Sign in to follow this  
Followers 0
Saygo

Предки В.И. Ульянова (Ленина)

1 post in this topic

М.Г.Штейн. О крестьянских предках В.И.Ульянова (Ленина)

1. Нижегородские предки

Как и большинство людей, чьи отцы происходили из низших слоёв населения и получили потомственное дворянство на государственной службе, В.И. Ульянов (Ленин) слабо знал свои родословные корни. Они его никогда особенно не интересовали. Поэтому в анкете Всероссийской переписи членов РКП(б), проводившейся 1З февраля 1922 г., заполняя таблицу II “Социальное и национальное положение”, он писал в графе “Основная профессия или занятие, должность, чин”: 1) Дед (отцов. стор.) – не знаю; 2) Отец – директор народных училищ [его чин: действительный статский советник – В.И. Ульянов (Ленин) не указывает – М.Ш.]; 3) Мать – прочерк, а графа“национальность” – вообще никак не заполнена{1}. И хотя, я в этом убежден, В.И. Ульянов (Ленин) хорошо знал о своем многонациональном происхождении, ни его, ни членов его семьи это не интересовало. Но он вполне конкретно отвечает на вопрос о разговорном языке: русский {2}.

Правда, несколько раньше, 14 декабря1921 г., отвечая на вопросы анкеты делегатов ХI Всероссийской конференции РКП (большевиков) В.И.Ульянов (Ленин) указывает свою национальность: великоросс {3}. В этой анкете нет вопросов о языке. В анкете же для делегатов X Всероссийского съезда РКП, где есть оба вопроса, В.И.Ульянов (Ленин) оба раза пишет: русский {4}, ибо русским он считал себя по воспитанию, по культуре, по духу.

user posted image

Директор народных училищ Симбирской губернии И.Н. Ульянов

Не обходили сюжет о своих предках со стороны Ильи Николаевича Ульянова и сестры Владимира Ильича. Так, Мария Ильинична, говоря о происхождении Ильи Николаевича, пишет: “Дед его был крестьянином, а отец жил в городе и служил в каком-то торговом предприятии (по профессии он был портным)” {5}. Анна Ильинична уточняет, что“Отец Владимира Ильича, Илья Николаевич Ульянов, был родом из бедных мещан города Астрахани" {6}.

user posted image

Семья Ульяновых (фото 1879 года). Стоят (слева направо): Ольга, Александр, Анна. Сидят (слева направо): Мария Александровна c дочерью Марией на руках, Дмитрий, Илья Николаевич, Владимир.

Используя в своей работе воспоминания сестер Ульяновых, я не забываю, что они сами никогда в архивах не работали и писали свои работы на основе материалов, открытых в 1930-е годы заведующим Астраханским городским архивным бюро П.И.Усачевым. Материалами П.И.Усачева пользовались М.С. Шагинян, во время своей работы над “Семьей Ульяновых” и очерком “Предки Ленина с отцовской стороны (наброски к биографии)”, а также А.С.Марков, автор книги “Ульяновы в Астрахани”. Впрочем, М.С. Шагинян и А.С. Марков провели по этому вопросу и большую самостоятельную работу.

user posted image

Александр Дмитриевич (в девичестве Сруль Моисеевич) Бланк

Тема происхождения И.Н.Ульянова интересовала не только исследователей, но и высшие партийные власти. Особенно интенсивно в этом направлении начали вести работу после обнаружения в ленинградских архивах в конце 1964 – начале 1965 гг. документов о еврейском происхождении деда В.И. Ульянова (Ленина) по материнской линии – Александра Дмитриевича Бланка. Работа увенчалась успехом. В 1968 г. в Государственном архиве Астраханской области научный сотрудник архива

Р.М. Мостовая обнаружила в делах астраханского земского нижнего суда за 1797 – 1798 гг. “Списки именные ожидаемых к причислению зашедших (беглых) из разных губерний помещичьих крестьян”. В них под номером 223 значится “Николай Васильев сын Ульянин [такова была первоначальная, еще не устоявшаяся, фамилия деда В.И. Ульянова (Ленина) – М.Ш.], 25 лет, Нижегородской губернии Сергачской округи села Андросова {7}, помещика Степана Михайловича Брехова {8}. Отлучился[1]791 году.” {9}

