Sign in to follow this  
Followers 0
Snow

Исторические анекдоты

42 posts in this topic

На фоне того, в какой пошлой роскоши живут современные предводители команчей, вспомнился второй президент Израиля Ицхак Бен-Цви.

Ицхак Бен-Цви считал, что президент должен жить скромно.

Когда его избрали в президентом в далеком 1952 году, они с женой отказались переезжать из маленького деревянного домика на иерусалимской улице Ибн Гвироль. Там Бен-Цви исполнял свои обязанности, принимал посетителей, встречался с главами конфесиий и стрейшинами.

Его жена Рахель не справлялась по хозяйству, когда приходило особенно много людей. Дело даже дошло до того, что президенту пришлось нанять помошницу, помогавшую его жене управляться во время приемов.

Помошницу, кстати, тоже звали Рахель. По этому поводу Рахель Бен-Цви заявила, что не потерпит в своем доме двух Рахелей. Помошница покорно сменила имя на Рут.

У Рут не было опыта в обслуживании пышных приемов и однажды открывая бутылку шампанского она с непривычки засветила пробкой прямо в декольте королеве Нидерландов...

Каждое утро господин президент брал корзинку и шел в соседнюю продуктовую лавку за свежими питами и сметаной. Однажды ему попалась пита в которой оказался кусок стекла, и Бен-Цви чуть не сломал зуб.

Как-то раз, холодной и дождливой иерусалимской ночью он возвращался домой после работы. Перед дверью дома вышагивал мокрый и замерзший охранник.

- Почему ты в такой холод на улице? - удивился Бен-Цви.

- Кто-то же должен охранять вход... - ответил опешивший охранник.

- Немедленно иди на кухню и выпей горячий чай! - скомандовал президент, отмахнувшись от возражений охранника, - А вход буду охранять я!

В конце концов правительству надоел этот конфуз с президентским домом и государство Израиль купило соседний дом, оборудовав его под президентскую канцелярию.

B 1962 году Кнессет собрался на внеплановое заседание посвященное, внимание, тому, как повышают зарплату президенту против его, президентского желания!

Дело в том, что Бен-Цви был президентом более 10 лет. За это время страна переживала финансовые кризисы, инфляции, денежные реформы и президент ни разу не заикался о своей зарплате.

В 1962 году случайно выяснился тот факт, что зарплата президента Израиля примерно на 40% ниже зарплаты которую получал президентский водитель. Президент получал 5400 лир а его водитель - 7600.

В конце концов, после долгих прений парламентарии приняли беспрецедентное решение утроить президентскую зарплату, против желания самого президента.

Правда сам Ицхак Бен-Цви не смог долго наслаждаться утроенной зарплатой, в следующем 1963 году он скончался.

Share this post


Link to post
Share on other sites


Многие шутники вплоть до революции 1917 года называли Александра III “Ананасом”, так как в манифесте, подписанном новым царём 29 апреля 1881 года, был оборот "а на Нас возложить Священный долг" и т.д.

При оглашении с амвонов этот оборот неизбежно превращался в “ананас”, да и при чтении – тоже.

Однажды император Александр III со своей семьёй плавал на яхте “Полярная звезда” по финским шхерам и решил высадиться на какой-то уединённый остров. Остров показался императору совершенно необитаемым, и его дети начали с восторгом собирать грибы и рвать цветы. Вдруг из кустов вышел чухонец и на ломаном русском языке стал объяснять, что так делать нельзя, так как остров принадлежит ему. Император возразил чухонцу, что дети большого вреда не причинят, но тот заявил:

- Нет, нельзя, это всё моё, я здесь “сарь”.

Александр III на это резонно ответил:

- Ты здесь царь, а я царь всей России.

Чухонец подошёл к императору, укоризненно посмотрел на него и сказал:

- Господин офицер, так шутить нельзя!

Александр III был по своему обыкновению одет в мундир. Он приказал своим детям больше ничего не собирать и не рвать, и вся семья направилась к шлюпке с яхты. До чухонца вдруг дошло, что это действительно царь, и он стал просить прощения, но Александр III сказал, что это очень хорошо, что тот соблюдает установленный порядок.

Оказавшись на яхте, царь приказал отправить этому чухонцу золотые часы со своим портретом.

Когда император Александр III услышал о том, что отцом Павла I, возможно, был Салтыков, он, вопреки опасениям, не разгневался, а перекрестился и сказал:

- Слава богу мы русские...

Официальные историки немедленно опровергли слух и объявили, что Павел I действительно был сыном Петра III. Выслушав и эту версию, царь снова осенил себя крестным знаменьем и произнес:

- Слава богу мы законные...

Однажды в Афины прибыли послы из Милета с просьбой о помощи. Послы выбрали несколько афинских граждан, которые должны были выступать перед народом в их защиту.

На собрании активно выступал Демосфен, который убедительно доказывал, что милетяне недостойны помощи, а их просьбы противоречат интересам Афин. По каким-то причинам слушание этого дела затянулось и было перенесено на другой день.

Вечером милетские послы пришли к Демосфену и стали упрашивать его, чтобы он больше не выступал против них. Демосфен запросил очень приличную сумму денег, и получил их.

На следующий день Демосфен пришёл в народное собрание, но его шея и затылок были плотно замотаны шерстяной тканью. Демосфен заявил народу, что заболел лихорадкой и поэтому не может выступить против милетян.

Кто-то с места выкрикнул, что Демосфен страдает “золотой” лихорадкой.

Этот поступок Демосфен ставил себе в заслугу. Однажды он спросил актёра Аристодема, какую плату тот получает за выступление, и получил ответ, что один талант. На это Демосфен заметил:

- Я за молчание получил больше.

В старые времена римские сенаторы обычно приходили в курию со своими сыновьями, которые ещё носили претексту, то есть они ещё не достигли совершеннолетия.

Однажды некое важное дело отцы-сенаторы не успели рассмотреть за одно заседание и отложили его на следующий день, постановив, чтобы никто никому не рассказывал о рассматривавшемся деле до тех пор, пока не будет вынесено постановление.

Мать мальчика по имени Папирий, который был в сенате вместе с отцом, стала настойчиво расспрашивать сына о том, что же обсуждали в сенате. Папирий ответил, что им запретили говорить об этом. Мать не отставала и продолжала свои расспросы ещё более резко и настойчиво.

Тогда Папирий решил обмануть мамашу и сказал, что в сенате обсуждался очень важный вопрос: что полезнее для государства – чтобы один мужчина имел двух жён или чтобы одна женщина была замужем за двумя мужчинами.

Услышав такие ужасные новости, мамаша кинулась к другим матронам.

Всю ночь Рим бурлил, вернее, бурлило женское население города, а наутро к удивлённым сенаторам явилась огромная толпа почтенных матерей семейств. С плачем и воплями они стали умолять сенаторов: лучше, чтобы одна женщина была замужем за двумя, чем две за одним.

Сенаторы удивлялись, так как не понимали, что означают эти просьбы. Тогда вышел мальчик Папирий и объяснил причину женских воплей. Он рассказал, как его мать настаивала, чтобы он сообщил ей о делах в сенате, и что он ей на это сказал.

Сенаторы посмеялись, но постановили, чтобы с этого дня мальчики больше не допускались в курию с отцами. Исключение было сделано только для Папирия, который получил прозвище Претекстат.

Император Шунь-ди (115-144) в 142 году отправил восемь высокопоставленных чиновников в инспекционную поездку по империи.

Чжан Ган остановился у городской управы Лояна (столицы империи Хань) и дальше не поехал. Когда у него спросили, почему он не едет дальше, Чжан Ган ответил:

"Шакалы и волки у власти, что уж выискивать лисиц!"

