1 241 сообщение в этой теме

До прибытия «варваров» способы ведения войны в Японии воплощали поединки благородных самураев один-на-один. Этот идеал индивидуализма начал сходить на нет после прибытия португальцев в 1542 году. Знакомство с аркебузами изменило для самураев лицо войны и привнесло перемены в искусство тактики. Эти перемены в основном копировали европейские стили, но кое-где и превосходили их. Эта работа рассмотрит состав военной машины самураев: организацию, вооружение, одежду и тактические приемы.

В Японии не было подобной европейской организации армий в батальоны и полки. Основной единицей была армия даймё (князя), которая была построена на системе «коку». Коку – это количество риса, необходимое на содержание одного человека в год (около 150 кг). Соответственно, самурай классифицировался по уровню дохода его поместья. Самураи с доходом в 10тыс коку и более (в год) считались даймё. Те, у кого доход был от 100 до 9,5тыс коку имели ранг хатамото (лидера), тогда как имевшие доход менее 100 назывались го-кэнин (сторонники). (По другим источникам хатамото и го-кэнин являлись непосредственными вассалами сёгуна, не имели своих земель и, соответственно, собственного дохода. Им положен был рисовый паек-жалование за службу. Хатамото – до 10тыс.коку, го-кэнин – около 100 коку)

Каждый класс был обязан поставить определенное количество людских ресурсов исходя из своего дохода. Таблицы поставок менялись в 1616, 1632 и 1649 годах. Т.к. это никак не связано со временем каких-либо военных конфликтов, было странным, если бы они сильно различались. Согласно таблице 1649 года, хатамото с доходом в 300 коку должен был поставить собственную обслугу, одного самурая (ранга го-кэнин), одного копейщика, одного оруженосца, одного конюха, одного переносчика сандалий (гэта), одного носильщика хасамибако, одного переносчика багажа. Хатамото с доходом в 2тыс. коку должен был поставить собственную обслугу, восемь самураев (ранга го-кэнин), двух оруженосцев (плюс одного резервного), пять копейщиков (плюс одного резервного), четырех конюхов, четырех переносчиков багажа, одного переносчика сандалий, двух носильщиков хасамибако (плюс одного резервного), одного лучника, двух аркебузиров, двух фуражиров, одного переносчика нодати, двух предводителей асигару и одного переносчика дождевой шляпы. Солдаты – нонкомбатанты также должны были быть экипированы и вооружены.

Нормы не были одинаковыми среди различных даймё. В определенное время вассал должен был выставить различное количество людей для своего господина. Это зависело от ситуации. Во времена завоевания острова Кюсю войсками Хидэёси защищавшийся Симадзу приказал своим вассалам поставить людей исходя из количества Тё (Тё =30 коку). За каждый Тё вассал должен был выставить двух человек – ученика и слугу, два Тё – 3 человека, 10 Тё – 11 человек. Во времена завоевания Кореи Хидэёси затребовал от лордов Кюсю, которые были ближе всего к отправной точке экспансии, по 6 человек с каждой сотни коку дохода и намного меньше людей от лордов Хонсю. В войнах при Сэкигахара и за Осаку ставка была примерно 3 человека с каждой сотни коку.

Некоторые даймё организовывали собственные «элитные части». Ходзё Удзияcу организовал своих го-хатамото (телохранителей) в 48 отрядов, каждый под командованием капитана. Отряды были организованы в 7 рот. Шесть рот по 7 отрядов и одна рота в 6 отрядов. В каждом отряде было по 20 человек. Токугава Иэясу основал о-бан (великую гвардию) в количестве 3х рот. Во времена завоевания Кореи гвардия выросла до пяти рот. К 1623 году было уже 12 рот. В каждой роте был один капитан, четыре лейтенанта и 50 гвардейцев. Другим подразделением, созданным Иэясу, был тэппо хякунин гуми – 25 эскадронов в 100 конников каждый. Всадники были вооружены ружьями. В других армиях аркебузиры были организованы в отряды по 30-50 человек, с одним капитаном на каждый десяток.

Характерными отрядами в данный период были всадники, лучники, копейщики и аркебузиры. Баланс отрядов в войске зависел от конкретного даймё. Некоторые отдавали предпочтение коннице, как Такэда Сингэн, или аркебузам, как Ода Нобунага.

В 1542 году китайский корабль, везущий трех португальских торговцев, потерпел крушение возле острова Танэгасима. Правитель острова увидел конструкции в руках у этих странных людей и пришел в восторг:

«Они несли что-то, длиной два или три фута, прямые снаружи и полые внутри, изготовленные из тяжелого материала... Форма не идет в сравнение ни с чем, что я знаю. Чтобы использовать это, надо заполнить его порошком и маленькими кусочками свинца. Установите маленькую белую цель на банке. Держите объект в руках, успокойте тело, зажмите один глаз (,) поднесите огонь к отверстию. И тогда пуля точно поражает цель...»

Правитель купил два ружья и отдал их своему кузнецу, что бы тот скопировал их. Однако он не смог выяснить, как закрывается казенник ствола. Когда прибыл другой португальский корабль, он отдал свою дочь в обучение изготовлению ружей. Вскоре он стал производить ружья такие же хорошие, как и оригиналы. Затем производство распространилось по всей Японии.

Вскоре аркебузиры стали обычным делом на полях сражений. Впервые они были использованы Симадзой Такахисой в 1549 году в битве при Кадзики. Уэсуги Кэнсин и Такэда Сингэн пользовались ими в своих периодических битвах при Каванакадзима, ровно как и Мори против Суэ в битве при Миядзима в 1555 году. Ода Нобунага в 1549 году заказал 500 аркебуз, а к 1575 году его армии начитывали уже 10 000 ружей. Такэда Сингэн так любил оружие, что в 1569 году выпустил прокламацию для своих войск:

«Впредь ружья будут играть очень важную роль. Соответственно, уменьшайте количество копий и увеличивайте количество людей, способных владеть ружьем»

Популярность аркебуз росла с ростом количества армий. Одна из причин была легкость обучения. Требовались годы, чтобы обучить лучника и даже крестьянин в короткое время мог быть обучен стрельбе из аркебузы «со всей точностью, на которое оружие было способно».

Другой причиной популярности были преимущества ружья перед луком. Тогда как японский лук имел дальность стрельбы 380 м, аркебуза била на 500 м, хотя и безвредно для цели в обоих случаях. Эффективная дальность для лука была 80 м, а у ружья – до 200 м.

Великий триумф аркебузы произошел в 1575 году в битве при Нагасино. Нобунага разместил 3 тыс. стрелков за частоколом. Аркебузиры полностью истребили наступавшую конницу Такэды. Множество даймё извлекли уроки из Нагасино и оснастили свои армии большим количеством ружей. К 1582 году большинство армий состояло на треть из аркебузиров. Однако, несмотря на то, что ружья показали свою силу, многие самураи относились к ним с пренебрежением, поскольку ружья уводили войну от индивидуализма.

Пушки появились в Японии в 1551 году. Отомо Ёсидзуми подарили две пушки португальцы. Аналогично аркебузам, были попытки их скопировать. Однако японцы так и не смогли выучиться изготавливать пушки европейского качества. Вместо этого большинством пушек японские армии снабжали иностранные суда. Обычно это были кулеврины и фальконеты. Пушки редко появлялись на полях битв в Японии, в основном во время осад. При осаде Осаки Токугава использовал 300 орудий.

Основным ударным оружием были копья. Они были двух видов – нагината и яри (нагината по своим характеристикам подходит под разряд «алебарда», в Японии же ее считают большим мечом). Нагината состояла из длинного изогнутого лезвия, насаженного на древко. Нагината была оружием как самураев, так и асигару. Ко времени Сэкигахара первенство завоевала яри. Существовали яри различной длины. Самые большие назывались нагай-яри и имели длину более 4 м. Различные даймё имели свои предпочтения относительно длины яри. Такэда Сингэн вооружил своих пехотинцев 4,8 метровыми копьями, так же поступили Уэсуги, Хидэёси, Токугава и Датэ. Ода Нобунага использовал самые большие копья – 5,6 м. Ода открыл возможности длинных копий еще в начале своей карьеры. Есть упоминание о наличии в его арсенале 500 шт. 5,6метровых копий уже в 1553 году.

Формы наконечников яри были различными. Некоторые были изготовлены в виде длинных трехгранников. Самыми распространенными были L-образные наконечники или наконечники с крестовиной, пригодные для стаскивания всадника с седла. Копья по количеству в армиях уступали только аркебузам. В разных армиях процент копий варьировался. У Оды копья составляли 27% его войска. У Уэсуги – 10 копий на каждое ружье.

С появлением аркебуз количество лучников стало сокращаться. Причинами были, как уже указывалось, разница в дальности стрельбы и срока обучения лучника и аркебузира. Но с другой стороны лук более точен и эффективность стрельбы превышала ружейную. Однако дальность стрельбы и простота обучения стрельбе из ружья перевешивала преимущества лука. Позднее лучники кое-где стали использоваться в качестве застрельщиков и снайперов. Некоторые кланы сохранили элитные подразделения лучников, как, например, Симадзу.

Кавалерия состояла только из самураев, полностью одоспешенных и вооруженных копьем (помимо копья любой самурай был вооружен традиционной парой мечей дайсё). В древние времена конница вооружалась исключительно луками. С развитием длинных копий конные лучники остались только в специальных подразделениях. Для защиты от копий кавалеристы экипировались копьем. Было два типа конных копий – тэ-яри (ручное копье) и моти-яри (носимое копье). Длина копий варьировалась от 3,2 до 4 метров. Самые длинные копья отмечались в 4,3 м. Использование копий дало всадникам необходимую маневренность в нападении и защите.

Что бы иметь впечатление о составе японских армий рассмотрим несколько примеров. Клан Симадзу в 1592 послал в Корею 1500 лучников, 1500 аркебузиров и 300 копьеносцев. Армия Мацууры Какэмоно в корейскую компанию состояла из 120 всадников, 450 пехотинцев, 370 аркебузиров, 110 лучников, 150 копейщиков, 120 офицеров, 800 хатамото и 880 нонкомбатантов (различной обслуги). Хатамото Датэ Масамунэ в те же времена состояли из 50 лучников, 100 аркебузиров и 100 копейщиков. Позднее в 1600 году, Датэ посылает Иэясу армию, состоящую из 420 конных самураев, 1200 аркебузиров, 850 копейщиков и 330 нонкомбатантов. Баланс всадников и пехоты подметил иезуит Франциск Карон :

«Те, кто имел 1000 коку годового дохода, были обязаны привести собой на поле 20 пехотинцев и 2 всадников...»

Одеяние большинства армий состояло из До (доспеха). До 1450 года доспех был коробчатого вида и подвешивался на плечи. Вскоре латы стали делать более легкими по весу и подогнанными по фигуре, сместив нагрузку с плечей на бедра. Доспех обычно изготовлялся из металлических полос скрепленных вместе, однако, со временем, многие оружейники стали делать доспехи, состоящие из сплошных пластин. Самым важным новшеством стало изобретение окэгава-до. Этот стиль стал очень популярным. Доспех был эффективным и недорогим, обеспечивал хорошую защиту, ставшую важной с развитием огнестрельного оружия.

Другим типом доспеха, получившим развитие, был татами-до (складной доспех). Он состоял из прямоугольных или гексагональных металлических пластин скрепленных кольчугой (по другим источникам пластины нашивались на матерчатую или матерчато-кожаную основу). Этот доспех, также как и окэгава-до, был дешевым, простым в изготовлении и легким. Многие даймё экипировали такими доспехами своих асигару.

Самурайские шлемы были шести разных типов. Каждый тип состоял из нескольких пластин, находивших друг на друга и образовывавших ребра. Большинство самураев богато декорировали свои шлемы. Даймё носили на шлемах фантасмагорические фигуры и другой причудливый декор. Хонда Тадацугу украсил свой шлем большими оленьими рогами, Ии Наомаса был известен золотыми рогами на шлеме, Датэ Масамунэ носил золотой полумесяц. Хосокава Тадаоки украсил шлем пером павлина, Тоётоми Хидэёси носил гребень в виде солнца с лучами, Курода Нагамаса в честь битвы Ити-но-тани изобразил на шлеме дорогу с горы Ёсицунэ. Некоторые даймё, как, например, Като Киёмаса и Маэда Тосииэ, носили шлемы с составным конусом. Поздние типы делались в виде хвоста рыбы.

Шлем пехотинцев назывался дзингаса (боевая шляпа) и имел форму конуса. Изготовлялся из металла или укрепленной кожи. Преимущество железного шлема было в том, что в нем можно было при случае варить рис. Те, кому не посчастливилось носить шлем, защищали голову повязкой хатимаки с кольчужными кольцами.

В дополнение к панцирю самураи носили пару сунэатэ (поножи), хайдатэ (набедренники) и котэ (наручи). Некоторые самураи также носили мэмпо (маску). Асигару также могли экипироваться котэ и парой сунэатэ.

Доспех был покрыт лаком, чтобы предохранить его от воздействия окружающей среды. Цвета – черный, коричневый, золотой, красный (обычно покрывали лаком черного цвета. По сей день черный лак в мире на профессиональном жаргоне называют Japan). Иногда доспех отделывали медью. Шнуровка имела различные цвета. Старая массивная шнуровка постепенно вытеснялась, поскольку имела свойство замерзать зимой, забиваться грязью и напитываться водой, становясь рассадником вшей. Кроме того, большое количество шнуров более эффективно противодействовало стрелам.

Основным назначением доспеха было защитить владельца от ружейной пули, поэтому оружейники проверяли свои изделия, стреляя в них из аркебуз. Если пуля доспех пробивала, он браковался, если же выдерживал, то вмятину от пули оставляли в доказательства его прочности. Этот тип доспехов известен под именем тамэси-гусоку (проверенный пулей). Однако этот вид доспеха был тяжелым и дорогим.

С ростом массовости армий встала проблема идентификации своих воинов и врагов на поле боя. В результате появились носимые самураями и асигару сасимоно (персональные знамена), которые крепились на доспех сзади. Сасимоно различались по размерам и цветам. На поле знамен обычно изображали мон (фамильный герб) командира. Некоторые сасимоно имели объемную форму. Войска клана Симадзу с Кюсю носили черно-белые сасимоно. В центре размещался фамильный мон, выполненный в негативе к фону – крест в круге. У Нобунаги было несколько различных дизайнов сасимоно, одним из которых была белая «дыня» на красном фоне. У Тоётоми Хидэёси на белых флагах была изображена красная ветвь «адамового дерева» («павлонии»). Личные посланники Такэды Сингэна отличались черными флагами с изображением белой многоножки («цилоподы»).

Специальные отряды Токугавы имели белый флаг с черной буквой «пять», в то время как его основной флаг выглядел следующим образом: на белом фоне черный цветок («холлилок»). 48 бансё Ходзё носили «рыбью чешую» - треугольники на флагах желтого, черного, голубого, красного и белого цветов. Часто на кирасы и шлемы асигару наносился мон командира.

Другой формой идентификации было использование большого знамени нобори. Эти флаги были увеличенной версией сасимоно. Ума-дзируси (конный знак) был разновидностью нобори. Он использовался для определения месторасположения генерала. Самурай с доходом в 1300 коку имел право на небольшой флаг, те, у кого доход был более 6000 коку имели право на большой флаг. Требовалось три человека для его переноски. Характерным примером ума-дзируси был флаг Уэсуги Кэнсина – на голубом фоне красное солнце. Некоторые даймё предпочитали определенные предметы на своих флагах. У Хидэёси – знаменитый знак в виде тыквы-горлянки. У Иэясу – золотой веер с красным солнцем.

Некоторые даймё делали попытки ввести униформу в своих войсках. Ии Наомаса – наиболее яркий пример. Он одел всех своих воинов – самураев и асигару – в красные доспехи. К тому же его войска несли на себе красные сасимоно с написанными своими именами золотом или фамилиями – белым. Эта «униформа» была принята по совету Иэясу, который, комментируя использование Ямагатой Масакагэ (вассалом Такэды Сингэна) одетых в красное воинов, отмечал их «психологический эффект». Отряды Ии стали известны под именем «красных дьяволов». Другой тип униформы ввел у себя Датэ Масамунэ, который экипировал свои войска пуленепробиваемыми доспехами ёкиносита-до. В 48 бансё Ходзё Удзиясу каждая рота несла цветной флаг с японским иероглифом. Когда они собирались вместе, иероглифы складывались в стих:

«Краски боевых знамен впечатляют, но и они выцветают

В нашем мире ничто не длится вечно

Преодолей сегодня высокую гору жизненных заблуждений

И больше не будет пустых грез, не будет опьянения».

Толчок развитию тактики дало появление аркебуз. Ранее традиционные способы войны основывались на идеалах индивидуализма. Во время битвы две армии выстраивались в линии несколько сотен ярдов длиной друг перед другом. Тишину нарушала сигнальная стрела. Затем вперед выходил самурай, пускал стрелу и выкрикивал свое имя, вызывая соперника на поединок. После их боя процесс продолжался, но количество поединщиков увеличивалось. В конце концов поле превращалось в хаотичную свалку.

Появление большинства тактических новшеств приписывают временам битв между Уэсуги и Такэда в Каванакадзиме, где они встречались пять раз в течение 1553-1564 годов. Большое пространство позволяло экспериментировать с различными формациями и передвижениями отрядов, которые изобретались и испытывались обеими сторонами.

Вначале многие самураи не доверяли асигару. Асигару держались в резерве и во многих случаях не участвовали в битвах. Первые шаги к армии нового типа сделал Ода Нобунага. Он понял важность строевой тренировки, вооружил и постоянно тренировал своих асигару. Через некоторое время асигару стали основой его армии.

Битва 29 июня 1575 года при Нагасино считается поворотным пунктом в истории военной тактики Японии. В этой битве Нобунага представил два тактических новшества. Первым был поточно-залповый огонь. Значительной проблемой ранее была крайне медленная скорость перезарядки аркебузы. Генералы хотели любым путем увеличить скорострельность. В то время, когда данная проблема еще не была решена в Европе, ее решили в 1570 году в Японии. В одну из своих компаний Нобунага воевал с монахами-войнами в Исияне Хонган-дзи. Защитники контратаковали его позиции в Кавагути и Такадоно. Атака была внезапной и была проведена силами 3000 мушкетеров. Монахи применили примитивную форму поточного огня и заставили Оду отступить. Нобунага запомнил урок и усовершенствовал эту тактику.

Во время битвы при Нагасино Ода имел около 32000 человек, из которых 10000 были аркебузиры. Зная, что сила Такэда – в его коннице, он отделил 3000 стрелков и расставил их в три линии по тысячи человек за большим частоколом. Он приказал своим людям стрелять с короткого расстояния и поражать в первую очередь лошадей. Когда Такэда Кацуёри послал 12700 человек на позиции Оды, они были остановлены первой линией мушкетеров. Как только Такэда возобновил атаку, дала залп следующая линия, потом третья. Войска Такэда были дезорганизованы и легко разбиты контратакой Оды. Около 10000 воинов Такэда полегло на поле боя, 67 % его армии.

Другим новшеством было использование асигару. Впервые в истории Японии крестьяне удостоились чести участвовать в битве и разделить радость победы. Это также показало, что главным становиться строгая дисциплина и тренировки. В результате стали расти размеры армий, т.к. даймё стали набирать больше отрядов. Армии кое-где достигли отметки в 100 тыс. человек.

После введения новых тактических приемов искусство войны в Японии развивалось подобно европейскому. В Европе дуэт пики и мушкета получил большое развитие после изобретения такового Гонзало дэ Кордобой в 1503. Предпосылкой к созданию подобного формирования было стремление защитить мушкетеров от атак кавалерии. Дуэт оказался эффективным – пики защищали мушкетеров от разгрома конницей, с другой стороны, мушкеты отбивали охоту подходить близко. Вскоре количество шеренг увеличилось, и формирование принимало форму прямоугольника. Например, 36 шеренговая испанская «терция». Подобный принцип применялся и в Японии, однако, никогда формации не достигали таких размеров, как в Европе. Линии аркебузиров выстраивались впереди армии, поддерживаемые линиями копейщиков. Лучники выполняли роль застрельщиков, пока перезаряжались аркебузиры.

В Японии было разработано несколько предбоевых формаций. Всего их было 22, названия их происходят из изображений предметов, на которые они похожи. Вот некоторые из них:

Хоси (наконечник стрелы). Этот порядок использовался для стремительной атаки. Плотный строй аркебузиров шел в авангарде самурайского войска и прорежал огнем вражеские шеренги. Т.к. подобный порядок был предназначен для стремительных атак, фланги формации были слабо защищены.

Ганко (птицы в полете). Представляла собой гибкое построение отрядов, способное быстро измениться при изменении ситуации. Аркебузиры располагались по фронту и в тылу, но могли быть переброшены на фланги в случае необходимости.

