Sign in to follow this  
Followers 0
Dark_Ambient

Махмуд-Ходжа-хан

3 posts in this topic

Участвовал ли Махмуд-Ходжа-хан в походе на Галич в 1428-1429 гг.

Махмуд-Ходжа-хан, сын Каганбека, из династии Шибанидов, являет собой фигуру одного из многочисленных правителей Восточного Дешт-и Кипчака, чья биография покрыта множеством белых пятен. Связано это, прежде всего, с региональной политикой представителей дома Шибана в 20-х гг. XV века относительной отдаленностью от культурных и политических центров с их летописной традицией.

С фрагментарностю упоминаний о деятельности шибанида напрямую связаны всяческого рода дискуссионные вопросы вокруг личности хана, одним из которых является упоминание в источниках и в трудах современных исследователей возможного участия Махмуд-Ходжи-хана в походе с «князем Али-Бабой» на Галич и близлежащие волости зимой 1428-1429 гг.

Стандартное описание данного набега присутствует в русских летописях, например в Воскресенской: «В лето 6937. Приходиша Татарове к Галичю, града не взяша, а волости повоеваша; на Крещении же приидоша изгоном на Кострому, и попленше ю отъидоша на низ Волгою. Князь же великий посла за ними дядь своих князя Андрея и Костянтина, и с ними Ивана Дмитриевича с своими полки, и доидоша же до Нижнего Новагорода, и ту не угонивши их возвратишася да у воевод, и с своими полки погнаша за Татары, и угониша да их биша. Татар и Бесермен, и полон весь отняша, а царевича и князя Алибабы не догониша» (17, 94-95). Фраза «на Крещении» позволила предположить, что речь идет о зиме 1428-1429 гг. По мнению А.А.Зимина, осада Галича продолжалась примерно месяц, а под «приидоша изгоном на Кострому» нужно понимать её взятие (7, 42). Из дальнейшего контекста сообщения ясно, что князь направил на татар несколько своих полков, которые преследовали ордынцев по Волге до Нижнего Новгорода, но догнать не смогли. Повезло же другим воеводам, удачно разгромивших неприятеля.

По мнению А.А.Горского, эта история получает свое продолжение в договоре Юрия Дмитриевича с рязанским князем Иваном Федоровичем 1434 года: «так же и царевич Махмут-Хозя был у тебя в Галиче ратью…» (5, 142; 6, 86).

Все вышеупомянутое позволило ряду исследователей отождествить царевича Махмута-Хозю с представителем династии Шибанидов Махмуд-Ходжой-ханом. (15, 29; 19, 143; 10, 122). Между тем ИА.Мустакимов, комментируя некоторые противоречия в титуловании обоих персонажей (Махмут-Хозя – царевич, тогда как Махмуд-Ходжа – хан), отметил, что Махмуда-Ходжу не везде могли признавать ханом, либо он стал таковым после русского похода (14, 29). Ю.В.Селезнев, на основании сведений в русских летописях, что весной 1431 года великий князь послал рать на Болгар, предположил, что на данный момент Махмут-Хозя был владельцем Булгарского улуса. Д.М.Исхаков попытался решить проблему, опираясь на следующее сообщение османского историка XVIII века Сейида Мухаммеда Ризы: «Правителями оставшихся малочисленных племен (кавем) стали находившиеся в упомянутом Деште и булгарских землях ханы по имени Хизр, Махмуд-Ходжа, Абу-л-Хайр, Шейх-Хайдар, Баян-Ходжа, Ядгар и Эменек из рода Шибана» (14, 147; 15, 27, 16, 381).

Таким образом, попытка отождествления прежде всего базируется на указании присутствия ряда Шибанидов в Булгарском улусе, а также на предположении А.А.Горского, что царевич и князь Али-баба пришли из Волжской Булгарии (5, 142).

Одновременно в историографии существует и иная точка зрения, отмечающая местонахождение Махмуд-Ходжа-хана в Средней Азии как одного из участников убийства внука Урус-хана Барак-хана в 1428-1429 гг. (18, 169; 4, 28; 11, 98). Справедливости ради стоит отметить, что упомянутый «Султан-Махмуд» в сочинении Самарканди (21, 198), с которым некоторые исследователи связывают личность Махмуда-Ходжи, был убит мангытом Гази (13, 168; 22, 201). Однако дальнейшая деятельность шибанида все-таки фиксируется в источниках.

