Sign in to follow this  
Followers 0
kusaloss

Грузинские сказки

3 posts in this topic

у всех сказки как сказки ,поучительные ,отображают ценности ее создателей и до наших дней сохранителей . а в грузинских сказках ленивый афирист всегда побеждает трудяг и по совместительству олухов .

анекдот тому подтверждение

_ папа ты столько работаешь а денег все ровно нет .

_ сынок если бы от работы появлялись деньги наш осел был бы олигархом .

Share this post


Link to post
Share on other sites


Я-то думал, что только в русских сказках всегда успешны дураки и бездельники. А грузинский эпос по большей части посвящен охотникам и животным. Ну например:

Орел и охотник

Был, а может, и нет бедный охотник. Шёл он однажды через поле и видит: сидит на дубе орёл, а крыльями два соседних дуба покрывает, такой большой. Натянул охотник тетиву, нацелил стрелу, и тут орёл говорит:

— Не убивай, охотник, у меня крыло сломано. Возьми меня к себе, полечи, покорми. Добром тебе отплачу.

Принёс охотник птицу домой. Раскричалась жена — самим есть нечего, а тут орла корми!

Они и вправду были очень бедные — жили впроголодь, в зубах нечему было застрять.

Прошло три недели. Поправился орёл, окреп и говорит:

— Попробую-ка долететь до дубов.

Взмахнул орёл крыльями и еле перелетел через двор, опустился на землю.

— Возьми меня назад, человек, — просит птица, — нет во мне ещё прежней силы.

Прошло две недели. Орёл опять взлетел испробовать свои силы. Устремился к трём дубам и опустился на них. Хотел дальше лететь и не смог. Вернулся он опять к охотнику.

Бранит жена охотника, да не слушает он её — выхаживает орла, кормит, поит, лечит сломанное крыло.

Прошла ещё одна неделя, и вот совсем поправился орёл.

Взмыл он в небо, пролетел над тремя дубами, сделал круг над дальним лесом и снова опустился перед домом охотника.

— Спасибо, добрый человек, поправился я,— говорит орёл.— Садись мне на спину, возьму тебя к моим родным. Они дары тебе поднесут, а ты ничего не бери, проси дать ржавую коробку.

Взмыл орёл под самые облака, полетел к высоким скалам за лесом и опустился у гнездища. Рассказал родным, как спас его охотник от гибели.

Тогда орлица выложила перед охотником золото и серебро, каменья драгоценные, сокровища всякие.

— Бери, что по душе.

Ни на что не смотрит охотник, от всего отказывается.

— Чего ж тебе надо, человек?

— Подари мне ржавую коробку.

Орлица словно не слышит. Показывает охотнику диковинные вещи — одну краше другой. Поднялся охотник, будто уйти хочет.

— Ладно, не уходи, дам тебе коробку! — говорит орлица, а сама опять золото и серебро пересыпает перед ним.

Рассердился охотник. Рассердился и сын орлицы:

- Улечу от вас! Человек мне жизнь спас, а вам ржавой коробки жалко!

Испугалась орлица, не улетел бы он с человеком, и дала охотнику ржавую коробку да наказала:

- Пока домой не придёшь, не отмыкай, не открывай!

Идёт охотник домой, а самого сомнение берёт: зачем он ржавую коробку взял? "Может, провели меня? Дай-ка гляну, что там в коробке",- думает он.

Открыл коробку, а оттуда посыпались дома, лавки, люди! Мигом раскинулся шумный город - суетятся жители, торгуют купцы, всюду шум и весёлый гомон. А из коробки всё новые дома появляются, люди выскакивают.

Обмер охотник от удивления, растерялся, не знает, как коробку закрыть. А город всё растет и растёт.

Тут внезапно появился Чёрный дэв - точно из-под земли вырос.

- Чего убиваешься, человек?- спрашивает дэв.

Поведал ему охотник про свою беду. А дэв говорит:

- Дай мне то, о чём сам не ведаешь, и упрячу город обратно в коробку.

- Дам,- пообещал охотник.

И не знал он, что, пока был у орла, жена его родила златокудрого мальчика, а дэв прослышал об этом.

Убрал дэв весь город в коробку и захлопнул крышку. Стало вокруг опять пусто.

- Не забудь про уговор,- говорит дэв.- Через пятнадцать лет пришлёшь обещанное.

Вернулся охотник домой, а дома у него златокудрый сын! Понял бедняк, что придётся отдать дэву. Погоревал он, погоревал и успокоился - впереди целых пятнадцать лет, мало ли что ещё случится: может, помрёт к тому времени дэв.

Но вот прошло пятнадцать лет. Вырос у охотника сын - прекрасный и отважный.

Рассказал охотник сыну, какое обещание пришлось ему дать Чёрному дэву.

- Не тужи, отец, не боюсь я Чёрного дэва. Пойду к нему. Если не вернусь, считай, что не было у тебя сына.

Собрала мать юношу в дорогу, дала с собой кожаный мех с хлебом и овечьим сыром. Поцеловал он родителей и отправился искать Чёрного дэва.

Шёл он, шёл и к вечеру повстречал древнюю старуху.

- Куда путь держишь, сынок? - спрашивает она.

- К Чёрному дэву иду.

- Не ходи к нему, сынок, съест тебя дэв.

- Не боюсь я его!

- А коли так, послушайся моего совета. Когда дойдёшь до владений Чёрного дэва, увидишь речку. По утрам в той речке дочь дэва купается. Спрячь её платье и не отдавай, покуда не даст слова помочь тебе.

Всё сделал юноша так, как старушка велела. Притаился он в кустах на берегу и ждёт. Вот на рассвете девушка спустилась к реке. Купается, плещется в воде, а юноша выбежал из кустов, схватил её одежду и спрятал. Приплыла девушка к берегу, собралась выйти из воды, глядит: на берегу стоит юноша, а платья её нет.

- Положи платье на место, не то позову отца! Молчит юноша.

- Положи, говорю! Все равно отец мой съест тебя, не ты первый!

- А ты помоги мне, и не съест.

