1 097 сообщений в этой теме



19 минуту назад, Чжан Гэда сказал:

Я уже разбирал это описание где-то на форуме.

На 38-й и 39-й страницах в этой теме. Как раз перед текстом ссылки на соответствующие сообщения стоят.

И тут еще большой разбор.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

К Намбоку-тё

Центр "империалистов" (Южный двор 南朝) с 1336 по 1392/3 в горном регионе на полуострове Кии.

1336_godaigo_YUzhnyiy_dvor.jpg.765cdb11f

Рельеф

1.thumb.jpg.597a46ee8395c11e414bd331d6c4

Сторонники Южного двора (империалисты) 南朝 и Северного двора 北朝 ("карманная" императорская линия под контролем Асикага) на 1340-й год.

1340_-1.jpg.52e18277d0f0bba7d14de6127399

1340-2.thumb.jpg.2ae2e0dd5e98dbe69ec7917

nanboku.jpg.85e2e288b1ddbef0d6d8e6f24ae9

За время конфликта многие роды и их представители успели не один раз поменять сторону.

Походы Асикага Такаудзи в 1335-8 годах

img961.jpg.6fd770fdb13d2326b1fb9b517f309

竹ノ下の戦い - битва при Такэносита. По японскому календарю это 11 день 12 месяца 2-го года Кэмму. В переводе на европейский календарь (если не ошибаюсь - григорианский) - 24 января 1336. Асикага побил Нитта и двинулся на Киото, где удержаться не смог и ушел на север Кюсю.

多々良浜の戦い - битва при Татарахама, Асикага Такаудзи наносит поражение сторонникам Го-Дайго и начинает поход на восток. 2-й день 3 месяца 3-го года Кэмму или же 13 апреля 1336-го.

湊川の戦い - битва при Минато-гава, Асикага Такаудзи громит сторонников Го-Дайго, смерть Кусуноки Масасигэ. 25 день 5-го месяца 3-го года Кэмму или 4 июля 1336 года.

藤島の戦い - август 1338-го, если правильно понял - "битва при Фудзисима", гибель Нитта Ёсисада.

 

Поход на Киото губернатора Муцу Китабатакэ Akiiye в 1337-8 годах. 北畠 顕家

KitabatakeAttacks_1337-8.jpg.4f312788e04

 

"Инцидент Канно" 観応擾乱 - конфликт, переросший в войну, между Асикага Такудзи, Асикага Тадаёси, братьями Ко (Моронаро и Моронага) и Асикага Тадафую. 1350-2 гг.

59d69e04c1216_.thumb.jpg.278dc80c04c9f9f

 

Расстановка сил на начало 1390-х.

o0456038813633789407.png.779310ca9a09741

Синим - Ямана, сторонники Южного двора. Оранжевый - территория под контролем наместника (тэндай) Кюсю Имагава Рёсуна (Северный двор/бакуфу). Голубой - Хосокава, вторые после Асикага по положению в сёгунате. Зеленый - Оути. Северный двор, но толком правительству в Киото не подчиняются, скорее союзники, чем сторонники или вассалы. 

 

В 1391-2 - 明徳の乱 ("война Мэйтоку"?), решительное столкновение Асикага и Ямана. Победа бакуфу. 

Meitokunoran.png.860a9832789407e6eebe0e5

meitokunoran_haiti.thumb.jpg.943c6f438e2

 

В 1399-м - 応永の乱 ("война Оэй"?), против бакуфу Асикага выступают Оути. Победа бакуфу.

o0456038313633789506.png.541acd4752de1d9

59d6a37b450a9_.png.7d881ca40e52262a12194

59d6a387cfa8f__1399.thumb.jpg.035892e9f5

 

Вообще же занятно. Если даже отбросить события с начала восстания Го-Дайго против Ходзё, то в период с 1337 по 1393-й "империалисты" брали Киото четырежды и четырежды силы бакуфу его отбивали. Крайний раз - в 1362-м. 

P.S. Говорить о том, что Асикага контролируют Японию, можно только с 1399-го года. При этом, Камакура-фу толком правительству в Киото и не подчиняется. Асикага Ёсимицу умрет в 1408-м, после чего бакуфу Муромати начнет откровенно слабеть. Сначала междоусобицы охватят Кюсю и Камакура-фу, еще до 1441-го можно говорить о том, что сёгуны утрачивают реальную власть - ее, пока еще в рамках бакуфу, делят могущественные роды (Акамацу, Ямана, Хосокава, Сони...). С учетом того, что и сам Ёсимицу стал сёгуном в 10 лет - даже этот короткий период из пары десятилетий в начале 15 века, когда можно со скрипом говорить о "единой Японии", выглядит едва ли ни как "дитя случая". 

Возможно утрирую, но складывается впечатление, что в Японии как начало искрить с конца 13 века, так до середины 17 века дымом и тянуло. Замирение страны было достигнуто только при Токугава, при этом - скорее "после Иэмицу". Понятно, что и "до монголов" японцы частенько устраивали междоусобицы, но тут почти что "война без перерывов" на 300 с хвостом лет. Бакуфу Муромати - "бакуфу Эдо, который не взлетел".

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Последние пару страниц с отвлеченным размышлением о способах действия конницы, а также урус драгунлар я перенес сюда:

Может быть, стоит из того массива информации выбрать про урус драгунлар отдельно? Но я боюсь, что тогда все там заглохнет.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Beautifully illustrated & vividly colored scroll entitled “Kano Bicchumori kaei gonen kacchu chakuyo choren ezu” [“Military Exercises at the Estate of Kano, Lord of Bicchu, in the Fifth Year of Kaei”].

One picture scroll, 263 x 10,170 mm., with numerous illus. and black & red manuscript explanatory text. Hisaakira KANO, 2nd Fiefdom Lord of Ichinomiya-han.

5730.jpg.baf5a5ce4dea0d83ebc6836a216da9a

5730_2.jpg.74b6d10ae1dafac107d2af87eb78e

5730_3.jpg.5e05f53dfe1a08ef3af33372e612f

5730_4.jpg.2142b15ad646cf594b8b5bf8ce090

1 пользователю понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

ИМХО, это картинки, но как они похожи на описание маневров китайцев примерно тех же лет!

А дальше? Сколько яду и презрения было излито на китайцев, и сколько масла и одобрения - на японцев? Странно, но факт остается фактом.

Делаю простой вывод - нашим енаралам больше нравились шелка, чем вата. Наводит на определенные мысли, правда, но... А что мы, Австро-Венгрии хуже в этом отношении?

Думая о полковнике, он вспомнил аналогичный случай: двенадцать лет назад в Тренто был полковник Гебермайер, который тоже ласково обращался с солдатами, а в конце концов обнаружилось, что он гомосексуалист и хотел на курорте у Адидже растлить одного кадета, угрожая ему дисциплинарным наказанием.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
В 13.10.2017в16:12, Чжан Гэда сказал:

Сколько яду и презрения было излито на китайцев, и сколько масла и одобрения - на японцев?

А наши, разве, японцев в указанные период (начало 1850-х)хвалили? На свитках 1852-й, а в 1853-м и 1854-м небольшая американская крейсерская эскадра всю Японию на уши поставит. Точно то же самое было в начале 19 века, когда пара наших крейсеров на всю Японию страха нагнала.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Что творили Бухвостов с Давыдовым - мы не можем оценить с точки зрения епонцофф. Ибо их художества были расценены в Японии с подачи голландцев (вот она - торговая война при помощи ложной информации) как начало широкомасштабного вторжения России, о которой японцы имели очень смутные представления.

Вот и считай - то ли это начало большой войны, то ли два придурка самоутверждаются.

Но вот пиетет к Епонии даже после визита Перри не пропал, а к Китаю - похоже, несмотря на Албазин и покорение джунгар, нашим доставлявшим чуть менее, чем кому либо в регионе еще - так и не появился.

Кстати, чтобы натянуть, как неиспользованную перчатку, восхваляемого Якуб-бека и его наследников Китаю потребовалось всего 4 месяца - с августа по декабрь 1877 г. Причем активные действия начались только в сентябре, а к концу декабря пали все серьезные города.

Но это не повысило уважения наших пидоенаралов к Китаю, но заодно вызвало бурю восторгов по отношению к Епонии, которая "начала цивилизоваться" (угу, вспомним 1941 г. и ее цивилизаторское отношение к американским и английским пленным).

Т.е. политика двойных стандартов так поразила недоразвитые умишки большинства нашего генералитета (можно вспомнить Салтыкова-Щедрина о происхождении большинства енаралов и ни в коем случае не хаять реально хороших боевых генералов, которых было по пальцам пересчитать, да и опыт которых был ограничен колониальными войнами), что 1905 года было просто не избежать.

 

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Koji Mizoguchi. The archaeology of Japan: from the earliest rice farming villages to the rise of the state. Cambridge University Press. 2013.

Keiji Imamura (University of Tokyo). Prehistoric Japan. New perspectives on insular East Asia. 1996.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

A Critique by Any Other Name: Imagawa Ryōshun’s Nan Taiheiki, an Introduction and Translation (Part 1)

Ранее упоминавшееся утверждение, что "от 80 до 90% содержания Тайхэйки - фантастика", оказывается, не мнение современного автора, а цитата из самого Рёсуна. Который вообще указывает, что вне пределов двух поколений назад, у буси толком не было "исторической" или "семейной" памяти. Кажется, впечатление о "неписучести" буси в очередной раз подтверждается. Они не вели дневников, они не писали семейные хроники. Максимум - "разговоры у костра", со всеми прелестями "сломанного телефона".

Цитата

Ryoshun begins by explaining the importance of history, writing, “We barely know about the world of our fathers and even less about two or three generations prior. My descendants thus run the risk of becoming lowly people like those subjects without name or rank. For this reason, I will record the few things I know”; he also claims that he will record “only those things that can be verified or that I have personally seen.” At the heart of his motivation to write Nan Taiheiki, then, was fear for his family’s survival. In other words, we might say Ryoshun was trying to write an alternate history that prioritized his family. This required him to establish his credibility as an historian, for only by establishing this position could he attack Taiheiki’s deficiencies and criticize Yoshimitsu’s despotism. 

Рёсун тут интересен тем, что 

- один из редких примеров буси, который заботится о том, чтобы история семьи не превратилась в набор баек и забылась.

- был одним из первых лордов, которые последовательно продвигал "служебные" отношения в среде буси, с чем опередил реалии Японии века так на полтора-два.

- есть упоминания, что написал историю своей войны на Кюсю, которая является едва не единственным в средневековой Японии примером дневника/военно-исторического сочинения, написанного военным высокого ранга.

То есть - Имагава Рёсун нетипичен.