В 1908 году в окрестностях города Гуанчжоу стояла сильная засуха. Судья города много молился о ниспослании дождя, но результата не было. Тогда решили, что во всём виноват демон засухи и решили его наказать.

Из бамбука и бумаги было сделано изображение демона засухи, которого полицейские арестовали, заковали в цепи и доставили в суд, поставив его на колени. Судья обругал демона и велел отрубить ему голову. Защитники упросили судью предоставить демону трёхдневную отсрочку. Изображение идола поместили на городскую стену – и через три дня пошёл сильный дождь.

Share this post


Link to post
Share on other sites

По мнению некоторых антропологов и историков, в человеческом сообществе матриархат царил до тех пор, пока люди не осознали связи между половым актом и зачатием. Как только до мужчин озарило, они захватили власть, появилась семья, как форма порабощения женщины. Одновременно стала усложняться социальная организация, что позже привело к созданию первых государств.

Александр со своей армией шел через пустыню. Воины страдали от жажды. Для полководца, однако, раздобыли кружку воды. Александр сказал: «Для меня здесь слишком много, а для всех слишком мало». И вылил воду в песок.

Александр Македонский однажды захватил в плен пирата. "Скажи, кто дал тебе право хозяйничать на море", - спросил Александр. Не испугавшись, что и спасло ему жизнь - пират ответил: "Тот, кто дал тебе право хозяйничать на земле. Но за то, что я делаю на море на своем бедном суденышке, меня называют пиратом, а ты это делаешь огромной армией - тебя же называют героем".

Император Гелиобал был весьма эксцентричен. Однажды этот самодур приказал своим рабам собрать со всего Рима паутину. Через несколько дней те принесли 10 тысяч фунтов паутины. Удовлетворенный император заявил, что по количеству паутины можно судить о величине Рима.

Императора Домициана Флавия мучили дурные предчувствия: молнии чуть не сожгли Капитолий; в Палатинском дворце, прямо в спальне императора молния выжгла на мраморном полу большой черный круг; буря сорвала надпись с его триумфальной арки…Пророк и астролог Асклетарион подтвердил предрек Домициану скорую смерть. Император, однако, решил вступить в спор с судьбой: «Будь добр, скажи, какой смертью умрешь ты, всеведающий Асклетарион», - спросил он пряча усмешку. «Меня растерзают собаки. И, кажется, весьма скоро», - «На счет скорой смерти ты попал в точку. Но собаки не растерзают тебя». Домициан тут же приказал умертвить астролога, тело сжечь и глубоко закопать. Асклетарион был убит, его привезли на кладбище и положили на костер… Но тут налетел ветер, загасил костер и труп стал добычей кладбищенских псов.

По одной из версий обращение на "вы" пришло к нам из Древнего Рима. Так римляне обращались к императору, когда Римских империй было две - Западная и Восточная (Византия).

На Одеонплац в Мюнхене расположены евангелическая и католическая кирхи, на которых всегда селилось великое множество голубей. Гитлер посещает "столицу Движения", видит тучи голубей и спрашивает Геринга: "Скажи-ка, Герман, это католические или евангелические голуби?". Тот отвечает: "Да я-то этого пока не знаю! Давай-ка лучше спросим кого-нибудь из церковников". Они обращаются к церковному служке, и тот тотчас же отвечает: "Это национал-социалистические голуби!" — "Но как вы определили?" — хотят знать Гитлер и Геринг. "Ну как же, — объясняет служка, — они ведь позанимали самые высокие места, жрут самые вкусные кусочки и обгаживают кирху!".

Share this post


Link to post
Share on other sites

Не спите с кем попало, как наш предок Авраам!..

104839364_4111845_avraam_sarra_1.jpg

Вот вам жизненная драма, зов судьбы, накал страстей:
у пророка Авраама долго не было детей.
Со своей супругой Саррой прожил восемьдесят лет,
вот уж Сарра стала старой, но детей всё нет и нет.

А у них была служанка, как оно водилось встарь,
молодая египтянка с редким именем Агарь.
И без всяких "how are you", "I love you" и "just a joke"
переспал пророк с Агарью, родился у них сынок

- не вода текла по жилам у седого старика!
И назвали Измаилом Авраамова сынка.
Тут же сразу - крики, свары с поминанием чертей:
в чём причина, что у Сарры почему-то нет детей?

И Агарь, поддавши жару в разгоревшийся сыр-бор,
свысока глядеть на Сарру стала с некоторых пор.
Но средь этого кошмара Бог сказал: "Хала-бала!",
и тогда старушка Сарра тоже сына родила!

Он отмечен Божьим знаком будет много лет спустя.
И назвали Исааком Авраамово дитя.
Вот как полон чудесами Ветхий божеский Завет!
Впрочем, вы уже и сами этот знаете сюжет –

всё предписано судьбою. Дальше дело было так.
Враждовали меж собою Измаил и Исаак,
и давно понять пора бы: Измаил был бит не раз,
от него пошли арабы - хуммус, алгебра, Хамас,

а цветок оранжереи - Исаак - был весь в отца,
от него пошли евреи - Ойстрах, шекели, маца.
Оба - дети Авраама, но заклятые враги!
Жизнь сурова и упряма, ей перечить не моги.

О, библейские масштабы! Сколько лет прошло с тех пор,
а евреи и арабы всё ведут жестокий спор –
за высокую идею, куст, что был неопалим,
Самарию, Иудею и за Иерусалим.

Мы живём, растём, стареем, чтим незыблемый завет,
а измученным евреям от арабов жизни нет.

Нам кощунствовать негоже, но весь этот тарарам заварил –
прости нас, Боже! - прародитель Авраам.
Мозг ли был подёрнут хмарью, или белый свет немил?
Не сношался б он с Агарью - не родился б Измаил,

значит, не было б арабов, вообще о них забудь!
Мир без ихних шиш-кебабов обошёлся б как-нибудь.
Полон взор картиной странной: проживает без хлопот
на земле обетованной Богом избранный народ,

не тревожат слух "Кассамы", не звучит "аллах акбар",
ни Аль-Кайды, ни Осамы, ни хиджабов и шальвар,
и куда ни кинешь глазом, всюду тишь и благодать,
а уж всякой нефти с газом - налетай, кому продать!

Что бы стоило пророку не снимать свои штаны?
И евреи бы, нивроку, жили мирно, без войны,
всё досталось бы не зря им, прекратился б кавардак.
И ООН бы на Израиль не навешивал собак.

Жизнь - подобье лотереи, неудач - не перечесть.
Так что, граждане евреи, принимайте всё, как есть.
Что упало, то пропало, мир - отнюдь не Божий храм.
Но не спите с кем попало, как наш предок Авраам!..

Наум Сагаловский

Share this post


Link to post
Share on other sites

В 1848 году известный московский актер М. С. Щепкин, проходя по Охотному ряду, был остановлен знакомым лавочником, читавшим газету.
— Ах, что делается-то, Михал Семеныч, — сказал лавочник. — Вся Европа бунтуется…
— И не говорите, — отозвался Щепкин.
— То ли дело у нас, в России, — тишь да гладь, да Божья благодать. А ведь прикажи нам государь Николай Павлович, и мы бы такую революцию устроили, что любо-дорого!..

Считается, что знак “V” пальцами руки Черчилль продемонстрировал впервые в 1940 году, и этот знак стал означать “Мы победим!”, так как буква “V” является первой в слове “victory” – “победа”. На BBC увидели совпадение между кодировкой буквы “V” в азбуке Морзе (три точки и тире) и начальными тактами темы Судьбы из 5-й симфонии Бетховена. Вот так “стук Судьбы” и стал позывным радиопередач на BBC.

