Sign in to follow this  
Followers 0
Saygo

Преподавательская

8 posts in this topic

Общеизвестно, что одна из главных задач вуза - научить студента думать. Однако словосочетание "научить думать" само по себе довольно расплывчатое и может трактоваться разными людьми совершенно по-разному. Многие включают в это понятие, в частности, разрушение существующих стереотипов.

Что имеется в виду? Опять же, общеизвестно, что значительная часть наших мыслительных процессов протекает на подсознательном уровне. При этом протекает по определенным сложившимся шаблонам, которые называют стереотипами. Распространено мнение о том, что стереотип - это нечто безусловно отрицательное, сковывающее нашу мысль и мешающее адекватному восприятию реальности. На самом деле, все не так просто и однозначно. Стереотипы играют очень важную роль, позволяя нам не перегружать свой мозг и концентрироваться на главном. Каждый из нас может легко вспомнить случай, когда он отправился на прогулку с другом и, всецело поглощенный беседой, не заметил, как прошел довольно большое расстояние. Стереотипы при этом выполняли всю черную работу - выбирали маршрут (стереотипный, да), заставляли останавливаться на светофорах и не сталкиваться с встречными прохожими и т.п., позволив полностью сконцентрироваться на беседе.

Так что разрушение стереотипов, на мой взгляд, не может быть самоцелью. Тем более что на смену разрушенному может легко прийти другой стереотип (особенно если мы мыслим в рамках черно-белой картины). Поэтому задача номер один - познакомиться со своими стереотипами, вывести подсознательные процессы на сознательный уровень. А потом уже посмотреть, что с ними делать - либо разрушать, либо просто учитывать и при необходимости вносить коррективы.

Простой пример. Каждый год на одном из первых семинаров я прошу студентов назвать мне страны Европы середины XVII века. Немедленно начинается перечисление, причем если в группе есть эрудированные студенты, то называют даже мелкие итальянские и германские государства. Россию же если и называют, то последней и с большим отрывом.

Я каждый раз прошу студентов задуматься - почему так вышло? Ответ, на самом деле, прост. В школьном курсе отечественная история отделена от всемирной. Если в рамках курса всемирной истории Россия мелькает где-то на заднем плане, то в рамках курса отечественной истории она оказывается в центре всего происходящего, а другие страны играют роль взаимодействующих с ней статистов. Я сейчас не говорю о том, хорошо или это плохо и как можно сделать иначе. В данном случае нас интересует результат. А результат заключается в том, что в голове школьника отечественная и всемирная история оказываются, грубо говоря, в двух разных файлах, связка между которыми довольно слабая (особенно если говорить о периоде до XХ века). И, хотя в ответ на прямой вопрос о том, является ли история России частью всемирной истории, любой студент не задумываясь ответит утвердительно, подсознание руководствуется прямо противоположным тезисом. Поэтому, например, многие студенты долго не могут ответить на вопрос о том, какой крупный вооруженный конфликт происходил в Европе во время Войны за испанское наследство. Все они прекрасно знают про Северную войну. Просто она - "наша", а Война за испанское наследство - "не наша", и подсознание относит ее к другой категории.

Научившись видеть свои стереотипы и подсознательные допущения, человек не только получает возможность более глубоко понимать окружающий мир, но и узнает много нового о самом себе. Что, согласитесь, тоже очень важно.

graf-moltke

Share this post


Link to post
Share on other sites


Путь студента

Конец 1-го курса - Коллеги, мы видим, что студент подготовился слабо. Откровенно говоря, предмет он не знает. Но давайте не будем ставить ему неуд! На первый курс ведь не восстанавливают. Дадим ему еще шанс…

Конец 2 курса – Коллеги, это, конечно, очень плохие знания. Но смотрите, до этого все оценки вполне приличные. Давайте не будем портить человеку зачетку! Впереди еще два года, может, исправится…

Конец 3 курса – Коллеги, мы сами учили его три года, сами ставили нормальные оценки. Студент отучился три года, пусть уж доучивается…

Защита выпускной работы – Коллеги, мы не можем поставить ему «неудовлетворительно» - это будет скандал! И «удовлетворительно» не можем – это будет признание собственной некомпетентности! Надо было его отсеивать раньше, а раз уж мы его четыре года отучили, давайте поставим «хорошо» и отпустим на все четыре стороны!

Вступительный экзамен в магистратуру – Коллеги, если мы его завалим, у нас вообще не будет конкурса. Надо принять.

Конец 1-го курса магистратуры – Коллеги, мы все видим, что студент вообще ничего не знает. Но если мы его выгоним, группа совсем сократится, учить будет некого. Давайте дадим ему еще шанс.

Защита магистерской диссертации – Коллеги, да, работа очень плохая и наполовину списана. Но мы же проучили его шесть лет, почему мы не выгнали его раньше? Давайте уже дадим ему защититься и забудем о нем навсегда!