- Верни мне платье, тогда помогу спастись,- пообещала девушка.

Юноша отдал ей платье и рассказал, почему оказался во владениях её отца.

- Как только отец задаст тебе задачу, приходи ко мне,- велела ему девушка и ушла.

А юноша предстал перед дэвом и сказал:

- Вот прислал меня к тебе отец, как и обещал. Зачем я тебе нужен, Чёрный дэв?

- Хорошо, что послал, не заставил идти за тобой. Теперь ты мой пленник. Сегодня отдохни, а завтра отправляйся добывать воду жизни. Три дня сроку даю. Не принесёшь - пеняй на себя.

Наступило утро. Пошёл юноша к дочери дэва спросить, как быть.

- Родник живой воды за девятью горами в тесном ущелье, а вход в ущелье стерегут львы. Надо взять с собой двух овец и дать каждому по одной. Только до родника этого год пути, за три дня без крылатого коня не обернёшься. Раши в лесу за рекой к высокому тополю прикован. Сумеешь взнуздать его - добудешь живую воду, а нет - съест тебя мой отец.

Отправился юноша в заречный лес.

В густой чаще услыхал он тихое ржание. Видит, худущий раши привязан к тополю уздечкой с алмазными удилами. А вокруг него земля голая - ни травинки, ни былинки.

- Спаси меня, человек, не дай умереть с голоду. Буду тебе служить верно,- просит раши.

Отвязал юноша крылатого коня и повёл под уздцы к поляне, где росла высокая, сочная трава, а сам пошёл и раздобыл двух овец. Два дня раши набирался сил, а на третий посадил на себя юношу с его овцами, взвился в поднебесье, перелетел за девять гор и опустил седока у входа в ущелье. Юноша кинул львам по овце и проскочил мимо них к роднику живой воды.

Смотрит юноша: бьёт из земли родник, а возле него сидит старик - борода до колен, лицо мохом заросло.

- Уходи отсюда, сынок! Вот-вот стоголовый дэв с охоты вернётся, живьём тебя проглотит!

Юноша только рассмеялся в ответ. Наполнил кувшин и протянул старику:

- Испей живой воды, не бойся стоголового дэва.

Выпил замшелый старец воды и стал стройным юношей.

Поблагодарил он отважного пришельца и вместе с ним покинул ущелье.

Понес раши сына охотника обратно во владения дэва. Летит он быстрее ветра, спешит, скоро солнце зайдет, и не успеет юноша в срок принести дэву живую воду.

Только опустился раши на землю, и закатилось солнце.

Принёс юноша Чёрному дэву живую воду, а тот и не рад.

- Ладно, посмотрим,- говорит,- такой ли уж ты умелый! Есть у меня конь-неук. Сумеешь объездить его - останешься жив; не сумеешь - голову потеряешь.

Пошёл юноша к дочери дэва и рассказал, какую ещё задачу задал ему её отец.

- Нелёгкая эта задача. Мой отец сам обратится в коня, которого надо объездить. Я дам тебе железный молоток и уздечку. Как взлетит конь под самое небо и захочет тебя прижать, в лепёшку раздавить, переместись под брюхо, а если по горам начнёт тебя мотать, стукни молотком по голове и вороти домой.

Настало утро.

Взял юноша уздечку, молоток и вскочил на коня-дэва.

Взвился конь в поднебесье, хотел придавить всадника к небу, а тот ухватился за гриву и переместился коню под брюхо. Тогда конь камнем полетел к земле, но юноша успел перекинуться ему на спину. Трижды взмывал дэв-конь к небу и трижды камнем "летел к земле, но юноша всякий раз уберегался от гибели. Видит дэв: не перехитрить ему юношу, и вихрем понёс его к высоким горам - мотать по вершинам и склонам. Достал юноша молоток, начал молотить дэва по голове. Не выдержал дэв, воротился к себе домой. Юноша соскочил на землю, схватил коня за уздечку и ещё раз огрел его плёткой. Дэв-конь от боли рванулся, сорвал с себя уздечку и скорей в конюшню. Принял он там свой настоящий облик и вышел во двор.

- Что с тобой, Чёрный дэв? У тебя вся голова в шишках, весь ты в синяках, - притворно удивился юноша.

- Это ты меня избил. Не на коне сидел, а на мне!- признался дэв.- Вижу, храбрый ты, смекалистый. Приведи мне раши Твалчйту из табуна моего заклятого врага девятиголового дэва. Отпущу тогда тебя на все четыре стороны.

Снова пошёл юноша к дочери дэва.

- Трудное дело дал тебе мой отец, но ты не горюй. Попроси у него девять уздечек, девять алмазных удил, алмазную цепь и седло. Твалчита - самый быстрый из всех крылатых коней - никому в руки не даётся, но мы попробуем изловить его.

Утром юноша попросил у дэва девять уздечек, девять алмазных удил, алмазную цепь, седло и отправился вместе с девушкой на горное пастбище. Там пасся табун девятиголового дэва.

Девушка достала из кармана красное яблоко и молвила:

- В час нужды взываю к вам, явитесь, красные великаны!

Тотчас предстали перед ней девять рослых красных великанов. Указала она им на раши Твалчйту, дала им уздечки, удила и велела поймать его.

А Твалчита травку пощипывает да по сторонам косится, не подкрадывается ли к нему кто.

Только приблизились красные великаны, Твалчита взвился на дыбы и раскидал их копытами.

Опечалилась девушка, заплакала. Если красные великаны не изловили Твалчиту, разве справиться с ним сыну человека! Жалко ей смелого юношу. Вынула она острый нож и говорит ему:

- Если ты погибнешь, и я жить не стану!

Обнялись они, распрощались, и пошёл юноша изловить раши.

Твалчита всё слышал и всё видел.

- Не хочу я вашей смерти,- сказал он.- Идите садитесь на меня, умчу вас, куда пожелаете.

Девушка и юноша подбежали к раши, обняли его за шею, расцеловали в оба глаза.

- Вези нас в мой родной край,- сказал юноша.