При анализе указанной нами проблемы, необходимо обратиться к тем немногочисленным фактам деятельности хана, так или иначе представленных в источниках. Утемиш-Хаджи сообщает, что хан «воевал с представителями эля Тура против тюменей кунграт и салжигут» (8, 55-56). Б.А.Ахмедов, опираясь на полную версию «Тарих-и Абу-л-Хайр-хани» сообщает, что улус Махмуда-Ходжи локализуется между Ишимом и Тоболом, его ставка – на берегу р.Тобол (1, 161). С этим фактом хорошо сочетается последующая битва Абу-л-Хайра и Махмуд-Ходжи-хана, сообщаемая Кухистани (12, 147). Если учесть, что перед этим в 833 г.х. (1429-1430 гг.) Абу-л-Хайр «утвердился на троне государя», а затем овладел крупнейшим городом Западной Сибири Чимги-Турой, то резонно предположить, что боевые действия между Шибанидами шли за контроль оставшихся северных земель. Следует предположить, что междоусобица разворачивалась в 833, либо 834 г.х., поскольку под 834 г.х. ал-Хавафи указывает: «В Хорезм прибыли войска узбек[ов], завоевание ими Хорезма» (22, 205), что полностью согласуется с данными Масуда Кухистани, который после убийства Абу-л-Хайром Махмуд-Ходжи-хана, указывает о вторжении новоиспеченного хана в Хорезм (12, 149-150). Факт убийства Махмуд-Ходжи-хана фиксирует и Эльташкенди, отмечая, что он был убит на охоте Абу-л-Хайром (20, 538).

Суммируя упомянутые ваше факты, заметим, что активная деятельность Махмуда-Ходжи фиксируется восточными историками под 833-834 г.х. Неясным остается вопрос – каким годом датировать войну хана вместе с «представителями» Чимги-Туры против кланов кунграт и салджигут? Утемиш-Хаджи сообщает, что один из Шибанидов, Хаджи-Мухаммед, «был великим падишахом во всех вилаятах (завоевав) башкир, алатыр, мукши и город Болгар (с окрестностями), а также известных под именем мангытских поселений город Туру» (8, 57; 15, 28). Как известно, Хаджи-Мухаммед стал ханом приблизительно в 1421 году, при помощи сына Эдиге Мансура (3, 231-232). Предположительно погиб в ходе противостояния с Барак-ханом в 1428-1429 гг. от рук мангыта Гази* (13, 168; 22, 201). Как видим, улус его достаточно обширен, включая территории от Булгара до Чимги-Туры. У нас нет данных о какой-либо преемственности, либо одновременном правлении Хаджи-Мухаммеда и Махмуда-Ходжи, однако последний появляется на страницах источников лишь после 1429 года. Возможно, Махмуд-Ходжа становится ханом и занимает часть земель в Западной Сибири лишь после смерти его предшественника. На эту мысль может наталкивать и сообщение Масуда Кухистани о наличии в Чимги-Туре в качестве управленцев представителей клана буркут, но при этом не упоминается о ханской власти. Дополнительным аргументом можно обозначить и свидетельство Утемиша Хаджи, согласно которому после победы над частью местных кланов, Махмуд-Ходжа, «смог подчинить (себе) государство». (9, 118).

Интересно упоминание о поволжских владениях Хаджи-Мухаммеда, среди которых отмечен Булгарский улус. Время включения улуса в состав ханства нам неизвестно, однако очевидно, что Булгар интересовал в дальнейшем и иных представителей дома Шибана. Например, известен тот факт, что жители «Жанги-Туры (т.е. Чимги-Туры – А.П.) и Булгара» платили казне Абу-л-Хайра ясак (1, 94). Не совсем ясно, на каком уровне существовала зависимость Булгара от ханства Абу-л-Хайра в тот период времени? Либо это включение улуса в новоиспеченное государственное образование, либо формальная данническая зависимость. Стоит согласиться в данном случае с А.К.Бустановым, что в данный период поволжское направление стало традиционным в политике Сибирских Шибанидов (2, 21).

По нашему мнению, среди упомянутых Ризой ханов, что правили Дештом и Булгаром, нужно понимать не Махмуда-Ходжу, а Хаджи-Мухаммеда, который действительно мог некоторое время контролировать часть земель Поволжья, в отличие от его младшего современника, довольствовавшегося более северными территориями. Однако, эта гипотеза не приводит нас к проведению аналогии между царевичем Махмутом-Хозей и Хаджи-Мухаммедом, поскольку последний, по нашему мнению, погиб где-то в Средней Азии в 1428-1429 гг.

Таким образом, Махмуд-Ходжа-хан вряд ли мог быть Махмутом-Хозей русских летописей, несмотря даже на упоминание его имени в сочинении Мухаммеда Ризы. Кроме того, возникает вопрос о практичности подобного сомнительного мероприятия. Вряд ли возможно, чтобы сибирский хан без видимых на то причин отправился в единичный набег на земли Северо-Восточной Руси, находившиеся в нескольких тысячах километрах от Сибири.

