Sign in to follow this  
Followers 0
Saygo

Восстание в Варшавском гетто

1 post in this topic

Вооруженное выступление в Варшавском гетто - яркая и трагическая страница в истории движения Сопротивления. В СССР ей посвящено лишь несколько газетных статей и ученым еще предстоит устранить это "белое пятно".

Гетто и лагеря смерти не являлись "импровизацией", вызванной войной. Антисемитизм был неотъемлемой частью нацистской идеологии. Преследуя и истребляя евреев, фашизм отрабатывал методы массовых убийств поляков, русских и других народов. Гитлеровцы грабили, избивали евреев, приказали им надеть повязки с шестиконечной звездой. Человек с такой звездой был мишенью для каждого встречного фашиста. Евреев лишили права служить в каких-либо учреждениях, учиться в школах, посещать парки и больницы - лишили шаг за шагом всех прав.

2 октября 1940 г. всем евреям Варшавы приказали переселиться в гетто - в кварталы еврейской и польской бедноты, причем полякам было предложено "подыскать" себе другое место жительства. 15 ноября завершилось строительство трехметровой стены, опутанной еще на метр в высоту колючей проволокой. В гетто согнали более 450 тыс. человек. Рабочим мастерских (шопов) хозяева-немцы платили за 11 часов каторжного труда 4 - 7 злотых в день, а килограмм хлеба стоил на рынке 10 - 25 злотых. Нормы продуктов, выдаваемых по карточкам, постоянно сокращались и упали до немыслимого уровня - 70 г глинистого, с примесью опилок и очисток хлеба в день{1}, а часто вместо него выдавали лишь брюкву и гнилую картошку. Узники гетто сажали овощи на крышах, на мостовой, тайно торговали с поляками.

user posted image

Польские подпольщики использовали даже бюрократические порядки фашистов, постановивших, что отходы из шопов могут вывозить лишь арийцы. За отходами приезжали члены Организации войсковой (ОВ) на откормленных конях (которые в гетто шли под нож), а возвращались на полученных в обмен голодных клячах. В строениях, примыкавших к домам на "арийской" стороне, монтировали водопроводные краны, через которые поступало на территорию гетто молоко для детей{2}. Но это спасло немногих. 15 октября 1941 г. генерал-губернатор Польши Франк издал приказ, по которому и беглецов из гетто, и помогавших им поляков карали смертью{3}.

Петля голода захлестнула гетто. Лишь благодаря героическим усилиям воспитателей, таких, как Я. Корчак, удалось немного улучшить положение в части детских приютов. Врачи отчаянно боролись с эпидемиями. Но в больницах на одну койку приходилось укладывать двух или даже трех больных, многие лежали на полу. Большинство жителей гетто, обменяв вещи на хлеб и картошку, ходили в обветшавшей, изорванной одежде. Менялся облик людей, врачи отмечали бледно-синий цвет кожи, снижение веса взрослых людей до 40, 30 и даже 24 кг; многие умирали на улицах, часто трупы подолгу лежали, лишь прикрытые бумагой. От голода и эпидемий в гетто за 3 года умерли 96 тыс. человек{4}.

user posted image

Ребенок, умерший от голода

Некоторые считают восстание вспышкой отчаяния "смертников, которым нечего было терять". В действительности же оно было следствием организованного Сопротивления. В декабре 1939 г. возник Еврейский военный союз (ЖЗВ). К участию в нем привлекли и председателя функционировавшего в гетто (с разрешения немцев) совета еврейской общины А. Чернякова. Известный инженер и педагог, он согласился возглавить общину, хотя мог эмигрировать. Стремясь любой ценой спасти людей, он противился активизации Сопротивления. Помогая ввести разведчиков ЖЗВ в ряд отделов общины, он в то же время препятствовал расширению союза, который имел пестрый политический состав - от социалистов до крайне правых "сионистов- ревизионистов". Союз был слабо связан с массами, и особенно с левым подпольем.

Еще в 1940 г. ЖЗВ получил от ОВ 34 пистолета, патроны, гранаты. ЖЗВ и ОВ переправили тысячи евреев в СССР{5}. В 1940 - 1941 гг. в гетто выходило 30 подпольных газет. После нападения гитлеровцев на СССР в гетто усилилась антифашистская агитация, появилась надежда на освобождение. В 1941 г. возник молодежный левосионистский союз для оказания помощи Красной Армии и спасения евреев от уничтожения нацистами, когда те станут отступать. Но фронт отодвигался на восток. Союз, не добыв оружия, распался{6}. Стали приходить вести о массовых расстрелах евреев под Вильнюсом, о душегубках в Хелмно. В подпольных группах шли острые споры. Коммунисты призывали к диверсиям и партизанской борьбе. Но против них резко выступали правые сионисты. В отличие от польской, буржуазная еврейская печать воздерживалась от грубых выпадов против СССР, но обвиняла коммунистов гетто в том, что их выступления дадут фашистам "повод" для уничтожения евреев{7}. Бунд предлагал начать общие с поляками выступления в будущем, по сигналу из Лондона. Левые сионисты считали, что евреи могут не дожить до этого, и полагали, что надо бороться в изоляции. Разные группы кое-что предпринимали, но в основном для них характерны сепаратизм, раскол и отчаяние.

В начале 1942 г. была создана Польская рабочая партия (ППР). В отличие от "лондонского подполья" с его лозунгом "ружье у ноги" ППР призвала к вооруженной борьбе. В гетто прибыл уполномоченный ЦК ППР Ю. Левартовский. В 30-е годы он работал в Еврейском бюро при ЦК Компартии Польши, много сделал для вовлечения еврейских рабочих в революционное движение. Контактам ППР с другими партиями в гетто мешало взаимное недоверие, но Левартовский горячо агитировал за единство: "Нас разделяют мировоззренческие различия... будем бороться за наши идеалы в будущем, если доживем, но сегодня нас объединяет... надвигающаяся массовая смерть"{8}. В марте 1942 г. в гетто сложился антифашистский блок. В него вошли ППР и левые сионисты: Поалей-Сион, шомры, халуцы, массовый молодежный союз халуцев "Дрор"{9}. Вне блока остались "Общие сионисты", а также Бунд, разделявший антикоммунистические позиции правых социалистов из ВРН (Вольность, Рувность, Неподлеглость). Блок призывал узников гетто к солидарности с польским Сопротивлением, с "Красной Армией и всеми... силами, которые стоят бок о бок с ней". Подпольщики гетто помогли организовать побег из тюрьмы Павиак пленных красноармейцев и польских патриотов. Блок направил около 100 человек в лес, но они почти все погибли{10}. В апреле 1942 г. гитлеровцы начали в гетто массовые казни. Поредевшие группы блока не успели подготовить восстание к началу самых страшных испытаний.