Вступительный экзамен в аспирантуру – Коллеги, Вы же понимаете, что…

Share this post


Link to post
Share on other sites

Преподавание в университете - как плавание по реке против течения. Если ты не работаешь постоянно над своими курсами, тебя неуклонно сносит назад.

В этом, на мой взгляд, одно из радикальных отличий преподавания в вузе от преподавания в средней школе. В школе ты, повторяя год за годом одно и то же, остаешься примерно на том же уровне - исключений сравнительно немного. Потому что в школе ученики имеют дело с некоторым сформировавшимся, базовым набором знаний, изменения в котором, тем более радикальные, происходят довольно редко. Поэтому любая доработка содержательной части со стороны учителя является безусловным движением вперед. В университете ситуация иная. Здесь двигаться вперед нужно для того, чтобы просто оставаться на месте - то, что Иен Моррис называет "синдромом Красной королевы", апеллируя к знаменитой сцене из Кэрролла.

Дело в том, что и преподаватели, и студенты в вузе имеют дело с постоянно и динамично развивающимся научным знанием. Наиболее ярко это видно на примере курсов, посвященных современности. Например, приходя в понедельник утром на лекцию по современной Германии, я уже должен быть в курсе того, каков итог прошедших в воскресенье выборов. Подготовить курс однажды и потом читать его без изменений хотя бы два года подряд не получится; если ты его не совершенствуешь, его содержательная часть стремительно устаревает.

Однако и в более "статичных" дисциплинах наблюдается та же самая картина. Преподавать античную историю в школе можно десять лет по одному и тому же (хорошему) учебнику. В вузе разработчик курса должен постоянно учитывать новейшую научную литературу и дорабатывать содержательную часть. Конечно, процесс устаревания здесь идет значительно медленнее, чем когда дело касается курсов, касающихся современности; и все же даже такой, "статичный" на первый взгляд курс нельзя читать в неизменном виде более двух-трех лет без определенной потери качества. Все, что не модернизируется, устаревает. Это влечет за собой необходимость постоянного совершенствования учебных курсов, отнимающего довольно много времени и сил.

graf_moltke

Share this post


Link to post
Share on other sites

В наши преподавательские трудовые договоры внесли новый пункт. Точную формулировку не помню (у меня новый договор будет заключаться летом), но основной смысл таков: я должен не только обучать студентов, но и воспитывать их. Способствовать повышению их морально-этического уровня, прививать им правильные ценности - короче говоря, вести среди них разъяснительную работу, чтобы они росли над собой.

И что в этом плохого? - спросите Вы. Да, собственно, ничего. А теперь - внимание! - гвоздь программы.

Руководство вуза требует предоставлять некие отчетные показатели, которые позволят подтвердить, что мои студенты действительно росли над собой, стали моральнее и этичнее в результате моей работы. Что это за показатели - руководство, естественно, не знает. Их поручено разработать отделу кадров. Отдел кадров уже неделю находится по этому поводу в состоянии тихой истерики.

Преподавательский коллектив с замиранием сердца ждет, какой же новый образец бюрократического гения появится в итоге на свет.

graf_moltke

ЗЫ Выделил в отдельную тему, потому что размышления Графа Мольтке заслуживают особой темы и особого внимания.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Учитывая, что некоторые студенты уже семейные. Лучше бы учили студентов как решать те или иные семейные проблемы. Это намного важнее.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Есть слова и символы, которые изначально не вызывали никаких плохих ассоциаций. Однако одиозное их использование привело к тому, что они воспринимаются негативно. Наиболее известный и характерный пример - знаменитая свастика.

Нечто похожее происходит в последнее время со словом "эффективный". Признаюсь - я люблю это слово, однако все чаще замечаю болезненную реакцию на него со стороны окружающих. Причина заключается в том, как употребляется это прилагательное нашими политиками и чиновниками. Сначала были "эффективные менеджеры", потом появились "неэффективные вузы". А теперь преподавателей вузов переводят на так называемые "эффективные контракты".

Что под этим подразумевается? Раньше, подписывая трудовой договор, преподаватель брал на себя обязательство вести учебную работу в определенном объеме... и, по сути, все. Это давало, во-первых, возможность достаточно легко маневрировать нагрузкой, перераспределяя ее в зависимости от сложившейся ситуации внутри кафедры, во-вторых, оставляло объемы и характер научного творчества на усмотрение преподавателя.

Разумеется, многими сотрудниками это использовалось для того, чтобы поменьше работать. И бюрократический аппарат решил бороться с "бездельниками" единственно доступными ему - бюрократическими - методами.

Что такое "эффективный контракт"? Это - трудовой договор, в котором прописано, какие курсы и в каком объеме должен прочесть преподаватель, а также точные параметры его научной работы: какие статьи в каких журналах и когда он опубликует. Особенно доставляет последний пункт, о котором я уже писал: в отечественных (и не только отечественных) рецензируемых журналах статья может ждать своей очереди год - два. К примеру, так происходило с некоторыми моими (и не только моими) статьями в "Военно-историческом журнале". Разумеется, статья на злобу дня имеет все шансы быть напечатанной оперативно; однако здесь от преподавателя требуется обладание немалым пророческим даром, чтобы предсказать события, которые произойдут, скажем, через полгода. Про монографии вообще молчу: они могут ждать публикации годами.

