Sign in to follow this  
Followers 0
Dark_Ambient

Чекре

2 posts in this topic

Парунин А.В. Политическая биография Чекре – хана Золотой Орды начала XV века.

Военно-политическое противостояние Тохтамыша и Тимура, а также опустошительные походы по­следнего привели к упадку городской культуры Золотой Орды, новому витку междоусобных войн, росту удельного сепаратизма, политическому росту мангытского темника Эдиге, вокруг жизни и дея­тельности которого сосредоточилось немало внимания со стороны восточных авторов.

«Царь Идики», «государь Дешта, Сарайа и Крыма» - так именует его ал-Айни - прославился тем, что назначал и смещал по своему усмотрению ханов-чингизидов, удовлетворяя тем самым свои по­литические амбиции. Одним из таких марионеток был тука-тимурид Чекре. Он был одним из немногих правителей, чья биография получила относительно неплохое освещение в источниках, в частности, в «Путешествии» Иоганна Шильтбергера. Но образ хана оказался насыщен противоречивыми изве­стиями, попытка разобраться в которых будет представлена ниже.

Прежде необходимо начать с историографического экскурса, который позволит отметить эволю­цию взглядов на правление и личность чингизида. Достаточно подробно для XIX века очередной ор­дынской замятии 1410-х гг. касается В.Д. Смирнов, упоминая о Чекре лишь только то, что он ставлен­ник Эдиге (Смирнов, 2011, с. 143). Примечательно, что почти столетие спустя, в обширной монографии Б.Д. Грекова и А.Ю. Якубовского, не нашлось ни строчки царевичу; исследователи вкратце упомянули лишь о преемнике Чекре Джаббар-берди (Греков, Якубовский, 1950, с. 410).

М.Г. Сафаргалиеву принадлежит первый опыт биографического анализа царевича. Исследователь отметил участие Чекре в походе в Сибирь вместе с Эдиге, а также упоминания о нем в немногочислен­ных источниках, отметил имеющийся нумизматический материал.Также автор предположил убийство царевича сыном Тохтамыш-хана Джаббар-берди, на основании сообщения Абд ар-Раззака Самаркан- ди (Сафаргалиев, 1960, с. 190-192).

В контексте нумизматических данных (монеты 816-818 г.х. - 1413-1416 гг.) упоминает о цареви­че А.Г Гаев (Гаев, 2001, с. 31-32). Этими же годами на аналогичной базе отметили правление Чекре Р.Ю. Рева, A.A. Казаров и В.Б. Клоков (Рева и др, 2009, с. 78).

Последующие публикации касались непосредственно вопросов участия Чекре в сибирском походе, описания его жизнедеятельности согласно сведениям Иоганна Шильтбергера, а также проблематики отождествления Султана-Мухаммеда, боровшегося с Чекре за золотоордынский престол в трактовке «Анонима Искандера» Муин ад-дина Натанзи.

Р.Ю. Почекаев предположил, что после сибирского похода Чекре «возглавил Тюменский юрт», а после поражения Кепека «Волжская Булгария отошла к владениям Чокре и Идигу, а Керим-Берди стал управлять юго-западом Золотой Орды» (Почекаев, 2012, с. 225). Также автор скептически отнесся к смерти Чекре от рук Мухаммада, отождествив последнего сУлуг-Мухаммедом - новым ханом Золотой Орды после смерти Дервиша (Почекаев, 2012, с. 369, прим. 674).

Более пристальное внимание на личность Чекре обратил Д.Н. Маслюженко. Исследователь выдви­нул свою датировку похода царевича в Сибирь, обратил внимание на известный в источниках факт борьбы Чекре и Султана-Мухаммеда, связав с аналогичной ситуацией в сочинении Иоганна Шиль­тбергера (Маслюженко, 2011, с. 96-97).

Ж.М. Сабитову принадлежит наиболее целостная характеристика хана. Автор суммировал сведения из источников, обозначил генеалогию Чекре. Исследователь также попытался идентифицировать упо­мянутого Мухаммеда, связав с его с сыном Тохтамыша - Кучиком. Согласно мнению исследователя, о Кучике сообщает ал-Дженнаби со ссылкой на Мухаммада ат-Ташканди (Сабитов, 2011, с. 101-102).