Между тем еще 20 января 1942 г. Гейдрих провел в Ваннзее, под Берлином, конференцию, где обсуждался план "Эндлоэунг" - "окончательного решения еврейского вопроса", и приказал с этой целью прочесать "Европу с запада на восток". Для истребления евреев построили лагеря смерти в Белжце, Собибуре, Хелмно, Треблянке{11}. 22 июля 1942 г. началась отправка товарных составов, забитых людьми, из Варшавского гетто в Греблинку-II (Т-2). Первыми в вагоны загоняли больных, калек, стариков, нищих (хотя хватали и трудоспособных рабочих). Вывезли детей из 30 приютов. В Варшавском гетто удалось спасти лишь 600 детей{12}. Всего в июле - сентябре 1942 г. в Треблинку вывезли из Варшавского гетто 310 тыс. человек, еще 6 тыс. уничтожили на месте{13}.

Тех, кто еще мог работать, после "акции" гитлеровцы пересчитали, дали "номерки на жизнь". Их оказалось в гетто около 35 тыс., а вместе с укрывшимися от переписи - 60 тыс. человек{14}. Почему же 300 тыс. человек столь легко дали провести себя, сдались врагу без борьбы? Ведь палачей было очень мало - 50 эсэсовцев, 200 украинских, 200 латышских и кучка литовских аскаров, власовцы{15}. Прежде всего, нацисты применили тщательно разработанную тактику проведения "акции". Они опровергли слухи о ней, смягчили режим в гетто, разрешили открыть там школы. Поначалу "акцию" нацисты выдавали за организованный выезд в "трудовые лагеря". Когда же было объявлено, что семьи, явившиеся добровольно для отправки в эти лагеря, не будут разлучены и каждый получит 3 кг хлеба, то многие сами встали в очередь к транспорту. В Треблинке поезда встречал оркестр, виднелись надписи "На Белосток", "Билетная касса"...

Голод, террор, унижения сломили многих узников гетто. Фашисты использовали соглашательство общины и предательство геттовской полиции. Правда, некоторые полицейские покончили с собой, но большинство ревностно участвовало в облавах и погрузке людей в транспорты. В сентябре часть полицейских тоже отправили в Т-2. Печать ППР писала и еще об одной причине пассивности узников гетто - "сознании, что... их окружает... неприязнь значительной части" поляков. Газета польских фашистов "Do broni" в 1942 г. призывала "создать Польшу без евреев"{16}. Спекулянты, уголовники, люмпены доносили на беглецов из гетто.

Гетто было практически безоружно. Немного оружия имел только ЖЗВ. 21 июля 1942 г. собрался его штаб: все, даже Черняков, считали, что надо поднять восстание, хотя оно и обречено на поражение. Но два раввина, ссылаясь на Библию, переубедили собравшихся. К тому же в результате "акции" ЖЗВ оказался отрезанным от складов оружия{17}. Бундовец З. Фридрих был направлен вслед одному из транспортов и, вернувшись, рассказал в гетто правду о Треблинке. Бунд расклеил листовки "Переселение - это смерть", но измученные узники гетто не верили листовкам. Черняков покончил с собой.

23 июля на совещании 16 подпольных партий и союзов, действовавших в гетто, Левартовский призвал атаковать полицию гетто, штурмовать ворота, прорываться в леса в надежде на помощь поляков. За восстание были также "Дрор" и шомры. Но лидеры партии "Общие сионисты" твердили, что смерть грозит "лишь 60 тыс. нетрудоспособных, а в случае восстания немцы перебьют 400 тысяч". Клерикал З. Фридман (партия "Агуда") заявил: "Мы должны ждать... чуда, прихода союзников, Красной Армии, а пока не давать немцам повода для расправы". Большинство отвергло идею восстания и приняло предложение Бунда обратиться за помощью к Западу{18}.

Но когда швейцарский сионист Т. Ригнер сообщил госдепартаменту США о существовании лагерей смерти, никакой реакции не последовало{19}. Бездействовали папа Пий XII, Международный Красный Крест, сионисты Запада. В ночь на 21 августа и на 2 сентября 1942 г. советская авиация совершила налеты на военные объекты в Варшаве. Некоторые узники гетто воспользовались суматохой и бежали. Одна из узниц записала в дневнике: "Армия СССР... послала своих летчиков за сотни километров, чтобы помешать ужасному гитлеровскому злодеянию и противостоять молчанию Запада"{20}.

После провала совещания 16 партий левые, несмотря на большие потери, стали действовать самостоятельно. Связник шомров А. Вильнер вступил в контакт с АК и обратился с просьбой о предоставлении оружия, но получил отказ. ОВ в дни "акции" доставила подземным туннелем оружие для ЖЗВ, вывела за стену гетто около 500 человек. Гитлеровцы с помощью предателей узнали об этом и взорвали туннель (ЖЗВ казнил предателей){21}. ППР призывала евреев разоружать конвоиров и бежать. Но у ППР еще не было оружия. В августе пэпээровцы передали в гетто один (!) револьвер, из которого был ранен шеф полиции гетто Шеринский. Этот выстрел вывел часть узников гетто из летаргии.

