Sign in to follow this  
Followers 0
Cyrus Alexios

Генеалогия князей Черниговского дома

6 posts in this topic

Традиционные версии родословий потомков черниговских князей, восходящие к "Государеву родословцу" 1555 г. и "Бархатной книге" 1686 г., в своей основе полагают происхождение всех многочисленных ветвей этого дома от всего лишь одного прародителя - Великого князя Киевского и Черниговского Св.Михаила Всеволодовича, погибшего в Орде в 1245 году. Долгое время эти родословные не подвергались сомнениям, хотя внимательное знакомство с росписями сразу же вызывает закономерные вопросы.

user posted image

Во-первых, версии "Бархатной книги" не подтверждаются другими источниками. К примеру, из шести сыновей Св. Михаила, указанных в родословных, лишь двое, Ростислав и Роман, упомянуты в летописях. При этом, хорошо известный по событиям 1229-1245 г. Ростислав, родословным не известен, а Роман Старый "Брянскый", при критическом анализе источников, тоже не может считаться сыном Св.Михаила.

Во-вторых, хронология родословных довольно сильно "хромает". Якобы внуки Михаила Всеволодовича действуют, в лучшем случае, через 100 лет после смерти своего деда (Андрей Мстиславич Козельский), а правнуки - через все 200 (Дмитрий Всеволодович Шутиха). Убитый при штурме Козельска малолетний князь Василько внезапно оказывается правнуком (!) того же самого Св. Михаила. "Шитье белыми нитками" видно невооруженным взглядом.

"Масла в огонь" подлили публикации во второй пол. XIX в. ныне широко известного "Любецкого синодика", из которого следовало, что далеко не все члены Черниговского дома известны родословным. Несмотря на публикацию в 1892 г. актуальной до сих пор монографии Р.В. Зотова "О черниговских князьях по Любецкому синодику и о Черниговском княжестве в татарское время", версии официальных родословных остались в целом непоколебимыми. Сомнения, высказанные по этому поводу некоторыми историками (к примеру, М.С.Грушевским), привели лишь к тому, что генеалоги занялись "модернизацией" сведений "Бархатной книги".

Поэтому у Долгорукова, Петрова и Власьева появляются никогда не существовавшие "вставные" Иваны и Константины, Всеволод Тарусский "расчленяется" на Всеволода Орехву и Всеволода Шутиху, и т.д. Даже Н.Баумгартен, который в эмиграции не только выдвинул, но и обосновал ошибочность вышеуказанных "генеалогических" теорий, еще в 1907 г. "вставлял" "недостающие поколения" в родословие Мезецких.

В Советское время никто из историков не подвергал сомнению сложившееся еще в 19 в. мнение, поддержанное толстенными фолиантами "корифеев". Работы Баумгартена, по сути, так и остались неизвестны широкому кругу исследователей. Более того, на основании родословных росписей делались "глубоко научные" выводы типа: "Княжеским доменом Михаила были территории, на которых позже возникли т.н. "Верховские княжества", так как эти земли он завещал своим сыновьям" (и ссылка на Долгорукова biggrin.gif ).

Но были и "лучи света в темном царстве". В 1986 г. М.Е.Бычкова в своей монографии "Состав класса феодалов России в XVI в.: Историко-генеалогическое исследование" ввела в научный оборот т.н. "Сборник Дионисия Звенигородского", документ нач.16 в., в котором впервые потомком черниговских Рюриковичей Дионисием (в миру князь Данила Звенигородский) была "озвучена" легенда о происхождении черниговских выходцев на службе в Москве от Св. Михаила Всеволодовича. В недавней статье Белевский историк Роман Беспалов подробно разобрал механизм возникновения этой легенды («Новое потомство» князя Михаила Черниговского по источникам XVI-XVII веков (к постановке проблемы) ), и ее распространения среди различных по происхождению родов - потомков черниговских Ольговичей. Скептицизм в отношении "официальной версии" был не так давно высказан и таким "корифеем", как В.А.Кучкин. Нельзя не согласиться и с мнением известного специалиста по княжеско-боярской генеалогии А.В.Кузьмина, высказанного им в одной из последних статей:

Внимательное изучение родовых помянников разных ветвей потомков черниговских Ольговичей, сохранившихся в древнерусских синодиках и их списках в конце XIV-XVIII в., заставляет нас с сомнением относиться к творчеству авторов "Государева родословца 1555 г. и Бархатной книги 1686-1688 гг. Согласно их версии, все известные фамилии Ольговичей, служившие в Русском государстве, Великом княжестве Литовском и Речи Посполитой в XIV-XVIII вв. оказываются потомками всего одного человека - киевского и черниговского великого князя Михаила Всеволодовича. Между тем, в синодиках упоминаются имена многих князей середины XIII-XV в. из династии Ольговичей, которые не были его прямыми потомками (выделено мною - C.A.). В будущем эта важная тема должна стать предметом отдельного исследования.