Приведенные выше факты заставляют нас обратиться к поиску иных альтернатив атрибутации царевича Махмута-Хози. Возможно, речь здесь идет о соратнике или родственнике князя «Али-бабы», которого А.А.Горский связывает с казанским князем Либеем (5, 142; 17, 114).

Список литературы.

1. Ахмедов Б.А. Государство кочевых узбеков. - М.: Наука, 1965. – 181 с.

2. Бустанов А.К. Деньги и письма сибирских ханов. Опыт источниковедческого исследования. – LAP LAMBERT Academic Publishing, 2011. – 60 с.

3. Валиханов Ч.Ч. Извлечения из Джами ат-таварих. Сборник летописей // Собрание сочинений в пяти томах. Том I. – Алма-Ата, 1984. – С.228-254.

4. Гаев А.Г. Генеалогия и хронология Джучидов. К выяснению родословия нумизматически зафиксированных правителей Улуса Джучи // Древности Поволжья и других регионов. Вып. IV Нумизматический сборник. Том 3. – Нижний Новгород, 2002. – С.9-55.

5. Горский А.А. Москва и Орда. – М: Наука, 2000. – 214 с.

6. Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей XIV – XVI вв. / С.В. Бахрушин [отв. ред.]. – М.:-Л.: Издательство Академии Наук СССР, 1950. – 594 с.

7. Зимин А.А. Витязь на распутье. Феодальная война в России XV в. – М.: Мысль, 1991. – 286 с.

8. Исхаков Д.М. Введение в историю Сибирского ханства. Очерки. – Казань: Институт истории им. Ш. Марджани АН РТ, 2006. – 196 с.

9. Исхаков Д.М. Новые данные о клановой принадлежности «Сибирских князей» Тайбугидов // Золотоордынская цивилизация. Сборник статей. Вып.2. – Казань: Изд. «Фэн» АН РТ, 2009. – С.117-121.

10. Исхаков Д.М. Булгарский вилаяйт накануне образования Казанского ханства: новый взгляд на известные проблемы // Исторические судьбы народов Поволжья и Приуралья. Вып.1. - Казань: Институт истории им. Ш.Марджани АН РТ, 2010. – С.118-130.

11. Маслюженко Д.Н. Ханы Махмуд-Ходжа и Хаджи-Мухаммед, или «Улус Шибана» в первой четверти XV в. // Вопросы истории и археологии средневековых кочевников и Золотой Орды: сборник научных статей, посвященных памяти В.П.Костюкова / Д.В. Марыксин, Д.В. Васильев [отв. ред. и сост.] – Астрахань: Астраханский государственный университет, Издательский дом «Астраханский университет», 2011. – С.88-101.

12. Материалы по истории казахских ханств XV-XVIII веков (Извлечения из персидских и тюркских сочинений) / С.К. Ибрагимов и др. [сост.]. - Алма-Ата. Наука. 1969. – 655 с.

13. Материалы по истории киргизов и Киргизии. Вып.1 / В.А. Ромодин [отв. ред.]. – М.: Наука. Главная редакция восточной литературы, 1973. – 283 с.

14. Мустакимов И.А. Термин «Золотой престол» в Поволжье по данным арабографичных источников // Гасырлар авазы – Эхо веков. – 2008. - №1. – С.142-157.

15. Мустакимов И.А. Владения Шибана и Шибанидов в XIII-XV вв. по данным некоторых арабографичных источников // Средневековые тюрко-татарские государства. Сборник статей. Вып.2 / Б.Р. Рахимзянов [отв. ред.]. – Казань: Изд-во «Ихлас», 2010. – С.21-32.

16. Негри А. Извлечения из турецкой рукописи Общества, содержащей историю крымских ханов // Записки Одесского Общества Истории и Древностей. Том I. - Одесса. 1844. – С.379-392.

17. Полное собрание русских летописей (ПСРЛ). Т.8. Продолжение летописи по Воскресенскому списку. – СПб.: В типографии Эдуарда Праца, 1859. – 302 с.

18. Сабитов Ж.М. Тарихи Абулхаир-хани как источник по истории ханства Абулхаир-хана // Вопросы истории и археологии Западного Казахстана. - №2. - 2009. – С.166-180.

19. Селезнев Ю.В. Особенности восприятия в русской письменной традиции русско-ордынских отношений в 1420-1460-е гг. // Средневековые тюрко-татарские государства. Вып.1. – Казань: Институт истории им. Ш. Марджани АН РТ, 2009. – С.142-151.

20. Тизенгаузен В.Г. Сборник материалов. относящихся к истории Золотой Орды. Т. I. Извлечения из сочинений арабских. 1884. – 564 с.