Саку (замочная скважина). Эта бала лучшая формация для противодействия атаке формацией Хоси. Шесть шеренг аркебузиров и две шеренги лучников располагались по углам для встречи атаки. Отряды в центре формировались с целью принять на себя силу атаки.

Какуёку (крыло журавля). Данная формация использовалась для окружения противника. В то время как авангард сковывал противника, «крылья» вырывались вперед и обхватывали противника. Этот прием использовал Такэда Сингэн в четвертой битве при Каванакадзиме.

Кояку (хомут). Формация считалась лучшей защитой от «крыла журавля» и «наконечника стрелы». Авангард удерживал противника столь долго, сколько было необходимо для выяснения их замысла. Затем командир мог дать приказ на контратаку.

Гёрин (рыбья чешуя). Это построение использовалось при превосходящих силах противника. Формация действовала по типу «наконечника стрелы», но силы направлялись на определенный сектор противника.

Энгэцу (полумесяц). Эта формация использовалась для обороны. Разбитые части перестраивались в виде полумесяца, готовые отразить атаку или перейти в наступление.

Курума гакари (крутящееся колесо). Эта построение в виде круга. Наступая на врага, сохранялась формация в виде вертящегося круга. В момент атаки боевые единицы вырывались из круга. И когда один воин уставал, он сменялся следующим. Свежие воины продолжали посылаться на цель до достижения победы. Этот тип построения использовался Уэсуги Кэнсином для противодействия «крылу журавля» Такэды Сингэна в четвертой битве при Каванакадзиме.

Тёда (длинная змея). Передовые, срединные и задние отряды строились с целью противодействия любым атакам справа и слева. Срединные отряды оказывали поддержку фронтальным и тылу, и наоборот. В то же время авангард вместе с первыми двумя дивизиями в случае необходимости использовались в качестве резерва.

Кото (голова тигра). Эта формация считалась лучшей при обороне от равного противника. Тактическое использование - аналогично Ганко.

Гарю (лежащий дракон). Это построение использовалась в битвах на холме. Авангард, первые и вторые линии, тыл могли легко перемещаться на новые позиции, когда это было необходимо.

Таймо (большая иллюзия). Построение использовалось для проверки крепости вражеских построений на флангах. Как только отыскивалась слабина, туда тут же посылался срединные отряды.

Коран (танцующий тигр). Эта формация для противодействия атаке противника с обоих флангов. Передовой отряд завязывает бой с авангардом противника, а тыловой ударяет в тыл врага.

Кэнран (танцующий меч). Позиция похожа на Коран. Тыловые отряды атакуют врага.

Сёгигасира (голова сёги). Эта формация полезна при преследовании противника. Передовые отряды стрелков, сформированные в дугу «сёги», наступают на врага. В это же время фланги, середина и тыл продолжают двигаться вперед, в случае необходимости расширясь вправо или влево.

Мацукава (сосновая кора). Это необычное построение включало кавалерию, стрелков и копейщиков в одной связке. Преимущество формации – высокая мобильность.

Ватягай (переплетенный круг). Эта формация использовалась в борьбе с большими силами в лесах.

Сэйгантёку. Когда противник состоит из двух отрядов, используется эта формация. Часть накрывает огнем приближающийся отряд, тогда как остальные атакуют второй отряд.

Бэттэ Наоси (перестроение). Ганко и Кото хорошо действуют при отсутствии врагов в тылу. Эта формация формируется из армейских резервов на случай появления врагов в тылу.

Рюкэй (течение). Это построение использовалось во время отхода.

Унрё (облака дракона). Построение используется, когда у врага преимущество в территории, но не в численности.

Хитё (летящая птица). Формация похожа на Унрё, но используется при численном превосходстве противника.

Хотя в Японии и присутствовали некоторые предбоевые построения, японцы не использовали специальные боевые построения по типу европейских линий и колонн. Не делалось акцента на удерживание формации после столкновения с противником. Обычно не проходило много времени до того момента, как бойцы вовлекались в «групповой матч по борьбе, где каждый самурай стремился победить ближайшего врага».

Японская кавалерия, в отличие от европейской, состояла из верховых и пеших воинов. Пешие были обслугой всадников. Это очень влияло на мобильность кавалерии и дистанцию атаки, лимитировала силу удара.

Т.к. армия главнокомандующего была составлена из разных индивидуальных кланов, преданность и взаимодействие на поле боя были очень существенными проблемами. По этой причине преданность своему даймё постоянно проверялась. Способы руководства битвой были следующими: использование флагов, барабанов, раковин, сигнальных огней, вестников. Даймё предпринимали шаги по созданию элитного корпуса посланцев. Уже упоминалась о подобных подразделениях Токугавы и Такэды. У Хидэёси было 29 посланцев, каждый отличался золотым сасимоно. Нобунага оснастил своих черно-красными Хоро (сумка в виде часов, носимая позади доспеха). Командующий наблюдал за битвой, врагами, раздавал поручения, сидя в своем Маку (место, огороженная ширмами с монами владельца). Но доставка его приказов в войска зависела от системы посланий, принятой в данном войске. Без эффективной системы посланий не могло быть координации.

Несколько битв было проиграно благодаря недостаточной преданности либо недостатков координации. Иэясу выиграл битву при Сэкигахара благодаря переходу на его сторону Кобаякавы Хидэаки (а также Киккавы и Вакидзаки). В битве Тэнно-дзи в 1615 году планы Санады сорвались благодаря действиям его ронинов.

В конце концов битва приводила к победе одной стороны. Победитель праздновал победу в своем маку, вознаграждая своих преданных генералов. Затем начиналась церемония подсчета голов.

Появление аркебуз в Японии подстегнуло развитие искусства войны. С этого момента японская военная тактика развивалась подобно европейской и кое-где прямо ее копировала. Хотя и накладывала восточный отпечаток. В некоторых аспектах европейцы превосходили японцев в искусстве войны, а в некоторых японцы далеко обогнали европейцев. Великим достижением японской тактики было изобретение и внедрение поточного огня, которое не получило распространение в Европе вплоть до 1580 года, когда было представлено Морисом из Нассау. Другим достижением также было национальная способность принимать, адоптировать под себя и эффективно использовать технологические новинки и новшества, что помогало в единении страны. Япония действительно имела военную мощь, сравнимую с европейской.

(по Бриану Бредфорду, перевод Миннакири Дзёю)

Начало четвертой битвы при Каванакадзима. Из фильма "Небо и земля" (1990)

2 пользователям понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах


Изначально рганизация армии древней Японии была, как и многое другое, заимствована из Китая.

Самой мелкой военной единицей был пяток (го), два го составляли один "огонь" (ка) - 10 солдат. Именно столько человек могли одновременно греться у одного костра.

К каждому ка отдельно приписывалось артельное хозяйство, снаряжение и вьючные лошади (6 голов на один ка). Командиры го и ка специально никак не назывались. Видимо, эти должности просто исполняли старшие по возрасту солдаты.

Пять ка образовывали полусотню (тай), ею командовал пятидесятник (тайсэй). Две полусотни, пешая и конная, объединялись в сотню (рё), которую возглавлял сотник (рёсуй). Двумя сотнями командовал дивизионер (кои).

Из нескольких сотен составлялась бригада (гундан). В зависимости от количества сотен выделялись малые бригады (сёдан) - до пяти рё, средние бригады (тюдан) - от шести до девяти рё, и большие бригады (тайдан) - более десяти рё. Малыми бригадами командовали младшие бригадиры (сёки), а средними и большими - старшие бригадиры (тайки).

Гунданы существовали только в мирное время - они несли гарнизонную службу. Во время войны несколько гунданов образовывали армию (итигун), которой командовал воевода (сёгун). Выделялись малая армия (сёгун) - от 3000 до 4000 человек, средняя армия (тюгун) - от 5000 до 9000 человек, и большая армия (тайгун) - от 10000 человек и выше.

Вместе тайгун, тюгун и сёгун образовывали "три армии" (сангун). Сангуном командовал великий воевода (тайсёгун). При выступлении в поход император жаловал тайсёгуну особый меч-сэтто в знак его полномочий и власти над жизнью любого из его подчиненных.

Система гунданов практически прекратила свое существование в IX-X веках, когда власть в стране начала преходить от императора и императорского двора к региональным правителям, каждый из которых обзаводился собственной армией.

Во времена Сэнгоку Дзидай (Гражданских войн) у каждого князя (даймё) была своя армия. Основу этой армии составляли подчиненные даймё самураи, каждый из которых приводил с собой отряд. Размер отряда определялся богатством самурая.

Армия даймё состояла из трех частей: сакиката-сю, куни-сю и дзикисидан. В число сакиката-сю входили недавно побежденные противники, уже успевшие доказать свою преданность новому господину, но еще не вошедшие в "ближний круг". Куни-сю ("сельские отряды") образовывали разорившиеся самураи и пехотинцы, собранные по деревням в ходе рекрутского набора. Наконец, дзикисидан составляли собственно войска даймё.

В состав дзикисидан входили: госинруй-сю ("члены семьи"), го фудай каро-сю ("наследственные вассалы и ближайшие сподвижники"), асигару-тайсё ("командующие пехотой") и хатамото сёякунин ("личные помощники правителя").

В бою все войска, находившиеся под началом даймё, разделялись на кавалерию (самураи) и пехоту (асигару). Разумеется, у каждого всадника были и обслуживающие его пешие слуги, сражавшиеся наравне с прочей пехотой.

Командная иерархия самураев была весьма сложна и запутана, поскольку основывалась на системе личных взаимоотношений, древности родов и близости к правителю.

Иерахия асигару была существенно проще. Выше всех стояли генералы (асигару-тайсё), под командованием которых находилось несколько сотен пехотинцев и несколько десятков приданных к пехоте конных и пеших самураев.

Основной функцией пехоты была стрельба из луков и аркебуз. Подразделениями стрелков командовали капитаны (асигару-касира) - под их руководством находилось от 50 до 1000 пехотинцев.

Подразделения асигару делились на отряды (бунтай), каждым из которых командовал лейтенант (асигару-ко-касира). Обычно под командованием одного капитана находилось два-три лейтенанта. Именно они осуществляли непосредственное управление пехотинцами на поле боя.

Не следует недооценивать роль "личных помощников правителя". В их число входили как писцы, администраторы, врачи, повара и ветеринары, так и посыльные и знаменосцы, с помощью которых даймё отдавал приказы своим войскам. Кроме того, в состав "личных помощников" включалась личная охрана правителя.

1 пользователю понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
(Чжан Гэда @ Сегодня, 11:58)
самурайства у японцев

Это строго говоря не имеет отношения к делу. Япония после разгрома в битве на реке Пэккан никуда со своих островов носу не казала и ни с какими врагами, если не считать внутрияпонских аборигенов эмиси и двух монгольских десантов, не воевала. Крупнейшие войны велись исключительно между князьями внутри страны, а для этого отрывать от полей крестьян было невыгодно. Кстати самураи дрались как конными, так и пешими, примеров таранных конных подразделений до появления таковых в армии Такеды Сингэна не припоминаю. Обычно конница просто ловко расстреливала супостатов из луков.
Только в XVI веке, когда вперед шагнули сельскохозяйственные технологии и возникла возможность отвлекать от сельхозработ энное количество рабсилы, появились значительные по численности наемные армии асигару. Именно тогда в перманентной войне между кланами наступил перелом, и одна группировка сумела сломить остальные.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
(Saygo @ Сегодня, 11:52)
Это строго говоря не имеет отношения к делу

имеет, и прямое. В стране установился феодальный порядок со строгой иерархией - император-сёгун-даймё-хатамото-гокэнин и т.д.

А конкретные примочки боя - это региональная конкретика. Самурай, в первую очередь, конный воин, хотя и полагавшийся более на лук, чем на копье.

(Saygo @ Сегодня, 11:52)

Только в XVI веке, когда вперед шагнули сельскохозяйственные технологии и возникла возможность отвлекать от сельхозработ энное количество рабсилы

Правильно, когда созрели условия. Что и в Европе видим.

Марсианская гонорея в вакууме неопасна, пока мы на Земле. Но как только или марсиане прибывают на Землю, или земляне на Марс - тут все и начинается.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
(Чжан Гэда @ Вчера, 20:31)
император-сёгун-даймё-хатамото-гокэнин

Маленькое уточнение - если Вы имеете в виду иерархию, как на форуме, то это эпоха Эдо, а во времена складывания самурайской иерархии (Камакура) были несколько другие титулы - гокэнины, сюго, дзито. Хатамото и прочие вошли в обиход только при Токугава, хотя вроде бы Ходзё Удзияcу тоже организовал своих го-хатамото (телохранителей).

(Чжан Гэда @ Вчера, 20:31)
Самурай, в первую очередь, конный воин

Проблема в том, что в Японии не везде можно разводить лошадей. В интересующее нас время была распространена порода кисо. Упоминания об этой лошади восходят к 6-му веку. Родина ее - регион Кисо префектуры Нагано. Согласно легендам, этот регион был в состоянии производить 10000 кавалерийских лошадей для нужд армии. Так что самураям этой провинции повезло. А насчет других провинций так не скажешь. Из-за дефицита лошадей их никогда не использовали в сельском хозяйстве - только чтобы возить самураев и аристократов. В свете этого понятно, почему император Муцухито боялся лошадей - по всей видимости ему в юности не так уж часто приходилось их видеть, не то что кататься.
Японские лошади низкорослы, норовисты, но хорошо приспособлены к местному рельефу. В принципе ясно, что такая лошадка не сможет нести достаточно крупного всадника, да еще в доспехах. Между тем в стране, где национальным спортом является сумо, не все самураи были достаточно легкими, чтобы ездить на такой лошадке. Следовательно им приходилось ходить пешком.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
(Saygo @ Сегодня, 14:29)
Маленькое уточнение

Что поделать! Я не японист!

(Saygo @ Сегодня, 14:29)
Проблема в том, что в Японии не везде можно разводить лошадей

При всем том классика жанра - "Хэйкэ моногатари" - это сага о конных баталиях.

С умом в Японии борются давно. Но это не значит, что воины были такими же жирнообразными. Во всяком случае, я таких доспехов ни разу не видал.

Да и в Имджинской войне самурай - едет на коне, биться выступает пешим, но потому лишь, что с корейцами они на равных верхами тягаться боялись.

А породы коней что в Японии, что в Корее - были аналогичны. Мелкие, злые, умели ходить по горам.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

С. Тернбулл о японских воинах асигару

В статье, посвященной японским асигару, Стевен Тернбулл сообщает о том, как в 1650 г. самурай по имени Мацудайра Идзу-но-ками Набуоки изложил на бумаге свои мысли о наиболее эффективном использовании воинов асигару {1}. По его мнению, книга под названием "Дзохё Моногатари" ("Повествование о разных солдатах") является одним из самых замечательных документов, появившихся тогда в Японии. Будучи написана очевидцем многих сражений (его отец был командующим армией в сражении при Симобаре в 1638 г.), она очень правдива, чего нельзя сказать о многих других хрониках того времени. К тому же подобные работы посвящены в основном самураям, в то время как "Дзохё Моногатари" - единственная книга о простых пехотинцах асигару.

user posted image

Оригинальное издание "Дзохё Моногатари" находится в национальном музее Токио и содержит уникальные изображения воинов асигару, одетых в цвета клана Мацудайра. Издание в деревянном переплете с графическими иллюстрациями вышло в свет в 1854 году. В основном "Дзохё Моногатари" посвящена опыту ведения боевых действий и описанию того, как три специализированных подразделения асигару (аркебузиры, лучники и копьеносцы) должны вести себя перед лицом врага. Книга проливают свет на ранее неизвестную сторону военного дела японской пехоты {2}. Описывая действия аркебузиров, автор показывает, какая большая ответственность лежала на плечах младшего офицера ко-гасиру: "Пока враг еще находится далеко, он раздает патроны, которые аркебузиры кладут в патронташ, находящийся у них сбоку и расположенный таким образом, что при приближении врага их можно было оттуда быстро извлечь. Когда враг появляется, вставляют фитиль. Этот приказ отдается, когда враг находится на расстоянии 100 метров. Если же патрон вдруг разорвется, или же неправильно будет вставлен огонь, запал может погаснуть. Поэтому солдаты должны иметь по несколько запасных фитилей. Патроны могут быть израсходованы очень быстро, поэтому, чем скорее они пополнят свой запас, тем лучше. В противном случае стрельба будет идти с перерывами. Необходимо соблюдать следующие правила: сначала на одну сторону вешается кожаный чехол, в котором носят аркебузу, затем два или даже пять шомполов прикрепляются к ремню с правой стороны сбоку".

user posted image

Мацудайра Набуоки дает несколько жизненно важных советов стрелкам: "Забивая заряд, двигайте шомполом вверх-вниз до самого края ствола. Если делать это с наклоном, то можно угодить в глаз своему товарищу, поэтому лучше двигать им вертикально вверх-вниз". Описание содержит рекомендацию, в кого лучше стрелять: "Выстрелив сначала по лошадям, нужно перенести огонь на всадников. В этом случае будут падать как лошади, так и всадники, это нанесет врагу большой ущерб". "Дзохё Моногатари" признает, что как только врагу удастся приблизиться на определенное расстояние, аркебузиры становятся бесполезными, поэтому автор дает совет, как в этом случае сражаться под защитой копьеносцев.

Асигару должны были умело пользоваться холодным оружием: "Если враг подходит близко, а на ваше место подоспели копьеносцы, временно отойдите вправо или влево, уберите шомпол, положите аркебузу в чехол и действуйте мечами. Цельтесь в шлем, но если мечи тупые, наносите удары в руку или ногу врага, чтобы их повредить. Если враг находится далеко, можно почистить ствол в этом случае лучше всего заранее порох в аркебузу не насыпать. Когда враг вне пределов видимости, необходимо нести аркебузу на плече".

Другим подразделением в армии самураев были лучники. Они использовались как в перестрелках, так и на линии огня. Как и в случае с аркебузирами, ими также командовал ко-гасиру. "Когда враг еще далеко, очень важно не тратить попусту стрелы. Ко-гасиру следит за этим и даст команду открыть стрельбу, когда враг подойдет ближе. Очень трудно определить, какое расстояние должно быть до противника, чтобы стрельба была эффективной. Нельзя прекращать стрельбу, иначе противник начнет стрелять в ответ. Что касается расположения лучников, то они располагаются между аркебузирами и прикрывают их, когда те перезаряжают свои аркебузы. Стрелы выпускаются как раз в тот момент, когда аркебузы перезаряжаются. Когда враг наступает плотной массой, разделитесь на две группы и открывайте огонь. В случае, если вас атакует кавалерия, стреляйте по лошадям".

Как и аркебузиры, лучники должны были быть готовы к рукопашной схватке: "Когда стрелы в колчане заканчиваются, не надо использовать все стрелы до последней, а нужно построиться в линию, которая позволяет продолжать стрельбу и вступить в рукопашный бой. Если вас вынуждают отступить, отойдите под защиту копий, затем вновь начинайте стрелять. Такая тактика приносит успех. Если вы будете вынуждены стрелять, глядя вверх на лица солдат противника, вы можете не отразить их натиск". Таковы секреты ведения боя лучниками.

"Дзохё Моногатари" содержат воспоминание об оружии, к, которому стали прибегать недавно, и которое помогло усовершенствовать технику рукопашного боя лучников. Юми-яри - так назывались луки, к которым прикрепляли наконечник копья. О них не упоминается в военных хрониках, потому что их начали использовать в ранний период Эдо: "Со времени ведения безрезультатных войн луки превратились в копья юми-яри, которыми можно было наносить удары в щели лицевой маски и кольчуги. Затем вынимают длинный и короткий мечи и атакуют противника, нанося удары по рукам и ногам. Тетива лука должна быть свернута таким образом, чтобы она не порвалась".

Таким образом, древнее и почти священное искусство стрельбы из лука перешло от рыцарей к крестьянам, которые в свою очередь использовали луки только затем, чтобы поддерживать своей стрельбой аркебузиров в течение того времени, пока они заряжали свои убийственные аркебузы. Боезапас для лука у асигару состоял из 25 стрел, что примерно равнялось их количеству у английских и монгольских лучников. Однако у асигару были невооруженные слуги вакато и комоно, среди которых имелись специальные подносчики стрел, имевшие их в огромном колчане вроде ящика, помещавшегося на спине и вмещавшего 100 стрел.

Своеобразное использование лука в качестве копья можно считать оправданным, поскольку японский лук по "равнению с другими обладал интересными особенностями: во-первых, он был очень длинным - от 180 до 220 см, а, во-вторых, - ассиметричным, то есть место для наложения стрелы находилось на нем гораздо ниже середины тетивы.

