Sign in to follow this  
Followers 0
Cyrus Alexios

Гедиминовичи

8 posts in this topic

Так называют княжескую династию потомков Великого князя литовского Гедимина, представители которой занимали великокняжеский стол в ВКЛ с нач. XIV в. по 1572 г. Одна из ветвей Гедиминовичей - Ягеллоны - были королями в Польше (1386-1572), Венгрии (1440-44; 1490-1526 ) и Чехии(1471-1526). Занимали весьма высокое положение и среди княжеско-боярской знати Великого княжества Московского, где считались третьими по знатности после Рюриковичей и Чингизидов.

user posted image

Несмотря на сравнительно позднее появление на исторической арене, генеалогия династии изобилует "белыми пятнами". До сих пор спорными вопросами продолжают оставаться:

1. Происхождение родоначальника и его связь со "старолитовскими" династами XII-XIII вв.;

2. Количество и старшинство детей у представителей первых поколений рода;

3. "Женский вопрос", то есть информация о браках князей-Гедиминовичей, в том числе их близкое родство с Рюриковичами "по кужелю";

4. Проблема "приписавшихся" родов (Збаражские-Вишневецкие, Ружинские, Курцевичи, а, возможно, и Чарторыйские), которые, весьма вероятно, Гедиминовичами не являются.

Изучению генеалогии династии Гедиминовичей посвящено довольно большое количество исторических работ, причем едва ли не большинство составляют труды польских ученых. Потому библиография в основном польскоязычная (удивителен довольно слабый интерес российских исследователей к роду, представители которого оставили столь яркий след в истории страны).

Stadnicki К. Synowie Gedymina. Lwow, 1849-53, Т.1-2;

Stadnicki К. Bracia Wladyslawa Jagielly Olgierdowicza. Lwow, 1867;

Stadnicki К. Koryjat Gedyminowicz i Koryjatowicze //Rozprawy i sprawozdania z posiedzen Wydziatu Historyczno-Filozoficznego Akademii Umiejetnosci. Krakow,1877.T.7;

Wolff J. Rod Gedimina. Krakow,1886;

Wolff J. Kniaziowie Litewsko-Ruscy od konca czternastego wieku. Warsz.,1895;

Boniecki A. Poczet rodow w Wielkiem Ksiestwie Litewskiem w XV i XVI wieku. Warsz.,1887;

Любавский M.K. Областное деление и местное управление Литовско-Русского государства ко времени издания 1-го Литовского Статута. М.,1892;

Chodynicki К. Geneza dynastii Giedymina //Kwartalnik Historyczny. 1926. Rok40. № 4;

Gumowski M. Pieczecie ksiazat litewskich //Ateneum Wilenskie. 1930. Rok 7. №3/4;

Puzyna J. Narymunt Gedyminowicz //Miesiecznik Heraldyczny. 1930. Rok 9. №3;

Puzyna J. Korjat i Korjatowicze //Ateneum Wilenskie 1930. Rok7. №3/4;

Puzyna J. Potomstwo Narymunta Gedyminowicza //Miesiecznik Heraldyczny. 1931. Rok 10. №7/8;

Puzyna J. Kim byl i jak sie naprawde nazywal Pukuwer,ojciec Giedymina //Ateneum Wilenskie. 1935. Rok10;

Puzyna J. Korjat i Korjatowicze o razsprawa podolska //AteneumWilenskie.1936.Rok11;

Kuczynski S.M. Ziemie czernihowsko-siewierskie pod rzadami Litwy. Warsz., 1936;

Jakstas J. Naujausi Gedimino dinastijos kilmes tyrinejimai //Lietuvos Praeitis. Kaunas, 1940.Т.1;

Охманьский E. Гедиминовичи-«правнуки Сколомендовы» //Польша и Русь. М.,1974;

Флоря Б.Н. Родословие литовских князей в русской политической мысли XVIв. //Восточная Европа в древности и средневековье. М.,1978;

Бычкова М.Е. Состав класса феодалов России в XVI в. М., 1986;

Kiaupa Z., Matulevicius A. Gediminiiaciai. Vilnius, 1989;

Nikzentaitis A. Gediminas. Vilnius, 1989;

Tęgowski J. Pierwsze pokolenia Giedyminowiczow. Poznan; Wroclaw, 1999.