Цитата

Warrior understanding of history was primarily based on the role individuals and families played in political and military events. Indeed, Ryoshun himself places more importance on Taiheiki as a repository of warrior deeds than on the main storyline. The sheer number of Taiheiki variants both attests to the desire of warrior families to be included in the text, and also reflects the importance they placed on their participation in major events and the role that fame played in family survival. Ryoshun’s failure to have Taiheiki amended to reflect the role of his family was one factor motivating him to write Nan Taiheiki.

Цитата

It comes as no surprise that Taiheiki has over 100 variants. Many powerful families, including but not limited to the Maeda, Imagawa, Hosokawa, Sasaki, and the Hojo, possessed copies of the text, which either originally or subsequently prioritized their roles in the events.

Это обстоятельство прозрачно намекает - откуда в той же "Хэйкэ-моногатари" через полтораста лет после самой войны начали появляться описания индивидуальных подвигов представителей тех или иных фамилий буси. =)

Рёсун, кстати, знает, что в основе "поэтической" вариации "Хэйкэ" лежала летопись, и, как результат, ставит "Хэйкэ" выше "Тайхэйкэ" в плане достоверности.

Можно резюмировать, что почти 100% описаний поединков, героических деяний и прочего подобного можно при прочтении гунки смело пропускать - они вставлены десятилетия спустя с целью угодить конкретным слушателям. Отсюда и десятки вариантов текстов, которые не совпадают в деталях. Засилье "героических деяний" в гунки, и то - весьма относительное, является следствием не особенностей военных действий на полях сражений средневековой Японии. Просто вывести "уважаемого предка" богатырем-поединщиком было удобно и для бива-хоси (стандартный шаблон, голову особо ломать не надо), и для слушателя - "пра-пра-прадед был ростом в 3 метра, гнул лук в 10 человеческих сил и всех врагов всячески побивал", никакой "лишней зауми".

P.S. Свой статус на 1333-й год Рёсун определяет как "хякусо" - "простолюдина". Это опять к вопросу "кто такие самураи".

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Из второго тома "Истории" Сансома.

Цитата

The chronicles of the Gempei War of 1180-85 give absurdly exaggerated accounts of the size of the armies engaged. The  Heike Monogatari is a romance in which accuracy was not the writers’ aim, but the  Azuma Kagami has some claim to be treated as a historical document, since it was based in part upon official records. Yet, to take a simple instance, both works give impossible numbers for the armies commanded by the Minamoto generals Yoshitsune and Noriyori when they were commissioned to destroy Yoshinaka at the end of 1183. The figures in both works are of the order of 50,000 for Noriyori and 20,000 for Yoshitsune. To supply, bivouac, and move such numbers would have been a colossal task in twelfth-century Japan, even in favourable conditions of topography and climate, the more so because at that time most of the fighting men were mounted. In modem times a force of 1,000 mounted men is about half a cavalry brigade, which in quarter column would extend half a mile. It is obvious that a force of ten or twenty thousand mounted men could not perform the feats attributed to Yoshitsune s force, such as riding fast over thirty miles or so of rough, hilly country and fighting a stiff action at the end of the day. There is no doubt that the strength of a force reported as 10,000 was frequently not more than 1,000 or 1,500.*

There is an interesting confirmation of this ratio in  Gyokuyd, the diary of Kanezane, the Fujiwara Regent during part of the Gempei War. He notes that one of his servants counted a Taira force as it passed through the city, and found that it numbered just over 1,000 men, although it had been publicly stated to number from 7,000 to 10,000. It was proceeding to assist Yoshinaka. This passage in Gyokuyd is pointed out by Major Hayashibe, co-author of a work on military history discussed below. He thinks that 3,000 would be a likely figure for the combined force of Yoshitsune and Noriyori.

There are numerous texts of this chronicle, nine of which are collated in an excellent work entitled  Sanko Taiheiki. A study of the numbers of men engaged in the important battles reveals most surprising discrepancies. In the usually accepted text ( rufubon ), the number engaged in the Hojo army’s attack on Kusunoki’s stronghold at Akasaka in 1333 is given at 300,000, whereas other texts have 200,000 and 20,000. The first two figures are absurd, the third may be correct for later fighting in this vicinity the numbers given vary from 100,000 to 10,000. The size of Takauji’s army leaving Shinomura is given as 20,000 in the standard text, and its strength on reaching Kyoto is given as 50,000, with 5,000 and 20,000 as variants. It is obvious from examples of this land that the chroniclers had very little idea of the size of armies, and that they did not distinguish between  sen for 1,000 and  man for 10,000. Thus, of the important battle of Kotesashi-Sekido (1333) one text says that the fighting opened with a volley of 3,000 arrows, another says 300. 

Далее он поминает про асигару - но, складывается впечатление, что опять увязает в шаблонном повествовании о "ритуализованных битвах". При этом про акуто и нобуси в источниках есть, а про "конвенциональные битвы" - нет. =/

1 пользователю понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

William Wayne Farris. Ancient Japan's Korean Connection // Korean Studies , Vol. 20 (1996), pp. 1-22

Цитата

In contrast to the heated disagreement over cuirasses, all scholars concur that equestrian gear and riding skills entered the archipelago from southern Korea. It is uncertain just how the technology entered Japan, and it is difficult to construct a firm chronology because of the sparse finds to date in South Korea. However, many South Korean archaeologists agree with their Japanese counterparts that the evidence on both sides of the Korean Straits fails to fit Egami's horserider theory.


The first Koreans to use the horse in combat were soldiers of the northern kingdom of Koguryô, Korea's earliest state, which battled with the Xianbei who occupied northern China. Wall paintings from tombs and other artifacts indicate that commanders of Koguryô's army preferred to armor both rider and horse. Heavily armored cavalry was the most deadly military technology in the world before the advent of gunpowder, because it combined mobility with invulnerability. Most Japanese scholars, as well as many South Korean archaeologists, believe that Wa, Kaya, Paekche, and Shilla footsoldiers first encountered this terrible new weapon during the war fought against Koguryô in southern Korea in a.d. 390-410, which is described in the inscription on the stele near the Yalu River.

Interpretation of the southern Korean artifacts is still open to question, but most scholars acknowledge that horse gear was not placed in tombs until the end of the fourth or beginning of the fifth century. The presence in excavations in all three kingdoms of wood and iron stirrups, a technology that dated from around a.d. 400, would seem to support this view. One South Korean archaeologist has argued that Koguryô mounted troops introduced the simple bridle and wooden-centered iron-covered stirrups to Shilla and Kaya about a.d. 410. This authority further asserts that there is a strong affinity between Kaya, Shilla, and Wa horse trappings, with many of the typologies used in Japan also applicable to the equipment of southern Korea.

Although at least one prominent Japanese archaeologist believes that horse paraphernalia entered the archipelago as early as the late fourth century from the peninsula, most regard this technology as appearing upon the Japanese scene in the first half of the fifth century, perhaps during the era 425-450. The earliest examples were simple, two-piece bits and stirrups of iron and wood that were recovered in northern Kyushu, a sure sign of Korean import. Along with a few saddle parts, these primitive trappings were the predominant type during the first half of the fifth century, and many were probably peninsular products. From a.d. 450, about the time that horse-raising commenced in Japan, artisans there began to produce simple gear.


Japanese archaeologists have traced the dispersal of horse trappings. Only one percent of tombs constructed before 425 yielded these artifacts, almost all in the Kinai; only ten percent of tumuli constructed before 500 contained horse-related artifacts. These facts suggest the gradual spread of horse gear and riding skills throughout Japan over the fifth and sixth centuries, not a sudden explosion. Horse trappings appeared too late to have been associated with an invasion in the mid or late fourth century; moreover their spread across Japan was too gradual.

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Thomas Conlan. The Nature of Warfare in Fourteenth-Century Japan: The Record of Nomoto Tomoyuki // The Journal of Japanese Studies. Vol. 25, No. 2 (Summer, 1999), pp. 299-330

Цитата

Among  the thousands of  petitions  that survive, one submitted on behalf of Nomoto  Tomoyuki  stands out as being uniquely  suited for  reconstructing the  experience  of  fourteenth-century  war for several  reasons. The first is its  length. Although  most  petitions chronicle only  a few military encounters, this document summarizes numerous  petitions  and  reports  of arrival written from 1335 through  1337 and is thus ideally suited for  illuminating  the  epochal onset of war. The second is its  reliability.  This document dates from 1338 and its contents can be  independently  verified. The third is  Tomoyuki's anonymity.  This  petition represents  a  plea  for rewards that  largely went unheeded.  By understanding  how the Nomoto  began  their descent into obscurity,  one can surmise how warfare altered the structure of state and  society.

Отрывки из петиции

Цитата

Attention


Tsurujimaru, the son of Nomoto Noto Shiro Tomoyuki, now dead, states [his father's] military service.


The aforementioned Tomoyuki is a descendant of this  [the Kumagai?] house. Since he started serving the  shogun [Ashikaga Takauji], he has  performed  unparalleled military service, abandoning his lands and  fighting with little concern for  personal safety.  There is no hiding  his valor. Nevertheless, Tomoyuki was unable to submit  [a complete  record  of]  his deeds [while alive]. They  are now  humbly presented.

Цитата

On the  eighth day  of the twelfth month of 1335, when the  shogun [Ashikaga Takauji] set forth from Kamakura,  Tomoyuki  was with him. On the eleventh of the same month, at the Battle of Aizawahara  in Izu, [Tomoyuki] galloped to the fore and  performed  the service of  fighting in the vanguard. The particulars were witnessed by Uesugi Hyogo Nyfido and the administrator [samurai dokoro], Miura Inaba-no-kam

Цитата

On the same  day,  the battle of Nakayama [erupted].  The  enemy  was  strong to the fore so  [Tomoyuki's men] retreated a bit. Tomoyuki's  retainers  [wakato] Iwase Hikotaro Nobutsune, Matagoro Mitsuie,  Matataro  Tanetsune, and  Magogoro Ietsuna, some ten horsemen in  all, charged  into the forces of Officer  [hangan] Yuiki and cut down one  enemy  rider. [Nobutsune et al.] were about to take the head, but the general  of the  day, Yamana Izu-no-kami (Tokiuji), witnessed his deeds and  penned  a document of  praise [kanjo]. Following this order [not to take the head, Nobutsune, Mitsuie, Tanetsune, and letsuna] pursued  the  fleeing enemy  to the Hire River. The particulars appear on the document of arrival  [chakutojo]  dated the following day

N.B. Среди вакато прямо упомянуты только всадники. Также именно всадник указан в качестве убитого врага.

Примечание из статьи на тему "взятия головы".

Цитата

The  overriding purpose  of  taking  a head was to  "prove"  one's battle service and thus the act was the metaphoric apogee of good fortune: "those who took an  enemy's head . . . sallied forth from the  castle; those who lost their lords  retreated, crying,  into the castle." Heads were  rigorously inspected because they constituted the most tangible proof of battle service. The heads of those killed would be carefully cleaned and dressed, and names attached to those who could be  identified, while those determined to be from  low-ranking men would be discarded. Recognition was a crucial concern: an unidentified head was "no different from  taking  the head of a  dog  or bird."