21. Тизенгаузен В.Г. Сборник материалов. относящихся к истории Золотой Орды. Т II. Извлечения из персидских сочинений. – М.:-Л.: Издательство АН СССР, 1941. – 307 с.

22. Фасих Ахмад ибн Джалал ад-Дин Мухаммад ал-Хавафи. Фасихов свод. – Ташкент: Фан, 1980. – 346 с.

*Мы считаем, что упомянутый в указанных источниках «Султан-Махмуд» и есть Хаджи-Мухаммед.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Некоторые аспекты политической биографии Махмуд-Ходжи-хана.

Данная статья является своеобразным продолжением предыдущей (Парунин, 2011, с.113-115), в которой автор склонился к мысли о невозможности участия Шибанида в набеге на Галич зимой 1428-1429 гг. по причине территориальной удаленности и целесообразности похода в целом; согласно имеющимся источникам, Махмуд-Ходжа-хан фигурирует в политических событиях конца 1420-х гг. на территории Западной Сибири.

Кратко упомянем об отце Махмуда-Ходжи Каганбеке (Каанбае), наиболее подробно о котором заявлено в «Чингиз-наме» Утемиша-Хаджи. С упомянутым Шибанидом Тохтамыш пытался заключить союз против Мамая, однако тот отказался от военных действий, потеряв долю политического веса в глазах своих подчиненных («Именно от поговорки «у Шайбанидов — совет наоборот» –- [за Кан-баем и] осталось прозвище»). Отметим, что Араб-шах (Араб-оглан по «Чингиз-наме». – прим.) называет своего двоюродного брата «самым старшим главой нашего эля» [Утемиш-хаджи, 1992, с.117].

«Была у нас надежда, что возглавит [он нас и] поведет в поход, [но] злосчастный этот пошел на попятную, в поход не пошел» - Арабшах признает формальное старшинство Каганбека, но упрекает его в трусости. В конце концов первый заключает союз с Тохтамышом; тука-тимурид же, становясь ханом, благодарит своего союзника: «Одним словом, [Тохтамыш-хан] много оказал разных милостей и сделал пожалований Араб-оглану и повелел: “Да соберется к тебе весь народ, принадлежавший Шайбан-хану, и где бы ни находился раб, бежавший от своего хозяина, и эль, бежавший от йасака...». При этом Каанбаю досталось место в устье Таны [Утемиш-хаджи, 1992, с.117].

Генеалогическое же древо Махмуд-Хаджи-хана выстраивается следующим образом.

По «Бахр ал-асрар» - Минг-Тимур – Ибак – Каанбай – Махмуд-Ходжа-хан – Сузандж-султан [Материалы по истории казахских ханств, 1969, с.348].

По «Таварих-и гузида-йи нусрат-наме» - Минг-Тимур – Эль-бек – Каан-бай – Махмуд-Ходжа-хан – Сузандж-султан [Материалы по истории казахских ханств, 1969, с.34-35].

Хафиз-и Таныш Бухари – Мунка-Тимур-хан – Илпак – Каанбай – Махмуд-ходжа-хан – Сузандж-султан [Хафиз-и Таныш Бухари, 1983, с.76].

Абулгази вспоминает лишь о первом сыне Минг-Тимура Ильсаке [Абулгази, 1906, с.160].

В «Муизз ал-ансаб» Махмуд-Ходжа не упоминается, и генеалогическое древо несколько изменено: Бадакул – Тунка – Суйунч-Тимур – Ил-бик – Ка’ан-бик* [История Казахстана в персидских источниках. Том III, 2006, с.42]. Можно предположить, что на момент составления труда (середина 1420-х гг.) автор не знал царевича.

Следующий вопрос, на который необходимо обратить внимание – сколько же лет было Махмуду-Ходже на время его активной внешнеполитической деятельности? Этот вопрос не был озвучен никем из исследователей, однако представляется знаковым в понимании формального старшинства среди Шибанидов в первой четверти XV века.

Согласно А.П. Григорьеву, Каганбек в начале 1376 г. становится золотоордынским ханом и легитимизирует свое правление выпуском серебряных монет [Григорьев, 1980, с. 172]; затем же его сменяет Арабшах (до августа 1377 г.) [Григорьев, 1980, с. 174]. Когда же Тохтамыш, бежав от Урус-хана, обратился к Каганбеку, последний только что стал ханом «внутри своего эля» [Утемиш-хаджи, 1992, с.117]. Этот факт вполне можно увязать с 1376-м годом – временем краткого верховенства Каганбека среди Шибанидов. Конечно, трудно судить о его возрасте, но вряд ли ему было больше 25-ти.

