Sign in to follow this  
Followers 0
Saygo

А. Г. Рагунштейн. Пираты под знаменем ислама. Морской разбой на Средиземном море в XVI — начале XIX века

58 posts in this topic

Отбор пленников и их продажа

После того как пленный попадал в руки пиратов, его первым делом оценивали. Внешний осмотр и обыск позволяли определить имущественное положение пленника, а значит, и его дальнейшую судьбу. Как описывал подобную процедуру отец Пьер Дан, изначально с пленниками пираты вели себя крайне учтиво и обходительно, стараясь в разговоре выяснить материальное положение несчастного, однако если возникали хотя бы малейшие сомнения в их честности, пираты не мешкая применяли силу. Несчастных били палками по пяткам и животу, выкрикивая при этом всевозможные оскорбления. Это быстро развязывало язык даже самым молчаливым, и они готовы были сознаться во всём, что от них требовали.

После этого пленников распределяли по категориям. Те, кто принадлежал к наиболее состоятельным слоям общества и имел деньги для выкупа, считались наиболее ценным товаром, остальные должны были быть проданы на рыботорговых рынках Алжира, Туниса, Триполи, Сале и Тетуане.

В Алжире рынок рабов располагался в самом центре города и назвался Батистан. Он представлял собой квадратную площадь, окружённую галереями Аналогичные рынки были и в других североафриканских городах.

Несчастных христиан выводили на площадь как животных. Смотритель рынка выводил их на площадь в сопровождении капитанов-раисов, которым они принадлежали. Поскольку продажа могла занять слишком много времени, капитаны-раисы предпочитали передавать свой «товар» посредникам.

Именно посредники старались всячески продать рабов, расхваливая их достоинства. Их доход зависел от конечной стоимости человека, поэтому они старались всячески приукрасить его качества. Однако покупатели очень придирчиво приобретали рабов. Они требовали полного осмотра «товара», заглядывая в рот, проверяя сохранность зубов. Если были сомнения в выносливости раба, его могли заставить бегать по площади, прыгать на месте или поднимать тяжести, и горе тому рабу, который не продемонстрировал полностью свои физические возможности.

Особенно тщательно рассматривались руки рабов, поскольку по наличию мозолей можно было легко определить склонность рабов к физическому труду. Только после этого происходила покупка.

Все рабы делились на два вида: принадлежащие правительству и частновладельческие. После прихода в порт всех рабов доставляли к правителю, который осматривал привезённый товар. У правителей североафриканских государств было преимущество при покупке пленников. Он мог отобрать тех, кто ему был необходим в данное время. Особым спросом пользовались врачи, ремесленники и профессиональные моряки. Если нужды в ремесленниках не было, он мог приобрести знатных рабов, рассчитывая на получение за них богатого выкупа, или купить красивую девушку для своего гарема. Остальных вели на рынок, где продавали частным лицам.

Всех рабов на ночь загоняли в тесные душные помещения и, привесив на ногу железное кольцо, приковывали к стене.

Днём их ждала самая грязная работа — уборка города и отхожих мест, работа в каменоломнях. Некоторых использовали в соответствии с их профессиями. Им разрешали, например, служить на кораблях или открывать торговые лавки и таверны. В исключительно редких случаях торговля приносила достаточный доход, и раб сам мог выкупить себя на свободу.

Рабы, оказавшиеся собственностью алжирцев, попадали в самые разнообразные условия. Одни использовались в качестве домашней прислуги и практически становились членами семьи, а после принятия ислама могли получить свободу, поскольку ислам запрещает обращать единоверцев в рабство. Другие попадали в нечеловеческие условия галер или каменоломен, подвергаясь ежечасно избиениям плетьми и другим способам истязания. Их единственным спасением были отцы-искупители католических орденов или дипломаты, которые могли внести средства за их освобождение.

Большинство пленников североафриканских пиратов были простолюдинами, однако попадались среди них и знаменитые люди. Одним из самых известных алжирских пленников был автор «Дон Кихота» Мигель де Сервантес Он участвовал в битве при Лепанто и лишился в ней левой руки. В 1575 году, после шести лет службы в полку Фигероа, Сервантес возвращался на родину, когда корабль «Эль Сол» захватили пираты под командованием ренегата-албанца Меми. При Сервантесе были найдены письма, подписанные высокопоставленными чиновниками, в том числе Хуаном Австрийским, и пираты справедливо рассудили, что Сервантес важный и богатый пленник, хотя в реальности он был лишь обедневшим дворянином В конечном итоге за его голову назначили большой выкуп, а чтобы он не убежал, его заковали в цепи и поместили под строгий присмотр. Вместе со своим братом Родриго Мигель Сервантес провёл два года в плену. После этого Родриго выкупила семья, а Мигель был вынужден в одиночестве дожидаться свободы. Впрочем, семья не забыла его. Родриго подготовил план побега Мигеля. Он договорился с рыбаками, чтобы те подобрали Сервантеса и его товарищей по несчастью на берегу моря.

Подговорив группу рабов из 40–50 человек, Мигель Сервантес совершил побег. Они укрылись в пещере в шести милях от Алжира, на берегу моря. В основном это были испанцы, сбежавшие от своих господ. Два месяца они жили за счёт того, что могли найти в округе, ожидая помощи.

Брат Сервантеса послал небольшое испанское судно, чтобы спасти этих беглецов. Однако произошло непредвиденное. Когда корабль приблизился к берегу, его заметили местные рыбаки и подняли тревогу. Кроме того, один из рабов предал их и выдал паше местонахождение своих товарищей. В пещеру нагрянули солдаты и снова взяли в плен беглецов. Сервантес, как человек благородный, взял всю ответственность на себя. Не поверив испанцу, паша приказал допросить его с пристрастием, но ни пытки, ни угрозы не заставили его выдать зачинщиков побега. Упорство и благородство Сервантеса вызвали восхищение у паши, и он выкупил его за 500 золотых крон.

Снова и снова Сервантес пытался бежать, но неудачно. Когда хозяина Сервантеса отозвали в Константинополь, его снова выставили на продажу. В 1580 году отец Хуан Гиль выкупил его за 100 фунтов, и писатель получил свободу.

В похожую ситуацию попали рыцари Мальтийского ордена, захваченные в плен в 1706 году при осаде Орана. Четыре рыцаря (три француза и один итальянец) были помещены, несмотря на их знатность, в общую камеру ко всем прочим рабам. В городской цитадели они провели долгих два года, пока не пришло известие о том, что испанцы захватили флагман алжирского флота, убив и захватив в плен 650 человек экипажа. В неистовстве дей приказал бросить рыцарей в глухое подземелье, куда не проникали лучи света. Они были обречены гнить в тёмных казематах, пока об этом случайно не узнал французский консул. Только после того как он предъявил алжирским властям официальное требование прекратить мучения несчастных, рыцари были извлечены из подземелья и помещены в более приемлемые условия существования. Здесь они провели ещё восемь лет, покидая свою комнату лишь во время церковной службы во французском консульстве. В конечном итоге, отчаявшись получить освобождение, поскольку за них требовали слишком большой выкуп, они решились бежать. Они заранее договорились, что на берегу их будет ждать лодка. Однако, когда они тайно выбрались из дворца и достигли берега, лодки не оказалось. Поскольку побег мог стоить им жизни, рыцари обратились к мусульманскому проповеднику, жившему на побережье. Только его заступничество перед деем позволило рыцарям сохранить свои жизни, пока Мальтийский орден не внёс деньги за их освобождение.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Галера

Самыми несчастливыми среди прочих пленников оказывались те, кто попадал на галеры. Эти парусно-гребные корабли приводились с движение главным образом при помощи вёсел, хотя и имели вспомогательное парусное вооружение.

Между двумя палубами располагались 54 скамьи для гребцов, или банки, по 27 банок с каждой стороны. На каждой скамье сидели по 4–5 рабов, смысл жизни которых заключался в том, чтобы грести одним большим веслом в такт барабанной дроби. Христианские и мусульманские галеры мало отличались друг от друга. Единственным существенным отличием было то, что на христианских кораблях гребцами были мусульмане, а на мусульманских наоборот.

Прикованные к скамьям гребцы проводили всю свою сознательную жизнь, выполняя однообразные движения. Обнажённые гребцы должны были двигаться в такт, поскольку расстояния между банками были слишком маленькими и любой сбой в движениях приводил в остановке судна.

Гребцы спали, ели и справляли нужду на одном и том же месте, поэтому запахи немытой плоти, фекалий и гнилой трюмной воды превращали на раскалённом солнце галеру в подобие ада. Если у офицеров и матросов судна была возможность хоть как-то отгородиться от этого зловония, расположившись с подветренной стороны, то рабам это не было позволено. Отсутствие должной гигиены, скверное питание, палящее солнце и удары надсмотрщиков приводили к тому, что многие рабы не выдерживали и умирали. Если гребец терял сознание и подавал признаки жизни, его нещадно били. Если он не приходил в себя, его просто выбрасывали за борт. Место выбывшего тут же занимал запасной гребец, которого извлекали из галерных трюмов.

Гребцы проводили весь световой день, а иногда и ночь за греблей. В течение 10–12 часов, с небольшими перерывами на приём пищи, они монотонно двигались в такт барабану. Если капитан приказывал увеличить темп движения, в рот гребцам клали кусок хлеба, смоченный вином. Считалось, что это облегчит работу, но зачастую это не помогало. Как правило, такое происходило во время погони. Когда мусульманская галера преследовала христианское судно, многие гребцы сознавали, что обрекают на рабство своих единоверцев, однако плеть быстро отбивала у несчастных стремление к сопротивлению. Бомцманы-комиты с плетьми расхаживали между банками и «приводили в чувство» тех рабов, которые не прилагали максимум усилий в обращении с веслом.

В морском бою судьба гребцов была также незавидной. Прикованные к скамьям, они даже не имели возможности укрыться от орудийного и ружейного огня, а если галера тонула, шли на дно вместе с ней.

Экипаж галеры состоял из капитана и его помощника, лоцмана, нескольких десятков матросов и надсмотрщиков, 50–60 солдат, до 270 гребцов. Всего на тесном пространстве были вынуждены ютиться до четырёх сотен человек Поскольку содержание такого большого количества людей требовало большого количества пресной воды и провизии, галеры не могли долго находиться вдалеке от своих баз или мест, где можно пополнить запасы. Если же такое происходило, первыми жертвами становились рабы. Именно их порции урезали прежде всего. Известен случай, когда в 1630 году четыре алжирские галеры были вынуждены пережидать непогоду в безводной бухте. Из-за нехватки пресной воды тогда погибли 45 гребцов и 14 пиратов.

Пираты очень быстро пришли к выводу, что крупные галеры не так выгодны в морском разбое, как небольшие полу-галеры. Они имели всего от 18 до 24 банок, вмещали меньше рабов и больше солдат и были более быстроходными. Однако окончательно от галер пираты избавились лишь в XVIII веке, несколько позже, чем европейские государства.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Выкуп пленников

Вырваться из рабства для раба христианина было практически невозможно. Лишь изредка, благодаря налетам на североафриканские поселения, которые устраивали испанцы или французы, рабы получали свободу. Так, в 1607 году шесть флорентийских галер, ведомых французскими офицерами, напали на Бону. Они захватили крепость и, перебив местный гарнизон, освободили 1800 христианских пленников, мужчин, женщин и детей, которых благополучно доставили в Ливорно.

Значительно чаще пленников выкупали. Выкуп в то время был обычной практикой. Этим занимались сразу несколько религиозных орденов. Старейшим был орден Святой Троицы, основанный ещё в XIII веке. Отцы этого ордена, известные как тринитарии, проповедовали в церквях, собирая милостыню для выкупа христианских пленников из мусульманского плена.

Тем же занимались монахи ордена Благодарения, основанного святым Пьером Ноласким, а также доминиканцы и францисканцы. Они собирали пожертвования во время проповедей в церквях, описывая страдания пленников в мусульманском плену. Когда набиралась необходимая сумма, они снаряжали экспедицию и отправлялись в Северную Африку для выкупа пленных. Это были рискованные операции, поскольку ничто не мешало превратить этих монахов в рабов, и тем не менее монахи упорно рисковали своими жизнями, спасая тела и души христианских рабов.

Кроме непосредственного выкупа пленников монахи занимались также строительством больниц для рабов-христиан в Алжире, Тунисе, Тетуане и Сале. В качестве особой милости им разрешалось отправлять службы для рабов, сохранивших преданность своей вере, хотя это и не приветствовалось.

В 1650 году к другим религиозным орденам присоединилась Марсельская миссия Святого Лазаря во главе с отцом Венсаном, занимавшим должность главного священника королевских галер. Судьба этого человека была тесно связана с проблемой рабовладения в Северной Африке. Он хорошо знал, что значит попасть в рабство, поскольку сам в своё время стал пленником пиратов.

Еще в молодости, в возрасте двадцати четырёх лет он отправился в опасное морское путешествие из Марселя в Нарбонн.

26 июля 1605 года на корабль, на котором он плыл, напали три пиратских судна. Схватка была неравной, но капитан принял решение дать отпор разбойникам. Абордаж был скорым и достаточно бескровным Убивать потенциальных пленников пираты не желали, однако сопротивление вызвало у них ярость. В ходе схватки погибло всего три члена экипажа, несколько пассажиров получили ранения. Однако французский капитан за свою строптивость поплатился жизнью. Пираты изрубили его на куски и бросили тело в море. Отец Венсан был сильным, молодым и здоровым человеком, поэтому считался ценным товаром Вместе с другими французами его отправили в Тунис, где продали на невольничьем рынке. Его хозяином стал тунисец, увлекавшийся алхимией. «Работа» отца Венсана состояла в основном в том, чтобы поддерживать огонь в печах алхимика и помогать ему в опытах. Когда его хозяин умер, отец Венсан попал в рабство к французскому ренегату Гийому Готье. Этот вероотступник ранее также был священником, однако ради получения свободы сменил религию и даже имел трёх жён.

Отцу Венсану в очередной раз повезло, поскольку его не заставляли выполнять тяжёлую работу, и тем не менее он тяготился участью раба, желая получить свободу. С течением времени он приобрёл доверие своего хозяина и даже обратил в христианство его трёх жён. В конечном итоге и Готье вернулся в христианство и вместе с отцом Венсаном стал разрабатывать план побега. На маленькой лодке отец Венсан, и его хозяин с семейством добрались до берегов Сицилии, а затем по сухопутным дорогам Италии вернулись в родную Францию. Два года отец Венсан провёл в плену, пока в июне 1607 года не вернулся домой. Время, проведённое в рабстве, отложило отпечаток на его судьбу, и он поклялся посвятить жизнь выкупу несчастных из мусульманского плена.

Деятельность религиозных орденов приобрела такой широкий размах, что с середины XVI столетия для мавров-рабовладельцев значительно выгоднее стало не использовать рабов на различных работах, а ожидать, пока их выкупят родственники или монахи. Христианские пленники превратились в ходячую валюту. Их продавали и перепродавали в надежде выторговать больше денег за их освобождение.

Служение католических монахов принесло много пользы в освобождении христианских пленников, однако были примеры и обратного рода. Когда однажды монахи-тринитарии вели переговоры относительно освобождения трёх французов за 3300 песо, дей был настолько удовлетворён сделкой, что согласился отдать четвёртого раба бесплатно. Монахи отказались, потому что тот был лютеранином.

К сожалению, жители протестантских стран, в отличие от католиков, имели значительно меньше шансов на освобождение в результате выкупа или обмена. Протестанты не могли рассчитывать на получение свободы из-за религиозных противоречий, которые раздирали христианские конфессии Европы, и тем не менее это не означало, что они полностью лишились надежды. Пример католиков оказался весьма наглядным, и акции по сбору средств для выкупа пленных стали проводиться и в протестантской Англии. Здесь не было религиозного ордена, занимавшегося выкупом пленников. Их освобождали самыми разнообразными способами. Торговые компании выделили средства для освобождения моряков. В 1624 году Парламент собрал 3 тысячи фунтов для этих целей. Пасторы с церковных кафедр призывали собирать средства на благое дело освобождения соотечественников из мусульманского плена. Собрав средства, они были вынуждены обращаться за посредничеством в Адмиралтейство, чиновники которого брали свой процент за совершение операции. Кроме того, из-за отсутствия контроля за расходованием средств зачастую деньги расходовались на выкуп знатных пленников, в ущерб низкородным.

Успешные операции по освобождению пленников заставили английские власти подойти к этому вопросу более серьёзно. В 1645 году английский Парламент поднял вопрос о направлении Эдмунда Кассона в качестве дипломатического агента в Алжир. Его основная задача состояла в том, чтобы выкупить англичан, томящихся в плену. Для этого были выделены соответствующие финансовые средства. В сентябре 1646 года Кассон прибыл в Алжир. Он выкупил 242 человека. В среднем за каждого он заплатил по 500 песо, или около 40 фунтов. Однако значительно дороже ему обошлись женщины, дети и ремесленники. За Элис Хэйс из Эдинбурга он заплатил 1100 песо, за Мэри Рипли и её двоих детей 1000 песо, за Мэри Брюстер — 1392 песо, за Тома Томпсона — 1300 песо.

Дороже всего обходилась свобода аристократии. В 1659 году в плен к алжирцам попал лорд О’Браен с сыном, близкий друг Карла II. За его освобождение пришлось заплатить 7400 золотых крон.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Побеги и наказания

Помимо выкупа был только один способ обретения свободы — побег. Начиная с XVI столетия случаи побегов рабов-христиан не были единичными. На побережье Испании и Италии даже процветали люди, специализировавшиеся на помощи в побегах. Богатые семьи, не желавшие выплачивать астрономические деньги пиратам, договаривались через посредников об организации побега. В назначенное время рабов, сбежавших от своих хозяев, на побережье ждали лодки, готовые доставить их в безопасное место. Однако этот бизнес был сопряжён со множеством опасностей. Сами освободители могли оказаться в плену и занять место рабов. Но больше всего рисковали сами пленники, поскольку мавры жестоко наказывали тех, кто пытался совершить побег.

Отец Пьер Дан описал следующие способы казни для арабов-христиан:

1. Подвешивание на железных крючьях на крепостных стенах. Несчастные медленно и мучительно умирали на глазах других пленников.

2. Разрывание на части при помощи лошадей.

3. Использование пленников в качестве мишеней при стрельбе из лука.

4. Зашивание в мешок, после чего несчастного топили в море.

5. Сожжение у столба. При этом костёр раскладывался не под приговоренным, а вокруг него, что увеличивало его страдания.

6. Распятие на кресте в самых разных вариациях.

7. Медленное поджаривание.

8. Замуровывание живьем в стену.

9. Раба помещали в бочку с железными иглами и катили её, пока несчастный не умрёт.

10. Сажание на кол.

11. Закапывание живьем в землю.

12. Раба привязывали к хвосту лошади и гнали её, пока тело человека не превратится в окровавленный кусок мяса.

13. Наказание палками (приговорённого били палками до тех пор, пока он не умирал).

14. Удушение (один из самых безобидных способов казни у мавров).

15. Разрубание живьём на куски (при этом палач отрубает лишь ноги и руки жертвы, оставлял её медленно умирать).

16. Побивание камнями.

17. Рабов подвешивают за ноги, выдирают ногти и льют расплавленный воск на ступни.

18. В редких случаях рабов привязывают к дулу пушки, после чего стреляют. Пороховые газы разрывают тело человека.

Это далеко не полный перечень тех изуверств, которыми подвергались христиане в мавританском плену. Тем не менее это не могло сломить тягу людей к свободе, и история знает множество случаев, когда, попав в плен, моряки самыми разными способами обретали свободу.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Мятеж на «Якобе»

В 1621 году из Бристоля вышел корабль «Якоб» и взял курс на Средиземное море. Когда он миновал Гибралтарский пролив, то был атакован алжирскими пиратами. Несмотря на отчаянное сопротивление англичан, судно в конечном итоге было захвачено. На борт «Якоба» была отправлена призовая команда, и корабль был отправлен в Алжир. Вся английская команда была переправлена на борт пиратского корабля, за исключением четырёх молодых моряков: Джона Кука, Уильяма Лонга, Роберта Таки и Дэвида Джонса. Их алжирцы решили использовать на подсобных работах, полагая, что они не представляют опасности.

В течение пяти дней после этого «Якоб» шёл на восток вдоль побережья. На пятую ночь поднялся сильный ветер и вскоре перешёл в шторм, который достаточно типичен для этого времени года. Роберт Таки был у руля, остальные управлялись с парусами.

Алжирцы решили спустить паруса и полезли на мачты. Воспользовавшись этим, англичане набросились на турок. Некоторые были убиты, другие брошены в море. Нападение было столь внезапным, что дюжина турок остолбенела, когда на них набросились трое молодых парней с абордажными саблями. Пока шла схватка, Роберт Таки пытался удержать судно, стоя у руля, и его товарищам приходилось изо всех сил орудовать саблями, спасая свою жизнь.

Пока на палубе никого не было, мальчишки решили захватить корабль. Они схватили капитана и выбросили его за борт. Затем, вооружась кто чем может, они напали на остальных пиратов. Двое алжирцев были убиты, ещё двое упали в море, восьмерых юнги загнали ниже палубы и задраили люки. Таким образом, они стали хозяевами на палубе. Развернув корабль, они взяли курс на испанское побережье. По прошествии нескольких дней они прибыли в гавань Сан-Лукаса. После этого они передали пиратов в руки испанских властей, получив от них денежное вознаграждение за свой храбрый поступок.

Спустя год «Якоб» снова подвергся нападению со стороны пиратов в Гибралтарском проливе. На этот раз пираты атаковали его и потопили. Вся команда, кроме двух матросов, которых алжирцы подобрали из моря, погибла. Видимо, те же пираты захватили ещё два английских судна — «Джордж Бонавентура» и «Николас». Их команды были взяты в плен для дальнейшей перепродажи.