 

Цитата

On the twelfth  day  of the same  month, during  the battle of Sano kawara ...  [Tomoyuki  et  al.] joined the main  body  of  troops [nakate],  crossed the river, and performed military service. On the  thirteenth, during the battle at the Izu kokufu, [Tomoyuki's]  follower  [chugen] Heigoro-otoko was killed

Примечание Конлана

Цитата

Heigoro  was a member of the base orders  (genin)  who followed Nomoto Tomoyuki  into battle. He lacked a surname and was referred to as otoko (onoko), a disrespectful epithet  reserved for those of lower orders or those deserving  scorn.  Although  one can assert with some confidence that Heigoro did not ride a horse,  it is not clear whether he was a foot soldier or a laborer  accidently killed in the  fray. Speed  was of the essence and so little time was  spared  to minister to the wounded or to  bury  the dead.

 

Цитата

On the third  day of the first month of  1336, Tomoyuki's  retainer Iwase Hikotar Nobutsune led the vanguard's  attack of  Ikisumiya [castle]  in Omi [Province]. As he cut his  way through  the castle walls of the southeast corner,  Nobutsune had an arrow pass through his left and  right  cheeks. This was seen by the  general Hyobu taiyu [Niki Yoriaki] and Yamana Izu-no-kami. Nobutsune even received a commendation  [kanjo] [from  these  men]. In  addition,  the retainer  Maruyama Hikojiro  Tametoki and Katakiri Goro Nariyoshi were wounded. The  following day  all arrived at  Noji  station.

 

Примечание Конлана

Цитата

Takauji's army hardly paused  on its advance to the  capital  and arrived near the outskirts after two and a half weeks.  Speed  was essential in such circumstances,  for the  longer  an  army  remained on the road,  the  greater  the burden for its warriors  and, ultimately,  the less  likely  its success in battle. Ashikaga Takauji  mastered the quick march, covering  the distance between Kyoto and Kamakura in a mere 17 daysOther warriors, covering a similar distance, might require as long as 25 days, while a beleaguered army required over two months

Расстояние от Камакура до Киото около 450 километров.

 

Цитата

On the  eighth, Tomoyuki's  retainers Iwase Hikotaro Nobutsune, Matagoro, Matataro,  and  Magogoro  all joined  Yuki  [family]  forces and  pursued  the enemy  to Hachiman. On the edge  of the Owatari bridge, these four charged and  destroyed  a tower  [yagura]  on the bridge and slashed their way onto the structure. After kicking [fumiotoshi]  the middle bridge's girders  into the river, Iwase Matataro Tanetsune was wounded. The  particulars  were reported to the  encampment [jin]  of Ko Musashino-kami  (Moronao) because it was located on the  bridge

 

Примечание Конлана

Цитата

While Nomoto's men were  destroying  both the  enemy  tower and the  girders  of the middle  bridge, other warriors allied to the Ashikaga,  such as Yamanouchi  Michitsugu, built their own towers and "shot long-range arrows down on six enemy horsemen below, knocking some off their horses and  forcing  others to flee".

 

Цитата

On the battle of the  sixteenth, Tomoyuki's  retainers Nobutsune and Mitsuie galloped to the fore and drove the enemy away  from Hosshoji. [Nobutsune?] cut down one horseman wearing dyed and patterned  [koketsu] armor [hitatare]The particulars were seen  by Toki Hoki Zenmon (Yorisada) and Sasaki Saemon Shichiro

 

Примечание Конлана, после которого просто фигеешь от незамутненности новозеландских карапузов

Цитата

For an illustration of  koketsu, see Yosoku kojitsu daijiten  (Tokyo:  Yoshikawa Kobunkan, 1995), pp. 208, 222 (an illustration), and 434.

Писал бы уж всю статью на японском, чо уж там! И это для статей по японской военной истории - норма. 

 

Цитата

During  the battle on the  twenty-seventh, Tomoyuki's  retainers [wakato] Nobutsune, Mitsuie, Tanetsune, Ietsuna, and Takada Yasabur  Mitsuyuki again galloped  to the fore. To the west of the middle reaches of the Kamo River, they captured three Kurama priests  alive. Their deeds were witnessed on the battlefield by the administrator [samurai dokoro] Sasaki Bitchfi-no-kami.

Цитата

On the same  day,  when Yamakawa hangan attacked the middle reaches of the Kamo River from the north, [Nobutsune,  Mitsuie et al.] again attacked the edge of the enemy's  shields. The horse Nobutsune was  riding  was shot with an arrow. Yamakawa hangan and his follower saw this

Атака на стенку из щитов. При этом - again

Цитата

On the battle of the  thirtieth,  in front of the west  gate  of  Hjiiji, Tomoyuki's man  [roto] Sugimoto  Yoichi Yoshihiro grappled with Seki Magogoro, a houseman [kenin] of Ota hangan, and took his head. This was seen [and inspected] by Sasaki Bitchu-no-kami, the battle administrator

Цитата

On the first  day  of the second  month, Tomoyuki  traveled  together  with the  shogun  from Shinomura in Tanba to  Hyogo  Island in Harima.  During that battle of  Nishinomiya  in Settsu  [Province], [Tomoyuki] served under the command of Sama-no-kami  [Ashikaga Tadayoshi].  When  [Tadayoshi] ascended the mountain, [Tomoyuki] performed military  service. The  particulars were witnessed  by Otaka  Iyo-no-kami. On the  eleventh,  at the battle of the  Tejima  riverbed in  Settsu, just as [Tomoyuki] encamped  at the river's edge, [Ashikaga Takauji] suddenly returned to Hyogo. That  night [Tomoyuki  and his men were] summoned and followed.

Цитата

On the  twelfth,  Sama-no-kami  (Tadayoshi) departed  from Mana castle at Hyogo. Tomoyuki  was about to follow with  him,  but then saw a notice that said that all had been killed.  [Tomoyuki]  believed  this; and then  suddenly under the cover of  darkness,  the [Ashikaga]  boats  departed; Tomoyuki  did not know of this. Not  being  able to follow  [the Ashikaga  in  battle,  Tomoyuki]  lost his will [hon'i]. Although  it  might seem to resemble the  epitome of  disservice,  particularly  when  considering  that relatives resided in the west, Tomoyuki  nevertheless did not know the  lay  of the land. The  enemy was in full  pursuit. Having no other  recourse, Tomoyuki crept  into the  capital and fled eastward on the thirtieth. At Mikawa  [Province], a number of skirmishers  [nobushi] repeatedly  tried to take  Tomoyuki's  life.  Any particular  queries  can be answered  by  Ko Goro  Hyoe-no-jo  and Ko Mimasaka Taro,  etc.  Tomoyuki eventually  arrived at Ihara castle in Totomi  [Province] and,  after the  enemy fled,  took his leave and  departed  for the east [the Kanto].

nobushi - Конлан, насколько понимаю, всегда переводит нобуси именно так, полагая, что нашел один-единственный правильный перевод, если не путаю. ИМХО, не очевидно, что он тут вообще есть.

 

Цитата

The battle of  Oyama  castle. After the  shogun departed  for the  west,  an uprising by  the forces of Kitabatake Akiie caused the people  to be unsettled. All those allied  [to  the  shogun]  arrived at the encampment  near this castle. Those of this  family  who were of such a mind headed toward  [Oyama's] castle,  where  they performed  continuous  military  service for  many days.  On the third day  of the eleventh month of  1336, during the battle of Yokotamohara, [Tomoyuki?]  took [buntori] one  head,  which was seen  by the commanding general.  In  addition,  his man  [roto]  Obuchi Hikokuro  Nyiudo  was wounded,  which was recorded in  Tomoyuki's report of arrival. This sequence  of events was witnessed  by  the members of this  family.  Both the commanding general  and the grandmother of Oyama  Tsune-inumaru monogrammed  this document.  [Tomoyuki]  also received a document of arrival from Momonoi  Suruga-no-kami [Naotsune].


On the tenth  day  of the third month of this  year (1337),  Oda  Kunai-gon-no-taiyu  and Masado Tora Hosshimaru led substantial rebel forces toward the Hitachi  provincial headquarters. Tomoyuki's representative [daikan] Iwase Hikotaro Nobutsune cut down one  enemy horseman. Masado Hitachi-no-suke Hiromasa rode forth and received notice for his deeds. The  approved petition  for  reward, signed by  Satake  Gyobu-no-taiyu,  makes this clear.

 

Примечание Конлана

Цитата

How  important  were the wars of the fourteenth  century?  When viewed quantitatively, the scale of battle appears  to have been small.  During  1336, one can trace the activities of over 1,600 men,  but for most years, fewer than 200 can be verified as  actively fighting. Likewise,  on  average, only  six or seven warriors are mentioned in each document.  Nevertheless, the impact of war was  greater  than these aggregate  numbers would  imply.  War was fought throughout the land  by  warriors from every province, from Mutsu to the north to Satsuma in the south. The war was  general  and endemic-at least 235 days of serious fighting can be traced during  1336 alone.  Every region experienced fighting,  and so even those who  attempted  to remain aloof from the fray were affected  by  war levies and  disruptions  in trade.

И опять - как посчитал? В рапортах, которые он приводил, почти всегда фигурируют люди с фамилиями и всадники. Пешие со щитами - как всегда присутствуют виртуально, как "щиты", которые надо "опять" атаковать, поймав стрел в коня. Он кого под "men" подразумевает? И - тишина...

1 пользователю понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Еще организованных битв.

Рашид-ад-Дин. 

Цитата

Токтай спустя три года, когда его раны затянулись, снарядил свое войско и послал посла к Кадану [с словами]: „Монголы до сей поры всегда сражались, назначив [заранее] место для битвы и день сражения. Ныне мы тоже будем сражаться согласно этому же правилу". 
 

Вот уж точно - любители "искусственно-рыцарского". =)

 

И повторю сюда Бузанда, чтобы не потерять.

"Щиты и конные". 

Бузанд Фавстос. "История Армении". V.5

Цитата

Тогда греческий стрателат организовал все подначальные ему войска и, выступив с ними из атрпатаканской страны со стороны Гандзака, пошел к пределам Армении. Также и армянский полководец Мушег сосредоточил в одном месте все армянские войска, состоявшие из девяноста тысяч отборных мужей, хорошо вооруженных, с копьями в руках, не считая щитоносцев. Эти тоже согласно полученным сведениям заблаговременно поспешили к своим границам. 

...

А все множество легионов, то есть греческое войско щитоносцев, как и армянские щитоносцы, защищали тыл армянского войска, укрывшись за щитами, наподобие укрепленного города в тылу (сражающихся). Когда персидские войска начинали несколько теснить греческие войска или армянские полки копьеносцев, они входили за прикрытие греческих легионов щитоносцев или армянских щитоносцев, как в крепость, и отдыхали. А отдышавшись немного, они вновь выводили оттуда и нападали и бесчисленное количество персов валили, убивали и обезглавливали, произнося те же поощрительные слова о царе Аршаке; и бесчисленное множество персидских войск было перебито. 