Когда Черчилль служил в 4-м гусарском полку, он много времени уделял этому виду спорта; он был хорошим игроком и фанатом. Однажды вечером 1899 года в кругу сослуживцев (под влиянием винных паров) Уинстон выступил с заявлением:
- Джентльмены! Вы, наверное, хотите, чтобы я сейчас рассказал вам про поло!
Джентльмены были единодушны:
- Нет! Мы не хотим! Садись на место!
Несмотря на возражения, Черчилль произнёс краткую речь о достоинствах этой прекрасной игры. Его излияния прервали аплодисменты присутствующих и голос одного из офицеров:
- На сегодняшний вечер Уинстона достаточно!
Два крупных офицера схватили Черчилля и засунули его под перевёрнутый диван. К удивлению всех присутствующих, Черчилль умудрился пролезть в узкую щель и радостно закричал:
- Нет смысла сидеть на мне, потому что я резиновый!

Уже в весьма преклонном возрасте Черчилль высказался о курении так:
- Говорят, что сигары негативно влияют на взаимоотношения с женщинами. Это полная чушь! Старость влияет гораздо хуже.

В середине 50-х годов XX века супруги Черчилль устраивали обед в своём загородном доме в Чартвелле. В программе развлечений была игра с названием "Кем бы вы хотели стать, если бы не стали тем, кто вы есть?", во время которой гости с увлечением фантазировали о своих дарованиях и возможных профессиях. Когда очередь дошла до Уинстона Черчилля, он задумчиво вынул сигару изо рта и медленно произнёс:
- Если бы я не стал тем, кто я есть, я бы с удовольствием стал...
Тут Уинстон выдержал мастерскую паузу и, повернувшись к жене, закончил:
- ...вторым мужем миссис Черчилль.

Английский физик сэр Эдвард Виктор Эпплтон, получивший Нобелевскую премию по физике в 1947 году, в своей речи на нобелевском банкете подчеркнул, что научные методы исследования действительности не всегда верны, и для иллюстрации рассказал анекдот.
"Один ученый решил выяснить, отчего люди пьянеют. Как-то вечером он предложил своим друзьям напиток, состоявший из виски с некоторым количеством содовой воды, и через некоторое время смог наблюдать все признаки опьянения. На другой вечер он угостил тех же друзей другим напитком - бренди с содовой водой в тех же пропорциях и опять добился результата. Опыты продолжались еще два дня, экспериментатор пробовал джин с содовой водой и ром с ней же, и результаты были всегда одними и теми же. Применив логику и дедукцию, исследователь пришел к единственно возможному выводу: причина опьянения - тот ингредиент, который присутствовал во всех четырех случаях, а именно содовая вода".
Эпплтон был весьма польщен, но несколько удивлен шумным успехом своего анекдота. Все собравшиеся за большим столом долго смеялись и переглядывались. Только позже лауреат узнал, что крон-принц Швеции, дававший банкет, был абсолютным трезвенником и пил за столом только содовую воду.

Однажды проходил вступительный экзамен на физическом факультете университета Сорбонны.
На столе у экзаменаторов был установлен маятник, абитуриентам необходимо было измерить, как он колеблется, и на основании этого рассчитать ускорение свободного падения g.
Естественно, что у большинства из них получилось g=9,8, и только двое пришли с вопросом:
- Что за хрень?! Получается, что g=11.
Их и зачислили, поскольку коварные экзаменаторы спрятали под столом мощный электромагнит.

Второй муж королевы детективов Агаты Кристи, археолог Макс Мэллоуэн, был моложе ее на 15 лет. На вопросы журналистов о том, как они сошлись, несмотря на разницу в возрасте, находчивая писательница отвечала: "Он же археолог, а для археолога все чем старше, тем лучше".

Share this post


Link to post
Share on other sites

"Вот сюжет, который поведал мне один из моих друзей, Игорь Тамм (Тамм — лауреат Нобелевской премии по физике 1958 года). Однажды, когда город был занят красными, Тамм (в те времена профессор физики в Одессе) заехал в соседнюю деревню узнать, сколько цыплят можно выменять на полдюжины серебряных ложек — и как раз в это время деревню захватила одна из банд Махно. Увидев на нем городскую одежду, бандиты привели Тамма к атаману — бородатому мужику в высокой меховой шапке, у которого на груди сходились крест-накрест пулеметные ленты, а на поясе болталась пара ручных гранат.

— Сукин ты сын, коммунистический агитатор, ты зачем подрываешь мать-Украину? Будем тебя убивать.

— Вовсе нет, — ответил Тамм. — Я профессор Одесского университета и приехал сюда добыть хоть немного еды.

— Брехня! — воскликнул атаман. — Какой такой ты профессор?

— Я преподаю математику.

— Математику? — переспросил атаман. — Тогда найди мне оценку приближения ряда Макларена первыми n-членами. Решишь — выйдешь на свободу, нет — расстреляю.

Тамм не мог поверить своим ушам: задача относилась к довольно узкой области высшей математики. С дрожащими руками и под дулом винтовки он сумел-таки вывести решение и показал его атаману.

— Верно! — произнес атаман. — Теперь я вижу, что ты и вправду профессор. Ну что ж, ступай домой.

Кем был этот человек? Никто не знает. Если его не убили впоследствии, он вполне может преподавать сейчас высшую математику в каком-нибудь украинском университете".

Gamow George, My World Line (New York, Viking, 1970) // В кн. Уолтера Гратцера «Эврики и эйфории: Об ученых и их открытиях». М.: Издательство «КоЛибри», 2010 г.

Share this post


Link to post
Share on other sites

О Николае I из книги С.Н. Сергеева-Ценского "Севастопольская страда":

В сорок четвертом году кто-то таким же образом написал во Франции пьесу "Павел I". Может быть, даже тот же самый автор. Дело касалось, значит, уже не бабушки царя, а его отца. Автор, конечно, не постеснялся наделить его разными отрицательными чертами и сцену убийства его в Михайловском дворце дал, - и, конечно, снова успех скандальный был бы, если бы пьеса была поставлена.
Но теперь Пален уже следил за этим и сам донес царю, что такая вот пьеса готовится к постановке. Царь наш, конечно, написал королю, что если эта пьеса будет поставлена, то он пошлет в Париж миллион зрителей в серых шинелях, которые ее освищут.

Один из приближенных сказал Ричарду Львиное Сердце:

- У Вашего Величества три дочери, которые помешают вам достичь престола Божия - гордость, сладострастие и корыстолюбие.

- Будьте покойны, я уже выдал их замуж, - усмехнулся король. - Первую за тамплиеров, вторую - за клюнийцев, третью - за цистерцианцев

Share this post


Link to post
Share on other sites

Пара фельетонов лета 1915 г.

Из дневника губернатора.

Понедельник.
Мой день теперь распределяется очень странно.
Утро. Чуть брезжит свет, я пробегаю агентские депеши. В них, по обыкновению, ничего нет.
Ах, вот принесли столичную почту!
Руки дрожат, пульс повышенный. Глаза прыгают со строчки на строчку.
Кого они сегодня выгоняют?
Наконец, этот отдел… «Массовое увольнение губернаторов».
Ну, кого, кого?
Слава Богу, меня нет.
Отлегло от сердца. Можно будет, пожалуй, приняться за дела. Прошлая неделя совсем пропала.
Советовался с доктором относительно сердца.
- Не надо волноваться – говорит. Не пейте крепкого кофе, крепкого чаю, курите поменьше…
Легко сказать: не волнуйтесь! Хорошо ему: он – доктор, а не губернатор.
Посидел бы не моем месте.
Сегодня отдохну.