Владельцем «Николаса» был Джон Роулинз, которому суждено было стать участником одного из самых дерзких побегов в истории Алжира.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Бунт Роулинза

В 1621 году Джон Роулинз из Рочестера отплыл из Плимута на судне «Николас». Его путь пролегал через Гибралтар. В испанских водах команда «Николаса» заметила на горизонте пять кораблей, которые пошли на сближение. Многие из опытных моряков, находившихся на борту, быстро догадались, что это пираты, однако скорость вражеских кораблей была значительно выше, чем у английского судна, и уйти от погони не было никакой возможности. После длительной погони пираты захватили «Николас» и всех, кто был на борту. Судьба пленников была печальна — их отправили в Алжир и продали на рынке. Джон Роулинз был последним, кого продали, поскольку при захвате судна он оказал сопротивление и был ранен в руку. Его купил один из местных жителей, однако очень скоро снова его перепродал. Новым покупателем стал английский ренегат Генри Чендлер, более известный как Рамадан-раис, капитан корабля «Эксчендж». Это был английский корабль, захваченный годом ранее. Ему был нужен лоцман, а Роулинз хорошо знал английское побережье.

«Эксчендж» покинул Алжир 7 января 1622 года. Когда пираты отчалили, помимо Роулинза на борту находилось ещё шестьдесят три турка и араба, исполнявших роль моряков и абордажной команды, девять рабов-англичан, один раб-француз, четыре голландских моряка и четыре канонира, два англичанина и два голландца.

В середине января пираты захватили у испанского побережья трёхмачтовую полакру, сидевшую на мели. Рамадан-раис поместил на него призовую команду из девяти турок и одного раба.

Обращение с рабами на «Эксчендж» на судне было хуже, чем со свиньями. Их заставляли делать самую грязную работу и постоянно били палками. Подобное обращение вызвало праведный гнев у Роулинза, однако другие рабы просили его не показывать своё возмущение, чтобы не накликать на них беду. Тем не менее Роулинз предложил план заговора Он предложил захватить судно и на нём отправиться по домам. План состоял в том, чтобы изолировать команду во внутренних помещениях судна, захватить пороховой погреб и склад с оружием. Таким образом, заговорщики могли бы или перестрелять их, или взорвать судно при попытке пиратов освободиться. Постепенно Роулинз привлек к участию в заговоре и голландских канониров.

6 февраля у мыса Фенистерре пираты захватили барк с грузом соли из Португалии. Рамадан-раис перевёл на барк призовую команду из десяти моряков, трое из которых были ренегатами, участвовавшими в заговоре. На следующее утро барка не оказалось рядом. Рамадан-раис пришёл в ярость, однако найти пропавший барк так и не смог.

Как лоцман, Роулинз уговорил капитана изменить курс и отделиться от других пиратских кораблей, следовавших с ними. Капитан, не слишком искусный в навигации, согласился с ним. 6 февраля, через месяц после выхода из Алжира, пираты увидели на горизонте парус Они немедленно погнались за добычей и быстро захватили торговое судно. Это был купеческий парусник из Дартмута, следовавший с грузом шёлка Английский экипаж, состоявший из капитана, пяти моряков и юнги, был немедленно отправлен в трюмы пиратского судна в качестве пленников, а их место заняла призовая команда из десяти человек, среди них было трое, кто участвовал в заговоре. Роулинз предложил им вместе с четырьмя англичанами, оставленными на судне, захватить ночью корабль, пока турки будут спать, и увести судно в Англию.

Так и произошло. Ночью заговорщики освободили пленников и, связав турок, увели судно под покровом темноты. Когда на следующее утро пираты проснулись, они не увидели призового судна. Капитан пиратов пришёл в ярость. Он приказал Роулинзу найти пропавшее судно. Весь день он имитировал активный поиск приза, но конечно не нашёл его.

Роулинз понял, что нужно действовать быстро и решительно. 8 февраля Роулинз показал капитану увеличивающийся объем воды в трюме и уговорил его запустить насосы. Для этого надо было сосредоточить всю команду на корме. Весь день рабы откачивали воду. На следующий день операция повторилась. И снова все пираты собрались на корме. Поскольку большая часть турок и арабов оказалась на верхней палубе, а заговорщики на нижней, они были готовы действовать. Сигналом к выступлению должен был стать орудийный выстрели слова Роулинза; «За Бога, короля Якова, святого Георга и Англию!»

В два часа дня 9 февраля один из заговорщиков выстрелил из орудия. Это был сигнал к общему восстанию. Христиане быстро захватили оружейную комнату и, вооружившись, набросились на пиратов. Рамадан-раис, находившийся в своей каюте, столкнулся лицом к лицу с Роулинзом и, видя неравенство сил, запросил пощады.

Рабы с громкими криками бросились на тех турок, кто был на нижних палубах. Когда пираты поняли, что не контролируют нижние палубы, они пришли в ярость. Осыпая христиан последними бранными словами, они пытались вскрыть люки и прорваться на нижние палубы.

Тогда Роулинз приказал открыть огонь по туркам через различные отверстия на палубе. Поскольку всё огнестрельное оружие было под контролем заговорщиков, пираты оказались в весьма сложной ситуации. После перестрелки многие турки были убиты и ранены. Понимая, что иного выхода нет, они вступили в переговоры с Роулинзом Когда пираты сдались и начали по одному спускаться на нижнюю палубу, их убивали заговорщики ударами сабель, поскольку оставлять их в живых было крайне опасно ввиду численного превосходства. Те, кто отказались сдаться, прыгали за борт.

Из всего экипажа мятежники оставили жизнь лишь капитану Чендлеру и ренегату Джону Гудлу, который помогал мятежникам, и четырём туркам, которые согласились принять христианство.

Очистив палубы от трупов, Джон Роулинз собрал, своих людей и, отслужив торжественную мессу о своём чудесном избавлении от рабства, приказал взять курс на Англию.

13 февраля 1622 года «Эксчендж» прибыл в Плимут. Впоследствии Роулинз описал свои приключения в небольшой книге, которая стала очень популярна у моряков того времени.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Побег с галеры

В декабре 1631 года в плен к алжирским пиратам попал Френсис Найт. Следующие пять лет он провёл в рабстве в Алжире, пока не был продан в шестой раз итальянскому ренегату Али Пинчинини в качестве галерного раба. В мае 1638 года он участвовал в экспедиции 16 алжирских и тунисских галер к итальянскому побережью. Выйдя из Голеты, пиратская эскадра разграбила побережье Калабрии, захватив в плен сотни мирных жителей, среди которых был даже епископ и 15 монашек, и разграбил прибрежные посёлки. После этого, не встречая никакого противодействия, пираты вернулись обратно домой.

В октябре того же года галеры Али были блокированы венецианцами в порту Валона В конечном счёте пираты были вынуждены бросить свои корабли и, захватив всех пленников, которые могли идти, направились пешком через турецкие владения, а рабы, в том числе Френсис Найт, были оставлены в подземельях крепости в Валоне.

22 октября 1638 года, пока тюремщики ушли по своим делам, группа рабов, состоявшая из англичан, валлийцев, испанцев, греков и мальтийцев, сломали кандалы и сбежали. Спустившись на верёвке по крепостной стене, они прошли несколько миль в полной темноте, пока не увидели на берегу моря две небольшие лодки. Захватив их, они отправились вдоль побережья, пока не достигли острова Корфу, примерно в 80 милях от Валоны. Здесь они получили убежище у местных греческих монахов. Окрепнув, они предстали перед губернатором, который посадил их на корабль до Венеции. Здесь Найт покинул своих товарищей и самостоятельно отправился в Англию. Прибыв в Бристоль, он написал книгу о своем пребывании в турецком плену, описав со всей возможной красочностью бедственное положение христиан в рабстве у мусульман.

История Найта отнюдь не уникальна. Например, в 1634 или 1635 году в плен к пиратам попал английский моряк Джон Дантон. Он следовал в Вирджинию на корабле «Литл Дэвид», который перевозил переселенцев в Новый Свет. Однако вместо берегов Америки им пришлось влачить рабское состояние в Северной Африке. Дантона и его малолетнего сына купил один из алжирских судовладельцев. Он решил использовать его в качестве лоцмана в английских водах. Оставив сына в заложниках в Алжире, он приказал вести его судно к берегам Англии. Капитаном этого корабля был также раб фрисландец Джон Риклес. Кроме того, на судне было ещё несколько европейцев — пушкарь Якоб Корнелиус и два голландских матроса Все остальные были арабами и турками.

Когда корабль достиг Англии, Дантон подговорил голландцев из состава экипажа захватить корабль. Они захватили английскую рыбацкую лодку с девятью рыбаками, пополнив, таким образом, ряды заговорщиков. Когда корабль достиг острова Уайт, Дантон поднял восстание, перебив всех мавров, повернул судно и привёл его в ближайший порт.

В ходе судебного разбирательства с Дантона, Риклеса и других европейцев были сняты обвинения в пиратстве, а все остальные члены экипажа были приговорены к смерти. Чтобы избежать печальной участи, двое мавров согласились принять христианство, остальные предложили обменять себя на европейских пленников.

Share this post


Link to post
Share on other sites

История Уильяма Окели

В 1639 году конвой из трёх английских торговых судов направился в Вест-Индию. На шестой день плавания англичан настигли три алжирских судна После оживлённого боя все три купеческих парусника были захвачены. На одном из них под названием «Мэри» находился некто Уильям Окели. Как и все прочие члены экипажа, он был продан на невольничьем рынке. Однако ему повезло больше других Зная о его торговых талантах, новый хозяин позволил ему начать собственный бизнес, с обязательством выплачивать по два доллара в месяц со своих доходов. Окели открыл винную лавку. Среди его посетителей были также его товарищ по несчастью Джон Рендол, схваченный вместе с женой и ребёнком в то же самое время, что и Окели.

Вскоре Окели и Рендол были обвинены в организации побега Несмотря на то что обвинение было безосновательным, Рендол получил триста ударов плетьми. Это жестокое наказание вызвало у Окели реальное желание сбежать. Он и ещё шестеро рабов-англичан решили построить лодку. По ночам участники побега сносили разные деревянные детали для лодки в подвал Окели. Здесь они собрали маленькую лодку, которую покрыли холстом и обмазали смолой, чтобы она не пропускала воду. Вёсла сделали из досок винных бочек Собрали побольше еды и бурдюки с водой. С большими трудностями в одну из ночей они перетащили свою лодку на берег моря. Однако здесь возникла проблема. Лодка могла вместить только пятерых из семи. Двое должны были остаться на берегу. Окели и четверо его соратников пустились в полное опасностей плавание. Вскоре они достигли Майорки. За это время им пришлось испытать и голод и жажду и постоянную работу на вёслах, однако в конце концов они достигли конечной цели — получили свободу. С Майорки они отправились на родину в Англию, забрав также свою лодку, которая стала немым свидетелем их подвига.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Другие побеги

В 1685 году англичане Томас Фелпс и Эдвард Бакстер совершили побег из Марокко. Один из них уже пытался совершить побег, однако был схвачен и был подвергнут жестокому наказанию, из-за которого он почти год не мог работать. Тем не менее это не отбило у них тягу к свободе. Выбравшись из дома своего хозяина, они ночью достигли побережья. Недалеко от Сале они нашли на берегу лодку. Не имея запасов провианта и воды, они вышли в море и начали грести в сторону паруса, который виднелся на горизонте. На их счастье, это оказался английский военный корабль. Поднявшись на борт, Фелпс и Бакстер предстали перед капитаном и были подвергнуты допросу. Зная о положении пиратских кораблей, Фелпс и Бакстер сообщили об этом своим спасителям и даже вызвались быть проводниками для карательного отряда. Вместе с десантным отрядом они высадились на берег, где застали врасплох нескольких пиратов, охранявших корабли. Одни мавры были убиты, другие сбежали. Облив корабли смолой, англичане подожгли их. Внезапно они услышали на берегу шум схватки. Поспешив на помощь, они спасли ещё четырёх христианских рабов — трёх голландцев и француза Они рассказали, что один из сгоревших кораблей — это флагманское судно, принадлежащее раису Аль-Хакиму.

27 июля 1772 года в Алжире произошёл ещё один массовый побег рабов. Ночью семьдесят четыре раба, вооружившись кто чем может, сбежали от своего хозяина и направились в порт. Здесь они напали на охрану и обезоружили её. В гавани они захватили большую гребную полакру и поспешили выйти в море, пока гарнизон не получил известие об их побеге и не открыл огонь по судну с крепостных батарей.

Как только о побеге стало известно властям, дей приказал направить в погоню три галеры. Через три дня галеры вернулись с сообщением, что они не смогли догнать полакру, которая, по всей видимости, достигла Барселоны.

Схожий побег был совершён в 1776 году. Сорок шесть рабов, работавших в каменоломнях недалеко от Алжира, задумали побег. Пользуясь невнимательностью охранявших их мавров, пленники напали на них с кирками и другими подручными инструментами. Из сорока охранников тридцать два были убиты, остальные разбежались в разные стороны. Рабы-христиане захватили лодку, на которой перевозились камни, и вышли на ней в море. Вооружившись двенадцатью мушкетами и двумя пистолетами, которые они отняли у охранников, они решили дорого продать свои жизни, если за ними будет погоня. Однако их так и не смогли догнать, и через некоторое время они прибыли в Пальма-де-Майорку. Среди спасшихся шестнадцать были испанцами, семнадцать — французами, восемь португальцев, три итальянца, один немец и один сардинец.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Глава 4. АНТИПИРАТСКИЕ АКЦИИ ЕВРОПЕЙСКИХ ГОСУДАРСТВ

Первые попытки и неудачи французов

Одной из немногих держав Европы, которая извлекла выгоду из отношений с североафриканскими правителями, была Франция. С 1561 года на границе Алжира и Туниса существовала французская торговая фактория, которая процветала в том числе и за счёт скупки у пиратов награбленного товара у испанцев, итальянцев и португальцев.

Пока интересы Османской империи совпадали с интересами Франции, которая боролась с гегемонией империи Габсбургов в Европе, французские купцы чувствовали себя в относительной безопасности. Нападения на французские торговые корабли были редкостью, хотя и случались. Ситуация стала резко меняться с начала XVII века. В 1604 году алжирцы разрушили французскую факторию. Французский король Генрих IV обратился к султану с просьбой о защите французских подданных, однако ситуация к тому времени складывалась таким образом, что североафриканские провинции Турецкой империи превратились в неуправляемые территории, мало зависевшие от Константинополя.

Тем не менее султан Ахмед I выпустил фирман, требовавший от алжирцев и тунисцев покориться и прекратить разбой. Вооружившись этим документом, французский посланник прибыл в 1605 году в Тунис. Выслушав требование француза, тунисский диван категорически отказался выполнять их. Такой же результат ждал французов и в Алжире. Более того, толпа алжирцев едва не разорвала дипломатическую делегацию, и французам с трудом удалось вернуться на свой корабль.

В ответ Генрих IV принял решение силой принудить пиратов к исполнению обязательств, вытекающих из соглашений Франции с Османской империей. Сложность, однако, заключалась в том, что французы не обладали необходимыми военными силами, и им пришлось вступить в союз с Испанией. В июле 1609 года флот адмирала Филиппа де Белью-Пресака вместе с испанцами уничтожил большую часть тунисского флота в Голете. Однако это не прекратило атаки со стороны алжирцев.

В 1617 году французская эскадра, состоявшая из 50 боевых кораблей, захватила два пиратских судна, но это не принесло желаемых плодов. Видя безвыходность ситуации, французы приняли нестандартное дипломатическое решение и начали прямые переговоры с Алжиром, несмотря на то что это противоречило нормам мирных соглашений с Портой. В результате в 1619 году Алжир подписал соглашение с Францией. Однако радость достижения мира была омрачена трагической случайностью. Накануне подписания мира в Марсель пришло известие, что алжирские пираты захватили судно из Прованса и вырезали всю его команду. Возмущенная толпа местных жителей явилась к гостинице, где жила алжирская делегация, и перебила всех дипломатов. Таким образом, ни о каком перемирии не могло быть и речи.

В 1626 году французский посол снова прибыл в Алжир. На этот раз встреча была более гостеприимной, но переговоры затянулись. Только 19 сентября 1628 года был подписан мирный договор, по которому Франция должна была выплачивать Алжиру ежегодную дань в размере 16 тысяч ливров. В обмен Алжир подтвердил право французов снова открыть на своей территории торговую факторию. Данный подход оказался настолько эффективным, что примеру Франции вскоре последовала и Англия, установившая в 1622 году прямые дипломатические отношения с Алжиром.

Несмотря на заключение договора между двумя державами, нападения на французские корабли не прекратились. Монахи католических орденов пытались выкупать пленников-французов, но средств не хватало. Пираты захватывали пленников быстрее, чем в церквях собирали пожертвования на их выкуп.

Пока власти Франции пытались договориться с правителями североафриканских государств, наиболее предприимчивые капитаны, используя дипломатическую неразбериху, принялись наносить ответные удары по пиратам В 1635 году четверо братьев из одной французской благородной семьи приняли решение о начале самостоятельной войны против алжирских пиратов. Они немедленно вышли в море и захватили алжирское судно, имея всего лишь небольшой корабль с десятью орудиями. После этого подвига они прославились настолько, что к ним на службу записались около сотни добровольцев. Их следующей жертвой стало судно с грузом вина, захваченное у испанского побережья. Это существенно взбодрило команду, но успех был недолговечен. Через три дня французы столкнулись с двумя большими алжирскими кораблями, один из которых нёс 20, а другой 24 орудия. Пираты взяли французов в два огня, используя своё огневое превосходство. Однако отважные моряки и не думали сдаваться, сражаясь до последнего. Французы не могли одолеть более сильного противника, но и алжирцы не могли захватить непокорный корабль. Так продолжалось до тех пор, пока к месту сражения не подошли ещё пять алжирских кораблей. Только после этого пираты смогли взять французов на абордаж. Молодые дворяне попали в плен и были обращены в рабство. Только в 1642 году их смогли выкупить миссионеры, заплатив 6000 испанских долларов.

В 1637 году к берегам Алжира снова направилась французская эскадра из 13 кораблей под командованием адмирала Манти. Её задачи состояла главным образом в военной демонстрации. После выхода в море эскадра попала в шторм и была рассеяна. Понимая, что времени собирать корабли нет, Манти направился в Алжир с оставшимися кораблями. Войдя в город под белым флагом, он был встречен враждебно настроенной толпой, и только присутствие янычар позволило сохранить адмиралу жизнь. Прибыв во дворец дея, адмирал высказал требование короля прекратить разбой, но положительного ответа так и не получил. Вернувшись на свой флагман, Манти отплыл на родину, не имея возможности немедленно наказать пиратов. Однако один из кораблей адмирала, отставший во время шторма, встретил у алжирских берегов две фелуки и захватил их. Ответ алжирцев не заставил себя ждать. Снарядив пять галер, они разграбили французскую факторию. Более 300 христиан были обращены в рабов.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Английские экспедиции против североафриканских пиратов

Вслед за французами проблемой пиратства в Средиземном море занялись и англичане. Их беспокоили нападения на корабли Компании Леванта, которая занималась торговыми операциями в Средиземноморье. Хотя инвесторы этой компании были не самыми влиятельными при дворе короля, игнорировать их справедливые требования было бы безрассудно.

В 1617 году Яков I объявил о подготовке карательной экспедиции против Алжира. Эту идею подхватил адмирал сэр Уильям Монсон, который предложил собрать объединённый испано-англо-голландский флот и совместными усилиями искоренить морской разбой. При этом Монсон особо обращал внимание, что первостепенной задачей экспедиции станет блокирование Алжира — как главной базы пиратов, а не ведение активных боевых действий. Демонстрации силы, по его мнению, было бы вполне достаточно для прекращения морского разбоя. Однако этот план встретил активное сопротивление со стороны английских дипломатов, поскольку они считали, что в таком случае наибольшую выгоду получит Испания, традиционный враг Англии. Это было бы неправильно воспринято в обществе. Посылать английских моряков сражаться за испанские интересы было, по мнению многих влиятельных царедворцев, неправильно и преступно. С другой стороны, совместная экспедиция сократила бы расходы каждой страны в отдельности, а это было крайне важно для Англии, финансы которой находились в плачевном состоянии.

Чтобы собрать деньги, были введены новые портовые сборы, а торговым компаниям предложили раскошелиться. Даже Московскую компанию, которая не торговала со средиземноморскими государствами, обложили податью. Это вызвало возмущение купцов, многие из которых не были заинтересованы в дорогостоящих военных операциях.

Тем не менее, несмотря на жалобы, деньги постепенно поступали в казну и финансовая сторона вопроса отходила на второй план. Сложнее было договориться с Голландией и Испанией. Эти две страны, более сорока лет воевавшие друг с другом, не горели желанием проводить совместные акции. Заключённое в 1609 году испано-голландское перемирие было шатким и могло в любой момент быть нарушено. Обе державы подозревали англичан в тайных кознях и сговоре с врагом. Это существенно осложняло работу дипломатов, и переговоры с переменным успехом шли более двух лет.

Только к лету 1620 года англичане договорились, что Испания предоставит английскому флоту свои средиземноморские порты. Голландцы направили в Западное Средиземноморье свой флот самостоятельно.

Средиземноморскую эскадру возглавил адмирал Роберт Мансел, второе лицо в английском Адмиралтействе. Некогда Мансел был известным капером, однако, состарившись и заняв пост казначея флота, он прославился скорее своими взятками, чем победами. Инициатор экспедиции Уильям Монсон был отстранен от командования, поскольку его подозревали в сговоре с Испанией. Своим заместителем Мансел сделал своего племянника — Томаса Баттона, который, впрочем, имел обширный опыт дальних морских путешествий. В частности, Баттон исследовал Гудзонов залив, разыскивая знаменитый северо-западный проход в Индию и Китай, хотя и безуспешно. У него уже был опыт борьбы с пиратами у берегов Ирландии.