Share this post


Link to post
Share on other sites


Задавался вопросами про происхождение некоторых родов из Гедиминовичей. Вот один из вопросов, когда занимался биографиями Фёдоров Патрикеевичей:

Однозначно князья Хованские имеют литовское происхождение, однако есть вопрос что до родоначальника.

Первым Хованским был Василий Фёдорович (XV век), который в свою очередь был сыном Фёдора Патрикеевича. И вот тут возникает вопрос - а какой именно из Фёдоров Патрикеевичей является отцом первого Хованского, так как в истории фигурируют трое людей с таким именем и отчеством.

1. Имеется псковский посадник Фёдор Патрикеевич, пребывавший на этой должности в 40-50-х гг. XV века. Но скорее всего к литовским князьям он не принадлежал, так как что в Пскове, что в Новгороде не могло быть так, чтобы князь был бы посадником.

2. Имеется Рыльский князь Фёдор Патрикеевич, который погиб в войне между литовцами и ордынцами под р. Ворсклой в 1399 г. И более ничего о нём не известно.

3. Более вероятным является третий Фёдор Патрикеевич - литовский князь, наместник в Новгороде в 1420/1421 г., Псковский князь в 1424-1425 гг., умерший в 1426 г.

Далее рассматриваем только 2 и 3.

Волф, Марасинова и некоторые другие однозначно третьего считают предком Хованских и сыном Патрикия Наримунтовича, внуком Наримунта Гедиминовича. В родословце Долгорукова однако записано, что второй является внуком Наримунта, а третий из них внуком Александра Наримунтовича (т.е. на одно поколение ниже). Стадницкий указывает на двух этих Фёдоров Патрикеевичей. Хотя больше к Хованским исследователи определяют именно третьего.

Edited by Лукас

Share this post


Link to post
Share on other sites

Задавался вопросами про происхождение некоторых родов из Гедиминовичей. Вот один из вопросов, когда занимался биографиями Фёдоров Патрикеевичей:

Совершенно верно. Вопрос, напрямую связанный с происхождением не только Хованских, но и Голицыных, Куракиных и Корецких, не решен до сих пор. Вся путаница, на мой взгляд. происходит оттого, что всем князьям с отчеством "Патрикеевич" (псковского посадника, естественно, не рассматриваем) "назначают" одного и того же отца - Патрикия-Глеба Наримунтовича. При этом считается, что тот же самый Патрикий упомянут в Любецком синодике (правда, почему-то с отчеством Давидович), и он же якобы выехал в Москву в свите Свидригайло Ольгердовича в 1408 г.

В действительности, во второй пол. XIV в. жили по меньшей мере трое князей с именем Патрикий, при этом Гедиминовичем был только один - сын Глеба-Нариманта (существование Патрикия-Потырга Кейстутьевича современными исследованиями не подтверждается).

1. Первым Патрикием был служилый литовский князь, являвшийся, вероятно, сыном князя Давида старосты Городенского, упоминаемого в источниках в 1314-1326 гг. Именно он записан в "Анналах..." у Длугоша под 1336 г. как Patricius filius David Ruthenus (Патрикий, сын Давида Русского). Его же поминают в Любецком и Введенском синодике как: "Кн(я)зя Патрикія Давидовича стародубского приемшего анг(е)л(ь)ский образ и Кн(я)гиню его Елену и С(ы)на их Кн(я)зя Иоа(н)на". Владения Патрикия Давидовича и его сыновей, Ивана ("Ywandorf Patrikeson") и Андрея, упоминаются в немецком источнике 14 в. “Die Littauischen Wegeberichte”. Происхождение вышеуказанных князей неясно, по Татищеву Давид Городенский был сыном Довмонта Псковского, но подтверждения данной версии в других источниках нет. Запись в черниговских помянниках может свидетельствовать о принадлежности Патрикия Давидовича к черниговским Ольговичам.