Стрельба из лука велась из положения стоя, с колена или верхом на коне и делилась на четыре стадии: приветствие, подготовка к прицеливанию, прицеливание и пуск стрелы. Воин должен был сохраниять абсолютное спокойствие и при этом не думать ни о цели, ни о попадании в нее. В луке и стрелах стреляющему полагалось видеть лишь "путь и средства" для того, чтобы стать причастным к "великому учению" стрельбы, а стрелы должны были найти себе цель сами. Несмотря на кажущуюся нам странность такого выстрела, стреляли японцы достаточно эффективно: выпущенная из японского лука стрела могла поразить цель на расстоянии около 500 метров. Делались луки из первосортной бамбуковой древесины. Древки стрел также делали из бамбука или ивы, оперение - из перьев орла, а наконечники - из железа, меди, рога или кости, которые, если и не пробивали доспехи у всадников, то ранили их лошадей.

Последние исследования показали, что копья, которыми пользовались асигару, были намного длиннее, чем это предполагалось ранее, и были сродни европейским пикам. До перевода "Дзохё Моногатари" было невозможно сказать наверняка, как пользовались этим оружием, поскольку огромные копья с длинным клинком в случае неправильного использования могли быть одинаково опасны как для врага, так и для товарищей по оружию. Поэтому неудивительно, что некоторые из наиболее ярких описаний "Дзохё Моногатари" посвящены технике владения копьем. Длина этого копья, которое называлось ного-яри, и необходимость для асигару синхроннного владения этим оружием как раз и требовали наличия специально разработанных и натренированных телодвижений. В "Дзохё Моногатари" сказано: "После аркебуз и луков в сражение вступают копья. Прежде чем вступить в бой, положите чехол от копья внутрь муна-ита (металлического нагрудника). Чехлы или ножны от копий с длинным древком должны были прикреплены на поясе сбоку".

В отличие от самураев, которые рассматривали копья как индивидуальные боевые средства, асигару должны были, прежде всего, действовать ими в едином ритме.

"Постройтесь в одну линию с интервалом в один метр, не потрясая каждый своим копьем, но будучи готовыми встретить противника дружным частоколом копий. Если вас атакует кавалерия, постройтесь в один ряд и встаньте на одно колено, положите копье и ждите. Когда противник подойдет на расстояние чуть больше длины копья, поднимите копье, целясь наконечником в грудь лошади, и старайтесь изо всех сил удержать копье, когда оно пробьет грудь животного! И даже неважно, кого вы пронзили - всадника или лошадь, вам может показаться, что у вас вырывают копье из рук. Здесь очень важно, что бы не случилось, обязательно его удержать, а затем расстроить атакующие ряды противника. После отражения атаки достаточно преследовать противника не более нескольких десятков метров". Эта часть описания заканчивается советом, как глубоко нужно вонзать копье в тело врага. Ограничением удара должно было служить мекуги - приспособление, которое прочно прикрепляло основание клинка к древку: "вонзайте копье в тело не далее, чем до мэкуги, чтобы вы могли без особых усилий вынуть его обратно... Удачное использование копья требует хорошей подготовки и состояния постоянной боевой готовности".

Лучшей иллюстрацией согласованных действий асигару с копьями служит описание атаки замка Юдзава в "Оуэйкай Гунки", при этом особое внимание обращается на одновременное наступлении и с фронта и с фланга: "Тодзаемохё Садахира и Тикури Хейу Сорин с 500 солдатами, поддерживаемые 500 воинами под командованием Есидо Магоити и Нисино Сури, построились в одну линию с копьями наперевес. Восемнадцать копьеносцев поддерживали их с флангов. Они вонзились в плотную толпу вражеских солдат и завершили их окружение".

Если обобщить советы асигару по технике и тактике боя с применением длинных копий, получится следующий набор рекомендаций: образуйте ряды с интервалом в один метр; обнажите оружие, сохранив ножны; кавалерию встречайте, стоя на одном колене, положив копье рядом; по команде вставайте, поднимая копье; всем шеренгам держать копья ровно; направляйте копье левой рукой, наносите удар правой; вонзайте копье на определенную глубину и удерживайте его; преследуйте противника как указано.

Очевидно, что действия копейщиков асигару очень похожи на действия европейской и, прежде всего, швейцарской пехоты пикинеров, которая именно стеной длинных пик, установленных одна к одной, могла сорвать любую атаку рыцарской конницы: Японские аркебузиры, как европейские арбалетчики, расстреливали ее из своего оружия, не опасаясь, что оно у них медленно заряжается. В то же время в отличие от европейских солдат практически все асигару, включая аркебузиров, имели защитные доспехи, хотя и более легкие, чем те, что были у самураев. Как правило, доспех асигару состоял из конического железного шлема джингаса, который являлся точной копией крестьянской шляпы из рисовой соломы, и двухсторонней кирасы-до, к которой обычно крепились детали панцирной юбки кусадзури, очень похожей на латные набедренники пикинеров. Использовались также металлические пластинки для защиты рук, ног и предплечья - либо нашитые на ткань, либо крепившиеся поверх одежды при помощи завязок из ткани. На груди и спине панциря асигару, а также на шлеме спереди очень часто изображали эмблему клана, которому служил данный асигару. С другой стороны, сам Иэясу Токугава рекомендовал асигару использовать свои шлемы для варки риса, так что вряд ли после этого изображения на шлеме могли сохраниться. Возможно для торжественных случаев их каждый раз рисовали вновь {3}.

user posted image

В дополнение к описанию, боевых действий воинов асигару "Дзохё Моногатари" подробно рассматривает походную жизнь. Вот несколько отрывков из этих описаний, где приводятся рекомендации для тех, кто отвечал за состояние лошадей: "При подготовке к выступлению, пока два человека занимаются самой лошадью, займитесь ее снаряжением. Сначала возьмите уздечку, удила, поводья и наденьте их на голову лошади, затем оседлайте ее как следует, закрепив подпругу. На металлическое кольцо с левой стороны седла прикрепите мешочек с рисом, к кольцу с правой стороны седла - маленький пистолет в кобуре. На такие же кольца, но только сзади, прикрепите мешочек с соевыми бобами, на переднюю луку седла - переметную суму. Сзади к седлу прикрепите мешочек с сушеным прокипяченым рисом. Всегда держите лошадь на привязи. Возьмите небольшую полоску кожи и проденьте через удила. Когда кормите лошадь, то можете удила ослабить. Когда лошадь в движении, вы должны быть особенно осторожны. Если удила окажуться ослаблены, молодые лошади могут почувствовать свободу и прийти в возбуждение. Из-за этого вы можете потерпеть поражение в битве, поэтому лошади должны быть взнузданы крепко-накрепко".

О доставке продовольствия при помощи лошадей и носильщиков в "Дзохё Моногатари" написано следующее: "Обычно берите пищи не больше чем на 10 дней. Если поход продолжается 10 дней, используйте вьючных лошадей и не оставляйте их сзади. В настоящее время можно брать 45-дневные запасы продовольствия, но одна лошадь должна использоваться не более 4-х дней подряд. Находясь на территории противника или территории союзников, вы должны быть всегда готовы ко всему. В таких случаях всегда берите продовольствие с собой, или вы вынуждены будете отыскивать продовольствие на территории союзников, что является большой глупостью и может быть расценено как воровство. Что касается пищи для лошадей, храните ее в специально приготовленных местах, когда делаете набеги на вражескую территорию. Ничего там не бросайте, и если страдаете от голода в лагере, кормите их растительной пищей. Лошадь может есть опавшие листья, а также очищенную сосновую кору. Что касается сухих дров, то в день на человека хватает 500 г, к тому же их можно собрать в один большой костер. Если в местности невозможно найти дрова, используйте вместо них сухой лошадиный навоз. Что касается риса, то на человека в день достаточно 100 г, соли - 20 г на 10 чел., а мисо - 40 г на 10 человек. Но когда предстоит ночное сражение, количество риса может быть больше. Можно есть рис, который хранится слугами для приготовления сакэ". Баулы с рисом везли как на вьючных лошадях, так и на двухколесных повозках, которые тянули или толкали люди-носильщики. Также использовались и большие повозки, в которые запрягали быков. Они были также очень удобны для транспортировки тяжелых орудий.

Иногда необходимо было прибегать к грабежу, если военная кампания затягивалась и велась на вражеской территории. Это считалось нормальным явлением. "Дзохё Моногатари" приводит несколько полезных советов, как совершать грабежи: "Пища и одежда могут быть спрятаны в домах, но если все это прячут снаружи, то можно поискать в горшке или даже в чайнике. Если одежду или продовольствие закапывают в землю, приходите рано утром по свежему морозу и там, где закопаны нужные вам вещи; вы не увидите инея и таким образом вы найдете то, что вам нужно". Однако автор предупреждает фуражиров асигару об опасности ловушек, которые могут быть оставлены врагом: "Запомните, что кровь мертвого человека может служить отравой для воды, которую вы пьете. Никогда не пейте воду из колодцев на вражеской территории. На дне колодца может лежать отрава. Вместо этого пейте речную воду. Когда меняете место расположения, позаботьтесь о воде. Если вы в лагере, то очень хорошо пить воду, которая хранится в емкости, на дне которой лежали завернутые в шелк косточки абрикоса. Или положитете в горшок или сосуд несколько улиток, которых вы привезли из своей собственной местности и высушили в тени. Это вода годится для питья: Очень важно иметь достаточное количество воды во время осады. Например, во время осады Акасаки в 1531 г. произошло следующее: "Затем 282 воина покинули крепость и сдались, потому что на другой день они бы умерли от жажды". Во время осады крепости Тёкой в 1570 г. решающий момент наступил тогда, когда осаждающим удалось отрезать осажденный гарнизон от источников воды. "Дзохё Моногатари" отмечает: "Во время осады горных крепостей, когда невозможно найти воду, горло становится сплошным сухим комком, и наступает смерть. Когда распределяется вода, то необходимо учитывать, что на человека необходимо 1,8 литра воды в день".

Большое количество асигару использовалось только для того, чтобы носить флаги. Существовало несколько типов флагов со своими весьма специфическими названиями, однако наиболее распространенным типом являлся нобори, древко которого имело вверху поперечину как у буквы Г. Благодаря этому пришнурованное к поперечине и древку узкое полотнище флага всегда находилось в натянутом положении и изображения на флаге были хорошо видны.

Известные полководцы помимо родовых знамен имели еще и свои собственные штандарты, причем иногда весьма символичные. Так, "большой штандарт" Иэясу Токугава, с которым он воевал с 1566 г., представлял собой гигантский золотой веер на деревянных спицах, длиной 1,5 м каждая, на котором был изображен красный диск восходящего солнца. Второй штандрат представлял собой бронзовый диск с небольшим круглым отверстием в его верхней части. Помимо этих эмблем за ним всегда несли семь нобори белого цвета с изображением розовой штокрозы - эмблемы рода Токугава. Еще одним из опознавательных знаков на попечении асигару были маку - длинные занавеси с эмблемами полководца, окружавшие его штаб. В бою они так же, как и флаги, служили указателем местонахождения командира {4}.

"Дзохё Моногатари" содержит и медицинский раздел, который является убедительным доказательством того, что в самурайской армии, включая и подразделения воинов асигару, за ранеными и больными ухаживали, а не бросали их на произвол судьбы. "Если у вас есть проблемы с дыханием, положите несколько сушеных слив на дно вашей сумки. Это всегда срабатывает. Если есть только их, то они осушают горло и сохраняют жизнь. Сушеные сливы очень помогают при болезнях дыхания". "При ведении боевых действий может быть очень холодно, и войлочной или соломенной накидки часто бывает недостаточно. Каждое утро зимой и летом съедайте по одной горошинке перца - это прогонит холод и согреет вас. Для разнообразия можно опять использовать сушеную сливу. Если вы натретесь красным перцем от бедер до кончиков пальцев ног - вы не замерзнете. Можно натереть им и руки, но избегайте попадания в глаза".

Самый интересный совет "Дзохё Моногатари" касается лечения змеиных укусов в походных условиях: "если вы находитесь в лагере, в лесу или горах и если вас вдруг укусила змея, не паникуйте. А быстро насыпьте несколько горошин пороха на укушенное место, подожгите его и симптомы укуса скоро исчезнут, но в случае промедления этот способ уже не сработает". Дальше следуют советы, как лечить раны во время сражения: "размешайте лошадиный навоз в воде и положите на рану, скоро уменьшится кровотечение и рана очень быстро затянется. Также говорят, что если выпить лошадиной крови, то это поможет уменьшить кровотечение, потому что лошадиная кровь не проходит через человеческие ткани и закупорит раны, но если вы будете есть навоз, то это усугубит положение. Если рана болит, помочитесь в медный шлем, пусть все это остынет. Затем омойте рану, скоро боль заметно утихнет. Если кровь цвета японской хурмы, то в ране яд. В случае ранения в область вокруг глазного яблока, перемотайте голову полоской смятой бумаги; приложите горячую воду".

Наиболее ужасающим в "Дзохё Моногатари" является описание извлечения наконечника стрелы, попавшей в глаз воину: "Головой двигать нельзя, поэтому ее надо привязать к дереву, и только когда голова привязана, можно начинать работу. Стрелу нужно вынимать потихоньку, но при этом глазная впадина будет наполняться кровью".

Таким образом, "Дзохё Моногатари" является уникальным описанием жизни воинов асигару, обогащает наши знания о боевом искусстве самураев, и...со всей очевидностью показывает, что в Японии так же, как на Западе, наступила эпоха господства огнестрельного оружия; 14 октября 1866 г., когда последний из сёгунов отказался от своего поста в пользу молодого императора Муцухито, это одновременно было концом почти семивековой истории рыцарей-самураев в Японии. На следующий год сёгун попытался вернуть себе власть, однако первое же столкновение его сторонников с императорскими войсками показало, что дело самураев безнадежно проиграно. Как и столетия назад, они устремились в бой с луками, копьями и мечами, а их встретили огнем современного европейского оружия. Наконец, самураи лишились даже чисто внешних атрибутов своего положения: в 1876 г. им было запрещено ношение мечей. Институт самураев исчез, а сами самураи составили основу офицерского корпуса японской регулярной армии. Однако отдельные случаи применения офицерами самурайских доспехов имели место и в годы русско-японской войны 1904 - 1905 годов.

В целом же, мнение англоязычной историографии относительно самобытности вооружения самураев таково: она имеет относительный характер. Англоязычные историки подчеркивают, что самураи вплоть до XIV в. оставались конными стрелками из лука, в связи с чем главным видом самурайских доспехов (как, собственно, и у других народов, где лук являлся главным оружием) были доспехи из металлических пластин. По-видимому, данную особенность можно считать следствием самого характера номадистской цивилизации и технологии производства доспехов, так как пластинки в кочевых условиях делать легче, чем все остальные виды доспехов и, прежде всего, доспехи из колец.

Примечания

1. TURNBULL S.R. Secrets of Samurai Warfare. - Military illustrated. 1997, N 110, P. 33 - 39.

2. Ibid., P. -32 - 33.

3. Ibid., P. 32 - 37.

4. Ibid., p. 35, 37.

Шпаковский Вячеслав Олегович

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Шпаковский - это тот самый одиозный безграмотный плагиатор, который наваял целую книШку про "Лыцарей Востока" (изд-во "Поматур", ЕМНИП, 2002 год)?

Более редкостного аЦтоя представить нельзя. Все вышеизложенное он пихнул в нее давным-давно. Видать, за 10 с лишним лет не получил новых знаний.

Увы, плохо, когда человек ничему не учится.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Шпаковский - это тот самый одиозный безграмотный плагиатор, который наваял целую книШку про "Лыцарей Востока" (изд-во "Поматур", ЕМНИП, 2002 год)?

 

Тот самый Шпаковский, но но мне читать такие книжки не до сук - я не униформист.

 

Все вышеизложенное он пихнул в нее давным-давно. Видать, за 10 с лишним лет не получил новых знаний.

Чжан Гэда, эта заметка о Тернбулле впервые опубликована в этом году.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
(Чжан Гэда @ Сегодня, 02:35)
Пример конного боя японцев с корейцами или китайцами можно?

Вам хорошо говорить, вы знаете корейские источники и наверняка могли бы без проблем сами извлечь из них такие примеры, если бы это не шло вразрез с вашей точкой зрения. Мне остается только опираться на работы Асмолова (Неграмотен, языками не владею, ваше благородие. Паки, паки... Иже херувимы.)

Между тем, генерал Ли Иль, принявший решение давать битву на равнине, был человеком малокомпетентным, привыкшим воспринимать японцев как массу дезорганизованной пехоты, над которой вооруженная цепами корейская кавалерия должна была одержать победу. Именно желанием использовать преимущества кавалерии на открытой местности и продиктована его стратегия, не рассчитанная на японскую конницу и японских стрелков из мушкетов.
Тёрнбулл хорошо описывает оборону Пхеньяна и отступление войск Кониси Юкинага в феврале 1593 г., а также действия Като Киёмаса и Кобаякава Такакагэ, приведшие к победе над китайской армией под Пёкчэгваном 25 февраля 1593 г. При описании последнего сражения, которому российские и корейские историки обычно не уделяют особого внимания, он отмечает, что в победе сыграли свою роль и преимущества самураев как бойцов, и грамотная тактика, когда китайскую кавалерию заманили на грязевой склон, где ряды ее расстроились, лошади увязли в грязи, а всадники стали легкой добычей японцев. Правда, и здесь Тёрнбулл почему-то говорит о преимуществах катаны как более длинного оружия, и поет славу крестообразным наконечникам японских копий, которыми самураи сталкивали противников с седел. Китайские копья, особенно оружие всадников, также имели достаточное число дополнительных элементов, позволяющих сталкивать противников с седла. Дело скорее в том, что китайская кавалерия значительно уступала японской. Не имеющие развитой традиции коневодства, китайцы никогда не имели своей хорошей конницы. Так, если китайский кавалерист не падал с коня при галопе, это уже считалось его достоинством.

Предменее предлагаю обсуждать Имджинскую войну здесь.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
(Saygo @ Сегодня, 11:39)
Вам хорошо говорить, вы знаете корейские источники и наверняка могли бы без проблем сами извлечь из них такие примеры, если бы это не шло вразрез с вашей точкой зрения. Мне остается только опираться на работы Асмолова (Неграмотен, языками не владею, ваше благородие. Паки, паки... Иже херувимы.)

Нет, всего было 3 (ТРИ) сражения, где китайцы и корейцы ввели в действие конницу. Это Тхангымдэ (1592), Хэджончхан (1592) и Чиксан (1597). Во всех трех случаях японцы сражались пешими.

При Тхангымдэ они основные позиции расположили амфитеатром на склонах гор и максимально использовали мощь аркебуз, когда корейцы с цепами врезались в побежавших перед ними асигару.

При Хэджончхане они забаррикадировались в зернохранилище и отбились залповым огнем, а потом ночью захватили остатки корейского отряда на болоте, куда их привел местный житель, решивший сотрудничать с японцами (на севере ситуация с инкорпорируемыми чжурчжэнями была очень острой).

При Чиксане нет ни одного достоверного описания с обеих сторон, но по всем материалам китайцы атаковали в конном строю, а японцы оборонялись, отступая к гребню холма (с небольшими вариациями сюжета).

Все, потом никаких конных сражений не было. Следующие битвы будут только в 1894 г., и тогда также не будет ни одного кавалерийского сражения.

А статью эту Константин Валерьянович писал до знакомства со мной. После этого он достаточно открыто и публично говорил, что сейчас написал бы ее совсем по-другому.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Самурай, в первую очередь, конный воин, хотя и полагавшийся более на лук, чем на копье.

Еще небезынтересное дополнение к моим постам о японских лошадках.

 

Умные, независимые и упрямые японские лошади ценились за свои качества, точно так же, как воины, которые на них ездили. Наездник, привыкший к более послушным животным, охарактеризовал бы их как тварей с дурным характером, так как японская лошадь не подчинялась безоговорочно командам своего хозяина, однако большинство самураев, кажется, мирились с подобной независимостью.

В Японии не было традиции кастрировать коней, что необычно, поскольку большинство народов, у которых лошади составляли важнейший элемент жизненного уклада, делали это. В древней Японии отсутствие подобной традиции приводило зачастую к дезорганизации войск на поле сражения. Для боевых жеребцов кобылы в период течки служили источником дополнительного напряжения. Вражеский лагерь, где находились такие кобылы, мог стать смертельной ловушкой для попавшего туда несчастного самурая, который становился заложником игривого жеребца – тогда ему приходилось спешиваться, а иначе он оказывался в самой гуще врага на абсолютно неуправляемом животном.