А чего, собственно, ждать будущего? Начнем, пожалуй...

user posted image

Share this post


Link to post
Share on other sites


Возвращаясь к Любецкому синодику. Под этим назаванием подразумевают, как правило, не весь синодик, а помянник черниговских (и некоторых других) князей в составе сборника поминальных записей. На сегодняшний день известно три редакции данного источника. Первая редакция известна по публикациям Филарета (Д.Гумилевского) и Г.Милорадовича, вторая - по книге Р.Зотова, третья сравнительно недавно была опубликована А.Кузьмуком в составе Синодика Введенской церкви в Ближних Пещерах КПЛ ("Лаврьский альманах", вип.18, Київ, 2007).

Первая редакция т.н. Любецкого синодика (по публикации: Г.Милорадович, Любеч // ЧОИДР, кн.2, М., 1871; с. 30-39):

В. К. Константина Мстислава Черниговскаго, создавшаго церковь Св. Спаса, и Княгиню его, Анастасiю, и сына ихъ, К.Евстафия

[2] В. К. Николу Святослава Черниговскаго, и Княгиню Киликию, и сына ихъ, К. Глеба.

[3] В. К. Георгiя Кiевскаго, во иноцехъ Гаврiила.

[4] В. К. Давыда Черниговскаго, и Княгиню его, Феодосiю, и сына ихъ, В. К. Владимира,

[5] К. Николу Святослава Черниговскаго, и Княгиню его, Анну.

[6] К. Михаила Олега;

[7] К. Святослава Черниговскаго, во иноцехъ Гаврiила, и Княгиню его, Екатерину.

[8] В. К. Бориса Святослава Ольговича.

[9] В. К. Ярослава Черниговскаго, во иноцехъ Василiя, и Княгиню его, Ирину.

[10] В. К. Георгiя Святославича Черниговскаго,

[11] Князя Феодосiя Черниговскаго, и Княгиню его. Евфросинiю.

[12] В. К. Всеволода Данiила Святославича, и Княгиню его, Анастасiю.

[13] В. К. Константина Ольговича Черниговскаго, и сыновъ его, Давыда, Глеба и Александра.

[14] В. К. Пахомiя Глеба Черниговскаго, и Княгиню его, Анастасiю.

[15] В. К. Михаила Всеволодовича, и Болярина его, Феодора, не поклонившихся солнцу и не ходившихъ сквозь куста, убiенныхъ отъ Татаръ.

[16] В. К. Пантелимона Мстислава Черниговскаго, и Княгиню его, Марфу.

[17] К. Бориса Владимира Святославича, и Княгиню его Елену.

[18] К. Бориса Святослава Ольговича, и Княгиню его, Анастасiю.

[19] К. Гаврiила Ярополка Ярославича, и Княгиню его, Василису.

[20] К. Антонiя Володимера Игоревича.

[21] В. К. Святослава Всеволодича Черниговскаго, и Княгиню его, Марiю, и сына ихъ, Бориса.

[22] В. К. Феодора Мстислава Глебовича.

[23] К. Филиппа Володимерича, и Княгиню его, Агафiю.

[24] В. К. Лаврентiя Всеволода Ярополчича Черниговскаго, и Княгиню его, Анастасiю.

[25] К. Симеона Всеволода Черниговскаго, и сына К. Феодора Святослава, убiеннаго отъ Литвы, и Княгиню его, Евфимiю.

[26] В. К. Романа Стараго Черниговскаго, и Княгиню его, Анну, и сына его, Кн. Олега Романовича,

[27] В. К. Черниговскаго, Леонтiя, оставившаго дванадесять темъ людей и прiемшаго ангельскiй образъ, во иноцехъ Василiя.

[28] К. Бориса,

[29] К. Давыда,

[30] К. Андрея,

[31] К. Димитрiя С(вя)тослава.

[32] К. Антонiя Глебовича,

[33] К. Костантiя Михайловича,

[34] К. Акинфа,

[35] К. Романа чернориз.,

[36] К. Iоанна, и Княгиню его, Феодосiю.

[37] К. Димитрiя Черниговскаго, убiеннаго отъ Татаръ за Православную Веру, и Княгиню его, Мамелфу.

[38] В. К. Михаила Дмитрiевича Черниговскаго, и Княгиню его, Марфу,

[39] К. Феодора Дмитрiевича.