Потом, когда персы чуть начинали одолевать их, они опять, укрывались как в крепость за легионами щитоносцев, которые раздвигали свои щиты, впускали их и опять сдвигали

...

Ибо, когда армянские копьеносцы шли вперед, то так наступали они, будто это была высокая гора или огромная, мощная, незыблемая башня, а когда мы их несколько теснили, то они укрывались за ромейскими легионами, которые, раздвинув сомкнутые щиты, впускали их к себе, словно как в крепость, огороженную стеною. И там, передохнув немного, они снова, выходили и бились, пока не истребили арийские войска.

 

Еще организованные битвы.

Бузанд Фавстос. "История Армении". IV.20

Цитата

Царь Аршак выступил со многими нахарарами, прошел по cвоему государству через Алдзиик и вторгся в страну Арвацастан, возле города Мдбина, где должно было произойти сражение. Прибыл туда, увидел, что обе стороны эту местность наметили для сражения. А греческие войска уже пришли и сосредоточились там и стали лагерем в большом множестве, как песок на морском берегу, а персидские войска еще не дошли до места, назначенного для сражения. А войска армянского царя достигли места сражения раньше персов и стояли в ожидании. Армянские войска стали тяготиться своим праздным сидением без дела, не хотели ждать прибытия персидских войск, а хотели сами одни, без персидских «войск, напасть на греческого царя и покончить с делом войны. В армянских войсках каждый человек по своей воле делал смелые выступления, больше же всех торопился их полководец Васак, который рвал удила, не хотел дожидаться прибытия персидских войск, а норовил сам ввязаться в бой и кончить войну. 

ИМХО, тут слишком непонятно описание выглядит. Но А.К. Нефедкин полагает, что таки да - "уговор на место битвы".

 

Сократ Схоластик. Церковная история. VII.18

Цитата

Тогда Нарсес, хотя собрал и много войска, не в силах был однако вторгнуться в римские провинции и, пришедши в принадлежащий персам пограничный город Низибу, послал из него сказать Ардавурию, чтобы он условился с ним насчет войны и определил место и время для битвы. Но пришедшим Ардавурий отвечал: «Объявите Нарсесу, что римские цари будут воевать не тогда, когда ты захочешь...»

 

Феофилакт Симокатта. История. III.7

Цитата

Оба войска остановились на равнине Албании; их боевые ряды разделял глубокий рукав реки Аракса. Отряды, стоящие по берегам на той и на другой стороне реки, протекавшей между ними, обменивались друг с другом [вызывающими] речами. На третий день к Роману явился вестник от персидского войска, вызывая ромеев на сражение и предлагая им дать возможность персам перейти реку, иначе варвары предоставят такую же возможность ромеям. Тогда Роман, облеченный всей полнотой власти над ромейским войском, созвав собрание всего войска, счел нужным спросить у воинов, что, по их мнению, будет полезно для битвы. Они посоветовали стратигу дать возможность врагам перейти через реку. На следующий день слова были претворены в дело. Немного времени спустя оба войска приготовились к бою. Когда Варам попытался прибегнуть к военной хитрости, то против его ухищрений Роман пустил в ход свою прозорливость. На пятый день и ромеи и мидийцы вооружились к бою. 

 

Прокопий Кесарийский. Война с персами. I.13

Цитата

Немного времени спустя пришли персы большим войском и стали лагерем в местечко Аммодии, расположенном в двадцати стадиях от города Дары. Среди их военачальников были Питиакс и одноглазый Варесман. Над всеми ними один был поставлен в качестве главнокомандующего, перс родом, по своему положению мирран (так персы называют эту должность), по имени Пероз. Он, тотчас послав к Велисарию, велел приготовить ему баню, поскольку завтра ему угодно в ней помыться. Поэтому римляне начали с большим рвением готовиться к бою, уваренные, что на следующий день предстоит сражение. С восходом солнца, видя наступающих на них врагов, они построились следующим образом. 

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Да, знатно вы тут самураев унизили.

Хотелось бы, кстати, узнать:

1 Как конные буси периода Хэйан носили вакю при сражении другим оружием? Закидывали за спину? Отдавали оруженосцам? Держали в одной руке, а другой наносили удары мечом?

2 Использовались ли хайдатэ в Периоды Хэйан и Камакура? Если верить иконографии - нет, но иконография не всегда надёжный источник...

3 Как пешие самураи периодов Хэйан и Камакура взаимодействовали со своими конными господами? Я так понимаю, следовали за ним в бой (распозновая господ по каса-дзируси на шлемах и рисункам на цурубасири о-ёрой) и сражались на нагинатах или вели обстрел из луков, укрывшись за щитами татэ?

e01.thumb.jpg.05d9dfda33b6cfe8b811bd1acc

e10.thumb.jpg.577df03b2364d061a138f1d088

4 Кустарные айноведы (айнанисты) говорят, что самураи в военном деле переняли всё от айнов? Есть ли этой теории доказательства? Опровержения?

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Keiji Imamura (University of Tokyo). Prehistoric Japan. New perspectives on insular East Asia. 1996.

Цитата

The  country, surrounded by seas  and  ocean, receives moisture-laden air from every direction, whose passage  is  impeded by the central mountains.  The result  is  the largest volume  of  precipitation  (1000-3000 mm  per  year)  among  all the temperate countries, far exceeding  that  of  southern  European  countries  on  the same latitude.  In  contrast  to  European  countries, it frequently rains  much  in the summer  because  of  its location  at  the eastern side  of  the continent.

...

Such  precipitation, especially in the summer, promotes the vigorous growth of vegetation, so that Japan also has the largest productivity  of  plant  biomass in the temperate zone.

...

Forests still account for 70  per  cent  of  all the land area  of  present-day  Japan.  The  figure for the  UK  is  10  per  cent. This figure  is in  part  attributable to the existence  of  mountainous areas, which are  not  available for agriculture  or  other purposes, but  also to the swift recovery  of  forests after their disturbance.

...

There  are  no  natural grasslands in  Japan.  It  is  not  that  the climate  is  unsuitable, but  rather  that  grasses are overwhelmed by trees in the struggle for survival.  In areas with sufficient water, the struggle among plants  is  for sunlight,  and  grasses are prevented from growing by tall trees  that  obstruct the sunlight. Because most agricultural plants introduced into  Japan,  such as the various cereals, derive from grasses, it was difficult for them to survive in such a habitat. Moreover, these cereals were first cultivated far from Japan  in different climatic conditions  and consequently are weaker  than  Japanese indigenous grasses. Therefore, cereals require considerable  human  care to generate good harvests in  Japan.

...

Japan  has a total land area  of  38  million hectares, about 1.5 times  that  of  the  UK. However, farmland accounts for only 5.3 million hectares, as compared to 18.6 for the  UK.  This  is  primarily attributable to the fact  that  70  per  cent  of  Japan's  land area  consists  of  steep mountains  (Yomiuri 1993).  The  small plains  and  large  pop- ulation (about twice that  of  the  UK),  make the  Japanese  farmland area  per  person only 0.04 ha,  about  an  eighth  that  of  the  UK.  Despite this small figure,  Japan  has until recently produced most  of  its own agricultural requirements. (Self-sufficiency in food production  is  rapidly declining because  of  changing economic structures, in particular, the increasing export  of  industrial products  and  the increasing importation  of  agricultural products. However, rice, the staple food, continues to be mainly domestically supplied.) This  is  a result  of Japanese farmers who have continuously  been  pursuing new plant varieties  and  better farming methods to obtain higher yields. About one-half  of  all farmland in Japan is wet-rice fields. Pasture land  for stock farming accounts for only 10  per  cent. The  limited plains are used not  for stock farming  but  instead  as  cultivated land for primary food production, especially  as  wet-rice fields, which are stably productive.

...

There are many environmental features that favour the development of wet-rice farming  in Japan.  These include plentiful summer rains,  abundant  streams, sloping plains  and  extensive mountainous areas  around  the plains, which function as water catchment systems, all  of  which permit the development  of  extensive wet-rice fields. Once  the necessary earthworks were carried out, most of the plains could be converted into rice fields. Initially the fields centred  around  small streams, which could be easily controlled with the technology  of  the first farmers.  Their efforts  turned  to increasingly larger streams  and  rivers, continuing up until quite recently. Extensive low-lying alluvial plains with large rivers have been developed into rice fields only since the seventeenth century,  and  at present are the main rice producing areas.

 

Karl F. Friday (ed). Japan Emerging, Premodern History to 1850. 2012

Цитата

The Nara and Heian states were built on rice. The “agriculture” that formed the base for public income consisted only of rice paddy fields. Public prices for goods and services were calculated in rice, all provincial expenditures of the provinces were underwritten in terms of rice, provincial annual accounts were expressed in volumes of rice, and from the tenth century, all taxes — even manufactured goods — were computed and levied in rice. Crops other than rice were not subject to any regulations and were free from public control and taxes. Only from the seventeenth century did other crops such as wheat come fully under the public tax system, but even then, taxes were levied in rice and not in the crop itself. Rice remained the main accounting device in the public economy until the Meiji period (1868–1912).

The preeminence of the rice economy throughout Japanese history has led to a scarcity of written sources on grains other than rice. For this reason, rice has long been believed by historians — both Japanese and non-Japanese — to have been the main, or even the only, crop and the primary staple food in Japan from early times until the twentieth century. More recently, however, some scholars have challenged this view, citing both written and archaeological evidence for dry-field and slash-and-burn cultivation throughout the premodern era of millets (awa and kibi), wheat and barley (mugi), buckwheat (soba), barnyard grass (hie), and beans including soybeans (daizu) and red beans (azuki). Indeed, it is now argued that dry-field grains dominated the Japanese diet until at least the seventeenth century.

A more anthropological approach to history has enhanced new discoveries in ecohistory and biodiversity. Perhaps the first thing one notices when looking at a topographic map of Japan is that more than 70 percent of the archipelago (excluding Hokkaido) is covered by mountains. In the ancient and medieval periods, then, only about 10 percent of the country consisted of the flat and level surfaces convenient for wet rice agriculture: paddy fields, like swimming pools, cannot be constructed on hillsides without elaborate terracing, lest the water run off. On the other hand, the extensive mountain terrain formed an ideal natural environment for slash-and-burn cultivation, and the population of ancient and medieval Japan lived in surroundings with ample space available for dry crops. There can, moreover, be no doubt that, for their personal needs, premodern Japanese farmers privileged crops that were tax-free and did not demand expensive, backbreaking terracing and irrigation construction.


