершит, на место ее да возвратит .он. Ашшур и Иштар окажут ему милость, услышат [его молитву]. На того же, кто измени надпись мою и имя мое, Ашшур, великий владыка, отец богов, да выступит враждебно, да лишит он его жезла и престола, да ниспровергнет он его правление.

В месяце аддару, в день 20-й, эпонимах Бел-эмуранни, областеначальника Каркемиша *.

1. Букв.: царь всего.
2. Средиземное море.
3. Персидский залив.
4. То есть жен и наложниц.
5. Имеются в виду халдеи Южной Месопотамии,
6. В горы Загроса.
7. "Крепость-Синаххериб".
8. Сирия.
9. Имеется в виду наводящий ужас ореол, окружавший по представлениям дгумеров и аккадцев, богов и царей.
10. Финикийские города на Восточном побережье Средиземного моря.
11. То есть Запада.
12. Точнее — "за морем", т. е. за лагуной.
13. Сделал своего сына царем Вавилонии. Ашшур-наднм-шуми правил там в 699—694-гг. до н. э.
14. Этот поход был направлен на северо-запад от Ассирии, по восточному берегу Тигра.
15. Синаххериб построил флот с помощью финикийцев и, возможно, греков.
16. Морская экспедиция — небывалое дело для ассирийцев.
17. Имеется в виду Нергал-ушезиб, захвативший власть в Вавилоне в 693 г. до н. э.
18. Месяц тамхири, возможно, соответствовал месяцу тебету вавилонского календаря.
19. То есть весной.
20. "Двойной час" — двенадцатая часть суток.
21. Вавилонская хроника лаконично сообщает, что в этой битве ассирийцы потерпели поражение. В действительности битва, видимо, закончилась вничью.

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites
Цитата (Saygo @ Авг 6 2013, 15:15)
Так может говорить только человек, никогда не читавший Библию.

Без комментариев.))

Цитата (Saygo @ Авг 6 2013, 15:15)
Это ваша цель отвлечь мое внимание, а моя цель конструктивна - представить картину царствования Синаххериба в историографическом анализе.
То, что Иегер жил веком раньше и не пользовался яблофоном, не делает его глупее продвинутых современных исследователей.

Отвлечь внимание говорите?
Я Вам задал вопрос - О чём "об этом" говорится в ассирийских надписях? давайте будем уточнять уж тогда.
Вы ответили ссылкой на Оскар Иегера. И кто же "отвлекает внимание"? rolleyes.gif

Да не считаю я его мнение глупее современных исследователей, ... тем более что среди современных встречаются те ещё кадры.)) Археология за сто с лишним лет несколько продвинулась в своих изысканиях, куда ж тут деться то. Разберём и Иегера конечно, какой разговор.))

Share this post


Link to post
Share on other sites
Цитата (Mukaffa @ Сегодня, 17:38)
Я Вам задал вопрос - О чём "об этом" говорится в ассирийских надписях? давайте будем уточнять уж тогда.
Вы ответили ссылкой на Оскар Иегера.

Потому что о призме Синаххериба выше упоминалось в статье, там же в примечаниях многократно перечислены все надписи (обозначены соответствующими индексами). Вам этого было недостаточно - я привел текст надписи на призме. Следующим шагом было бы только сводить вас в Британский музей и поставить перед этой призмой.
Мой опыт показывает, что фрикам доказательства не нужны, они к ним глухи и скажут, что текст я сочинил, а фото нарисовал в Фотошопе. А для нормального человека представленных ссылок и аргументов достаточно. Так что теперь ваша очередь явить миру аргументы против того, что Синаххериб осаждал Иерусалим, дабы мы поломали голову над ними.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Цитата (Saygo @ Авг 6 2013, 15:15)
Картину падения еврейских царств дополняет полное разрушение ...

О "еврейских царствах" прям умилило. ... Ну да ладно, вернёмся к Синаххерибу.