«… Он был могучим и знаменитым ханом. Совместно с представителями эля Тура он воевал против тюменей кунгратов и салджигутов, победив их смог подчинить [себе] государство»** [Исхаков, 2009, с.118]. Эту фразу о Махмуд-Ходже можно достаточно часто встретить на страницах исследовательской литературы [Исхаков, 2006, с.14; Парунин, 2012а, с.136; Сабитов, 2012, с.137, Маслюженко, 2012б, с.81].

Стоит же упомянуть и другую характеристику хана, приводимую тем же источником: «… Такой маленький хан воевал с мирзой Едигером, сыном бия салджигутского тюмена Тайбуги» [Исхаков, 2009, с.118]. Прежде всего, хотелось бы обратить внимание на эпитет «маленький хан». Вряд ли здесь озвучен политический статус. Тот же Утемиш-Хаджи в пересказе Валиди-Тогана называет его «могучим и знаменитым», а Масуд Кухистани - «одним из выдающихся государей своего времени» [Материалы по истории казахских ханств, 1969, с. 146].

Куда вероятнее, речь идет о возрасте. Этим можно было объяснить и факт отсутствия хана в «Муизз ал-Ансаб». При этом временной разрыв между Каганбеком и Махмудом-Ходжой составляет более 50-ти лет. Реально ли пропущенное звено? Если же последнему на момент войны с Абу-л-Хайром было не более 25 лет, то его отцу к моменту рождения сына – не менее 55 лет. Это маловероятно даже в настоящее время, а в условиях перманентных междоусобиц и войн начала XV века практически невозможно. Впрочем, все сказанное лишь «мысли вслух», не подтвержденные источниками. Известная генеалогия сулит обратное, но рождает при этом известный скептицизм, особенно учитывая тот факт, насколько коротки сообщения авторов об эпохе. Авторская версия спредполагает все же молодой возраст Махмуда-Ходжи – не более 30 лет, учитывая при этом факт наличия сына, но без ханского достоинства.

Известная нам генеалогия порождает и еще один вопрос – кто же мог считаться формально главным среди Шибанидов в Сибири к концу 1420-х гг.? Мы проследили генеалогию Махмуда-Ходжи. Отметим теперь и генеалогию Абу-л-Хайра.

По «Бахр ал-асрар» - Минг-Тимур – Пулад – Ибрахим (Аба-оглан) – Даулат-Шайх-оглан – Абу-л-Хайр-хан [Материалы по истории казахских ханств, 1969, с. 348-349].

По «Таварих-и гузида-йи нусрат-наме» - Минг-Тимур – Пулад – Ибрахим – Даулат-Шайх – Абу-л-Хайр-хан [Материалы по истории казахских ханств, 1969, с.34-35].

Хафиз-и Таныш Бухари - Мунка-Тимур-хан – Пулад – Ибрахим – Даулат-Шейх-оглан - Абу-л-Хайр-хан [Хафиз-и Таныш Бухари, 1983, с.76].

Абулгази – Минг-Тимур – Булад - Ибрагим-углан - Девлет-шейх-углан - Абул-хаир-хан [Абулгази, 1906, с.161].

«Муизз ал-ансаб» - Бадакул – Тунка – Фулад – Ибрахим [История Казахстана в персидских источниках. Том III, 2006, с.42-43]. Отметим отсутствие Даулат-Шайха и Абу-л-Хайра. Если же последний не фигурирует по вполне понятным причинам из-за молодости, то отсутствие его отца неясно.

Что же можно сказать по генеалогическому древу Абу-л-Хайра? По «Бахр ал-асрар» прадед Пулад становится наследником Минг-Тимура («поставил ногу на трон владычества [и] занялся разрешением важных дел рода человеческого»). О ханстве Пулада сообщает и Абулгази [Абулгази, 1906, с. 161]. Сын Пулада Ибрахим, в отличие от своего второго брата Арабшаха, явно не был ханом, ибо Махмуд бен Вали сообщает о нем крайне расплывчатые сведения [Материалы по истории казахских ханств, 1969, с.348]; также он почему-то известен под именем Аба-оглана. Титул «оглан» имеет и его сын Даулат-Шайх***. Все это наводит на размышления, что генеалогическая линия Абу-л-Хайра до восхождения последнего на престол, утратила после смерти Пулада свою значимость (также см. [Маслюженко, 2011, с.47-48]).