Данная архивная запись дала толчок поискам в Государственном архиве Горьковской области. И здесь архивистов ждал успех. Сотрудник архива Н.И. Привалова при участии тогдашнего директора архива Т.А. Житовой и заведующей областным архивным отделом М.П.Третьяковой обнаружила документы, свидетельствующие о том, что прапрадеда Владимира Ильича звали Никита

Григорьев сын Ульянин и что жил он с 1711 по 1779 г. Семья его, что типично для той поры в отношении крепостных, была разлучена. Сам Никита Григорьевич и его младший сын Феофан были дворовыми людьми родственницы Бреховых – помещицы Марфы Семеновны Мякининой (ей принадлежала половина села Андросова). Два других сына – Корнил и Василий – принадлежали семье Бреховых. Жизнь Василия Никитича была короткой (1733 – 1770). После его смерти на руках его вдовы, Анны Семеновны, осталось четверо детей: дочь Катерина, которая вышла замуж за своего односельчанина, и сыновья

Самойла, Порфирий, Николай. Братья обучились грамоте, стали служителями помещиков Бреховых и составляли различные документы, некоторые из которых сохранились в нижегородских архивах. Мы не можем назвать причины, по которой Николай Ульянов был отпущен помещиком С.М.Бреховым в 1791 г. на оброк, а не получил вольную, как утверждает А.А.Арутюнов {10}. Получив право на отлучку, Николай Васильевич поселился в Астраханской губернии, проживая там, как показывают документы, “без письменного вида, в работах по разным людям” {11}. Вольным Н.В.Ульянов стал после того, как астраханские власти

добились Высочайшего Указа от 19 июля 1797 г. о том, что помещичьи крестьяне, поселившиеся в Астраханской губернии до момента издания Указа, не будут возвращаться своим помещикам, а поступят в распоряжение Нижнего земского суда, который и выдаст им билет на право свободного проживания в Астраханской губернии. Однако, сразу такого билета Николай Васильевич не получил: помешала болезнь (по всей видимости, холера, свирепствовавшая в Астраханской губернии в 1796–1798 гг.). Только в декабре 1799 г. такой документ был получен, и Н.В. Ульянин был причислен к казенным крестьянам села Новопавловского, которое находилось в 47 верстах от Астрахани. И здесь любопытно отметить такой момент. В приказе Астраханского земского Нижнего суда старосте старозашедшего общества (а к нему относился согласно Указу 19 июля 1797 г. Н.В.Ульянов) Ивану Блинову писарь сначала написал фамилию Ульянинов, затем зачеркнул букву“в”, а вместо“о” поставил твердый знак. Так получилась фамилия “Ульянин”. Именно это соответствует действительности, потому что, как указывает М.С. Шагинян в “Предках Ленина…”, в метрической книге он значился как Ульянин, а Ульяниновым значится в “Записке мастеров”. В этом же документе указываются и приметы Николая Васильевича: “… ростом 2 аршина 5 вершков [164,5 см – М.Ш], волосы на голове, усы и борода светлорусые, глаза карие, лицом бел, чист…”{12}

Ни в одной ревизской сказке, составленной до 1837 г., не указывается происхождение Н.В. Ульянова и только запись в перечне лиц мужского пола г. Астрахани для рекрутского набора 1837 г. говорит, что Н.В. Ульянин “коренного российского происхождения” {12}. Но эти слова означают лишь, что человек родился в России. И в данном случае неважно, кто он по национальности: мордвин, удмурт, татарин, чуваш и т.д. Он – россиянин.

В главе“Владимир Ульянов” сценария фильма “Россия, которую мы потеряли”, а затем и в самом одноименном фильме, С.С. Говорухин говорит, правда, не ссылаясь на источник, о том, что Н.В.Ульянов является чувашем по национальности {13}.

Так ли это на самом деле? Кроме лиц русской национальности, в губернии проживали: черемисы, татары, чуваши и мордва. Почти половина жителей нагорной полосы, а именно к ней относится Сергачский район, состояла из обрусевшей мордвы – эрзи, физический тип которой не отличается от русского. Мордва – эрзя довольно часто вступала в браки с русскими {14}. Последнее было возможно только в том случае, если вступающие в брак исповедовали христианскую религию. А учитывая,

что, например, только с 1740 по 1747 гг. было крещено “иноверцев из магометан, мордвы, чувашей, черемисов и вотяков” более 250 тысяч человек {15}, (и это продолжалось и позднее), не берусь определять, кем был по национальности Н.В. Ульянов. То, что по вероисповеданию он был православным, – сомнений не вызывает. Не исключено, что в жилах В.И. Ульянова (Ленина) течет кровь многих народов, населяющих Сергачский уезд Нижегородской губернии.