Share this post


Link to post
Share on other sites
Цитата (Saygo @ Авг 6 2013, 16:59)
Потому что о призме Синаххериба выше упоминалось в статье, там же в примечаниях многократно перечислены все надписи (обозначены соответствующими индексами). Вам этого было недостаточно - я привел текст надписи на призме. Следующим шагом было бы только сводить вас в Британский музей и поставить перед этой призмой.
Мой опыт показывает, что фрикам доказательства не нужны, они к ним глухи и скажут, что текст я сочинил, а фото нарисовал в Фотошопе. А для нормального человека представленных ссылок и аргументов достаточно. Так что теперь ваша очередь явить миру аргументы против того, что Синаххериб осаждал Иерусалим, дабы мы поломали голову над ними.

Причём тут ссылки и "перечисленные надписи" когда я Вам предложил разобрать конкретно тексты, ассирийские тексты. Для этого их надо поместить на ветку только и всего (что Вы позже и проделали с призмой Синаххериба), мог бы это сделать и я, ... ну и? какие проблемы?))
Вы успокойтесь, и только больше без хамства пожалуйста, некрасиво это господин хороший, тем более Вы властью облечённый в отличие от меня здеся. dry.gif

Иудею захватил ещё отец Синаххериба - Саргон, Синаххериб подавляя восстание в тех краях получил выкуп и не стал штурмовать город. Про некие мои имеющиеся "аргументы против того, что Синаххериб осаждал Иерусалим" это уже ваши фантазии, и откуда Вы их извлекаете уж для меня загадка.))

Напомню, что речь вначале зашла о "жёлтом пятнышке" на некой карте, так с чего оно там нарисовано, на основании каких сведений? Можете не отвечать ежели трудно, я не настаиваю, и к тому же чтоб как-бы от темы(по Синаххерибу) не отходить.

А возвращаясь к нашему герою, у меня такой вопрос возник: какие ещё имеются переводы этой "Призмы Тэйлора"?

Share this post


Link to post
Share on other sites
Цитата (Mukaffa @ Сегодня, 18:46)
Вы успокойтесь, и только больше без хамства пожалуйста, некрасиво это господин хороший, тем более Вы властью облечённый в отличие от меня здеся.

Не фамильярничайте a`la Zealot, мы с вами брудершафт не пили.
Констатирую, что на мой вопрос вы не ответили, вновь укрывшись за демагогией о моих полномочиях. Если вы полагаете несправедливым, что лицо, сделавшее наибольший вклад в создание сайта, может стать его администратором - обратитесь в какую-нибудь всемирную лигу сексуальных виртуальных реформ. smile.gif

Цитата (Mukaffa @ Сегодня, 18:46)
А возвращаясь к нашему герою, у меня такой вопрос возник: какие ещё имеются переводы этой "Призмы Тэйлора"?

Daniel D. Luckenbill, Ancient Records of Assyria and Babylonia, vol. 2; James Pritchard. Ancient Near Eastern Texts (1950). Вот выделенный отрывок у них:
As for Hezekiah the Judahite, who did not submit to my yoke: forty-six of his strong, walled cities, as well as the small towns in their area, which were without number, by levelling with battering-rams and by bringing up seige-engines, and by attacking and storming on foot, by mines, tunnels, and breeches, I besieged and took them. 200,150 people, great and small, male and female, horses, mules, asses, camels, cattle and sheep without number, I brought away from them and counted as spoil. (Hezekiah) himself, like a caged bird I shut up in Jerusalem, his royal city. I threw up earthworks against him— the one coming out of the city-gate, I turned back to his misery. His cities, which I had despoiled, I cut off from his land, and to Mitinti, king of Ashdod, Padi, king of Ekron, and Silli-bêl, king of Gaza, I gave (them). And thus I diminished his land. I added to the former tribute, and I laid upon him the surrender of their land and imposts—gifts for my majesty. As for Hezekiah, the terrifying splendor of my majesty overcame him, and the Arabs and his mercenary troops which he had brought in to strengthen Jerusalem, his royal city, deserted him. In addition to the thirty talents of gold and eight hundred talents of silver, gems, antimony, jewels, large carnelians, ivory-inlaid couches, ivory-inlaid chairs, elephant hides, elephant tusks, ebony, boxwood, all kinds of valuable treasures, as well as his daughters, his harem, his male and female musicians, which he had brought after me to Nineveh, my royal city. To pay tribute and to accept servitude, he dispatched his messengers.