Итак, формальные права на легитимную власть были у Махмуд-Ходжи-хана****, отец (или дед?) которого был главой улуса и золотоордынским ханом, а дед - первым сыном Минг-Тимура. Прадед же Абу-л-Хайра также был улусным ханом, вероятно, в середине XIV века (времени дробления улуса Шибана), однако затем его потомки по какой-то причине утратили ханскую власть. Вследствие чего упомянутая в «Тарих-и Абу-л-Хайр-хани» война Абу-л-Хайра может считаться сепаратистской*****. С таким выводом согласуется и отрывок из сочинения ал-Джаннаби со ссылкой на сообщение хафиза Мухаммада ат-Ташканди: «Затем утвердилось ханство за одним из потомков Чингизхана по имени Махмудходжахан. Но Абу-л-Хайр оглан, один из потомков Узбека, из рода Чингизханова, изменил ему, на охоте пустил в него стрелу, убил его, (сам) воцарился после него в Дешт-Кипчаке и женился на жене Махмудходжахана [История Казахстана в арабских источниках. Том I, 2005, с.383-384]. Фрагмент разительно отличается от победных реляций Масуда Кухистани.

Вне сомнения, старшим Шибанидом может считаться Махмуд-Ходжа. Вопрос в другом: как формальное лидерство обеспечивало политическую стабильность в периферийном регионе, где местная элита занимала устойчивые позиции.

Весьма проблемной остается тематика отношений Махмуда-Ходжи-хана и буркутов, которая уже успела отразиться на страницах исследований. К примеру, Ж.М. Сабитов предположил участие Махмуда-Ходжи в войне с Джумадуком на стороне буркутов [Сабитов, 2012, с. 137]. Д.Н. Маслюженко указал, что подобный гипотетический союз мог вылиться у ал-Дженнаби в факт предательства Абу-л-Хайра [Маслюженко, 2012, с. 81-82]. На наш взгляд, подобная трактовка неверна. Во-первых, под «представителями эля Тура» необязательно понимать только клан буркут – прямого указания на этот факт в источниках нет. Во-вторых, нет никаких указаний источников о какой-либо поддержке кланов в войне против Джумадука Махмудом-Ходжой. Мы не знаем, когда и на каких условиях осуществлялись договоренности в войне против кланов кунграт и салджигут, упомянутой Утемишом-хаджи.

К сожалению, в исследовательских практиках очень часто распространены взаимоисключающие гипотезы. Если суммировать мнения исследователей, то получается, что Махмуд-Ходжа-хан чуть ли не одновременно тайно поддерживал представителей кланов в выступлении против Джумадука, ходил в поход на Галич зимой 1428-1429 гг, был ханом в Булгаре и на Тоболе, воевал с Гази и Наурузом в 1428-м году против Барак-хана, участвовал в локальных войнах, а также в междоусобицах. Подобные версии основываются лишь на небольших отрывках из источников, причем каждый из средневековых авторов несет в себе определенный идеологический фактор, который необходимо учитывать.

Избирательность характерна для имеющейся гипотезы о том, что буркуты оставили за собой управление Чимги-Турой после возведения на престол Абу-л-Хайра [Сабитов, 2012, с. 137-138]. Даже если имела место опечатка при переписывании источника, сам факт существования такого заголовка вполне может указывать на осуществившееся перераспределение властных полномочий среди региональной элиты: буркуты становятся военными эмирами, теряя свои административные полномочия****** . Подобные предположения еще раз подчеркивают важность источниковедческого анализа.

Список литературы.

Абуль-Гази. Родословное древо тюрков. Казань, 1906. – 240 с.

Григорьев А.П. Шибаниды на золотоордынском престоле // Востоковедение. Вып. 11. 1985. – С.160-182.

Валиди Тоган А. История башкир. – Уфа: Китап, 2010. – 352 с.

Валиханов Ч.Ч. Извлечения из Джами ат-таварих. Сборник летописей // Собрание сочинений в пяти томах. Том I. – Алма-Ата, 1984. – С.228-254.

История Казахстана в арабских источниках. Том I. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды. Том I. Извлечения из арабских сочинений, собранные В.Г.Тизенгаузеном / Б.Е. Кумеков, А.К. Муминов [ред.]. – Алматы: Дайк-Пресс, 2005. – 711 с.

История Казахстана в персидских источниках. Том III. Му’изз ал-ансаб (Прославляющие генеалогии / А.К. Муминов [отв. ред.]. – Алматы: Дайк-Пресс, 2006. – 672 с.

Исхаков Д.М. Введение в историю Сибирского ханства. Очерки. – Казань: Институт истории им. Ш. Марджани АН РТ, 2006. – 196 с.

Исхаков Д.М. Новые данные о клановой принадлежности «Сибирских князей» Тайбугидов // Золотоордынская цивилизация. Сборник статей. Вып.2. – Казань: Изд. «Фэн» АН РТ, 2009. – С.117-121.

Материалы по истории казахских ханств XV-XVIII веков (Извлечения из персидских и тюркских сочинений) / С.К. Ибрагимов и др. [сост.]. - Алма-Ата. Наука. 1969. – 655 с.