Другим заместителем командующего стал знаменитый капер Ричард Хокинс, ветеран сражений с Непобедимой армадой в 1588 году. За свои морские подвиги Хокинс провёл восемь лет в испанской тюрьме, выйдя из которой в 1602 году он в качестве компенсации получил звание вице-адмирала. Это был не последний конфликт с законом у Хокинса, и после этого он также отбывал наказание и в английской тюрьме.

Большинство остальных капитанов эскадры были назначены на свои посты не по заслугам, а на основе личной заинтересованности или родственных связей с командующими, что, конечно, снижало эффективность действий эскадры.

Мансел, Баттон и Хокинс не были идеальными командирами, однако их прежние прегрешения компенсировались храбростью и отточенными морскими навыками, приобретенными за годы морских походов.

Утром 12 октября 1620 года английский флот вышел из гавани Плимута и направился в Средиземное море. Он состоял из 18 кораблей. Флагманом был 600-тонный «Лайон». Хокинс находился на 660-тонном «Бэнгарде», а Батгон на 660-тонном «Рейнбоу». Это были новые корабли, вооруженные сорока орудиями, с командой из 250 человек. Кроме того, в состав эскадры входили ещё три королевских корабля — «Констант Реформацион», «Антилопа» и «Конвертин», 10 торговых кораблей, переоборудованных в боевые, пинас для прибрежного плавания и судно снабжения. В общей сложности на кораблях находилось 2250 человек команды, треть из которых была насильно завербована на флот.

В составе эскадры было по крайней мере двое людей, ранее бывавших в Алжире. Один из них — капитан Томас Скуиб ранее был пленником пиратов. Другим был однорукий Роберт Уолсингем Захваченный в плен в 1618 году у берегов Ирландии, он был приговорён судом к смерти за морской разбой, но изворотливый Уолсингем купил себе помилование, сообщая важные сведения о североафриканских пиратах.

В инструкциях короля адмиралу предписывалось курсировать в Западном Средиземноморье и преследовать любых пиратов, под чьими знамёнами они бы не плавали. При этом предписывалось не заходить в Восточное Средиземноморье, поскольку этот район был чрезвычайно опасен даже для военных кораблей. Кроме того, на Мансела возлагалась задача оказания военного давления на Алжир, если его власти не прекратят пиратские нападения на английские корабли и владения, и задача вернуть имущество английских подданных, захваченное в последние пять лет. При этом особо подчеркивалось, что силовой вариант решения проблемы может предполагать лишь уничтожение алжирского флота. В этом случае город не должен был быть подвергнут обстрелу, чтобы не провоцировать турецкие власти на репрессии против англичан в других частях Османской империи. Если необходимо было бы прибегнуть к силе, то уничтожен мог быть только пиратский флот Алжира.

К концу октября экспедиция прибыла в Испанию, где на берег были переданы больные матросы, пополнены запасы и получены новые известия о действиях пиратов. Прибыв в Малагу, Мансел разделил свои силы на три части и начал прочёсывание моря в поисках пиратов. Несмотря на то что англичане широким фронтом курсировали во всех направлениях, пиратов долго найти не удавалось. Пройдя 250 морских миль, англичане встретили лишь одно алжирское судно.

Понимая безрезультатность своих поисков, Мансел решил нанести визит в Алжир. 27 ноября 1620 года его эскадра достигла алжирской гавани. Погода была крайне неблагоприятной, однако, в соответствии с традициями того времени, флот орудийным салютом приветствовал крепость. Ответа не последовало.

На следующий день адмирал послал капитана Скуиба к дею с письмом Якова I и английскими требованиями. Дей Хасан встретил англичан вежливо, выслушал их, однако попросил отсрочки для окончательного ответа Четыре дня эскадра стояла у стен Алжира в ожидании ответа, пока Скуиб не вернулся с отказом удовлетворить требования короля.

Всё это время англичане наблюдали, как пиратские корабли беспрепятственно приходят и уходят из гавани, ничуть не смущаясь присутствием английских боевых кораблей. Более того, в гавани находились два английских торговых судна, захваченных накануне прихода эскадры, что не могло не раздражать адмирала и его подчинённых.

7 декабря, спустя десять дней после появления английского флота, англичане осознали, что дальнейшее пребывание в Алжире совершенно бесполезно. Мансел приказал сниматься с якоря и вывел эскадру в море.

Через несколько дней прибыла испанская эскадра, однако совместных действий с англичанами они не вели. Обстреляв алжирские укрепления с дальнего расстояния, испанская эскадра ушла.

Последующие три месяца английский флот курсировал вдоль североафриканского побережья. Всё это время англичане лишь несколько раз сталкивались с пиратами, однако догнать их не смогли. Их трофеями стало лишь одно французское судно, которое везло товары из Алжира.

Несмотря на бездействие, английские моряки несли большие потери. Цинга, дизентерия и другие болезни косили экипажи кораблей. Заболели более 400 человек. В столь же скверном состоянии находились и корабли. У многих от непогоды открылась течь, а корпус оброс ракушками и водорослями.

Помимо англичан Средиземное море патрулировали 22 голландских корабля и две испанские эскадры, однако результат был нулевым. В период зимних штормов пираты предпочитали не выходить в море. Однако англичане не могли покинуть Средиземное море. Инструкции предписывали Манселу курсировать в Средиземноморье в течение минимум полугода.

Единственная помощь из Англии за этот период времени состояла в том, что в феврале к Манселу были присланы ещё два пинаса с припасами. Но присланное продовольствие оказалось некачественным, и перед адмиралом встала реальная опасность массового дезертирства экипажей. Единственным выходом Мансел считал отказ от посещения портов, чтобы команды не разбежались, но это лишь усугубляло ситуацию и увеличивало страдания заболевших моряков.

Чтобы сохранить эскадру в боевой готовности, необходимо было действовать. В конечном итоге Мансел решил атаковать Алжир при помощи брандеров. Несколько кораблей были спешно переоборудованы для этой цели и нагружены серой, нефтью и другими горючими материалами.

В середине мая 1621 года английская эскадра снова появилась под стенами Алжира. Мансел несколько раз пытался применить брандеры. Однако англичанам катастрофически не везло. Различные обстоятельства постоянно препятствовали осуществлению плана.

Только в ночь на 24 мая началась очередная атака брандеров на Алжир. Однако в тот момент, когда брандеры почти вошли в гавань, ветер изменился и стал относить неповоротливые корабли обратно в море. Англичанам пришлось спустить шлюпки и на буксире толкать брандеры, но это раскрыло планы нападавших. Алжирцы подняли тревогу и начали стрелять по английским кораблям и шлюпкам. Когда брандеры наконец вошли в гавань, моряки подожгли их. Взрыв пороха осветил гавань и разбудил жителей города. Но как только огонь начал распространяться по пиратским кораблям, пошёл дождь, который помог в тушении пожара.

Утром Мансел смог оценить результаты атаки. Оказалось, что существенные повреждения получили лишь два пиратских судна, а одиннадцать смогли благополучно покинуть гавань под прикрытием суматохи и ночной темноты.

В конечном итоге Мансел вернулся в Аликанте, чтобы снова переоборудовать новые корабли в брандеры и попытаться атаковать Алжир снова. Однако внешнеполитическая ситуация в этот период времени серьезно обострилась. Испанцы, не видя значимых успехов в борьбе с пиратством, прямо обвиняли Мансела в тайном сговоре с алжирцами. Кроме того, обострились отношения между Испанией и Голландией. Припасы, которые должны были быть доставлены из Англии, запаздывали, а кораблям эскадры требовался срочный ремонт.

Тем временем Мансел планировал новую атаку на Алжир, на этот раз с использованием галер, которые меньше зависели от прихоти ветра. Их должны были подвести на буксире к городским укреплениям, что позволило бы подвергнуть гавань обстрелу и уничтожить стоявшие там пиратские корабли. Однако была одна загвоздка — галеры можно было позаимствовать только у испанцев, а они не были настроены на подобное сотрудничество. Когда же они согласились предоставить галеры, из Англии пришёл приказ, чтобы эскадра вернулась на родину.

В октябре 1621 года остатки экспедиционных сил Мансела прибыли в Даунс Однако здесь произошло то, чего никто не ожидал. Оказалось, что приказ об отзыве эскадры был отменён, но он достиг Испании уже после того, как англичане отплыли. Чтобы не вызывать скандал, эскадру распустили. Мансел сложил с себя обязанности командующего эскадрой и удалился в своё поместье. Баттон вернулся к патрулированию ирландского побережья. Для Хокинса это был конец карьеры. Во время доклада в Тайном совете у него случился удар и он умер.

Первая попытка военной экспедиции против Алжира показала полную несостоятельность английского Адмиралтейства в деле обеспечения дальних походов английского флота. Однако главная причина неудачи состояла в том, что инструкции, выданные Манселу, были крайне туманны и ограничивали его инициативу. Вялость и безынициативность, отсутствие личной заинтересованности в успехе операции — вот слагаемые того унижения, который испытал английский флот от первого крупного столкновения с алжирскими пиратами. Как показали дальнейшие события, урок пошёл впрок, и впоследствии англичане будут более жёсткими в борьбе с алжирскими пиратами.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Экспедиция адмирала Ламберта

Голландия, ставшая в начале XVII столетия самой крупной морской державой в Европе, так же как и Франция, оказалась в весьма затруднительном положении. Ежегодно до 1200 голландских кораблей проходили через Гибралтарский пролив. Таким образом, Нидерланды оказались страной в наибольшей степени заинтересованной в безопасности мореплавания. Изначально голландцы пошли по пути дипломатического давления на Османскую империю, однако они быстро осознали, что североафриканские пираты ни в грош не ставят дипломатические договорённости своего сюзерена. Таким образом, у голландцев оставался только один путь решения проблемы — силовой.

В 1624 году голландская эскадра бросила якорь под стенами Алжира. Командовавший ею адмирал Ламберт потребовал освобождения всех находящихся в рабстве голландцев. В качестве дополнительного аргумента он пригрозил казнить захваченных по пути алжирских пиратов, если его требования не будут удовлетворены. Алжирские власти восприняли угрозу Ламберта как блеф. Однако голландец и не думал шутить. Получив отказ, он публично, на виду у всех жителей города, развесил захваченных ранее пиратов на реях своего корабля. Это был первый подобный публичный вызов мусульманским пиратам. Ламберт не желал, чтобы его слова воспринимали как пустую, ничем не подтверждённую угрозу. По мнению адмирала, только страх мог заставить пиратов отказаться от своих разбойных планов в отношении голландских торговых кораблей.

После первой экзекуции голландская эскадра направилась курсировать вдоль североафриканского побережья. Всякий раз, когда голландцы захватывали очередное пиратское судно, он возвращался к Алжиру и проводил очередную казнь. Эскадре несколько раз приходилось уходить и снова возвращаться для демонстрации своей решимости покончить с разбоем И вскоре усилия адмирала Ламберта принесли свои плоды.

Алжирцы согласились на условия голландцев, и в январе 1626 года было заключено мирное соглашение. Через год аналогичный договор был заключён и с Тунисом, правда, для этого уже не потребовались публичные казни на виду у всего города.

В соответствии с условиями этих договоров корабли алжирцев и тунисцев могли беспрепятственно посещать голландские порты, так же как корабли Голландии порты Северной Африки. Алжирцы обязывались рассматривать голландские корабли как нейтральные, а, следовательно, неприкосновенные, однако при этом не гарантировалась безопасность пассажиров и грузов, которые перевозились на них, если они принадлежали стране, враждебной Алжиру (имелась в виду Испания). Все голландские пленники должны были быть выкуплены или обменены на североафриканцев, ранее захваченных в плен. Чтобы следить за соблюдением соглашений, в Алжире и Тунисе открывалось голландское консульство.

На аналогичных условиях заключались соглашения и с другими европейскими государствами. Однако реальная ситуация была далека от тех идиллических условий, которые были зафиксированы в договорах, что создавало впоследствии многочисленные сложности.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Экспедиция против пиратов Сале

Помимо Алжира серьёзные проблемы у англичан возникали и с марокканскими пиратами. В 1627 году между марокканским султаном и Англией было подписано соглашение, по которому марокканцы обязывались не нападать на английские корабли. Однако всего четыре года спустя пираты из Сале захватили у мыса Сент-Винсент английское судно «Уильям и Джон». И это далеко не единственный пример подобного рода. Работорговый рынок Сале был переполнен захваченными рабами-христианами, причём в 1626 году среди них было от 1200 до 1400 англичан.

В 1636 году английские судовладельцы обратились к королю с петицией. Они заявляли, что за несколько лет пираты захватили 87 кораблей. Убытки от потери захваченных товаров составили 96 700 фунтов, а в плен попали 1160 моряков, содержание семей которых тяжким бременем ложилось на судовладельцев. В связи с этим они просили направить в Английский канал военные патрули для охраны побережья от мусульманских пиратов.

Необходимо было предпринять срочные усилия для пресечения разбоя. В 1636 году началось активное обсуждение возможных мер защиты от мусульманских пиратов. В июне к министру финансов Англии Фрэнсису Коттингтону обратился бристольский судовладелец капитан Жиль Пенн с предложением организовать карательную экспедицию против Сале. Пенн несколько раз бывал по торговым делам в Марокко и неплохо знал это побережье. Кроме того, он был знаком с расстановкой политических сил в этой стране и знал, что Сале лишь номинально подчиняется султану, а в реальности представляет собой пиратскую республику, где правит адмирал пиратского флота и совет капитанов. В такой ситуации, по его мнению, марокканский султан не станет вмешиваться и противиться разгрому мятежников в Сале.

Предложение Пенна внезапно получило поддержку и было передано государственному секретарю Френсису Виндебанку, а затем лордам Адмиралтейства. Возражений против проведения экспедиции высказано не было. Вероятно, одной из главных причин столь одобрительного отношения было то, что с 1634 года в стране был введён особый налог на защиту от пиратов. Правительству просто необходимо было продемонстрировать, что деньги, собираемые с населения, тратятся не впустую.

Предполагалось, что экспедиция будет состоять из 800 человек на четырёх кораблях и двух пинасах. Действовать приходилось быстро, поскольку после окончания зимних штормов пираты наверняка вышли бы в море на разбойный промысел. Поскольку изначальная идея принадлежала Пенну, он попросил Адмиралтейство сделать его командующим экспедицией. Однако его кандидатура не устроила лордов Адмиралтейства, и командующим был назначен Уильям Рейнбоу. Это был опытный моряк, советник правительства по морским вопросам и флаг-капитан лорда-адмирала графа Нортумберленда, командовавшего флотом в Английском канале. Он уже имел опыт плаваний по Средиземному морю в качестве представителя Левантийской торговой компании. В 1628 году он прославился тем, что отбил нападение четырёх мальтийских галер, которые по ошибке приняли его судно за пиратское. Находившийся на борту английский посол Томас Роу, возвращавшийся домой после шести лет службы при дворе турецкого султана, едва не погиб в этом сражении, сбитый с ног обломком древесины. Несмотря на несомненный опыт, Рейнбоу сразу столкнулся с проблемами. Два пинаса, которые должны были войти в состав экспедиции и перехватывать пиратские корабли на марокканском мелководье, оказались не готовы к моменту выхода в море, и Рейнбоу пришлось довольствоваться четырьмя кораблями.

Отбыв из Англии, эскадра у берегов Португалии попала в шторм. «Геркулес», переоборудованное торговое судно, зафрахтованное для экспедиции, лишился мачты и был вынужден уйти в Лиссабон.

В четыре часа дня 24 марта 1637 года прибыли к Сале и начали блокаду порта. Эскадра состояла их двух 600-тонных линейных кораблей «Антилопа» и «Леопард» и переоборудованного купеческого судна «Мэри», водоизмещением 400 тонн.

Когда христиане на берегу увидели английские корабли, некоторые, особо отчаянные, вплавь добрались до них. Они сообщили, что пираты уже покинули Сале и направились грабить английское побережье.

Рейнбоу принял решение блокировать Сале, ожидая возвращения пиратов. Через три дня показался корабль, следовавший из Алжира. Однако англичане не смогли его перехватить из-за большого количества мелей. Пираты свободно прошли по мелководью, игнорируя попытки англичан завязать морской бой. Отсутствие пинасов становилось для эскадры губительным. Сложность заключалась в том, что возвращение пиратов было невозможно предсказать, и англичанам приходилось только терпеливо ожидать их. Но как показала «блокада» порта, пираты отнюдь не горели желанием сражаться с английскими боевыми кораблями. Около тридцати пиратских кораблей из Сале, используя прибрежные мелководья, спокойно заходили и выходили из порта.

В самый критическии момент помощь англичанам пришла совсем с неожиданной стороны. Местный проповедник Мохаммед аль-Аяши выступил против пиратов и поднял бунт. В своё время он поддерживал обосновавшихся в Сале ренегатов, стремясь использовать их для борьбы с испанцами, однако оказалось, что пиратов интересовала лишь прибыль, а не священная война с неверными. Тогда аль-Аяши решил захватить власть, используя в качестве предлога блокаду порта англичанами. Между пиратами и сторонниками аль-Аяши начались уличные бои. Рейнбоу решил поддержать проповедника, предоставив ему своих хирургов для оказания медицинской помощи. Кроме того, на берег сошёл артиллерист Ричард Симпсон, который должен был расставить орудия для обстрела городских укреплений Англичане передали аль-Аяшу порох и ядра для четырёх орудий, которые установили на возвышениях старого города, взяв под прицел портовую гавань.

В первый день обстрела были потоплены три пиратских судна, а затем ещё десять в течение последующей недели. Пираты, оказавшиеся в осаде со всех сторон, стали испытывать сложности с продовольствием Артиллерийский обстрел вызвал в городе пожары. Кроме того, постоянные вылазки сторонников Аль-Аяша ослабляли их ряды.

13 июня к Рейнбоу прибыли долгожданные пинасы. Мелкая осадка и способность двигаться при помощи вёсел сделали их идеальными кораблями для блокады порта. Теперь ни одно судно не могло зайти или выйти из гавани Сале. Прошло совсем немного времени, и пираты запросили мира.

В соответствии с традициями, Рейнбоу предъявил требование освободить всех христианских пленников и выплатить компенсацию за причинённый ущерб. Это было неприемлемо, и пираты отказались выполнить эти требования. Однако им приходилось считаться с обстоятельствами, а они были таковы, что английская блокада становилась всё более эффективной. Так, 3 июля «Леопард» уничтожил пиратское судно, в результате чего погибло 55 пиратов. 12 июля пинас «Провиденс» перехватил другое пиратское судно, перебив его команду из 85 человек. Кроме того, англичане не позволяли торговым судам входить в гавань Сале, задерживая их или отправляя в другие порты.

27 июля 1637 года, спустя четыре месяца после начала блокады, на встречу с Рейнбоу прибыл полномочный представитель султана с дипломатической миссией. Переводчиком был английский купец Роберт Блэйк, долгое время проживавший в Маракеше. Среди членов делегации был и бывший губернатор Сале аль-Касри, которому было поручено восстановить власть султана в пиратской республике.

Осознав, что находятся в полной изоляции, пираты решили пойти на уступки. Они передали 30 христианских пленников в знак доброй воли и желания примирения. В конечном итоге пираты пошли на попятную. Через три дня были освобождены ещё 293 раба.

Результаты четырёхмесячной блокады Сале были весьма впечатляющими. Англичане уничтожили более дюжины пиратских кораблей, полностью дестабилизировали пиратскую республику и заручились поддержкой как марокканского султана, так и Мохаммеда аль-Аяши, который контролировал Сале. Таким образом, деятельность марокканских пиратов была практически полностью парализована, и они более не представляли серьёзной опасности. Большим успехом стало освобождение христианских пленников. К 8 августу 1637 года марокканцы передали всех имевшихся у них христиан. Из 348 рабов, получивших свободу, 308 были англичанами, шотландцами и ирландцами, остальные — французами, голландцами и испанцами. Через шесть недель все они были доставлены в Англию.

После возвращения эскадры в Даунс их ждал триумфальный приём В честь победы была отчеканена золотая медаль, которой и был награждён Рейнбоу и офицеры его эскадры, а матросы получили жалование и призовые деньги.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Экспедиция Блэйка в Тунис и Алжир

Когда в апреле 1651 года английское судно «Гудвилл» перевозило пассажиров из Туниса в Смирну, его перехватили мальтийские галеры. Они прочёсывали море в поисках пиратов и заподозрили англичан в пособничестве им Обыскав судно, мальтийцы выволокли из кают сопротивлявшихся арабов. Понимая безвыходность положения, капитан судна Стивен Митчел отдал мальтийцам своих пассажиров — тридцать двух жителей Туниса. Узнав об этом, тунисский бей пришёл в ярость, особенно когда узнал, что все его сограждане, занимавшие не последнее место в тунисском обществе, были обращены в рабство и стали гребцами на галерах. Более того, он заявил, что Митчел не просто без боя отдал своих пассажиров, но и продал их по взаимному сговору с мальтийцами.

Узнав об этом, толпа горожан начала выискивать на улицах Туниса англичан. Для защиты их от расправы бей арестовал всех английских купцов и конфисковал их собственность, пока пленники с «Гудвилла» не будут благополучно возвращены на родину.

Однако выполнить требование бея оказалось не так просто. В Англии шла революция, и новое правительство не пользовалось легитимностью в глазах Великого магистра Мальтийского ордена. Командующий парламентским флотом в Средиземном море Уильям Пенн был вынужден просить бея отпустить старшину английских купцов Самуэля Бутхауса, который немедленно отправился на Сицилию требовать от вице-короля, в чьем владении находилась Мальта, освобождения захваченных тунисцев. Получив согласие на освобождение, Бутхаус отправился в Лондон, где предъявил судебный иск Митчелу. Однако суд не счёл должным наказывать капитана ввиду отсутствия доказательства его вины.