Вихрем взвился Твалчита в небо, понесся, как поток в ущелье, как ветер в горах. А Чёрный дэв ждёт юношу, ждёт. Надоело ему ждать. Кликнул он дочь, хотел послать ее посмотреть, что с пленником сталось. Не отзывается девушка, нет её нигде. Догадался дэв, что дочь его отправилась помогать юноше. Помчался он к склону горы, где пасся раши, а того и в помине нет! Залез дэв на вершину, оглядел всё окрест. Увидел он вдали коня с двумя седоками и пустился за ним вдогонку.

Услышал Твалчита топот ножищ дэва и превратил девушку в созревшую ниву, юношу - в дуб, а себя - в косаря.

Подбежал дэв, видит: стоит под дубом косарь, пот рукой утирает.

- Послушай, человек, не видал ты юношу и девушку верхом на коне?- спрашивает дэв.

- С самого утра здесь жну, от жары умираю, не до прохожих мне и проезжих! Никого я не видал.

Повернул Чёрный дэв назад. Прошёл немного и хлопнул себя по лбу - догадался, что провёл его Твалчита. Понёсся опять вдогонку.

Далеко умчались беглецы, еле видно их дэву. Бежит он за ними, настигает уже, и вдруг пропали они из виду у самого дремучего леса.

На опушке дряхлый старик бродит, собирает сушняк. Это Твалчита обернулся стариком. Юношу он в траву превратил, а девушку - в цветы.

- Послушай, человек, не видал ты юношу и девушку верхом на коне?- спрашивает дэв старика.

- Я тут с самого утра, устал, еле ноги волочу, не до прохожих мне и проезжих! Никого я не видал.

Повернул глупый дэв назад. Прошёл немного и понял, что снова перехитрил его Твалчита.

- Дурень я, дурень, опять дал себя провести, - бранит себя дэв.

В третий раз пустился он за беглецами. Далеко унёс их Твалчита.

Бежит Чёрный дэв и вот нагоняет хитроумного Твалчиту, но раши обратил себя в бездонное озеро, а юношу и девушку - в уток. Блестит, переливается вода в озере, бежит мелкая рябь, спокойно плавают утки.

Видит Чёрный дэв: исчез Твалчита и появилось в том месте озеро. Догадался он, куда делись беглецы.

- Теперь меня не обманешь!- закричал дэв.

Подбежал он к озеру и припал к воде. Пьёт, пьёт без передышки, хочет всё озеро выпить, уток изловить. Раздуло дэва от воды, так раздуло, что повалился он и лопнул.

А Твалчита снова обернулся крылатым конём, вернул своим друзьям прежний облик и помчал их дальше, в родной край юноши.

Там и живут они с тех пор счастливо.

Сын охотника

Жил некогда один охотник. Каждый день уходил он в лес, приносил домой дичь и кормил семью.

Спустился охотник однажды в небольшую лощину, и вдруг возник перед ним белый олень. Шерсть на нём сверкает, переливается.

– Стреляй в меня! – говорит ему олень человечьим голосом.– Повезёт тебе – попадёшь, а промахнёшься – сам помрёшь.

Пустил охотник стрелу и промахнулся. Вернулся он домой хмурый.

– Настал мой час помирать,– говорит он жене.– Целился я в белого оленя и не попал!

Молвил охотник эти слова и умер. Был у этого охотника сын.

Как-то играл мальчик на улице – пускал со сверстниками стрелы из маленького лука. Шли мимо люди, поглядели на сына охотника и говорят: – Вот бы ему отцовский лук, знатный стал бы он охотник! Побежал мальчик к матери и спрашивает, где лук отца. Боялась мать, что сын тоже станет охотником, и не дала ему лук. Просит сын, умоляет.

Не выдержала мать, сказала сыну правду:

– Твой отец был охотником и погиб на охоте. Не хочу, сынок, я твоей гибели. Потому и спрятала лук со стрелами, но раз так – поднимись в верхнюю комнату, найдёшь там и лук и колчан со стрелами.

Дала она сыну ключ от верхней комнаты. Отпер мальчик дверь и замер на месте: со всех сторон на него смотрели чучела птиц, зайцев, лисиц, шакалов. Наконец, он заметил на стене лук отца. Попробовал снять л смог. Выбежал со слезами к матери.

– Не плачь, будешь сильным, как отец,– успокоила его мать.– Иди в ущелье за селеньем, там два потока: один мутный, другой прозрачный. Сначала искупайся в мутном потоке, потом в прозрачном.

Искупался мальчик и таким сильным сделался, что лук со стрелами показался ему пушинкой. Три стрелы пустил он в дерево, стоявшее далеко в поле. Все три стрелы вонзились рядышком – одна возле другой.

После этого сын охотника решился идти на охоту. До вечера ходил он по лесу и очутился в небольшой лощине. И вдруг появился перед ним белый олень. Шерсть на нём сверкает, переливается.

– Стреляй в меня! – говорит олень.– Повезёт тебе – попадёшь, а промахнёшься- сам помрёшь!

Прямо в сердце оленя попала меткая стрела.

Мальчик принёс шкуру домой и повесил на стену. Белая шкура светится, озаряет комнату сиянием. Переливаются на шерстинках жемчужины и алмазы.

Молва о дивной шкуре пошла по всему царству. Дошла она и до царя. Послал царь слугу проверить, правду ли говорят люди. Не пришлось слуге долго искать дом охотника: из его окна лился яркий-преяркий свет! Подкрался слуга к окошку, заглянул в комнату и чуть не ослеп – так искрилась и сверкала шкура белого оленя!

Бегом пустился он назад во дворец, доложил царю про жемчужно-алмазную шкуру.

– Государь, не пристало простолюдину быть богаче тебя,– говорят назир-визири царю.– Отбери у него шкуру.

Рад бы царь отобрать, да как? Не врываться же в дом! Что скажут люди?

– Чего тут думать, государь,– говорит главный визирь. - Пригласи сына охотника на пир. Неотёсанный он, не сумеет вести себя как подобает. Тогда мы скажем, что недостоин он владеть волшебной шкурой, и отберём её.

Царь немедля пригласил сына охотника на пир.