К.З. Ускенбай усомнился в отождествлении Чекре с Чингиз-огланом, упомянутым у Самарканди, указав на несовпадения в аспектах биографии хана, представленных в источниках. При этом автор придерживается канвы событий, содержащейся у Натанзи, где Чекре «низвергнут и убит Мухамме­дом» (Ускенбай, 2013, с. 239-240).

Отметим, что исследования последних лет достаточно скрупулёзно восстановили биографию Чекре, «разбросанную» по различным средневековым авторам. Наиболее «проблемной зоной» осталась попытка хронологического и именного отождествления упоминаемого противника Чекре, а также пе­рипетии их междоусобицы.

Пролить свет на эту и иные проблемы нам поможет обращение к источниковедению.

Подробное жизнеописание Чекре оставил Иоганн Шильтбергер, проведший почти 34 года слугой у различных правителей Азии,также находившийся четыре года при внуке Тимура Абу-Бакре. При Тимуриде находился также и Чекре. Из записок Шильтбергера не совсем ясно, как пленный баварец попал к чингизиду, однако подробное изложение путешественником пути вместе с царевичем из Мавераннахра в Золотую Орду может свидетельствовать о последнем как очевидце событий, хотя описанная им последовательность и является оригинальной, не находя подтверждения в иных источниках.

Занимательно, с множеством характерных фактов, изложено Шильтбергером и путешествие в Си­бирь, однако цель и итоги похода раскрыты не были; лишь финал похода свидетельствовал об опреде­ленной удаче: «После покорения Сибири Едигей и Чакра вступили в Булгарию, которая ими также была завоевана. После этого возвратились восвояси» (Шильтбергер, 1984, с. 35).

Затем баварец кратко пересказывает хронологию правления золотоордынских ханов первого двадцатилетия XV века, после чего сообщает: «Чакра был вынужден бежать в страну, называемую Дешти-Кыпчак, и Мухаммад воссел на престол». В следующем абзаце, упоминая о новой усобице в Золотой Орде, Шильтбергер сообщает следующее: «Свергнутый Бараком Мухаммад, собравшись с силами, в свою очередь изгнал его, однако затем сам был изгнан Девлет-Берди, который после трех­дневного царствования был вынужден уступить престол Бараку. Последний затем погиб в борьбе с моим господином Мухаммадом, снова овладевшим престолом. Мой господин Чакра, который хотел низвергнуть Мухаммада, сам погиб в борьбе с ним» (Шильтбергер, 1984, с. 35-36). Столь обширные свидетельства о Чекре пленным немцем вполне разумны: как мы помним, он был слугой Чекре и говорил о нем как о «господине». Последнее обращение к Чекре относится к главе о возвращении Шильтбергера на родину: «После упомянутого мною выше поражения Чакры, я попал к господину по имени Маншук, который был советником Чакры. Изгнанный, он пробрался в город Каффу, населенный христианами. Это - весьма многолюдный город, в котором обитают последователи шести различных вероисповеданий» (Шильтбергер, 1984, с. 67). На ценность этой информации справедливо указал Ж.М. Сабитов (Сабитов, 2011, с. 100), но не использовал для решения вопроса противостояния Чекре и Мухаммеда.

Судя по упомянутой главе, возвращение Шильтбергера на родину не было скорым: суммарно не менее трех лет, значит, имеющееся «поражение» стоит относить к 1423-1424 гг. Действительно, Чекре терпит поражение от нового претендента по имени Мухаммед; спустя какое-то время он погибает от рук «господина Мухаммеда» (Шильтбергер, 1984, с. 36). Упоминание «Мухаммедов» в таком порядке приводит Ж.М. Сабитова к мысли о наличии двух Мухаммедов (Сабитов, 2011, с. 100-101).