Став свободным человеком, Н.В. Ульянов поселился в селе Новопавловском, где жило много его земляков, и занялся портняжным ремеслом. Правда, в ноябре 1802 г. сын к этому времени уже умершего помещика С.М. Брехова М.С. Брехов попытался отдать Н.В. Ульянова в рекруты {16}. Но было уже поздно: в соответствии с упомянутым выше указом 1797 г. Н.В. Ульянов уже не считался крепостным крестьянином этого помещика.

Трудно сказать, сколько времени Н.В. Ульянов прожил в селе Новопавловском. Но из его заявления на имя астраханского гражданского губернатора князя Д.В. Тенишева от 27 января 1803 г. видно, что Н.В. Ульянов уже давно проживает в Астрахани и занимается портняжным ремеслом. 26 июля 1803 г. губернское правление удовлетворило просьбу Н.В. Ульянова и приписало его к Астраханскому посаду.

В 1808 г. Н.В. Ульянов был приписан к сословию астраханских мещан и вступил в цех портных. Но потом, в течение почти 30 лет, так и не смог внести в кассу ремесленной управы десятирублевый взнос из-за нехватки денег.

М.С. Шагинян неправа, утверждая в своем романе“Семья Ульяновых”, что Н.В. Ульянов женился на шестом десятке лет {17}. По всей видимости, он женился в возрасте 43 лет в 1811 г. на Анне Алексеевне Смирновой, которая, судя по ревизской сказке 1816 г., была моложе мужа на 19 лет {18}.

В 1812 г. в молодой семье родился первенец Александр, умерший в возрасте 4-х месяцев в конце 1812 г. Позже в семье Ульяновых было еще четверо детей: Василий (1819–1878), Мария (1821–1877), Феодосия (1823–1908) и Илья (1831–1886). Жили

они в собственном двухэтажном (низ каменный, верх деревянный) доме. В “Ведомостях об астраханских мещанах, состоящих неплательщиками за 1822 год подушной подати и прочих повинностей” Николая Васильевича уже именуют “домовладельцем Н.В. Ульяновым”. И с тех пор он почти всегда упоминается под фамилией Ульянов.

Семья у Н.В. Ульянова была не маленькая, в нее, кроме него самого, жены Анны Алексеевны, четверых детей, входила и свояченица Татьяна Алексеевна Смирнова, крестная мать Василия, Ильи и Феодосии Ульяновых. Она и А.А. Ульянова и воспитали всех детей.

Сам Н.В. Ульянов вырастить своих детей не успел: он скончался в конце 1836 г. Когда точно – не установлено, но А.С. Марков ссылается на два документа, в которых годом смерти Н.В. Ульянова указан 1836 г. {19}. Однако, эта дата противоречит “Перечню лиц мужского пола г. Астрахани для рекрутского набора 1837 года”, в котором упоминаются “Николай Васильевич Ульянов и его дети Василий и Илья коренного российского происхождения” {20}, что дает возможность А.А. Арутюнову говорить, что Н.В. Ульянов скончался в 1837 г. {21}. Вероятно все же, перечень составлен в 1836 г., еще до смерти Н.В. Ульянова, и тогда противоречие исчезает. Труднее объяснить, почему Т.А. Житова называет годом смерти Н.В. Ульянова 1838 г. {22}.

После смерти Н.В.Ульянова вся тяжесть содержания его семьи легла на плечи его старшего сына Василия. И он, оставшись холостым, с честью выполнил свою обязанность сына, племянника, брата, дяди. Именно В.Н. Ульянову обязан его брат Илья всем тем, чего он достиг в жизни. И Илья Николаевич никогда этого не забывал, часто навещая своих родных. В 1869 г. его жена Мария Александровна, вместе с детьми Анной и Александром, также навестила астраханских родственников. Это была первая и последняя встреча Анны Алексеевны с внуками. Умерла А.А. Ульянова 26 октября 1871 г., в возрасте 83 лет. А спустя шесть с половиной лет, 12 апреля 1878 г. умер от чахотки и Василий Николаевич.