2. Второй князь с именем Патрикий - это Гедиминович, сын Глеба-Нариманта. Как показали Успенский и Литвина, полагать, что лица, носившие имена Борис и Глеб, "автоматически" считались также Романом и Давидом, нет никаких оснований. Поэтому идентификация Патрикия Наримантовича-Глебовича с Патрикием Давидовичем Любецкого синодика невозможна. Патрикий Наримантович впервые упомянут в договоре 1352 г., последний раз упоминается в Новгороде в 1397 г. Имел троих сыновей: Александра, Федора и Юрия, двое последних вероятно от второго брака. Вставлять "пропущенные" поколения (как сделал Новиков, придумав Патрикия Александровича) никакой необходимости нет.

3. Несмотря на распространенное мнение, в 1408 г. вместе со Свидригайло перешел на службу Москве не Патрикий Наримантович, а черниговский (звенигородский) Рюрикович. В сборнике Дионисия (к слову, также происходившего из звенигородских князей) сказано предельно ясно:

В лето 6700 месяца июля 26 приде к великому князю Василью Дмитреевичу из Брянска князь литовский (С)витригайло Олгердович, а с ним владыка Брянский, да с ним же князь Патрикей Карачевской и Хотимской, да брат его князь Олександр Корачевской и Звенигородцкой и Путимской воевода, да сын его князь Федор Александрович Катлечеин, да князь Семен Перемышской, да князь Уруста Менский, да пан литовский Нарбут, да князь Михайло Хо(тето)вський и бояре черниговское да брянское, и мценские, и путимские, и стародубские и смоленские.
То есть, в свите Свидригайла выехали в Москву два брата-Рюриковича, князья Карачевских уделов Патрикей и Александр Федоровичи, Патрикей умер, вероятно, не оставив сыновей, и в родословия не попал, его редкое (но не уникальное) имя внесло путаницу из-за тезки-Гедиминовича. Кроме того, в Веденском синодике среди звенигородских князей поминается и некий князь Патрикий (не путать с Патрикием Давидовичем, который записан отдельно), которого можно отождестить с братом родоначальника князей Звенигородских. Вполне возможно, что погибший на Ворскле в 1399 Федор Патрикеевич был сыном вышеуказанного Патрикия Федоровича. Рыльском же владел в качестве наместника, так же, как его дядя Александр - Путивлем.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Надо сказать, что в вопросе происхождения "московских" Гедиминовичей-Патрикеевичей консенсус так и не найден, и попытки "упорядочить" генеалогию этого рода все продолжаются. Вот, к примеру, А.В.Кузьмин. Сведения М.Стрыйковского о казненном Витовтом в 1390 г. "Наримунде, брает Ягелловом" он принимает буквально и превращает Голицыных, Куракиных и Хованских в ...Ольгердовичей. В шестом томе БРЭ (2006) в статье "Гедиминовичи" написано следующее:

Из детей Ольгерда от второго брака с дочерью тверского кн. Александра Михайловича - Ульяной Александровной (? - 1392) наиболее известны:

Дмитрий-Корибут Ольгердович, от потомков которого некоторые исследователи выводят генеалогию князей Несвижских, Збаражских, Вишневецких, Порыцких и Воронецких (однако памятная запись королевской рады 1505 о правах кн. И.В.Ярославича на владение имением Лоско свидетельствует, что Корибутовичи не имели наследников по мужской линии);

Скиргайло (в крещении Иоанн)(? - 11.1.1397), соправитель Ягайло в ВКЛ (1387-90);

Ягайло, родоначальник королевской династии Ягеллонов;

Лугвень (в крещении С и м е о н ) (? - после 1431), родоначальник 1-й ветви князей Мстиславских.