Однако имеющийся в нашем распоряжении более точный перевод необходимых отрывков снима­ет некоторые проблемы вокруг Мухаммеда.
Приведем фрагменты:

«И Едигей сделал моего господина Чегру королем как и обещал ему и тот был около восьми ме­сяцев королем. Тогда пришел некто, называемый Мухаммед и сражался с Чегрой и Едигеем и Чегра бежал в страну, называемую Дешипшах (Дешт?), и Едигей был схвачен и Мухаммед стал королем. И затем пришел некто по имени Борак, изгнал Мухаммеда и стал королем. И затем собрался [с силами] Мухаммед и изгнал Борака и снова стал королем. Затем пришел некто по имени Давлет-Берди, из­гнал Мухаммеда и стал королем, и был королем только три дня. Затем пришел вышеназванный Борак, изгнал Давлет-Берди и снова стал королем. Затем пришел вышеназванный Мухаммед, убил Борака и снова стал королем. И затем пришел Чегре, мой господин, сражался с Мухаммедом и был убит...»

Поскольку Чегра проиграл и был убит, то я перешел к другому господину, называемому Маннстцух (Маншук?) и он был рыцарем Чегры и вынужден был бежать и ушел в город, называемый Каффа и в этом городе есть христиане и это весьма могущественный город, городе в есть шесть вероучений, и там мой господин оставался 5 месяцев» (Langmantel, 1883, р. 42-43).

Представленный вариант приводит некоторые факты в совершенно ином свете. Лаконичность по­вествования наводит на мысль, что Иоганн Шильтбергер вообще не был свидетелем усобиц второй половины 1410-х - 1420-х гг. В качестве сравнения можно привести поход в Татарию и Сибирь, кото­рый был расписан баварцем достаточно подробно и с множеством региональных особенностей. Если же автор был свидетелем упомянутых им событий, то почему не обратил внимания на характерные детали, столь свойственные для его записок? Однако подробный анализ данного произведения вы­ходит за рамки статьи.

Обращает на себя внимание также и попадание Шильтбергера к Маншуку после смерти Чекре. Логично предположить, что смерть последнего произошла ближе к середине 1420-х, ибо процесс возвращения баварца на родину изучен довольно тщательно, с указанием дней и месяцев. Вышеука­занное приводит нас к гипотезе о смерти царевича до 1424 года и борьбе оного с Улуг-Мухаммедом, поскольку иных «Мухаммедов» (т. н. «господина Мухаммеда», - прим.) в отрывке не фигурирует. Одна­ко чуть позже мы еще вернемся к этому вопросу.

Обратимся теперь к труду Муин ад-Дина Натанзи, известному в историографии как «Аноним Ис­кандера». О Чекре сообщается буквально следующее: «После этого (убийства Султаном-Мухаммедом своего брата Джалал ад-Дина, сына Тохтамыша - прим.) Чакире-оглан, который долгое время прово­дил жизнь в орде Тимура, а после смерти его величества некоторое время находился при Худайдаде, сыне Хусайна, и еще некоторое время под покровительством Шейх Нур ад-дина, сына Сары-Буки, стал устраивать большие смуты и в последний раз бросился в Хорезм. После убиения Джалал ад-дин султа­на ему в голову запало стремление и жажда узбекского улуса и не обращая внимания... (Далее следует пропуск в рукописи - прим.) До его прибытия Султан-Мухаммад стал самостоятельным (государем), выступил против него и в первой же стычке обратил его со всеми его последователями и окружающи­ми в пух и прах. Теперь это широкое и пространное государство находится в его (Султан-Мухаммада) владении, а Чакире-оглан по-прежнему проводит жизнь в тех краях в бедствии, без дома и крова» (История Казахстана в персидских источниках. Том IV, 2006, с. 264-265). Также о некоем Мухаммад- хане, сыне Тохтамыша, правившем недолгое время, упоминает более поздний автор Гаффари (История Казахстана в персидских источниках. Том IV, 2006, с. 405).

Если суммировать хронологию правления ханов Золотой Орды, сообщаемую Натанзи, то она вы­глядит следующим образом: Тохтамыш - Тимур-Кутлук - Шадибек - Тимур-султан б. Тимур-Кутлуг - Джалал ад-дин султан - Султан-Мухаммад - Чекре - Султан-Мухаммад. При этом «Аноним Искандера» не указывает ханский статус Чекре.