Вторник.
Опять с утра лихорадка.
Вчера вечером получил из столицы телеграмму:
- Недовольны!
Пронеси господи. Теперь все на почте и телеграфе знают. К вечеру весь город будет знать.
- Недовольны!!!
Где недовольны? Кто недоволен? Чем я им не угодил?
Мне говорили:
- Нужна твердая власть.
А секрета приготовления этой власти не сказали. Я и готовил домашними средствами.
Каждый губернатор у нас – механик-самоучка. И я был им… мастерил твердую власть, как умел.
А теперь?
Вдруг понадобилась мягкая власть, понимание интересов общественности, пробуждение самостоятельности, поддержка инициативы…
Господи! А я что делал?
Я только тем и занимался, что понимал, пробуждал, поддерживал.
Даже жена моя отдыха не имела от этих комитетов.
Что-то газеты сегодня запоздали.
А этот… как его? Редактор местного «Листка» вчера закатил такую статью, что чуть немцем в меня не тычет.
Какой это такой ветер подул?
Старший советник про эту газету иначе не говорит:
- Моя газета. Мой редактор.
Вот тебе и «мой». Кушай на здоровье!
Принесли газеты. Что же это такое? «Биржевка» одних гонит, «День» других, «Новое время» - третьих.
Кого именно? Вот тут и разбери.
Меня, слава Богу, нет… пока.
Надо как-нибудь завязать сношения с этими редакторами…

Среда.
День прошел сравнительно спокойно. В газетах ничего. И «День», и "Биржевка" гонят одних и тех же губернаторов.
Я уже привык.
Думал даже за работу взяться.
Вдруг пришла новость:
- Едет наш член Г. Думы.
«Сам» пожаловал. Новый генерал-губернатор. Носитель новой власти. Черт знает, какая она будет.
По-видимому, твердо-мягко-переменчивая.
Вот газеты пишут:
- Депутаты недовольны.
Не разберешь, правда или нет. Может быть, и врут газеты? Придет в голову какому-нибудь репортеришке, он и настрочит.
Однако, как же встречать его депутатское всемогущество? Что-нибудь такое надо придумать.
Ведь тоже – ревизор.
Вице-губернатор охает:
Сколько у нас теперь начальства! И всех встречай. Со всеми надо ладить: с архиереем, с городским головой, с предводителем, с председателем земства, с председателем военного комитета, с депутатом, с редактором, с их женами, с директором банка, с общественными идеями.
Ей Богу, это не смешно!
А встречать, все же, надо, с почетом, чтобы не умалить положения и чтобы не разгневать…

Четверг.
Тяжело.
Совсем сбился.
Новые «принципы» пошли.
Вчера мы еще знал:
- Гипноз власти. Надо уметь приказывать.
Я и учился приказывать. До того развил умение, что тумбы – и те слушались.
Теперь надо постигать дух времени. Скоро из нас будут преподавателей интуитивной философии делать.
Кстати, вспомнил, что у нашего депутата есть здесь родственник-околоточный. Надо его куда-нибудь помощником пристава назначить. Все-таки любезность.
При случае подчеркну.
Ох-хо-хо! Это называется – рост общественного самосознания.

Пятница.
Все пропало! Дошла очередь и до меня: «Биржевка» смещает.
Не угодил.
Ох, житье! Правые валят левых, левые – правых, центральные – и налево, и направо.
Надо пока укладывать чемоданы. Прощай, моя губерния.

Петроградские ведомости. 1915. 30 июля.

Из дневника сановника

Четверг.
В окно ежедневно наблюдаю, как осаждаются барки с дровами. Газеты тоже вопят. Что такое?
Приказал приготовить себе доклад. Оказывается, это – не нашего ведомства.
Однако, куда же смотрит городское общественное управление? Кто-то должен же позаботиться о том, чтобы население не подвергалось грабежу средь бела дня.
Надо написать Ивану Ивановичу. А, впрочем, Бог с ним. Скажут, что вмешиваюсь не в свое дело.

В Г. Думе ожидают коалиционного министерства. А я гляжу на барки с дровами и завидую и ломовому, и обывателю.
Ломовой знай себе таскает, а обыватель ругает начальство за дороговизну. У каждого свое дело, ясное и определенное. А я целые сутки прислушиваюсь, как телефонная барышня, кто что потребует.
Кадеты говорят, что надо то-то и то-то… Прогрессисты говорят, что надо другое… Националисты говорят, что надо третье… Октябристы… Социалисты… Трудовики…
Все требуют. Все твердят:
Страна!
Я прислушиваюсь…
И жду…

Газеты сообщают, что Родзянко получает высший пост. Ну, значит, надо ехать в Совет.
На столе куча законопроектов и докладов.

Пятница

Какое тут может быть дело, если каждую минуту того и гляди, выпрыгнет министерство национальной обороны!
Однако почему же наше министерство не является министерством национальной обороны?

Как они любят громкие заглавия!
Сегодня газеты пишут, что не Родзянко, а Хомяков получает высший пост.
Гм! Значит, тогда Николай Петрович – на Фонтанку, Сергей Федорович – на финансы, Иван Михайлович – тоже на Фонтанку. А я…
И при этой комбинации я тоже – в Государственный Совет.

Однако, это уже нестерпимо. У барки – побоище. Что такое?
Иду к телефону.
Узнайте немедленно! Что такое? Барочник не дает дров? Почему? Возит к себе на склады? На каком основании? Откуда же он достал свидетельство, что его дрова все проданы? Вы не знаете? Кто же должен знать?

Вот жулик! Складывает дрова на свои склады, надеясь продавать зимою по 20 руб. сажень, а в руках у него – доказательство, что дрова все проданы.
Очевидный синдикат. Это возмутительно! Надо обратить внимание Петра Петровича.
А впрочем… я напишу, а завтра на мое место опять сядет член министерства национальной обороны.
Нет уж, Бог с ним! Лучше не буду подходить к окну. Нестерпимое зрелище.
На столе – две кучи…

Суббота

Новость: и не Родзянко, и не Хомяков, а лицо, пользующееся «доверием большинства».
Загадочный аноним.
Кто это такой?
Ну, тогда и Николай Петрович, и Сергей Федорович тоже будут не у дел.
Министерство не государственной обороны, а коалиционное.
Меня это уже мало интересует. А вот барки… Что- то символическое.
Топливо сначала находилось в министерстве путей сообщения, теперь – в министерстве торговли. Городское общественное управление – в министерстве внутренних дел…

Черт возьми! В чьем же ведомстве обыватель?
Господи! Что это такое? Дамы на барже кричат и дерутся. Однак кричит, что без дров сидит две недели. Дровянник хохочет. Негодяй! Над опустить шторы. Кричат невыносимо. Городовой стоит и наблюдает…
А на столе – три кучи…

Петроградские ведомости. 1915. 15 августа.

Share this post


Link to post
Share on other sites

В свое время Николай I, много слышавший о Пулковской обсерватории, решил осмотреть ее.
Приезд царя в Пулково явился неожиданностью для астрономов.
У старика В. Я. Струве при виде царя и его блестящей свиты, обилия орденов и звезд, совершенно отнялся язык, и он так и не мог произнести ни слова приветствия.
Смущенного академика выручил сторож, заявивший, что "господина Струве поразило зрелище огромного числа звезд, расположенных не на своих местах.."

Однажды Вольтер прислал Екатерине II томик своих сочинений.
Та, чтобы не остаться в долгу, переплела 100 сторублевок и послала Вольтеру с надписью: "Вот том моих лучших произведений".
Вольтер ответил: "Очень рад Вашему первому тому. Жду следующий".
Екатерина послала ему то же самое и написала: "Том второй и последний".