Nevertheless, it remains unclear how much of the rice harvests in ancient and medieval Japan remained with the cultivators’ households after taxes. Scholars of medieval European history generally assert that proprietors or public authorities absorbed about half of agricultural earnings, leaving the other half for the producers’ consumption. But rice production in eighth-century Japan appears sufficient to have covered less than half the staple food needs of average farming households after taxes, suggesting that millet, wheat, beans, and other grains must have accounted for more than half of the peasants’ daily diet. Clearly, then, a gap must have existed between the public rice economy and the private nutritional practices of the general population during the Nara and Heian periods, a gap that persisted until the seventeenth century. During the entire medieval period, the lion’s share of the rice produced was channeled to the elites in the cities of Nara, Kyoto, and Kamakura and formed the diet of court nobles and military leaders.

Historians’ appraisals of agricultural output and farmland acreage have also changed in recent years. Whereas scholars formerly attributed the expansion of private estates between 1050 and 1150 to large-scale land clearance, most now agree that this expansion mainly involved the reopening of once productive, but then abandoned, land. Similarly, historians have recently revised a long-held assumption that total acreage under cultivation increased dramatically between the late tenth and early eighteenth centuries, recognizing that, while figures reported in historical encyclopedias and official censuses record only paddy fields for the eighth to sixteenth centuries, those for the early modern era include dry fields, which represented about 40 percent of the total farmland.

Что характерно - в сборнике статей, изданном Фридэем, нет ни одного японского автора. 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
21 часа назад, Тайра-но Хидэаки сказал:

Да, знатно вы тут самураев унизили.

Это о чем и почему?

21 часа назад, Тайра-но Хидэаки сказал:

1 Как конные буси периода Хэйан носили вакю при сражении другим оружием? Закидывали за спину? Отдавали оруженосцам? Держали в одной руке, а другой наносили удары мечом?

Сложно сказать. Все, на что трезвомыслящий человек тут может надеяться - это указания письменных источников и иконография. Но они, похоже, тут бессильны.

Однако тати сам по себе подразумевает хват в 2 руки, что может служить косвенным свидетельством того, что рубка мечами с коня была не основным видом боя конного воина.

А насчет асимметричных луков - мне вообще непонятны причины, по которым японцы их делали. Рассказы про вегетарианскую диету как причину нехватки материала для нормальных композитных луков пусть поберегут для японских (или японофильских) народных сказочников.

21 часа назад, Тайра-но Хидэаки сказал:

2 Использовались ли хайдатэ в Периоды Хэйан и Камакура? Если верить иконографии - нет, но иконография не всегда надёжный источник...

А что есть вместо иконографии и письменных источников? Без этого ничего не сказать. И не верить иконографии - на что ориентироваться вообще?

Археология, кстати, никак не поможет. А "М:око сурай экотоба" существует в нескольких "несколько более поздних" копиях с протографа. Если воспроизводилось именно так при копировании - скорее всего, в оригинале так и было.

21 часа назад, Тайра-но Хидэаки сказал:

3 Как пешие самураи периодов Хэйан и Камакура взаимодействовали со своими конными господами? Я так понимаю, следовали за ним в бой (распозновая господ по каса-дзируси на шлемах и рисункам на цурубасири о-ёрой) и сражались на нагинатах или вели обстрел из луков, укрывшись за щитами татэ?

Учитывая, что подробные описания боев появились уже в XIV в., а до этого они весьма лапидарны, то сказать сложно. hoplit много материала выложил - можно попробовать проанализировать его. Мне на это, честно говоря, лень время тратить, ибо есть другие дела, но материала тут собрано много. Может, найдется и что-то годное.

21 часа назад, Тайра-но Хидэаки сказал:

4 Кустарные айноведы (айнанисты) говорят, что самураи в военном деле переняли всё от айнов? Есть ли этой теории доказательства? Опровержения?

Давайте немного помыслим, ибо некоторые теории так сильно взяты с потолка, что рационально их ни опровергать, ни подтверждать серьезный человек не в состоянии.

Итак, если самураи все взяли у айнов, то почему айны были практически уничтожены и загнаны далеко на север?

И как айны могли придумать асимметричный лук, которым не пользовались (по этнографическим данным), искусство боя на мечах, которых у них не было (то, что они ковали - это смех сквозь слезы), а также развитые доспехи (благо, айнские сохранились до наших дней и крайне отдаленно напоминают японские)?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

 

3 часа назад, Чжан Гэда сказал:

Это о чем и почему?

Просто вы в теме отказываете самураям в благородстве, навыкам в воинском деле, стратегам в знании тактики, оружейникам в навыках изготовления вооружения.

3 часа назад, Чжан Гэда сказал:

А что есть вместо иконографии и письменных источников? Без этого ничего не сказать. И не верить иконографии - на что ориентироваться вообще?

Археология, кстати, никак не поможет. А "М:око сурай экотоба" существует в нескольких "несколько более поздних" копиях с протографа. Если воспроизводилось именно так при копировании - скорее всего, в оригинале так и было.

Хайдатэ ранее Периода Камакура нет, по иконографии - набедернников также нет.

3 часа назад, Чжан Гэда сказал:

Давайте немного помыслим, ибо некоторые теории так сильно взяты с потолка, что рационально их ни опровергать, ни подтверждать серьезный человек не в состоянии.

Итак, если самураи все взяли у айнов, то почему айны были практически уничтожены и загнаны далеко на север?

И как айны могли придумать асимметричный лук, которым не пользовались (по этнографическим данным), искусство боя на мечах, которых у них не было (то, что они ковали - это смех сквозь слезы), а также развитые доспехи (благо, айнские сохранились до наших дней и крайне отдаленно напоминают японские)?

Я просто хотел от умного человека (коим я не являюсь) узнать аргументы в опровержение этой тЭории.

Часть доспехов, изготавливаемыми айнами, имела японское (у одного типа - китайское) происхождение.

aynyi_3.png.845f43d8c8c645c9087a1b287231

Бэтти - пластинчато-нашивные доспехи мэноко, широко распространёнными в Китае в VII веке, в Японии в Период Нара. Среди айнов очень высоко ценились.

Бэтти в иконографии.

aynyi_4.png.9c0dd67b7f8cae9e13166d519644

aynyi_5.png.fa9bb9e4d5eed9a4617f42d032a8

Ещё один архаичный доспех - ламеллярный хаёкпэ, происходящий от японского кэйко.

aynyi_6.png.fc8d38f787ba507af5558e5cb22c

aynyi_7.png.5f87e1279e84561c781e0871cd41

Рисунок айнского доспеха аёббэ. Изображён доспех очень условно, но по внешнему виду похож на японскую кирасу до с юбкой кусадзури и наплечниками содэ.

aynyi_9.png.03a26f63ec2c2ee932e4b1dd6560

Ну, а доспехи японского производства почитались айнами как ритуальные предметы и наделялись магическими свойствами.

Остатки японского кодзан-до из тяси Абэцу и памятника Биби 8 на Хоккайдо.

aynyi_2.png.14f449d48e42459ac8852c0fd778

aynyi_1.thumb.png.4aeb0cec1946fefb5087e1

Тосэй-гусоку из села Райтиси на Сахалине.

Японский хоси-кабуто из Осуманай на Хоккайдо.

aynyi_8.png.ee648c003b0798f5e46a0f95c3b7

aynyi_10.png.3690f84c1af15f22281832518c8

Айнские мечи эмусь - выглядят как японские, но сделанные очень грубо.

Изменено пользователем Тайра-но Хидэаки

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
14 часа назад, Тайра-но Хидэаки сказал:

Просто вы в теме отказываете самураям в благородстве, навыкам в воинском деле, стратегам в знании тактики, оружейникам в навыках изготовления вооружения.

Где конкретно?

И стереотипы - они, как правило, на то и стереотипы, чтобы отличаться от реалий. А реалии - они бывают очень нелицеприятными.

Не стоит судить о моральных и боевых качествах самураев по сказкам типа "Хэйкэ моногатари" или рассказам Ихара Сайкаку.

14 часа назад, Тайра-но Хидэаки сказал:

Хайдатэ ранее Периода Камакура нет, по иконографии - набедернников также нет.

К сожалению, археология не поможет - в лучшем случае, пластинки найдут. От чего - не всегда можно определить.

Если иконография всех типов не дает их изображения - значит, и не было (или были крайне мало распространены и не вызывали стойких ассоциаций у художника с образом воина).

14 часа назад, Тайра-но Хидэаки сказал:

Часть доспехов, изготавливаемыми айнами, имела японское (у одного типа - китайское) происхождение.

Если можно - поясните, как то, что изготавливалось айнами, имело японское происхождение?

М.б. "использовалось айнами"? Или имело японский прототип?

14 часа назад, Тайра-но Хидэаки сказал:

Бэтти - пластинчато-нашивные доспехи мэноко, широко распространёнными в Китае в VII веке, в Японии в Период Нара. Среди айнов очень высоко ценились.

Такого типа доспехов в Китае не было - крепление пластин, мягко говоря, неестественно для Китая. Можно глянуть Рассела Робинсона или посмотреть у Л.А. Боброва - там формы пластин и перфорации прорисованы и даже типологизированы. Осевой разрез, опять же, не в кассу.

Вот типичные танские панцири по стенописям периода Тан:

post-19-0-83288300-1438691407_thumb.jpg.

Эта картинка со схематичным изображением крепления пластин немного напоминает корейские панцири века XVI без внешней тканевой покрышки, но не более того (хотя и корейцы так не крепили пластины).

Korean_Joseon_Dynasty_armour.thumb.jpg.0

14 часа назад, Тайра-но Хидэаки сказал:

Бэтти в иконографии.

XIX век. Там можно и чжурчжэней найти в таких фэнтэзийных вещах, что никак не поверишь, что они так выглядели (а ведь какая богатая археология по чжурчжэням на XIII в. и какая обширная иконография!).

14 часа назад, Тайра-но Хидэаки сказал:

Рисунок айнского доспеха аёббэ. Изображён доспех очень условно, но по внешнему виду похож на японскую кирасу до с юбкой кусадзури и наплечниками содэ.

Как по мне - так содрано с сунских и минских военных энциклопедий. 

Когда создан японский рисунок и в каком памятнике встречается? Вопрос источника всегда очень важен.

14 часа назад, Тайра-но Хидэаки сказал:

Ну, а доспехи японского производства почитались айнами как ритуальные предметы и наделялись магическими свойствами.

Остатки японского кодзан-до из тяси Абэцу и памятника Биби 8 на Хоккайдо.

То, что археология тут - чисто японская, это очевидно.

Фотография айна из музея в Южно-Сахалинске (привет далекой родине!) очень поздняя, но доспех, скорее всего, более ранний. Скажем так, в данном случае его ритуальное значение помогло сохранить его после того, как войны окончились. Его происхождение от кэйко - вопрос. Потому что такого типа доспехов в ЮВА масса. У разных нацменьшинств в Китае их полно - один очень хороший комплект мы даже выставляли в ГМИНВ в 2015 г.