Японские лошади являются разновидностью монгольской породы, хотя некоторые специалисты видят в них большое сходство с ныне исчезнувшими лошадьми, такими как тарпан. Возможно, термин «лошадь» по отношению к этим животным употребляется неправильно, поскольку по современной классификации все они, за исключением самых крупных особей, не превышали в холке 140 см, что автоматически относит их к разряду пони. Минамото Ёритомо ездил верхом на лошади высотой 142 см, что едва превышает линию раздела между лошадью и пони, но его лошадь была исключительно сильной и выносливой. При раскопках конских захоронений, датируемых XIV в., выяснилось, что рост большинства лошадей едва превышал 130 см в холке, а у самых маленьких особей этот показатель составил всего 109 см, что соответствует размерам осла. Большинство арабских скакунов, например достигают в холке приблизительно 152,4 см, тогда как средний рост лошадей английской чистокровной породы равняется 162,56 см.

Низкорослостью японских лошадей также объясняется отсутствие традиции заковывать этих животных в тяжёлую броню, которая существовала в Европе в XIV в. Иногда на них надевали некоторое подобие кольчуги, а в XVI в. некоторые даймё, такие как представители клана Ходзё, уговаривали своих всадников одевать лошадей в доспехи. Но не было попытки устраивать рыцарские турниры на копьях или использовать коней для сокрушения и уничтожения противника, потому что японские не стали бы, да и не смогли бы этого сделать.

Также этих лошадей не подковывали, и начали делать это только с середины XVIII в., когда знания о европейских технологиях стали распространяться через голландских купцов. Вместо подков копыта лошадей защищали соломенные сандалии, весьма напоминавшие те, что носили самураи.

Маленькие лошадки на поле сражения не очень подходили для крупных мужчин. Фудзивара Кунихира был очень бодьшим человеком, и это мешало ему достаточно быстро ездить на своём коне, заслужившем репутацию «самой резвой лошади Северной Японии». Он был из рода северных Фудзивара, четыре поколения которых правили провинциями Дева и Муцу из своего города Хираидзуми.Не известен рост Кунихира, но зато известно, что рост его мумифицированных родственников превосходил 180 см. Его бедная лошадь с её 141 см в холке была для него действительно мала (хотя по японским меркам это была крупная особь), и «покрывалась потом» каждый раз, когда взбиралась на холмы Хираидзуми. Кунихира погиб довольно бесславным образом, не сумев должным образом справиться со своим конём в бою, на десятый день восьмого месяца 1189 г.

 

Женщины-наездницы, напротив, имели преимущество, поскольку были легче и проворней мужчин. Женщины из самурайских домов должны были учиться верховой езде и вместе с мужчинами сражались в составе конных отрядов, о чём упоминается в хрониках. В «Повести о доме Тайра» описываются подвиги одной из таких воительниц по имени Томоэ Годзин, ставшей одной из самых знаменитых женщин Японии. Вероятней всего, это выдуманная фигура, но факт участия женщин в полевых сражениях подтверждается более надёжными источниками. Согласно одному из документов, в 1351 г., в одном из боёв на западе Японии участвовал конный отряд, состоявший преимущественно из женщин, а до нашего времени дошли доспехи, изготовленные с учётом женской анатомии. Участие женщин в сражениях не было явлением вполне обыденным, но и не настолько редким, чтобы вызывать большое удивление.

 

Низкорослые и коротконогие японские лошади не могли развить высокой скорости. Эксперимент, проведённый в 1980 г. японским телеканалом NHK, выявил, что самурайская лошадь с наездником в полной боевой экипировке не могла двигаться быстрее 9 км/ч. Для этого эксперимента был выбран пони ростом 130 см и весом 350 кг. Общий вес груза, который ему пришлось нести, был равен 95 кг: 40 кг весили доспехи и седло, а 50 кг – наездник. Бедное животное сначала пускалось лёгким галопом (какэ-аси), но не могло долго выдержать темпа и переходило на рысь (хая-аси).

 

Лошадей пускали галопом только на короткие расстояния или в острых ситуациях – в иных случаях конные самураи передвигались на поле сражения рысью или лёгким галопом. Такая медлительность … позволяла конным лучникам вести более точную стрельбу. Но у этих низкорослых коней были свои преимущества. Они превосходно проявляли себя на пересечённой местности, что не маловажно для Японии, на 80% состоящей из гор. Так в 1184 г. в битве при Ити-но-Тани Минамото Ёсицунэ (1159-1189 гг.) спустился во главе небольшого конного отряда по крутому склону горы в тыл противника, чем застал его врасплох и разбил. Длинноногие лошади не смогли бы совершить такого манёвра.

 

Вторым преимуществом этих коней, как и у их родичей монгольских нмзкорослых лошадей, был чрезвычайно мягкий бег, что позволяло их наездникам вести очень меткую стрельбу из луков. Лошадь, идущая лёгким галопом, уступала в скорости лошади, скачущей галопом, но зато она могла долго выдерживать этот бег, который лучше подходил для стрельбы из лука, нежели более тряская рысь. Японские лошади умели хорошо преодолевать болотистые участки местности, но и они не были безгрешны, и во время зимних походов часто проваливались под лёд на болотах, рисовых полях или реках.

 

Изучение конской сбруи наводит на мысль, что самураи больше ценили твёрдую посадку в седле, нежели скорость. Лошадь и седло образовывали устойчивую платформу для лучника, ведущего стрельбу по врагам. Седла также защищали нижнюю часть торса наездника, но эта тяжёлая, весьма напоминающая коробку структура, громоздившаяся на конской спине, была чрезвычайно неудобна для самой лошади. Большинство сёдел было сделано из лакированной древесины, а это подразумевает, что древесина обрабатывалась соком растения, обладавшего теми же вредоносными качествами, что и ядовитый плющ. Обработанная этим соком древесина становилась очень твёрдой, что предохраняло её от гниения  – именно по этой причине сёдла, как и многие детали доспехов, изготавливали из лакированной древесины. Лак придавал изделиям привлекательный вид, а покрытые чёрным лаком их гладкие, блестящие поверхности расписывались золотыми или серебряными узорами.

 

Сёдла делали таким образом, чтобы они крепко держались на спине лошади. Они могли немного амортизировать, что добавляло точности стрельбе из лука, но не способствовали прибавлению бега и без того не очень-то резвых японских коней.

 

Эти сёдла были сложными устройствами, и, чтобы надеть такое седло на лошадь, требовалось немало времени. Сначала на спину лошади клали подседельник (ситагура), выполнявший роль чепрака. Этот подседельник мог быть сделан из подбитой и подстёганной кожи или из шкур таких экзотических животных, как тигр, которые импортировались из Китая или Кореи.

 

К этому подседельнику пеньковой верёвкой крепился деревянный каркас седла (курабонэ). Деревянное седло состояло из двух продольных деревянных пластин (иги), которые ложились параллельно вдоль спинного хребта, и двух соединявшихся досок, крепившихся к передним и задним частям иги. Эти доски называемые маэва, выполняли функцию передней луки, а сидзува, или задняя лука, завершала седло.

 

Передняя и задняя луки являлись определяющими элементами боевого седла (гундзигура), так как, необычно глубокие и тяжёлые, они служили защитой нижней части туловища наездника. Доски передней луки седла как бы охватывали с обеих сторон холку животного в самой и верхней его части, тогда как задняя лука седла опиралась на подъём в нижнем отделе спины и защищала всадника сзади. Деревянные доски седельных лук подгонялись под иги и скреплялись вместе, что придавало структуре необходимую жёсткость. Все части седла крепко стягивались, чтобы оно ни в коем случае не могло соскользнуть со спины животного. Вместе с чепраком деревянный каркас седла стягивался вдобавок подпругой, охватывавшей конское брюхо, которая продевалась через прорези в чепраке и деревянных пластинах обеих лук. Сверху на деревянное седло клали мягкое сиденье (басэн), которое удерживалось на месте стремянными ремнями, продеваемыми через прорези в иги и чепраке. Шёлковая или матерчатая лямка протягивалась через переднюю луку седла и охватывала грудь коня. Этому грудному ремню (мунэгай) соответствовал задний ремень (сиригай), который протягивался через заднюю луку седла и охватывал заднюю часть коня, проходя под его хвостом.

Все ремни, включая поводья, делались из пеньки, сложенной в несколько раз холщовой ткани или шёлка; кожа, обычная в Европе, редко использовалась в Японии. Было два комплекта поводьев, одни соединялись с недоуздком и использовались для удержания коня, с которого спешивались, а другие, соединявшиеся с удилами, служили для управления конём. Лошадь контролировалась удилами, которые делались из стали и прикреплялись к двум щёчным ремням, которые в свою очередь соединялись стальными кольцами с поводьями. Садясь на лошадь, наездник всегда брал в руки поводья, применявшиеся для управления конём, которые соединялись с уздой и привязывались к передней луке седла. Второй комплект поводьев использовался для удержания и остановки коня, а иногда и в бою, когда наездник стрелял из лука – они либо крепко привязывались, либо накидывались на переднюю луку седла, позволяя наезднику вести прицельную стрельбу из лука на скаку.

Вовремя стрельбы лучники сидели боком или даже спиной к движению лошади. Нужно было обладать недюжинной сноровкой, чтобы в подобных обстоятельствах не свалиться с коня. Неопытные или неосторожные наездники, выхватывая меч, например, нередко падали со своих коней. На расписанных свитках, таких, как «Касуга гонгэн кэнки» XIV в., изображались всадники, вооружённые более длинным оружием, известным как нагината, или крюка на дереве «медвежьи когти» (кумадэ). А это говорит о том, что искусные наездники в определённых случаях могли прибегать к оружию, предназначенному для боя в пешем строю.

Самые древние стремена были простыми, в виде колец и подвешивались на длинных цепочках. Позднее, к началу IX века, стремя приобрело закрытый носок и удлинённую подошву – платформу сзади; вскоре оно уже было модифицировано – были убраны боковины носка, и получилось то характерное с тремя с открытой платформой, которым японцы пользовались вплоть до XIX в. Платформа была достаточно большой, чтобы поместилась вся нога. Некоторые стремена делались целиком из железа, другие - из железного каркаса с деревянными вставками, третьи – из лакированного дерева.

Некоторые древние стремена (суиба-абуми) имели отверстия в платформе, чтобы вода, собиравшаяся в них при форсировании реки, могла выливаться. Стремена с чётко выраженным ребром спереди назывались фукуро-абуми. В редких случаях стремена дополнялись стержнем, который шёл от верхнего края к платформе и предохранял ногу от соскальзывания вбок.

За счёт длинной подошвы эти стремена позволяли всаднику легко вставать на скаку. Другим преимуществом таких стремян было то, что в случае падения нога всадника в них не застревала, и понёсшая лошадь не могла утащить его за собой. «Грудь голубя»( хато мунэ) предохраняли пальцы и переднюю часть ноги от ранений.

В целом массивные деревянные стремена вкупе с глубоким седлом защищали нижнюю часть всадника, туловище которого было заковано в уникальные и надёжные боевые доспехи.

Томас Д. Конлейн. «Оружие и техника самурайских воинов».

Томас Д. Конлейн. «Оружие и техника самурайских воинов».

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Возможно, термин «лошадь» по отношению к этим животным употребляется неправильно, поскольку по современной классификации все они, за исключением самых крупных особей, не превышали в холке 140 см, что автоматически относит их к разряду пони.

 

Альтернативная биология? 

 

В понятие «пони» в российской иппологической литературе включены лошади, имеющие высоту в холке 100—110 см и ниже, хотя некоторые лошади из вышеназванных пород бывают и гораздо выше. За рубежом шкала роста для пони иная: в Германии к ним относят лошадей высотой в холке до 120 см и ниже, в Англии — до 147,3 см. По английской мерке к пони можно отнести половину конских пород мира, включая почти все российские.

 

 

Большинство арабских скакунов, например достигают в холке приблизительно 152,4 см, тогда как средний рост лошадей английской чистокровной породы равняется 162,56 см.

 

Какого века? 

 

Низкорослостью японских лошадей также объясняется отсутствие традиции заковывать этих животных в тяжёлую броню, которая существовала в Европе. В XIV в. Иногда на них надевали некоторое подобие кольчуги, а в В XVI в. Некоторые даймё, такие как представители клана Ходзё, уговаривали своих всадников одевать лошадей в доспехи. Но не было попытки устраивать рыцарские турниры на копьях или использовать коней для сокрушения и уничтожения противника, потому что японские не стали бы, да и не смогли бы этого сделать.

 

Жаль, монголы об этом не знали и доспехи для коней использовали, и с коней копьями бились...

 

Отсутствие традиции конного копейного боя в Японии с ростом коней НИКАК не связано. В соседней Корее, имея таких же коней, копьем с коня бились почему-то... Наверное, не читали Конлейна?

 

Да, о "кольчугах для коней" поподробнее хотелось бы - после какой травы г-н Конлейн сие узрел?

 

до нашего времени дошли доспехи, изготовленные с учётом женской анатомии

 

Расскажите, как можно сделать традиционный японский доспех "с учетом женской анатомии"?

 

Автор их видел хоть раз? 

 

Не известен рост Кунихира, но зато известно, что рост его мумифицированных родственников превосходил 180 см. Его бедная лошадь с её 141 см в холке была для него действительно мала (хотя по японским меркам это была крупная особь), и «покрывалась потом» каждый раз, когда взбиралась на холмы Хираидзуми. Кунихира погиб довольно бесславным образом, не сумев должным образом справиться со своим конём в бою, на десятый день восьмого месяца 1189 г.

 

Мда, печаль и скорбь!

 

Цогту-тайджи въезжал на холмы на одоспешенном коне даже во время охоты - традиция была такая - носить доспехи на себе и надевать их на коня для тренировки.

 

Может, дело не в том, какие кони были у японцев, а в том, какие традиции конного боя у них были? Рядом Корея с такими же конями, чуть далее - Монголия, где кони не выше. А корейцы и монголы покрупнее японцев - это еще в древности знали. И почему-то только японским лошадкам было тяжело, а корейским и монгольским - нет...

 

Странную траву г-н Конлейн курит. С такой травы кого хочешь попустит. 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Минамото Ёритомо ездил верхом на лошади высотой 142 см, что едва превышает линию раздела между лошадью и пони, но его лошадь была исключительно сильной и выносливой.

 

1) рост коня как-то коррелирует с его силой и выносливостью?

 

2) Минамото Ёритомо и его брат Ёсицунэ даже по японским меркам были карликами.

 

В общем, удивительно неконструктивный дедушка этот самый Конлейн - и сам черт его знает что курит, и других попускает. 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Не мне, а вам надо выкладывать кольчуги и прочие наглядные пособия по женской анатомии, поскольку таких простых пролетариев, как я, на коллекции ваших запасников полюбоваться не пускают. А о докторе и профессоре Конлейне, у которого самого, судя по цветущей физиономии, есть живые дедушки, читайте по ссылке.

"кольчугах для коней"

Возможно просто кривой перевод, я оригинал не видел.

Расскажите, как можно сделать традиционный японский доспех "с учетом женской анатомии"?

Лично я понятия не имею, чем отличался женский доспех от мужского, но приходит на ум фраза авторов, скрывающихся под псевдонимом Олег Ивик, из книги "Женщины-воины: от амазонок до куноити":
 

Археологи, обнаружив погребение, в котором меч и наконечники стрел соседствовали с зеркалом и костяной ложечкой, относили его к «женским». Так в археологических отчетах и статьях (научных и популярных) появилось множество «савроматских воительниц», которые владели оружием (как на этом, так и на том свете), не забывая при этом заботиться о своей женской привлекательности. Ряды этого загробного женского воинства росли и множились, пока в конце двадцатого века ученые не решили проанализировать ситуацию еще раз. Из огромного количества (около 500) савроматских захоронений, раскопанных между Волгой и Уралом, были выбраны и изучены шестьдесят три, для которых проводился антропологический анализ пола. И к изумлению археологов выяснилось, что савроматские мужчины тоже смотрелись в зеркала или же использовали их как предметы культа.

Применительно к Японии книга Ивика акцентируется на куноити:

Японским женщинам, выраставшим под сенью нравственных законов замечательного конфуцианца, было не так-то легко проявить воинственность, и «амазонки» стали встречаться в Стране восходящего солнца все реже. Но зато с шестнадцатого века японки получили возможность проявить себя на другой, тоже не слишком мирной стезе: на пути куноити – женщин-ниндзя.
 
Предание гласит, что первая в Японии сеть куноити была создана в шестнадцатом веке некой Мотидзуки Тиёмэ. После того, как ее муж, Мотидзуки Моритоки, пал в бою, вдова решила продолжить дело своего супруга и поддержать политические устремления его семьи. Поскольку род Мотидзуки издавна контролировал деятельность мико – женщин-шаманок в синтоистских святилищах, – Тиёмэ решила сочетать духовное с военным. Она организовала нечто вроде школы мико, куда собирала со всей округи беспризорных девочек-сирот или младенцев из бедных семей. В глазах окружающих благотворительность Тиёмэ служила к ее вящей славе. Сиротки приобщались к храмовой деятельности, учились лечить болезни, играть на музыкальных инструментах и исполнять ритуальные танцы. И даже близкие люди не знали, что помимо этих второстепенных искусств, почтенная вдова преподает юным девственницам шпионские навыки и умение убивать.
 
Куноити называли «отравленными цветами». Их методы отличались от методов, которыми пользовались мужчины-ниндзя: важнейшее место в их арсенале занимали женские чары. Главной задачей куноити был сбор информации, распространение слухов… Они часто применяли яды. Но оружием, в том числе самым необычным, они тоже владели прекрасно. Куноити использовали иглы – их выдували из крохотной бумажной трубочки. Иглы потолще, с кисточками из разноцветных шелковых нитей, носили у пояса в маленьких бумажных ножнах – такую иглу можно было всадить в какую-нибудь уязвимую точку тела. Оружием часто служили заколки для волос, их могли использовать для метания. Иногда эти заколки были отравлены. Традиционным оружием куноити были кольца с шипами, цепи с грузиками на концах…
 
Куноити избегали пользоваться мужским оружием и вступать в открытые поединки. Они скрывали свои воинские таланты, выдавая себя за артисток, гейш, проституток… Часто куноити носили монашеское одеяние, и глядя на них, можно было подумать, что эти женщины в полной мере соблюдают завет моралиста Кайбары: «единственные качества, приличные женщине, это – кроткое послушание, целомудрие, сострадание и спокойствие».

Цогту-тайджи въезжал на холмы на одоспешенном коне даже во время охоты - традиция была такая - носить доспехи на себе и надевать их на коня для тренировки.

Не далее, как сегодня, видел фото китайского доспеха империи Цинь из известняка. Правда я не знаю, может его носил пехотинец. Но такой доспех вряд ли надорвал бы силы лошади.

 

YEmGR9Q4CXA.jpg r8jVXs4RFBc.jpg

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Самурай, в первую очередь, конный воин, хотя и полагавшийся более на лук, чем на копье.

что удивляет . при такой распространенности лука ни уж та никто не додумался щитами вооружиться . 

 

Не далее, как сегодня, видел фото китайского доспеха империи Цинь из известняка. Правда я не знаю, может его носил пехотинец.

принята же что если чешуйки сверху вниз это это пехота а если снизу в верх кавалерия .

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
принята же что если чешуйки сверху вниз это это пехота а если снизу в верх кавалерия .
У японцев всадники носили ламеллярный доспех, позаимствованный у заморских соседей. Что касается эпохи Цинь, то тогда еще активно использовались колесницы, так что доспех из известняка вполне мог принадлежать какому-нибудь колесничему. Выложил просто в качестве примера, из каких экзотичных материалов порой делались доспехи.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

в фильме ран обратил внимание что многие по верх ламеллярных  доспех носят кирасы .это чисто японскае или от португальцев переняли 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

в фильме обратил внимание что многие по верх ламеллярных  доспех носят кирасы .это чисто японскае или от португальцев переняли

 Нанбандо - "броня южных варваров", наверное. Это не поверх, а собственно кираса европейского образца в сочетании с традиционными самурайскими элементами доспеха. Фильмов я про самураев смотрю мало, больше смотрю корейские фильмы, так что сказать определеннее, о чем речь, не могу, вы бы кадр выложили.

 

NanbanDo.jpg

1 пользователю понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Это не поверх, а собственно кираса европейского образца в сочетании с традиционными самурайскими элементами доспеха.

кажется он и есть 

ran-1.jpg

 

Фильмов я про самураев смотрю мало, больше смотрю корейские фильмы, так что сказать определеннее,

экранизация шекспира от курасавы плохим не может быть .

2 пользователям понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Предание гласит

 

Что еще добавить?

 

Не далее, как сегодня, видел фото китайского доспеха империи Цинь из известняка.

 

Покойный МВ трактовал его как погребальный доспех (ср. с погребальным одеянием из нефрита ханьского периода).

 

Практического смысла эта вещь не имела.

 

что удивляет . при такой распространенности лука ни уж та никто не додумался щитами вооружиться

 

Почему? Даже в Японии применяли щиты. Только не персональные, а станковые. В бою удержание оружия обеими руками "отменило" щиты где-то к Х в.

 

Лично я понятия не имею, чем отличался женский доспех от мужского,

 

Дык!