Дополню несколькими интересными рельефами из Британского музея, касающимися событий в Палестине.

an29379_l.jpg
Stone relief from the South-West Palace of Sennacherib. Nineveh, northern Iraq. Neo-Assyrian, about 704-681 BC
Prisoners, probably from Phoenicia or Palestine, playing lyres

This is one small surviving fragment from a much larger composition. The scale effect on the background represents rough ground.

The musicians are often thought to have come from the state of Judah, though there is no evidence for this. The style of their dress is different to that worn by the people of Lachish (see for example, a panel showing the siege of Lachish). They are, however, almost certainly Western or Levantine in origin.

Music was clearly an important part of court life and Assyrian kings often refer to taking musicians into captivity as part of the deportation of defeated peoples. There is evidence of music in religious practice at an earlier period, but reliefs like this provide the first images of musical instruments in an ancient Near Eastern society that are not connected with a religious ceremony.

The musicians are playing lyres. They hold them more or less horizontally and use a plectrum. This type of lyre was possibly introduced into Assyria from the West in the first half of the second millennium BC. Only a few are known and the chronology and classification of the many forms of lyre in the Near East in the first millennium is neither complete nor certain.

J.E. Reade, Assyrian sculpture-1 (London, The British Museum Press, 1998)

J. Rimmer, Ancient musical instruments of (London, The British Museum Press, 1969)

29391_l.jpg
Stone panel from the South-West Palace of Sennacherib (Room 36, no. 7). Nineveh, northern Iraq. Neo-Assyrian, about 700-681 BC
The siege and capture of the city of Lachish in 701 BC

This alabaster panel was part of a series which decorated the walls of a room in the palace of King Sennacherib (reigned 704-681 BC). The story continues from the previous panel of the relief (no. 6). This part of the relief was placed opposite the entrance to the room.

The attack is pressed home. Siege-engines lead the way as the Assyrians advance up artificial ramps that have been roughly surfaced with planks. The Assyrian soldiers can be identified by their tall pointed helmets, or by their crested helmets, worn by the archer and shield bearer beside him. In front of them is an Assyrian 'tank', a battering ram on wheels. These machines also provided platforms from which archers could shoot at close range. The surface was probably leather, and they were presumably moved by men, as animals might panic. A store of water must have been kept inside: one Assyrian soldier is throwing a large ladle over his shoulder to douse a fire on the battering ram. The inhabitants of Lachish are throwing lighted torches, stones and arrows.

In the centre a procession of men and women stream out of the town, ready to be taken into exile. The sight of the Assyrian impaling three men outside the gate cannot have given them much hope for their future.

The story continues on the next panel of the relief (no. 8).

J.M. Russell, Sennacheribs palace without ri (University of Chicago Press, 1991)

J.E. Reade, Assyrian sculpture-1 (London, The British Museum Press, 1998)

T.C. Mitchell, The Bible in the British Museu (London, The British Museum Press, 1988)

ps332475_l.jpg
Stone panels from the South-West Palace of Sennacherib (Room 36, nos. 8-10). Nineveh, northern Iraq. Neo-Assyrian, about 700-681 BC
The siege and capture of the city of Lachish in 701 BC

These alabaster panels were part of a series which decorated the walls of a room in the palace of King Sennacherib (reigned 704-681 BC). The story continues from the previous panel of the relief (no. 7).

The Assyrian soldiers continue the attack on Lachish. They carry away a throne, a chariot and other goods from the palace of the governor of the city. In front and below them some of the people of Lachish, carrying what goods they can salvage, move through a rocky landscape studded with vines, fig and perhaps olive trees. Though exiled, some of the prisoners are treated relatively well, and will probably have been resettled elsewhere in the empire though they may have been put to work on agricultural and building projects. Sennacherib records that as a result of the whole campaign in 701 BC he deported 200,150 people. This was standard Assyrian policy, and was adopted by the Babylonians, the next ruling empire. Perhaps the most famous deportation was the exile of the people of Judah under the Babylonian king Nebuchadnezzar in 586 BC. One of the outcomes of these movements of thousands of people around the Near East was that the region was united through the Aramaic language. As a result, new ideas moved between east and west.