До глубокой старости дожила, так и не создавшая своей семьи, Феодосия Николаевна. Умерла она в 1908 г., прожив всю свою жизнь в семье сестры – Марии Николаевны. Мария Николаевна, вскоре после смерти отца, вышла замуж за вдовца Николая Захаровича Горшкова.

Ее семейная жизнь сложилась неудачно. Мария Николаевна овдовела в возрасте 32 лет, в 1853 г., на ее руках осталось двое пасынков, Константин и Александр, и двое сыновей, Иван и Степан. Потомки Степана Николаевича Горшкова, двоюродного брата В.И. Ульянова (Ленина), живы и сегодня.

Такова история нижегородской ветви предков В.И.Ульянова (Ленина).

Однако, правильность реконструкции этой ветви ставит под сомнение А.А. Арутюнов. В главе “Штрихи к портрету” книги “Феномен Владимира Ульянова (Ленина)” он, рассматривая нижегородскую ветвь рода Ульяновых, опирается не на архивные документы или на написанную на их основе книгу А.С. Маркова “Ульяновы в Астрахани”, а на статьи журналистов, в частности, В.Шуткевича “Ульянов родник”. В ней В.Шуткевич, видимо, считая, что читателю не нужно несколько раз повторять фамилию Ульянин, чтобы убедить его в том, что речь идет о предках В.И. Ульянова (Ленина), называет его прапрадеда “Никита Григорьев” {23}, т.е. так, как в XVIII веке произносили наше сегодняшнее “Никита Григорьевич”. А.А. Арутюнов на этом

основании утверждает, что в статье В.Шуткевича“об Ульянове, Ульянине или Ульянинове речь не шла, а говорилось именно о Григорьеве”. В.Н.Ульянина А.А.Арутюнов именует “так называемым прапрадедом Ленина” {24}.

Таким образом, высказывается сомнение в существовании родственных отношений между В.И.Ульяновым (Лениным) и сыновьями В.Н. Ульянина: Самойлой, Порфирием и Николаем. Последний, как известно, был дедом Владимира Ильича, о чем свидетельствует документ, хранящийся в государственном архиве Нижегородской области, гласящий: “… в селе Андросове дворовые люди, Никита Григорьев сын Ульянин…” {25} Фамилия названа достаточно ясно. Кроме того, Т.А. Житова еще в 1972 г. довольно подробно рассказала о том, как была установлена родственная связь между жившими в селе Андросово Залесного стана Сергачского уезда Нижегородской губернии Ульяниными и Николаем Васильевичем Ульяновым, жившим в Астрахани {26}. Именно в этой статье были сняты все вопросы, которые почему-то ставит А.А. Арутюнов в 1992 г.

2. Калмыцкая кровь

В произведениях М.С.Шагинян, объединенных в “Лениниану”, достаточно полно и объективно рассмотрена генеалогия рода В.И.Ульянова(Ленина) с отцовской стороны. В главе четвертой (“Воспоминания другого детства”) романа “Семья Ульяновых” М.С.Шагинян пишет, что мать И.Н. Ульянова Анна Алексеевна Смирнова“вышла из уважаемого калмыцкого рода” {27}. А в очерке “Предки Ленина с отцовской стороны (наброски к биографии)” М.С. Шагинян прямо пишет, что “есть документ о том, что отец Анны Алексеевны был крещеный калмык” {28}.

Именно эти сведения и вызвали гнев И.В. Сталина, и можно лишь пожалеть, что М.С.Шагинян не нашла способа включить документ о калмыцком происхождении астраханского мещанина Алексея Лукьяновича Смирнова в свою публикацию. Это позволило А.С. Маркову в первом издании книги “Ульяновы в Астрахани” заявить: "… утверждение Шагинян, что Алексей Лукьянович Смирнов родом из крещеных калмыков, документально не доказано. Многие документы затерялись во время Отечественной войны. Мариэтта Сергеевна в статье “Как я писала“Семью Ульяновых” рассказывала: “Мне пришлось основательно поработать в архивах городов Пензы, Ульяновска и Астрахани. В последней кое-какие документы архива Калмыцкой Советской Республики открывались работниками прямо при мне. К сожалению, этот архив, видимо, сильно пострадал во время Отечественной войны и после нее, так что многие виденные мной в тридцатых годах документы и фотографии сейчас

утеряны” {29}. Однако трудно предположить, что Алексей Смирнов был родом из крещеных инородцев" {30}.