 

Если кирасы типа тосэй гусоку - там никаких анатомических подробностей нет. У ламеллярных о-ёрои - тоже. 

 

Если что-то вроде хотокэ-до с выраженной грудью - но это из области фантастики.

 

Возможно просто кривой перевод, я оригинал не видел.

 

В период самураев доспехи для коней неизвестны как боевые. Единственный дошедший экземпляр - от XVII в. и из папье-маше. Это тоже неплохая защита, но уже время "небоевое".

 

А о докторе и профессоре Конлейне, у которого самого, судя по цветущей физиономии, есть живые дедушки, читайте по ссылке.

 

Про дедушку - это дань уважения Дмитрию Гайдуку (см.

) ;) 
1 пользователю понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Что касается эпохи Цинь, то тогда еще активно использовались колесницы, так что доспех из известняка вполне мог принадлежать какому-нибудь колесничему.

 

Посмотрел материалы по раскопкам - все экземпляры доспехов из камня происходят из "комнаты каменных доспехов" из того места, где обнаружена "терракотовая армия" Цинь Ши-хуанди.

 

Толщина пластин - 3 см.

 

Однозначно МВ прав - это был погребальный реквизит.

 

Исследования материалов "комнаты с доспехами" показали, что были 2 типа доспехов - изящно изготовленные для командиров (?) и простые - для солдат (?). Видимо, это отражает специфику реальных доспехов у Циней.

1 пользователю понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

"Дзехо моногатари" это собрание коротких рассказов, авторами которых являются низкоранговые бойцы и военные слуги. Это не устав, не мануал и не трактат, хотя использовался для обучения младших командиров в клане Мацудайра в 18-м веке. Скомпилирован или написан где-то в середине-второй половине 17 века, если не в начале 18-го.

 

- значительная часть текстов выдержана в стиле "ты - не Рэмбо". Постоянный рефрен - во время боя и на марше пехотинец тащит массу предметов, от доспехов до рисового пайка. И прежде чем думать о геройстве - не плохо бы позаботиться, чтобы в самый интересный момент меч не выпал бы из-за пояса, или тетива не захлестнулась о доспехи. "Все ремни должны быть под доспехами, в том числе для того, чтобы их можно было легко снять".

 

- оружие необходимо использовать такое, каким ты умеешь пользоваться, с красочным описанием дурака-самурая с дзюмондзи-яри, который вышиб глаз собственной лошади.

 

- ругательски ругаются самураи, которые берут на бой изукрашенное дорогое оружие, так как еще до боя это бессонные ночи  в попытках защитить его от воров. И хорошо, если сопрут, к примеру, дорогой чехол на копье, а не само копье. Судя по частоте упоминаний - пижонство было распространено более чем.

 

- не раз и не два подчеркивается, что оружие асигару и самураев - это две большие разницы. У асигару - дешевые "мобилизационные" образцы, посредственного качества и неукрашенные. Постоянное повторение требования бить "в мясо", попытка рубануть о-викадзаси асигару не то что по доспехам, а по костям - чревата порчей оружия. По некоторым фразам можно предположить, что даже трофейным оружием хорошего качества для асигару владеть предосудительно, так как его могут ошибочно принять за высокопоставленную персону.

 

- помимо асигару, действующих в относительно крупных отрядах (копейщики, стрелки), значительная часть низкоранговой пехоты распределялась между самураями (пешими и конными) в виде "носильщиков сандалий"(фактически, по тексту, это денщик), оруженосцев и грумов. Вспомогательный персонал должен был сопровождать самурая в бою и имел доспехи и оружие. 

 

- "Если ты выжил и никого не убил - ты трус. Если тебя убили, а ты никого - ты зря проел хлеб господина, ты его подвел. Долг слуги - убить много врагов и вернутся целым с победой".

 

- повторяется, что асигару-слуга в бою должен следовать за своим господином, бросится в бой раньше самурая - тяжкое оскорбление. Асигару-оруженосец должен использовать в бою собственное оружие, бросится в бой с копьем или луком самурая - недопустимо. Асигару должен помнить срах б-жий перед самураями, но увещевание вышестоящего в максимально почтительной форме все-таки допустимо.

 

P.S. как сочетались пешие самураи и отряды тех же яри-асигару на поле боя - не очень понятно.

 

- главное требование для бойца - не психовать. "Чехол от копья или аркебузы перед боем требуется убрать за пояс или за нагрудник кирасы [а не швырять куда попало]", стрелять нужно по команде и с эффективной дистанции, а не потому, что "я же их вижу" или "мне страшно". Издевательски описываются стрелки (самураи и асигару), которые в истерике высаживали весь свой колчан по показавшемуся противнику с дистанции в 4-10 те (440-1100 метров), когда "даже пушки еще молчат".

 

- требование поддерживать постоянный порядок в армии. Воины под угрозой битвы и вражеского нападения находятся далеко не в спокойном состоянии, и паника, от которой войско в десятки тысяч человек будет бежать несколько дней не разбирая дороги, может вспыхнуть из-за сущей ерунды. Страх перескакивает с отряда на отряд, и когда он вспыхнул - остановить его почти нельзя. В тылу фантазия вообще бьет ключом - "нечто, выглядящее в авангарде как карлик, будет в тылу оценено как огромная статуя". "Люди в войске не трусы и многие могут храбро сражаться, но панике противостоять очень трудно, это просто данность о которой командир должен постоянно помнить".

 

- Предупреждение, что в охране провианта для войск мелочей нет, союзники на "своей" земле могут быть не менее алчны, чем враг. Каждый должен нести 80 момме дров. На вражеской территории пить только проточную воду. И кипятить с абрикосовыми косточками или сушеными моллюсками. На человека полагается 6 го риса в день, 1 го соли и 2 го мисо на десятерых на день. 1 го - 180 мл. Рисовый паек нужно выдавать аккуратно - солдаты легко могут пустить "лишний" паек на брагу. Поэтому давать пайку не более чем на 3-4 дня за раз - даже если воинство заквасит большую часть риса, то за 2-3 дня до следующей раздачи не помрут. Если же выдать сразу дней на 10 - через неделю войско разбежится от голода. Если совсем приперло и продовольствия нет вообще - можно обменять на продовольствие броню. На крайний случай сражаться можно и без доспехов, а вот помереть от голода в доспехах, так и не вступив в бой, совершенно никуда не годится. Когда битва длится несколько дней и нормально поесть нельзя - асигару и слуги могут сварить рис до мягкости из носимого запаса в своих дзингаса. Когда нет соли - можно использовать порох.

 

- Стандартное наказание за тяжелый проступок - требование взять вражескую голову в бою под угрозой казни. Поэтому - неожиданный совет "не отходить от своего отряда, если не хочешь, чтобы на другом конце лагеря твою голову предъявили в качестве трофея".

 

- Медицина... С одной стороны "стрелу извлекают пинцетом, ни в коем случае - руками". С другой - "при кровопотере пить вываренный в кипятке навоз серой лошади"...

 

- Голова в качестве трофея это идеал, но вообще-то довольно много весит. Поэтому могли резать только нос с губой (с губой - чтобы не было попыток выдать женский нос за боевой трофей). Но вообще "нос - это совсем не то".

 

- Бой начинался с перестрелки, первыми огонь открывали аркебузиры, когда дистанция сокращалась - подключались лучники. Далее - поединки единоборцев с целью "взять первую голову", что есть великий почет и слава. Когда строи сближались - стрелки уходили на фланги и за копейщиков. Подчеркивалось, что успех копьеносцев-асигару в слаженной работе копьями, упоминается про "пригнуть копья противника к земле", но вообще особых подробностей нет. Кавалерия "в правильное время" могла напасть с фланга (лучше - на правый) и тыла, даже небольшой отряд всадников мог устроить изрядный погром.

 

- Аркебузиры стреляли с дистанции до 1 те, тщательно заряжая ружье перед каждым выстрелом и аккуратно целясь. Долго лежавший патрон может привести к конфузу - хорошо если пуля пролетит 5 кен (9 метров), а то ведь может и ствол не покинуть. Поэтому перед стрельбой картридж лучше встряхнуть. Забитость ствола нагаром может привести к такому же результату - пуля окажется у самого конца ствола и хорошо, если пролетит несколько метров. Лучники действовали в смешанных порядках с аркебузирами, стреляя во время перезарядки ружей.

 

- Если нет возможности уйти с пути атакующего врукопашную противника - последние выстрелы лучники и аркебузиры должны провести в упор, "на дистанцию менее копья", после чего браться за мечи. Автор хвалит юми-яри с клинком.

 

- Отмечается, что "сейчас в бою принято спешиваться с лошади, да и самураи с запада в искусстве сражаться верхом уступают воинам Канто" и сложность поддержания боевых лошадей в годном состоянии. Их легко можно застудить, загнать, ослабить голодом и так далее. "Много ли навоюешь, если половина твоих верховых лошадей хромает?" Воины с запада Японии огрызаются на неумение сражаться верхом репликами, что "корабль наша лошадь".

 

- Большая часть аркебуз, кажется, в рамках "кулацкий обрез", так как при нужде должны засовываться за пояс. С другой стороны - упоминаются тяжелые аркебузы, которые "даже на плечо не закинешь". Клинки асигару обозначаются как о-викадзаси и ко-викадзаси, фактически это то, что мы называем небольшой катаной и танто ("им удобно отрезать головы"), и просто засовываются за пояс. Самураи носят клинки на перевязи (тати). Знаменосец с нобори, если ситуация дошла до боя, должен лупить супостата знаменем.

 

P.S. Судя по репликам - книга написана через несколько десятков лет после Симабара. "Самураи сейчас ничего не знают - кто знал умер или состарился, молодежь ничему не учится!"

post-1429-0-59191300-1441659433_thumb.jp

Изменено пользователем hoplit

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
главное требование для бойца - не психовать. "Чехол от копья или аркебузы перед боем требуется убрать за пояс или за нагрудник кирасы [а не швырять куда попало]", стрелять нужно по команде и с эффективной дистанции, а не потому, что "я же их вижу" или "мне страшно".

Сразу вспоминается Высоцкий:

Средь оплывших свечей и вечерних молитв,

Средь военных трофеев и мирных костров
Жили книжные дети, не знавшие битв,
Изнывая от мелких своих катастроф.

 

 

"Дзохё моногатари" написана в 1650-х годах, последние боевые действия всеяпонского масштаба произошли 40 лет назад. Автор писал то, что хотел, а не то, что реально.

 

Европейцы своих мушкетеров (не которые три с д'Артаньяном, а которые с мушкетом в линии) гоняли до потери пульса при обучениях и маневрах, однако все, к чему призывает автор "Дзохё моногатари", имело место быть и при суровых капралах, многолетней муштре и полковом профосе.

 

Автор хвалит юми-яри с клинком.

 

А консервную открывашку с встроенным огнеметом он не пробовал? Однозначно лучше!

 

- Аркебузиры стреляли с дистанции до 1 те, тщательно заряжая ружье перед каждым выстрелом и аккуратно целясь. Долго лежавший патрон может привести к конфузу - хорошо если пуля пролетит 5 кен (9 метров), а то ведь может и ствол не покинуть. Поэтому перед стрельбой картридж лучше встряхнуть. Забитость ствола нагаром может привести к такому же результату - пуля окажется у самого конца ствола и хорошо, если пролетит несколько метров.

 

Еще в 1593 г. корейцы отмечали, что после 4-5 выстрелов японцы не могут поддерживать темп стрельбы. Я думаю, из-за поганого качества пороха, дававшего огромное количество нагара.

 

Большая часть аркебуз, кажется, в рамках "кулацкий обрез", так как при нужде должны засовываться за пояс.

 

Основная часть их имела длину +/- 1 м.

 

Бой начинался с перестрелки, первыми огонь открывали аркебузиры, когда дистанция сокращалась - подключались лучники.

 

Прицельность даже не под вопросом. А о-юми однозначно стреляет дальше.

 

Поражает аркебуза метров с 50 уверенно, о-юми - метров с 30 (еще Носов приводил схемы).

 

Воины под угрозой битвы и вражеского нападения находятся далеко не в спокойном состоянии, и паника, от которой войско в десятки тысяч человек будет бежать несколько дней не разбирая дороги, может вспыхнуть из-за сущей ерунды.

 

"Феи не какают!" (с)

 

У нас почему-то считается, что эти явления для истЕнных сОмураефф не характерны, а только для "презренных" китайцев и корейцев.

 

Постоянное повторение требования бить "в мясо", попытка рубануть о-викадзаси асигару не то что по доспехам, а по костям - чревата порчей оружия.

 

ИстЕнно епонский меч разрубает сразу два рельса с Маньчжурской железной дороги вместе с идущим по ним паровозом! Матчасть слабо учил аффтар "Дзохё моногатари".

 

Книжка сия двойственна - с одной стороны, есть реальные наблюдения (про дрова, про усталость и т.д.), но есть и нереальные (чехлы и т.п.). Жаль, нет перевода. 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

"Дзохё моногатари" 雑兵物語 (Повествование о простых воинах), есть дата написания 1649 г. (последнее более или менее крупное столкновение было в 1637 г. - подавление восстания в Симабара), но я видел и более поздние - например, 1654 г. Какая правильная - пока не знаю.

 

Картинки отличаются друг от друга, т.к. из разных изданий. Поэтому, несмотря на схожесть сюжета некоторых, выкладываю все подряд.

 

 

post-19-0-24090000-1441705968_thumb.jpg

post-19-0-20445300-1441705977_thumb.jpg

post-19-0-84667800-1441705987_thumb.jpg

post-19-0-86259900-1441705999_thumb.jpg

post-19-0-78748000-1441706008_thumb.jpg

post-19-0-73888300-1441706018_thumb.jpg

post-19-0-61593700-1441706028_thumb.jpg

post-19-0-51981400-1441706036_thumb.jpg

post-19-0-41153200-1441706047_thumb.jpg

post-19-0-23130700-1441706055_thumb.jpg

post-19-0-39171100-1441706065_thumb.jpg

post-19-0-28972600-1441706076_thumb.jpg

post-19-0-24608100-1441706085_thumb.jpg

post-19-0-20384400-1441706094_thumb.jpg

post-19-0-31122100-1441706102_thumb.jpg

post-19-0-12417600-1441706110_thumb.jpg

post-19-0-03869800-1441706121_thumb.jpg

post-19-0-67374100-1441706127_thumb.jpg

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!


Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.


Войти сейчас

  • Похожие публикации

    • Мусульманские армии Средних веков
      Автор: hoplit
      Maged S. A. Mikhail. Notes on the "Ahl al-Dīwān": The Arab-Egyptian Army of the Seventh through the Ninth
      Centuries C.E. // Journal of the American Oriental Society,  Vol. 128, No. 2 (Apr. - Jun., 2008), pp. 273-
      284
      David Ayalon. Studies on the Structure of the Mamluk Army // Bulletin of the School of Oriental and African Studies, University of London
      David Ayalon. Aspects of the Mamlūk Phenomenon // Journal of the History and Culture of the Middle East
      Bethany J. Walker. Militarization to Nomadization: The Middle and Late Islamic Periods // Near Eastern Archaeology,  Vol. 62, No. 4 (Dec., 1999), pp. 202-232
      David Ayalon. The Mamlūks of the Seljuks: Islam's Military Might at the Crossroads //  Journal of the Royal Asiatic Society, Third Series, Vol. 6, No. 3 (Nov., 1996), pp. 305-333
      David Ayalon. The Auxiliary Forces of the Mamluk Sultanate // Journal of the History and Culture of the Middle East. Volume 65, Issue 1 (Jan 1988)
      C. E. Bosworth. The Armies of the Ṣaffārids // Bulletin of the School of Oriental and African Studies, University of London,  Vol. 31, No. 3 (1968), pp. 534-554
      C. E. Bosworth. Military Organisation under the Būyids of Persia and Iraq // Oriens,  Vol. 18/19 (1965/1966), pp. 143-167
      R. Stephen Humphreys. The Emergence of the Mamluk Army //  Studia Islamica,  No. 45 (1977), pp. 67-99
      R. Stephen Humphreys. The Emergence of the Mamluk Army (Conclusion) // Studia Islamica,  No. 46 (1977), pp. 147-182
      Nicolle, D. The military technology of classical Islam. PhD Doctor of Philosophy. University of Edinburgh. 1982
      Patricia Crone. The ‘Abbāsid Abnā’ and Sāsānid Cavalrymen // Journal of the Royal Asiatic Society of Great Britain & Ireland, 8 (1998), pp 1­19
      D.G. Tor. The Mamluks in the military of the pre-Seljuq Persianate dynasties // Iran,  Vol. 46 (2008), pp. 213-225
      J. W. Jandora. Developments in Islamic Warfare: The Early Conquests // Studia Islamica,  No. 64 (1986), pp. 101-113
      B. J. Beshir. Fatimid Military Organization // Der Islam. Volume 55, Issue 1, Pages 37–56
      Andrew C. S. Peacock. Nomadic Society and the Seljūq Campaigns in Caucasia // Iran & the Caucasus,  Vol. 9, No. 2 (2005), pp. 205-230
      Jere L. Bacharach. African Military Slaves in the Medieval Middle East: The Cases of Iraq (869-955) and Egypt (868-1171) //  International Journal of Middle East Studies,  Vol. 13, No. 4 (Nov., 1981), pp. 471-495
      Deborah Tor. Privatized Jihad and public order in the pre-Seljuq period: The role of the Mutatawwi‘a // Iranian Studies, 38:4, 555-573
      Гуринов Е.А. , Нечитайлов М.В. Фатимидская армия в крестовых походах 1096 - 1171 гг. // "Воин" (Новый) №10. 2010. Сс. 9-19
      Нечитайлов М.В. Мусульманское завоевание Испании. Армии мусульман // Крылов С.В., Нечитайлов М.В. Мусульманское завоевание Испании. Saarbrücken: LAMBERT Academic Publishing, 2015.
      Нечитайлов М.В., Гуринов Е.А. Армия Саладина (1171-1193 гг.) (1) // Воин № 15. 2011. Сс. 13-25.
      Нечитайлов М.В., Шестаков Е.В. Андалусские армии: от Амиридов до Альморавидов (1009-1090 гг.) (1) // Воин №12. 2010. 
       
      Kennedy, Hugh. The Armies of the Caliphs : Military and Society in the Early Islamic State Warfare and History. 2001
      Blankinship, Khalid Yahya. The End of the Jihâd State : The Reign of Hisham Ibn Àbd Al-Malik and the Collapse of the Umayyads. 1994.
    • Интервенция в России
      Автор: Чжан Гэда
      Итальянцы отметились у нас в Сибири - смотреть тут (на анг. яз.).
      Сюда можно нести все, кроме китайской интервенции - по ней валидного в нашей стране есть только моя статья. Остальное - в качестве историографического курьеза.
      По китайской интервенции если интересно - сделаем отдельную ветку.
    • Волкова И. В. Военное строительство Петра I и перемены в системе социальных отношений в России
      Автор: Saygo
      Волкова И. В. Военное строительство Петра I и перемены в системе социальных отношений в России // Вопросы истории. - 2006. - № 3. - С. 35-51.
      Вопрос о влиянии военной реформы Петра I на систему социальных отношений в России не стал предметом самостоятельной научной разработки, несмотря на определенный интерес к этой теме историков разных поколений и школ.
      Между тем в социальной реконструкции и подготовительных шагах к ней, предпринятых Петром Великим, армии отводилась ключевая роль. Точкой отсчета в создании регулярной армии можно считать 1699 г., когда был объявлен призыв "даточных" людей - по существу первый в России набор рекрутов-воинов, поставляемых податными сословиями. Первоначально к решению этой задачи привлекались землевладельцы, которым предписывалось обеспечить не менее одного воина с 50 крестьянских дворов, а служившие по московскому списку должны были дополнительно представить по одному конному даточному со 100 дворов. С 1705 г. рекрутские наборы становятся систематическими, а ответственность за выделение рекрутов перекладывалась с землевладельцев на городские и сельские общины. Тогда же норма поставки рекрутов возросла до одного человека с 20 дворов. Вместе с тем дворянство полностью не отстранялось от участия в рекрутском наборе: за ним закреплялся контроль над общинным сбором воинов, а для тех, кто не мог обеспечить затребованного количества, норма удваивалась. В дополнение к этому владельцы имений должны были подготовить по одному кавалеристу с 80 дворов1. Только из среды сельских жителей к 1711 г. в армию было отправлено 139 тыс. человек2.
      В отличие от предшествующего времени, когда даточные служили во вспомогательных войсках, теперь они становились солдатами регулярной армии - основой вооруженной силы. Заботу об их содержании, обучении, применении брало на себя государство. Поскольку рекрутская повинность являлась общинной, выбор кандидатов и очередность участия семей в отбывании повинности определяла община. Военная служба была пожизненной - сданный государству рекрут выбывал из своего прежнего социального состояния и по сути дела навсегда прощался со своей малой родиной и сородичами.
      Другим источником комплектования армии являлся прием волонтеров - из "вольницы", так называемых вольных гулящих людей. Под эту категорию подпадали беглые холопы, крепостные, вольноотпущенники. Государство шло навстречу их стремлению служить в армии - поступаясь тяглецом, но приобретая взамен солдата. Уже в первый набор 1699 г. из вольницы было поверстано в службу 276 человек3. В дальнейшем их приток в армию неуклонно возрастал вплоть до второй половины XVIII в., когда таких соискателей стали отсылать назад4.
      Третьим постоянным каналом пополнения вооруженных сил была мобилизация дворянского сословия на военную службу. В отличие от податных сословий, для которых рекрутская повинность носила общинный, но не личный характер, дворянство привлекалось к личной поголовной и пожизненной службе.