Их младший брат - Наримант (?-1390), сторонник Ягайло, попал в плен к Витовту при обороне г. Вильно и был казнён по его приказу. Его сын - Патрикий Наримантович (? - после 1408), до 1395 владел г. Звенигород (вероятно, в Киевском кн-ве), в 1396 выехал в Новгород, в нач. 15 в. примкнул к сторонникам дяди - Свидригайло, в составе свиты которого прибыл в 1408 в Москву. Известны его сыновья: Фёдор Патрикеевич ( ? - 1426), моск. наместник в Новгороде (1420-21), Пскове (1424-1425), сын которого Василий Фёдорович Х а в а к а стал родоначальником кн. Хованских; Юрий Патрикеевич (? - до 1457), моск. боярин, родоначальник Патрикеевых. Внук Юрия Патрикеевича - Д. В. Патрикеев (Щеня) стал предком угасшего в 3-м поколении рода князей Щенятевых. Правнуки Юрия Патрикеевича: Михаил Иванович Б у л г а к о в  Г о л и ц а (?-1554), родоначальник Голицыных; Андрей Иванович Б у л г а к о в  К у р а к а (? - не ранее 1521), родоначальник Куракиных. В кон. 1-й трети 16 в. потомки Нариманта Ольгердовича в местнических целях стали выводить своё происхождение от Нариманта Гедиминовича (при этом записав Монивида младшим братом Нариманта).

Известны ещё два сына Ольгерда от 2-го брака: Вигунт (в крещении А л е к с а н д р ), кн. керновский и чичерский, соправитель Ягайло в ВКЛ (1390), и Свидригайло.

В итоге у Кузьмина "образовались" два Патрикия Наримантовича, при этом непонятно, куда подевался после 1408 года второй Патрикий, который "якобы" внук Ольгерда. Кроме того, наиболее вероятным кандидатом на роль "Наримунда, брата Ягеллова" является пинский князь Василий Наримантович, действительно бывший двоюродным братом польского короля и других Ольгердовичей.

Довольно оригинально попытался решить проблему корифей Российской исторической науки В.А.Кучкин в своей статье "Большой московский наместник Иван Юрьевич Патрикеев". Он посчитал, что боярин московской думы князь Юрий Иванович, подписавший первую духовную Великого князя Василия Дмитриевича в 1407 г. и князь Юрий Патрикеевич, подписавший вторую (1417) и третью (1423) духовные, - одно и то же лицо. То есть "Патрикеевич" в данном случае - это не отчество, а уже фамилия (что вообще то весьма сомнительно, учитывая консерватизм формулировок княжеских грамот). По версии Кучкина получается, что братья Федор Ховака и Юрий Патрикеевичи - не дети, а внуки Патрикия Наримантовича (здесь Кучкин в духе Ю.Пузыны просто "вставляет недостающее поколение"). Надо ли говорить, что отождествление "Патрикия Давидовича" любецкого синодика с Гедиминовичем Патрикием Наримантовичем-Глебовичем вообще вызывает очень большие сомнения, о чем я уже писал выше. К тому же именование князя "по деду" встречающееся в источниках, как правило сопровождается и именованием "по отчеству" (Иван Юрьевич Наримантович, Дмитрий Александрович Всеволож и т.п.), поэтому внук Патрикия должен был писаться "Юрий Иванович Патрикеевич", а не просто "Юрий Патрикеевич".

Share this post


Link to post
Share on other sites

И еще о сыновьях Нариманта.

1. Русским родословным известны два сына Нариманта-Глеба Гедиминовича, Патрикий, родоначальник князей Булгаковых, Голицыных, Куракиных, Хованских и Корецких, и Семен, "от которого род не пошел".

2. Летописи говорят еще о двух сыновьях Нариманта, Александре (единственное упоминание под 1338 г.) и Юрии (отмечен как служилый князь в Новгороде в 1379 г.). Юрий известен также по актовому материалу ВКЛ в период 1352-1398 гг., последнее упоминание о нем связано, видимо с подписанием Салинского договора с Орденом.

3. В нач. 18 в. знаменитый род Сапег, по происхождению из смоленских бояр, решили приписать к Гедиминовичам, в связи с чем у Нариманта появляется еще один "сын" - некто Пунигайло, который якобы и являлся родоначальником Сапег. "Приписка" была выполнена настолько грубо, что серьезно не обсуждалась даже в то время.