В данном случае разумно провести аналогии с аутентичными сообщениями.

Йазди: Токтамыш - Тимур-Кутлук - Шадибек - Пулад - Джалал ад-дин - Кепек - Карим-берди - Че­кре - Дарвиш - Мухаммад-хан (История Казахстана в персидских источниках. Том IV, 2006, с. 289).

«Та’рих-и арба’ улус» мирзы Улугбека: Тохтамыш-хан - Тимур-Кутлу - Шади-бек - Пулад - Тимур- хан б. Тимур-Кутлу - Джалал ад-дин - Карим-берди - Кийик - Чакар - Джаббар-берди - Саййид- Ахмад - Дарвиш - Мухаммад-хан (Тарих, 2007, с. 105-110).

Самарканди: Шади - Пулад-хан - Тимур-хан б. Тимур-Кутлуг - Джалал ад-дин-султан - Чингиз- оглан - Джаббар-берди (История Казахстана в персидских источниках. Том IV, 2006, с. 368-372).

Путем простого сравнения можно определить, что сведения Натанзи идут вразрез с иными пред­ставителями персоязычной историографии. Само же сочинение было представлено двумя редакция­ми: 816 г.х. (1413-1414 гг.) и 22 раджаба 817 г.х. (7 октября 1414 г.) (История Казахстана в персидских источниках.Том IV, 2006, с. 248-249) - времени гипотетического восшествия на престол Чекре, ибо уже 816 г.х. датируются его первые монеты. Вместе с тем события, описанные до смерти Джалал ад-дина, не противоречат имеющейся хронологии, что наводит нас на мысль об ином источнике сведений для «Анонима Искандера»; либо же до автора, явно интересующегося судьбой Чекре, доходили неясные сведения об очередной ордынской междоусобице. В итоге Натанзи мог воспользоваться довольно распространенным мусульманским именем «Султан-Мухаммед» (см. например, История Казахстана в персидских источниках. Том III. Му’изз ал-ансаб, 2006, с. 304-305). В генеалогических сочинениях династстаким именем среди сыновей Тохтамыша не значится: он присутствует лишь в сочинении Гаф­фари (середина XVI в.) с ханским титулом (История Казахстана в персидских источниках. Том IV, 2006, с. 405). Д.М. Исхаков предлагает связывать его с Султан-Мухаммедом, в котором видит еще одного тука-тимурида Улуг-Мухаммеда (Исхаков, 2009, с. 120).

Фигурирует Чекре и в сочинении Абд ар-Раззака Самарканди, написанном между 1467-1475 гг. (История Казахстана в персидских источниках.Том IV, 2006, с. 361). Б.А. Ахмедов, на основании неопу­бликованных фрагментов рукописи, отметил посредничество Чингиз-оглана в деле примирения Шах- мелика и Улугбека по просьбе Шейха Нур ад-дина (Ахмедов, 1965, с. 28-29). Все это вполне позволяет подтвердить мнение Натанзи о покровительстве Чекре Нур ад-дином и не согласиться с вышеупомя­нутым мнением К.З.Ускенбая о двух различных царевичах.

Согласно персидскому автору Чекре (Чингиз-оглан - прим.) принял участие в войне Эдиге против Шахруха в Хорезме (История Казахстана в персидских источниках.Том IV, 2006, с. 371), чем обозначил их будущий политический союз. Сами же военные действия можно уверенно обозначить 1412 годом. Развитие событий вполне согласуется с упоминанием Натанзи о «больших смутах» Чекре, которые, ви­димо, понимались как предательство по отношению к семейству Тимура. В то же время Шильтбергер, находясь уже при Чекре, никак не комментирует эпизод с Хорезмом, представляя уход от Абу-Бакра как предложение «возвратиться на родину, чтобы занять там престол. С согласия Абу-Бакра он отпра­вился туда в сопровождении 600 всадников, в числе которых находился и я с четырьмя товарищами» (Шильтбергер, 1984, с. 33).Тем самым налицо явное противоречие в сообщениях авторов.