Великий магистр под давлением вице-короля Сицилии согласился освободить пленников, но только за выкуп в 9600 фунтов. Узнав об этом, бей пришёл в ярость и приказал свои корсарам нападать на английские корабли. Вскоре тунисцы уже захватили английское судно «Принцесса» и взяли в заложники команду.

Международное положение Англии в тот момент было весьма неустойчивым. Внутренние проблемы и соперничество с Голландией и Францией отвлекали правительство Оливера Кромвеля от проблем с мусульманскими пиратами. После окончания англо-голландской войны Кромвель решил направить в Средиземное море эскадру адмирала Блэйка для решения тунисской проблемы. В его задачу входило освобождение англичан и возвращение «Принцессы» прежним владельцам.

7 февраля 1655 года английская эскадра, состоявшая из 24 кораблей, прибыла в Тунис. Сознавая силу английского флота, тунисцы встретили Блэйка весьма любезно и заверили адмирала в намерении сохранять добрососедские отношения с англичанами. Однако заявили, что пока пассажиры «Гудвилла» не вернутся домой, заложники останутся в Тунисе.

Ввиду неопределённости данных адмиралу инструкций относительно применения военной силы в подобном случае и необходимости пополнить запасы пресной воды и продовольствия, Блэйк благополучно покинул тунисскую гавань и направился в Кальяри, направив в Лондон полный отчёт и запрос о дальнейших действиях. Посетив по пути Порто-Фарина, Блэйк обнаружил там девять пиратских кораблей под турецкими флагами, среди которых была и переоборудованная «Принцесса». Появление английской эскадры вызвало настоящий переполох среди пиратов. Вероятно, они ожидали нападения, поскольку даже подвергли обстрелу английскую лодку, направленную к берегу для разведки.

18 марта тою же года английская эскадра снова появилась в водах Туниса На этот раз бей был более сговорчивым, однако Блэйк уже решил нанести пиратам превентивный удар. Объектом его мести стали корабли в Порто-Фарина.

После полудня 3 апреля английская эскадра прибыла к Порто-Фарина и встала на якорь. Следующим утром она вошла в гавань. Встав линией вдоль тунисских укреплений, Блэйк приказал открыть огонь. Одновременно под прикрытием артиллерийского огня к берегу устремился десант на лодках. Растерянные пираты вначале пытались очень вяло сопротивляться, однако затем стали бросаться в воду и плыть к берегу. Все девять пиратских кораблей были сожжены или потоплены. Потери англичан были незначительными, двадцать пять человек были убиты и около сорока ранены.

К середине дня показательная акция устрашения была закончена. Ожидая, пока догорят последние корабли, англичане до вечера стояли на якорях в гавани, не давая возможности погасить их.

Спустя шесть дней эскадра прибыла в Алжир. Весть о судьбе кораблей в Порто-Фарина уже достигла города, и англичанам был предоставлен самый радушный приём. Алжирские власти явно не желали гневить Блэйка, понимая, что тот может проделать то же самое и с алжирскими кораблями.

Впоследствии Блэйк снова вернулся в Тунис и снова потребовал освобождения английских пленников и возвращения «Принцессы», однако бей Мустафа снова категорически отказался, не преминув указать на то, что Тунис по-прежнему является турецкой провинцией, а агрессивные действия англичан могут рассорить их с Османской империей. Чтобы этого не произошло, Блэйк был вынужден просить английского посла в Стамбуле Томаса Бендиша обратиться к великому визирю с разъяснением позиции адмирала и причин нападения на тунисские корабли в Порто-Фарина.

Однако в конечном итоге ситуация разрешилась благополучно, поскольку в апреле 1657 года англичане наконец выкупили у мальтийцев пассажиров с «Гудвилла» и создали реальные предпосылки для достижения взаимной договорённости. Тем не менее адмиралу Джону Стоуксу, который прибыл в Тунис в 1658 году с эскадрой из шести кораблей, пришлось заплатить 11 250 долларов (2700 фунтов) за освобождение семидесяти двух англичан (мужчин, женщин и детей), которые держались в заложниках. Только после этого бей согласился на заключение мира, одним из условий которого была взаимная защита имущества английских и тунисских подданных.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Война или мир. Неразрешимая дилемма…

Для урегулирования противоречий в североафриканские государства был направлен английский посланник Джон Лоусон, который в 1662 году в течение короткого промежутка времени заключил сразу три мирных договора с Тунисом, Алжиром и Триполи. Несмотря на это в последующие десятилетия лишь Тунис и Триполи соблюдали условия мира, в то время как алжирцы несколько раз нарушали его, считая, что мирный договор был навязан им силой. Тем не менее длительный период времени Англия не предпринимала ответных действий, полагая, что углубление конфликта помешает развитию торговли на Средиземное море.

Несмотря на это отношения североафриканских регентств и европейских государств зашли в тупик Проблема заключалась в том, что ни одна из сторон не соблюдала имевшиеся соглашения. Правители североафриканских государств не могли запретить своим капитанам заниматься морским разбоем, поскольку опирались на них как на главную военную силу. Кроме того, пиратство приносило большой доход и было одним из существенных источников рабской силы. С другой стороны, в договорах обходился один существенный вопрос — судьба мусульман на галерах христианских государств. Если европейцы могли получить свободу по условиям дипломатических соглашений или в результате выкупа пленных, то мусульмане не имели такой возможности.

Наличие неразрешённых проблем не могло не привести к конфронтации. К 60–70-м годам XVII века стало очевидно, что европейские государства готовы к силовому решению североафриканской проблемы. В это время, благодаря гонке морских вооружений, Англия, Франция и Голландия создали сильные флоты. Любой из линейных кораблей европейских государств был значительно сильнее кораблей североафриканских пиратов, что значительно облегчало задачу по силовому принуждению к миру.

Только Голландия, ослабленная войнами с Англией и Францией, выбрала путь мирного решения проблем, заключив в 1679 году очередной договор с Алжиром. В свою очередь, Англия и Франция выбрали силовой путь решения проблемы.

В 1663 году английский посол в Константинополе получил от султана необычную декларацию. В ней английскому флоту разрешалось в одностороннем порядке проводить карательные операции против алжирских пиратов. Таким образом, султан попытался утихомирить своих строптивых подданных, давно не подчинявшихся фирманам из Константинополя, руками европейцев. У англичан таким образом исчезли все сдерживающие факторы, и они приготовились к немедленному отпору пиратам.

В 1669 году в Северную Африку был направлен Томас Аллин, который должен был договориться о заключении нового соглашения с Алжиром, обеспечивающего безопасность английских кораблей и грузов. Для достижения своих целей Аллин должен был использовать как дипломатические, так и военные средства, если в этом будет необходимость. В секретном предписании Аллину лорд-адмирал герцог Йоркский предписывал при благоприятных условиях не тратить времени на переговоры, а сразу нападать на алжирские корабли и уничтожать их при помощи брандеров.

Когда в конце 1669 года эскадра Аллина, состоявшая из 18 боевых кораблей и трёх брандеров, достигла Алжира, погода оказалась слишком спокойной для внезапной атаки, поэтому англичане были вынуждены начать переговоры. Аллин предъявил дею требование вернуть захваченное пиратами имущество и впредь воздержаться от нападения на английские корабли. Ответ алжирцев был крайне резким и грубым Они категорически отвергали требования «неверных собак».

Получив отказ, англичане начали разворачиваться в боевую линию. Однако, вместо немедленной атаки порта, Аллин предпочёл начать его блокаду, перехватывая корабли, которые пытались войти или выйти из Алжира Несмотря на усилия адмирала, блокада не была настолько плотной, чтобы совсем перекрыть пиратам выход их порта, чем не преминули воспользоваться алжирцы. Многие пиратские корабли смогли вырваться из порта и начали активный поиск незащищённых английских кораблей. Одним из них оказался фрегат «Мэри Роуз», возвращавшийся из Марокко после выполнения дипломатической миссии.

Ещё в конце 1668 — начале 1669 года лорд Генри Говард был уполномочен королём Карлом II установить дружеские отношения с султаном Марокко. В качестве официального представителя английской короны он должен был направиться в Танжер во главе делегации из 70 человек и преподнести султану Аль-Рашиду большой денежный подарок — 4 тысячи фунтов. В качестве средства передвижения лорд Говард выбрал 48-пушечный фрегат «Мэри Роуз». К сожалению, миссия провалилась. Пробыв в Марокко одиннадцать месяцев, лорд Говард так и не смог ничего добиться от султана.

Получив пропускную грамоту, посол отправился обратно в Англию. «Мэри Роуз» сопровождали три судна — небольшой пинк, двухмачтовый английский кеч «Рое» и торговое судно из Гамбурга «Гамбург фрегат».

В начале декабря 1669 года небольшой конвой двигался вдоль североафриканского побережья. После полуночи они догнали большое быстроходное 300-тонное судно, нагруженное древесиной, табаком, солью и солодом Это было английское торговое судно «Кинг Дэвид», следовавшее из Новой Англии в Кадис Ранее, у мыса Сент-Винсент оно было захвачено алжирскими пиратами, а команда была взята в плен. Команда «Мэри Роуз» освободила «Кинг Дэвида». На его борту были взяты в плен призовая команда пиратов, состоявшая из двадцати двух алжирцев, одного русского и двух англичан.

Далее конвой посетил Сале, а затем снова вышел в море. 17 декабря к конвою присоединились ещё два судна — французское и шотландское, которые направлялись от Канарских островов в Кадис В течение нескольких дней с «Мэри Роуз» наблюдали на горизонте несколько алжирских кораблей, следовавших параллельным курсом. Это заставило торговые корабли держаться как можно ближе к английскому фрегату, рассчитывая на его защиту.

На рассвете 18 декабря, когда конвой был уже недалеко от Кадиса, команда «Мэри Роуз» увидела 7 алжирских кораблей, которые приближались к конвою с явно враждебными намерениями. Теперь было понятно, что алжирцы давно выследили добычу, однако не решались нападать, подтягивая свои силы, пока не достигли полного военного превосходства. Теперь, как хищники, они были готовы напасть на жертву. Англичане немедленно приготовились к бою.

Около полудня алжирцы приблизились. Один из пленников идентифицировал их как «Голден Лайон», «Оранж Три», «Халф Мун», «Севен Старе», «Вайт Хоре», «Блювхарт» и «Роз Лиф».

Около трёх часов дня шесть алжирских кораблей атаковали «Мэри Роуз», а ещё один атаковал «Кинг Дэвид». В течение всего дня обе стороны яростно обменивались выстрелами из всех орудий. Несмотря на численное превосходство, алжирцам не удалось принудить англичан к капитуляции. Английские канониры были подготовлены значительно лучше алжирских, поэтому пираты предпочитали держаться на расстоянии, а это снижало эффективность их артиллерийского огня. Таким образом, бой превратился в бесконечную артиллерийскую дуэль с постоянным маневрированием и уклонением от абордажа, которого так желали алжирцы.

Только с наступлением темноты бой временно прекратился. Однако на следующее утро алжирцы снова атаковали «Мэри Роуз». «Голден Лайон» попытался зайти с кормы к английскому фрегату. Эго не осталось незамеченным, и англичане меткими выстрелами повредили у противника корпус ниже ватерлинии и грот-мачту. После этого он вышел из боя, а вслед за ним и остальные пиратские корабли.

Пока продолжался бой, французское и шотландское суда сбежали, а пинк пытался сдаться алжирцам, но те, принимая его за брандер англичан, предпочитали держаться от него подальше.

Потери англичан в сражении, как это не покажется странным, были относительно невелики: 12 моряков были убиты и 18 ранены. Несмотря на то что «Мэри Роуз» получила серьёзные повреждения (все три её мачты были сильно повреждены вражескими ядрами, так же как и такелаж), она продолжала держаться на плаву и была вполне боеспособна.

20 декабря фрегат достиг Кадиса, и капитан Кэмпторн передал властям своих алжирских пленников. В апреле 1670 года «Мэри Роуз» вернулась в Англию, сопровождая очередной торговый конвой из Средиземного моря. За свою победу капитан Кэмпторн получил рыцарское звание, а команда материальное поощрение. «Кинг Дэвид», который стал единственным призом алжирцев в том бою, также впоследствии был отбит сэром Томасом Аллином, когда алжирцы попытались привести его в родной порт, и продан в Малаге.

Победа у Кадиса над превосходящими силами алжирцев продемонстрировала высокий боевой дух английских моряков. Она вызвала небывалый рост национальной гордости и усилила стремление раз и навсегда покончить с морским разбоем в Северной Африке. После этого английское военное присутствие у берегов Алжира стало постоянным.

В 1670 году новая английская эскадра, усиленная несколькими голландскими судами, вновь прибыла к стенам Алжира Ею командовал герцог Йоркский, будущий король Яков II. В качестве подтверждения серьёзности её намерений англичане потопили большое алжирское судно, а затем в битве у мыса Спарел уничтожили ещё семь судов, включая четыре 44-пушечных корабля. В общей сложности в битве погибло 2200 алжирцев, включая нескольких известных капитанов-раисов.

В следующем, 1671 году англичане снова направили свой флот к североафриканскому побережью. Эскадра адмирала Эдварда Спрэга застала в заливе Бужи (Буги) семь пиратских кораблей. Пираты всячески пытались вырваться в открытое море, однако англичане перекрыли единственный выход из бухты. Спрэг решил использовать уже отработанную тактику. В бухту вошёл брандер «Литл Виктория», который сжег все алжирские корабли.

Уничтожение пиратов в заливе Бужи имело далеко идущие последствия, поскольку среди погибших оказался и главнокомандующий алжирским флотом и пять наиболее известных пиратских капитанов. Это, в свою очередь, привело к волнениям в самом Алжире и перевороту, в результате которого к власти пришёл старый пиратский капитан Мохаммед Тарик. Он благоразумно решил возобновить прежние мирные отношения, что на время закрыло проблему алжирского пиратства для английского флота.

В 1673 году Англия заключила с Алжиром новое соглашение на прежних условиях. Однако это не ликвидировало полностью угрозу морского разбоя, поскольку триполитанцы и тунисцы продолжали нападать на английские торговые суда.

В 1675 году английская эскадра адмирала Джона Нарбро вновь прибыла к берегам Северной Африки, чтобы возвратить торговые корабли, захваченные триполитанцами. Паша Триполи отказался выдавать захваченные призы, подписав тем самым своему флоту и городу приговор.

Получив отказ, адмирал Нарбро разрушил в ходе обстрела часть города, сжёг четыре пиратских судна, обстрелял город и заставил пашу уплатить ущерб английским купцам в размере 18 ООО фунтов и возобновить прежние мирные соглашения. В марте 1676 года триполитанцы вернули захваченные корабли.

В 1677 году началась новая война с Алжиром Между 1677 и 1680 годами алжирские пираты захватили 153 британских судна Многие из них были небольшими по размерам Например, захваченный 29 октября 1677 года «Роберт» с экипажем из шести человек или захваченный в сентябре 1679 года «Спидвелл» с экипажем из пяти человек Однако были и крупные корабли, например, «Вильям и Самуэль» с экипажем из 46 человек, взорвавшийся в сражении с алжирцами в июне 1679 года Всего за период войны с Алжиром пираты захватили около 1800 англичан. Средняя стоимость выкупа моряка составляла в то время около 100 фунтов, в то время как стоимость пассажира, особенно если он богат или знатен, могла достигать 1000 фунтов. С учётом общего количества пленников, экономическая эффективность выкупных операций была слитком мала. Оставался лишь военный путь решения проблемы.

Мирные соглашения между Алжиром и Англией были заключены в 1686 году. Однако, несмотря на это, алжирцы продолжали нападения на английские корабли. Так продолжалось до тех пор, пока в 1695 году капитан Бич не разорил алжирское побережье и не сжёг пять пиратских фрегатов, после чего стороны вновь пришли к мирному соглашению.

Только после того как англичане захватили Гибралтар и Порт-Маон, они получили возможность защитить своё судоходство от разбойных посягательств алжирских пиратов. Это заставило пиратов уважать английский флаг больше, чем какой-либо другой среди европейских государств.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Французские экспедиции против Алжира

В отличие от Англии, активно занимавшейся созданием своего военного и торгового флотов, французское мореплавание в середине XVII столетия находилось в упадке. Франция не могла выставить достойного флота для противодействия Англии и Голландии. Бессилие французского военного флота самым негативным образом отразилось на положении купцов. С 1670 года алжирские пираты, несмотря на имевшиеся мирные соглашения, снова начали нападения на французские торговые корабли и обращать французов в рабство. Понимая, что только сильный флот способен изменить ситуацию, французский король Людовик XIV приказал министру финансов Кольберу выделить средства на строительство новых кораблей. Через десять лет Франция уже была способна выставить до ста кораблей, большинство из которых ничуть не уступали английским и голландским, а зачастую и превосходили их.

В период правления Людовика XIV Франция пережила невероятный подъём. Благодаря успешным военным кампаниям против Голландии, Германии и Испании мировой престиж французского оружия поднялся на небывалую высоту. Несмотря на то что североафриканские проблемы не были для короля первостепенными, он счёл необходимым напомнить пиратам об изменившемся статусе Франции.

В 1681 году, после нападения мусульманских пиратов на побережье Лагедока и Прованса, Людовик XIV отдал приказ провести карательную операцию. В качестве объекта монаршего гнева выступили триполитанские корсары, укрывшиеся на острове Сцио. Эскадра французского вице-адмирала маркиза де Куфне подошла к острову и подвергла его бомбардировке. В результате 14 пиратских кораблей были уничтожены, а крепостные стены замка были разрушены.

Однако экспедиция против триполитанцев не произвела никакого впечатления на алжирцев, которые продолжали свои грабежи на французском побережье. Это заставило Людовика XIV снова обратиться к силе оружия. В 1682 году Алжир объявил войну Франции, и вскоре алжирский корабль захватил французское военное судно. Его экипаж был публично продан с торгов на работорговом рынке. Это не могло не вызвать возмущения Людовика XIV. Престиж «короля-солнца» был подорван, и он решил покарать нерадивых пиратов.

Исполнителем воли короля был назначен один из самых известных французских адмиралов Авраам Дюкень. Победитель знаменитого голландского адмирала де Рюйтера был известен как сторонник жестких мер. В 1682 году, имея под своим командованием эскадру из 11 линейных кораблей, 15 галер, 5 галиотов, двух брандеров и нескольких тартан, он направился к Алжиру. Основную ударную силу флота составляли именно галиоты, вооруженные всего двумя мортирами и четырьмя пушками. Секрет состоял в том, что мортиры должны были стрелять недавно изобретёнными разрывными бомбами, которые сеяли после взрыва значительно больше разрушений, чем стандартное пушечное ядро.

29 июля 1682 года французская эскадра адмирала появилась под стенами Алжира. Предъявив ультиматум освободить всех христианских пленников и вернуть захваченное пиратами имущество, Дюкень стал ожидать ответа. Получив отказ, адмирал приказал эскадре выстраиваться в боевую линию, выдвинув вперёд свои бомбардирские суда с бомбическими мортирами.

Первоначально обстрел города не дал результатов. Волнение на море не позволяло бомбардирским кораблям приблизиться к берегу настолько близко, чтобы эффективно использовать мортиры. Кроме того, бомбардирам пришлось долго пристреливаться, чтобы достичь максимального эффекта. В конце концов, Дюкень приказал кораблям приблизиться к берегу как можно ближе, и это дало необходимый результат. Разрывные ядра начали сеять хаос в городе. Не привыкшие к подобным обстрелам алжирцы подняли панику. По улицам метались раненые люди, однако нигде не было укромного места, достаточно безопасного, чтобы пережить бомбардировку.

Только усиление волнения и ветра заставили французов временно прекратить обстрел и уйти подальше от берега. Однако 3 сентября эскадра вернулась. На этот раз французам не пришлось долго примеряться. Все цели были уже пристреляны, бомбардировка возобновилась с ещё большей силой.

Французский священник, а по совместительству консул отец Жан ле Вашер просил адмирала прекратить разрушение города и вступить в переговоры, однако Дюкень и слышать об этом не хотел. Он был согласен прекратить боевые действия, только если сами алжирцы будут молить об этом.

Дворец дея и городские укрепления были разрушены, в порту догорали остовы нескольких кораблей. Наконец 5 сентября прибыла алжирская делегация. Дюкень в категоричной форме снова потребовал освобождения всех находившихся в Алжире христианских пленников. Переговоры затягивались, а положение эскадры становилось всё более сложным В конечном итоге 12 сентября Дюкень приказал возвращаться в Тулон, пообещав алжирцам вернуться в следующем году и закончить дело.

Уход эскадры был настоящей трагедией для томившихся в неволе христиан, а у мусульман вызвал ощущение собственной гордости и «победы» над французами. Однако реальность была несколько иной. Дюкень провел зиму, ремонтируя корабли и пополняя запасы. Весной 1683 года эскадра снова была готова к выходу в море.

В июне 1683 года Дюкень со своими кораблями снова появился под стенами Алжира К нему присоединились пять кораблей адмирала де Анфревиля. 28 июня французы начали обстрел города. Снова к адмиралу с посреднической миссией явился отец ле Вашер. Дюкень повторил свои прежние требования освобождения всех христиан из рабства и выплаты 1,5 миллиона франков в качестве компенсации за захваченные французские корабли и товары. В качестве обеспечения условий договора он потребовал предоставления ему в заложники командующего алжирским флотом адмирала Али Мецоморто. Чтобы смягчить настойчивость Дюкеня, дей Баба Хасан освободил часть христианских рабов, всего 142 человека, однако средств на выплату контрибуции у дея не было, и он попросил отсрочки платежа. Этим решил воспользоваться Мецоморто. Он уговорил Дюкеня освободить его, обещая достать необходимые финансовые средства. Получив свободу, алжирец начал немедленно действовать. Понимая, что уступчивость Баба Хасана вызовет волнения в городе, он совершил военный переворот. Его сторонники убили дея и провозгласили Мецоморто новым правителем города. Недовольных такой сменой режима не оказалось…

Однако, вместо того чтобы выполнять условия соглашения, новый правитель приказал открыть огонь по французской эскадре, а затем отправил к Дюкеню одного из рабов с сообщением, что если французы продолжат обстрел города, он прикажет заряжать крепостные орудия не ядрами, а французами.