[40 ] Кн. Василiя Козельскаго, убiеннаго отъ Татаръ за Православную Веру.

[41] К. Андрея Волынскаго, и Княгиню его, Елену.

[42] В. К. Михаила Александровича Черниговскаго.

[43] В. К. Романа Михайловича Черниговскаго, убiенного отъ К. Юрiя Смоленскаго, и сына его, К. Симеона Романовича, и Княгиню его, Марiю Корчевскую.

[44] К. Георгiя Курскаго, и сына его К. Георгiя.

[45] К. Феодора Мстислава Новгородскаго, и Княгиню его, Матрону,

[46] Кн. Константина Давыдовича Новгодскаго, и сына его, Тимофея.

[47] К. Iоанна Романовича Путивльскаго,

[48] К. Константина Романовича,

[49] К. Михаила Романовича, убитаго отъ Литвы.

[50] К. Александра,

[51] К. Василiя чернориз.,

[52] К. Михаила Глуховскаго, и сына его, К. Симеона.

[53] К. Александра Новосильскаго, убитаго отъ Татаръ за Православную Веру,

[54] К. Симеона Александровича,

[55] К. Михаила Всеволодича,

[56] К. Сергiя Александровича.

[57] К. Димитрiя Курскаго, Княгиню его Феодору и сына ихъ К. Василiя, убiеннаго отъ Татар;

[58] Княгиню Всеволожскую, Анастасiю, и сына ея, Ксенофонта, Кн. Корикова.

[59] Кн. Димитрiя Новгородскаго, Княгиню Марiю.

[60] Кн. Iо(а)нна Путивльскаго, страстотерпца и чудотворца, убiеннаго отъ Татаръ за Христiанъ.

[61] Кн. Iоанна Рязанскаго, убiеннаго отъ Татаръ, и Княгиню его, Василису.

[62] Кн. Михаила Андреевича Трубецкаго.

[63] Кн. Юрiя Торускаго.

[64] Кн. Константина Оболенскаго, убiеннаго отъ Литвы.

[65] Кн. Патрикія Давыдовича Стародубскаго, прiимшаго Ангельскiй образъ, и Княгиню его, Елену и сына их, Кн. Iоанна.

[66] Кн. Василiя Рыльскаго.

[67] Кн. Романа Новосильскаго, прiимшаго Ангельскiй образъ,

[68] Кн. Василiя Романовича Новосильскаго.

[69] Кн. Феодора Звенигородскаго, Княгиню его, Софiию, и сына ихъ Кн. Александра.

[70] Вел. Кн. Димитрiя Черниговскаго, и брата его, Кн. Iоанна,

[71] Вел. Кн. Скиригайла.

[72] Кн. Михаила Евнутьевича.

[73] Кн. Давыда Осанковича и Кн. его Алекс. чернориз.

[74] Кн. Iоанна Козельскаго, прiемшаго ангельскiй образъ, и Княгиню его, Агриппину.

[75] Кн. Симеона Юрьевича Торускаго.

[76] Кн. Димитрiя Ольгердовича, и Княгиню его, Анну, сыновъ ихъ, Кн. Михаила, Кн. Iоанна.

[77] Кн. Iоанна Олгимунтовича и Княгиню Агриппину.

[78] Кн. Андрея Оболенскаго,

[79] Кн. Симеона Трубецкаго,

[80] Кн. Давыда Дмитрiевича Городецкаго, и Княгиню его, Марiю.

[81] Кн. Димитрiя Болховскаго, Княгиню его, Анастасiю и сына ихъ, Кн. Василiя.

[82] Кн. Василiя Солмерецкаго, и сына его, Кн. Володимера, Княгиню Елену.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Чтобы было наглядно, сделал две схемы. Вот так выглядит происхождение князей Черниговского дома по традиционным версиям, базирующимся на сведениях "Государева родословца" и "Бархатной книги":

user posted image

А вот такие варианты возникают при изучении данных синодиков (Любецкого, Введенского, Киево-Печерского, Белевского, и других):

user posted image

Как говорится, "почувствуйте разницу"! smile.gif

Share this post


Link to post
Share on other sites

В помяннике Введенской церкви имеется любопытный фрагмент, могущий в какой-то мере пролить свет на происхождение хорошо известного по летописям князя Олега Курского (п.у. 1226 г.). Существуют три версии происхождения этого князя - сын Игоря Святославича, сын Святослава Ольговича Рыльского (племянника Игоря), сын Святослава Игоревича, казненного в Галиче в 1211 г.(вкратце об этом - здесь, статья "Олег Игоревич"). В синодике среди имен черниговских князей, живших в первой половине XIII в. читаем ( (Лаврський Альманах, вип. 18, Спецвипуск 7, с.17):

Великого Князя Антония Володимера Игоревича,и Петронеллу (sic!);

Великого князя Ольга Черниговского, в иноцех Павла, Княгиню его Ефросинию.