Меч у него, судя по всему, в цельнолатунной оправе с моном Токугава.

14 часа назад, Тайра-но Хидэаки сказал:

Айнские мечи эмусь - выглядят как японские, но сделанные очень грубо.

Все же это не айнская ковка. В свое время допустил ошибку, сочтя доработанный айнами (местные гравировки) клинок японского вакидзаси целиком айнским. Теперь стараюсь так не ошибаться.

В XVIII в. айны точно получали от японцев некоторое количество мечей (как правило, танто и вакидзаси), а до этого - и трофеи были, и покупки и т.п.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
1 час назад, Чжан Гэда сказал:

Где конкретно?

Во всей теме.

1 час назад, Чжан Гэда сказал:

И стереотипы - они, как правило, на то и стереотипы, чтобы отличаться от реалий. А реалии - они бывают очень нелицеприятными.

Не стоит судить о моральных и боевых качествах самураев по сказкам типа "Хэйкэ моногатари" или рассказам Ихара Сайкаку.

Просто я не понимаю: зачем вам так надо дискредитировать японское военное сословие? Вы от этого удовольствие получаете?

1 час назад, Чжан Гэда сказал:

Если можно - поясните, как то, что изготавливалось айнами, имело японское происхождение?

М.б. "использовалось айнами"? Или имело японский прототип?

Я же сказал - я ничтожный человек и умом не наделён. Я хотел сказать, что часть айнских доспехов имела японские прототипы.

1 час назад, Чжан Гэда сказал:

Такого типа доспехов в Китае не было - крепление пластин, мягко говоря, неестественно для Китая. Можно глянуть Рассела Робинсона или посмотреть у Л.А. Боброва - там формы пластин и перфорации прорисованы и даже типологизированы. Осевой разрез, опять же, не в кассу.

Вот типичные танские панцири по стенописям периода Тан:

post-19-0-83288300-1438691407_thumb.jpg.

Эта картинка со схематичным изображением крепления пластин немного напоминает корейские панцири века XVI без внешней тканевой покрышки, но не более того (хотя и корейцы так не крепили пластины).

Korean_Joseon_Dynasty_armour.thumb.jpg.0

А в труде А.М. Соколова - "Айны: от истоков до современности" написано, что использовались. Впрочем, вы лучше знаете.

1 час назад, Чжан Гэда сказал:

XIX век. Там можно и чжурчжэней найти в таких фэнтэзийных вещах, что никак не поверишь, что они так выглядели (а ведь какая богатая археология по чжурчжэням на XIII в. и какая обширная иконография!).

Других изображений у меня, ничтожного червя, нет. Но на мой жалкий взгляд - изображения выглядят довольно реалистично.

1 час назад, Чжан Гэда сказал:

Как по мне - так содрано с сунских и минских военных энциклопедий. 

Когда создан японский рисунок и в каком памятнике встречается? Вопрос источника всегда очень важен.

Опять же, вам лучше знать. Но не сочтите мои ничтожные слова оскорблением вашего научного гения, но мне кажется, что это всё-таки изображения айнского доспеха.

Рисунок конца XVIII века из некого Эдзосюи, созданного неким Ямагути Тэцугоро.

И вот думаю, а имеет ли обряд сэппуку корни в айнской культуре?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Karl F. Friday (ed). Japan Emerging, Premodern History to 1850.

Цитата

 

An early-eleventh-century text describes the archetypical member of this order:

"The greatest warrior in the land, he is highly skilled in the conduct of battles, night attacks, archery duels on horseback, and ambushes; in shining for deer, and in all forms of mounted and standing archery. ... He is, moreover, a heavenly gifted genius in the arts of donning armor, bearing bow and arrow, taking up his spear, and using a sword; in flying banners and setting up shields; and in directing companies and leading troops. A fierce and courageous man of great martial skill, he is known to emerge victorious from every battle site; he has yet to know the shame of submission to an enemy".

“Shin sarugakki,” 138

...

Prior to the mid-fifteenth century, warfare in Japan remained small in scale. Even the Mongol invasions of the late thirteenth century involved only a few Japanese defenders, and armies of the fourteenth century consisted of hundreds, rather than thousands, of troops. Military petitions submitted by warriors who fought from 1333 to 1392 reveal that for this span of two generations, a total of 8,634 individuals fought in the civil war, with 1,250 suffering wounds and 1,173 perishing in battle

...

Surprisingly few reliable sources survive for the battles of the 1180s, commonly known as the Genpei Wars. The most important sources for the conflict consist of either court chronicles, such as the Gyokuyo, or compilations of sources such as the Azuma Kagami (Mirror of the East) that were completed roughly a century after the event and are replete with anachronisms. The Kakuichi text of 1371, the most famous version of The Tale of the Heike, which recounts the battles of 1180–1185, contains fabrications, such as the transformation of an aged warrior who in an earlier version of the text cannot flee fast enough, into a tragic figure who dyes his hair black so as to appear young and fights a ferocious rearguard action. Thus, the accurate reconstruction of these wars proves challenging. The Mongol invasions of 1274 and 1281 are the first Japanese wars that can be understood through contemporary documents.

 

Что интересно - упоминаний о гибели воинов в петициях 14 века столько же, сколько о ранениях, но при этом статистики по причинам смерти ни разу не видел. Причину гибели, как правило, не писали?

 

И еще вкусное.

Цитата

As already noted, the samurai can be accurately described as a hereditary “class” only after establishment of the measures of the Tokugawa regime to stabilize society

Для ранних периодов выражения "самураи", "самурайское правление" использовать бессмысленно. 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
1 час назад, Тайра-но Хидэаки сказал:

Во всей теме.

Ага, 40 страниц только и делаем.

 

1 час назад, Тайра-но Хидэаки сказал:

А в труде А.М. Соколова - "Айны: от истоков до современности" написано, что использовались.

Начать с того, что Соколов не является специалистом в оружейном деле Японии и полагает танко автохтонно-посконным японским доспехом. Кроме этого не плохо бы читать Соколова целиком, а не "избранные фрагменты" - оформление айнов он к какому веку относит?

 

1 час назад, Тайра-но Хидэаки сказал:

Просто я не понимаю: зачем вам так надо дискредитировать японское военное сословие? Вы от этого удовольствие получаете?

 

1 час назад, Тайра-но Хидэаки сказал:

Опять же, вам лучше знать. Но не сочтите мои ничтожные слова оскорблением вашего научного гения, но мне кажется, что это всё-таки изображения айнского доспеха.

Moderatorial: ведите обсуждение по существу. Продолжение кривляний и попытки устроить партсобрание, а по другому это сложно назвать, приведут к репрессивным мерам.

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
2 часа назад, Тайра-но Хидэаки сказал:

Во всей теме.

Мягко говоря, странные у вас взгляды на сущность самураев.

Что интереснее - японские народные сказки или историческая правда?

2 часа назад, Тайра-но Хидэаки сказал:

А в труде А.М. Соколова - "Айны: от истоков до современности" написано, что использовались. Впрочем, вы лучше знаете.

Ну, ему и карты в руки - если он знает, как делается доспех, то пусть он и объясняет, КАК тут крепятся пластины и КАК потом такое носить.

2 часа назад, Тайра-но Хидэаки сказал:

Других изображений у меня, ничтожного червя, нет. Но на мой жалкий взгляд - изображения выглядят довольно реалистично.

А на мой взгляд - нет. Потому что это - не фото. И не прижизненные изображения. А просто фантазия "по мотивам". Если хотите доказать, что иконография XIX века - достоверный источник для более ранних эпох - ну, попытайтесь. Могу пожелать удачи.

2 часа назад, Тайра-но Хидэаки сказал:

Опять же, вам лучше знать. Но не сочтите мои ничтожные слова оскорблением вашего научного гения, но мне кажется, что это всё-таки изображения айнского доспеха.

Рисунок конца XVIII века из некого Эдзосюи, созданного неким Ямагути Тэцугоро.

Ну, такт у вас, как вижу, истинно самурайский - под стать вашим представлениям о самураях.

Хорошо, картинка конца XVIII века, когда доспехи еще сохранялись, но в боях уже не использовались. Теперь про источник: 

Итак, "Эдзоси" (蝦夷志) написан в 1720 г. небезызвестным Араи Хакусэки, который был ученым книжником (кстати, именно ему мы сильно обязаны нашими стереотипными представлениями о самураях) на основании записок побывавших на Хоккайдо людей, а не на основе увиденного.

Затем некий Ямагути Тэцугоро через лет этак 50 проиллюстрировал то, что было написано по запискам. При этом бывал ли Ямагути Тэцугоро на Хоккайдо сам - нам, увы, неизвестно.

Вот 2 иллюстрации из "Эдзоси" - одна первой половины XVIII века, вторая - начала XIX века:

Ezoshi.jpg.1a9e81c0e44985abf9de5a122053a06-ezoshi.thumb.jpg.0cb15825fbed6829ffc1

Дальше что-то объяснять?

3 часа назад, Тайра-но Хидэаки сказал:

И вот думаю, а имеет ли обряд сэппуку корни в айнской культуре?

У айнов есть аналогичные представления о ритуальном самоубийстве во имя чести?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
2 часа назад, hoplit сказал:

Для ранних периодов выражения "самураи", "самурайское правление" использовать бессмысленно. 

ИМХО, поскольку "самурай" - от слова "служить", то статус первых самураев будет более чем низким.

2 часа назад, hoplit сказал:

Начать с того, что Соколов не является специалистом в оружейном деле Японии и полагает танко автохтонно-посконным японским доспехом.

Ну вот ЭТОГО:

KofunCuirass.thumb.jpg.c426ddd6f4b6204a7

в Корее найдено примерно столько же, сколько и в Японии: 

Gaya_amour(5th_c).thumb.jpg.1316d8bbb734

Т.ч. Соколов тут прав на 100% - автохтония японская на лице :punk:.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
26 минуты назад, Чжан Гэда сказал:

ИМХО, поскольку "самурай" - от слова "служить", то статус первых самураев будет более чем низким.

Там где мне попадалось слово "самурай" по эпохе до Эдо - оно часто обозначает слугу. "Пол подмети, чашку подай". Приличных людей обозначали "буси", "букё", "муса".

Просто до эпохи Эдо в Японии полный аналог "токугавским самураям" найти невозможно - другие законы, другие экономические и социальные реалии. У "первых самураев" с "самураями Эдо" общего примерно столько же, ИМХО, сколько у "маршала" 19 века с "конюхом". "Омонимия в названиях".

 

37 минуты назад, Чжан Гэда сказал:

Т.ч. Соколов тут прав на 100% - автохтония японская на лице

Возможно, что и я несколько "пересолил". У него дословно

Цитата

Что же касается доспехов японцев, то ранние кирасы IV–VI вв. были металлическими. Их делали из нескольких плотно соединенных вместе массивных пластин и называли танко:. В VI–IX вв. распространились доспехи континентального (корейского) типа кэйко: или какэёрои, состоявшие из множества металлических или кожаных пластинок, прошнурованных по вертикали кожаными ремешками, а в VIII в. — китайского типа мэно:ко: из пластинок, нашивавшихся на матерчатые халаты. Далее наступила эпоха классических японских доспехов ёрои.