Маслюженко Д.Н. О механизмах и принципах наследования ханской власти среди Шибанидов // Вопросы истории и археологии Западного Казахстана. – 2011а. - №1. – С.43-52.

Маслюженко Д.Н. Политическая история становления ханства Абу-л-Хайра на юге Западной Сибири // Средневековые тюрко-татарские государства. Сборник статей. Вып. 4. – Казань: Институт истории им Ш. Марджани АН РТ, 2012. – С.76-88.

Мустакимов И.А. Сведения «Таварих-и гузида – Нусрат-наме» о владениях некоторых джучидов // Тюркологический сборник 2009-2010. Тюркские народы Евразии в древности и средневековье. – М.: Издательская фирма «Восточная литература» РАН, 2011. – С.228-248.

Нестеров А.Г. Формирование государственности у тюркских народов Урала и Западной Сибири в XIV-XVI вв. // Дешт-и Кипчак и Золотая Орда в становлении культуры евразийских народов. – М.: ИСАА при МГУ, 2003. – С.109-121.

Парунин А.В. Участвовал ли Махмуд-Ходжа в поход на Галич в 1428-1429 гг.? // Зыряновские чтения. Материалы IX Всероссийской научно-практической конференции. – Курган: Изд-во Курганского университета, 2011. – С.113-115.

Парунин А.В. Клан баргут/буркут в политической истории чингизидских государств XIII-XVI вв. // Средневековые тюрко-татарские государства. Сборник статей. Вып. 4. – Казань: Институт истории им Ш. Марджани АН РТ, 2012а. – С.131-143.

Парунин А.В. Смерть Барак-хана: опыт реконструкции // Проблемы этнической истории тюркского населения Западной Сибири. – Астана: Изд-во «Мастер ПО», 2012б. – 225-236.

Сабитов Ж.М. К вопросу о буркутах в Западной Сибири в XV веке // XV Сулеймановские чтения. – Тюмень: Изд-во ТюмГУ, 2012. – С.135-138.

Хафиз-и Таныш Бухари. Шараф-наме-йи шахи (Книга шахской славы). Ч.2. – М.: Наука, 1983. – 298 с.

* А.П. Григорьев предложил считать Минг-Тимура «мифическим персонажем», а упоминающегося в «Муизз» Бик-Тимура б. Байнала б. Шибана искомым Шибанидом [Григорьев, 1980, с. 164].

** Д.М. Исхаков при этом ссылается на книгу Валиди Тогана («История башкир), вышедшую в Уфе в 1994-м. Имеющийся же в нашем распоряжении вариант издания от 2010 года на русском языке не упоминает вышесказанного факта [Валиди Тоган, 2010, с.38-39].

*** А.Г. Нестеров утверждает, что Даулат-Шайх-оглан правил в Западной Сибири в конце XIV века и вплоть до 1426 года [Нестеров, 2003, с.111], однако это утверждение не основано на каких-либо источниках и представляется необоснованным.

**** Степень соотношения формальных прав на престол и наличия военного контингента для его поддержания – не одно и то же. Немногочисленные авторы свидетельствуют о сильном влиянии клановых структур в регионе – грубо говоря, кто из ханов привлекательнее для местной элиты – тот и правит.

***** Таким же термином можно назвать выступление эмиров против Джумадук-хана. Если убрать все славословия в адрес Абу-л-Хайра, его реальная роль в этой войне – лицо, легитиимизирующее выступление сепаратистов. Схожая схема была осуществлена мангытами Гази и Наурузом против Барак-хана, когда они подключили к своему плану шибанида Хаджи-Мухаммеда. Впрочем, новому союзу, вероятно, сулили неплохие политические дивиденды. Смерть серьезного врага на западе сильно бы облегчила Шахруху жизнь. Однако вместо празднования победы Гази убивает Хажди-Мухаммеда и объявляется «персоной нон грата» [Парунин, 2012б, с.232-234]. Союз мангытов и Шибанидов «сибирской» ветви, начавшийся на рубеже 1410-1420-х гг. не подлежит сомнению. Он выразился прежде всего в участии Хаджи-Мухаммеда в войне темника Эдиге против тука-тимурида Кадыр-берди. Согласно Абд ал-Гаффару Кирими, сыновья темника Кейкубад и Нур ад-Дин после смерти своего отца «ушли в вилайет Тура и поселились и поселились среди народа под названием башкурд» (цит. по: [Мустакимов, 2011, с.243-244]). В это же время еще один сын Эдиге Мансур провозглашает в Сибири Хаджи-Мухаммеда ханом [Валиханов, 1984, с.231-232].