Но главное - даже не это, а попытка загнать научное творчество в некие железные рамки и придать ему характер конвейерного производства: "Выдадим в следующем году десять ВАКовских статей вместо пяти!" В итоге конвейер и получается - конвейер никому не нужных, пустых публикаций, написанных единственно ради выполнения "эффективного контракта". Российская бюрократия, как это часто бывает, снова пытается подменить усиленным канцелярским творчеством реальное решение проблем. Считается, что чем красивее будет отчетность - тем лучше станет состояние преподавания и науки в российских вузах. То, что последствия окажутся прямо противоположными и растущий бюрократический маразм выдавит из высшей школы тех талантливых ученых, которые там еще остаются, видимо, никому в голову не приходит.

graf_moltke

Share this post


Link to post
Share on other sites

Американские коллеги объяснили мне, что "низкий уровень общей культуры и школьного образования в их стране — сознательное достижение ради экономических целей". Дело в том, что, начитавшись книг, образованный человек становится худшим покупателем: он меньше покупает и стиральных машин, и автомобилей, начинает предпочитать им Моцарта или Ван Гога, Шекспира или теоремы. От этого страдает экономика общества потребления и, прежде всего, доходы хозяев жизни — вот они и стремятся "не допустить культурности и образованности" (которые, вдобавок, мешают им манипулировать населением, как лишённым интеллекта стадом).

Владимир Арнольд

Чтобы показать, что мы не будем заниматься байками из распиаренных учебников, задаю простой вопрос: какой самый ценный ресурс рыночной экономики? Звучат разнообразные ответы: золото, нефть, земля, человек… А я отвечаю: самый ценный ресурс рыночной экономики – это дурак. С которого можно стричь всё, что тебе угодно. Но возникает проблема: дураков рождается недостаточно много. Что делать? Очень просто – их производство нужно поставить на конвейер. Такова стратегия. И в этом смысле я не вижу отклонений от этой стратегии. Нет, всё идёт в полном соответствии с ней. Поэтому, когда говорят: извините, не получилось, хотели, как  лучше, – не надо верить, ибо это – театр.

Валентин Катасонов

Share this post


Link to post
Share on other sites

Вчера увидел новый приказ о процедуре утверждения учебных программ. Был впечатлен.

Для тех, кто не в теме - программа курса (на бюрократическом языке "рабочая программа учебной дисциплины" - РПУД) входит уже многие десятилетия в число базовых документов в сфере высшего образования. По каждому предмету должна быть программа, из которой студент сможет узнать содержание курса, цели и задачи, а также познакомиться со списком литературы.

Еще лет пять тому назад все было довольно просто. В тексте программы доминировала содержательная сторона, а процедура ее утверждения была простой и понятной: после (скорее формального) рецензирования и утверждения на кафедре текст программы отправлялся в методическую комиссию на факультете, где его рассматривали по существу и... и на этом все.

Несколько лет назад наши вузовские бюрократы решили изобразить активность и начали выдавать с интервалом примерно в полгода все новые и новые формы учебных программ. Продолжалось это года два, пока ситуация не дошла до логического финала - привыкнув к тому, что "через полгода все равно придется переделывать", 90% преподавателей перестали вообще оформлять программы курсов по новым правилам. В общении со студентами обходились старыми, которые оказывались к тому же более информативными (тем более что "модернизация" заключалась преимущественно в резком увеличении формальной стороны документа в ущерб содержательной). Как показывает практика, пассивное сопротивление - стратегия довольно успешная, и ректорат на некоторое время затих.

Ненадолго.

Как выяснилось, все это время противник не дремал, а скрытно и тщательно сосредотачивал силы на другом участке фронта. В результате без объявления войны (а что ее объявлять - она идет уже давно) на свет появился документ, который не трогает форму программы, но зато вводит новую процедуру ее утверждения.

Итак, какие этапы теперь должна пройти учебная программа после рецензирования и утверждения на кафедре?

1. Экспертиза в Управлении образовательных программ

2. Экспертиза в учебно-методической комиссии

3. Экспертиза другими инстанциями. Здесь к программе прикрепляется нечто вроде "обходного листа", в котором должны оставить свои автографы:

- заведующий библиотекой - в знак того, что программа обеспечена литературой

- начальник финансового управления - в знак того, что программа обеспечена финансово

- главный по информационным технологиям - в знак того, что программа обеспечена необходимым числом компьютеров и ПО

- главный по практикам - в знак того, что есть возможность проводить практики по данной дисциплине

- ну и еще кто-нибудь ("иное должностное лицо в случае необходимости")

4. Внешняя экспертиза (факультативно)

5. Рассмотрение Ученым советом

6. Рассмотрение лично (!) проректором по учебной работе

Для справки - в вузе количество преподаваемых дисциплин и, соответственно, их программ исчисляется тысячами.

graf_moltke

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0