Мать мальчика была мудрая женщина. Она сразу догадалась, зачем зовут её сына во дворец.

– Смотри, сынок, веди себя учтиво,– наказала она.– Покуда царь не засмеётся, не смейся. Не заговорит с тобой, рта не раскрывай. Раньше царя и визирей из-за стола не вставай. Как станут разносить еду, с каждого блюда бери самую малость, не ешь много. После пира царь поедет верхом на прогулку, так ты не опережай царя и не отставай от него, ежели погонят коней вскачь.

Во дворце сын охотника повёл себя так, как наказывала мать. Подивился царь учтивости сына охотника. Разгневался он на своих назир-визирей, накричал на них, когда сын охотника ушёл домой.

– Олухи безмозглые! Умного совета дать не можете! Не сумеете отобрать шкуру – с вас самих шкуру спущу!

Молчат назир-визири, дрожат с перепугу. Сидят думают, как выполнить приказ царя. И додумались.

– Вели, государь, сыну охотника построить тебе дворец из костей вешапи (Вешапи - крылатый дракон),-сказал главный визирь царю.– Проглотит вешапи мальчишку, и достанется тебе шкура белого оленя. А если построит, велишь перевесить шкуру во дворец. Скажешь, не пристало волшебной шкуре висеть в простом доме.

По душе пришёлся царю совет визирей. Призвал он сына охотника и велел ему выстроить дворец из костей вешапи.

– Смилуйся, великий государь! Я не плотник, не каменщик, никакого ремесла не знаю, как мне построить дворец? – взмолился мальчик.

– Знать ничего не знаю! Не построишь – поплачет по тебе твоя мать! Вернулся сын охотника домой удручённый, рассказал матери, какую работу задал ему царь.

– Иди назад во дворец, сынок. Попроси царя дать тебе семьдесят арб и аробщиков. Пусть выкуют для тебя стрелы весом в пятьдесят пудов и всё это на деньги визирей. Отправляйся в страну Каджёти. Там в дремучем лесу обитает вешапи. Аробщиков оставь на опушке, а сам заночуй в чаще. Убить вешапи сможешь только на заре, если подойдёшь к нему с той стороны, откуда солнце восходит.

Всё сделал сын, как наказывала мать.

Дал ему царь семьдесят арб и аробщиков. Выковали ему стрелы в пятьдесят пудов. И за всё это деньги платили визири.

Отправился мальчик в страну Каджети. Ночь он провёл в лесу, где обитал вешапи, а чуть рассвело, подкрался к чудищу с востока.

Лежит вешапи, закинув хвост за голову. Услышал шаги человека, повернул голову к нему, но не увидел ничего – ослепили его лучи восходящего солнца.

Три стрелы пустил храбрый мальчик и убил чудовище. Вернулся он к аробщикам, разбудил их и послал сообщить жителям Каджети, что избавил их от вешапи.

Сбежались каджи, пустились в пляс вокруг убитого чудовища. Рады, что избавились от ненасытного вешапи. Потом повели сына охотника к царю Каджети. Поблагодарил он мальчика, спросил, чем вознаградить его.

– Ничего мне не надо,– отвечал сын охотника.– Помогите разделать вешапи да погрузить его кости на арбы.

Дружно взялись каджи за дело и мигом выполнили желание мальчика, потом отправились с мальчиком и помогли ему возвести дворец из костей вешапи.

Приглашает сын охотника царя и визирей полюбоваться на дворец. Страшен был огромный дворец! Поглядел на него царь и упал без памяти.

Не скоро очнулся царь. А как пришёл в себя, похвалил мальчика за усердие и отвагу и велел оставаться при нём.

– Будешь сопровождать меня на охоте,– говорит царь.– А шкуру оленя перенесёшь во дворец из костей вешапи. Этой волшебной шкуре только в таком дворце и подобает висеть.

Насупились визири, не понравилось им, что царь приблизил к себе сына простого охотника. Из-за мальчика им столько денег пришлось потратить, а теперь ещё глаза мозолить будет на охоте. Сговорились визири погубить сына охотника. Разузнали они, что есть у Железного дэва золотой столб, и говорят царю:

– И дворец у тебя диковинный, государь, и шкура белого оленя невиданная. Одно плохо – не светит шкура во все стороны одинаково. Хорошо бы висеть ей на золотом столбе посреди дворца.

– Хорошо бы, да где взять золотой столб?

– Из дома Железного дэва. Вели отважному сыну охотника перенести тот столб в твой дворец.

Не стал царь думать, легко ли юноше справиться с таким делом.

– Принесёшь золотой столб из дома Железного дэва. А не сумеешь – горе твоей матери! - сказал царь сыну охотника.

Пошёл мальчик за советом к матери. К кому же ещё идти в трудный час? Помогла ему мать советом и в этот раз:

– Проси у царя арбу с аробщиком и стрелу покрепче. Железный дэв живёт за тремя высокими горами. По пятницам он на охоту уходит, тогда и заберёшь золотой столб. Помни, не одолеть тебе того Железного дэва в открытом бою.

Велел царь визирям дать сыну охотника арбу, аробщика и стрелу. Выковали визири на свои деньги стрелу весом в пятьдесят пудов. Согнул её сын охотника и сломал. Выковали другую стрелу в семьдесят пудов. Мальчик и её сломал. Принесли ему стрелу в девяносто пудов – не гнётся стрела, не ломается.

Снарядился сын охотника в дальний путь. Перебрался он через одну высокую гору, через другую, поднялся на самую высокую третью и увидел внизу, у подножия горы, дом Железного дэва.

Было это как раз в пятницу. Пустил мальчик с вершины горы стрелу в дом Железного дэва. Загудела тетива, запела стрела, и рухнул дом. Упал золотой столб, подпиравший кровлю.

Спустился сын охотника с аробщиком в долину. Взвалили они золотой столб на арбу и привезли царю.

Царь наградил сына охотника и отпустил повидаться с матерью, а сам приказал визирям поставить золотой столб во дворце из костей вешапи. Повесили светозарную шкуру оленя на столб. Любуется царь ею не налюбуется.