      Император Пётр I за работой. Худояров В. П.
      Воинская повинность ложилась тяжелой ношей на все сословия. Вместе с тем рискнем заметить, что в наибольшей степени она давила на дворянство, ломая привычные устои его жизни. Так, к началу Северной войны служилый характер поместья был уже не более чем фикцией. По образному выражению И. Т. Посошкова, дворянство хотело "великому государю служить, а сабли б из ножон не вынимать"5. Заставить дворянина навсегда сменить домашний шлафрок на военный мундир можно было только, поместив его в перекрестие разных форм давления: силовых приемов, моральных и материальных стимулов, правовых санкций. В это "аккордное" воздействие входили указ о единонаследии от 1714 г. и разрешение приобретать недвижимость по истечении определенного стажа общественно-полезной деятельности, выталкивавшие молодых дворян на государственную службу. Однако в любом случае в системе мер, воздействующих на дворянство, преобладал язык ультиматумов и насилия. До известных пределов эта метода была эффективной. Если в середине XVII в. в армии числилось 16 980 дворян, то в начале XVIII в. - 30 тысяч6. Разница в цифрах связана не только и не столько с естественным приростом корпуса служилых по отечеству, сколько с всеохватывающим государственным учетом и контролем над отбытием дворянами воинской повинности.
      Ужесточение норм дворянской службы шло сразу по нескольким линиям. Во-первых, снижался призывной возраст с 16 лет до 13 - 147. Во-вторых, периодическое исполнение воинского долга заменялось постоянной службой. В-третьих, осуществлялась максимально полная мобилизация на службу. Наибольшее неудобство, однако, заключалось в том, что эти требования угрожали экономическим основам существования дворянства. Оставшиеся без хозяйского попечения имения быстро приходили в упадок, либо служили обогащению приказчиков.
      Установив служилый статус феодального землевладения, власть позаботилась и о том, чтобы посредством земельных раздач и конфискаций повысить качество дворянской службы. Так, например, за добросовестное исполнение воинского долга в пехотных и кавалерийских полках при Петре Великом получили поместья 34 иностранных полковника. По неполным данным за первую половину XVIII в. обширные земельные владения были розданы 80 лицам, причем наивысшая интенсивность таких раздач совпала по времени с созданием и "обкаткой" регулярной армии в 1700 - 1715 годы. Подобно тому, как наделение землей с крестьянами поощряло энтузиазм на служебном поприще, земельные конфискации, производившиеся через специальное учреждение - Канцелярию конфискации, служили радикальным средством расчета с теми, кто отказывался следовать правительственным директивам. Лишь за первую половину XVIII в., по неполным данным, были ослаблены отпиской, либо вовсе ликвидированы 128 владений; при этом только у 8 владельцев за этот период времени было отобрано 175 тыс. крепостных крестьян8. Политика Петра I целенаправленно подрывала полуавтономное положение дворянства в социальном порядке и вовлекала его в полезную деятельность сугубо по правилам, предписанным верховной властью.
      В этом отношении следует признать не слишком убедительным взгляд на этот предмет, который утвердился в отечественной историографии. Исходя из представления о самодержавии как органе диктатуры дворянства, советская историческая наука в свое время затратила немало усилий для того, чтобы подогнать под ту же схему и деятельность Петра I. В частности, в качестве иллюстрации тезиса о "классовом неравенстве" и "эксплуататорском обществе", упрочившихся при Петре I, приводился факт получения первого офицерского чина половиной дворянских служащих либо при поступлении в армию, либо через год после начала службы. Под тем же углом зрения освещалось и сравнительно медленное насыщение командной верхушки русской армии выходцами из податных сословий9. Некоторые авторы акцентировали внимание на высказывавшихся Петром I соображениях о том, чтобы "кроме гвардии, нигде дворянам в солдатах не быть", "нигде дворянским детям сначала не служить, только в гардемаринах и гвардии", о преимущественном зачислении в морскую гвардию царедворцев (то есть бывших служащих по московскому списку)10. Определенную дань этим оценочным суждениям отдал и английский исследователь Дж. Кип. По его мнению, установленная при Петре I процедура баллотирования соискателей офицерского звания в офицерском собрании полка позволяла скрытым консерваторам сдерживать карьерный натиск со стороны сослуживцев неблагородного происхождения11. Однако такой подход представляется все же односторонним и предвзятым.
      Даже при том, что Петру I скорее всего было небезразлично, с каких стартовых позиций начинали свой служебный путь отпрыски благородных родов, а у защитников дворянских прерогатив имелись определенные способы затормозить восхождение к высоким чинам ретивых "подлорожденных", вектор социального отбора на военной службе определялся не личными пристрастиями отдельных лиц, будь то даже сам царь. Решающим фактором был спрос поднимающейся армии и молодой державы на эффективные кадры, из каких бы страт они не исходили. Что касается использования дворянского потенциала, то весьма разборчивое отношение к нему явственно обозначилось уже на этапе становления регулярной армии. Лишь 6 тыс. из 30 тыс. числившихся на военной службе дворян вошли в состав высшего командного звена. А остальные, то есть основная масса, подвизались рядовыми и младшими командирами в пехоте и коннице12. Наконец, призвав под знамена молодую дворянскую поросль, власть вовсе не собиралась давать ей послабления. Перспектива выйти в офицеры большинству улыбалась не ранее чем через 5 - 6 лет службы в солдатах, что ставило их на одну ступень с бывшими холопами и крепостными. Вместо искусной имитации ратных трудов, когда дворянские ополченцы прежних времен во время боя отсиживались в лощинах, либо гнали впереди себя боевых холопов, либо подставлялись под легкое ранение ради почетного комиссования, теперь предлагалось реальное участие в боевых операциях, без подставных фигур и театральных эффектов. На протяжении всех войн петровского времени в повышенный тонус дворянство приводили царские распоряжения, звучавшие как грозный окрик для балованных чад знатных родителей. Так, в 1714 г. царь строго-настрого указывал, чтобы дети дворян и офицеров, не служивших солдатами в гвардии, "ни в какой офицерский чин не допускались", а также чтобы "чрез чин никого не жаловать, но порядком чин от чину возводить"13. Эта же установка, облеченная в форму закона, повторялась и в Табели о рангах (п. 8). Выказывая уважение к аристократическим титулам, законодатель все же настаивал на абсолютном приоритете чина и ранга, достигнутого на службе, над всеми прочими знаками достоинства: "однако ж мы для того никому какова рангу дать не позволяем, пока они нам и отечеству никаких услуг не покажут, и за оные характера не получат"14.
      Твердое намерение власти в отношении служилого дворянства состояло в том, чтобы поставить его в авангарде своих начинаний, установив соответствующую меру спроса. Принцип возрастающего наказания по мере повышения в чине и социальном статусе декларировался и в Воинском артикуле: "Коль более чина и состояния преступитель есть, толь жесточае оной и накажется. Ибо оный долженствует другим добрый приклад подавать и собой оказать, что оные чинить имеют"15. Таким образом, Петр I активно старался учесть в нормативных актах высказывавшееся им в частных беседах мнение, что "высокое происхождение - только счастливый случай, и не сопровождаемое заслугами учитываться не должно"16.
      По мнению иностранцев, именно дворянство в наибольшей степени испытало на себе тяжелую длань окрепшего самодержавия: Петр I "подлинно заставил своих дворян почувствовать иго рабства: совсем отменил все родовые отличия, присуждал к самым позорным наказаниям, вешал на общенародных виселицах самих князей царского рода, упрятывал детей их в самые низкие должности, даже делал слугами в каютах". Впрочем, петровская перестройка коснулась не только тех дворян, которые отбывали службу, но и престарелых ветеранов, пребывавших на покое: невзирая на "страдания и вздохи", как писал Фоккеродт, царь переселил их в Петербург17.
      Вместе с тем нетерпимость Петра I к благородным бонвиванам, анахоретам или непокорным отщепенцам еще не означала замаха на изменение сословной структуры общества. Петр I не был антидворянским царем, точно также как он не являлся и продворянским монархом. Он не изменил сословного деления общества и не посягнул на крепостное право ввиду того, что эти институты представляли собой немалое удобство с точки зрения мобилизации всех наличных ресурсов для выполнения государственных программ. Однако он успешно осуществил другую, более локальную задачу - расширения каналов вертикальной мобильности и внедрения принципов меритократии в процессы социальной селекции и возвышения.
      В 1695 г. был введен запрет на производство служилых людей в стольники и стряпчие. А в 1701 г., одновременно с началом создания регулярной армии, было приостановлено пожалование в московские чины. В противовес княжеским титулам были учреждены новые графские и баронские, которыми наделялись активные деятели реформ, зачастую совсем неблагородных кровей, а также ордена святых Андрея Первозванного и Александра Невского, которыми награждали особо отличившихся службистов. Параллельно корпус служащих обретал новую структуру, окончательно оформленную в 1722 г. в виде лестницы чинов и рангов18.
      Людей, не погруженных в российскую реальность так глубоко, как подданные Петра I, крайне удивляла скорость освоения дворянством стандартов поведения, заложенных в чиновной субординации и уставах. Уже в 1709 г. датский посланник Ю. Юль засвидетельствовал глубокое проникновение начал чинопочитания в строй межличностных отношений. По его отзыву, офицеры проявляли подобострастное почтение к генералам, "в руках которых находится вся их карьера": они падают перед ними ниц на землю, прислуживают им за столом, наподобие лакеев. Иностранцы связывали этот феномен с личным примером царя, который последовательно прошел все ступени военно-морской карьеры, дослужившись в 1710 г. до звания шаутбенахта (чина, соответствующего конр-адмиралу). С немалой потехой Юль взирал на те сложные эволюции, которые в 1710 г. проделывал властелин огромной империи для того, чтобы получить от генерал-адмирала командование над бригантинами и малыми судами в предстоящем походе на Выборг. Датского посланника завораживала и та щепетильная уважительность к вышестоящему по званию и должности, которую неизменно демонстрировал Петр I. Приказы генерал-адмирала он выслушивал стоя, сняв головной убор, а после того, как приказ был отдан, надевал головной убор и старательно принимался за работу. Юль подмечал, что, находясь на судне, царь по собственной инициативе слагал с себя преимущества царского сана и требовал обращения с собой, как с шаутбенахтом. От внимания иностранцев не укрылся и тот факт, что в многочисленных поездках по стране Петр I выступал не в царском обличий и не под собственным именем, а в звании генерал-лейтенанта, предварительно получив подорожную от А. Д. Меншикова. Самоценность офицерского чина, всячески культивируемая царем, подкреплялась и весьма убедительным показом сопутствующих ему прав и льгот. Фактически офицерский чин бронировал для его обладателя место в клубе избранных. Именно такой характер царь пытался придать офицерскому корпусу, неизменно посещая крестины, родины, свадьбы, похороны в домах офицеров, в том числе младших, всегда, когда оказывался поблизости19.
      Царские резиденции в новой столице отстраивались в окружении жилищ офицерских семей, лишний раз подчеркивая тем самым тесную взаимосвязь и высокую доверительность отношений. Обязательное включение офицеров в список гостей на придворных торжествах и церемониях, распространение на членов их семей почестей, сопряженных с чином, поручения по управлению отдельными территориями, учреждениями, социальными группами с установлением в ряде случаев верховенства над бюрократическими инстанциями - все это утверждало офицерскую организацию в качестве ведущей референтной группы в общем корпусе государственных служащих. В 1714 г. дворянам с офицерским званием царь приказал называться не шляхтичами, как гражданским лицам, а офицерами, тем самым однозначно поставив принцип выслуги выше принципа благородства по рождению, а офицерское звание выше аристократического титула20.
      Впрочем, прокламированный государственной властью престиж был не единственным притягательным магнитом, который влек в офицерский корпус любого новичка, вступавшего на стезю карьеры. Кураж молодого службиста серьезно подстегивался материальными стимулами, в особенности много значившими для вчерашних крепостных, холопов, "вольницы" без кола и без двора. Для подавляющего большинства из них с первых же дней армия предоставляла, пусть небезопасное, зато надежное убежище от голода, холода и прочих напастей, подстерегавших маргинала на крутых маршрутах жизненного пути. Принимая под свое покровительство весь этот разношерстный сброд, верховная власть и военное командование гарантировали ему крышу над головой, обмундирование и отличное довольствие. Суточная норма солдатского порциона состояла из двух фунтов (820 г) хлеба, фунта (410 г) мяса, двух чарок (0,24 л) вина, гарнца (3,3 л) пива. Кроме того, ежемесячно выдавалось по 1,5 гарнца крупы и 2 фунта соли. По мере повышения в звании размер порциона возрастал едва ли не в геометрической прогрессии. Так, прапорщику на день полагалось 5 таких пайков, капитану - 15, полковнику - 50, генерал-фельдмаршалу - 200. В кавалерии к порциону добавлялся рацион - годовая норма фуражного довольствия для лошади. (Для капитана предусматривалась выдача от 5 до 20 рационов, для полковника - от 17 до 55, для генерал-фельдмаршала - 20021.)
      Солдат петровской армии получал денежное вознаграждение в размере 10 руб. 32 коп. годовых, в кавалерии - 12 рублей22. Такое же жалованье выплачивалось в гвардейских частях, однако, старослужащие солдаты гвардии получали двойное содержание, а их женам отпускалось месячное довольствие - хлеб и мука. Жалованье офицера было солидным: поручику платили 80 руб. в год, майору - 140 руб., полковнику - 300, а полному генералу - 3600 рублей. Характерно, что за время петровского царствования жалованье офицерам пересматривалось в сторону повышения пять раз23! Возможность быстро выправить свое материальное и социальное положение определялась тем, что еще по ходу тяжелых боевых действий первой половины Северной войны, Петр I ввел порядок производства в офицеры за доблесть и мужество в бою. А уже в 1721 г. специальным указом царя было узаконено правило включения обер-офицеров с их потомством в состав дворянского сословия24. Годом позже этот принцип был закреплен в Табели о рангах: отныне любой военнослужащий, достигший первого обер-офицерского звания прапорщика обретал права потомственного дворянства.
      Революционное значение этих новаций в полном объеме можно оценить лишь с учетом того факта, что по каналам рекрутчины и вольного найма в армию вливались представители социальных потоков, безнадежно забракованных в своих прежних популяциях. Крестьянская община, занимавшаяся с 1705 г. раскладкой рекрутской повинности, очень быстро превратила последнюю в канализационный сток для девиантов, являвшихся бельмом на глазу у сельского мира: пьяниц, бузотеров, тунеядцев, воров, сутяг. Эту тенденцию всячески поддерживала и поместная администрация, требовавшая избавления поселений при помощи рекрутчины от людей с уголовными наклонностями и неуживчивым характером. Сельские власти старались сбыть с рук нетяглоспособных крестьян, рассматривавшихся как балласт при распределении налогов и повинностей внутри общины25. Еще более клейменная публика притекала в армию через прием разгульной "вольницы", впитывавшей в себя наиболее криминогенный субстрат.
      Собрав под военными знаменами социальных париев, армия не только выводила их из социального тупика, но и вручала мандат на неограниченный рост в чинах и званиях. Это решение принесло абсолютный выигрыш как обществу, частично разгрузившемуся от переизбытка правонарушителей, так и армии, получившей в свое распоряжение мощный костяк из людей, готовых поставить на кон собственную жизнь ради шанса вырваться из приниженного социального положения. Уже к концу Северной войны в руководящем составе русской армии, главным образом в пехоте, насчитывалось 13,9% выходцев из податных сословий. 1,7% состояли в командной верхушке самого аристократического рода войск - кавалерии26. А в элитных гвардейских полках - Семеновском и Преображенском - их удельный вес достигал 56,5% (в рядовом составе он доходил до 59%, а у унтер-офицеров - 27%)27.
      Достигаемый статус облегчался и тем, что широкая кость простолюдина, закаленного своим прошлым существованием, лучше, чем тонкая дворянская "косточка", приспосабливалась к тем перегрузкам, которые приходились на сражающуюся армию молодой державы. Юль, наблюдая русскую армию в различных перипетиях ее боевой деятельности, выделял как две стороны одной медали: склонность к буйству, проступавшую в особенности на оккупированной территории в моменты ослабления начальственного контроля, и готовность к преодолению любых препятствий при исполнении приказов командования28.
      Помещенное в общую среду обитания с "отбросами" общества и в сферу действия единых стандартов службы, родовое дворянство испытало тяжелый психологический шок. Отголоски сильнейших переживаний и злопыхательства по этому поводу доносились из аристократических кабинетов и гостиных и в конце XVIII века. Тираническим произволом княгиня Е. Р. Дашкова считала приобщение дворян к азам рабочих профессий на службе, так как это уничтожало различия между благородной и плебейской кровью29. А просвещенный консерватор М. М. Щербатов усматривал величайшую несправедливость в том, что "вместе с холопами... писали на одной степени их господ в солдаты, и сии первые по выслугам, пристойных их роду людям, доходя до офицерских чинов, учинялися начальниками господам своим и бивали их палками"30.
      Однако именно в этом, доселе незнакомом дворянству ощущении зависти и ревности к успехам своих "подлорожденных" сослуживцев был сокрыт могучий источник социального преобразования. Если указы, насылавшие кары за уклонение дворян от дела, обеспечивали его физическую явку в воинские части, то совместная служба с напиравшими простолюдинами навязывала соревновательную гонку. Иными словами, она пробуждала в любом дворянине начала здоровой конкуренции и карьеризма, которые пребывали в дремотном состоянии вследствие закоренелой местнической традиции. Ведя коварную игру с привилегиями старинного шляхетства, петровская практика ставила его перед необходимостью подтвердить нелегкими трудами свое первенствующее положение среди остальных сословных групп. Острота ситуации заключалась в том, что состязательная борьба требовала от дворянства, переступая через свое естество, перенимать те качества, которые обусловливали высокую конкурентоспособность армейских выдвиженцев из социальных низов: отвязанную смелость вчерашнего подранка, стойкое перенесение невзгод, быструю практическую обучаемость, мощный посыл к ускоренному движению вверх по лестнице чинов.
      Тонкий расчет, заложенный в петровскую программу подготовки и переподготовки кадров, видели и понимали некоторые из наиболее проницательных политических "обозревателей". Дипломатический агент австрийского двора О. А. Плейер в 1710 г. доносил своему государю о чудодейственном средстве, изобретенным русским царем для максимизации отдачи от своих военнослужащих. По его словам, наказывая нерадивых и публично вознаграждая храбрых и добросовестных, "он внушил большинству русских господ самолюбие и соревнование, да сделал еще и то, что, когда они теперь беседуют вместе, пьют и курят табак, то больше уже не ведут таких гнусных и похабных разговоров, а рассказывают о том и другом сражении, об оказанных тем или другим лицом хороших и дурных поступках при этом, либо о военных науках"31.
      Датский посланник Юль, внимательно следивший в 1709 г. за учениями русских пехотинцев, признавал, что они могут дать фору любому европейскому войску. В письме к коллеге в Дании дипломат писал, что "датский король давно бы изменил политику, если б имел верные сведения о состоянии царской армии". А после Пруте кого похода он во всеуслышание заявлял, что не знает другой армии, которая выдержала бы все неисчислимые бедствия, выпавшие на долю русских солдат и офицеров во время этого злоключения32. Вывод Юля подтверждал его личный секретарь Р. Эребо, пораженный общностью нестерпимых лишений, которые делили все участники похода - от первых генералов до последнего рядового. В качестве примера беспредельной выносливости русской армии Эребо приводил обеденное меню из "блюда гороха с пометом саранчи, постоянно в него падавшим", которым благодарно довольствовались на марше русские генералы33.
      Однако, пожалуй, самое оглушительное впечатление произвело русское воинство на шведов. Переоценив значение своей победы под Нарвой в 1700 г., Карл XII переключил внимание на других участников антишведской коалиции и упустил из виду рывок своего русского противника, сделанный между 1700 - 1709 годами. Взяв на вооружение сильные стороны каролинской армии - динамичное наступление с беспрерывным движением и ведением огня, а также кавалерийскую атаку в сверхплотном строю - "колено за колено", русская армия, по оценке шведских историков, сравнялась со шведами в технике боя и в то же время превзошла их своей волей к победе и профессиональной ответственностью. Различие между этими армиями было тем более разительным, что в технологии их строительства было немало схожего. Подобно тому, как это было заведено Петром Великим, шведская армия еще с XVII в. комплектовалась за счет поселенной рекрутской системы, при которой поставки солдат и содержание армии были возложены на гражданское население. Так же, как это позднее произошло и в России, в угоду военным потребностям государства в Швеции были урезаны привилегии дворян. В 1680 г. была произведена редукция дворянских земельных владений и упразднены их иммунитетные права. В 1712 г. на дворян был распространен чрезвычайный поимущественный налог34. Кроме того, Карл XII, прирожденный воин, умел возбудить в своих подданных страсть к военному ремеслу и жажду военных трофеев35. Однако участие в боевых операциях не открывало никаких новых социальных перспектив перед лично свободным шведским крестьянином и тем более перед дворянином, а по мере затягивания войны вообще воспринималось как бессмысленное и неблагодарное занятие. Совсем иначе - в России. Установив, с одной стороны, сверхвысокие ставки вознаграждения за доблестный ратный труд, и сверхвысокие риски утраты всех прав за его профанацию, с другой стороны, Петр I создал между этими полюсами поле напряженности, в котором буквально кристаллизовались военные таланты.
      Примечательно, что выдержавшее экзамен на социальную и профессиональную пригодность дворянство не только не возводило хулу на преобразователя, но и внесло решающую лепту в романтизацию эпохи и создание культа Петра Великого. Идея метаморфозиса, или преображения под действием преодоленных трудностей, явно или имплицитно, вошла в дворянское понимание человеческой ценности. Об этом свидетельствуют многочисленные высказывания и поступки деятелей петровской и послепетровской эпохи. Так, получая в 1721 г. назначение на рискованное, если не сказать, зловещее место российского резидента в Стамбуле, морской офицер И. И. Неплюев бросился благодарить царя за оказанное доверие. Вот как он сам впоследствии описывал свой порыв: "Я упал ему, государю, в ноги и, охватя оные, целовал и плакал". А еще через некоторое время он писал с нового места службы своему покровителю Г. П. Чернышеву: "Ныне же нахожусь... отпуская ... курьера и во ожидании - как мои дела приняты будут, в безмерном страхе, и, если оные, к несчастью моему, не угодны окажутся его императорскому величеству, то по истине я жить более не желаю"36.
      Несколько десятилетий спустя, отправляя этого сановника по его собственному желанию на заслуженный отдых, императрица Екатерина II попросила его кого-нибудь рекомендовать на свое место. На это престарелый ветеран прямодушно ответил: "Нет, государыня, мы, Петра Великого ученики, проведены им сквозь огонь и воду, инако воспитывались, инако мыслили и вели себя, а ныне инако воспитываются, инако ведут себя и инако мыслят; итак я не могу ни за кого, ниже за сына моего ручаться"37. Позицию младших "птенцов гнезда Петрова" очень точно отражало и сообщение В. А Нащокина, начавшего свою военную карьеру в 1719 г., о горьких сетованиях в кругу его юных сослуживцев на то, что застали лишь финал героической эпохи, в то время как их отцы сложились и возмужали в ней: "Блаженны отцы наши, что жили во дни Петра Великого, а мы только его видели, чтоб о нем плакать"38.
      Процесс перевоспитания личности, или попросту, говоря словами самого Петра I, "обращения скотов в людей"39, проходил через всю систему социальных связей и положений, в которые помещался военнослужащий. Азбучную грамоту взаимодействия с непохожим на себя социальным субъектом дворянин усваивал из военного законодательства. Еще в 1696 г. указами царя офицерству воспрещалось пользоваться трудом нижних чинов в личных целях40. Для услужения офицерам в приватной жизни вводился институт денщиков. Воинский артикул 1715 г вводил особую шкалу санкций за превышение полномочий в обращении с подчиненными. За отдачу приказа, не относящегося к "службе его величества", офицер подлежал наказанию по воинскому суду (артикул N 53). За принуждение солдат "к своей партикулярной службе и пользе, хотя с платежом или без платежа", офицеру угрожало лишение чести, чина и имения (артикул N 54). Добровольная работа солдат на офицера по портновскому или сапожному ремеслу допускалась, но только в свободное время, с разрешения начальства и с обязательным условием оплаты этих услуг (артикул N 55).
      Закон ограждал солдат и от офицерского произвола: за нанесение побоев "без важных и пристойных причин, которые к службе его величества не касаются", офицер должен был ответить перед воинским судом, а за неоднократные проявления подобной жестокости лишался чина (артикул N 33). За убийство подчиненного, преднамеренное или непреднамеренное, офицер приговаривался к смертной казни через отсечение головы. Если же смерть подчиненного произошла в результате справедливо понесенного, но чрезмерно жестокого наказания, командир подлежал разжалованию, денежному штрафу или тюремному заключению (артикул N 154). Разворовывание жалованья, провианта, удержание сверх положенных сумм мундирных денег каралось лишением офицера чина, ссылкой на галеры или даже смертной казнью (артикул N 66). Офицеру так же возбранялось отнимать у своих подчиненных взятые на войне трофеи (артикул N 110)41.
      Петровское военное законодательство старательно пыталось вытравить помещичьи замашки из привычек дворян-офицеров. Остальное доделывали принцип выслуги, положенный в основу продвижения для любого военнослужащего, и общность фронтовой судьбы, заставлявшей тянуть лямку благородному бок о бок с "подлорожденным". Потенциальная возможность для рядового из социальных низов дослужиться до офицерского звания выбивала из рук родовитого дворянства последний козырь безраздельной исключительности и умеряла сословную спесь. А тяготы и опасности бесконечной походной жизни склоняли любого природного шляхтича к тому, чтобы увидеть в своем незначительном сослуживце не бессловесную тварь, а боевого товарища. Высокая интенсивность военных действий, сопутствующая всему петровскому царствованию, придавала особый динамизм становлению военно-корпоративного единства.
      Иностранцы подмечали особую манеру русских командиров высокого ранга во внеслужебной обстановке держаться запанибрата с самыми младшими из своих подчиненных. Такое поведение, как считал Юль, в Дании - более свободной и цивилизованной стране чем Россия, "считалось бы неприличным и для простого капрала"42. Однако в России оно воспринималось как само собой разумеющееся и распространялось на отношения младших офицеров и солдат. Между тем реалии, которые, на первый взгляд, отменяли субординационные образцы отношений, на самом деле тесно уживались с ними, придавая лишь некоторый национальный колорит универсальной модели. Феномен, выпадавший, с точки зрения сторонних наблюдателей, из общего ряда, находит свое прямое объяснение в социальной психологии. Б. Ф. Поршнев подчеркивал унификацию социально-психических процессов, побуждений, линии поведения внутри дифференцированной общности в условиях противостояния враждебным силам. Перед лицом конкретного противника субординационная огранка отношений и иерархическая структура большого коллектива, вроде армии, неизбежно тускнеют: "чем определеннее и ограниченнее "они", тем однороднее, сплошнее общность и соответственно более осязаемо ощущение "мы"43.
      Почти полное равенство шансов и возможностей при формировании корпуса военнослужащих было тесно связано с возросшими возможностями власти. Опыт Петра Великого показывал, что во многих случаях авторитарная власть была склонна направлять свои полномочия на благо всему социуму, быстро и эффективно справляясь с наиболее патогенными зонами внутри него.
      Вытолкнув дворянство из родовых гнезд и вытянув его по струнке военных уставов, правительственная власть устранила опасность превращения его в злокачественный нарост на государственном теле. Военное строительство Петра I повлекло за собой окончательную и бесповоротную ресоциализацию дворянства. Ее важнейшим итогом стало насильственное разрешение межролевого конфликта, в котором постоянно сталкивались интересы помещика-землевладельца и служилого человека. Выдавленное из своих имений дворянство быстро осваивало новые стандарты поведения, училось подходить к событиям не по меркам местнических отношений и локального сообщества, а с точки зрения общегосударственных интересов. Старавшийся дезавуировать дела Петра I князь Щербатов мог привести в пользу своей точки зрения - о приоритете государственного подхода в поступках старомосковской боярской знати - всего лишь два-три примера (о стойкости московского посла Афанасия Нагого в плену у крымского хана, да о сбережении государственной казны боярином П. И. Прозоровским)44. Между тем, примеры жертвенного патриотизма дворян в петровскую и послепетровскую эпоху исчислялись тысячами.
      В сознании дворянства - и родового, и выслуженного - прочно утвердился государственнический этос, положенный на целый свод правил поведения. В данной системе координат чин рассматривался лишь как некий агрегирующий показатель полезной деятельности, а сама служба - как единственный тест ценных качеств личности. Отсюда вытекали и ее идеальные каноны: начинать служебный путь с самых низших ступеней, без нытья брать трудные барьеры, не заискивать перед сильными мира сего, не ронять воинской чести не только на поле брани, но и на житейском поприще. Впитывая из семейных преданий образцы воинской доблести, любой юный дворянин мерил по ним и собственные достижения. Ветеран всех российских войн конца XVIII - начала XIX вв. полковник М. М. Петров рассказывал об отцовском наказе, данным ему и брату в придачу к фамильной дворянской грамоте: "Посмотрите - этот пергамент обложен кругом рисовкою по большей части полковыми знаменами, штандартами и корабельными флагами, обставленными военным оружием, и атлас, его покрывающий... предназначает огненно-кровавым цветом своим уплату за эту честь огнем и кровию войн под знаменами Отечества"45.