Неудачной оказалась встреча Левартовского с Т. Беднарчиком из ОВ, который счел план восстания нереальным{22}. После гибели Левартовского организацию ППР в гетто возглавил инженер Э. Фондаминский. 20 октября возникла единая Еврейская боевая организация (ЖОБ) во главе с 23-летним шомром М. Анелевичем, еще до войны выступавшим за союз с комсомолом. В ЖОБ вошли представители ППР, Поалей-Сион, Боевая организация, которую создали шомры, "Дрор" и союз религиозной молодежи "Акиба". Был создан и политический союз - Еврейский национальный комитет (ЖКН). В ноябре в ЖОБ вступил Бунд. Каждая ячейка ЖОБ состояла из членов одной партии{23}. Ядро организации составляла рабочая молодежь, готовая бороться и погибнуть.

user posted image

Листовка ZOB

Польское подполье осенью 1942 г., несмотря на тяжелые потери, активизировало диверсионные акции против фашистов и помощь узникам гетто. Католический фронт возрождения Польши (ФОП) издавал брошюры и листовки, призывающие помочь евреям: "Кто молчит перед лицом убийства, становится соучастником убийцы". По инициативе лидера ФОП З. Коссака, был создан временный Комитет, спасший сотни человек. В декабре возник многопартийный Совет помощи евреям (Жегота) во главе с Ю. Гробельным (от ВРН). Ряд его деятелей (например, М. Арчиньский из Демократической партии) тайно от Делегатуры (подпольное представительство эмигрантского правительства) установил связь с ППР для оказания помощи гетто. В рядах Жеготы активно сотрудничали рабочие (особенно транспортники, имевшие пропуска в гетто электрики и сантехники), представители интеллигенции, ксендзы, монахини, крестьяне.

Жегота изготовила 50 тыс. "левых" документов, находила беглецам из гетто убежища{24}. Всего в Варшаве было спасено 20 тыс. евреев, а по всей Польше - 100 - 120 тыс. (из 3 млн.){25}. Многие поляки за помощь евреям поплатились свободой и жизнью. ЖОБ, ЖКН и Жегота стремились поведать миру правду о злодеяниях нацистов. В декабре 1942 г. курьер АК Я. Карский встретился с Черчиллем, а затем и Рузвельтом, передал драматический призыв подпольщиков гетто к еврейским лидерам Запада: "Пусть откажутся от еды... пусть умирают медленной смертью... Может, это потрясет совесть мира"{26}. 17 декабря в ответ на ноту польского МИД в Москве, Лондоне и Вашингтоне была опубликована Декларация 12 союзных правительств, предупреждавшая, что виновники злодеяний не уйдут от возмездия{27}. В гетто вышло подпольное коммюнике о Декларации.

user posted image

Вход в гетто

Узники гетто напрасно ждали, что за словами последуют дела. В конце 1942 г., уже после гибели большинства польских евреев, сионисты Запада начали оказывать денежную помощь польскому эмигрантскому правительству, переславшему эти средства Жеготе и ЖКН{28}. В ноябре 1942 г. командующий АК издал приказ о помощи ЖОБ. Офицер АК З. Левандовский устроил для ЖОБ курсы по изготовлению мин, бомб, бутылок с зажигательной смесью. В декабре 1942 - январе 1943 г. АК передала ЖОБ 20 пистолетов, немного патронов, тротил. Но к просьбам ЖОБ о поставках оружия часть аковцев относились сдержанно, сомневаясь, станут ли евреи драться{29}.

9 января 1943 г. прибывший в Варшаву Гиммлер посетил гетто. Через некоторое время он приказал провести до 15 февраля новое "переселение"{30}. 18 января фашисты предприняли еще одну "акцию". Шеф СС и полиции Варшавы Ф. Заммерн бросил на гетто до тысячи жандармов и аскаров, поддержанных "синей" (польской) полицией, с приказом вывезти сначала 16 тыс. человек, ЖОБ была застигнута этим врасплох, но твердо решила не допустить новых селекции и "переселений".

user posted image

"Переселение"

Группа Анелевича вступила в бой, имея лишь 5 револьверов, 5 гранат, зажигательные бутылки, ломы и палки. В боях участвовал и ЖЗВ. Нацисты ввели в гетто легкие танки, орудия, пулеметы, но смогли вывезти лишь 6500 узников. В ходе проведения второй "акции" гитлеровцы уничтожили 1171 человека, но и сами понесли потери (до 20 убитых и 50 раненых). 22 января Заммерн отвел войска. Город облетели слухи о сотнях убитых в гетто фашистов, о боях ЖОБ с танками. Но организация была слабо подготовлена к боевым действиям и кроме того не имела связи с ЖЗВ. Часть членов ЖОБ, не имея оружия и связи со штабом, не участвовала в боевых действиях. Хотя боевое подполье гетто и одержало моральную победу, потери его были огромны: из 50 групп ЖОБ уцелело только пять{31}. 16 февраля последовал приказ Гиммлера уничтожить гетто, чтобы район "для 500 тысяч недочеловеков... исчез с лица земли. Иначе мы никогда не успокоим Варшаву"{32}.

user posted image

Мордехай Анелевич

Штаб ЖОБ проанализировал свои ошибки, создал новые боевые группы, которые перешли на казарменное положение. Голодные люди рыли туннели, построили 630 бункеров. "Среди ночи раздавались скрежет пил, стук молотков, удары кайл"{33}. ЖОБ позаботилась и о моральном климате в гетто. Она боролась с уголовниками, казнила многих агентов гестапо, совершила "эксы" у богачей в кассе и банке общины. Средства эти шли на вооружение. Под руководством бундовца М. Клепфиша и других инженеров был налажен выпуск взрывчатки, мин, зажигательных бутылок. ЖЗВ выпускал гранаты - "филиппинки", ремонтировал попавшее в гетто венгерское оружие. Инженеры изобрели трубы-западни, позволявшие, уходя от погони, "проваливаться под землю". Главным же источником получения оружия стала помощь поляков. ОВ- КБ передал ЖЗВ 2 станковых, 3 легких, более 10 ручных пулеметов и по 20 автоматов, винтовок, карабшов, 100 пистолетов, 1 тыс. гранат, патроны{34}. В рядах ППР помощь гетто возглавил Ф. Ленчицкий. "Перед восстанием, - вспоминал он, - я поставил в гетто почти все оружие", имевшееся у ППР в Варшаве{35}.

АК после январских боев в гетто под давлением Жеготы и своих низов усилила контакты с ЖОБ. В феврале командующий АК С. Ровецкий приказал своим частям помочь тем гетто в стране, которые стремятся к борьбе. Связник Вильнер передал руководству АК, а в общих чертах - и Гвардии Людовой (ГЛ) план обороны бункеров. Командир варшавской АК А. Хрусьцель приказал группе по руководству диверсиями разработать план акций АК в помощь ЖОБ, но многие реакционные офицеры АК саботировали эти приказы. Все же и феврале АК достала ЖОБ десятки пистолетов, сотни гранат, патроны, взрывчатку, бомбы с часовым механизмом, автомат, ручной пулемет{36}.