Самарканди также принадлежит и важное упоминание об изгнании Чекре Джаббар-берди, внешне совпадающее с сочинением Натанзи; в нем он назвал «Чингис-огланом» (История Казахстана в пер­сидских источниках. Том IV, 2006, с. 372). К.З. Ускенбай усомнился в сообщении персидского автора, предположив, что «Джаббарберды, обитавший большей частью в княжестве Литовском у Витовта, на левобережье Волги и тем более в Узбекском Улусе (а это степи к востоку от Яика) замечен не был» (Ускенбай, 2002, с. 130). Однако в действительности это не так. Еще М.Г. Сафаргалиев, на основании изучения сведений «Codex Epistolazis Vitoldi» и «Хроники» Яна Длугоша, показал, что ставленником Витовта был еще один брат Джаббара Карим-Берди, убивший в 1413 году Джелал ад-Дина (Сафарга­лиев, 1960, с. 191-192), что согласуется и с показаниями источников (Jana Dtugosza, 1869, p. 203-204; Codex epistolaris Vitoldi, 1882, p. 352). Вполне допустимо очередное участие Карим-берди в борь­бе за престол; согласно Длугошу беглый царевич был убит Йеремферденом (Ерим-берди), «который завладел его троном, и действуя предусмотрительно, также как отец уважал авторитет Александра. Правление его, поддерживаемое дружбой и помощью князя Александра, вскоре укрепилось; сам же Йеремферден ходил во все походы вместе с Александром Витовтом, и против любого из врагов давал вооруженную поддержку» (Jana Dtugosza, 1869, p. 203-204). Под Йеремферденом вполне допустимо видеть Джаббар-берди, сместившего Чекре. Показательно, что Ян Длугош ничего не знал о последнем. По версии М.Г. Сафаргалиева, Джаббар-берди был вытеснен союзом Эдиге и Дервиш-хана и бежал в Крым (Сафаргалиев, 1960, с. 192).

Неверны и хронологические выкладки К.З. Ускенбая, согласно которому «после смерти Тимура Че­кре оказался при дворе Абу Бекра (умер в 1408/9 г.), сына Мираншаха и внука Тимура разрешение вернуться домой, он в 1405 г. отправился через Кавказ в Золотую Орду» (Ускенбай, 2013, с. 239). Шильтбергер пишет: «После пленения и казни Миран-шаха я попал к его сыну Абу-Бакру, у которого я оставался четыре года» (Шильтбергер, 1984, с. 32). Смерть Мираншаха датируется 1408 годом (Са­фаргалиев, 1984, прим. 91). Соответственно, нетрудно вычислить дату ухода от Абу Бакра, причем она совпадает с датой появления Эдиге и Чингиз-оглана в Хорезме.

Согласно Йазди, «Чекре-оглан, из рода Джучи-хана» сидел по правую сторону от Тимура во время приема Кара-Ходжи, посланника Тохтамыша, принесшего от беглого хана письмо с извинениями. Это событие уверенно датируется раджабом 807 г.х. (3 января - 1 февраля 1405 г.) (История Казахстана в персидских источниках. Том IV, 2006, с. 350-351, 360, прим. 165). С одной стороны, этот факт показы­вает статус царевича среди эмиров Тимура и вполне логичную заинтересованность к нему со стороны некоторых персидских авторов.

Махмуд бен Вали в сочинении «Бахр ал-асрар» (составлено около 1634-1641 гг.) отмечает инте­ресные детали в биографии царевича:
«Чекре-хан, опасаясь урона от Токтамыш-хана, удалившись в Мавераннахр, некоторое время по­жил в ставке Сахиб-и Кирана [Амира Тимура]. Пользовался всеми милостями и благосклонностями упомянутого эмира. После смерти Сахиб-и Кирана и погашения [пламени] Токтамыш-хана, [Чекре- хан] возвратился из Мавераннахра к близким и был назначен правителем некоторых владений. Когда знаки его благомыслия стали известны родственникам, упомянутые султаны, признав его соправите­лем престола, поручили ему решения самых важных дел. Когда Кебек-хан скончался, военачальники и сановники государства, учитывая его блестящие способности, вручили ему узды важных дел ханства и дела управления государством. Чекре-хан после вступления [на престол] приложил много усилий для защиты чести шахства» (История Казахстана в персидских источниках. Том IV, 2006, с.289, прим. 12). Использование данного отрывка нами в исследовательской литературе не встречалось. Махмуд бен Вали подчеркивает важный статус Чекре в государстве тимуридов, положительно отзываясь о его правлении. Примечательно, что прошибанидски настроенный автор ничего не сообщает о его пре­дательстве.