      Интересно, что в условиях послепетровского смягчения дворянской службы дворяне самого младшего поколения порой проявляли себя большими максималистами по части соблюдения петровских традиций, чем их старшие родичи. Так, генерал П. И. Панин, будущий покоритель Бендер в русско-турецкой войне 1768 - 1774 гг., был отдан в службу в возрасте 14 лет, но через несколько месяцев был возвращен отцом домой уже для "заочного" роста в чинах. Однако родительское решение привело в негодование подростка, заявившего, что оно "ввергает его в стыд и презрение подчиненных его чину; что он звания своего меньше еще знает, нежели они, и что он будет их учеником, а не они будут его учениками"46. "Доброе намерение, труды и прилежание" - девиз братьев П. И. и Н. И. Паниных - разделялся большинством честных и толковых дворянских служивых XVIII-XIX веков.
      Однако радикальный пересмотр норм и рамок деятельности служилого корпуса был отнюдь не единственным следствием петровского военного строительства. Сильные токи от него шли в сельскую глубинку. Здесь ключевая роль принадлежала военному присутствию, которое делало непрерывными контакты военных и гражданских общностей. В 1718 г., с началом работы военных ревизоров, армия была придвинута к местам расселения основной массы налогоплательщиков. С 1724 г. началось планомерное расселение полков по провинциям, где им предстояло собирать подушные деньги на свое содержание. За самое короткое время военный элемент столь прочно вписался в сельский ландшафт, что даже последующие правительственные попытки его оттуда исторгнуть оказались безрезультатными.
      Указами от 9 и 24 февраля 1727 г. армейские части подлежали выводу из сельской местности в города, а их функции по сбору податей передавались воеводам. Однако почти сразу же власть убедилась в неравноценности произведенной замены и снова обратилась к услугам военных. В январе 1728 г. в помощь губернаторам и воеводам от полков выделялось по одному обер-офицеру с капралом и 16 солдатами в каждый дистрикт, соответственно месту приписки полка. Через два года количество военнослужащих, находящихся у сбора налогов, удваивалось. А в мае 1736 г. сенатским указом Военной коллегии предписывалось выделить еще 10 - 20 человек сверхкомплектных военнослужащих в каждую губернию. Кроме того, к губернским и провинциальным канцеляриям систематически отсылались военные команды, специализирующиеся на понуждении к уплате подушных денег и взыскании недоимок. Таким образом, стремление послепетровской власти противостоять наплыву служащих действующей армии в зону ответственности местной администрации показало свою преждевременность. Отчасти эту проблему удалось решить только в 1763 г., когда обязанности военных команд при сборе подушной подати перешли к воеводским товарищам47. На протяжении четырех десятилетий порядок взимания подушной подати поддерживал высокую интенсивность контактов военнослужащих с гражданским населением. До 1731 г. они строились в соответствии с тремя приемами в сборе налога: в январе-феврале, марте-апреле, октябре-ноябре. В 1731 г. время нахождения воинских команд в селах ограничивалось двумя, хотя и более удлиненными, сроками: январь-март и сентябрь-декабрь. Таким образом, почти круглый год, за вычетом времени посевной и летней страды, земледелец становился вынужденным клиентом военных.
      Кроме необходимости уплаты налогов, тесное общение обусловливалось и размещением армии по "квартирам" в местах расселения сельских жителей. Первоначальный замысел Петра I состоял в том, чтобы силами крестьян отстроить ротные слободы и полковые дворы, расположенные обособленно от гражданских поселений. В этих целях местным жителям предписывалось закупить и доставить строительные материалы, а солдатам оперативно приступить к строительным работам с таким расчетом, чтобы сдать объекты в 1726 году. На первое время разрешалось проживание военных у крестьян. Однако вскоре обнаружилась невыполнимость этого плана: отягощенное другими поборами крестьянство оказалось не в состоянии обеспечить заготовку строительных материалов. Поэтому, реагируя на сигналы с мест, указом от 12 февраля 1725 г. правительство отменяло свое прежнее распоряжение об обязательном возведении ротных слобод и санкционировало подселение военнослужащих в качестве постояльцев к обывателям48.
      Таким образом, вторичное войсковое нашествие в уезды ознаменовалось и новым масштабным воссоединением с гражданским населением. Отсутствие казенных средств на постройку казарм и жилых военных анклавов в уездах, свернутое строительство ротных слобод делало на длительное время систему постоя практически единственно возможным способом обустройства военнослужащих. Несмотря на принятый военной комиссией 1763 - 1764 гг. план перевода войск в казарменные корпуса вокруг специально организованных лагерей, положение дел не менялось до начала XIX в., а во многих случаях и позднее49. А "Плакат о сборе подушном и протчем" от 26 июня 1724 г., регламентировавший отношения военнослужащих и местных жителей, по большинству пунктов оставался в силе и после Петра I. Предусматривая самые разнообразные финансовые, юридические, житейско-бытовые ситуации, связанные с сосуществованием военных и гражданских лиц, этот документ воссоздавал объемную картину военного присутствия на местах.
      Продолжая линию более ранних актов военного законодательства на защиту мирного селянина от притеснений военных, "Плакат" стремился предотвратить разбой военных чинов. Законодатель запрещал им вмешиваться в ход сельскохозяйственных работ, ловить рыбу, рубить лес, охотиться на зверя в тех местах, которые служили нуждам жителей. Подводы, натуральные сборы, отработочные повинности, которые сверх подушной подати налагались на население, подлежали оплате. При отсутствии денежных средств для оплаты фуража и провианта военным командирам полагалось выдать поставщику зачетную квитанцию, засчитывавшую сданные продукты как часть подушной подати50. В послепетровское время обеспечение армии довольствием путем сборов с местного населения заменялось централизованными закупками у помещиков с последующим распределением по военным частям через склады-магазины51.
      Закон разрешал местным жителям, чьи хозяйственные интересы были ущемлены, обжаловать неправомерные действия военных перед полковым начальством52. Разрешая искать управу на бесцеремонных квартирантов у войскового командования, "Плакат" утверждал принцип двусторонности отношений военных и гражданских лиц. Разумеется, в реальной действительности предписанные нормы взаимодействия могли подвергаться искажениям. Скажем, знаменитый прожектер и публицист петровского времени И. Т. Посошков горько жаловался на бесчинства военных, вспоминая как в 1721 г. его с женой выбивал "из хором" капитан Преображенского полка И. Невесельский, а другой военный чин - полковник Д. Порецкий "похвалялся... посадить на шпагу". Подав же челобитную на самоуправство полковника, он так и не добился правды: оказалось, что тот подсуден Военной коллегии, а не местной власти. Свое разочарование Посошков изливал в пессимистической сентенции: "Только что в обидах своих жалуйся на служивой чин богу"53.
      Вполне очевидно, что большое коммунальное хозяйство, в которое вовлекались военные и гражданские ячейки, не обходилось без свар. Однако в любом случае такое общежитие диктовало необходимость взаимной притирки и выработки неформального устава. Густая паутина отношений возникала по ходу таких рутинных занятий, как выпас скота, заготовка сена и дров. Общие будничные заботы содействовали обмену опытом. Не случайно через посредничество военных законодатель стремился передать в крестьянскую массу полезные хозяйственные навыки. Еще более плотное общение оформлялось в рамках совместного проживания солдат и унтер-офицеров под одним кровом с крестьянами или же их найма на вольные сезонные работы в зажиточные крестьянские хозяйства. Некоторые из этих подрядов завершались брачными союзами, при этом закон указывал помещику не чинить препятствий в женитьбе на крепостной женщине военнослужащего, если тот был готов уплатить за нее положенную сумму "вывода", то есть покупки вольной54.
      Наконец, пребывание военных среди сельского населения принесло с собой и первый опыт межсословной кооперации. Поставленная Петром I задача постройки полковых дворов и ротных слобод повлекла за собой череду областных съездов, на которые делегировались уполномоченные от всех проживающих в областях групп населения. Иллюстрацией представительности этих собраний может служить списочный состав депутатов кашинского дистрикта угличской провинции. Среди 170 человек, съехавшихся в марте 1725 г. обсуждать выдвинутое правительством условие, присутствовали: представители церковного землевладения, депутаты от землепашцев монастырских вотчин, 13 мелкопоместных дворян, управляющие от крупных землевладельцев, крестьяне и приказчики от дворцовых вотчин, государственных деревень, крестьяне и даже холопы от владельческих имений. М. М. Богословский, современник становления органов всесословного самоуправления в пореформенной России, сравнивал их со съездами, порожденными петровским военным строительством, и находил много общего55.
      Важным элементом сословного сотрудничества становилось и ответственное участие дворянства: не вкладываясь в отличие от тяглых сословий материально в общее дело, оно тем не менее исправно поставляло из своих рядов выборных должностных лиц - земских комиссаров. Последние служили в качестве надзирателей за строительством военных объектов, уполномоченных от общества по сбору подушной подати, раскладке постойной и подводной повинностей, организаторов полицейского порядка и были подотчетны областным съездам. Удачное сочетание обстоятельств, при котором полковое начальство следило за регулярностью проведения съездов и выборами земских комиссаров, понуждало их к деятельности, а качество их работы оценивало само общество, помогало устояться этому эксперименту. Несмотря на прекращение строительной "лихорадки" после Петра I, должность выборного земского комиссара была подтверждена правительственными актами в 1727 году56.
      Военно-гражданское взаимодействие продолжалось в рамках трудовых мобилизаций. Военные приводили в движение и организовывали потоки граждан, в принудительном порядке привлекаемых к военно-строительным работам. Собственно, подобными эпизодами пронизана вся эпоха Петра I, начиная со сгона в село Преображенское, а потом в Воронеж в конце XVII в. тысяч окрестных жителей, главным образом крестьян, для постройки военных судов. После завоевания Азова к корабельной повинности были привлечены монастыри, служилые люди, купцы. Последние в обязательном порядке записывались в "кумпанства" (в качестве санкции за отказ назначалась конфискация имущества). Однако наибольший груз таких "совместных проектов" ощущало на себе крестьянство, поделенное на определенные количественные группы (обычно по тысяче человек) поставщиков материалов для постройки одного корабля. При взятом государстве темпе на руках тяглецов не успевали зажить мозоли между очередными работами по возведению укреплений, рытью каналов, прокладке дорог, постройке общественных зданий.
      С 1702 г. по "разнорядке" властей десятки тысяч крестьян прибывали на строительные работы в Петербург, Кронштадт. Трудовая повинность, падавшая на "посоху" (то есть крестьян прилегающих к стройке уездов) в прежние времена, как отмечает Е. В. Анисимов, носила эпизодический характер и никогда не охватывала территории всей страны - от Смоленского уезда до Сибири. Постоянной и всеохватывающей она стала только при Петре I. Ежегодно работники из разных уездов направлялись в двухмесячные командировки по заданному адресу. В Петербург каждое лето их стекалось не менее 40 тыс. человек57. В каждом подобном эпизоде участия в жизнеобеспечении армии, флота, возведении государственных специальных объектов крестьянину приходилось включаться в коллективы военные или в гражданские, руководимые военными специалистами. В любом случае общиннику - крестьянину или жителю городской слободы - здесь впервые доводилось окунуться в мир иных привычек и требований, нежели тот, в котором протекала его прошлая повседневность.
      Помимо овладения новыми производственными технологиями, с помощью армейского аппарата крестьяне впервые приобщались к режиму суточного времени. И это имело значение не меньшее, чем первое обретение. Привязанный к годовому природному циклу или календарю церковных праздников, крестьянский мир не знал учащенной пульсации времени. Рассадниками другой, рациональной парадигмы использования времени - с жестким распорядком всех затрат - были рабочие статуты, действовавшие в странах-пионерах первоначального накопления с XIV по XIX век. В XVIII в. рабочие статуты, составлявшиеся чиновниками, дополнили графики рабочего времени, создававшиеся предпринимателями58. В России распространителями учетного и подотчетного времени стали армейцы - прорабы больших и малых строек подхлестываемой войной модернизации Петра. Незаметно для участников этой гонки в ее недра просачивались передовые элементы организации труда. А в наиболее застойных сегментах общества в известном смысле заблаговременно подготавливался резерв индустриального общества.
      Пересечение путей селянина и военного либо по маршрутам движения и местам дислокации армии, либо на строительных площадках и корабельных верфях имело далеко идущие последствия. Разнесенное по своим клеткам-общинам, крестьянство здесь впервые переходило границы привычных отношений с привычным набором местных контрагентов (помещика, управляющего, приказчика, попа). Втягиваясь в коммуникации, настоятельно требовавших принятия роли "другого", оно овладевало механикой отношений поверх социальных барьеров. По тонкому наблюдению мексиканского философа XX в., Л. Сеа, "человек, встретивший другого человека, нуждается в нем для того, чтобы осознать свое собственное существование, так же, как тот другой, осознает и делает осознанным существование первого"59. Именно такой опыт и позволяет разным социальным персонажам вступать в диалог друг с другом и выстраивать отношения, основанные на взаимопонимании и сопереживании. По словам французского специалиста по сельской социологии, А. Мендра, навык подобного общения не знаком традиционному крестьянскому сообществу: для того, чтобы поддерживать отношения там, где о другом все наперед известно, вовсе не обязательно ставить себя на его место. Наоборот, в индустриальных обществах с множеством свойственных им ролей без этой практики было не обойтись60. Итак, в русском крестьянском быту доиндустриальной эпохи намечалась боковая ветвь социализации, отклонявшаяся от накатанных схем общества - гемайншафта. В этом плане армейскую машину на местах можно сравнить с разрыхлителем наиболее жестких и непроницаемых из локальных структур. Таким образом, еще до этого, партикуляризм местных сообществ (так называемых изолятов - по терминологии социологов) был взломан нарождением всероссийского рынка, индустриализацией первой волны и целенаправленной политикой власти, подготовительная работа была уже проделана военно-гражданским симбиозом, заложенным Петром I.
      Пожалуй, в этой плоскости следует искать разгадку парадоксальной коммерциализации российского крестьянства в XVIII - первой половине XIX в., протекавшей на фоне ужесточения крепостного права, сохранения сословной парадигмы общества, замедленной урбанизации. Так, скажем, в 1722 - 1785 гг. сложилась и активно заявила о себе такая сословная группа, как "торгующие крестьяне", занимавшиеся доходной коммерцией, хотя и без закрепления в городе. Непрерывно, несмотря на трудные условия перехода в сословия мещан и купцов, рос поток переселенцев из деревни в город: в 1719 - 1744 гг. он составлял - 2 тыс. человек, в 1782 - 1811 гг. - 25 тыс., в 1816 - 1842 гг. - уже 450 тыс. человек. Показательна и другая тенденция: неуклонное увеличение доли деревни по отношению к доле города в сосредоточении промышленных предприятий и рабочей силы в XVIII века61.
      Крестьянское предпринимательство в стране с крепостным правом неизменно удивляло иностранных наблюдателей - от путешественников до исследователей. По компетентному мнению мастера сравнительно-исторического изучения Ф. Броделя, " кишевшие в мелкой и средней торговле крестьяне характеризовали некую весьма своеобразную атмосферу крепостничества в России. Счастливый или несчастный, но класс крепостных не был замкнут в деревенской самодостаточности"62. По-видимому, традиционное объяснение данного феномена - ростом денежной феодальной ренты, государственных податей в XVIII в. (в частности, подушной подати), вынужденной активизацией неземледельческих промыслов крепких крестьянских хозяйств при нивелирующих установках передельной общины в сельском хозяйстве, влиянием дворянского предпринимательства - недостаточно. Перечисленные факторы указывают скорее на возможную экономическую мотивацию крестьянских миграций и коммерческих занятий, однако, не проливают свет на ту внутреннюю предрасположенность к ним, без которой желаемое не могло превратиться в действительное.
      Не пытаясь свести весь многосложный процесс крестьянского предпринимательства к единственной причине военно-гражданского симбиоза, все же попробуем уточнить ее вес, смоделировав ситуацию от "обратного". Такая возможность открывается из сравнения с польским крестьянством XVIII - начала XIX века. Не зараженного никакими особыми предубеждениями иностранца неизменно изумляла его погруженность в блокадное существование: из всех социальных персонажей, кроме себе подобных, польский крестьянин знал лишь своего пана и не имел понятия о государстве63. Княгиня Е. Р. Дашкова, получившая от Екатерины II богатые имения опального графа Огинского, застала в них сонное царство убогих поселян. На фоне ее великорусских крепостных, которые даже из далеких новгородских сел умудрялись возить на московскую ярмарку изделия собственного производства, польские шокировали своим растительным существованием64. Эта же неповоротливость польского крестьянина дала о себе знать на этапе перехода к капиталистическим отношениям: в этом процессе задавали тон королевские и крупные мещанские мануфактуры, помещичьи фольварки, а польский крестьянин (кстати, освобожденный от крепостной зависимости в 1807 г., на полстолетия раньше русского) плелся в хвосте65. Жалкое положение польского крестьянства бросалось в глаза и русскому офицерству, прошедшему вместе с армией через территорию герцогства Варшавского на обратном пути из заграничного похода66.
      Точно также в среде польских крестьян идея государства постепенно обесценивалась. Напротив, в русском крестьянстве, во многом благодаря той же армии она неуклонно поднималась в своем значении. Армия, наиболее подвижная и связанная с государственным аппаратом российская организация, отчасти подменяла собой еще не существовавшие средства массовой коммуникации. Подобно странствующим проповедникам, коммивояжерам и бродячим артистам, военные, которые несли на подошвах своих сапог пыль дальних странствий, утоляли информационный голод местного населения. Они же служили его приобщению к государственной политике, которая порождала массу легенд и противоречивых толков. Нередко поставлявшая материал для репрессивно-карательных органов по линии печально знаменитого "государева слова и дела"67, подобная форма политизации все же неуклонно подтачивала отчужденность социальных низов от той жизни, которая кипела за географическими границами их локальных мирков. Похожий механизм беспроволочного телеграфа, стягивающего по ходу движения военных отрядов оторванные друг от друга районы в единое информационное поле, хорошо описан солдатом первой мировой войны - французским историком Марком Блоком. По его словам, "на военных картах, чуть позади соединяющих черточек, указывающих передовые позиции, можно нанести сплошь заштрихованную полосу - зону формирования легенд"68. И если для большинства европейских стран нового времени армейцы как посредники в информационном обмене регионов все же были знамением военного времени, то для России - длительным, если не постоянным явлением. Разумеется, в таких несовершенных линиях передач возникали шумы и помехи. Тем не менее они служили освоению значительного массива фактов, отфильтрованных задачами государственного строительства, экономической модернизации, осознания страной своего нового геополитического статуса. В этом плане военнослужащий был сродни миссионеру, открывающему новые горизонты перед отсталыми этносами. Идея государственного интереса в ее военной подаче, глубоко усвоенная крестьянским сознанием, дает ключ к пониманию массового отношения к российским войнам, в частности, дружного отпора, оказывавшемуся интервентам на территории России.
      Подведем некоторые итоги. Отсутствие слоев гражданского населения, способных предоставить сознательную и сплоченную поддержку реформаторским начинаниям Петра I, было удачно восполнено созданием регулярной армии. Организация воинской службы, адекватная задачам модернизации, и дисциплинарный порядок, гарантирующий четкое исполнение приказов власти, с естественной необходимостью делали армию главным локомотивом преобразовательного процесса. Преобразовательные ее функции в отношении социального пространства неуклонно расширялись. Втягивание широких масс населения в зону влияния военной машины нарушало вековую непроницаемость и неподвижность социальных структур в сельских конгломератах, обусловливало их восприимчивость к инновациям и готовность к социальному партнерству. Таким образом, при активном участии военных агентов верховной власти в области гражданских отношений, хотя и с меньшей степенью выраженности, утверждались те же начала, которые действовали в самой военной организации.
      Вышедшие из рук одних и тех же военных исполнителей реформы первой четверти XVIII в. отличались высокой степенью взаимной согласованности и увязки. "Все у Петра шло дружно и обличало одну сторону. Система была проведена повсюду", - такую оценку методологии реформ даст впоследствии С. М. Соловьев69. Достигнутая на этой основе координация перемен облегчала их вживление в ткань социальной жизни и обеспечивала преемственность в историческом времени.
      Опыт российской модернизации, рассмотренный в сравнительно-исторической перспективе, выявляет формирующую роль военного строительства по отношению к сфере общегражданских отношений. В странах, где военные реформы проводились на старой военно-ленной основе, ограничивались частичными изменениями воинской службы и не затрагивали устоявшихся привилегий феодальной знати, наблюдалось прогрессирующее отпадение от нормативного порядка высшего сословия и дезинтеграция общества. Эти тенденции обусловили упадок Османской империи, открыв простор и для возрастающего давления на нее западных держав с конца XVIII века. По тем же причинам держава Моголов, основанная в XVI в. воинственным правителем Бухары Бабуром, постепенно погружалась в застой, утрачивала способность к сплочению защитных сил перед лицом внешней угрозы, а в 1761 г. была вынуждена признать свою капитуляцию в борьбе с английской Ост-Индийской компанией. Военная реформа Лавуа и Людовика XVI в более передовой Франции, хотя и вывела ее в разряд сильной военной державы, из-за серьезных перекосов в распределении воинских обязанностей между стратами усилила конфликтность в ее социальном развитии.
      Привлечение к исполнению воинского долга на общих основаниях - социальных низов через рекрутскую повинность и дворянства через поголовную мобилизацию - позволило в России осуществить прорыв в деле государственной обороны, одновременно дав толчок оформлению консолидационных механизмов в обществе.
      Примечания
      1. KEEP J.L.H. Soldiers of the Tsar Army and Society in Russia. 1462 - 1874. Oxford. 1985, p. 106 - 107.
      2. АНИСИМОВ Е. В. Податная реформа Петра I. Введение подушной подати в России. 1719- 1728 гг. Л. 1982, с. 154.
      3. РАБИНОВИЧ М. Д. Формирование регулярной русской армии накануне Северной войны. - Вопросы военной истории России. XVIII и первая половина XIX века. М. 1969, с. 223.
      4. КЕРСНОВСКИЙ А. А. История русской армии в 4-х т. Т. 1. От Нарвы до Парижа. М. 1992, с. 51.
      5. ПОСОШКОВ И. Т. Книга о скудости и богатстве и другие сочинения. М. 1951, с. 268.
      6. ВОДАРСКИЙ Я. Е. Служилое дворянство в России в конце XVII - начале XVIII в. - Вопросы военной истории России, с. 234, 237.
      7. БЕСКРОВНЫЙ Л. Г. Русская армия и флот в XVIII в. М. 1958, с. 68.
      8. ИНДОВА Е. К вопросу о дворянской собственности в поздний феодальный период. - Дворянство и крепостной строй в России. XVI-XVIII вв. М. 1975, с. 277 - 278, 280.
      9. РАБИНОВИЧ М. Д. Социальное происхождение и имущественное положение офицеров регулярной армии в конце Северной войны. - Россия в период реформ Петра I. М. 1973, с. 166, 170.
      10. ПОДЪЯПОЛЬСКАЯ Е. П. К вопросу о формировании дворянской интеллигенции в первой четверти XVIII в. (по записным книжкам и "мемориям" Петра I). - Дворянство и крепостной строй России, с. 186 - 188.
      11. KEEP J.L.H. Op. cit., p. 126.
      12. ВОДАРСКИЙ Я. Е. Ук. соч., с. 237 - 238.
      13. ТРОИЦКИЙ СМ. Русский абсолютизм и дворянство XVIII в. М. 1974, с. 43.
      14. Российское законодательство X-XX вв. В 9-ти т. Т. 4. М. 1986, с. 62.
      15. Там же, с. 346.
      16. БРЮС П. Г. Из мемуаров. - БЕСПЯТЫХ Ю. Н. Петербург Петра I в иностранных описаниях. Л. 1991, с. 184.
      17. ФОККЕРОДТ И. Г. Россия при Петре Великом. - Неистовый реформатор. М. 2000, с. 33- 34, 86.
      18. ТРОИЦКИЙ СМ. Ук. соч., с. 104 - 118.
      19. ЮЛЬ Ю. Записки датского посланника в России при Петре Великом. - Лавры Полтавы. М. 2001, с. 65, 91, 95, 152, 162.
      20. Полное собрание законов (ПСЗ). Т. IV. N 2467.
      21. ХРУСТАЛЕВ Е. Ю. БАТЬКОВСКИЙ А. М. БАЛЫЧЕВ С. Ю. Размер денежного довольствия офицера представляется предметом первостепенной важности. - Военно-исторический журнал. 1997. N 1, с. 5.
      22. ПСЗ. Т. IV. N 2319.
      23. ЮЛЬ Ю. Ук. соч., с 195; ПСЗ. Т. IV. N 2319; ХРУСТАЛЕВ Е. Ю. БАТЬКОВСКИЙ А. М. БАЛЫЧЕВ С. Ю. Ук. соч., с. 5.
      24. ТРОИЦКИЙ СМ. Ук. соч., с. 43.
      25. ХОК С. Л. Крепостное право и социальный контроль в России. Петровское, село Тамбовской губернии. М. 1993, с. 142 - 143, 146.
      26. РАБИНОВИЧ М. Д. Социальное происхождение и имущественное положение офицеров, с. 170.
      27. СМИРНОВ Ю. Н. Русская гвардия в XVIII веке. Куйбышев. 1989, с. 26.
      28. ЮЛЬ Ю. Ук. соч., с. 210.
      29. ДАШКОВА Е. Р. Записки. 1743 - 1810. Л. 1985, с. 127 - 128.
      30. О повреждении нравов в России князя М. Щербатова и Путешествие А. Радищева. М. 1983, с. 80.
      31. ПЛЕЙЕР О. А. О нынешнем состоянии государственного управления в Московии в 1710 году. - Лавры Полтавы, с. 398.
      32. ЮЛЬ Ю. Ук. соч., с. 57, 64, 315.
      33. Выдержки из автобиографии Расмуса Эребо, касающиеся трех путешествий его в Россию. - Лавры Полтавы, с. 380.
      34. УРЕДССОН С. Карл XII. - Царь Петр и король Карл. Два правителя и их народы. М. 1999, с. 36, 58.
      35. АРТЕУС Г. Карл XII и его армия. - Там же, с. 166.
      36. НЕПЛЮЕВ И. И. Записки. - Империя после Петра. 1725 - 1765. М. 1998, с. 420, 423.
      37. Воспоминания И. И. Голикова об И. И. Неплюеве. - Империя после Петра, с. 448.
      38. НАЩОКИН В. А. Записки. - Там же, с. 236.
      39. ЮЛЬ Ю. Ук. соч., с. 179.
      40. ПСЗ. Т. III. N 1540; ПСЗ. Т. V. N 2638.
      41. Российское законодательство X-XX вв. Т. 4, с. 327 - 365.
      42. ЮЛЬ Ю. Ук. соч., с. 73.
      43. ПОРШНЕВ Б. Ф. Социальная психология и история. М. 1979, с. 95 - 96, 107 - 108.
      44. О повреждении нравов в России князя М. Щербатова, с. 70 - 71.
      45. Рассказы служившего в 1-м егерском полку полковника Михаила Петрова. - 1812 год. Воспоминания воинов русской армии. Из собрания Отдела письменных источников Государственного исторического музея. М. 1991, с. 117.
      46. Граф Никита Петрович Панин. - Русская старина. 1873. Т. 8, с. 340.
      47. ГОТЬЕ Ю. В. История областного управления в России от Петра I до Екатерины II. Т. 1. М. 1913, с. 36 - 37, 42, 134, 319.
      48. БОГОСЛОВСКИЙ М. М. Областная реформа Петра Великого. Провинция 1719 - 1727 гг. М. 1902, с. 367.
      49. БЕСКРОВНЫЙ Л. Г. Ук. соч., с. 308.
      50. Российское законодательство X-XX вв. Т. 4, с. 204 - 206.
      51. БЕСКРОВНЫЙ Л. Г. Ук. соч., с. 119.
      52. Российское законодательство X-XX вв. Т. 4, с. 207.
      53. ПОСОШКОВ И. Т. Ук. соч., с. 44 - 45.
      54. Российское законодательство X-XX вв. Т. 4, с. 206 - 207.
      55. БОГОСЛОВСКИЙ М. М. Ук. соч., с. 368, 370.
      56. ГОТЬЕ Ю. В. Ук. соч., с. 37.
      57. АНИСИМОВ Е. В. Юный град Петербург времен Петра Великого. СПб. 2003, с. 97.
      58. САВЕЛЬЕВА И. М., ПОЛЕТАЕВ А. В. История и время. В поисках утраченного. М. 1997, с. 561.
      59. СЕА Л. Философия американской истории. Судьбы Латинской Америки. М. 1984, с. 82.
      60. МЕНДРА А. Основы социологии. М. 2000, с. 69 - 70.
      61. МИРОНОВ Б. Н. Социальная история России. Т. 1. СПб. 1999, с. 131, 137, 311.
      62. БРОДЕЛЬ Ф. Время мира. Материальная цивилизация, экономика и капитализм. XV - XVIII вв. Т. 3. М. 1992, с. 463.
      63. Там же, с. 40.
      64. ДАШКОВА Е. Р. Ук. соч., с. 136.
      65. ОБУШЕНКОВА Л. А. Королевство Польское в 1815 - 1830 гг. М. 1979, с. 47, 61, 126.
      66. Дневник Александра Чичерина. 1812 - 1813. М. 1966, с. 105, 108.
      67. СЕМЕВСКИЙ М. И. Слово и дело. 1700 - 1725. СПб. 1884, с. 11 - 12, 48 - 51.
      68. БЛОК М. Апология истории, или Ремесло историка. М. 1973, с. 61.
      69. СОЛОВЬЕВ С. М. Публичные чтения о Петре Великом. М. 1984, с. 174.
    • Прасол А. Ф. Сёгуны Токугава. Династия в лицах
      Автор: foliant25
      Название: Сёгуны Токугава. Династия в лицах
      Автор: А. Ф. Прасол 
      Год выпуска: 2018
      Издательство: Москва, Издательский дом ВКН
      ISBN: 978-5-907086-01-2
      Формат: PDF
      Размер: 31,8 Mb (PDF)
      Качество: Отсканированные страницы, OCR, интерактивное оглавление
      Количество страниц: 452
      Язык: Русский 
      "Пятнадцать сёгунов Токугава правили Японией почти 270 лет. По большей части это были обычные люди, которые могли незаметно прожить свою жизнь и уйти из неё, не оставив следа в истории своей страны. Но судьба распорядилась иначе. Эта книга рассказывает о том, как сёгуны Токугава приходили во власть и как её использовали, что думали о себе и других, как с ней расставались. И, конечно, о главных событиях их правления, ставших историей страны. Текст книги иллюстрирован множеством рисунков, гравюр, схем и содержит ряд интересных фактов, неизвестных не только в нашей стране, но и за пределами Японии."