И далее А.С. Марков обосновывает, почему, по его мнению, А.Л. Смирнов не мог быть крещеным калмыком. Он пишет: “Мещанских старост выбирали из людей, хорошо известных в городе, имеющих значительную недвижимую собственность и хорошо знающих грамоту. Алексей Лукьянович имел большой дом около Казанской церкви, два каменных выхода с ледниками. По сохранившимся рапортам в Астраханский магистрат, написанным собственноручно Алексеем Смирновым, видно, что он имел завидный опыт составлять деловые письма. Не исключено, что Алексей Лукьянович помог своему будущему зятю Николаю Ульянову вступить в сословие мещан” {30}.

Последнее вполне вероятно. Но где в этой, достаточно длинной цитате из первого издания книги А.С. Маркова, убедительные доказательства того, что А.Л. Смирнов не является крещеным калмыком?

А.С. Марков делает вид, что не знает об утверждении М.С.Шагинян, говорящей о том, что у нее имеется копия документа

об этом.

Напомню читателю, что по законам Российской Империи инородец, ставший православным, считался русским и пользовался равными c ними правами. И если А.Л. Смирнов, по утверждению А.С. Маркова, был известным человеком в Астрахани, хорошо владевшим грамотой и т.д., то какое отношение это имеет к его национальности? Абсолютно никакого. Грамотность от национальности не зависит. Она зависит от желания самого человека быть грамотным. Но в этом плане невольно возникает вопрос: почему, будучи грамотным человеком, А.Л. Смирнов так и не научил расписываться свою родную дочь – Анну Алексеевну, жену Н.В. Ульянова?

Этот вопрос возникает после прочтения выдержки из настольного реестра Астраханской ремесленной управы о выплате 100 рублей мещанину Н.В. Ульянинову. В нем, в частности, говорится: “... вместо нее неграмотной по приказанию ее сын родной Василий Николаевич Ульянинов расписался” {31}.

И совершенно неясно, что думать по поводу богатства А.Л. Смирнова и размеров его дома, если во втором издании своей книги А.С.Марков называет уже А.Л. Смирнова бедным астраханским мещанином, имевшим деревянный дом в четыре квадратных сажени {32} [18,2 м2 – М.Ш.] на Луковской улице, где селилась астраханская беднота. И непонятно также, зачем богатому (по первому изданию книги) человеку выдавать свою дочь замуж за бедняка Н.В. Ульянова, правда, имевшего в 1835 г. дом, оцененный властями в 700 рублей, а им самим в 260 рублей {33}, что в те времена составляло немалую сумму.

Таким образом, противоречивость сведений, сообщенных А.С. Марковым в двух изданиях его книги, не позволяет сделать вывод о бедности или богатстве Смирновых.

Кроме вопросов, связанных с национальной принадлежностью рода Смирновых к калмыкам, перед М.С. Шагинян совершенно неожиданно встала проблема о калмыцком происхождении Н.В. Ульянова. Данная проблема возникла потому, что в ходе работы в Астраханском архиве М.С.Шагинян обнаружила, а затем и опубликовала в первом и последующих изданиях очерка “Предки Ленина с отцовской стороны (наброски к биографии)” приказ по Астраханской казенной палате ратмана Ивана Чучина №698 от 21 февраля 1825 г., хранившийся в то время в этом архиве и затем переданный на хранение в Архив Астраханского обкома КПСС. Приказ №698 касается судьбы отсужденной от рабства, причисленной к астраханскому мещанству и

прописанной у старосты А.Л. Смирнова Александры Ульяновой {34}.

В первом издании своего очерка М.С.Шагинян делает вывод, что Александра Ульянова была крепостной, которую выкупил А.Л. Смирнов. При этом делается намек на возможное родство Александры Ульяновой и Н.В. Ульянова {34}.