Адмирал Дюкень не внял предупреждению и снова начал бомбардировку города. В течение трёх дней французы последовательно разрушали город, превращая его в руины. Огонь от горящих зданий был настолько сильным, что море освещалось на шесть миль вокруг. Улицы города были залиты кровью.

Мецоморто исполнил своё обещание. Толпа ворвалась в дом консула и приволокла его в порт. Его «зарядили» в самую большую пушку в крепости, после чего произвели выстрел. Куски тел несчастного разлетелись по гавани. Вслед за ним та же судьба ждала ещё 22 француза. Зверская казнь соотечественников не только не заставила французов прекратить обстрел, но и вызвала праведный гнев Дюкеня и его моряков.

Взбешённый жестокостью алжирцев Дюкень продолжил обстрел, пока не уничтожил две трети города, все укрепления и верфи, всё, что находилось в радиусе действия французских орудий. Огонь прекратился только тогда, когда эскадра исчерпала запас бомб. Попытка вступить в переговоры с Мецоморто также не увенчалась успехом. Он категорически отказался заключать новое соглашение с французами и грозил началом широкомасштабной войны против французского торгового флота. Оказавшись в безвыходном положении, 25 октября французская эскадра отбыла в Тулон.

Несмотря на неоднозначность результатов алжирских экспедиций Дюкена, победа осталась за французами. В это время османские войска вели осаду Вены, и султану крайне был необходим мир в его владениях. Он не мог допустить, чтобы Франция объединилась с врагами Османской империи, поэтому приложил все усилия к тому, чтобы алжирцы замирились с французами.

В апреле 1684 года под стенами Алжира вновь оказалась французская эскадра во главе с адмиралом де Турвилем На этот раз у неё были дипломатические задачи. Специальный посланник султана следил за тем, чтобы ничто не могло помешать мирным переговорам В течение трёх недель условия мирного соглашения были сформулированы и одобрены обеими сторонами. Для окончательного подписания договора в Версаль прибыл алжирский посол Хаджи Джафар Ага, который вместе с Людовиком XIV 4 июля 1684 года и скрепил его своей подписью.

Передышка, впрочем, была недолгой, поскольку с 1686 года нападения на французов снова возобновились. Попытки преследования обнаглевших пиратов привели лишь к тому, что в Алжире был разграблен дом французского консула, а его самого бросили в подземелье.

Терпение Людовика XIV закончилось в 1688 году. В июне к берегам Алжира снова была направлена эскадра под командованием адмирала д’Эсгре. Как и его предшественник, д’Эстре предъявил властям Алжира ультиматум, требуя освобождения христианских невольников, выплаты компенсации владельцам захваченного имущества и прекращения разбоя.

Ответ был предсказуем. Мецоморто отказался выполнять эти требования.

Получив отказ, д’Эстре выстроил эскадру вдоль береговой линии и, по примеру своего предшественника, начал обстрел города Многие французские моряки из эскадры д’Эстре участвовали в экспедициях Дюкеня в 1682–1683 годах, поэтому долго пристреливаться не пришлось. Канониры слишком хорошо знали свои цели. На город было сброшено 13 300 бомб, которые разрушили три четверти города и маяк Были потоплены пять алжирских кораблей. Даже Мецаморто получил ранение осколком снаряда В качестве ответной меры дей прибегнул к уже испытанному средству. В пушку были заряжены сначала два священника-француза, затем консул, семь капитанов и 30 матросов. Узнав об этой варварской казни, д’Эсгре приказал казнить 17 пленников-алжирцев, тела которых были помещены на специально сколоченные плоты и направлены в гавань.

Однако закончить дело д’Эстре не успел. События в Англии, связанные со славной революцией, заставили срочно отозвать эскадру обратно во Францию. В конечном итоге французы направили в Алжир своего дипломатического представителя, который в апреле 1689 года и заключил новый мирный договор. К нему было приложено особое соглашение, в соответствии с которым Франция предоставляла на бесплатной основе 4 мортиры и 9 тыс бомб, которые были необходимы алжирцам для осады Орана.

Заключение мира с Алжиром не решило проблем отношений Франции с другими североафриканскими государствами — Тунисом и Триполи. Несмотря на мирные соглашения, тунисские и триполитанские пираты по-прежнему продолжали нападать на французские корабли и обращать в рабство французов, а отсутствие единства среди европейских государств только способствовало росту морского разбоя.

Чтобы избавиться от этой проблемы, французы решили действовать уже испытанным способом. Эскадра адмирала Дюкеня бомбардировала Триполи в 1683 году, а эскадра адмирала д’Эстре в 1685 году, после чего с Триполи было подписано мирное соглашение. После поражения французского флота у мыса Ла-Хог триполитанцы снова начали нападения на французские корабли, что привело к очередной карательной операции в 1693 году и новому соглашению о мире.

В отличие от Алжира и Триполи, правители Туниса не стали испытывать терпение французов и сразу в 1685 году подписали мирное соглашение.

Таким образом, к концу семнадцатого столетия европейские державы добились в конечном итоге права безопасного мореплавания на Средиземном море, хотя за это пришлось заплатить дорогую цену.

Одни европейские государства пошли по пути замирения северо-африканских пиратов, как это сделала Голландия, другие, как Англия и Франция, добились мирного соглашения через применение силы. Разница в эффективности этих подходов видна лишь при анализе заключённых ими соглашений.

Базовыми нормами в этих соглашениях было право беспрепятственного посещения портов и навигации, защита пассажиров и грузов от разбойных посягательств, введение консульской службы и паспортного контроля грузов.

В отличие от Англии и Франции, голландцы не потребовали освобождения своих подданных из плена, однако оставили за собой право на выкуп их частными лицами. Голландским капитанам, посещавшим Алжир, сообщали списки пленных голландцев, предлагая им произвести выкуп. Дальнейшие захваты пленных были запрещены. Соглашения с Францией, напротив, указывали на безвозмездное освобождение всех французских подданных, захваченных до 1670 года, и запрет на дальнейшее обращение французов, захваченных в плен, в рабство. В случае объявления войны французские купцы имели три месяца для окончания дел в Алжире.

В целом франко-алжирские соглашения в большей степени отвечали нуждам захваченных в плен рабов, в то время как соглашения Алжира с Нидерландами носили чисто коммерческий характер.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Глава 5. ЗАКАТ МУСУЛЬМАНСКОГО ПИРАТСТВА

Упадок морского разбоя в конце XVII — первой половине XVIII века

Конец XVII столетия оказался для североафриканских пиратов временем относительного покоя. С 1689 по 1714 год европейские державы были вовлечены в многочисленные конфликты, что привело к увеличению присутствия европейских военных кораблей в Средиземном море, с одной стороны, и введение системы конвоев торговых судов — с другой. Кроме того, в этот период времени начинаются войны между самими североафриканскими государствами. В результате войны Алжира с Тунисом последний был захвачен в 1704 году, а в 1708 году алжирцы отвоевали у испанцев Оран.

К начале XVIII века Турция уже не могла открыто конфликтовать со своими провинциями, занятая проблемами на Балканах, поэтому султан признавал любого правителя занявшего трон, но выказавшего стремление сохранить положение вассала Турции. Это стало заразительным примером для североафриканских пашалыков, и они один за другим выходили из-под жёсткой опеки Османской империи.

Однако обретение относительной самостоятельности ещё не означало мира и покоя внутри самих североафриканских государств. За период с 1590 по 1705 год в Тунисе сменилось 13 пашей. В среднем они правили по четыре года, и многие из них умирали насильственной смертью, убитые в ходе дворцовых интриг или растерзанные толпой. В конечном итоге в 1705 году тунисские солдаты поставили на трон своего ставленника и объявили его беем.

Схожая картина наблюдалась и в Алжире. Например, в 1700 году его правитель Хасан Шавуш был свергнут командиром гарнизона города Мустафой, который был большим пьяницей, но устраивал солдат. Этот дей провёл две не слишком удачные военные компании против Туниса и одну против Марокко, пока в 1706 году сам не стал жертвой заговора Его преемник Хусейн-ходжа правил всего один год, затем был отправлен в изгнание, где и умер. Четвёртый дей, Бекташ-паша, был убит через три года своего правления прямо в зале суда. Пятый дей, Ибрагим Дели, прозванный «Дураком», стал настолько ненавидим горожанами за свой развратный образ жизни, что после переворота и убийства его тело ещё долго таскали по улицам города. Взошедший на престол в 1710 году Али начал правление с того, что уничтожил в городе три тысячи турок, справедливо опасаясь за свою жизнь. Это позволило ему править относительно спокойно десять лет, пока он не умер в своей кровати в тишине и покое. Печальный список жертв переворотов в североафриканских бейликах и пашалыках можно продолжать бесконечно. Редкие правители доживали до спокойной смерти в старости. Большинство погибали под ударами кинжалов или от яда.

Изменение статуса турецких провинций привело к заключению новой серии мирных и торговых соглашений со странами Европы. В начале XVIII века кроме Англии, Франции и Голландии никто из европейских государств не имел дипломатических отношений с североафриканскими государствами. Однако положение на Средиземноморье в этот период времени стремительно менялось. В Средиземном море появились корабли Австрии, Дании, Швеции и других государств, которые не имели соглашений с османскими провинциями.

После заключения мирного соглашения Австрии с Османской империей в 1712 году Триест стал главным австрийским торговым портом на Средиземном море. Сознавая, что безопасность мореплавания у берегов Магриба во многом зависит от мирных отношений с североафриканскими государствами, австрийские дипломаты в 1725–1726 годах добились заключения торговых соглашений с Алжиром, Тунисом и Триполи. Герцог Тосканский, муж австрийской императрицы Марии-Терезии, также от имени своего государства подписал мирное соглашение с североафриканскими государствами. Примеру Австрии последовала и Швеция, активно развивавшая морскую торговлю. В 1729 году она заключила соглашение с Алжиром, в 1736 году с Тунисом и в 1741 году с Триполи. Дания заключила подобные соглашения в 1751–1752 годах.

В начале XVIII века исчезла ещё одна проблема, терзавшая дипломатов два столетия, — проблема мусульманских рабов на европейских галерах. В 20-х годах XVIII века Испания полностью избавилась от галерного флота, Франция сделала то же самое в 1748 году. Только Венеция до конца века сохраняла небольшую галерную эскадру на Корфу. Отныне захваченные в плен мусульмане больше не отправлялись на галеры, а, значит, эта проблема исчезала из дипломатических отношений европейских и североафриканских государств. Это существенно облегчило отношения между странами на Средиземном море, оставив на повестке дня лишь проблемы христианского рабства.

К середине XVIII столетия практически все ведущие европейские государства находились в состоянии формального мира с варварийскими государствами. Только Испания, Королевство обеих Сицилий, Венеция и Мальтийский орден продолжали борьбу с пиратами.

В период крупных европейских конфликтов, таких как Семилетняя война 1756–1763 годов, североафриканские пираты вновь активизировали деятельность, используя противоречия Англии и Франции. Это приводило к определённой напряжённости в международных отношениях, но в то же время не нарушало сложившийся в XVIII веке порядок торговых отношений.

Окончание Семилетней войны привело к очередному всплеску дипломатической активности европейских государств. Венеция, переживавшая очередной подъём своей торговли и нуждавшаяся в её защите, в 1764–1765 годах заключила мирные соглашения с североафриканскими государствами.

Кроме того, в этот период времени усиливается экономическая интеграция североафриканских и европейских государств. Усиливается спрос на африканскую пшеницу в южной Франции и торговля с Левантом В подобных условиях продолжение морского разбоя оказалось невыгодным с экономической точки зрения. Товарообмен впервые стал приносить больший доход, чем разбой.

Существенным фактором, сократившим количество пиратских нападений, стал отказ от использования галер и других гребных судов в начале XVIII века. Это сократило потребность в рабах, а, следовательно, и необходимость их захвата.

Снижение потребности в рабах, мирные договоры с европейскими державами, внутренние неурядицы и многие другие факторы способствовали упадку морского разбоя. Это напрямую отразилось на состоянии флота Алжира, Туниса и других государств. Военный флот Алжира в 1676 году состоял из двух 50-пушечных кораблей, пяти 40-пушечных, одного 38-пушечного, двух 36-пушечных, трёх 34-пушечных, трёх 30-пушечных, одного 24-пушечного и большого числа мелких судов, имевших от 10 до 20 орудий Всего алжирский флот состоял из 17 крупных боевых кораблей, имевших 626 орудий. К тому периоду времени очень немногие европейские флоты могли выставить аналогичные военные силы.

Шестьдесят лет спустя, в 1737 году, самые мощные корабли Алжира имели один 16, другой 18 пушек. Имелись лишь три пинка, несших от восьми до десяти орудий, и две шебеки — одна с шестью, другая с четырьмя орудиями. Кроме того, было девять маленьких галеотов, имевших от одного до шести орудий. В общей сложности алжирский флот состоял из 17 судов, имевших всего сто орудий.

Существенные изменения в силе алжирского флота, произошедшие всего за 70 лет, говорят о его полной деградации. Если в XVII столетии он состоял преимущественно из больших парусных кораблей, которые вполне могли противостоять любому аналогичному европейскому кораблю, то в начале XVIII века происходит возврат к использованию небольших парусно-гребных кораблей, пинков, шебек и галиотов. Эти корабли были приспособлены преимущественно для действий в прибрежной полосе и были мало приспособлены к суровым условиям Атлантического океана, что, конечно, сужало сферу деятельности алжирских пиратов.

Захваты кораблей, сделанные североафриканскими пиратами в период Семилетней войны 1756–1763 годов, позволили существенно усилить пиратский флот до 27 судов с 268 орудиями. Вновь увеличивается количество парусных многопушечных кораблей, способных выходить на океанские просторы. Например, две крупные алжирские шебеки этого времени были вооружены 26 орудиями, что делало их опасными противниками.

Только силовые операции европейских государств и заключённые мирные соглашения вновь к концу XVIII века сократили боевые возможности алжирского флота. В 1790 году Алжир имел на вооружении только четыре судна, имевших в общей сложности 36 орудий: корабль с 26 орудиями, 4-пушечную шебеку и два галиота.

Что касается военных флотов Туниса и Триполи, то о них имеется только самое общее представление. Например, в 1754 году Триполи снарядил флот, состоявший всего из четырёх галиотов, но в 1761 году он уже мог выставить 17 боевых кораблей — 5 шебек и 12 галиотов. В 1785 году триполитанский флот состоял из пяти кораблей: 18-пушечной шебеки и четырех галиотов.

Тунис в 1764 году вооружил 15 боевых кораблей, имевших в совокупности 80 орудий: четыре пинка (два с четырьмя орудиями, один с шестью и один с четырнадцатью), полаку с 14 орудиями, барк с 20 орудиями и девять галиотов.

Схожая ситуация наблюдалась в Марокко. После 1668 года султан единолично контролировал деятельность разбойников в своей стране. Восемь из девяти пиратских кораблей были снаряжены именно на его средства. Из-за отсутствия квалифицированных моряков и средств на снаряжение крупных военных судов марокканский флот пришёл в полный упадок в начале XVIII века.

Ключевой порт на марокканском побережье — Сеуту — с XV века поочерёдно контролировали сначала португальцы, а затем испанцы. Единственным достойным убежищем для морских разбойников оказался город Сале. Однако природные условия этой гавани не позволяли держать здесь крупные морские силы, поэтому марокканские разбойники были немногочисленны. Лишь с начала XVIII века они стали всерьёз угрожать морскому судоходству. Но в 1773 году единственный тосканский фрегат, посланный для укрощения марокканцев, утопил сразу три из пяти разбойничьих кораблей, без каких либо потерь со своей стороны. В 1788 году весь флот Марокко состоял из шести или восьми небольших фрегатов и восемнадцати галер. Пока пираты Сале платили марокканскому султану десятину, их деятельность не очень беспокоила правительство, однако когда они стали мешать развитию торговли, султан лично изгнал всех разбойников из своих владений.

Анализ военно-морских сил североафриканских государств наглядно показывает, что они не представляли серьёзной угрозы для европейского судоходства в XVIII веке, за исключением небольшого периода всплеска военной активности периода Семилетней войны.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Бой у мыса Сент-Винсент

В середине XVIII века Испания по-прежнему находилась в состоянии войны с североафриканскими государствами. Однако из-за участия в европейских военных конфликтах она не могла выделять достаточно военно-морских сил для противодействия пиратам. Лишь изредка происходили столкновения между испанскими и алжирскими кораблями. Одним из таких сражений стал бой у мыса Сент-Винсент, произошедший 28 ноября 1751 года.

После подписания мирного соглашения в Экс-ле-Шапель маркиз Эстенада приказал собрать две эскадры с целью борьбы с мусульманскими пиратами. Вскоре они вышли в море и начали патрулирование. Но испанцы встречали лишь небольшие суда арабских купцов.

Только 28 ноября 1751 года в 52 лигах от мыса Сент-Винсент 60-пушечные линейные корабли «Драгон» и «Америка» под командованием капитана Педро Фитц-Джеймса Стюарта встретили два алжирских судна под командованием Араез Мухамеда. Это был 60-пушечный линейный корабль «Данциг», флагман алжирского флота, и 54-пушечный «Кастель Нуэво». Подозревая алжирцев в пиратских нападениях, Стюарт приказал им приготовиться к осмотру.

Около пяти часов дня испанцы сблизились с алжирскими кораблями, однако, когда испанцы приготовились направить досмотровую группу, алжирцы открыли огонь. «Драгон» совершил манёвр, уклоняясь от бортового залпа врага. Заминкой испанцев воспользовался «Кастель Нуэво», который вышел из боя и сбежал. Оба испанских судна бросились в погоню за «Данцигом». Алжирский флагман попытался уйти от погони, однако в ходе перестрелки получил слишком большие повреждения такелажа и парусов и не смог развить необходимую скорость. Перестрелка между «Драгоном» и «Данцигом» продолжалась до наступления темноты, когда обе стороны приняли решение не продолжать бой. Оба судна продолжали держать друг друга в поле видимости, и с наступлением рассвета бой продолжился. Выучка испанских моряков была лучше, чем у алжирцев, и вскоре это начало сказываться на результатах боя. Выстрелы испанских канониров были более прицельными и наносили значительно больший ущерб. Испанская картечь буквально косила алжирский экипаж, книпели разорвали такелаж и паруса, ядра пробили корпус в нескольких местах. Понимая безвыходность ситуации, алжирцы в конечном итоге были вынуждены спустить флаг.

Потери испанцев оказались весьма незначительными. Только трое были убиты и ещё 25 ранены. У алжирцев погибло 194 моряка и ещё около 90 были ранены. Поскольку «Данциг» получил слишком серьёзные повреждения, Стюарт принял решение сжечь его. Однако прежде на борт испанского судна были переправлены все пленные алжирцы и обнаруженные в трюме христианские пленники. Всего «Драгон» принял на борт около 320 алжирцев, вместе с раненым Араез Мухамедом и 50 пленников-христиан, в основном голландцев.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Экспедиция против Алжира в 1775 году

Несмотря на поражение в бою у мыса Сент-Винсент, алжирцы продолжали совершать разбойные нападения на испанские корабли и селения, что заставило испанское правительство всерьёз снова задуматься о мерах полного искоренения пиратства.

Было совершенно очевидно, что простое патрулирование побережья не приносит своих плодов. Пираты безнаказанно орудуют под самым носом у испанского флота После долгих дискуссий было принято решение повторить попытку захвата Алжира как главной базы мусульманских пиратов.

После неудачной экспедиции Карла V в 1541 году испанцы не предпринимали попыток захватить Алжир, однако эта идея казалась наиболее логичной, поскольку, по мнению испанского правительства, позволила бы лишить пиратов самой удобной гавани на побережье Северной Африки. Учитывая развитие военных технологий и отсталость алжирской армии и флота, задача казалась вполне решаемой, поэтому Адмиралтейству было дано задание разработать план проведения военной операции. К началу 1775 года всё было готово для удара по Алжиру.

Испанцы сформировали мощную эскадру в составе шести линейных кораблей, 12 фрегатов, 5 хольков, 9 шебек и 24 других вспомогательных военных кораблей под командованием дона Педро Гонсалеса де Кастийона. На 230 транспортных судах располагались экспедиционные силы численностью 24 447 человек. Среди них множество морских пехотинцев, драгунов, артиллеристов и пехотинцев, в том числе 600 рабочих для инженерных работ. Для осады алжирской крепости флот перевозил 176 полевых орудий и мортир.

Всей этой армией руководил генерал-лейтенант Александр О’Рэйли, фаворит испанского короля. Этот ирландский дворянин, ещё в молодости перешедший на испанскую военную службу, уже в то время успел хорошо зарекомендовать себя. Он привлёк внимание испанского короля, когда спас его от покушения в 1765 году. Затем, в 1768 году он руководил подавлением восстания французских поселенцев в Луизиане, которые выступили против передачи этих земель Испании.

Моральный дух испанской армии был как никогда высок, однако при подготовке экспедиции испанцы допустили ряд серьёзных просчётов, которые впоследствии дадут о себе знать. Во-первых, они не имели никакой разведывательной информации об алжирских укреплениях и численности войск противника, в то время как алжирцы через своих купцов в испанских портах были прекрасно осведомлены о размере армии вторжения. Кроме того, большая часть войск состояла из молодых и необстрелянных рекрутов, которым должны были противостоять закаленные в боях пираты. Однако всё это было несущественным, и О’Рэйли считал свою армию достаточно подготовленной.