13 марта фашисты вновь ворвались в гетто, начали грабить и стрелять, но получили отпор: бойцы ЖОБ убили нескольких фашистов. Однако вечером немцы вновь ворвались в гетто и истребили 200 человек{37}. Анелевич с тревогой сообщил Делегатуре: "В последние недели мы израсходовали много боеприпасов". Он просил доставить "по крайней мере, 100 гранат, 50 пистолетов, 10 винтовок, несколько тысяч патронов"38 . Но Вильнер, который уже много месяцев ежедневно ходил за стену гетто и обратно, в начале марта был схвачен гитлеровцами, и АК, боясь провала, свернула контакты с ЖОБ до 13 апреля{39}. Накануне восстания и АК, и ГЛ покупали оружие для ЖОБ на черном рынке{40}.

ЖОБ и ЖЗВ в марте начали переговоры между собою и поделили оперативный район. ЖЗВ передал ЖОБ немного оружия. В ЖОБ в апреле входило около 500, в ЖЗВ - 250 бойцов{41}. На каждого повстанца приходилось по пистолету, 10 - 15 патронов, 5 гранат, 5 зажигательных бутылок, на участок по 3 винтовки. По подсчетам С. Краковского, ЖОБ и ЖЗВ имели 10 пулеметов, 20 винтовок, 25 автоматов{42}, часть оружия была распылена по мелким группам. Настроение бойцов выразил Вильнер: "В живых никто из нас не останется. Хотим спасти человеческое достоинство"{43}.

Фашисты избрали для своей "акции" 19 апреля 1943 года. В эту ночь начиналась иудейская пасха. Уничтожением гетто каратели хотели также сделать подарок Гитлеру ко дню его рождения, они планировали провести третью "акцию" за 3 дня и сосредоточили для участия в ней более двух тысяч солдат и офицеров, а с подкреплениями из других гарнизонов их было около 5 тыс. Несколько недель они проходили особую выучку. Гитлеровцы применили авиацию, артиллерию, броневики, танки, 82 пулемета. В первый день "акции" силой огня они превосходили повстанцев в 100 раз{44}. В ночь на 19 апреля, кроме ненадежных "синих", вокруг стены гетто через 25 м были установлены патрули из немцев и аскаров, размещены пулеметные гнезда{45}. Командиры ЖОБ раздали бойцам гранаты, патроны, зажигательные бутылки, продукты и яд.

Перед рассветом, горланя песни, в гетто ворвалось около 900 карателей Заммерна. Перед собой они гнали полицию гетто (отказавшихся расстреляли, позже уничтожили и остальных), за ней двигались мотоциклы, танки, броневик, грузовики с пехотой, вооруженной пулеметами. Но в восточной части гетто, на улице Налевки, повстанцы забросали врага гранатами и вынудили к бегству, прибывшие солдаты подкрепления с огнеметами тоже отступили. ЖОБ потерь не понесла. На улице Заменхофа немцы наступали под прикрытием трех легких танков, два из них были подожжены повстанцами. Отступление фашистов вызвало взрыв энтузиазма. Анелевич писал за стену новому связнику халуцу И. Цукерману: "Мечта моей жизни сбылась. Еврейская самозащита в гетто стала фактом"{46}.

Гиммлер срочно заменил Заммерна генералом Ю. Штроопом, который увеличил личный состав карателей на 50%, выдал "для бодрости" вино и шнапс, ввел в бой новые танк и броневик, 4 орудия. Фашисты наступали под прикрытием танков и артогня. Понеся потери и истощив запасы амуниции, повстанцы с горящих крыш и чердаков отступили в подвалы, каналы и бункеры. Штрооп приказал затопить канализационную сеть{47}. Фашисты ворвались в больницу и подожгли ее, больных бросали в огонь, роженицам вспарывали животы, младенцам разбивали головы о стены{48}. Вечером Штрооп отвел войска из гетто, усилив сторожевое охранение вокруг его стен.

user posted image

Генерал Штрооп в Варшавском гетто

20 апреля начались бои в северо-восточной части гетто, на Мурановской площади, где ЖЗВ вывесил польский и еврейский флаги. Здесь вспыхнул жестокий бой. Сорвавший флаги офицер СС был убит, за что Штрооп приказал расстрелять сотни схваченных узников гетто{49}. Западнее, на улице Милой, где сражались металлисты, ткачи, грузчики, бывшие красные спортсмены, взвилось красное знамя. Повстанцы стояли насмерть, с ожесточением защищая узкие, кривые улочки варшавской бедноты. Юго- восточный район щеточных фабрик удерживали 5 групп ЖОБ во главе с бундовцем М. Эдельманом. Штрооп бросил сюда 300 карателей, но повстанцы включили контактную мину и взорвали более 20 фашистов. Немцы здесь даже высылали парламентеров, предлагая 15-минутное прекращение огня, а потом открыли ураганный орудийный огонь. "Вспыхнули... пожары, которых никто не гасил". Клепфиш, спасая товарищей, закрыл собой дуло автомата. Этот подвиг повторила 17-летняя коммунистка Х. Рохман, 18-летний бундовец Д. Хохберг{50}.

user posted image

Эсэсовцы в гетто

В южном районе группа ППР А. Шварцфуса подбила немецкий танк. К вечеру в одной из групп из 56 бойцов уцелело только 14. Участник боя у шопов писал: "Женщины подавали гранаты... Я смотрел на спокойные лица женщин... решившихся на достойную смерть". Штрооп был удивлен участием в боях девушек-халуцев: "Они нередко стреляли из двух пистолетов... и я приказал девушек... добивать очередями из автоматов"{51}. 21 апреля бои шли почти по всему гетто. Бойцы безуспешно атаковали его стену, понеся тяжелые потери. Самолеты бомбили гетто. Фашисты подожгли многие дома. Повстанцы часто меняли позиции, перебегая по крышам, по узким мосткам на большой высоте. ЖОБ поддерживала среди узников гетто дисциплину, боролась с паникой, налаживала распределение продуктов в бункерах.