Несмотря на некоторое внешнее сходство, появление пластинчатых панцирей у народов крайнего северо-востока Сибири, видимо, не было связано с японским влиянием — «костяной пластинчатый панцирь являлся местным высоким техническим достижением» [Антропова 1957: 216]. Такое предположение основывается как на сведениях о древних доспехах из китайских письменных источников, так и на анализе истории межкультурных связей.

С одной стороны - ждать каких-то откровений по оружиеведению от общеисторической работы сложно. При этом сказать, что Соколов к вопросу подошел "спустя рукава" нельзя. У него там довольно длинная подборка цитат, много иллюстраций - просто специализация сказывается.

С другой - он как-то не спешит проводить прямые связи вида "заимствование" между доспехами Японии-Кореи-Китая и "автохтонными северо-восточными", к которым, насколько понимаю, он и айнские причисляет.

Цитата

У айнов как воюющего народа наряду с оружием имелись доспехи разных видов. На хоккайдском и сахалинском диалектах они назывались хаёкпэ, хаёппэ или аёппэ. Такого рода защитное снаряжение уже в древности было распространено во всем тихоокеанском бассейне от северо-западного побережья Северной Америки до Японии.

Комментарии к рисунку аёббэ у него тоже очень аккуратные

Цитата

В конце XVIII в. Ямагути Тэцугоро в записях «Эдзосю:и» описал айнские латы аёббэ, подобные японским, включавшие нагруд-
ник, оплечья и нечто, напоминающее защитную «юбку» кусадзури (рис. 23). Рисунок этих лат выполнен очень условно, никаких деталей не приводится, поэтому сказать что-либо о происхождении предмета сложно. Из пояснительного текста лишь следует, что он изготовлен из кожи сивуча и что в Мацумаэ сивучей называли тодо.

Правда на подписи к иллюстрации

Цитата

Рис. 23. Доспех айнов Хоккайдо аёббэ. «Эдзосю:и», Ямагути Тэцугоро (вторая половина XIX в.). 

??

1 пользователю понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!


Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.


Войти сейчас

  • Похожие публикации

    • Военная история Грузии от Тотлебена и до ...
      Автор: Чжан Гэда
      Кстати, и вопрос вырисовался - Хертвиси перешел под контроль русских войск по результатам войны с турками только в 1828 г.
      А до этого кто владел им? Ахалцихский паша?
      И, соответственно, когда Ираклий разбил турок и дагестанцев при Аспиндзе - он к Хертвиси не пошел?
      Тотлебен, как я понимаю, и до Аспиндзы не дошел, что уж говорить про Хертвиси ...
    • Военная история Грузии до Тотлебена
      Автор: kusaloss
      батоно вахтанг можно ли поинтересоваться на счет одного вопроса который напрямую не касается этой темы но напрямую имеет отношение к грузинскому военному искусству. а конкретно вопрос касается боевого строя грузинской феодальной армии. 
      мнение о подобном расположении грузинских войск превалирует в историографии а конкретна эти схемы взяты из данной книжки https://www.academia.edu/4261018/%E1%83%A1%E1%83%90%E1%83%A5%E1%83%90%E1%83%A0%E1%83%97%E1%83%95%E1%83%94%E1%83%9A%E1%83%9D%E1%83%A1_%E1%83%A1%E1%83%90%E1%83%9B%E1%83%AE%E1%83%94%E1%83%93%E1%83%A0%E1%83%9D_%E1%83%98%E1%83%A1%E1%83%A2%E1%83%9D%E1%83%A0%E1%83%98%E1%83%98%E1%83%A1_%E1%83%A1%E1%83%90%E1%83%99%E1%83%98%E1%83%97%E1%83%AE%E1%83%94%E1%83%91%E1%83%98_1921_%E1%83%AC%E1%83%9A%E1%83%90%E1%83%9B%E1%83%93%E1%83%94
       как вы думаете насколько жизнеспособна подобная формация и могла ли иметь она место быть? 


    • Троецарствие (комплекс вооружения)
      Автор: Чжан Гэда
      Чтобы не загружать ветку про японское оружие, предлагаю всю корейскую археологию и иконографию размещать тут.
      Для начала - несколько фрагментов фресок из когурёских гробниц:



      Последние 2 фрагмента - это часть одной батальной сцены.
      Обратите внимание на сходство конской маски у когурёского воина с теми, что найдены в Японии.
    • "Примитивная война".
      Автор: hoplit
      Небольшая подборка литературы по "примитивному" военному делу.
       
      - Multidisciplinary Approaches to the Study of Stone Age Weaponry. Edited by Eric Delson, Eric J. Sargis.
      - Л. Б. Вишняцкий. Вооруженное насилие в палеолите.
      - J. Christensen. Warfare in the European Neolithic.
      - DETLEF GRONENBORN. CLIMATE CHANGE AND SOCIO-POLITICAL CRISES: SOME CASES FROM NEOLITHIC CENTRAL EUROPE.
      - William A. Parkinson and Paul R. Duffy. Fortifications and Enclosures in European Prehistory: A Cross-Cultural Perspective.
      - Clare, L., Rohling, E.J., Weninger, B. and Hilpert, J. Warfare in Late Neolithic\Early Chalcolithic Pisidia, southwestern Turkey. Climate induced social unrest in the late 7th millennium calBC.
      - ПЕРШИЦ А. И., СЕМЕНОВ Ю. И., ШНИРЕЛЬМАН В. А. Война и мир в ранней истории человечества.
      - Алексеев А.Н., Жирков Э.К., Степанов А.Д., Шараборин А.К., Алексеева Л.Л. Погребение ымыяхтахского воина в местности Кёрдюген.
      -  José María Gómez, Miguel Verdú, Adela González-Megías & Marcos Méndez. The phylogenetic roots of human lethal violence //  Nature 538, 233–237
       
       
      - Иванчик А.И. Воины-псы. Мужские союзы и скифские вторжения в Переднюю Азию.
      - Α.Κ. Нефёдкин. ТАКТИКА СЛАВЯН В VI в. (ПО СВИДЕТЕЛЬСТВАМ РАННЕВИЗАНТИЙСКИХ АВТОРОВ).
      - Цыбикдоржиев Д.В. Мужской союз, дружина и гвардия у монголов: преемственность и
      конфликты.
      - Вдовченков E.B. Происхождение дружины и мужские союзы: сравнительно-исторический анализ и проблемы политогенеза в древних обществах.
       
       
      - Зуев А.С. О БОЕВОЙ ТАКТИКЕ И ВОЕННОМ МЕНТАЛИТЕТЕ КОРЯКОВ, ЧУКЧЕЙ И ЭСКИМОСОВ.
      - Зуев А.С. Диалог культур на поле боя (о военном менталитете народов северо-востока Сибири в XVII–XVIII вв.).
      - О. А. Митько. ЛЮДИ И ОРУЖИЕ (воинская культура русских первопроходцев и коренного населения Сибири в эпоху позднего средневековья).
      - К. Г. Карачаров, Д. И. Ражев. ОБЫЧАЙ СКАЛЬПИРОВАНИЯ НА СЕВЕРЕ ЗАПАДНОЙ СИБИРИ В СРЕДНИЕ ВЕКА.
      - Нефёдкин А. К. Военное дело чукчей (середина XVII—начало XX в.).
      - Зуев А.С. Русско-аборигенные отношения на крайнем Северо-Востоке Сибири во второй половине  XVII – первой четверти  XVIII  вв.
      - Антропова В.В. Вопросы военной организации и военного дела у народов крайнего Северо-Востока Сибири.
      - Головнев А.В. Говорящие культуры. Традиции самодийцев и угров.
      - Laufer В. Chinese Clay Figures. Pt. I. Prolegomena on the History of Defensive Armor // Field Museum of Natural History Publication 177. Anthropological Series. Vol. 13. Chicago. 1914. № 2. P. 73-315.
      - Защитное вооружение тунгусов в XVII – XVIII вв. [Tungus' armour] // Воинские традиции в археологическом контексте: от позднего латена до позднего средневековья / Составитель И. Г. Бурцев. Тула: Государственный военно-исторический и природный музей-заповедник «Куликово поле», 2014. С. 221-225.
       
      - N. W. Simmonds. Archery in South East Asia &the Pacific.
      - Inez de Beauclair. Fightings and Weapons of the Yami of Botel Tobago.
      - Adria Holmes Katz. Corselets of Fiber: Robert Louis Stevenson's Gilbertese Armor.
      - Laura Lee Junker. WARRIOR BURIALS AND THE NATURE OF WARFARE IN PREHISPANIC PHILIPPINE CHIEFDOMS.
      - Andrew  P.  Vayda. WAR  IN ECOLOGICAL PERSPECTIVE PERSISTENCE,  CHANGE,  AND  ADAPTIVE PROCESSES IN  THREE  OCEANIAN  SOCIETIES.
      - D. U. Urlich. THE INTRODUCTION AND DIFFUSION OF FIREARMS IN NEW ZEALAND 1800-1840.
      - Alphonse Riesenfeld. Rattan Cuirasses and Gourd Penis-Cases in New Guinea.
      - W. Lloyd Warner. Murngin Warfare.
      - E. W. Gudger. Helmets from Skins of the Porcupine-Fish.
      - K. R. HOWE. Firearms and Indigenous Warfare: a Case Study.
      - Paul  D'Arcy. FIREARMS  ON  MALAITA  - 1870-1900. 
      - William Churchill. Club Types of Nuclear Polynesia.
      - Henry Reynolds. Forgotten war. 
      - Henry Reynolds. THE OTHER SIDE OF THE FRONTIER. Aboriginal Resistance to the European Invasion of Australia.
      -  Ronald M. Berndt. Warfare in the New Guinea Highlands.
      - Pamela J. Stewart and Andrew Strathern. Feasting on My Enemy: Images of Violence and Change in the New Guinea Highlands.
      - Thomas M. Kiefer. Modes of Social Action in Armed Combat: Affect, Tradition and Reason in Tausug Private Warfare // Man New Series, Vol. 5, No. 4 (Dec., 1970), pp. 586-596
      - Thomas M. Kiefer. Reciprocity and Revenge in the Philippines: Some Preliminary Remarks about the Tausug of Jolo // Philippine Sociological Review. Vol. 16, No. 3/4 (JULY-OCTOBER, 1968), pp. 124-131
      - Thomas M. Kiefer. Parrang Sabbil: Ritual suicide among the Tausug of Jolo // Bijdragen tot de Taal-, Land- en Volkenkunde. Deel 129, 1ste Afl., ANTHROPOLOGICA XV (1973), pp. 108-123
      - Thomas M. Kiefer. Institutionalized Friendship and Warfare among the Tausug of Jolo // Ethnology. Vol. 7, No. 3 (Jul., 1968), pp. 225-244
      - Thomas M. Kiefer. Power, Politics and Guns in Jolo: The Influence of Modern Weapons on Tao-Sug Legal and Economic Institutions // Philippine Sociological Review. Vol. 15, No. 1/2, Proceedings of the Fifth Visayas-Mindanao Convention: Philippine Sociological Society May 1-2, 1967 (JANUARY-APRIL, 1967), pp. 21-29
      - Armando L. Tan. Shame, Reciprocity and Revenge: Some Reflections on the Ideological Basis of Tausug Conflict // Philippine Quarterly of Culture and Society. Vol. 9, No. 4 (December 1981), pp. 294-300.
      - Karl G. Heider, Robert Gardner. Gardens of War: Life and Death in the New Guinea Stone Age. 1968.
       