После первого опубликования очерка “Предки Ленина…” в“Но-вом мире”, №11 за 1937 г. заведующий кафедрой истории СССР Иркутского педагогического института М.А. Гудошников обратил внимание М.С. Шагинян на тот факт, что слова “отсужденная от рабства” не тождественны словам “отпущенная на волю”, относящимся к крепостным {35}. И он прав, так как в России купцы не имели права иметь крепостных, но имели право иметь рабов из среды киргиз-кайсаков (казахов) и калмыков. Этот вопрос осветил С.С. Шашков в своей статье "Рабство в Сибири" {36}. В ней он подчеркнул, что рабство подобного рода процветало в России во второй половине ХVIII века. Только Высочайшим Указом 2З мая 1808 г. {37} правительство начало вводить определенные ограничения этого вида рабства, и лишь семнадцать лет спустя, 8 октября1825 г., этот вид рабства был отменен {38}.

Правда, Александра Ульянова получила освобождение от рабства на 7 месяцев раньше. Это произошло потому, что 13 февраля 1819 г. был принят Указ, по которому киргиз–кайсаки и калмыки, купленные в рабство после 2З мая 1808 г., становились свободными после достижения 25-летнего возраста {39}.

М.С. Шагинян и во втором издании очерка “Предки Ленина…” не отказывается от мысли, что Александра Ульянова и

Н.В. Ульянов родственники {40}. А если это так, то и в жилах Н.В. Ульянова, возможно, течет калмыцкая кровь.

А.С. Марков возражает М.С. Шагинян в первом издании книги “Ульяновы в Астрахани”. По его мнению, русская девушка Александра Ульянова могла оказаться в плену, попала в руки работорговцев и была продана в рабство в каком-нибудь степном улусе или на рынках Хивы и Бухары {41}.

Кажется, все логично. Только возникает вопрос: “Где русская девочка могла попасть в плен?”.

По второй версии, высказанной А.С. Марковым, купец Михаил Моисеев “купил степнячку–несмышленыша, окрестил ее в русскую веру и трудилась она день–деньской, от зари до зари на подворье астраханского купца” {41}.

И здесь не все ясно. Так и хочется спросить: “Почему купец Михаил Моисеев дал своей рабыне фамилию Ульянова”? Известно, что помещики, предоставляя вольную своим крепостным, давали им свою фамилию. Так, например, поступали вологодско-ярославские помещики Ленины.

По нашему мнению, возражения А.С. Маркова критики не выдерживают. Особенно, учитывая то обстоятельство, что “Приказ №698” был передан из Государственного архива Астраханской области в Архив Астраханского обкома КПСС {42}.

Не скрыты ли в тайниках этого архива упомянутые выше документы о калмыкских предках В.И.Ульянова (Ленина)? Надеюсь, рано или поздно, мы получим ответ на этот вопрос.

Убежден, если бы М.С. Шагинян хоть самую малость сомневалась в правильности своих первоначальных выводов о национальном происхождении Александры Ульяновой, она отразила бы это при переиздании своей статьи “Предки Ленина…”. И эти мои слова подтверждаются изменениями, которые М.С. Шагинян внесла в сведения о деде В.И. Ульянова (Ленина) с материнской стороны – Александре Дмитриевиче Бланке. А пока только замечу, что в книге “Ульяновы в Астрахани” издания 1983 г. А.С. Марков, как и Ж.А. Трофимов, выпустивший несколько книг о семье Ульяновых {42,43}, обходит вопрос о калмыцких родственниках И.Н.Ульянова (и, особенно, об Александре Ульяновой). Этот вопрос обходит и официальная биография В.И.Ульянова (Ленина), выпущенная в восьми изданиях Институтом марксизма-ленинизма при ЦК КПСС. А там ведали, что творили. При русской фамилии скрыть калмыцкое происхождение Смирновых труда не составляет.

Примечания

1. Ленин В.И. Полн. собр. соч. – Т.44. – С.54О.

2. Там же. – Т.44. – С.539.

3. Там же. – Т.44. – Между с.284–285.

4. Там же. – Т.4З. – С.413.

5. Ульянова М.И. Отец Владимира Ильича Ленина– Илья Николаевич Ульянов. 1831–1886.// О В.И. Ленине и семье Ульяновых: Воспоминания. Письма. Очерки. – М., 1978. – С. 214.