Тем временем вернулся с охоты Железный дэв и видит: дом его разрушен, золотого столба нет.

Рассвирепел Железный дэв, помчался по следам людей. Задрожали горы от его топота. Ворвался Железный дэв во дворец из костей вешапи, а там царь с визирями. Сорвал Железный дэв светящуюся шкуру белого оленя, выхватил столб и давай крушить всех и всё вокруг! Разнёс он дворец – разлетелись кости вешапи.

Унёс Железный дэв золотой столб да ещё жемчужно-алмазную шкуру прихватил с собой.

А сын охотника перестал с тех пор ходить на охоту и убивать зверей. Жил он с матерью спокойной, мирной жизнью.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Вот и японские сказки о лентяе - "Что сказало дерево мидзуки", "Кувшинный человечек"

А я вернусь к грузинским.

Иванэ и дэвкаци

Жил некогда царь, и был у него невиданной силы палаван (Палаван - богатырь-борец). С виду палаван был совсем как дэв – огромный, весь в густой щетине, и потому прозвали его Дэвкаци – дэв-человек. Гордился царь своим палаваном: никто в целом царстве не мог побороть его. И всё-таки хотелось царю найти человека сильнее Дэвкаци.

Разослал царь гонцов по всем городам и селениям искать борца, который одолел бы Дэвкаци.

Разбрелись царёвы слуги по всем дорогам, исходили леса и поля, горы и долы, выбились из сил, но не нашли охотника идти на гибель! Молва о могучем Дэвкаци облетела всё царство, и никто не решался померяться с ним силой.

Возвращаются царёвы слуги назад и видят: сидит у дороги оборванный мальчишка, грызёт корку хлеба. Звали его Ивана.

– Возьмите меня с собой, хочу царский дворец посмотреть,– просит их малыш.

Рассмеялись посланцы царя и прошли мимо. Увязался мальчик за ними, не отстаёт.

– Беги-ка лучше домой,– говорит ему один из слуг.– Во дворце у цая – Дэвкаци, попадёшься ему на глаза, задаст жару.

– Не боюсь я вашего Дэвкаци! - говорит мальчик.

– Ишь храбрец!-рассмеялись слуги.– Может, ты поборешься с ним? Мы как раз ищем такого смельчака.

– А чего не побороться? - отвечает Иванэ.

И смешно царёвым слугам, и рады они, что нашли, кого искали. Не беда, что мал. «А нам-то какое дело, ежели не одолеет он Дэвкаци? Сам вызвался побороться с ним»,– решили они и взяли Иванэ во дворец.

Увидел царь мальчика и не знает – смеяться или сердиться.

– Послушай, малец-храбрец,– говорит царь.– Неужто будешь бороться с моим Дэвкаци?

– А чего же не буду? Подумаешь, какой силач твой Дэвкаци! Покорми меня месяц вволю, а там сам увидишь.

Согласился царь потехи ради.

Ест и пьёт Иванэ, ест и пьёт с утра до вечера. Другие за год не вырастают так, как Иванэ вырастает за день.

Прошёл месяц. Назначили день схватки Дэвкаци с Иванэ.

С утра со всех концов толпами повалил народ на площадь посмотреть на состязание. Людей собралось тьма-тьмущая. На почётном месте царь сидит с домочадцами.

Вышел на середину круга Дэвкаци. Подскочил к нему Иванэ. Не подскочил, а подлетел! Пошёл по кругу, словно по воздуху, ногами земли не касается!

Вертится Дэвкаци, машет руками, а мальчика поймать никак не может. Подпрыгнул Иванэ высоко-высоко и упал на Дэвкаци с такой силой, что подмял его под себя!

Закричали все, хлопают победителю, смеются над Дэвкаци, кричат ему обидное: «Бийбуу!»

С того дня стал Иванэ царским палаваном.

Целыми днями разгуливает Иванэ перед дворцом и в саду. Ничего не делает, ест, пьёт и отдыхает. Одно у него занятие – показать свою силу и ловкость, потешить царя.

Прошёл год, другой, и ещё прошло много дней.

У царя была дочь, и была она злая, заносчивая.

Случилось Иванэ увидеть её на террасе. Прошёлся он перед царевной и сказал ей шутливые слова по-крестьянски. Обиделась спесивая ^царевна. Не понравилось ей, что деревенский парень посмел заговорить с ней – с царской дочерью. Решила она проучить Иванэ-палавана: дать ему такое дело, чтобы он не справился и все над ним посмеялись.

Пошла она к царю и говорит:

– В саду Огненного дэва растёт яблоня бессмертия. Кто отведает её плодов, будет жить вечно. Хорошо бы этой яблоне расти в нашем саду!

– Хорошо бы, да кто отважится пойти к Огненному дэву?

– Неужто наш Иванэ-палаван не одолеет дэва?! Пошли его за яблоней. Запала царю в голову мысль о яблоне бессмертия. Призвал он к себе

Иванэ и говорит:

– Слушай, мой палаван. В саду у Огненного дэва растёт яблоня бессмертия, пересади её в мой сад.

– С превеликой охотой! – отвечает Ивана.

Долго ли шёл, коротко ли, дошёл Ивана до сада Огненного дэва. Стоит там яблоня, пылает вся от красно-золотистых яблок.

Ударил Ивана ногой по стволу, и посыпались на землю, покатились яблоки- ни одного не осталось на ветках!

Сел Ивана под деревом, наелся яблок и прилёг в тени соснуть.

Почуял Огненный дэв запах человека и вошёл в сад. Увидел Иванэ под деревом, подивился его дерзости.

– Кто ты? Как посмел топтать землю в моём саду? – взревел он. Вскочил Иванэ, поднял Огненного дэва над головой и по горло всадил его в землю. А потом занёс меч – отсечь ему голову.

– Не убивай меня, век рабом тебе буду, из любой беды выручу,– взмолился дэв.– Дам тебе зеркальце волшебное. Заглянешь в него – обернёшься зверем, каким захочешь; заглянешь в другой раз – опять человеком станешь.