Помимо сочинения бен Вали, только «Та’рих-и арба’ улус» сообщает об окончании правления Кепек-хана и начале «его брата Чакар-хана, сына Тохтамыш-хана» (Из «Та’рих-и арба’улус», 2007, с. 109). Очевидно, несмотря на верную последовательность правления династов-чингизидов, составитель «Та’рих» был ограничен в знании генеалогических тонкостей.

Генеалогия Чекре-хана, согласно «Таварих-и гузида-йи нусрат-наме», выглядит следующим образом:

Джегре-хан - Акмыл - Менгасир - Абай - Уз-Тимур - Тука-Тимур (Материалы по истории казахских ханств ХУ-ХУШ веков, 1969, с. 40-41; Сабитов, 2011, с. 99). Примечательно, что ханское достоинство досталось лишь Чекре; вряд ли подобный взлет имел место быть без помощи Эдиге, без могуществен­ного темника тука-тимурид был бы лишь одним из немногих царевичей, вовлеченных в политическую орбиту империи Тимура.

Источники, характеризующие Чекре, носят весьма противоречивый характер. Шильтбергер под­робно сообщает о таком незначительном событии, как поход в Сибирь, но умалчивает о перипетиях жизни царевича в его ханском достоинстве, что наводит на вполне логичную мысль о неучастии баварца в политической жизни Золотой Орды после (или даже ранее) смещения Чекре. Детальное изло­жение продолжается лишь после смерти тука-тимурида. Натанзи, чья заинтересованность царевичем может быть вызвана его приближенностью к Тимуру, лишь добавляет сумятицу, указывая на борьбе Че­кре с неким Султаном-Мухаммедом, сыном Тохтамыша, не фиксируемым в иных источниках. Этот факт явно свидетельствует о необходимости дифференцированного подхода к авторской концепции. Не вызывает нареканий лишь Абд ар-Раззак Самарканди, повествование которого о событиях в Золотой Орде лаконичное, поскольку идет в сопровождении среднеазиатских событий. Неизвестны причины именования Чекре «Чингиз-огланом», однако некоторые характерные детали биографии, фиксируе­мые персидской историографией, позволяют уверенно говорить об одном и том же лице.

Суммировав показания источников, картина вырисовывается следующая.

Политический рост Чекре-хана проявился, вероятнее всего, еще при жизни Тимура. Йазди сви­детельствует о нем как о царевиче «правого крыла». Впоследствии, после смерти могущественного правителя, Чекре сначала находится при эмирах Тимура, участвует в дипломатических переговорах, затем попадает к его внуку Абу-Бакру. Согласно Шильтбергеру, ему «было предложено возвратиться на родину, чтобы занять там престол». Казалось бы, этот факт подтверждает увеличивающийся по­литический вес Чекре. Но затем события по неизвестным причинам разворачиваются иначе. Чекре помогает Эдиге с вторжением в Хорезм, тем самым становясь сепаратистом в глазах Шахруха. Этому факту не противоречит заявление Натанзи о «больших смутах» и явная заинтересованность автором дальнейшей судьбы опального царевича.