Перед отплытием испанцы отслужили торжественный молебен в церкви Св. Франциска, а командующий экспедицией генерал-лейтенант О’Рэйли произнёс напыщенную речь о победе христианства над исламом и божественном заступничестве в их священном походе против пиратов.

23 июня эскадра торжественно отплыла из Картахены и направилась к побережью Северной Африки. Благоприятная погода и попутные ветра позволили испанцам уже 1 июля бросить якорь под стенами Алжира.

Высадившись на побережье, испанцы начали обустройство лагеря. Они установили осадные батареи, позади которых, на берегу небольшой реки, разбили лагерь. Однако сложность заключалась в том, что место для высадки было выбрано не самым лучшим образом. Песчаная почва мало подходила для проведения битвы, а тяжёлые орудия увязали в ней.

Все эти приготовления проходили в радиусе прямой видимости от города, и его жители с трепетом ожидали развития событий. Дей послал конные разъезды для наблюдения за врагом, поэтому алжирцы были прекрасно осведомлены обо всех передвижениях испанцев.

2 июля состоялся общий военный совет, на котором обсуждался план дальнейших действий по захвату Алжира В результате было принято решение начать штурм на следующее утро. Однако ночью поднялся сильнейший ветер, и эскадра вынуждена была отойти подальше от берега, чтобы не стать жертвой ненастья. Лишившись поддержки корабельной артиллерии, О’Рэйли предпочёл отложить штурм Создавалось такое ощущение, что повторяется история 1541 года Природа вновь вмешалась в планы испанского флота Но непогода улеглась, и О'Рэйли начал готовить войска к штурму.

Вплоть до 6 июля испанские войска бездействовали, выжидая удобных условий для штурма города Весь этот промежуток времени высший командный состав экспедиции проводил многочисленные совещания, на которых всё сильнее усиливалось противостояние между О’Рэйли и генералом Романья. Пользуясь старшинством в звании, Романья требовал передать ему руководство экспедицией. Импульсивный и честолюбивый испанец не хотел подчиняться ирландцу на испанской службе и считал себя достаточно компетентным для проведения военных операций.

В тот же день собрался очередной совет, который принял решение о начале штурма города. О’Рэйли проигнорировал мнение других офицеров и приказал атаковать город при первой возможности. Накануне были сформированы четыре пехотные колонны, которые должны были начать штурм крепостных укреплений сразу после того, как будет произведена артподготовка. Боевые корабли, готовые поддержать огнём наступающие войска, выстроились в боевую линию для нанесения удара по городу. Однако, опасаясь ответного огня алжирских батарей, они расположились слишком далеко от побережья, за исключением одного линейного корабля, 74-пушечного «Сент-Джозефа», который был ближе всего к берегу.

Утром 7 июля от восьми до десяти тысяч испанских солдат погрузились в лодки и направились к берегу. Их прикрывали 7 галер и несколько бомбардирских лодок с 12 орудиями каждая. Алжирцы не предпринимали усилий, чтобы пресечь высадку, и ничто не мешало проведению операции, но десант так и не сделал ни одного выстрела. Около семи часов утра испанцы вернулись на транспортные суда. Штурм города был отложен на следующий день.

8 июля восьмитысячный испанский десант под прикрытием галер, шебек и бомбардирских судов снова сел в лодки и направился к берегу. Их высадку прикрывал огонь корабельной артиллерии. Под его прикрытием лодки благополучно достигли берега. Испанцы высадились примерно в лиге восточнее от города. На берегу их встретило около 80 тысяч мавров, две трети из которых были кавалеристами. Ими командовал бей Константины, однако он не стал пресекать высадку испанцев, наблюдая за их действиями на безопасном расстоянии. Гарнизон Алжира также не выдвинулся навстречу врагу, ожидая его на городских стенах. В общей сложности восьмитысячному испанскому отряду противостояло примерно 150 тысяч мавров, из которых примерно 100 тысяч были всадниками.

Не встречая сопротивления, испанцы двинулись к городу. В авангарде двигались добровольцы из Арагона и Кастилии. Когда они оказались в радиусе действий городской артиллерии, алжирцы открыли по ним огонь, нанеся серьёзный урон атакующим. Испанские гренадёры и лёгкая пехота попытались прикрыть наступление огнём, однако это мало помогло. Первый натиск был отбит. Когда к месту штурма подкатили тяжёлые орудия, испанцы вновь устремились на штурм. В самый критический момент на левом фланге атакующих появились арабы на верблюдах, которые начали обстреливать испанцев. Это вызвало панику среди солдат, которые решили, что вражеская кавалерия их окружила и отрезала от берега. Несмотря на попытки офицеров восстановить порядок, многие солдаты, бросив раненых товарищей, побежали с поля боя.

Ситуацию спасло то, что рабочие успели создать земляные укрепления, за которыми могли укрыться отступающие войска, а испанские фрегаты, подойдя ближе к берегу, прикрыли их огнём. Это спасло испанцев от полного разгрома. Сложность ситуации заключалась в том, что эти укрепления не были рассчитаны на большое количество людей.

Арабы попытались атаковать испанские укрепления и даже ворвались в траншеи, но не смогли закончить атаку.

Противостояние двух армий продолжалось до темноты, после чего испанцы начали спешную и неорганизованную погрузку на корабли. От полного разгрома испанцев спасло только незнание врага об истинном положении дел. Алжирцы так и не воспользовались благоприятной возможностью полностью разгромить испанцев.

На следующий день испанцы имели возможность подсчитать свои потери. В бою погибло 27 офицеров и ещё 191 были ранены. Среди солдат потери составили 501 убитыми и 2088 ранеными. Генерал Романья был убит во время боя, когда возглавил колонну во время штурма города. Разгром оказался полным, если учесть, что потери алжирцев составили по разным подсчетам от 500 до 600 убитых, хотя многие были ранены.

Алжирский дей объявил награду за голову любого испанца, и многие из тех, кого оставили раненными на поле боя, были обезглавлены. В качестве трофеев алжирцам достались 15 орудий, три мортиры и большое количество легкого вооружения и амуниции.

12 июля десант и большая часть эскадры благополучно возвратилась в Испанию. Разведка заранее доложила королю о провале экспедиции, что вызвало у него сильное негодование. Была задета честь всей испанской нации, которая не смогла наказать диких, как им казалось, мавров. В качестве проявления королевской немилости О’Рэйли, несмотря на полученное ранение, был снят с должности губернатора Мадрида и ему было приказано не появляться больше при дворе.

В целом экспедиция оказалась точной копией провальной операции по захвату Алжира 1541 года. Стремясь поскорее расквитаться с пиратами, испанские офицеры совершили те же ошибки, что и их предшественники. Недооценка силы противника и его боевого духа, полное игнорирование реальных боевых возможностей своей армии и погодных условий на театре боевых действий — все эти факторы заранее предопределили исход операции. Как показала практика, даже несмотря на невысокие личные боевые качества алжирских солдат, у испанской армии не хватило сил для быстрой победы над врагом. Необходима была иная стратегия борьбы с пиратами.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Бомбардировка Алжира в 1783 и 1784 годах

После поражения испанцы, уязвленные в своей гордости, не могли не провести новую операцию против Алжира Кроме того, вдохновлённые победой алжирские пираты усилили нападения на испанские торговые суда и стали серьёзной помехой для коммерческого судоходства.

Видя безвыходность ситуации, Испания направила в Стамбул своего посланника дона Хуана де Болиньи для заключения мирного соглашения. В результате Испания и Османская империя заключили мирное и торговое соглашение на взаимовыгодных условиях. Однако дей Алжира, под влиянием своих советников, отказался принимать его условия и проигнорировал требование Порты прекратить разбой. Тогда глава испанского правительства граф Флоридабланка решил подкупить дея, предложив взятку золотом К несчастью, эта затея провалилась. У испанцев оставался только один выход — военная операция.

В качестве руководителя экспедиции был назначен контр-адмирал Антонио Барсело. Несмотря на то что он имел большой военный опыт и был одним из немногих военных, способных выполнить столь сложный приказ, его назначение было воспринято в армии и на флоте с определенной прохладой. Испанские офицеры прекрасно знали, что адмирал неграмотен и груб в обращении с подчинёнными. Он ни в грош не ставил спесивых испанских дворян и при удобном случае всегда был готов подчеркнуть их некомпетентность.

Поскольку испанцы уже имели печальный опыт проведения военных акций против Алжира, они отказались от рискованной высадки десанта и приняли решение ограничиться бомбардировкой города.

2 июля 1783 года флот Барсело отплыл из Картахены. Он состоял из 4 линейных кораблей, 4 фрегатов и 68 вспомогательных судов, включая бомбардирские лодки. Алжирские военные силы состояли из двух полугалер с 5 пушками каждая, 6 фелук, 2 шебек с четырьмя орудиями и 6 канонерских лодок.

29 июля испанский флот прибыл к Алжиру, а спустя два дня, выстроившись в боевой порядок, приготовился к обстрелу. Фактически испанцы повторили тактический приём французского адмирала Дюкеня. Бомбардирские суда составили первую линию, которую прикрывали фрегаты и линейные корабли.

Обстрел города начался в половине второго дня и продолжался без перерыва до наступления темноты. На следующий день бомбардировка продолжилась и закончилась только 9 августа Посчитав, что городу нанесены достаточно сильные повреждения, Барсело собрал военный совет, на котором было принято решение возвращаться в Испанию.

К сожалению, результаты военной операции, которую испанцы посчитали удачной, были не столь однозначными. В ходе обстрела испанская эскадра выпустила 3732 бомбы и 3833 ядра В ответ алжирцы истратили 399 бомб и 11 284 ядра В городе не раз начинались пожары, но местные жители быстро тушили их. Гораздо больше потерь алжирцы понесли от своего же собственного оружия. 25 орудий, которые были закуплены в Дании, разорвались в ходе сражения. Из пяти тысяч зданий в городе были разрушены 562, однако потери алжирского флота оказались минимальными. Испанцы в ходе обстрела потеряли лишь 26 человек убитыми и 14 ранеными.

Официальные власти Испании заявили об окончательной победе над пиратами, однако реальность не была столь красочной. Уже в сентябре 1783 года пять алжирских пиратских кораблей захватили два испанских торговых судна у Паламоса, бросив, таким образом, публичный вызов испанскому флоту. В подобных условиях повторная акция возмездия была неизбежна.

Экспедиция 1784 года во многом напоминала прежние операции испанцев. Однако было одно кардинальное отличие, делавшее её уникальной. Испанское правительство пригласило к участию в ней Королевство Обеих Сицилий и Португалию. Эти государства, как и Испания, в наибольшей степени страдали от атак мусульманских пиратов и были кровно заинтересованы в наказании алжирцев.

Понимая, что испанцы повторят бомбардировку города, алжирский дей предпринял ряд предупредительных мер. Были построены новые крепостные укрепления с 50 орудиями, которые проектировали нанятые в Европе инженеры. Кроме того, в Анатолии было набрано 4 тысячи янычар, которые составили основу гарнизона В порту были снаряжены 70 боевых кораблей для отражения нападения. Чтобы стимулировать моряков, дей объявил награду в тысячу золотых тому, кто захватит любой из боевых кораблей вражеской эскадры.

В то же время к войне готовились и испанцы. Командующим, как и в прошлом походе, был назначен адмирал Барсело.

Его флот состоял из четырёх 80-пушечных линейных кораблей, четырёх фрегатов, 12 шебек, 3 бригов, 9 малых судов, 24 бомбардирских судов с 24-фунтовыми орудиями и 8 бомбардирских судов с 8-фунтовыми орудиями. Королевство Обеих Сицилий выставило, благодаря финансовой помощи папы римского Пия VI, 2 линейных корабля, 3 фрегата, 2 брига и 2 шебеки во главе с адмиралом Больньей Мальтийский орден также выставил для экспедиции линейный корабль, 2 фрегата и 5 галер. Португальский флот предоставил 2 линейных корабля и 2 фрегата под командованием адмирала Рамиреса Эскуэла. К сожалению, португальские корабли задержались с отправкой и прибыли уже в разгар военной операции.

28 июня союзный флот вышел из Картахены и благополучно прибыл к Алжиру 10 июля. Выстроившись, как обычно, линией вдоль побережья, испанцы приготовились к атаке. Через два дня в половине девятого утра начался обстрел города. Он продолжался в течение всего дня и был прекращён лишь в начале шестого. Этого времени хватило, чтобы на город обрушилось 600 бомб и 1440 ядер. В ответ алжирцы выпустили 202 бомбы и 1164 ядра. Серьёзных разрушений в укреплениях города и его постройках замечено не было, однако союзный флот успешно отбил атаку 67 алжирских судов, которые были вынуждены отступить в гавань. При этом четыре алжирских судна были потоплены.

Потери союзников оказались минимальны: 6 убитых и 9 раненых, причём большинство пострадало от собственного оружия, при взрыве бомб. Канонерская лодка № 27 под командованием неаполитанца Хосе Родригеса взорвалась от детонации боекомплекта, унеся на дно 25 человек экипажа.

В последующие восемь дней алжирцы осуществили семь атак на союзнические суда. Все они были отбиты, однако союзники понесли дополнительные потери. Многие бомбардирские суда были повреждены огнём крепостных укреплений, а фелука, с которой Барсело корректировал огонь союзного флота, получив пробоину, затонула. К счастью, адмирал не пострадал и был вовремя спасён. Проигнорировав опасность, он перенёс флаг на другое судно и продолжил корректировать огонь.

Наконец, 21 июля было принято решение прекратить обстрел. Погода стремительно портилась, и Барсело счёл за благо возвратиться в Картахену.

За время обстрела Алжира союзники израсходовали 20 тысяч ядер и бомб. Значительная часть города и укреплений была разрушена. Большая часть алжирского флота была уничтожена. Потери союзников оказались минимальны: 53 убитых и 64 раненых, большинство от несчастных случаев.

После возвращения в Испанию Барсело был принят с большой помпой, а его успехи были превознесены до небес Сам адмирал, понимая, что полностью алжирская угроза не ликвидирована, пообещал осуществлять бомбардировки города каждый год, пока дей не согласится на испанские условия. Эта угроза возымела действие, и переговоры между алжирскими и испанскими властями начались. В результате 14 июня 1786 года был подписан договор, установивший мирные отношения между Испанией и Алжиром. Впоследствии аналогичное соглашение было подписано и с Тунисом.

На время это решило проблему варварийского пиратства и работорговли. Власти Алжира и Туниса обязались воздерживаться от атак на торговые суда и прибрежные поселения и не обращать жителей Испании и Италии в рабов.

После того как в 1786 году Алжир заключил мирное соглашение с Испанией, закончилась длительная череда военных конфликтов, которые сотрясали Средиземное море почти три столетия. К тому времени Испания окончательно перешла в категорию второстепенных европейских держав и откровенно тяготилась противостоянием с североафриканскими пиратами. Схожее положение было и у Португалии, вынужденной заключить мир с Алжиром.

Открытым оставался лишь вопрос об Оране. Алжирский дей вполне резонно рассматривал этот город как свое исконное владение, незаконно захваченное испанскими войсками в 1723 году. В октябре 1790 года алжирцы начали осаду Орана. Сделав подкоп, они разрушили крепостные укрепления и ворвались в город. Больше двух тысяч человек стали жертвой резни, устроенной на улицах города. Несмотря на это испанцы предпочли не возобновлять войны, поскольку ни сил, ни средств для этого не было. В сентябре 1791 года испанцы были вынуждены подписать с Алжиром новое мирное соглашение, по которому Оран передавался в руки мусульман. В феврале 1792 года Оран официально стал владением алжирских деев.

Таким образом, алжирцы продемонстрировали своё желание продолжить силовое давление на европейские государства. Полное прекращение морского разбоя было невыгодно североафриканским государствам, поскольку лишало их реальной возможности получать откупные деньги. Они использовали любой повод для продолжения нападений на европейские суда. Например, после аннексии Корсики Тунис объявил войну Франции, поскольку пираты лишились возможности нападать на корсиканские торговые суда. В ответ в июне 1770 года французская эскадра бомбардировала Бизерту, Порто-Фарина и Сус Только после этого, в сентябре того же года было подписано новое мирное соглашение, по которому Бизерта передавалась французам. Спор между Алжиром и Данией о размере откупных платежей привели к тому, что в 1772 году датская эскадра появилась под стенами города и в целом безрезультатно пыталась его обстреливать. В конечном итоге датчане были вынуждены замирить пиратское государство крупными денежными выплатами.

Более серьёзной стала война Туниса с Венецией, которая привела к обстрелу тунисских портов венецианской эскадрой в 1784 году. Но в конечном итоге всё закончилось подписанием мирного соглашения 1792 года, которое подтвердило ранее имевшиеся договорённости.

Несмотря на унизительные условия мирных соглашений, они создали объективные предпосылки для прекращения морского разбоя в Средиземном море. Пиратские корабли простаивали в бездействии. Их капитаны были вынуждены менять профиль деятельности, превращаясь в мирных купцов. Изменялась и экономическая основа североафриканских государств. Доходы от пиратства начинают стремительно падать. После заключения мира с Испанией доходы от морского разбоя составили в 1785 году 200 тысяч флоринов, в 1786 году снизились до 140 тысяч, а в 1787 году дошли до 77 тысяч флоринов. Одновременно сократилась и численность алжирского флота. Сказывалась и технологическая отсталость североафриканских государств, которые не могли составить достойную конкуренцию европейским флотам Например, в период правления дея Утмана (1766–1791) алжирский флот состоял всего из 4 кораблей, имевших 36 орудий, причём самый сильный из них был вооружён всего 26 орудиями.

Однако вскоре, из-за неразберихи периода наполеоновских войн, морской разбой снова начал набирать размах, что потребовало от европейских наций новых операций возмездия.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Глава 6. АМЕРИКАНСКИЙ ФЛОТ ВСТУПАЕТ В ВОЙНУ С ПИРАТАМИ

Американские торговые корабли под ударом пиратов

Пока колонии в Северной Америке оставались британским владением, американские купцы могли беспрепятственно пользоваться условиями торговых соглашений Англии с североафриканскими государствами, не опасаясь за безопасность своего груза и свою личную свободу. Однако после Американской революции и провозглашения независимости Соединённых Штатов ситуация кардинально изменилась. По результатам Парижского мира 1783 года США получили независимость, а значит, лишились поддержки могучего британского флота. Американские корабли очень быстро превратились в объект охоты варварийских пиратов.

Первый инцидент произошёл уже в октябре 1784 года, когда пираты захватили американский бриг «Бетси» у побережья Марокко. Встал вопрос о безопасности торговли в Средиземном море и Атлантического побережья Северной Африки. Сознавая, что реальных сил для отпора пиратам у Соединённых Штатов нет, Конгресс пошёл по пути ряда европейских государств и выделил 80 тысяч долларов для предоставления откупа марокканскому султану.

В сентябре 1783 года Джон Адамс, американский делегат на мирных переговорах в Европе, получил от президента указание начать мирные переговоры с североафриканскими государствами. Девять месяцев спустя, в мае 1784 года Конгресс предоставил дипломатические полномочия для проведения переговоров с Марокко, Алжиром, Тунисом и Триполи Джону Адамсу, Бенджамину Франклину и Томасу Джефферсону. В соответствии с предписанием, в конце 1785 года Адамс, тогдашний посол в Англии, и Джефферсон, посол во Франции, отправили Томаса Барклая и Джона Ламба в качестве дипломатических агентов для переговоров с Марокко и Алжиром соответственно.

Барклай вступил в переговоры с султаном Марокко летом 1786 года. В январе 1787 года конечный вариант соглашения о мире был подписан Адамсом и Джефферсоном, а 18 июля ратифицирован Конгрессом В качестве условия соглашения США выплачивали в виде подарков султану несколько тысяч долларов, однако в дальнейшем никакая дань не предусматривалась. Это был первый договор Соединённых Штатов с неевропейской и нехристианской страной.

Среди прочих условий соглашения основными являлись пункты, по которым США и Марокко оставались нейтральными в случае войны с третьей державой. Граждане США, попавшие в марокканский плен, незамедлительно освобождались. Порты Марокко и США объявлялись открытыми для торговых кораблей этих стран. В случае кораблекрушения имущество и личность терпящих бедствие брались под опеку местных властей. В Марокко открывалось американское дипломатическое представительство. Договор должен был оставаться в силе в течение 50 лет.

«Бетси» была освобождена, однако это только спровоцировало новые нападения. 25 июля 1785 года возле португальского побережья 14-пушечная алжирская шебека захватила американскую шхуну «Мария» на пути из Бостона в Кадис В плен попали шесть членов экипажа. Через неделю другое алжирское судно захватило судно «Дельфин» из Филадельфии с экипажем из 15 моряков.

За освобождение моряков 80-летний алжирский дей Мухаммед V потребовал астрономическую по тем временам сумму — 1 миллион долларов. Для переговоров 25 марта 1786 года в Алжир прибыл американский дипломат Джон Ламб. Он был готов выплатить 60 тысяч, но только при условии заключения мирного соглашения.

Перед отъездом из Франции он был проинструктирован предложить алжирским властям выкуп исходя из цены максимум в 200 долларов за человека. Однако алжирский дей высказал готовность отпустить всех американцев за выкуп в 3000 долларов за человека. Эта сумма была значительно выше той, на которую рассчитывал Ламб, поэтому переговоры провалились. Поскольку стороны не пришли к согласию, посол был вынужден покинуть Алжир.

В то же время Адамс и Джефферсон вступили в переговоры с Абдурахманом, триполитанским послом в Лондоне, относительно возможности заключения соглашения между США и Триполи. В марте 1785 года на встрече в Лондоне Абдурахман заявил Адамсу и Джефферсону, что согласен заключить соглашение, если Соединённые Штаты выплатят триполитанскому паше 30 000 английских гиней и ещё 3000 лично Адбурахману. Вся эта сумма должна была быть выплачена наличностью. Данные условия были категорически неприемлемы для американцев, поэтому переговоры снова провалились.