– Ладно, дарю тебе жизнь, будешь мне братом,– молвил Иванэ. Огненный дэв повёл побратима в дом, угостил и подарил ему волшебное зеркальце. Рассказал Иванэ, зачем послал его царь.

– Так и быть, забирай яблоню – не ссориться же из-за неё! – сказал Огненный дэв и сам вырвал дерево с корнем.

Положил Иванэ зеркальце в карман, взвалил яблоню бессмертия на плечо и собрался идти назад.

– Если в беду попадёшь, кликни меня - мигом примчусь,– сказал ему дэв на прощание.

Вернулся Иванэ и посадил яблоню перед дворцом.

Идёт время, а яблоня не цветёт, яблок не даёт. Насмехается спесивая царевна над Иванэ-палаваном:

– Ну какой ты палаван, Огненного дэва не одолел! И царя обманул – простое дерево посадил.

Насмехается царевна, обрывает с яблони листья. А дерево больно хлещет её за это ветками.

«Ладно, изведу я тебя, Иванэ»,– решила царевна. Пришла она к царю и говорит:

– Не сумел Иванэ добыть тебе яблоню бессмертия, пусть добудет златогривых раши, отобьёт их у трёх дэвов-братьев. Не даром же ты его кормишь и поишь.

Призвал царь своего палавана:

– Сослужи мне службу, Иванэ, покажи свою храбрость. Пригони златогривых раши.

– С превеликой охотой,– отвечает Иванэ.

Взял Иванэ большой острый меч и пустился в путь.

Идёт он путём-дорогою, а сам не ведает, как златогривых раши добыть. Вспомнил Иванэ о своём побратиме. Кликнул он Огненного дэва. В единый миг появился перед ним дэв.

– Что за нужда у тебя, братец? -спрашивает дев.

– Да вот царь не даёт покоя, велел доставить ему златогривых раши, а я не знаю, где их искать.

– Не тужи, брат, помогу тебе, отведу во владения дэвов, у которых златогривые раши,– говорит Огненный дэв.

Привёл Огненный дэв Иванэ к широкой реке, за которой обитали три дэва – три брата. Сел он на берегу под деревом, налил миску воды, укрепил на краю её свечку и говорит своему побратиму:

– Я останусь на берегу, а ты иди к дороге, отбей у дэвов раши. Если не справишься, приду на помощь. Как покраснеет вода и погаснет свеча, буду знать, что ты в беде.

Перешёл Иванэ реку и спрятался в кустах возле дороги, по которой дэвы возвращались домой.

Настал час ужина. Показался старший дэв – трёхголовый, верхом на златогривом раши. Только подъехал он к кустам, Иванэ как крикнет:

– Хвит!

И взвился под дэвом раши.

– Но-о, волчья сыть! - взревел дэв.– Чего испугался? Далеко от нас Иванэ-палаван.

– А вот и нет!

Подскочил Иванэ-палаван к дэву и одним махом снёс ему все три головы. Взял златогривого раши под уздцы и опять укрылся в кустах.

Показался на дороге средний – шестиголовый дэв, верхом на златогривом раши. Только подъехал он к кустам, как крикнет Иванэ:

– Хвит!

И стал раши под дэвом как вкопанный, шагу ступить боится.

– Но-о, волчья сыть! - взревел дэв.– Не бойся, далеко от нас Иванэ-палаван.

– А вот и нет!

Выскочил Иванэ из кустов, взмахнул мечом и отрубил дэву все шесть голов. Взял под уздцы второго раши и сел подстерегать третьего дэва.

Вот наконец едет верхом младший дэв – девятиголовый! Только подъехал он к кустам, Иванэ как крикнет:

– Хвит!

И шарахнулся златогривый раши.

– Но-о, волчья сыть! – загремел гороподобный дэв.– Не нападёт на нас тут Иванэ-палаван.

– А вот и нападу! -отозвался Иванэ и подскочил к девятиголовому дэву. Громадный был дэв, не сумел Иванэ снести ему головы. Подхватил дэв

Иванэ, усадил на ладонь, загоготал:

– Захочу, в порошок тебя сотру, в золу обращу, ха-ха-ха! – и швырнул он Иванэ-палавана оземь.

По самую грудь ушёл в землю Иванэ. Вытащил дэв свой меч, и тут Иванэ говорит чудовищу:

– Дай мне напоследок выкурить твою трубку, а там делай со мной что хочешь.

Набил дэв трубку табаком и протянул человеку. А трубка у него длинная-предлинная, большая-пребольшая – целый мешок табака набивал дэв в неё.

Иванэ медленно раскуривает трубку – тянет время, не хочет умирать, ждёт, когда придёт на помощь Огненный дэв.

А побратим его задремал в эту пору. Не видит, как краснеет вода в миске, как гаснет свеча. Но вот погасла свеча, и открыл Огненный дэв глаза. Вскочил он и вихрем понёсся выручать Иванэ.

Налетел Огненный дэв на девятиголовое чудовище и одним ударом снёс ему все девять голов.

Сели побратимы на златогривых раши, собираются в обратный путь, и тут решил Иванэ посмотреть, не остался ли кто в доме дэва.

– Обожди меня здесь,– говорит он побратиму.– Пойду погляжу, что в доме дэвов творится.

Достал он волшебное зеркальце, глянул в него, обернулся кошкой и пробрался в дом.

Сидит у очага клыкастая старуха, разговаривает сама с собой:

– Отчего мои сыновья не возвращаются? Не случилось ли с ними беды?

Не убил ли их кто? Огнём запылаю на пути злодея, испепелю его. Снежной бурей налечу – под собой схороню, потоком разольюсь – потоплю.

Выбрался Ивана во двор, глянул в зеркальце и снова обратился в человека. Рассказал побратиму, как грозится клыкастая мать дэвов.

Вскочили они на златогривых раши, пустили их во весь опор. Не успели они выехать из владений дэвов, запылал на дороге огонь.

– Это старуха хочет нас сжечь,– говорит Ивана побратиму.

Выхватил он меч, ударил по языкам пламени. Мигом исчез огонь.