Шильтбергер представляет несколько иную картину; согласно ему, Чекре совершает длинный путь в «Татарию» и лишь затем знакомится с Эдиге, который начинает рассматривать его как претендента на престол Золотой Орды. В целом их поход в Сибирь носит неясный характер, скорее всего, он вы­зван стремлением Эдиге подчинить себе северные территории («После покорения Сибири Едигей и Чакра вступили в Булгарию, которая ими также была завоевана»), тем самым усилив свои позиции в борьбе с детьми Тохтамыша. Сам поход может быть уверенно локализован 1413 годом (Маслю- женко, 2011, с. 96), либо началом 1414 г. Все это закономерно приводит к тому, что Чекре становится золотоордынским ханом, однако его положение является нестабильным. Будучи креатурой Эдиге, он приобретает новых врагов в лице детей Тохтамыша, что приводит к поражению от Джаббар-берди в начале 1416 года, чему не противоречат и нумизматические данные.

Дальнейшая судьба чингизида представляется противоречивой, ибо трактуется всего одним вы­шеприведенным источником. Попадание Шильтбергера к советнику Чекре Маншуку после смерти «го­сподина», согласно имеющемуся в нашем распоряжении переводу, вполне можно отнести к 1423-1424 гг. Указание на противостояние Чекре и Мухаммед-хана присутствует и в летописи ал-Айни: «В 824 (1421) году государем земель Дештских был Мухаммедхан, но между ним и Боракханом и Беркеханом (вероятно, Чекре-ханом) происходили смуты и войны, и дела не улаживались» (История Казахстана в арабских источниках. Том I, 2005, с. 375). В примечании также отмечено: «Государем Дешта и Сарайа был Беркехан, из рода Чингизхана, сына Хулавуна» (История Казахстана в арабских источниках.Том I, 2005, с. 382, прим.40). Однако четкая локализация Берке как Чекре на основании имеющихся сообще­ний вряд ли возможна, особенно учитывая кризис политической власти в Золотой Орде после смерти Эдиге", где претендентами на престол выступали сразу несколько чингизидов.

Эти размышления приводят нас к единственному кандидату на роль антагониста Чекре - Улуг- Мухаммеду, ставшему правителем Золотой Орды после смерти Эдиге (см., например, История Казах­стана в арабских источниках.Том 1,2005, с. 375) при условии допущения деятельности царевича после смещения его Джаббар-берди с престола.

Картина может быть восстановлена следующим образом. Изгнанный Джаббар-берди Чекре пере­стал представлять интерес для мангытского темника и на время ушел в тень. Сопровождал ли его в этот непростой период жизни Иоганн Шильтбергер - неясно. Ситуация коренным образом меняется с приходом к власти Улуг-Мухаммеда и последующим приходом Барак-хана в Поволжье. Усиливается очередной виток борьбы за власть, в ход которого включается и Чекре, вновь терпящий поражение, но на этот раз уже убитый от рук Улуг-Мухаммеда. Примерный временной отрезок стал возможен благодаря Шильтбергеру, поскольку главу о своем возвращении домой он начинает именно со смерти своего «господина». Тем самым смерть Чекре можно уверенно обозначить серединой 1420-х гг.