****** Впрочем, такая ситуация маловероятна: благодаря публикации И.А. Мустакимовым отрывков из «Таварих-и гузида – Нусрат-наме» нет никаких сомнений в наличии ошибки , совершенной Камал ад-Дином Бинаи при использовании вышеназванной рукописи. В переводле И.А. Мустакимова отрывок звучит следующим образом:

«В это время из потомков Кышлыка разили мечом Йахшибек-бахадур [и] Кутлук-Буга-бахадур. Других самоотверженно разивших мечом на службе хана беков Йа’куб Карагида-бек из дюрменов, Шейх-Суфи из найманов.

Рассказ о пожаловании [им Абу-л-Хайр-ханом]

Должности даруг Чимги-Туры

Он пожаловал им (Т.е. перечисленным выше бекам – прим.) должность даруг Чимги-Туры» [Мустакимов, 2011, с.233]. Показательно и упоминание Чимги-Туры в факсимиле источника, опубликованном исследователем [Мустакимов, 2011, с.232]. Все вышесказанное определенно говорит в пользу ошибки либо Бинаи, либо позднего переписчика «Шейбани-наме» и ясно свидетельствует о невозможности клана буркут управлять городом после провозглашения ханом Абу-л-Хайра.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Все мечтаю ознакомиться с "сенсационной" книгой некоего Радика Темиргалиева "Ак Орда. История казахского ханства". Согласно теории ученого, основателями Казахского ханства являются не Джанибек и Керей, а их дед Орыс-хан. Соответственно, кочевое государство появилось не 500, а 600 лет назад.

Маленький пиар сей книги тут: http://azh.kz/ru/news/view/9295

Наиболее ключевые моменты.

Согласно официальной точке зрения, Казахское ханство появилось в 1465 году. Тогда мятежные султаны Джанибек и Керей отделились от государства кочевых узбеков, которым правил шайбанид Абулхаир-хан. Но, по мнению Радика Темиргалиева, все было наоборот. Джанибек и Керей осуществили государственный переворот и реставрировали в степи власть потомков Джучи. А бежать из степи пришлось как раз таки шайбаниду.

– Абулхаир-хан не имел прав на ханский престол в Белой Орде, – говорит Радик Темиргалиев. – Во-первых, у него в роду не было ханов. Он был узурпатором, который убил потомка Орыс-хана – Барак-хана, чтобы захватить власть. Позже Джанибек и Керей собрали силы и изгнали шайбанида. А уже потомки Абулхаир-хана, которые воцарились в Средней Азии, представили в летописях все так, как будто казахские султаны были сепаратистами. И официальная казахстанская наука поддерживает эту точку зрения.

Казахское ханство, по словам ученого, начало зарождаться, когда Чингисхан пожаловал территорию нынешнего Казахстана сыну Джучи – Орда Ежену. Впоследствии власть перешла к его потомку Орыс-хану. Именно во времена его правления в 1368 году произошло полное отделение Белой орды от Золотой.

– Династийную историю казахских ханов начали вести от потомков Орыс-хана Джанибека и Керея после книги российского историка Вениамина Зернова "О касимовских царях и царевичах", написанной еще в ХIХ веке, – рассказывает Радик Темиргалиев. – Однако на самом деле ее надо вести от Орыс-хана. Об этом говорили такие историки, как Дарс Шлейгер, мать Ораза Джандосова Клавдия Пичугина и Вениамин Юдин.

Есть у Радика Темиргалиева и своя теория происхождения термина "казах". По словам ученого, это то же самое, что и "мятежник".

– Летописец Кадыргали Жалаири в начале ХVII века не упоминает термина "казах", – говорит Темиргалиев. – Этноним считался в то время оскорбительным. И лишь после джунгарского нашествия этноним "казах" окончательно укрепился как обозначение нашего народа. Основателем же Ак Орды летописец Жалаири называет Орыс-хана. Именно его нужно считать основателем Казахского ханства. Настоящее имя этого человека – Мухаммед. А прозвище Орыс (в переводе с казахского языка "русский") он получил за светлые волосы и голубые глаза.

Все бы ничего, но....

С чего вдруг решили, что шибанид Абу-л-Хайр не потомок Джучи? Непонятно....

Также как непонятно, почему вдруг Абу-л-Хайр "не имел прав на ханский престол в Белой Орде"? В данном случае Темиргалиев лукавит. Согласно имеющимся генеалогическим сочинениям в роду Абу-л-Хайра, были ханы, начиная с самого Шибана и заканчивая его прадедом Пуладом, а значит право на ханство было такое же как и тука-тимуридов Джанибека и Керея.

Кроме того, Абу-л-Хайр никогда не убивал Барак-хан, поскольку согласно Хавафи и Самкарнди его убил Султан-Махмуд-оглан (шибанид Хаджи-Мухаммед) и его союзники мангыты.

Уже эти мелкие фактики лишают книгу всякой "сенсационности"

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0