Помчались они дальше. Вот уже и река. Да не переехать её никак. Разбушевалась она, бурлит, пенится. И вдруг перекинулся через реку ветхий мостик.

– Не отстаёт от нас старуха,– говорит Иванэ,– мостиком перекинулась, рухнет под нами, и потонем мы в реке.

Выхватил он меч, ударил по мосту. Развалился мост, и тотчас успокоилась река. Перебрались побратимы на другой берег, едут дальше.

Вдруг завихрился снег, и вырос на дороге огромный сугроб – никак его не объехать, всё растёт и растёт.

– Это опять старуха! – говорит Иванэ.

Выхватил он меч, ударил по сугробу. Мигом развалился сугроб и очистилась дорога.

Тут распрощались побратимы, и каждый отправился своим путём.

Пригнал Иванэ-палаван царю златогривых раши. Радуется царь, похваляется перед всеми волшебными чудо-конями. Но не радуется спесивая царевна. Душит её злость на Иванэ за то, что со всеми поручениями справился. Потеряла царевна покой, всё думает, за чем бы ещё послать палавана, чтобы он назад не смог воротиться.

Вот проведала она, что в далёком море буйволы с алмазными рогами обитают, и пошла к царю:

– Слыхала я, что в далёком море, за семью горами, буйволы с алмазными рогами есть. Вели палавану добыть тех буйволов.

Послал царь Иванэ-палавана за буйволами с алмазными рогами.

Вышел Иванэ в поле и кликнул Огненного дэва. Явился его побратим.

– Что за новая беда у тебя, братец? -спрашивает дэв. Рассказал Иванэ, за каким делом послал его царь.

– Не тужи, не хитрое это дело,– говорит Огненный дэв.– Буйволы по вечерам на берег выходят воды из колодца попить. Не по вкусу им морская вода: солёная да горькая. Колодец тот огромные муравьи стерегут. Попроси у царя двенадцать вьюков ваты, двенадцать кувшинов вина и сорок туш овец. И воды чистой заранее припаси. Кинь туши муравьям, набросятся они на мясо, а ты тем временем осуши колодец ватой и налей в него вина. Что делать дальше, сам поймёшь.

Всё сделал Иванэ, как Огненный дэв велел, и стал ждать.

Вот зашло солнце, и вышли из моря алмазорогие буйволы. Подступили они к колодцу и тут же отпрянули – не понравился им запах вина! Ходят вокруг колодца, мучает их жажда.

Увидели буйволы Иванэ и взмолились:

– Напои нас, человек, век тебе служить будем! Иванэ напоил их водой и погнал к царю.

А буйволы те были всеведущие – всё ведали, всё знали.

– Славный ты человек,– говорят ему буйволы,– храбрый и сильный, только погубят тебя глупый царь и злая царевна, ежели не избавим мы тебя от их козней.

Вот вернулся Иванэ с буйволами.

Вышли из дворца и царь, и царевна, и назир-визири посмотреть на диковинных алмазорогих буйволов. А буйволы пригнули головы и понеслись прямо на царя и царевну. Еле успели они отскочить в сторону и кинулись бежать прочь со страху.

И никто с тех пор их не видал.

Собрался народ и выбрал царём Иванэ-палавана. В тот же день зацвела яблоня бессмертия перед дворцом и запылали на ней потом красно-золотистые яблоки.

Датуа и Петрикела

Было ли, не было ли – в давние времена жили два человека. Одного звали Датуа, другого Петрикела, и были они оба большие плуты.

Однажды Датуа достал мешок, набил его туго мхом, сверху положил немного шерсти и принес продавать. Когда он стал взбираться по склонам хребта, попался ему навстречу Петрикела. У Петрикелы на спине тоже был большой мешок, а набит он был скорлупой грецких орехов. Только сверху покрывали скорлупу настоящие орехи.

– Здравствуй! – крикнул Датуа.

– Здравствуй! – ответил Петрикела.

– Откуда идешь и куда путь держишь?

– Да вот несу продавать орехи. А ты откуда идешь, скажи мне?

– Я, брат, несу шерсть продавать. Только появилась у меня сейчас хорошая мысль. Никакой ведь нам выгоды не будет, если мы с нашим грузом станем тащиться по такой тяжелой дороге туда и обратно. Только чувяки износим! Давай лучше поменяемся мешками: ты понесешь продавать шерсть в свои места, а мне дай орехи – я тоже вернусь обратно в свои и продам их.

– Хорошо ты придумал! Глупо тащиться по такой тяжелой дороге. Лучше вернуться нам в свои места. На, возьми мои орехи, а взамен отдай мне свой мешок шерсти.

Так, ничего не подозревая, плуты обменялись мешками, и каждый пошел к себе домой.

Прошли они часть пути и, когда перестали видеть один другого, остановились и торопливо раскрыли каждый свой мешок. Видят – обманули друг друга!

Подосадовали они, поворчали, да ничего не поделаешь!

Спустя некоторое время плуты встретились. После приветствия Датуа сказал Петрикеле:

– Я думал, что один я такой плут, но выходит, что ты, брат, ничем не уступаешь мне!

– Вот еще! Чему же тут удивляться, брат? Если ты умеешь плутовать, почему бы и мне не уметь?

– Ну, так давай побратаемся!

– Давай!

– Денег у нас обоих нет, торговать нечем- поступим вместе в услужение к какому-нибудь богатому человеку.

– Пусть будет по-твоему.

Стали плуты искать места.

Ходили они, ходили и наконец узнали, что какой-то старухе нужны два работника. Явились они к старухе и стали спрашивать, какую работу она им даст и сколько платить будет. Старуха сказала:

– Есть у меня корова и этот дом. Одному из вас придется гонять корову на пастбище со свирелью, чонгури и бубном, потому что моя корова любит плясать под музыку. А другому надо будет работать дома: мести пол, наводить чистоту и выносить мусор куда-нибудь подальше. Буду вас за это кормить и деньги вам платить буду. Если согласны – поступайте ко мне.

– Почему не согласны? Согласны! – ответили Датуа и Петрикела разом.