Литература

  1. Ахмедов Б.А.Улугбек и политическая жизнь Мавераннахра первой половины XV в./ Из истории эпохи Улугбе­ка. Сборник статей. - Ташкент: Наука, 1965. - С. 5-66.
  2. Барбаро и Контарини о России. К истории итало-русских связей в XV в. - Л.: Наука, 1971. - 276 с.
  3. Гаев А.Г. Генеалогия и хронология Джучидов. К выяснению родословия нумизматически зафиксированных правителей Улуса Джучи / Древности Поволжья и других регионов. Вып. IV. Нумизматический сборник.Том 3. Нижний Новгород, 2002. - С. 9-55.
  4. Греков Б.Д., Якубовский А.Ю. Золотая Орда и её падение. - М.:-Л.: Издательство Академии Наук СССР, 1950. - 500 с.
  5. Из «Та’рих-и арба’улус» Мирза Улугбека / История Казахстана в персидских источниках. Т. V. Извлечения из сочинений XIII-XIX вв. / М.Х. Абусеитова [отв. ред. и сост.]. - Алматы: Дайк-Пресс, 2007. - С. 88-112.
  6. История Казахстана в арабских источниках.Том I. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды. Том I. Извлечения из арабских сочинений, собранные В.Г. Тизенгаузеном / Б.Е. Кумеков, А.К. Муминов [ред.]. - Алматы: Дайк-Пресс, 2005. - 711 с.
  7. История Казахстана в персидских источниках.Том III. Му’изз ал-ансаб (Прославляющие генеалогии) / А.К. Муминов [отв. ред.]. - Алматы: Дайк-Пресс, 2006. - 672 с.
  8. История Казахстана в персидских источниках.Том IV. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды. Извлечения из персидских сочинений, собранные В.Г. Тизенгаузеном и обработанные A.A. Ромаскеви- чем и С.Л. Волиным / М.Х. Абусеитова [отв. ред.]. - Алматы: Дайк-Пресс, 2006. - 620 с.
  9. Исхаков Д.М. О родословной хана Улуг-Мухаммеда / Исторические очерки. - Казань: Изд-во «Фэн», 2009. -С. 109-122.
  10. Маслюженко Д.Н. Ханы Махмуд-Ходжа и Хаджи-Мухаммед, или «Улус Шибана» в первой четверти XV в. / Вопросы истории и археологии средневековых кочевников и Золотой Орды: сборник научных статей, по­священных памяти В.П. Костюкова /Д.В. Марыксин, ДВ. Васильев [отв. ред. и сост.] - Астрахань: Астраханский государственный университет, Издательский дом «Астраханский университет», 2011.- С. 88-101.
  11. Материалы по истории казахских ханств XV-XVIII веков (Извлечения из персидских и тюркских сочинений) / С.К. Ибрагимов и др. [сост.]. - Алма-Ата. Наука. 1969.655 с.
  12. Почекаев Р.Ю. Цари Ордынские. Биографии ханов и правителей Золотой Орды. - СПб.: ЕВРАЗИЯ, 2012.- 464 с.
  13. ПСРЛ.Т. 11. Летописный сборник, именуемый Патриаршей или Никоновской летописью. - СПб., 1897.- 254 с.
  14. Рева Р.Ю., Казаров A.A., Клоков В.Б. Новые нумизматические данные для реконструкции истории Золотой Орды в 817-819 г.х./ Пятнадцатая Всероссийская нумизматическая конференция.Тезисы докладов и сообще­ний. - Ростов-на-Дону, 20-25 апреля 2009. М., 2009. - С. 78-80.
  15. Сабитов Ж.М. Чекре-хан и Мухаммед-хан / Зертеуцл. 2011. № 3-4. - С. 98-103.
  16. Сафаргалиев М.Г. Распад Золотой Орды. - Саранск: Мордовское книжное издательство, I960. - 279 с.
  17. Смирнов В.Д. Крымское ханство XIII-XV вв. - М.: Вече, 2011. - 336 с.
  18. Ускенбай К.З. Восточный Дешт-и Кыпчак в XIII - начале XV века. Проблемы этнополитической истории Улуса Джучи. - Казань: Изд-во «Фэн» АН РТ, 2013. - 288 с.
  19. Шильтбергер И. Путешествие по Европе, Азии и Африке. - Баку, 1984.- 88 с.
  20. Codex epistolaris Vitoldi Magni Ducis Lithuaniae 1376-1430. - Cracoviae: Acad. Literarum, 1882. - 1113 p. +CXVI s.
  21. Jana Dtugosza kanonika krakowskiego dzieta wszystkie.ToM IV. Kh.XI-XII.- Krakow, 1869.- 558 p. + XXIII s.
  22. Langmantel V. Hans Schiltbergers Reisebuch. - Stuttgart, 1883. - 200 p.

Военное дело кочевников Казахстана и сопредельных стран эпохи Средневековья и Нового времени: сборник научных статей / Отв. ред. А.К. Кушкумбаев. – Астана: ИП «BG-print», 2013. - С.114-120

Share this post


Link to post
Share on other sites

Пишу тут, дабы не плодить темы. Окончил таки черновик параграфа, посвященного Золотой Орде 1410-х гг., куда вошло, соответственно, и правление Чекре, имхо, самого интересного персонажа этого десятилетия.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0