The story continues on the next panel of the relief (no. 10).

The upper part of the reliefs were damaged in 612 BC when the palace was destroyed by the invading Median and Babylonian armies.

J.M. Russell, Sennacheribs palace without ri (University of Chicago Press, 1991)

J.E. Reade, Assyrian sculpture-1 (London, The British Museum Press, 1998)

T.C. Mitchell, The Bible in the British Museu (London, The British Museum Press, 1988)

ps079068_l.jpg
Lachish relief: Stone panel from the South-West Palace of Sennacherib (Room 36, no. 10). Nineveh, northern Iraq, Neo-Assyrian, about 700-681 BC

This alabaster panel was part of a series which decorated the walls of a room in the palace of King Sennacherib (reigned 704-681 BC). It tells the story of the siege and capture of the city of Lachish in 701 BC

The story continues from the previous panel (no. 9) of the relief. This section decorated a corner of the room.

Having been exiled from their city, the people of Lachish move through the countryside to be resettled elsewhere in the Assyrian Empire. Below them high officials and foreigners are being tortured and executed. It is likely that they are being flayed alive.

The foreigners are possibly officers from Nubia. The Nubians were seen as sharing responsibility for the rebellion. Much of Egypt at this time was ruled by a line of kings from Nubia (the Twenty-fifth Dynasty) who were keen to interfere in the politics of the Levant, to contain the threat of Assyrian expansion.

As Sennacherib's forces laid siege to Lachish, an Egyptian army appeared, led by a man called Taharqa, according to the Old Testament. He may be the later pharaoh of Egypt with the same name (690-664 BC).

Sennacherib's account claims that the rebels had called on the support of the kings of Egypt (Delta princes) and the Kings of Kush (Nubia). The armies clashed on the plain of Eltekeh. While Sennacherib claimed victory, he was still not able to capture Jerusalem.

The story continues on the next panel (no. 11) of the relief.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Цитата (Saygo @ Авг 6 2013, 18:27)
Не фамильярничайте a`la Zealot, мы с вами брудершафт не пили.

Я мог бы ответить Вам соответственно в вашем же духе, ежели Вы не поняли, естественно в рамках, но это не было бы приятно. dry.gif

Цитата (Saygo @ Авг 6 2013, 18:27)
Констатирую, что на мой вопрос вы не ответили, вновь укрывшись за демагогией о моих полномочиях.

Какой именно вопрос? Повторите!

Цитата (Saygo @ Авг 6 2013, 18:27)
Если вы полагаете несправедливым, что лицо, сделавшее наибольший вклад в создание сайта, может стать его администратором - обратитесь в какую-нибудь всемирную лигу сексуальных виртуальных реформ. smile.gif

Уважаемый, я Вас знать то не знал, и даже не ведал что Вы именно администратор, уж извините.)) Да и мне честно говоря это без разницы.
А дослужились - честь и хвала, только уж давайте без переходов на личности и т.п. действа, ведь темы обсуждать гораздо интереснее. no.gif
За отрывок благодарю, пригодится.))

Share this post


Link to post
Share on other sites

Тут ещё любопытно, что переводом этой "Призмы Тэйлора" занимался и И. М. Дьяконов, но почему-то его полного перевода этого источника не встречается нигде, только отрывки.

Неплохо было бы отыскать и кроме того известного английского перевода ещё что-нибудь, немцы то наверняка тоже переводили.))

Edited by Mukaffa

Share this post


Link to post
Share on other sites

Тут ещё любопытно, что переводом этой "Призмы Тэйлора" занимался и И. М. Дьяконов, но почему-то его полного перевода этого источника не встречается нигде, только отрывки.
Призма Синаххериба не такая уж сложная вещь, студенты ее переводят на первом курсе ассириологии. Переводили ее таким образом все ассириологи. Вот полный перевод призмы Синаххериба с разбивкой по столбцам, на английском.