На другой день Петрикела остался дома хозяйничать. А Датуа захватил с собой хлеба, бубен, свирель и чонгури и погнал корову на пастбище.

Вымел Петрикела кое-как все углы, навел чистоту, мусор собрал в одну кучу, но поленился отнести подальше от дома: решил свалить мусор на соседском дворе.

Только он собрался вывалить мусор, как хозяева этого двора накинулись на него и больно поколотили, приговаривая:

– Не посмеешь больше свой мусор на нашем дворе сваливать! Не посмеешь!

Пришел Петрикела весь в синяках и повалился в хлеве.

«Эх, - думает, - не для того, оказывается, соседский двор, чтобы туда мусор выбрасывать!»

А Датуа-плуту тоже плохо пришлось: не успела его корова выйти на пастбище, как стала бегать и прыгать по полю из конца в конец, и носилась она так до самого вечера, не давая отдыха своим ногам. И Датуа не давал покоя своим ногам: он бегал за коровой, бренчал на чонгури, дудел на свирели, изо всех сил бил в бубен...

Только поздним вечером корова перестала прыгать и скакать и вернулась домой. За ней вернулся и Датуа. Он так измучился от беготни, что и пища ему не шла в рот. Вошел он в хлев и спросил Петрикелу:

– Что с тобой, братец, не болен ли ты?

– Почему это ты решил, что я болен?

– А почему же ты лежишь?

– Да вот, вымел я и дом, и двор, и хлев, а мусор свалил на соседском дворе. А там соседи как только увидели меня, зазвали в гости, пригласили к столу и славно угостили. От такого угощения я даже устал, а от вина у меня немного голова кружится... Ты-то расскажи, как время провел.

– Тоже неплохо! Пришел я в поле, забил в бубен, ударил пальцами по струнам чонгури и задудел на свирели. Тут корова моя пустилась отплясывать лезгинку. Целая толпа мужчин и женщин собралась веселиться вместе с нами. Можешь ты себе представить – хлеб принес обратно домой и поесть забыл!

– Раз так, братец, то завтра я пойду пасти корову, а ты погостишь и попируешь у наших соседей!

– Пусть будет по-твоему, не хочу обижать тебя отказом, - сказал Датуа.

На другой день Петрикела испытал то же, что и Датуа: корова заставила его бегать целый день без передышки. А Датуа получил то же, что и Петрикела: соседи так исколотили его, что он едва ноги до хлева дотащил.

Ночью они признались один другому в своем лукавстве и стали советоваться.

– Если мы не удерем отсюда, - говорили они, - то помрем или с голоду, или от побоев. Решили Датуа и Петрикела, не откладывая, бежать. Но беда была в том, что по вечерам старуха сама наглухо запирала снаружи двери, и невозможно было уйти. Петрикела сказал:

– Вот что мы сделаем: сложим в мешок наши пожитки. Один из нас пусть подставит спину другому и поможет вылезти через щель в потолке хлева на крышу. Оттуда можно будет спустить веревку и поднять мешок с нашими пожитками и того, кто внизу останется.

– Ты замечательно придумал! – одобрил Датуа.– Я сильнее тебя и одинаково легко могу вытащить из хлева и мешок с нашими пожитками, и тебя!

Петрикела сразу же подставил спину, и Датуа вылез на крышу.

Тут Петрикела сложил в мешок пожитки, забрался в него сам и крикнул вверх:

– Эй, друг! Тяни наше имущество и спускай обратно веревку!

Датуа поднял наверх мешок, взвалил на спину и пустился бежать, совсем не заботясь о своем приятеле.

Пробежал он большое расстояние, устал, захотел передохнуть и бросил мешок на камни.

– Тише ты, дьявол! Так мне ведь больно! – крикнул Петрикела и вылез из мешка.

– Сам ты дьявол! Знаешь, как от тяжести у меня поясница разболелась!

– Ну а я-то чем виноват? Не обманывали бы мы друг друга, так и не болели бы у нас ни поясница, ни бока,– сказал Петрикела.

Лиса-судья

Была одна обезьянка — непоседа, как все обезьяны. Всюду она лазила, всюду совала свой нос.

Однажды увидала обезьянка груду камней, и одолело её любопытство. "Надо узнать, что здесь спрятано!" Раскидала камни, и открылась дыра. Сунула неугомонная туда свою лапу — не попадётся ли что-нибудь лакомое, — а из дыры выползла огромная змея!

Выбралась змея из мрачного заточения и как зашипит, как бросится на обезьянку.

"Дурная моя голова! — бранит себя обезьянка. — Ну чего я полезла в эту дыру? Уж не кувшин ли масла думала найти?"

— Сжалься надо мной, великий дракон! — стала она молить змею. — Знала бы, что здесь ваши владения, никогда не осмелилась бы нарушить ваш покой!

Но разве может змея пожалеть? Какая же она тогда змея!

— Нет тебе прощения! — прошипела она. — Ты разбудила меня и только смертью искупишь свою вину!

В эту самую пору мимо них шла лиса. Обезьянка была наслышана про лисьи уловки и остановила её.

— Пускай мудрая лиса рассудит наш спор, — говорит несчастная обезьянка.

— Ладно, скажи, лиса, своё слово, — согласилась змея.

— Свидетелей нет, а сама я ничего не видела. Как же мне рассудить вас по справедливости? — говорит лиса. — Покажите, как всё было с самого начала. Ты, змея, изволь заползти обратно в нору, а ты, обезьянка, потрудись собрать камни в груду.

Змее понравился разумный судья.

— Я сидела в своей норе. Вот так, — сказала змея. — Она сунула голову в дыру и медленно исчезла.

— Теперь дело за тобой, не мешкай! — шепнула лиса обезьянке, хитро подмигивая ей.

Обезьянка быстро завалила нору камнями. И тогда лиса сказала:

— Слушай мой суд, неблагодарная змея. Ты разгневалась из-за того, что выпустили тебя на волю, так сиди теперь в своей тёмной норе и спи сколько пожелаешь! Глупая обезьянка не станет больше тревожить твой сон.

И с тех пор обезьянка перестала соваться, куда не следует.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0