В "Дневнике путешествий" Джером К. Джером пишет: "Из Гента мы отправились в Брюгге, где я имел удовольствие бросить камень в статую Симона Стевина, который немало помучил меня в школе, так как изобрел десятичные дроби".

Харди утверждал, что при писании книги двумя авторами каждый из них имеет значение, большее 0,5.

Писательница Лидия Сейфуллина в 1920-х-30-х годах заработала популярность своими произведениями о классовой борьбе в деревне. Образование ее оставляло желать лучшего. О ней рассказывали следующую историю. На каком-то литературном диспуте разбиралось творчество Сейфуллиной. Все ее хвалили, все восхищались. Один из «авторитетнейших» критиков — не то Луначарский, не то Коган — глубокомысленно заметил, что на стиле Сейфуллиной заметно влияние «Госпожи Бовари».
Сейфуллина немедленно попросила слова.
— Очень даже удивляюсь замечанию уважаемого товарища... Я госпожу Бовари не только не читала, но даже и не слышала, что есть такая писательница.

В заметке Г. Фальброка и В. Чернолусского "Начальное народное образование" (Энциклопедический словарь Брокгауза и Эфрона) написано: "В царствование Павла I дело народного образования совершенно заглохло, хотя никаким гонениям не подвергалось..."

Когда Капица приехал в Кембридж к знаменитому физику Резерфорду, тот отказался его зачислить в свою лабораторию, мотивируя это тем, что штат лаборатории уже укомплектован. Тогда Капица спросил:
- Какую максимальную погрешность вы допускаете в исследованиях?
- Обычно около 3%.
- А сколько человек, у вас в лаборатории?
- 30.
- Взгляните, 1 человек составляет примерно 3% от 30.
Резерфорд рассмеялся и принял Капицу к себе в лабораторию в качестве допустимой ошибки.

Share this post


Link to post
Share on other sites

В 1915 году к директору одного из подмосковных театров явилась молодая девица весьма неординарной наружности с рекомендательным письмом. Письмо было подписано близким приятелем директора, московским антрепренером Соколовским. «Дорогой Ванюша, — писал он, — посылаю тебе эту дамочку, чтобы только отвязаться от нее. Ты уж сам как-нибудь деликатно, намеком, объясни ей, что делать ей на сцене нечего, что никаких перспектив у нее нет. Мне самому, право же, сделать это неудобно по ряду причин, так что ты, дружок, как-нибудь отговори ее от актерской карьеры — так будет лучше и для нее, и для театра. Это совершенная бездарь, все роли она играет абсолютно одинаково, фамилия ее Раневская...»
К счастью, директор театра не послушался совета Соколовского.

***
Однажды в театре Фаина Георгиевна ехала в лифте с артистом Геннадием Бортниковым. Вдруг лифт дернулся и застрял... Ждать пришлось долго — только минут через сорок их освободили. Молодому Бортникову Раневская сказала, выходя:
— Ну вот, Геночка, теперь вы обязаны на мне жениться! Иначе вы меня скомпрометируете!

***
Председатель Комитета по телевидению и радиовещанию Лапин, известный своими цензурными строгостями, был большим почитателем Раневской. Актриса, не любившая идеологических начальников, довольно холодно выслушивала его восторженные отзывы о своем творчестве.
Однажды Лапин зашел в гримерку Раневской после спектакля и принялся восхищаться игрой актрисы. Целуя ей на прощание руку, он спросил:
— В чем я могу вас еще увидеть, Фаина Георгиевна?
— В гробу, — ответила Раневская.

***
Однажды Раневская после спектакля сидела в своей гримерке совершенно голая и курила сигару. В этот момент дверь распахнулась и на пороге застыл один из изумленных работников театра. Актриса не смутилась и произнесла своим знаменитым баском:
— Дорогой мой, вас не шокирует, что я курю?

***
Как-то Фаину Георгиевну спросили, была ли она когда-нибудь влюблена, и актриса рассказала следующую историю.
Лет в девятнадцать, поступив в труппу какого-то провинциального театра, она влюбилась в артиста, выступавшего в амплуа героя-любовника. Конечно же, он был настоящим красавцем, как и положено актеру, играющему такие роли. «Я же была настоящей уродиной, даже в молодые годы, — призналась Фаина Георгиевна. — Ходила за ним как тень, пялилась, словом, влюбилась как кошка... Он как бы и не замечал ничего, но вот как-то раз неожиданно подходит ко мне и говорит:
— Дорогая, вы ведь неподалеку комнатку снимаете? Верно?
— Верно...
— Ждите меня сегодня вечером, часиков около семи, я к вам загляну...
Я, конечно, немедленно отпросилась домой, накупила вина и еды, принарядилась, напудрилась, сижу и жду... Час жду, другой... Наконец, часов около десяти, является пьяный, растрепанный, в обнимку с какой-то крашеной стервой.
— Дорогая, — говорит, — погуляйте где-нибудь часок...
Вот это и была моя первая и последняя любовь».

***
В 60-е годы прошлого века в Москве установили памятник Карлу Марксу.
— Фаина Георгиевна, вы видели памятник Марксу? — спросил кто-то у Раневской.
— Вы имеете в виду этот холодильник с бородой, что поставили напротив Большого театра? — уточнила Раневская.
 
***
В переполненном автобусе, развозившем артистов, после спектакля, раздался неприличный звук. Раневская наклонилась к уху соседа и шепотом, но так чтобы все слышали, выдала:
— Чувствуете, голубчик? У кого-то открылось второе дыхание!

***
Однажды Раневская поскользнулась на улице и упала. Навстречу ей шел какой-то незнакомый мужчина.
— Поднимите меня! — попросила Раневская. — Народные артистки на дороге не валяются...

***
Раневская абсолютно не разбиралась в физике, и однажды вдруг заинтересовалась, почему железные корабли не тонут.
— Как же это так? — допытывалась она у одной своей знакомой, инженера по профессии. — Железо ведь тяжелее воды.
— Тут все очень просто, — ответила та. — Вы ведь учили физику в школе?
— Не помню.
— Ну, хорошо, был в древности такой ученый по имени Архимед. Он открыл закон, по которому на тело, погруженное в воду, действует выталкивающая сила, равная весу вытесненной воды...
— Не понимаю, — развела руками Фаина Георгиевна.
— Ну вот, к примеру, вы садитесь в наполненную до краев ванну, что происходит? Вода вытесняется и льется на пол... Отчего она льется?
— Оттого, что у меня большая ж...! — догадалась Раневская, начиная постигать закон Архимеда.

***
— Меня никто не целовал, кроме жениха! — с гордостью сказала Раневской одна молодая актриса.
— Милочка, я не поняла, — отозвалась Фаина Георгиевна, — это вы хвастаете или жалуетесь?

***
«Фаина была удивительная женщина, — вспоминал Никита Богословский. — Одно время мы были соседями. Часто по вечерам, когда ей было нечего делать, она приходила к нам в гости. Однажды я у нее спросил: «Фаин, а как твоя личная жизнь?» — «Она еще не совсем угасла. Иногда по ночам я слышу, как за стенкой занимаются любовью мои соседи».
 
***
Когда Фаину Раневскую спросили: "Какие женщины склонны к большей верности — брюнетки или блондинки?” — она не задумываясь ответила: “Седые!”
 
***
Фаина Георгиевна о лысых: "Облысение — это медленное, но прогрессивное превращение головы в жопу. Сначала по форме, а потом — и по содержанию".