    • Прасол А. Ф. Сёгуны Токугава. Династия в лицах
      Автор: foliant25
      Просмотреть файл Прасол А. Ф. Сёгуны Токугава. Династия в лицах
      Название: Сёгуны Токугава. Династия в лицах
      Автор: А. Ф. Прасол 
      Год выпуска: 2018
      Издательство: Москва, Издательский дом ВКН
      ISBN: 978-5-907086-01-2
      Формат: PDF
      Размер: 31,8 Mb (PDF)
      Качество: Отсканированные страницы, OCR, интерактивное оглавление
      Количество страниц: 452
      Язык: Русский 
      "Пятнадцать сёгунов Токугава правили Японией почти 270 лет. По большей части это были обычные люди, которые могли незаметно прожить свою жизнь и уйти из неё, не оставив следа в истории своей страны. Но судьба распорядилась иначе. Эта книга рассказывает о том, как сёгуны Токугава приходили во власть и как её использовали, что думали о себе и других, как с ней расставались. И, конечно, о главных событиях их правления, ставших историей страны. Текст книги иллюстрирован множеством рисунков, гравюр, схем и содержит ряд интересных фактов, неизвестных не только в нашей стране, но и за пределами Японии."

      Автор foliant25 Добавлен 20.08.2018 Категория Япония