О восстании знала вся Варшава. Жители ее видели сновавшие немецкие кареты скорой помощи, слышали залпы, наблюдали пламя над гетто. В городе ходили слухи о взятых повстанцами в плен немцах и захваченном танке, о тысячах убитых фашистов, о "еврейской Жанне д'Арк", которая поливала врага пулеметным огнем, сама неуязвимая для пуль. В ночь на 22 апреля немцы подожгли целые кварталы гетто. "Евреи, охваченные пламенем... целыми семьями выпрыгивали из окон". Штрооп приказал расстреливать уцелевших. Рушились балки, этажи, плавился асфальт. Над Варшавой стоял смрад от горящих тел, не умолкали крики и стоны. "Не может быть, чтобы это кричали люди", - говорили обыватели, плотно закрывая окна. А иные бежали к стене гетто "на зрелище"{52}. В эти дни погромная агитация нацистов достигла апогея: все стены, столбы, трамваи были облеплены антисемитскими плакатами, лозунгами, карикатурами. За выдачу евреев Штрооп обещал 1/3 их денег, и предатели находились{53}. Но даже газета польских антисемитов "Mecz i pfug" вынуждена была признать, что немцы в боях проявляют трусость, а "еврейского солдата характеризует отвага"{54}.

Польские патриоты спешили на помощь восставшим. 19 апреля группа КБ доставила им 4 автомата, гранаты, патроны для ЖЗВ и участвовала в боях на Мурановской площади. Пожарники, связанные с КБ, более 10 раз доставляли в гетто боеприпасы, вывели группу его узников за стену, помогли группе повстанцев выбраться из горящего дома{55}. 19 апреля отряд АК Ю. Пшенного пытался подорвать стену гетто, пробить в ней проход, но неудачно. 20 апреля группа ГЛ Ф. Бартошка, не понеся потерь, уничтожила тяжелый пулемет врага. Гвардия Людова поставила в гетто в дни восстания 25 винтовок и тысячи патронов. В ночь на 22 апреля ее группы разрушили железнодорожные пути и подожгли вагоны военного транспорта. Днем отряд АК Венцковского рассеял группу аскаров, что позволило некоторым узникам бежать за стену. 23 апреля группа командира варшавской ГЛ Х. Штернхела сожгла полицейский автомобиль, уничтожив 4 или 5 фашистов. Группа АК Левандовского ликвидировала фашистский пост.

user posted image

Аскары, расстрелявшие евреев

На посты у гетто нападали и другие группы ГЛ, АК, а также ВРН и левых социалистов. 13 - 16-летние харцеры во главе с Я. Козловским доставляли в гетто оружие и продукты и вывели за стену десятки его узников{56}. Анелевич писал: "Известия.., что ППР-овцы атаковали немцев, а радиостанция "Рассвет" (в Англии. - С. М. ) передала прекрасную передачу о нашей самообороне, наполняют меня чувством признательности". За стену гетто пришло воззвание ЖОБ к полякам: "Среди грома пушек, дыма пожаров и моря крови умерщвляемого гетто шлем вам братское сердечное приветствие... Ведется бой за нашу и вашу свободу!"{57} А Штрооп с тревогой доносил, что его отряды "постоянно обстреливаются... с арийской стороны... Удалось схватить 35 польских бандитов, коммунистов, которых тут же ликвидировали... Бандиты погибали с возгласами "Да здравствует Польша! Да здравствует Москва!"{58}.

user posted image

Еврей выпрыгнул из окна, чтобы не попасть в плен

Акции солидарности воодушевляли восставших, но не меняли соотношения сил. 21 апреля штаб ЖОБ утратил связь с ЖЗВ. 23 апреля прервалась связь с группами, действовавшими у южной стены гетто. Тяжелые потери (план ЖОБ предвидел это) вынудили изменить тактику. 23 апреля Анелевич пишет Цукерману: "Сегодня переходим к партизанской тактике". Начался второй этап восстания - защита бункеров и проведение внезапных атак. Повстанцы ушли под землю, а ночью группами по 10 человек, одетых в немецкую форму, нападали на фашистские патрули, добывали оружие, вели разведку{59}. Но и гитлеровцы сменили тактику. 23 апреля Гиммлер приказал ускорить "акцию". Штрооп решил сжечь одно за другим каждое здание в гетто и направил туда 24 усиленных штурмовых отряда.

24 апреля штаб ЖОБ восстановил связь со своими группами. Но в районе шопов узники гетто, сломленные отчаянием, согласились пойти на площадь Умшлагплац, откуда отправлялись транспорты в Треблинку и Майданек{60}. 25 апреля началась католическая пасха, и Штрооп, ревностный католик, дал палачам отдых - "акция" возобновилась в 13 часов. Фашисты снова бомбили гетто. Пожар вызвал взрыв повстанческого склада боеприпасов{61}. Погибла группа разведчиков ЖОБ. 26 апреля при обороне бункеров было убито более 360 повстанцев, 27 апреля фашисты затопили бункеры у шопов. На улице Милой повстанцы еще смогли эвакуировать мирных жителей, спасая их от пожара. Но горели уже 20 из 26 улиц гетто{62}.

user posted image

"Приближаются наши последние дни... Помогите тем, кто в последний час спасется, чтобы продолжать борьбу", - писал за стену гетто Анелевич. 27 апреля ЖОБ в обращении к Делегатуре упрекает ее в нарушении обещаний. "Обращаемся... в последний момент... с горячим призывом о немедленной вооруженной помощи"{63}. Очевидно, штаб ЖОБ считал помощь АК недостаточной перед лицом истребления узников гетто. Некоторые члены Жеготы предлагали штабу АК поднять восстание поляков, но он счел это невозможным. Бойцы гетто первыми ощутили на себе последствия раскола польского подполья.

Однако ГЛ и КБ продолжали оказывать помощь повстанцам. 26 апреля ЖЗВ восстановил засыпанный туннель на Мурановской площади. 27 апреля по нему в гетто проникли 18 бойцов КБ Х. Иваньского с оружием. Бойцы ЖЗВ и КБ при поддержке группы ЖОБ приняли бой с фашистами и аскарами, наступавшими при поддержке; 2 танков и 2 броневиков. Один танк подбили повстанцы из группы ЖОБ, другой - 12-летний мальчик. Отступив с большими потерями, фашисты вызвали авиацию. Бой длился до темноты. Погибли почти все командиры и десятки бойцов ЖЗВ. Уцелевшие члены КБ, израсходовав боеприпасы и уходя туннелями, вывели 30 женщин, детей, раненых. Группы ЖЗВ прикрывали отход{64}.