Share this post


Link to post
Share on other sites

Шахматные анекдоты

Алехин


Гениальный шахматист Александр Алехин превосходно знал английский, французский, немецкий и испанский языки. Когда у него спрашивали, на каком языке он думает, рассчитывая свои комбинации, Алехин, улыбаясь, говорил: «Если я, играя в шахматы, иногда и думаю, то только по-русски».

***
Однажды, находясь в кафе, Алехин наблюдал за игрой любителей. Один из болельщиков предложил ему сыграть партию. Чемпион мира согласился, но с одним условием, что даст партнеру фору — ладью.
— Как же так? — возмутился тот, расставляя фигуры на доске. — Ведь вы меня совсем не знаете!
— Именно поэтому, — ухмыльнулся Алехин.

***
После того, как Алехин блестяще выиграл матч у гроссмейстера Боголюбова, он полюбил рассказывать придуманный им же анекдот:
«Мне приснилось, что я умер, и у ворот Рая святой Петр меня спрашивает, кем я был на Земле. Я ответил правду, и святой Петр удивился:
— Шахматным маэстро? Нет, таких мы в Рай не пускаем!
Грустный, я собрался уже уходить, но тут среди облаков я заметил Боголюбова. Тогда я спросил у святого Петра:
— А этот господин почему в Раю? Ведь он тоже играет в шахматы!
Святой Петр на это грустно улыбнулся:
— Ну, что вы, это ему только кажется.

***
Известно, что время своего первого матча с Максом Эйве Алехин злоупотреблял спиртным. Матч он проиграл, а когда его потом спросили о причинах поражения, то Алехин ответил:
— Этот месяц у меня был неправильный режим питания.

***
Однажды, в Аргентине, Алехин проводил сеанс одновременной игры. Вдруг один из участников радостно воскликнул:
— Маэстро, вам мат в три хода!
— Поздравляю, – сказал Алехин. — Но, сеньор, только не волнуйтесь ради бога: вначале я вам поставлю мат в два хода!

Стейниц

У первого чемпиона мира по шахматам Вильгельма Стейница частенько бывали проблемы с деньгами, вернее, с их отсутствием. По этой причине он порою вынужден был зарабатывать себе на жизнь, играя в кафе «Гамбит» в шахматы на деньги. Однажды он нашел очень выгодного партнера, который платил по целому фунту стерлингов за проигранную партию. Стейниц в этих партиях давал ему коня вперед и регулярно выигрывал. Кто-то из друзей чемпиона мира подал ему добрый совет: мол, неплохо бы разок и проиграть, а то чего доброго можно и потерять такого выгодного клиента...
Стейниц так и поступил: в одной из партий он подставил своего ферзя и немедленно сдался, после чего предложил сыграть следующую партию. Но его партнер выскочил из-за столика с ликующим криком: «Моя мечта сбылась — я выиграл у чемпиона мира!» С этими словами он выбежал на улицу, и с тех пор в кафе «Гамбит» его больше не видели.

***
Когда Рихарду Вагнеру передали мнение Стейница о том, что тот считает его «величайшим композитором нашей эпохи», композитор разразился ответной похвалой: «Похоже, маэстро Стейниц в музыке разбирается еще лучше, чем в шахматах! Во всяком случае, высказанное им мнение не вызывает у меня никаких возражений».

***
Однажды в купе поезда Стейниц оказался в компании господина, ехавшего с маленькой девочкой, лет девяти. Отец решил завязать разговор со Стейницем:
— Чем вы занимаетесь? — осведомился он.
— Играю в шахматы, — ответил Стейниц.
Тут в разговор вмешалась девочка:
— Когда я была маленькой, я тоже играла в куклы.

Ласкер

Международный мастер Дуз-Хотимирский, проживший почти до 85 лет, лично встречался со всеми чемпионами мира до Фишера включительно и любил рассказывать о своих встречах с ними. Но особенно его поразил Ласкер: «Только представьте: три дня жил у него в доме, и ни одного слова о шахматах!»

Капабланка

Однажды легендарного чемпиона мира Хосе Рауля Капабланку на пресс-конференции спросили, действительно ли он собирается жениться на дочери Форда-старшего. Капабланка в ответ улыбнулся: «Да, я действительно собирался стать зятем Форда-старшего, но миллиардер меня подвел: он производил на свет только сыновей».

***
В 1925 году в Москве проходил международный шахматный турнир, к которому была приурочена и съемка фильма «Шахматная горячка». В обоих мероприятиях участвовал чемпион мира Капабланка. Как-то во время съемок фильма он давал сеанс одновременной игры на тридцати досках. На одной из досок играла чемпионка столичного Дворца пионеров Валентина Токаревская. Это была очень красивая девушка, ставшая впоследствии актрисой Театра сатиры. Капабланка, который всегда был неравнодушен к прекрасному полу, увидев, какая красавица играет против него, буквально остолбенел. После первого же хода, сделанного девушкой, Капабланка положил своего короля на бок и сокрушенно прошептал: «Сдаюсь». Остальные двадцать девять партий он, разумеется, выиграл.

Эйве

На юбилейном вечере в честь восьмидесятилетия Макса Эйве один из присутствующих восхитился тем, что уважаемый гроссмейстер за столько лет не приобрел себе ни одного врага. Ведь это просто невероятно!
Юбиляр с грустью ответил своему панегиристу: «Раз у меня нет врагов, значит, я неправильно прожил свою жизнь».

Share this post


Link to post
Share on other sites

Фридрих II, или Уставший король

friederich_der_grosse.psd.JPG

Прусский король Фридрих II, беседуя однажды с великим французским просветителем Даламбером, одним из авторов «Энциклопедии», спросил его, видел ли тот короля Франции. Даламбер ответил утвердительно:
— Да, государь. Я преподнес ему речь, произнесенную мною при вступлении в Академию.
Король поинтересовался:
— И что же он вам сказал?
— Государь, он не стал со мной разговаривать, — ответил Даламбер.
Фридрих удивился:
— С кем же он тогда говорит?

***
На заседании Берлинской академии наук Фридрих II как-то задал своим ученым такой вопрос: «Почему бокалы с шампанским издают более чистый и приятный звук, чем бокалы с бургундским?»

Председатель академии встал и с поклоном ответил королю: «При том содержании, которое им назначено вашим величеством, ваши ученые, к сожалению, не имеют возможности ставить подобные эксперименты».

Однажды кучер Фридриха II по неловкости опрокинул коляску, и король страшно разгневался на него. Кучер невозмутимо заметил: «Велика беда! С кем такого не бывает! Разве вам не случалось проигрывать сражения?»

***
Накануне битвы при Росбахе в 1757 году Фридрих II заявил, что в случае поражения уедет в Венецию и сделается врачом. Один из его приближенных офицеров, Карл-Теофил Гишар, немедленно отозвался на это: «Вот прирожденный человекоубийца!»

***
Как-то Фридрих II посетил городскую тюрьму Берлина.
Заключённые один за другим припадали к королевским стопам, сетовали на злую судьбу и клялись в своей невиновности. Лишь один скромно стоял в стороне, не прося короля о помиловании.
— Ну, а ты, обратился к нему король, ты тоже попал сюда по ошибке?
— Нет, ваше величество, я несу заслуженное наказание. Я осужден за вооружённое ограбление.
— Эй, стража! вскричал монарх. Немедленно выгнать отсюда этого бандита, чтобы он не портил своим присутствием общество честных людей!

***
Когда принц Генрих, брат Фридриха II, прибыл в Невшатель, городские власти, представляясь принцу, сказали ему, что невшательцы обожают прусского короля. «Еще бы! — ответил принц. — Как подданным не любить монарха, если он живет за триста лье от них!»