С первым персонажем все более-менее понятно. Это старший сын знаменитого Игоря Святославича, неудачливый правитель Галича, Владимир-Петр (п.у. 1212 г.). Кто такая Петронелла, непонятно, возможно жена князя, хотя других случаев использования этого женского имени на Руси я не припоминаю. Возможно также, что сводчик просто исказил запись о крестильном имени князя Владимира - Петре.

По-моему мнению, второе лицо - это брат Владимира, Олег Игоревич, и он же - Олег Курский летописей. На этот вывод наводят следующие аргументы: во-первых, место записи; во-вторых, иноческое имя Павел; в-третьих, титулование "Великий князь".

По месту записи, думаю, все понятно, т.к. в синодике довольно часто братья записаны вместе.

С именем несколько сложнее. Из летописи известно крестильное имя князя Владимира - Павел (Ипатьевская, под 1175 г.):

Того же лѣт̑а родисѧ Игорю сн҃ъ и нарекоша имѧ ему Ѡлегъ, а вь крѣщеньи Павелъ

Ранее считалось, что крестильные и иноческие имена князей и княгинь, как правило, не совпадали. Однако, Ф.Успенский привел целый ряд примеров обратных случаев, что говорит об обычности данной практики. Так, и в крещении, и в иноках, Великий князь Всеволод Ольгович носил имя Кирилл, а жена Великого князя Всеволода Большое Гнездо Марфа - Мария. Поэтому, в данном случае иноческое имя Павел служит, скорее, аргументом в пользу Олега Игоревича.

Титулование. По мнению Филюшкина, для князей Южной Руси в 13 в. титул "Великий князь" часто не соответствовал реальному статусу (т.е. "володению" Киевом), а мог, к примеру, указывать на старшинство в роду. В связи с этим, хотел бы привести одно из "татищевских известий":

Олег Игоревич Курский, возвратясь от Калки с малым войском и видя Чернигов без князя, ибо он был старейший в граде, занял оный (История Российская. М.; Л., 1964. Т. 3. С. 443).

Историк, конечно же, ошибся в выделенном фрагменте, нужно читать "старейший в роде", и тогда все становится на свои места. Если Олег Курский был сыном Игоря Святославича, тогда легко объясняются его претензии на Чернигов в 1226 г. и конфликт с Михаилом Всеволодовичем (классический спор "дяди" с "племянником"), а также последовавший за этим конфликтом "парный" брак дочерей Михаила и Олега с сыновьями Константина Ростовского, закреплявший "мир и любовь" между племянником и дядей. Правда, имеется еще сообщение Густынской летописи о смерти Олега Игоревича в 1205 г. Но, как указал О.Творогов, в других летописях аналогичное сообщение говорит о смерти Олега Святославича Черниговского, сына Великого князя Святослава Всеволодовича, который в Густынской превратился в Игоревича.

Share this post


Link to post
Share on other sites

"Копаясь" в Введенском синодике, обнаружил любопытные закономерности в именовании Великих князей черниговских - предков Михаила Святого (+1245) по прямой линии. Объединяет их своего рода "любовь" к "архангельскому" именослову, то есть предки святого князя-мученика крестились и принимали монашеские имена в честь архангелов Михаила и Гавриила.

Родоначальник династии, Олег Святославич (+1115), как известно, в крещении звался Михаилом. Его сын, Великий князь Киевский Всеволод из ряда "выпадает", так как и в крещении, и в монашестве, носил имя Кирилл. Сын Всеволода, Святослав (+1194), также бывший Великим князем, по косвенным источникам, был крещен в честь архангела Михаила, синодики "Любечской группы" дают нам иноческое имя князя - Гавриил. Судя по данным Введенского синодика Гавриилом звался и второй сын Святослава, Всеволод Чермный (но уже в крещении). И, наконец, сын Всеволода, Михаил Святой, также был назван в честь архангела. К сожалению, осталось неизвестным христианское имя Ростислава Михайловича, возможно оно также соответствовало этой своеобразной традиции именования.

Возникает, правда, еще один вопрос. По русской сфрагистической традиции 12-14 вв. княжеские печати, как правило, имели двустороннее изображение патрональных святых - "хозяина" печати и его отца.

user posted image

Рис.1 Печать черниговского князя Святослава-Николая Ольговича-Михайловича (+1164 г.), по Янину и Гайдукову.