4. Ю.Вольфф в своей работе "Сыновья Гедимина", выполненной в виде рецензии на вышедшие ранее труды К.Стадницкого, добавил к сыновьям Нариманта еще одного "отпрыска" - Михаила. Причем по поводу документального подтверждения его существования написал прямо:

Михаиле Наримантовиче источники молчат, существование его подтверждается только через его сына, который писался Михайловичем."
В подтверждение своих слов исследователь сослался на два документа. Первый из них, судебный акт 1586 г., упоминает, что в 1355 г. "пан (?) Василий Михайлович Наримунт, князь Пинский, пан Мстиславский(?)", основал в местечке Курченец церковь во имя Божьей Матери. Данные сведения, грешащие явными анахронизмами справедливо вызывают обоснованное недоверие историков. Второй документ, - это хорошо известная поручная грамота Великому князю Скиргайле за Гридка Константиновича. В ней среди князей-поручников упомянут и некий Василий Михайлович, которого Вольфф отождествил с Пинским князем. Однако, в эти же годы жил и другой Василий Михайлович, князь Друцкий. По хорошо обоснованному мнению А.В.Кузьмина, именно он вместе с сыном Львом поручился за Гридка Константиновича. В таком случае возникает вопрос, чьим же сыном был князь Василий Пинский, (Wassily dux Penen) подписавший в 1386 г. присяжную грамоту на верность королю Ягайле, королеве Ядвиге и короне польской. Он же 11 августа 1387 г. как Wassilio de Pinsko был отмечен в поручной грамоте за галицкого воеводу Бенедикта (Cod.Ep.Vit., №30,№35). Кроме того, в одной недатированной грамоте говорится об обмене владениями князя Василия Наримантовича с неким Павлом Котовичем. Исходя из сказанного выше, надо признать, что князь Михаил Наримантович никогда не существовал, а сведения, приписываемые якобы его сыну Василию Михайловичу Пинскому, относятся к сыну Нариманта, Василию.

Итак, сыновья Нариманта-Глеба Гедиминовича (+1348 г.):

1. Александр (уп.1338 г.);

2. Василий (уп. 1387 г.);

3. Юрий (уп. 1398 г.);

4. Семен (уп. 1352 г.);

5. Патрикий (уп. 1397 г.).

Также следует заметить, что именно эта ветвь Гедиминовичей и по сей день вызывает довольно многочисленные гипотезы и дискуссии. В силу явного недостатка источников в ход идут часто умозрительные "изыски", вроде тех, которыми в нач. 30-х годов прошлого века удивлял читателей польского журнала "Геральдический Месячник" Доктор Юзеф князь Пузына с Козельска (к слову, чистокровный князь Рюрикович).

Share this post


Link to post
Share on other sites

В силу явного недостатка источников в ход идут часто умозрительные "изыски", вроде тех, которыми в нач. 30-х годов прошлого века удивлял читателей польского журнала "Геральдический Месячник" Доктор Юзеф князь Пузына с Козельска (к слову, чистокровный князь Рюрикович).

Все эти изыски я потом свёл в один файл и закачал сюда: http://history-fiction.ru/books/book_3022/. Кто знает польский, может почитать.

Edited by Лукас

Share this post


Link to post
Share on other sites

Все эти изыски я потом свёл в один файл и закачал сюда: http://history-fiction.ru/books/book_3022/. Кто знает польский, может почитать.

На самом деле, это далеко не все "изыски" князя Пузыны. Несколько его статей были посвящены происхождению династии Гедиминовичей а также подольским князьям - Корьятовичам, в которых князь Пузына выдвинул не менее экстравагантные гипотезы. Была и еще одна, которая, тем не менее, признана в современной польской историографии. В своей статье "Kiedy urodził się Witold i co wiemy o rodzinie jego matki" (Miesięcznik Towarzystwa Heraldycznego. 1930. T. 9. S. 125 - 136) Ю.Пузына предложил отождествить безымянного троцкого князя, (Rex de Tracken) согласно "Хронике Виганда" убитого крестоносцами 6.07.1336 г. с Витовтом, отцом псковского служилого князя Юрия Витовтовича, упоминаемого в псковских летописях в 1342-1349 гг. Кроме того, Ю.Пузына "определил", что вышеуказанный Витовт - это "до сих пор не идентифицированный"(sic!) сын Гедимина. Уже в наше время гипотезу князя Пузыны поддержал польский историк и генеалог Я.Теньговский ("Pierwsze pokolenia Gedyminowiczów". Poznań etc., 1999, p. 45-46), отметивший, что "...это одна из немногих гипотез этого историка, которая соответствует истине".