В отчёте Конгрессу дипломаты отметили, что имеют возможность удовлетворить эти требования только в случае финансовых заимствований в Голландии. Госсекретарь Джон Джей высказался против подобного кредита. Ту же позицию занял и Конгресс.

В вопросе о выкупе американских пленников из алжирского плена в 1787 году Джефферсон предлагал прибегнуть к помощи религиозного ордена, занимавшегося выкупом пленных. Однако этот план оказался невыполним из-за начавшейся французской революции. Столь же плачевно закончились усилия американского консула в Мерселе и нескольких частных лиц, пытавшихся выкупить пленных.

В 1790 году Джефферсон в очередной раз обратился к Конгрессу с предложением или заплатить за пленников выкуп, или применить военную силу. 8 мая 1792 года Сенат выразил готовность выделить 40 тысяч долларов для заключения мира, 25 тысяч для единовременной выплаты дани и ещё 40 тысяч для выкупа пленных. На следующий день Конгресс выделил 50 тысяч долларов для осуществления дипломатической миссии в Алжире. 1 июня знаменитый английский капитан Джон Пол Джонс, прославившийся своими каперскими операциями против англичан, был выбран в качестве дипломатического представителя. К несчастью, его скоропостижная смерть сделала невозможной её выполнение. Новым дипломатическим представителем был выбран Томас Барклай.

Барклай был готов предложить до 100 тысяч долларов для заключения мира, 13,5 тысячи ежегодной дани и 27 тысяч в качестве выкупа за пленников. Однако в июле 1791 года Мухаммед V умер и на престол взошёл Али Хасан, который продолжил прежнюю политику вымогательства дани у европейских государств. Миссия Барклая снова закончилась провалом.

Переговоры продолжил Дэвид Хэмфри, который в сентябре 1793 года получил от Госдепартамента инструкции о проведении дипломатической миссии. К тому времени ситуация с американскими пленниками весьма обострилась. В сентябре 1793 года Португалия заключила соглашение с Алжиром, и пиратские корабли получили право свободного прохода через Гибралтарский пролив. Это самым пагубным образом отразилось на безопасности американской морской торговли. 25 октября 1793 года алжирские пираты захватывают американский бриг «Полли», а в конце ноября ещё 10 американских кораблей. Общее число захваченных американских граждан составило 119 человек.

Сообщение о нападениях на беззащитные торговые суда вызвало волну возмущения в Конгрессе. В начале 1794 года он наконец выделил средства для строительства шести тяжёлых фрегатов и переоборудования десяти мелких судов для защиты американской торговли. Однако три из шести фрегатов — «Конституция», «Консгеллейшн» и «Юнайтед Стейтс» — были спущены лишь 1797 году.

Наряду с наращиванием военных сил правительство США вновь попыталось разрешить ситуацию дипломатическими средствами. Хэмфри снова был направлен для переговоров с деем. Его помощником стал Джозеф Дональдсон-младший. В апреле 1795 года они отплыли в Европу. Хэмфри остался в Париже, а Дональдсон направился в Алжир. В результате переговоров сумма была снижена до 600 тысяч долларов, и 5 сентября 1795 года обе стороны пришли к мирному соглашению.

Соглашение было подписано Хэмфри 28 ноября 1795 года и ратифицировано Сенатом 2 марта 1796 года. Договор предусматривал выплату значительной суммы, составившей в общей сложности 642 500 долл. Кроме того, США согласились выплачивать ежегодную дань в размере 21 600 долл. Прочие условия соглашения в целом повторяли условия договора США с Марокко.

К сожалению, договорённость не была полностью исполнена, поскольку дей потребовал за освобождение пленников дополнительных подарков на 200 тысяч долларов и немедленного перечисления большей части суммы. При этом часть суммы должна была быть выплачена различными корабельными запасами (порохом, ядрами, корабельным лесом и т. п.), бригом и двумя шхунами. Эти подарки с учётом основной суммы по соглашению составили бы почти миллион долларов, или почти 16 % национального дохода США Выплаты пиратам, таким образом, стали бы самыми крупными в государственном бюджете и потому были неподъёмными для национальных финансов. Несмотря на неспособность выплатить требуемую сумму, 6 марта 1796 года Конгресс ратифицировал договор и немедленно приступил к сокращению военно-морских расходов. Поскольку с Алжиром был заключён мир, президент посчитал, что необходимости в наращивании морских вооружений нет. Конгресс разрешил достроить только три из шести заказанных фрегатов: двух 44-пушечных тяжелых фрегатов «Юнайтед Стейтс» и «Конституция» и 36-пушечного фрегата «Консгеллейшн».

11 июля 1796 года американские пленники были выпущены на свободу. В сентябре 1796 года американцы согласились передать дею 36-пушечный фрегат в обмен на полугодовую отсрочку для выплаты по мирному соглашению. Только к концу 1797 года правительство Джона Адамса получило возможность частично выполнить условия мирного соглашения с Алжиром. В феврале 1798 года американский агент Джон Барлоу, к большому удивлению дея, передал ему фрегат «Кресцент» и шхуну «Хамдуллах». Бриг «Хасан Башоу» и шхуна «Скйолдбранд», также предназначенные для передачи Алжиру, тем не менее, по-прежнему продолжали находиться на верфях.

Вслед за марокканцами и алжирцами нападения на американские корабли стали совершать и представители других североафриканских государств. Особенно отличились триполитанцы. Паша Триполи Юсуф Караманли, взошедший на престол в 1796 году, не отличался обходительностью. Он убил своего старшего брата Хасана и держал в заточении своего младшего брата Хамета. В обращении с дипломатами он был груб и беспринципен.

В августе 1796 года триполитанские пираты захватили американское корабли «София» и «Бетси». Команды этих кораблей превратились в заложников. Джоэл Барлоу, генеральный консул в Алжире, был уполномочен начать переговоры. Американцы предложили 40 тысяч долларов за освобождение пленников и заключение мира, но поскольку эта сумма была значительно меньше той, которая была заплачена Алжиру, паша отказался. Только когда американцы предложили, в дополнение к денежным выплатам, передать триполитанцам различные морские принадлежности (порох, ядра, корабельный лес и т. п.) на 10 тысяч долларов, паша дал согласие.

Соглашение было подписано 4 ноября 1796 года. Соединённые Штаты согласились выплатить Триполи единовременно 56 тысяч долларов, при этом паша отказался от получения ежегодной дани. Гарантом выполнения мира выступил алжирский дей, который выступал также в роли арбитра при возникновении различных споров.

Четвёртой державой, вступившей в отношения с США, оказался Тунис. Переговоры с этой страной вёл Джозеф Стефан Фимин, французский купец, проживавший в Тунисе и представлявший интересы США. 28 августа 1797 года американский консул Уильям Итон заключил соглашение с Тунисом, которое включало выплату ежегодной дани и подарков на 180 тысяч долларов. Сюда входила поставка 40 морских орудий, 12 тысяч ядер, около 3 тонн пороха и американского брига для тунисского флота. Однако против его ратификации выступил Сенат. В результате в 1799 году переговоры по этому вопросу продолжились.

В 1799 году Соединённые Штаты были всё ещё должны Алжиру 140 тысяч долларов и 150 тысяч Тунису и Триполи. Кроме того, США были втянуты в войну с Францией. Понимая это, правители североафриканских государств вели себя по отношению к американцам весьма высокомерно. Когда в сентябре 1800 года 24-пушечный фрегат «Джордж Вашингтон» под командованием капитана Вильяма Бейнбриджа прибыл в Алжир с очередным платежом, включавшим порох, сахар и кофе, едва не разразился скандал. Новый дей Баба Мустафа приказал Бейнбриджу доставить эти товары в качестве подарка от дея султану в Константинополь. Более того, Бейнбридж был вынужден спустить американский флаг и поднять на своём фрегате флаг Алжира, что было высшей степенью унижения американского флота.

Только опасение, что отказ может привести к возобновлению нападений на американские торговые суда, вынудило Бейнбриджа выполнить требования дея. В докладе военно-морскому секретарю Бейнбридж не скрывал своего возмущения вопиющим оскорблением американского боевого корабля, который впервые в истории должен был обслуживать правителя пиратского государства Тем не менее 19 октября он привёл своё судно в Константинополь. На его борту находилось помимо американского экипажа около сотни пассажиров из числа алжирских дипломатов и военных, а также огромное количество рогатого скота, лошадей, овец, львов, тигров, антилоп, попугаев и около сотни чернокожих рабов.

Однако такое положение дел не могло продолжаться долго. В 1800 году на выборах президента победил Томас Джефферсон, являвшийся сторонником активного противодействия североафриканским пиратам. Одним из пунктов его предвыборной программы было полное освобождение Соединённых Штатов от выплат пиратам и борьба с ними. Это принесло ему успех, и вскоре Джефферсону представился реальный шанс осуществить свои планы.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Триполитанская война

К началу XIX века Соединённые Штаты уже имели соглашение с четырьмя североафриканскими государствами. С формальной точки зрения заключение соглашений между американцами и североафриканцами должны были ликвидировать возникавшие противоречия, однако в реальности ситуация была иной. Нападения на торговые суда продолжались.

Триполитанский паша, узнав о соглашении, заключённом в Тунисе в 1797 году, заявил, что ему заплатили слишком мало, и начал угрожать началом войны, если ему не будут сделаны аналогичные выплаты. В качестве реального воплощения своих угроз паша приказал своим пиратам нападать на американские торговые корабли.

В июле 1800 года 18-пушечное пиратское судно «Триполино» захватило бриг «Катерин», следовавший из Нью-Йорка в Ливорно с грузом стоимостью 50 тысяч долларов. В октябре того же года паша Триполи освободил команду, поставив Соединённым Штатам ультиматум — увеличить размер ежегодной дани. В противном случае через шесть месяцев Триполи грозило объявить войну США.

Вымогательства продолжались вплоть до февраля 1801 года, когда он в конечном итоге заявил, что немедленно объявит войну США, если не получит 250 тысяч долларов в виде подарка и 50 тысяч долларов ежегодной дани.

Поскольку окончательного ответа он так и не дождался, паша 10 мая 1801 года решился на публичное объявление войны. Американское консульство было закрыто, а флаг спущен. Президент США Томас Джефферсон, только что избранный на свой пост, решительно взялся за ликвидацию этой проблемы. Собрав командный состав флота, президент отдал указания направить две трети всех имевшихся военно-морских сил в Средиземное море для защиты американских интересов. В качестве командующего эскадрой был выбран капитан Ричард Дэйл Выбор его кандидатуры был неслучаен. В период Войны за независимость США он был лейтенантом на борту «Простака Ричарда» под командованием Джона Пола Джонса, знаменитого американского капитана, поэтому ему были знакомы европейские воды. Поскольку в подчинении Дэйла было более одного боевого судна, по правилам тех лет ему было присвоено звание «командор».

Когда Соединённые Штаты вступили в войну на другом континенте, они не имели для этого достаточных сил и средств. К тому времени, если не считать кратковременного конфликта с Францией, американские морские офицеры не имели необходимого боевого опыта, но это мало смущало правительство.

В приказе президента Дэйлу было указано насколько это возможно воздерживаться от активных боевых действий, включая запрет на захват вражеских кораблей и их сохранение в качестве призов. Командирам американских боевых кораблей предписывалось ограничиться защитой торгового судоходства. Таким образом, инициатива офицеров была максимально ограничена. Кроме того, политика по отношению к североафриканским государствам была крайне непоследовательной. В то время как средиземноморская эскадра направлялась для блокады триполитанского побережья, фрегат «Джордж Вашингтон» направлялся в Алжир с грузом корабельной древесины и других морских припасов на сумму 30 тысяч долларов, которые являлись очередным платежом дани за безопасность мореплавания.

2 июня командор Ричард Дэйл со своей небольшой эскадрой вышел в море и взял курс на Африку. В состав его эскадры входил 44-пушечный фрегат «Президент», флагман Дэйла, 36-пушечный фрегат «Филадельфия» под командованием капитана Самуэля Баррона, 32-пушечный фрегат «Эссекс» под командованием капитана Вильяма Бейнбриджа и 12-пушечная шхуна «Энтерпрайз» под командованием лейтенанта Эндрю Стерета. Несмотря на представительность этой эскадры, у неё был недостаток — отсутствие мелкосидящих канонерских лодок, которые могли бы проникать на мелководья, окружающие Триполи. Несмотря на это, участники экспедиции были полны оптимизма. Капитан «Энтерпрайза» Эндрю Стерет был известен как бескомпромиссный офицер, который прославился, будучи лейтенантом фрегата «Констеллейшн». Во время сражения с французским приватиром «Инсургент» Стерет убил собственного матроса за отказ выполнять его приказы.

Сознавая важность своей миссии, Дэйл начал крейсерство вдоль североафриканского побережья. Он имел полномочия предложить триполитанскому паше подарок в размере 10 тысяч долларов в обмен на мир, поэтому 24 июля 1801 года прибыл в Триполи. Однако он смог добиться лишь обмена военнопленными. Командору не хватало полномочий для заключения полноценною мирного соглашения, поскольку это было запрещено инструкциями государственного секретаря. Поэтому эскадра продолжила крейсерство у североафриканского побережья.

Прошло два месяца, и американская средиземноморская эскадра медленно курсировала в поисках триполитанских кораблей. Наиболее сильный из американских фрегатов — «Президент» — после посещения Алжира и Туниса с официальными визитами ушёл на Мальту для пополнения запасов питьевой воды. У побережья Триполи остался лишь «Энтерпрайз» под командованием Эндрю Стерета. В соответствии с приказом командора Дэйла, Стерег поднял над своей шхуной британский флаг, поскольку было известно, что триполитанские пираты предпочитали не нападать на военные корабли, особенно под флагом Великобритании. Триполи был в мирных отношениях с Англией, а это, с одной стороны, гарантировало относительную безопасность «Энтерпрайзу» при столкновении с более сильным противником, а с другой — давало прекрасную маскировку при охоте на пиратов. Команда «Энтерпрайза» уже имела боевой опыт. Во время «квазивойны» с Францией, которая закончилась только в 1800 году, «Энтерпрайз» захватил 9 французских судов во время крейсерства в Вест-Индии, в том числе 14-пушечный «Ле Фламбо». «Энтерпрайз» имел славу удачливого судна. После окончания Триполитанской войны он в 1811 году будет переоборудован в бриг, заслужит славу в период англо-американской войны 1812–1814 годов, будет охотиться за Жаном Лафитом — наиболее известным пиратом Мексиканского залива. Пока же команда «Энтерпрайза» спокойно обозревала воды Средиземного моря.

Утром 1 августа 1801 года Стерет вглядывался в морскую даль и увидел изящное судно с острыми обводами, явно североафриканского происхождения. Судя по всему, оно было неплохо вооружено и явно занималось морским разбоем на торговых путях. Лейтенант немедленно отдал приказ готовиться к бою. Команда бросилась к своим боевым постам Схватка с пиратским судном сулила молодому офицеру славу и продвижение по службе, поэтому Стерет жаждал этой схватки.

Когда оба судна достаточно сблизились, выяснилось, что перед американцами действительно пиратское судно «Триполи», вооружённое четырнадцатью орудиями. Это было на два орудия больше, чем у «Энтерпрайза». Капитан «Триполи» Мохамед Роус обменялся приветствиями со Стеретом, полагая, что разговаривает с британским офицером, и сообщил, что вышел в море для охоты на американские торговые корабли. В этот момент камуфляж был сброшен и вместо британского был поднят американский флаг. Одновременно на триполитанцев обрушился град картечи и пуль с американской шхуны. Первая морская битва Триполитанской войны началась.

«Триполи» немедленно ответил на американскую атаку, причём вес залпа пиратского судна был значительно большим, чем у американцев. Однако Стерет верил в свою команду. Ещё во время плавания в Атлантике он постоянно проводил учения и смог добиться того, что все действия команды были доведены до автоматизма. Кроме того, лейтенант точно знал, что арабы плохие артиллеристы и предпочитают абордажи и применение ручного огнестрельного оружия. Умелое применение артиллерии могло стать хорошим шансом на успех в сражении.

Как и ожидал лейтенант, капитан «Триполи» попытался сблизиться с «Энтерпрайзом» и взять его на абордаж. Однако Стерет умело увернулся от нападения, обстреляв при этом врага из своих шестифунтовых орудий. Пираты, скопившиеся у борта в ожидании абордажа, превратились в отличную мишень для морских пехотинцев лейтенанта Еноха Лэйна, стоявших на верхней палубе.

Изменив курс, «Триполи» снова попытался сблизиться с американской шхуной, однако результат оказался таким же. Вскоре превосходство американских артиллеристов стало сказываться на результатах боя. Палубы пиратского судна были завалены мёртвыми и покалеченными телами. Рангоут и такелаж «Триполи» были разбиты, и судно с трудом маневрировало в бою. Борт был пробит в нескольких местах выше ватерлинии. В конечном итоге «Триполи» спустил флаг. Однако, когда команда «Энтерпрайза» издала победный крик, залп бортовых орудий снова обрушился на американскую шхуну. Пираты лишь имитировали сдачу, чтобы выманить американцев на верхнюю палубу. Стерет приказал возобновить бой. Орудия американцев снова и снова пробивали борт «Триполи», уничтожая всё на своём пути. Морские пехотинцы открывали огонь по любой движущейся мишени на борту. И снова через некоторое время Мохамед Роус спустил флаг, но когда «Энтерпрайз» приблизился к триполитанскому судну, пираты снова открыли огонь. Взбешённый Стерет приказал отойти от «Триполи» и методично расстреливать врага с максимальной дистанции. Когда триполитанцы в третий раз спустили флаг, Стерет приказал продолжить огонь, стреляя по корпусу ниже ватерлинии. Пытаясь спасти остатки команды, Мохамед выбросил флаг в море. Это была окончательная сдача Однако, не доверяя пиратам, Стерет потребовал, чтобы капитан или кто-то из офицеров корабля прибыл на «Энтерпрайз». Но выполнить это требование пираты уже не могли. На «Триполи» не осталось целых шлюпок, а все офицеры были либо убиты, либо ранены. Тогда американцы спустили свою шлюпку и отправили призовую команду под командованием лейтенанта Дэвида Портера для захвата «Триполи».

Поднявшись на борт, Портер застал на борту пиратского судна полнейший разгром Куски человеческих тел были перемешаны с обломками мачт и обрывками парусов. Вся палуба была залита кровью. Потери триполитанцев оказались очень велики. 30 моряков были убиты, ещё столько же ранено, включая капитана и первого помощника. Среди погибших оказался и корабельный хирург, поэтому забота о раненых пиратах легла на плечи его американского коллеги.

В соответствии с приказом командора Дэйла, Стерет имел право захватить приз только в том случае, если возвращался бы из крейсерского плавания. Однако «Энтерпрайз» только недавно вышел в море, и ему предстояло ещё долго дежурить у берегов Триполи, поэтому Стерет был вынужден поступить иначе. Американцы срубили все мачты и обрезали такелаж на вражеском судне, все корабельные орудия были сброшены в море. Туда же последовали и ядра и запасы пороха, а также всё ручное оружие. Американцы позволили пиратам поднять небольшой парус на временной мачте и отправили их домой зализывать раны. С черепашьей скоростью «Триполи» медленно поплёлся в порт.

Разделавшись с врагом, Стерет занялся судьбой собственного судна. Парадоксально, но за время трёхчасового боя на расстоянии пистолетного выстрела «Энтерпрайз» не получил сколько-нибудь значимых повреждений Даже никто из членов экипажа не получил серьёзных ранений и не был убит. Нечасто морские сражения заканчиваются столь успешно.

Победа Стерета была воспринята в Конгрессе с большим воодушевлением Ему была преподнесена именная шпага от Конгресса, а члены экипажа «Энтерпрайза» получили материальное поощрение в размере месячного жалования. Однако важнее всего было то, что общественное мнение поддержало войну и президент мог требовать от Конгресса расширения полномочий эскадры.

6 февраля 1802 года, формально не объявляя войну, Конгресс разрешил президенту использовать флот для защиты американской торговли, используя для этого все возможные меры. Это позволило в дальнейшем не ограничивать инициативу американских морских офицеров, что самым положительным образом сказалось на результатах войны. Таким образом был создан юридический прецедент, когда в ответ на агрессию в отношении граждан США президент имел право использовать все доступные средства для наказания агрессора.

Вскоре эскадра была усилена фрегатом «Бостон» и шлюпом «Джордж Вашингтон». Кроме того, войну Триполи объявила Швеция, и в Средиземное море была направлена шведская эскадра, которая получила приказ оказывать помощь американцам.

Тем временем Дэйл продолжал блокировать Триполи. Однако, не имея канонерских лодок, он не решался приближаться к побережью. Этим не преминули воспользоваться пираты. Три триполитанских судна смогли ускользнуть от Дэйла и захватили американское торговое судно «Франклин», следовавшее в Марсель. Его капитан и 8 членов экипажа были взяты в плен. Чтобы освободить их, американский консул был вынужден заплатить 5 тысяч долларов. Другим триполитанским кораблям также удавалось проникнуть через кольцо блокады и доставлять в город продовольствие.

14 апреля 1802 года Дэйл на борту «Президента» направился в Норфолк, оставив остальные корабли эскадры блокировать Триполи. Вскоре Дэйл оставил командование эскадры из-за конфликта с Конгрессом, в основном из-за своего желания получить адмиральское звание, которое к тому времени отсутствовало на американском флоте.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Неудачи Морриса

Первоначально командором второй эскадры должен был стать капитан Томас Тракстон — герой захвата французского фрегата «Инсургент». Однако он, в соответствии с традициями европейских флотов, требовал, чтобы на борту его флагманского корабля был флаг-капитан. Но против этого выступил департамент военно-морского флота. В итоге командование эскадрой перешло к 34-летнему Ричарду Валентайну Моррису. Выбор этого капитана был продиктован скорее политическими соображениями, поскольку его отец был членом Континентального конгресса и участвовал в подписании Декларации независимости, его брат был членом Палаты представителей и помогал Джефферсону на выборах президента.