Есть еще так называемая Силоамская надпись.

user posted image

В 1880 г. дети обнаружили в туннеле, на расстоянии примерно 25 футов от Силоама, какую-то надпись. Эта Силоамская надпись в течение многих лет считалась наиболее важным письменным памятником в Палестине XIX века, и основанием для датировки всех прочих надписей на еврейском языке являлось сравнение формы их букв с буквами этой надписи, которую стали рассматривать в качестве своеобразного эталона. На стене туннеля было подготовлено специальное плоское поле, однако уцелели лишь нижние шесть строк текста. Они могут быть переведены следующим образом:

Транслитерация «квадратным» шрифтомДословный перевод

תַמָּה הַנַּקַבָה וַזֶה הַיָה דַבַר־הִנַּקִבָהּ בִעַוְד הַחֹצִבִם מֵנִפִם אַת

[Закончен] туннель. И так была история пробития его. Когда ещё [каменоломы ударяли]

הַגַּרְזִן אִש אִל־רֶעֶו וַבִעַוְד שַׁלֹשׁ אַמֹּת לַהַנַּקִב נַשְׁמַע קֹל־אִשׁ קֹ

киркой, каждый навстречу товарищу своему, и когда ещё (оставалось) три локтя про[бить, слыш]ен (стал) голос одного, воскли-

רֵא אִל־רֶעֶו כִי הַיַתָ זִדָּה בַצֻּר מִיַּמִן וַעַד־הַשַּׂמְאֹל וַבִיֹם הִ

[цаю]щего к товарищу своему, ибо образовалась пробоина (или трещина) в скале (идущая) справа [и налево.] И в день про-

נַּקִבָהּ הִכּוּ הַחֹצִבִם אִש לַקְרֹת־רֶעֶו גַרְזִן עַל־גַרְזִן וַיֵּלִכוּ

бития его (туннеля) ударили каменоломы, каждый навстречу товарищу своему, кирка к [ки]рке. И пошли

הַמַּים מִן־הַמַּוְצָא אִל־הַבַּרִכָה בִמִאַתַים וַאַלְףְ אַמָּה וַמִאַ

воды от источника к водоёму двест[и и] тысяча (1200) локтей. И с[т]о

ת אַמָּה הַיָה גֻבְהְ־הַצֻּר עַל־רֹאשׁ־הַחֹצִבִם

локтей была высота скалы над головами каменолом[ов].

Оная надпись подтверждает, что Езекия весьма основательно готовился к осаде, даже построил резервный водопровод.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Цитата (Saygo @ Авг 6 2013, 22:14)
Призма Синаххериба не такая уж сложная вещь, студенты ее переводят на первом курсе ассириологии. Переводили ее таким образом все ассириологи. Вот полный перевод призмы Синаххериба с разбивкой по столбцам, на английском.

С английским переводом понятно, он есть на русском, просто интересно было бы и на другие взглянуть.

Цитата (Saygo @ Авг 6 2013, 22:14)
Есть еще так называемая Силоамская надпись. ...

Да силоамская нам ничего и не даст, там ничего такого особо любопытного.

Цитата (Saygo @ Авг 6 2013, 22:14)
Оная надпись подтверждает, что Езекия весьма основательно готовился к осаде, даже построил резервный водопровод.

Так ежели он вступил в антиассирийскую группировку, то подобные меры совсем неудивительны.))

Share this post


Link to post
Share on other sites
Да силоамская нам ничего и не даст, там ничего такого особо любопытного.

тонкий ценитель древнееврейских надписей dirol.gif

Share this post


Link to post
Share on other sites
Цитата (Суйко @ Авг 6 2013, 22:58)
тонкий ценитель древнееврейских надписей dirol.gif

"древнееврейских" - это сильно сказано.)))

А что особенного даёт эта надпись, выводы какие, сможете обозначить? smile.gif

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0