ЖОБ, готовясь к бою не на жизнь, а на смерть, не обеспечила путей отхода. Но в ночь на 29 апреля коммунисты В. Гаик и Ф. Ленчицкий вывели подземными каналами 40 членов ЖОБ из района шопов и переправили их в леса. Шомры Р. Фуден и С. Барчиньский вернулись за товарищами, но погибли. Еще одна группа повстанцев прошла по каналам, но была перебита при выходе из них. В ту же ночь фашисты опять бомбили гетто, изрывали и засыпали канализационные люки{65}. 30 апреля коммунист Шварцфус проник за стену гетто для восстановления связей и вернулся в горящее гетто, а группа КБ Беднарчика доставила патроны и гранаты для ЖЗВ. 30 апреля С. Ратайзер по приказу штаба ЖОБ тоже проник за стену, но узнал от Цукермана, что "помощи извне ждать нечего" (вероятно, от АК){66}.

1 мая 17 коммунистов провели собрание в одном из бункеров. В тот же день начался тяжелый бой, длившийся 3 дня. Штаб ЖОБ решил 1 мая атаковать врага не только ночью, но и днем. 2 мая отряд ППР Э. Фондаминского после боя в северной части гетто с большими потерями пробился к бункеру штаба ЖОБ на улице Милой, где укрывались 400 человек, из них до 100 бойцов. Здесь в минуты затишья шли жаркие дискуссии. "Коммунисты поют свои песни, мы свои", - писал один из левых сионистов{67}. 3 мая группа Х. Иваньского олять доставила боеприпасы ЖЗВ и вывела за стену 15 раненых{68}.

8 мая гитлеровцы окружили бункер штаба. Повстанцы отбили первую атаку, но каратели стали бросать дымовые шашки. Окруженные со всех сторон, задыхаясь от едкого дыма, повстанцы решили покончить с собой. Застрелились Анелевич, Фондаминский, Вильнер и другие бойцы и руководители восстания{69} . На помощь уцелевшим пришла ППР. Ленчицкий, Гаик, Ратайзер организовали новую "экспедицию" каналами, длившуюся 30 часов. Люди задыхались от метана, падали в сточную воду. 10 мая потрясенные жители за стеной гетто увидели, как выбравшиеся из люка, "похожие на привидения, в грязи с головы до пят, шатаясь... влезали мы в грузовик", - рассказала одна из участниц дерзкой акции. В лесу 34 повстанца соединились с бежавшими ранее. Штрооп рапортовал: "Погоня за грузовиком... не дала результатов". Молодые коммунисты Р. Мусельман и Ю. Золотов вернулись еще за одной группой, но погибли. Эта группа вышла наверх без проводников и пала в бою с фашистами{70}.

10 мая КБ снова прислал боеприпасы повстанцам. Восстание в гетто продолжалось. Его третий этап - бои в руинах. "Грузовцы" (от польского "gruzy" - руины) сражались отчаянно, фашисты преследовали их, как зверей. Эта кровавая охота становилась для палачей все безопаснее. Поляки могли спасти лишь немногих.

ЖКН с 19 апреля при посредстве АК и Делегатуры непрерывно посылал депеши в Лондон, взывая о помощи. Депеши получили в Лондоне с опозданием. Англия и США не откликнулись на них. Сионисты Запада направили запоздалую денежную помощь. 13 мая покончил с собой депутат эмигрантского сейма бундовец Ш. Зигельбойм. В предсмертном письме он протестовал против того, что "мир позволяет истреблять еврейский народ... Может, своей смертью помогу вырвать из равнодушия тех, кто должны спасти горстку польских евреев"{71}. Но ни один самолет с Запада не появился над пылающим гетто.

21 апреля при участии секретаря ЦК ППР П. Финдера была составлена радиограмма с просьбой помочь повстанцам. Через партизанские базы депешу передали в Москву. В ночь на 13 мая советские самолеты бомбили казармы СС, склады боеприпасов, зенитные батареи, железнодорожные объекты. Сброшенные листовки призывали поляков к борьбе, но не упоминали о восстании. Однако помощь опоздала, восстание в гетто уже угасало. Правда, в ночь на 14 мая две небольшие группы повстанцев смогли пробиться за его стену, еще одна группа атаковала фашистов, а поляки обстреляли патрули вокруг гетто{72}.

user posted image

Захваченные повстанцы

Схваченные гитлеровцами повстанцы вели себя стойко и достойно. "Получить от схваченных евреев сведения о... бункерах в последнее время невозможно", - признавал Штрооп. 14 мая группа повстанцев вступила в бой на крышах домов за стеной гетто. 16 мая Штрооп приказал взорвать главную синагогу и счел "большую акцию" законченной, оставив для охраны руин батальон полиции. По его подсчетам, было схвачено и убито более 56 тыс. человек. Еще 5 - 6 тыс. погибли при взрывах и пожарах{73}.

Но повстанцы еще сопротивлялись. Небольшие разрозненные их группы объединялись, и фашисты вынуждены были усилить полицию отрядами СС, а в конце мая опять ввести в гетто броневики. Иваньский четыре раза проникал в гетто с оружием для "грузовцев". В начале июня тяжелый бой выдержала сборная группа ЖОБ халуца З. Артштейна, которая почти вся погибла при попытке пробиться за стену гетто{74}. Очаги сопротивления тлели и в июле, но это была уже агония. Фашисты начали взрывать руины и вывозить кирпичи и металлолом{75}. Исчезли даже очертания улиц. Стена гетто окружала море щебня, но и среди этой пустыни, освещаемой прожекторами, долго еще раздавались выстрелы. В августе 1943 г. левый социалист Л. Бжезиньский спас 17 полуживых узников гетто, добравшихся до люка за его стеной. А 23 сентября группа "грузовцев" пробилась за стену с оружием в руках. Один человек дожил в гетто до Варшавского восстания 1944 года{76}.

Значение восстания в гетто не сводится к числу убитых там фашистов{77}. Восстание имело продолжение. Две группы ЖОБ, спасенные ГЛ, создали отряд имени защитников гетто. Он взорвал военный транспорт, провел ряд других операций, но почти весь погиб в боях с фашистами{78}. Под влиянием восстания в Варшавском гетто 2 августа узники Треблинки перебили 25 эсэсовцев и 60 украинских аскаров и бежали. 16 августа началось восстание в Белостокском гетто{79}. Восстания вспыхнули также в других гетто и концлагерях. Последняя группа ЖОБ в Варшаве во главе с Цукерманом приняла в рядах Армии Людовой участие в Варшавском восстании 1944 года.