***
«Повинуйтесь», — неустанно повторял своим подданным Фридрих Великий. А умирая, вздохнул: «Я устал управлять рабами».

Share this post


Link to post
Share on other sites

В полковой истории Гайлендеров Гордона есть анекдот о посещении в 1890 г. русским морским офицером собрания этого полка. Когда во время ужина по традиции вокруг офицерского стола начали маршировать, играя на своих инструментах, шотландские волынщики, то сперва русский был потрясён и оглушён звуком и грохотом волынок. Однако понемногу он пришёл в себя и стал всё увереннее барабанить пальцами в такт музыке, пока наконец не повернулся к хозяевам и не воскликнул возбуждённо: "Эй, да ведь они наигрывают какую-то мелодию!".

Из письма британского генерала Эвелина Вуда военному министру: "Я обращаюсь к вам с личной просьбой: не могли бы вы убедить ваше министерство в том, что я был жив с 22 декабря прошлого года по 14 февраля нынешнего. Так как сей факт отрицается вашими подчинёнными, то вследствие этого я не могу получить причитающееся мне за указанный период половинное жалованье."

Из письма лорда Дандональда, отправленного по пути на англо-бурскую войну: "На борту были один или два человека, которые отправились в экспедицию, дабы забыть свои неудачи в ухаживаниях за какой-либо женщиной, но, несомненно, гораздо больше было тех, которые, добившись взаимности, обнаружили, что получили не совсем то, что себе воображали, и теперь желали спастись!... Чего я никогда не мог понять, так это того, каким образом нежная кошечка постепенно отращивает острые когти или почему самки нашего вида становятся такими зловредными по отношению к своему партнёру-самцу."

После сражения при Инкермане "оставшийся на поле сражения раненый и истекающий кровью фельдфебель Федотов был взят в плен; тесак его французы сломали, поднесли ему флягу с вином и предложили отправиться на неприятельский перевязочный пункт, но Федотов указал французскому офицеру на свою ногу и показал вид, что идти туда не может. Тогда ему предложили возвратиться к своим, что Федотов и начал выполнять: ползком он пробрался через неприятельскую цепь, показывая вид, что ранен в ногу (Федотов был ранен в руку, но от этой раны нога была в крови), а затем пошел своим шагом и этой хитростью избег плена." 

Светоний писал, что на смертном одре император Веспасиан воскликнул: "Горе мне, кажется я превращаюсь в бога!" - намек на римскую традицию обожествлять после смерти хороших императоров.

Во время похорон Веспасиана по традиции выступал архимим по имени Фавор, наряженный в его маску - изображал покойного. Зная о прожимистом нраве Веспасиана, он между прочим осведомился у собравшихся, во сколько обошлись его похороны. Услышав, что они обошлись в 10 млн. сестерциев, он воскликнул: "Дайте мне хотя бы сто тысяч и можете бросить меня в Тибр!"

Писатель Анаксимен поссорился с собратом по перу Феопомпом и решил ему насолить. Копируя стиль Феопомпа, он написал сочинения, содержащие обидные выпады в адрес афинян и спартанцев, издал их под именем Феопомпа и этим навлек на него негодование всей Эллады.

Польский генерал Мечислав Мочар получил забавное прозвище "яйца кобылы" ("jaja kobyły") - от фразы, которую он слишком часто повторял, "Ja jako były partyzant…" — "я, как бывший партизан…".

Сципион Назика обладал обширнейшими познаниями в области права, посему граждане часто обращались к нему за юридической консультацией. Чтобы сделать доступ граждан к Назике удобнее, государство даже подарило ему дом на Священной дороге.

Людовику XIV приписывают следующую горькую фразу: "Каждый раз, когда я даю кому-нибудь хорошую должность, я создаю 99 недовольных и 1-го неблагодарного".

Однажды бывший российский реконструктор, а затем - служащий ЦАХАЛ, был отпущен из части на выходные домой, дома никого не обнаружил, ключа нет. А ночевать где-то надо. Не особо долго думая он ткнулся в командорство госпитальеров, где на него сперва посмотрели странно - типа, а тебе чего тут надо?
- То есть как чего? - сказал герой нашей истории. - Граждане иоанниты, а у кого в уставе написано, что если кто-нибудь сражается с оружием в руках против сарацин, того в доме Ордена св. Иоанна Крестителя ждет приют и еда? Вот я, вот мой М-16, и только попробуйте сказать, что я не сражаюсь с оружием в руках против сарацин!
Что характерно, пустили.

C епископом Мейнверком (X век) произошел такой казус. Генрих II велел потихоньку подчистить у него в тексте заупокойной обедни первый слог: Pro famulis et famulabis tuis (за рабов и рабынь твоих). Как император и ожидал, епископ не заметил сего, и, служа обедню, торжественно пел pro mulis et mulabis tuis (за ослов и ослиц твоих).

Share this post


Link to post
Share on other sites

Некто попрекал мудреца Фалеса Милетского, что его ученые занятия не приносят ему никакого дохода. Фалес, усмехнувшись, обратился к наблюдению за природными явлениями и движениями светил. Рассчитав, что в текущем сезоне будет большой урожай, - в частности, оливок,  он заблаговременно арендовал все маслодавильни в округе по низкой цене. Когда урожай и вправду оказался огромным, Фалес оказался монополистом в сфере производства оливкового масла. Заработав огромные деньги, он доказал, что мог был разбогатеть, если бы имел на то желание. (Aristot., Polit., I, IV, 5, 1259 a)

Философ Ксенократ, живя при дворе сицилийского тирана Дионисия, участвовал в ежедневных пирах и, уходя спать, надевал пиршественный венок, сплетенный из цветов, на голову статуи Гермеса, стоявшей во дворе. Однажды Дионисий устроил застольное соревнование, в котором победил Ксенократ, за что ему был присужден венок из чистого золота. Ксенократ, уходя с пира, и его надел на голову Гермесу, словно искусное произведение из чистого золота не имело для него никакой ценности. (Athen., X, 49, 437 c)

Сократ однажды в процессе всеобщей беседы долго глядел на юношу, хранившего молчание, а потом сказал ему: «Чтобы я мог увидеть тебя, скажи что-нибудь». Рассказывающий об этом эпизоде философ Апулей подчеркивал, что для Сократа важнее была не благообразная внешность человека, а его внутренний мир и мысли - он стремился полагаться не на взор, а на суждение разума. (Apul., Flor., II)

Аристотель был приглашен царем Македонии Филиппом в качестве воспитателя для своего сына, Александра, будущего великого полководца. В качестве платы за обучение Филипп оказал Аристотелю следующую услугу: он восстановил разрушенный в результате его военных походов город Стагиру, родину Аристотеля. (Plut., Alex., 7)

Некто Анникерид однажды заявился к философу Платону и предложил ему продемонстрировать свои успехи в искусстве возничего. Платон предоставил ему сад своей Академии. Юноша запряг коней и начал кружить по саду, каждый раз попадая в одну и ту же колею. Все, кто наблюдал это, пришли в восторг, однако Платон мрачно заметил, что человек, занятый такими пустяками, не может обратиться к серьезным вещам, так как сосредотачивает внимание лишь на том, что создает внешний эффект, а не на том, что действительно достойно удивления.(Claud. Ael., II, 27)

Философ и ученый Феофраст с острова Лесбос, говоривший на аттическом диалекте греческого языка чуть ли не лучше всех своих современников, однажды обратился к одной торговке, и та назвала его чужеземцем. Феофраст несколько обиделся и спросил: с чего она взяла, что он иностранец? Женщина ответила: «Ты говоришь слишком уж по-аттически!». (Quint., Inst., VIII, 1, 2)

Основатель стоического учения Зенон из Кития обещал кому-то дать взаймы крупную сумму денег. Друзья, однако, сообщили, что должник его – человек негодный, и давать ему денег не стоит. Однако Зенон остался тверд в своем намерении, заметив, что он уже дал обещание. (Sen., De benef., IV, 39, 1)

Share this post


Link to post
Share on other sites

Рубрика "Пацан к успеху шел".