6. Ульянова-Елизарова А.И. Воспоминания об Ильиче. (Семейная обстановка. Родители В.И. Ульянова-Ленина и их время). // О В.И. Ленине и семье Ульяновых. – М., 1988. – С. 107.

7. Сегодня село Андросово относится к Ветошинскому сельсовету Гагинского района Нижегородской области. Население села составляет более 500 человек.

8. Род Бреховых был утвержден в дворянстве 20 сентября 1794 г. и внесен в 6-ю часть дворянской родословной книги Нижегородской губернии по Сергачскому уезду 7 ноября 1794 г. См. “Список дворянским родам, внесенным в дворянскую родословную книгу Нижегородской губернии и утвержденным в дворянском достоинстве". – Нижний Новгород, 1902. – С. 51.

9. Марков А.С. Ульяновы в Астрахани. – Волгоград, 198З. – С. 6–7.

10. Арутюнов А.А. Феномен Владимира Ульянова (Ленина). – М., 1992. – С. 113.

11. Марков А.С. Указ. соч. – С. 10.

12. Там же. Указ. соч. – С. 13.

13. Говорухин С.С. Россия, которую мы потеряли. // Киносценарии. – М., 1992. – №З. – С. 28.

14. “Энциклопедический словарь” Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона. – Т.41. – С. 36.

15. Санктпетербургские ведомости. – 25 декабря 1747 г. – № 103. – С. 823.

16. Марков А.С. Указ. соч. – С. 14–15.

17. Шагинян М.С. Собр. соч. в 9-ти т. – М., 1988. – Т.5. – С. 33.

18. ГААО. – Ф.480. – Оп.1. – Ед. хр. 799. – Л.48.

19. Марков А.С. Указ. соч. – С. 36.

20. Марков А.С. Указ. соч. – С. 13.

21. Арутюнов А.А. Указ. соч. – С. 114.

22. Житова Т.А. К истории семьи Ульяновых. // Из истории рабочего класса СССР. – Казань, 1972. – С. 75.

23. Шуткевич В. Ульянов родник. // Разговор с товарищем. – М., 1984. – С. 25.

24. Арутюнов А.А. Указ. соч. – С. 113.

25. Марков А.С. Указ. соч. – С. 8.

26. Житова Т.А. Указ. соч. – С. 71–77.

27. Шагинян М.С. Собр. соч. в 9-ти т. – Т.5. – С. 34.

28. Шагинян М.С. Собр. соч. в 9-ти т. – Т.5. – С. 643.

29. Шагинян М.С. Собр. соч. в 9-ти т. – Т.5. – С. 713.

30. Марков А.С. Ульяновы в Астрахани. – Волгоград, 1970. – С. 23.

31. В.И.Ленин и Астраханский край. – Волгоград, 1970. – С. 31.

32. Марков А.С. Указ. соч.– Волгоград, 1983. – С. 22.

33. Там же. Указ. соч.– Волгоград, 1983. – С. 26.

34. Шагинян М.С. Предки Ленина (наброски к биографии). // “'Новый мир”. – 1937. – №11. – С. 270.

35. Шагинян М.С. Собр. соч. в 9-ти т. – Т.5. – С. 645.

36. Шашков С.С. Рабство в Сибири. // Собр. соч. – СПб., 1898. – С. 505–548.

37. Полн. собр. Законов Российской Империи. Собрание 1. – Т.ХХХ (1808–1809). – СПб, 1830. – С. 277–278; Шашков С.С. Указ. соч. – С.543.

38. Полн. собр. Законов Российской Империи. Собрание 1. – Т.XL (1825). – СПб, 1830. – С. 520–525.

39. Там же. – С. 525.

40. Шагинян М.С. Собр. соч. в 9-ти т. – Т.5. – С. 645–646.

41. Марков А.С. Указ. соч. – Волгоград, 1970. – С. 22.

42. Трофимов Ж.А. Отец Ильича. – Ульяновск, 1981.

43. Трофимов Ж.А., Миндубаев Ж.Б. Илья Николаевич Ульянов. (Изд. 2-е). – М., 1990; Трофимов Ж.А. Ульяновы: Поиск. Находки. Исследования. – Ульяновск, 1988; Марков А.С. Ульяновы в Астрахани. – Волгоград, 1983.

Известия РГО, СПб, 1995, выпуск 3, С. 33-44.

Share this post


Link to post
Share on other sites


Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0