Бойцы Варшавского гетто надолго сковали силы гитлеровцев, что временно ослабило их террор в Варшаве и помогло усилению движения Сопротивления. С 18 по 28 апреля 1943 г. фашисты зафиксировали 1224 партизанские акции в Польше, через которую шло 75% снабжения Восточного фронта. Но прежде всего восстание в гетто имело огромное морально-политическое значение. Гитлеровцы потопили его в крови, но в моральном плане потерпели поражение. В гетто больше трех лет убивали все человеческое, узники его испытали все степени унижения, но в этом аду они доказали, что честь - более высокая ценность, чем жизнь раба.

user posted image

Примечания

1. MARK B. Walka i zaglada warszawskiego getta. Warszawa. 1959, s. 49,58 - 59; ejusd. Powstanie w getcie warszawskim na tie: ruchu oporu w Polsce. Warszawa. 1954, s. 30.

2. NIEWIADOMSKI T. Gdzie byl moj front... Warszawa. 1970, s. 168 - 170. Организация Войскова - создана в сентябре 1939 г. по указанию генерала В. Сикорского. В 1942 г. вступила в Армию Крайову (АК), но сохранила автономию. В 1943 г. реорганизована в Корпус Безопасности (КБ), который признал в 1944 г. власть Польского комитета национального освобождения (ПКНО).

3. Eksterminacja Zydow na ziemiach polskich w okresie okupacji hitlerowskiej. Zbior dokumentow. Warszawa. 1957, s. 122.

4. Ibid., s. 136; КРАЛЛЬ Г. Опередить Господа Бога. - Иностранная литература, 1988, N 4, с. 180 - 181; Meczenstwo, walka, zaglada Zydow w Polsce. 1939 - 1945. Warszawa. 1960, foto 143.

5. BEDNARCZYK T. Walka i pomoc. Warszawa. 1968, s. 29, 15.

6. BALICKA-KOZLOWSKA H. Mur mial dwie strony. Warszawa. 1958, s. 82.

7. POTERANSKI W. Warszawskie getto. Warszawa. 1973, s. 34.

8. MARK B. Powstanie, s. 85 - 86.

9. О Поалей-Сионе, шомрах (от "хашомер хацаир" молодой страж), халуцах (от "хехалуц" - пионер) см: KULA M. Porozmawiajmy jeszcze raz, na spokojnie, o sionizmie. - Dzieje najnowsze, 1987, N 2, s. 92- 95, 103 - 104.

10. MARK B. Powstanie, s. 91 - 92; ejusd. Zycie i walka mlodziezy w gettach w okresie okupacji hitlerowskiej. Warszawa. 1961, s. 83.

11. Eksterminacja, s. 269, 271; Encyklopedia II wojny Swiatowej. Warszawa. 1975, s. 378 - 379.

12. DATNER Sz. Las sprawiedliwych. Warszawa. 1968, s. 64 - 65; Zycie Warszawy, 21.IV.1978.

13. BARTOSZEWSKI W. Warszawski pierscien smierci. Krakow - Lodz. 1967, s. 127.

14. Adama Czerniakowa dziennik getta warszawskiego. Warszawa. 1983, s. 315 - 316.

15. PAWLICKZ L. W kregu wielkiej tragedji. Warszawa. 1970, s. 103; NIEWIADOMSKI T. Op. cit., s. 172; МОЧАРСКИЙ К. Беседы с палачом. - Знамя, 1987, N 5, с. 98. Аскары - солдаты-добровольцы вспомогательных частей СС. Немцы особенно ценили их за антисемитизм и незнание польского языка.

16. MARK B. Powstanie, s. 149; Meczenstwo, dok. 262.

17. Tygodnik Kulturalny, 21.IV.1968. s. 4.

18. SAKOWSKA R. Dwa etapy. Warszawa. 1986, s. 51; Polacy Zydzi 1939 - 1945. Warszawa. 1971, s. 94 - 96; MADAJCZYK Cz. Polityka III Rzeszy w okupowanej Polsce. T. II. Warszawa. 1970, s. 320; Marceli Nowotko. Warszawa. 1974, s. 456.

19. Polacy Zydzi, s. 200 - 201.

20. MIEDZA-TOMASZEWSKI S. Benefis konspiratora. Warszawa, 1977, s. 211 - 212; MARK B. Walka i zaglada, s. 124 - 125; Pamietniki z getta warszawskiego. Warszawa. 1988, s. 116.

21. MARK B. Walka i zaglada, s. 102; Labecki F. Wspomnienia dawne i nowe. Warszawa. 1977; NIEWIA-. DOMSKIT. Zlamany rozkaz. - Milion walecznych. Warszawa. 1971, s. 104 - 105; BEDNARCZYK T. Op. cit., s. 46.

22. W dziesiata rocnic? powstania Polskiej Partii Robotniczej. Materialy i dokumenty. Warszawa. 1952, s. 47; Современная Польша, 1968, N 4, с. 40; MARK B. Walka i zaglada, s. 102 - 104; Tygodnik Kulturalny, 21.IV.1968.

23. MARK B. Walka i zaglada, s. 140 - 141, 150 - 151; BALICKA-KOZLOWSKA H. Op. cit., s. 87.

24. ARCZYNSKI M., BALCERAK W. Kryptonim "Zegota". Warszawa. 1979, s. 68 - 71, 63.

25. Adama Czerniakowa dziennik, s. 316; Dyskusja nad Encyklopedia II wojny swiatowej. - Nowe drogi, 1966, N 9, s. 179.

26. Polscy Zydzi, s. 128 - 129.

27. Правда, 18.XII.1942. Нацисты цинично ответили, что "евреи... имели... много времени.., чтобы... покинуть немецкое жизненное пространство" (EISENBACH A. Pertraktacje anglo-americanskie z Niemcami a los ludnosci zydowskiej podczas II wojny swiatowej. Warszawa. 1955, s. 14 - 16).

28. MARK B. Walka i zaglada, s. 129; BEDNARCZYK T. Op. cit., s. 57.

29. Polacy Zydzi, s. 164; КРАЛЛЬ Г. Ук. соч., с. 202.

30. Raport Stroopa o likwidacji getta warszawskiego w 1943 roku. - Biuletyn Glownej komisji badania zbrodni hitlerowskich w Polsce. XL 1960, s. 135; Dodatkowe dokumenty. - Ibid., s. 201.