       
      - Keith F. Otterbein. Higi Armed Combat.
      - Keith F. Otterbein. THE EVOLUTION OF ZULU WARFARE.
       
      - Elizabeth Arkush and Charles Stanish. Interpreting Conflict in the Ancient Andes: Implications for the Archaeology of Warfare.
      - Elizabeth Arkush. War, Chronology, and Causality in the Titicaca Basin.
      - R.B. Ferguson. Blood of the Leviathan: Western Contact and Warfare in Amazonia.
      - J. Lizot. Population, Resources and Warfare Among the Yanomami.
      - Bruce Albert. On Yanomami Warfare: Rejoinder.
      - R. Brian Ferguson. Game Wars? Ecology and Conflict in Amazonia. 
      - R. Brian Ferguson. Ecological Consequences of Amazonian Warfare.
      - Marvin Harris. Animal Capture and Yanomamo Warfare: Retrospect and New Evidence.
       
       
      - Lydia T. Black. Warriors of Kodiak: Military Traditions of Kodiak Islanders.
      - Herbert D. G. Maschner and Katherine L. Reedy-Maschner. Raid, Retreat, Defend (Repeat): The Archaeology and Ethnohistory of Warfare on the North Pacific Rim.
      - Bruce Graham Trigger. Trade and Tribal Warfare on the St. Lawrence in the Sixteenth Century.
      - T. M. Hamilton. The Eskimo Bow and the Asiatic Composite.
      - Owen K. Mason. The Contest between the Ipiutak, Old Bering Sea, and Birnirk Polities and
      the Origin of Whaling during the First Millennium A.D. along Bering Strait.
      - Caroline Funk. The Bow and Arrow War Days on the Yukon-Kuskokwim Delta of Alaska.
      - HERBERT MASCHNER AND OWEN K. MASON. The Bow and Arrow in Northern North America. 
      - NATHAN S. LOWREY. AN ETHNOARCHAEOLOGICAL INQUIRY INTO THE FUNCTIONAL RELATIONSHIP BETWEEN PROJECTILE POINT AND ARMOR TECHNOLOGIES OF THE NORTHWEST COAST.
      - F. A. Golder. Primitive Warfare among the Natives of Western Alaska. 
      - Donald Mitchell. Predatory Warfare, Social Status, and the North Pacific Slave Trade. 
      - H. Kory Cooper and Gabriel J. Bowen. Metal Armor from St. Lawrence Island. 
      - Katherine L. Reedy-Maschner and Herbert D. G. Maschner. Marauding Middlemen: Western Expansion and Violent Conflict in the Subarctic.
      - Madonna L. Moss and Jon M. Erlandson. Forts, Refuge Rocks, and Defensive Sites: The Antiquity of Warfare along the North Pacific Coast of North America.
      - Owen K. Mason. Flight from the Bering Strait: Did Siberian Punuk/Thule Military Cadres Conquer Northwest Alaska?
      - Joan B. Townsend. Firearms against Native Arms: A Study in Comparative Efficiencies with an Alaskan Example. 
      - Jerry Melbye and Scott I. Fairgrieve. A Massacre and Possible Cannibalism in the Canadian Arctic: New Evidence from the Saunaktuk Site (NgTn-1).
       
       
      - ФРЭНК СЕКОЙ. ВОЕННЫЕ НАВЫКИ ИНДЕЙЦЕВ ВЕЛИКИХ РАВНИН.
      - Hoig, Stan. Tribal Wars of the Southern Plains.
      - D. E. Worcester. Spanish Horses among the Plains Tribes.
      - DANIEL J. GELO AND LAWRENCE T. JONES III. Photographic Evidence for Southern
      Plains Armor.
      - Heinz W. Pyszczyk. Historic Period Metal Projectile Points and Arrows, Alberta, Canada: A Theory for Aboriginal Arrow Design on the Great Plains.
      - Waldo R. Wedel. CHAIN MAIL IN PLAINS ARCHEOLOGY.
      - Mavis Greer and John Greer. Armored Horses in Northwestern Plains Rock Art.
      - James D. Keyser, Mavis Greer and John Greer. Arminto Petroglyphs: Rock Art Damage Assessment and Management Considerations in Central Wyoming.
      - Mavis Greer and John Greer. Armored
 Horses 
in 
the 
Musselshell
 Rock 
Art
 of Central
 Montana.
      - Thomas Frank Schilz and Donald E. Worcester. The Spread of Firearms among the Indian Tribes on the Northern Frontier of New Spain.
      - Стукалин Ю. Военное дело индейцев Дикого Запада. Энциклопедия.
      - James D. Keyser and Michael A. Klassen. Plains Indian rock art.
       
      - D. Bruce Dickson. The Yanomamo of the Mississippi Valley? Some Reflections on Larson (1972), Gibson (1974), and Mississippian Period Warfare in the Southeastern United States.
      - Steve A. Tomka. THE ADOPTION OF THE BOW AND ARROW: A MODEL BASED ON EXPERIMENTAL
      PERFORMANCE CHARACTERISTICS.
      - Wayne  William  Van  Horne. The  Warclub: Weapon  and  symbol  in  Southeastern  Indian  Societies.
      - W.  KARL  HUTCHINGS s  LORENZ  W.  BRUCHER. Spearthrower performance: ethnographic
      and  experimental research.
      - DOUGLAS J. KENNETT, PATRICIA M. LAMBERT, JOHN R. JOHNSON, AND BRENDAN J. CULLETON. Sociopolitical Effects of Bow and Arrow Technology in Prehistoric Coastal California.
      - The Ethics of Anthropology and Amerindian Research Reporting on Environmental Degradation
      and Warfare. Editors Richard J. Chacon, Rubén G. Mendoza.
      - Walter Hough. Primitive American Armor. 
      - George R. Milner. Nineteenth-Century Arrow Wounds and Perceptions of Prehistoric Warfare.
      - Patricia M. Lambert. The Archaeology of War: A North American Perspective.
      - David E. Jonesэ Native North American Armor, Shields, and Fortifications.
      - Laubin, Reginald. Laubin, Gladys. American Indian Archery.
      - Karl T. Steinen. AMBUSHES, RAIDS, AND PALISADES: MISSISSIPPIAN WARFARE IN THE INTERIOR SOUTHEAST.
      - Jon L. Gibson. Aboriginal Warfare in the Protohistoric Southeast: An Alternative Perspective. 
      - Barbara A. Purdy. Weapons, Strategies, and Tactics of the Europeans and the Indians in Sixteenth- and Seventeenth-Century Florida.
      - Charles Hudson. A Spanish-Coosa Alliance in Sixteenth-Century North Georgia.
      - Keith F. Otterbein. Why the Iroquois Won: An Analysis of Iroquois Military Tactics.
      - George R. Milner. Warfare in Prehistoric and Early Historic Eastern North America.
      - Daniel K. Richter. War and Culture: The Iroquois Experience. 
      - Jeffrey P. Blick. The Iroquois practice of genocidal warfare (1534‐1787).
      - Michael S. Nassaney and Kendra Pyle. The Adoption of the Bow and Arrow in Eastern North America: A View from Central Arkansas.
      - J. Ned Woodall. MISSISSIPPIAN EXPANSION ON THE EASTERN FRONTIER: ONE STRATEGY IN THE NORTH CAROLINA PIEDMONT.
      - Roger Carpenter. Making War More Lethal: Iroquois vs. Huron in the Great Lakes Region, 1609 to 1650.
      - Craig S. Keener. An Ethnohistorical Analysis of Iroquois Assault Tactics Used against Fortified Settlements of the Northeast in the Seventeenth Century.
      - Leroy V. Eid. A Kind of : Running Fight: Indian Battlefield Tactics in the Late Eighteenth Century.
      - Keith F. Otterbein. Huron vs. Iroquois: A Case Study in Inter-Tribal Warfare.
      - William J. Hunt, Jr. Ethnicity and Firearms in the Upper Missouri Bison-Robe Trade: An Examination of Weapon Preference and Utilization at Fort Union Trading Post N.H.S., North Dakota.
      - Patrick M. Malone. Changing Military Technology Among the Indians of Southern New England, 1600-1677.
      - David H. Dye. War Paths, Peace Paths An Archaeology of Cooperation and Conflict in Native Eastern North America.
      - Wayne Van Horne. Warfare in Mississippian Chiefdoms.
      - Wayne E. Lee. The Military Revolution of Native North America: Firearms, Forts, and Polities // Empires and indigenes: intercultural alliance, imperial expansion, and warfare in the early modern world. Edited by Wayne E. Lee. 2011
       
       
      - A. Gat. War in Human Civilization.
      - Keith F. Otterbein. Killing of Captured Enemies: A Cross‐cultural Study.
      - Azar Gat. The Causes and Origins of "Primitive Warfare": Reply to Ferguson.
      - Azar Gat. The Pattern of Fighting in Simple, Small-Scale, Prestate Societies.
      - Lawrence H. Keeley. War Before Civilization: the Myth of the Peaceful Savage.
      - Keith F. Otterbein. Warfare and Its Relationship to the Origins of Agriculture.
      - Jonathan Haas. Warfare and the Evolution of Culture.
      - М. Дэйви. Эволюция войн.
      - War in the Tribal Zone Expanding States and Indigenous Warfare Edited by R. Brian Ferguson and Neil L. Whitehead.
      - I. J. N. Thorpe. Anthropology, Archaeology, and the Origin of Warfare.
      - Антропология насилия. Новосибирск. 2010.
      - Jean Guilaine and Jean Zammit. The origins of war : violence in prehistory. 2005. Французское издание было в 2001 году - le Sentier de la Guerre: Visages de la violence préhistorique.

    • Все о японском доспехе
      Автор: hoplit
      Увы - нет.
       
      Если бы... Я откровенно не представляю, как можно было не найти испанский отчет об атаке пиратов на Манилу ... Однако - вот. Источник информации, насколько могу судить - какой-то мусорный сайтик.