Цитата

22 октября 1887 года в городе Сольвычегодске на двери одной из запертых лавок гостиного двора было наклеено рукописное объявление следующего содержания: "ведайте православные, что в Петербурге царя нет, его убили и сделана Республика, 22 октября 1887 г." На означенном объявлении имеется подложная подпись "уездный исправник Фролов".
Произведенным по сему делу расследованием установлено, что помянутое объявление приклеено было к дверям лавки мещанином Александром Шетеровым. Вследствии чего Шетеров был арестован и затем по указанию его сняты наклеенные им в разных местах города Сольвычегодска три совершенно тождественные с первым объявления.

В ходе расследования выяснилось, что:

Цитата

Александр Максимов Шетеров, 49 лет, бывший дворянин, лишенный прав и преимуществ и приписанный ныне к обществу мещан города Сольвычегодска, воспитывался в Александровском юнкерском училище, православный, холост, признавая себя виновным, объяснил, что не имея средств к существованию в Сольвычегодске, он составил и расклеил преступные воззвания в надежде быть высланным за это на казенный счет в Сибирь.

Но - дознанием не было установлено никаких связей Шестерова "с лицами противоправительственного направления", посчитали, что он не преследовал зловредных политических целей, поэтому отправлять в Сибирь его не стали. Ограничились тюремным заключением на шесть месяцев.

Прошло два года:

Цитата

16 апреля 1889 года в городе Сольвычегодске на двери одной из запертых лавок гостиного двора было наклеено рукописное объявление следующего содержания: "Вологодский губернатор объявляет: царя убили, сделана Республика, подать уничтожена. Исправник Фролов, 16 апреля 1889 г."

Довольно быстро выяснилось, что это все тот же Шестеров, и с той же целью - отправиться в Сибирь. Однако это снова не получилось, хотя наказание было более суровым - так как совершил он это во второй раз, то  теперь его "приговорили" к тюремному заключению на год.

Продолжение, возможно, будет. :rolleyes:

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Знаменитый советский историк Евгений Тарле привел в свой книге «Наполеон Бонапарт» такой исторический анекдот.

"Правительственная и близкая к правящим сферам парижская пресса от крайней самоуверенности перешла к полному упадку духа и нескрываемому страху. Типичной для ее поведения в эти дни была строгая последовательность эпитетов, прилагавшихся к Наполеону по мере его наступательного движения от юга к северу. Первое известие: «Корсиканское чудовище высадилось в бухте Жуан». Второе известие: «Людоед идет к Грассу». Третье известие: «Узурпатор вошел в Гренобль». Четвертое известие: «Бонапарт занял Лион». Пятое известие: «Наполеон приближается к Фонтенебло». Шестое известие: «Его императорское величество ожидается сегодня в своем верном Париже». Вся эта литературная гамма уместилась в одних и тех же газетах, при одной и той же редакции на протяжении нескольких дней".

История выглядела чрезвычайно красиво, автор пользовался репутацией уважаемого историка-франковеда и неудивительно, что она стала частью российской культуры. На нее ссылались писатели, журналисты, интеллектуалы – ведь это такая прекрасная иллюстрация подхалимажа, беспринципности и мимикрирования прессы в соответствии с обстоятельствами.

При попытках найти французский оригинал газеты и установить ее название франкоязычный интернет ответил на запрос совершенной тишиной. Только после нескольких запросов удалось найти то, что выглядело похожим на первоисточник.

Источником оказалась вовсе не какая-то французская газета наполеоновских времен, а очерк Александра Дюма «Год во Флоренции» (Une Année à Florence), где список «газетных публикаций» оказался куда больше, чем у Тарле. В переводе на русский список выглядит так:
* Каннибал покинул свое логово
* Корсиканский людоед только что высадился в бухте Жуан.
* Тигр прибыл в Гап
* Чудовище ночевало в Гренобле
* Тиран проезжает через Лион
* Узурпатора видели в шестидесяти лье от столицы
* Бонапарт быстро приближается, но никогда не войдет в Париж
* Завтра Наполеон будет у наших крепостных стен
* Император прибыл в Фонтенбло
* Их Императорское и Царственное Величество вчера вступили в свой замок в Тюильри в окружении своих верных подданных!

При этом в отличие от Тарле, у Дюма сразу чувствуется, что заголовки какие-то странные. Вряд ли можно представить себе настоящую газету с заголовком «Чудовище ночевало в Гренобле» или «Тигр прибыл в Гап». Да и навряд ли история с побегом Наполеона с Эльбы была бы описана как «Каннибал покинул свое логово». Скорее уж «сбежал из клетки», или что-то в этом роде. 

Дальнейшие поиски показали, что и Дюма, похоже, не является оригинальным автором текста.

Самое раннее упоминание текста – книга французского оккультиста Жака Огюста Симона Коллена де Планси «Анекдоты XIX века». И если Дюма ссылается на газету Le Moniteur universel, то де Планси приводит историю ссылаясь на абстрактные «газеты» (обратите внимание на множественное число), заканчивая анекдот комментарием «посмотрите Le Moniteur и другие газеты той эпохи». Архив же самой Le Moniteur universel показывает, таких заголовков там не было, зато Наполеона первый раз называли «императором» еще 1 марта, задолго до его вступления в Париж.

По-видимому, так и началась история этого мифа. Исторический анекдот де Планси, составленный из разных газет наполеоновских времен (а возможно, и просто и из его воспоминаний об этих публикациях) был воспринят при пересказах как рассказ о действительно имевших место событиях, а от фразы «посмотрите Le Moniteur и другие газеты той эпохи» остался только Le Moniteur. На историю сослался Дюма, кроме того, ее стали публиковать в учебниках французского для иностранцев. Оттуда она пошла гулять по миру – и гуляет уже почти двести лет.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Пишуть, що це любимый анекдот Суслова.

Советские времена.
На бульвар привезли бочку кваса. Продавец отцепляет ее, готовится торговать.
Подходит мужик:
- Сколько стоит вся бочка?
- Ну, считай: двести литров, по тридцать копеек кружка. Сто двадцать рублей.
- Вот тебе деньги, иди отдыхай, развлекайся. Вечером придешь за пустой бочкой.
- Хорошо!
Продавец уходит. Мужик разворачивает плакат "Квас бесплатно".
Народ сначала удивился. Потом стали подходить. Потом очередь образовалась. Потом длинная очередь. Потом толпа. Мат, крики. Кто без очереди лезет, кому-то не досталось. Драка началась. Поножовщина.
Милиция приехала. Толпу разогнали. Зачинщиков - в кутузку. Мужика туда же.
Начинают его прессовать:
- С какой целью спровоцировал драку?
- В мыслях не имел!
- Незаконной торговлей занимался?
- Бесплатно людей квасом угощал. Есть свидетели.
- Значит, квас ворованный!
- На свои кровные купил. Имею право.
- Может ты псих?
- Нормальный. У меня и справка есть.
- Ладно, мужик. мы тебя отпустим. Только скажи, зачем ты это сделал? Зачем свои деньги тратил? В чем фишка?
- Ладно, так и быть, скажу. Человек я уже не молодой. До коммунизма точно не доживу. А так хотелось посмотреть, как оно будет... При коммунизме...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0