31. MARK B. Powstanie, s. 177; ejusd. Walka i zaglada, s. 186 - 188,192 - 194, 200 - 201; BARTOSZEWSKI W. Op. cit., s. 156; BEDNARCZYK T. Op. cit., s. 29.

32. Eksterminacja, s. 323 - 324.

33. Raport Stroopa, s. 198; MARK B. Powstanie, s. 219.

34. Raport Stroopa, s. 137; BEDNARCZYK T. Op. cit., s. 43, 29.

35. LECZYCKIF. Mojej ankiety personalnej punkt 35. Warszawa. 1969, s. 356.

36. Polacy Zydzi, s. 164.

37. Kronika wydarzen w Warszawe 1939 - 1945. Warszawa. 1970, s. 66.

38. Meczeiistwo, dok. 401.

39. MADAJCZYK Cz. Op. cit., s. 338. Вильнер под пытками никого не выдал, бежал и вернулся в гетто (КРАЛЛЬ Г. Ук. соч., с. 205 - 206).

40. MARK B. Walka i zaglada, s. 248 - 249.

41. SAKOWSKA R. Op. cit., s. 64. По другим данным и в ЖЗВ входило около 500 бойцов (BEDNARCZYK Т. Op. cit., s. 47).

42. КРАЛЛЬ Г. Ук. соч., с. 201; Adama Czernikowa dziennik, s. 326.

43. MARK B. Walka i zaglada, s. 148, 222.

44. Raport Stroopa, s. 135; КРАЛЛЬ Г. Ук. соч., с. 201; Polacy Zydzi, s. 180.

45. Raport Stroopa, s. 124.

46. MARK B. Walka i zaglada, s. 258 - 265, 275. По некоторым данным, 19 апреля было сожжено 3 танка (ibid., s. 274). По Штроопу - 1 танк и 1 броневик (МОЧАРСКИЙ К. Ук. соч., с. 99).

47. МОЧАРСКИЙ К. Ук. соч.; Raport Stroopa, s. 135 - 136, 144.

48. GRUSZCZYNSKA K. Ze nie osleply nasze oczy... - Wiezienna Krata. Warszawa. 1965, s. 310.

49. Raport Stroopa, s. 136.

50. MARK B. Walka i zaglada, s. 290 - 295; ejusd. Zycie i walka, s. 47 - 48.

51. MARK B. Walka i zaglada, s. 298 - 301; МОЧАРСКИЙ К. Ук. соч., с. 102.

52. Raport Stroopa, s. 150 - 151; RUDNICKI A. Wielkanoc. - Wybor opowiadan. Warszawa. 1976, s. 244- 245.

53. Raport Stroopa, s. 141.

54. SCHMIDT L. Cudem przezylismy czas zaglady. Krakow-Wroclaw. 1983, s. 225.

55. BEDNARCZYK T. Op. cit., s. 30 - 31; JAWORSKI A., WILCZUR J. Strazacka wiernosc. Warszawa. 1977, s. 162 - 163.

56. BERENSTEIN T., RUTKOWSKI A. Pomoc Zyd6m w Polsce 1939 - 1945. Warszawa. 1963, s. 62 - 63; Polska Partia Robotnicza. Kronika I. 1942 - V.1945. Warszawa. 1962, s. 85 - 86; Polacy Zydzi, s. 399.

57. MARK B. Walka i zaglada, s. 326 - 327; ejusd. Powstanie, s. 284 - 285.

58. Raport Stroopa, s. 152 - 153.

59. MARK B. Walka i zaglada, s. 236, 327, 354 - 355.

60. Raport Stroopa, s. 139 - 140,153; MARK B. Ibid., s. 351.

61. WULF J. Das Dritte Reich und seine Vollstrecker. Brl. 1961, S. 124; Raport Stroopa, s. 158,160.

62. MARK B. Walka i zaglada, s. 356, 359, 365.

63. Ibid.,s. 357 - 358,310.

64. PAWLICKI Z. Op. cit., s. 62, 118 - 121; Polacy Zydzi, s. 192; Za Wolnosc i Lud, 1968, N 8. Штрооп в рапорте за 27 апреля не упоминает о применении и потере танков. Т. Беднарчик пишет об одном сожженном танке (Tygodnik Kulturalny, 28.IV.1968).

65. MARK B. Walka i zaglada, s. 365 - 367, 384; Raport Stroopa, s. 170.

66. MARK B. Walka i zaglada, s. 246; BEDNARCZYK T. Op. cit., s. 31; WULF J. Op. cit., s. 139.

67. MARK B. Walka i zaglada, s. 370, 373 - 376, 388.

68. ARCZYNSKI M., BALCERAK W. Op. cit., s. 140.

69. LUBETKIN Z. Die letzten Tage des Warszawer Gettos. Brl. - Potsdam. 1949, S. 19 - 20.

70. BALICKA-KOZLOWSKA H. Op. cit., s. 90 - 97; Raport Stroopa, s. 186.

71. BEDNARCZYKT. Op. cit., s. 31; Polacy Zydzi, s. 196 - 199.

72. Красная звезда, 14.V.1943; MARK B. Walka i zaglada, s. 406 - 409; Raport Stroopa, s. 193.

73. Raport Stroopa, s. 191 - 193, 198.

74. BEDNARCZYK T. Op. cit., s. 31; MARK B. Walka i zaglada, s. 422 - 425.

75. Eksterminacja, s. 190 - 191.

76. БУРЧИН М. Я не мог их подвести. - Польша, 1988, N 4, с. 27; MARK B. Walka i zaglada, s. 429, 431.

77. Их число не установлено. Поименный список в рапорте Штропа (16 убитых и 87 раненых) явно занижен. Но и цифры, приведенные в подпольной печати (300, 400 и даже 1 тыс. убитых и 1 тыс. раненых), преувеличены (Raport Stroopa, s. 124 - 130; MARK B. Walka i zaglada, s. 437).

78. MARK B. Op. cit., s. 446 - 450.

79. Ruch podziemny w gettach i obozach (Materialy i dokumenty). Warszawa - Lodz - Krakow. 1946, s. 186.

С. М. Меламед

Вопросы истории, 1991, № 1, C. 206-214.

Share this post


Link to post
Share on other sites


Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0