Вторая эскадра была значительно сильнее первой. Общее количество орудий увеличилось с 126 до 180, а расходы на экспедицию составили 900 тысяч долларов, в два раза больше, чем стоила первая эскадра.

Эскадра Морриса вышла в море порознь. Первое судно вышло в феврале, последнее — в августе 1802 года. Сам Моррис отплыл к новому месту службы только в апреле.

С самого начала Моррис продемонстрировал свою некомпетентность. Игнорируя очевидные опасности миссии, он взял на борт свою жену и пасынка. Достигнув 31 мая Гибралтара, он впустую тратил время на встречи с офицерами Королевского флота вплоть до 17 августа, когда наконец покинул порт. Но вместо того чтобы следовать к месту патрулирования напрямую, Моррис приказал взять курс вдоль европейского побережья, заходя во все крупные порты Испании, Франции и Италии, пока не достиг Мальты. До конца года Моррис так и не совершил переход к берегам Триполи. Между тем консул в Тунисе Уильям Итон вполне справедливо жаловался госсекретарю США Мэдисону, что триполитанское побережье совершенно свободно и пиратские корабли не встречают никакого сопротивления со стороны американского флота.

Кроме того, позиции США были ослаблены переговорами с Марокко. Султан Мулей Сулейман пригрозил началом войны, если США не заплатят ему дань. Моррис был вынужден присутствовать с эскадрой у берегов Марокко в качестве силовой поддержки американских дипломатов. В результате переговоров американского консула в Танжере Джеймса Симпсона Соединённые Штаты пошли на уступки, выплатив Мулей Сулейману 20 тысяч долларов.

В то же время возникли проблемы с алжирским деем, который был неудовлетворён тем, что вместо ежегодной дани, которая обычно выплачивалась в виде различных товаров (мачт, канатов, якорей, палубных орудий и орркия), ему была предложена наличность. Моррис был вынужден извиниться перед деем, и заверить его, что требуемые товары будут вскоре доставлены в Алжир.

Выполнив поручения в Марокко и Алжире, Моррис зашёл на Мальту для пополнения запасов. Однако посещение американской эскадрой английской базы вызвало такое количество официальных церемоний, что до конца года командор так и не смог приступить к своей основной миссии.

30 января 1803 года Моррис наконец покинул столицу Мальты Ла Валетту, однако буря вскоре заставила его вернуться обратно. 10 февраля он снова покинул порт, но направился в Тунис, а не к Триполи. Командор предполагал провести консультации с Итоном относительно судьбы заложников. Его сход на берег оказался катастрофической ошибкой. Не вникая в тонкости дипломатического протокола, после посещения Итона Моррис не нанёс прощальный визит вежливости бею. Взбешённый бей приказал задержать командора на берегу. В результате он оказался заложником, и бей потребовал немедленной выплаты 34 тысяч долларов в качестве компенсации за оскорбление. Итон обеспечил выплату 12 тысяч долларов из собственных средств и убедил датского консула предоставить недостающие 22 тысячи, которые Моррис обещал возместить после того, как он окажется на борту своего флагмана — «Чезапика». После того как Моррис и его семья получили свободу и финансовая часть вопроса была решена, командор наконец взял курс на Триполи, куда он прибыл в конце мая, спустя год после выхода в море.

Многочисленные дипломатические поручения, которые выполнял Моррис, отвлекали его от выполнения главной задачи — блокады Триполи. Пока командующий эскадрой проводил время на торжественных приёмах, некоторые корабли его эскадры пытались выполнить свою основную задачу. Блокада триполитанского побережья не приносила особых результатов. Тем не менее определённые успехи у эскадры были. 2 июня 1803 года группа американских морских пехотинцев высадилась в одном из заливов в 35 милях от Триполи и сожгла 10 триполитанских кораблей, которые доставляли продовольствие в блокируемый город, уничтожив 25 тонн зерна.

Поскольку население Триполи испытывало недостаток в продовольствии, Моррис решил использовать ситуацию для проведения дипломатических переговоров. 7 июня 1803 года Моррис под белым флагом прибыл в Триполи для переговоров. Триполитанский паша прямо потребовал от американцев 250 тысяч долларов за заключение мира и 20 тысяч ежегодных отчислений, плюс компенсации всех своих военных затрат. В ответ американцы предложили 15 тысяч долларов в обмен на пятилетнее мирное соглашение. Поскольку Моррис не обладал необходимыми полномочиями и очень опасался брать на себя ответственность, он предпочёл отложить конечное решение проблемы на будущее. В конечном итоге переговоры потерпели неудачу.

Поскольку Моррис был дезинформирован о сосредоточении боевых кораблей Туниса и Алжира и возможной войне с этими государствами, он покинул триполитанское побережье и сконцентрировал свою эскадру на Мальте.

Когда известие о действиях Морриса достигли Вашингтона, разразился скандал. Военно-морская комиссия предъявила Моррису обвинение в некомпетентности и осудила его действия. 11 сентября Моррис получил приказ передать командование эскадрой и явиться в Вашингтон для проведения дальнейшего расследования. Командование эскадрой было передано капитану Джону Роджерсу.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Эскадра командора Пребла

Новую эскадру, направлявшуюся в Средиземное море, должен был возглавить командор Эдвард Пребл. Она состояла из тяжёлых фрегатов «Конституция» и «Филадельфия», 16-пушечных бригов «Аргус», «Сирена» и 12-пушечных шхун «Наутилус», «Виксен» и «Энтерпрайз». «Энтерпрайз» был единственным судном, которое уже находилось на месте и входило в состав эскадры Морриса.

Сорокатрехлетний Пребл родился в Фалмуте (ныне — Портленд), штат Мэн, в 1761 году. Он был сыном бригадного генерала Джедадаи Пребла, который прославился в качестве помощника генерала Джеймса Вольфа при штурме Квебека в 1759 году. Хотя Пребл был раздражительным, вспыльчивым и крайне педантичным, но был профессиональным моряком Он заботился о подчинённых и выше всего ценил преданность. До принятия командования эскадрой он уже более двух десятков лет служил на флоте и имел неоценимый опыт военных операций.

В 16 лет он отправился в Ньюберипорт и поступил на службу на борт приватира. Затем он стал гардемарином на борту 26-пушечного фрегата «Протектор», на котором участвовал в сражении с британскими 32-пушечными фрегатами «Адмирал Дафф» и «Темза». Когда «Протектор» был захвачен, Пребла отправили в плавучую тюрьму «Джерси», стоявшую возле Бруклина. Он переносил сыпной тиф, голод и антисанитарию в течение месяца, пока через знакомого его отца не был обменен на британского офицера. До конца войны он оставался лейтенантом на борту 12-пушечного судна «Уинторп», которое захватило несколько британских каперов у побережья штата Мэн. После войны Пребл не смог вернуться домой, поскольку его город был разрушен британскими войсками. Он остался на морской службе, однако из-за приступов язвы желудка в 1802 году подал прошение об отставке. Однако секретарь военно-морского флота Роберт Смит отказался принимать её, вместо этого назначив его командиром эскадры.

Преблу очень повезло с подчинёнными. Первым из них был капитан «Филадельфии» Уильям Бэйнбридж. Он начал карьеру в торговом флоте. Ещё будучи первым помощником на борту торгового судна, он подавил мятеж команды и заковал в кандалы зачинщика бунта. Позже он стал капитаном, в период войны с Францией перешёл на военный флот. В сражении с фрегатами «Инсургент» и «Волонтёр» он был вынужден сдать свою шхуну «Реталиатион», после тою как она превратилась в груду развалин. Таким образом, он получил сомнительную честь стать первым американским капитаном, спустившим флаг в бою.

Ричард Сомерс — капитан 12-пушечной шхуны «Наутилус» был также человеком весьма опытным и смелым Известен случай, когда Сомерс вместе с двумя офицерами во время прогулки по Сиракузам встретил пятерых бандитов, пожелавших их ограбить. В ходе схватки Сомерс парировал удар шпаги голой рукой, а затем заколол грабителя.

Ещё до того как американские офицеры достигли нового места службы, они смогли прочувствовать нрав своего командира. Корабли Пребла достигли Кадиса 10 сентября 1803 года. В наступающих сумерках эскадра столкнулась с неизвестным судном и по морской традиции приветствовала его орудийным салютом. Когда незнакомец не ответил на него, Пребл пригрозил, что откроет огонь, если судно себя не идентифицирует. Оказалось, что перед американцами английский боевой корабль. Из темноты сумерек неизвестный британский офицер заявил, что он капитан сэр Ричард Стрэхэм и его судно — 84-пушечный линейный корабль «Донегал», и если американцы откроют огонь, он сделает то же самое. Британцы потребовали выслать лодку для разрешения конфликта, Пребл отказался это сделать, и англичанам самим пришлось спускать шлюпку. Позже Стрэхэм сознался, что в реальности он командует лишь 32-пушечным фрегатом «Мэйдстон». Таким образом, посыл действий Пребла был понятен: не зная ничего о противнике, он был готов драться с судном, почти в два раза превышавшим его по силе, ради сохранения чести флага. Несмотря на то что конфликт не привёл к кровопролитию, он весьма поднял авторитет Пребла.

Напористый характер, который был свойственен Преблу ещё по войне с Францией, оказался очень кстати, поскольку ещё до того как его силы вошли в Средиземноморье, им пришлось столкнуться с проблемой пиратства. Правитель Марокко Мулей Сулейман, воспринявший поведение Морриса как проявление слабости, направил в море своё 22-пушечное судно «Мирбока» с приказом начать охоту на американские торговые корабли. Пребл быстро отреагировал. Капитан Бейнбридж по его приказу отбил у пиратов захваченный ими приз, а затем захватил и саму «Мирбоку». Пребл уговорил Роджерса максимально задержать уходившие американские корабли для совместной военной демонстрации в Танжере.

В сентябре 1803 года эскадры Роджерса и Пребла совместно посетили Марокко. Султан по-прежнему сохранял враждебность по отношению к США и поощрял захваты американских торговых судов. Блокада Танжера оказала нужный эффект на султана, и он заверил американцев в намерении сохранить мирные отношения. При этом американцы обошлись на этот раз без выплаты подарков и дани. Действия Пребла, Роджерса и консула в Танжере Джеймса Симпсона получили полное одобрение со стороны президента Джефферсона. В качестве жеста доброй воли султану были проданы также два приза американцев: марокканское судно «Мирбока» и триполитанское «Мешуда».

После умиротворения Марокко Пребл сосредоточил своё внимание на Триполи. В качестве главной базы он решил использовать Сиракузы на Сицилии. Столь странный выбор объяснялся главным образом тем, что к тому времени возобновилась война Англии с Францией и англичане крайне нуждались в военных моряках. Эта нужда была настолько острой, что они не стеснялись «заимствовать» моряков на американских кораблях, пользуясь правом силы. Чтобы избежать подобных трений, Пребл предпочёл нейтральный итальянский порт вместо традиционной гавани на Мальте, оккупированной к тому времени Великобританией.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Захват «Филадельфии»

Чтобы постоянно поддерживать блокаду Триполи, Пребл использовал вахтовую систему. Один фрегат в сопровождении одного или двух вспомогательных судов всегда дежурил у триполитанского побережья, в то время как другие суда производили ремонт и пополнение запасов в базовом порту. Поскольку средиземноморская эскадра по-прежнему не имела канонерских лодок, блокада побережья Триполи не была полной. Поэтому, чтобы хоть как-то контролировать гавань, Пребл приказал фрегату «Филадельфия» и шхуне «Виксен» держаться как можно ближе к берегу.

Чтобы решить вопрос с канонерскими лодками, 28 февраля Джефферсон обратился к Конгрессу с просьбой выделить средства на строительство сразу четырёх 16-пушечных кораблей и четырнадцати канонерских лодок. К октябрю эти корабли были готовы к отправке в Средиземное море. Однако этим планам не суждено было осуществиться из-за инцидента с фрегатом «Филадельфия».

«Филадельфия» представляла собой 1240-тонный 44-пушечный фрегат, один из пяти однотипных боевых кораблей, построенных для так называемой «квазивойны» с Францией 1799–1800 годов. Его 28 десятифунтовых и 16 тридцатидвухфунтовых орудия делали его значительно более сильным судном по сравнению с однотипными фрегатами европейских государств.

Фрегат был направлен в Средиземное море для защиты морской торговли США. Поскольку «Филадельфия» имела достаточно большую осадку, а североафриканское побережье изобиловало мелями, предполагалось, что она будет действовать совместно с вспомогательным судном, имевшим небольшую осадку. Командующий эскадры направил «Филадельфию» к берегам Триполи в сопровождении 14-пушечной шхуны «Виксен».

7 октября 1803 года «Филадельфия» и «Виксен» прибыли к Триполи для блокады порта. Две недели спустя, 19 октября, капитан Бейнбридж получил сведения о том, что из порта вышли два пиратских судна, и «Виксен» был отослан на поиски противника.

31 октября «Филадельфия» в одиночку осуществляла крейсерство в триполитанских водах. В 9.00 на горизонте было замечено неизвестное судно, быстро направлявшееся в сторону гавани. Фрегат не успел настигнуть цель, до того как она оказалась в гавани Триполи. Тогда Бейнбридж пошёл на довольно смелый шаг — он начал преследование среди прибрежных мелей. На американских картах были примерно обозначены фарватеры и глубины у побережья. Однако этого было явно недостаточно, и первый лейтенант Дэвид Портер начал измерение глубины при помощи лота. Оказалось, что карты существенно отличались от того, что было в реальности. Глубина оказалась значительно меньшей, чем предполагалось, и в 11.00 «Филадельфия» на скорости 8 узлов вылетела на песчаную отмель.

Бейнбридж, сознавая опасность ситуации, попытался стащить судно с отмели, однако нос судна глубоко увяз в песке, хотя корма оставалась на чистой воде. В те времена использовалась обычная практика, когда якорь судна заводили на глубину и при помощи ворота судно стаскивалось с мели. Однако эта процедура занимала очень много времени, а «Филадельфия» находилась посреди враждебной гавани в пределе действия орудий крепостной артиллерии. Требовались срочные экстраординарные меры по изменению ситуации, поэтому было принято решение максимально облегчить судно. За борт были брошены запасы провизии и воды, все якоря, кроме одного, чтобы стащить судно с мели. Однако этого оказалось мало. Судно крепко сидело на мели и не двигалось с места. Тогда за борт начали выбрасывать орудия, кроме нескольких, необходимых для защиты от триполитанских лодок, державшихся до определённого времени на приличном расстоянии от американцев.

Понимая, что обычные меры не помогают спасению судна, Бейнбридж приказал срубить фок-мачту. Однако это не улучшило положение судна.

Тем временем триполитанцы всё ближе приближались к американскому фрегату, опасаясь тем не менее попасть в поле действия его орудий. Около четырёх часов дня пираты напали на «Филадельфию» с правого борта, который к тому времени значительно поднялся благодаря возникшему крену. Поскольку американцы не могли использовать орудия правового борта, перед ними встала реальная угроза захвата корабля. Кроме того, команда была сильно утомлена многочасовой борьбой за живучесть судна. Понимая, что корабль обречён, Бейнбридж отдал приказ о сдаче.

Капитан и около 300 офицеров и матросов экипажа попали в плен к триполитанскому паше. Однако хуже всего было то, что в руки арабов перешло первоклассное судно, имевшее минимум повреждений. Даже брошенные за борт орудия не составляло труда поднять и вернуть на прежнее место. Таким образом, при минимуме усилий триполитанцы могли получить мощное судно, способное произвести множество разрушений на море, особенно учитывая, что большинство кораблей средиземноморской эскадры США были значительно ниже по классу. Только однотипная «Конституция» могла бы составить конкуренцию «Филадельфии» в бою. В конечном итоге все эти факторы заставили американское военное и политическое руководство предпринять самые решительные меры по нейтрализации этой опасности.

9 ноября Пребл на «Конституции» прибыл из Марокко в Сиракузы. Затем он направился в Алжир, где высадил нового американского посла Тобиаса Лира. 24 ноября на обратном пути «Конституция» встретилась с английским фрегатом, от капитана которого Пребл узнал о захвате «Филадельфии». Оказалось, что 2 ноября после бури разбитый фрегат снова оказался на чистой воде и был благополучно доставлен в гавань. Триполитанцы принялись активно ремонтировать его, стремясь скорее ввести в строй.

Пребл немедленно направился на Мальту, где его застало письмо от Бейнбриджа с подробным отчётом о происшедшем Кроме того, он получил дополнительные сведения о сложившейся ситуации от капитанов торговых судов, посетивших Триполи.

С течением времени вырисовалась достаточно сложная картина. Если триполитанцы смогли бы восстановить «Филадельфию», это изменило бы расстановку сил в войне. У Пребла остался лишь один боевой корабль равного с «Филадельфией» ранга. Бриги и шхуны, имевшиеся у американцев, не могли бы составить серьёзной конкуренции фрегату в бою. Кроме того, рассчитывать на быстрый подход подкреплений было невозможно, поскольку все равные по силе «Филадельфии» фрегаты находились в США либо на ремонте, либо в патрулировании. В течение следующих шести месяцев Преблу предстояло рассчитывать только на свои силы.

Несколько обстоятельств немного смягчали последствия захвата фрегата. При попытке спасти судно команда выбросила за борт все корабельные запасы, в том числе рангоут, такелаж, парусину, якоря и т. п., а, значит, их необходимо было восполнить за счёт запасов триполитанского порта. Кроме того, на судне отсутствовала фок-мачта и большинство орудий, которые ещё предстояло поднять из моря. На восстановление всех повреждений в обычное время требовалось несколько месяцев. Однако Триполи находилось в состоянии войны, и корабельные запасы в порт доставлялись нерегулярно. Кроме того, у арабов могла возникнуть существенная проблема с поиском фок-мачты, подходящей для «Филадельфии». Использовавшиеся триполитанцами типы судов имели низкие мачты малого диаметра Необходимая древесина была только в Алжире и Марокко, но доставить её также было затруднительно, ввиду блокады побережья.

Поскольку первые известия о захвате «Филадельфии» достигли Пребла только через месяц, командору приходилось действовать очень быстро. За это время арабы уже подняли со дна моря орудия фрегата, но ещё не поставили мачты и паруса Таким образом, фрегат уже превратился в плавучую батарею, защищающую гавань. Только одно обстоятельство облегчало положение: за исключением «Филадельфии» флот триполитанского паши не мог противопоставить американскому флоту достойного противника Самый крупный триполитанский боевой корабль — «Мешуда» находился в руках марокканцев, которые не желали его возвращать. Тем не менее в Триполи продолжалось строительство ещё одного 22-пушечного судна, однако оно не было готово к выходу в море.

5 декабря 1803 года Байнбридж в письме к Преблу, тайно переправленном датским консулом, оценил триполитанский флот в одну полакру, один 14-пушечный бриг, одну 10-пушечную шхуну, одну шебеку, пять галер (на каждой от 4 до 6 орудий) и небольшого количества бомбардирских судов. Вооружение на полакре не указано, но она вряд ли несла больше 18 орудий. Артиллерия на всех кораблях была относительно слабой. В основном это были 4- и 6-фунтовые орудия. На полакре, шхуне, бриге и шебеке было от 70 до 100 человек команды, на галерах от 50 до 60.

Все эти сведения позволили составить общую картину соотношения сил. Американская эскадра могла выставить силы, значительно превосходившие триполитанские. Даже самые слабые корабли эскадры Пребла были значительно сильнее любого арабского судна, как показала практика боевых столкновений за предшествующие два года.

Реальную опасность в гавани представляли галеры и бомбардирские лодки. Первые, поскольку могли передвигаться на вёслах даже в безветренную погоды, вторые, поскольку были вооружены 24-фунтовыми орудиями и имели малую осадку. Второе обстоятельство позволяло бомбардирским лодкам укрываться на отмелях, недоступных крупным американским кораблям. Насколько опасно преследовать подобный тип судна в неизвестной гавани, показал печальный опыт «Филадельфии». Но и у бомбардирских лодок был серьёзный недостаток — они были слишком хрупкими и не смогли бы выдержать бой даже с самым слабым американским судном Кроме того, опасность могли представлять крепостные орудия. Пребл полагал, что порт защищает до 300 орудий, хотя в реальности имелось лишь 115. Однако большинство этих орудий, распределённых между 12 батареями, стреляли 24–42-фунтовыми ядрами, в том числе калёными, что было крайне опасно для деревянных кораблей.

Пребл мог противопоставить всем этим силам только свой флагман — фрегат «Конституция» и бриги. Два брига — «Аргус» и «Сирена» были новейшими судами, спущенными на воду в том же 1803 году. Оба были вооружены шестнадцатью 24-фунтовыми канонадами и двумя 12-фунтовыми орудиями.

«Виксен» также был новым судном, но немного меньшим по размерам Он был копией шхуны «Энтерпрайз», построенной ещё в 1798 году. Форма корпуса была выбрана неслучайно, поскольку «Энтерпрайз» считался хорошим ходоком и развивал приличную скорость. Однако «Виксен» была немного больше (170 тонн водоизмещения) по сравнению с оригиналом («Энтерпрайз» имел водоизмещение 135 тонн). Он нёс двенадцать 18-фунтовых и два 9-фунтовых орудия. «Энтерпрайз» был вооружён двенадцатью 6-фунтовыми орудиями.

«Наутилус» был построен в 1799 году и имел необычный для того времени V-образный корпус вместо традиционного U-образного. Он нёс двенадцать 6-фунтовых орудия и две 12-фунтовых канонады.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Guest
This topic is now closed to further replies.
Sign in to follow this  
Followers 0