Таким образом, у Гедимина "образовался" еще один, "дополнительный" сын, неизвестный ни по летописям, ни по нарративным источникам. Однако, как обычно, неожиданно возникают "некоторые нюансы". На одном из форумов коллега обратил внимание на запись в рукописном прологе (№602), находящемся в описании летописного собрания Погодина. Пролог включал в себя записи летописного характера, и одна из них содержит весьма любопытную информацию ("Рукописные книги собрания М.П.Погодина. Каталог. Вып.2, СПб, 1992, с.205):

В лето SЦ-ное КЕ-е. (1417 г.) Преставися раб божии, князь Юрьи Остафевич Изборскои Витовтович месяца маия в ЛА на память святого мученика Еремея и положен бысть в святеи Троици

Запись говорит о смерти известного по псковским летописям изборского князя Григория Евфстафьевича, постригшегося в монахи в 1404 г., по всей видимости, с именем Георгия (Юрия). Запись дает основания полагать, что отец князя Григория - Евфстафий, умерший от чумы в 1360 г., также носил отчество Витовтович, т.е. был братом погибшего в 1349 г. под Изборском в битве со шведами князя Юрия. Но, в отличие от Юрия Витовтовича, первый раз упомянутого в 1342 г., князь Евфстафий появляется на "исторической арене" значительно ранее - в 1323 г. он возглавил изборское ополчение, пришедшее на помощь осажденным немцами псковичам. И, даже если в 1324 г. князь Евфстафий Витовтович был еще молод, то все равно внуком Гедимина он быть никак не мог.

Таким образом, наиболее вероятно, что династия псковских и изборских князей XIV-XV вв. происходила от литовского князя Витовта, принадлежавшего к одной из династий "старолитовской" княжеской знати (возможно, родственной Гедройцам, Гольшанским или Свирским) и, не бывшего, соответственно, сыном Гедимина.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Как известно, родословная пинских князей Гедиминовичей-Наримантовичей до сих пор является во многом гипотетической. Кое-какие уточнения, возможно, на мой взгляд, сделать на основе сведений недавно опубликованного синодика Введенской церкви. Среди поминальных записей отдельных княжеских родов находим "Род князя Юрия Пинского", содержащий гораздо больше имен, чем аналогичная запись в Киевском синодике, опубликованном Голубевым (цит. по "Лаврський альманах, вип.18, спецвипуск 7, с.26):

Князя Юрия, Князя Иоанна, Князя Юрия, Князя Иоанна, Князя Романа, Князя Александра, Князя Иоанна, Князя Льва, Князя Бориса.

Возможная идентификация лиц этого фрагмента помянника:

1. Юрий Наримантович (+ после 1398 г.), князь Бельзский и Пинский;

2. Иван Юрьевич (+ 1399 г.), титулярно княщь Бельзский, уб. на Ворскле;

3. Юрий Иванович, уп. 1410 г., князь Пинский;

4. Вероятно это неизвестный по другим источникам сын Юрия Ивановича Пинского;

5. Роман Юрьевич (+ 1398 г.), служилый новгородский князь, уб. в битве на Шелони;

6. Александр Иванович Нос (+ после 1435 г.), известный сторонник Свидригайло в войне 1432-1437 гг. в ВКЛ;

7-9. Здесь, по-видимому, вписаны князья Глинские, Иван Александрович, Борис Иванович и Лев Борисович, вероятно являвшиеся родственниками князей Пинских.

Интересно, что вышеназванные имена вполне укладываются (как ни странно) в генеалогию, предложенную Ю.Пузыной в статье о Юрии Наримантовиче.

Генеалогическая таблица к статье:

user posted image

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0