Между тем, насколько мне известно, двусторонних изображений архангелов на русских княжеских печатях не отмечено. Однако, имеется ряд неидентифицированных печатей с изображениями архангела и святого. Возможно, что подобные печати и принадлежали вышеуказанным черниговским князьям, носившим в крещении имена Гавриил Михайлович и Михаил Гаврилович, то есть Всеволоду Чермному и Михаилу Святому. Можно предположить, что в варианте, когда отец и сын были крещены с "архангельскими именами" (Гавриил или Михаил) второе изображение на печати могло принадлежать деду.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Еще немного из области сфрагистики и ономастики.

В монографии В.Л.Янин, П.Г.Гайдуков, "Актовые печати Древней Руси X-XII вв." Т. III, М.,1998, по поводу печатей с изображением Св. Пантелеймона читаем (с.53-54):

№№ 233г, 263в, 263 г. До сих пор изображение св. Пантелеймона было встречено в сочетании с изображениями св. Иоанна Предтечи, св. Феодора, св. Стефана. Достоверно известно, что Пантелеймоном в крещении назывался князь Изяслав Мстиславич. Ему, никогда не княжившему в Новгороде, могут принадлежать редкие буллы с изображением св. Феодора, поскольку его отец носил крестильное имя Феодор. У Изяслава было три сына: Мстислав, Ярополк и Ярослав. Княжившему в Новгороде на протяжении пяти с половиной лет Ярославу закономерно отнесены печати с изображением св. Иоанна, которых насчитывается уже 31. Имя Феодора по косвенным данным было выяснено для Мстислава, к новгородскому княжескому столу отношения не имевшему. Возможно, ему принадлежал один из вариантов с изображением св. Феодора (№ 214 или № 215). Для Ярополка оставалось имя Стефан.

Однако, теперь обнаружены единичные буллы, на которых изображение св. Пантелеймона сочетается с изображениями св. Димитрия (№ 233г) и неопознанного по имени архангела (№ 263в). Отсюда следует, что с именем Пантелеймон был крещен не один Изяслав Мстиславич, что предостерегает от каких-либо поспешных атрибуций (выделено мной - С.А.).

Вот прорисовки печатей, о которых идет речь (отсюда):

user posted image

user posted image

Думаю, следует согласиться с мнением В.Янина и П.Гайдукова, что обе печати относятся к домонгольскому времени. Удивительно, но в данном случае авторы монографии не привлекли такой источник, как Помянник черниговских князей, известный также как "Любецкий синодик". Этот источник, к примеру, уже привлекался академиком В.Яниным для своих атрибуций (к примеру печатей одного из черниговских князей Ярополка-Гавриила Ярославича). Есть там и князь с крестильным именем Пантелеймон. Так, во всех трех опубликованных списках черниговского синодика (Милорадовича, Зотова, Кузьмука) поминают Великого Кня(з)я Пантелеимона, Мстислава Че(р)ниговского, и Княгиню его Марфу. По мнению всех исследователей данного источника здесь был записан младший сын Великого князя Киевского Святослава Всеволодовича, козельский и черниговский князь Мстислав, погибший вместе со своим сыном в битве на Калке в 1223 году. Учитывая, что по ряду косвенных данных Великий князь Святослав Всеволодович был крещен, как Михаил, то печать с изображениями Св.Пантелеймона и архангела (№ 263 в) могла принадлежать именно его сыну, князю Мстиславу-Пантелеймону Святославичу-Михайловичу. Есть также незначительная вероятность принадлежности указанной печати одному из сыновей Мстислава, носившему имя Гавриил (известное только по синодикам). Помянники упоминают и других сыновей Пантелеймона-Мстислава, в частности в "Введенском синодике" вечная память провозглашается князьям Димитрию, Андрею, Иоанну и Гавриилу Мстиславичам. Имя погибшего вместе с отцом козельского князя уточняет другая запись синодика:

Кн(я)зя Димитрия чер(ниговского), убиенного от татар За православную веру и Кн(я)гиню Его Мамелфу.

Полагаю, что князю Дмитрию Мстиславичу-Пантелеймоновичу можно атрибутировать вторую "загадочную" печать (№ 233г). По-видимому, крестильное имя Пантелеймон было связано не только с волынскими Мономашичами, но и с козельской ветвью черниговских Ольговичей, учитывая летописное упоминание князя Василия Пантелеймоновича, убившего в 1339 г. своего дядю Андрея, а также запись в Введенском синодике какого-то загадочного князя Понтеля, в котором нужно видеть, скорее всего, искаженное переписчиком имя Пантелей (Пантелеймон).

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0