Sign in to follow this  
Followers 0
Saygo

Кечвайо каМпанде

1 post in this topic

А.В. Воеводский

КЕЧВАЙО – ПОСЛЕДНИЙ НЕЗАВИСИМЫЙ ПРАВИТЕЛЬ СТРАНЫ ЗУЛУСОВ*

user posted image

В 1879 г. имя до того мало известного правителя зулусов облетело весь мир. Даже в далекой от Южной Африки России следили за перипетиями борьбы могущественной Британской империи с африканским вождеством, располагавшимся на юге Черного континента. Причиной стало жестокое поражение британских войск 22 января 1879 г. у холма Изандлвана: в результате внезапного нападения зулусов был окружен и практически полностью уничтожен отряд полковника Э. Дернфорда, погибло более 800 англичан и 500 африканцев из так называемых туземных войск. Отклики на это событие появились на страницах «Санкт-Петербургских ведомостей», «Вестника Европы», «Невы», а в «Военном сборнике» публиковались подробные отчеты о ходе военной кампании англичан против зулусов. А.П. Чехов в письмах к своему старшему брату Александру обращался: «Мой брат зулус»{1}. После поражения при Изандлване англичанам потребовалось еще более полугода и несколько сот жизней британских солдат, чтобы добиться полной победы над зулусами. Уже под самый конец войны зулусы еще раз заставили заговорить о себе в европейских столицах. В одной из мелких стычек погиб сын Наполеона III, принц Луи Бонапарт, отправившийся в Южную Африку в поисках воинской славы{2}.

Так что же это был за человек, который отважился бросить вызов могущественной империи, обладая войском, вооруженным всего лишь копьями и кожаными щитами?

Кечвайо каМпанде родился приблизительно в 1826 г. в окрестностях местечка Эшове, которое располагается в современной провинции ЮАР КваЗулу-Натал. Его отец, Мпанде, был братом основателя зулусской державы Чаки и его преемника Дингане (Дин-гаана), правившего с 1828 г.

В это время зулусы доминировали практически на всем юго-восточном побережье Южной Африки. Их могущество основывалось на военной системе, сложившейся в конце XVIII – первой четверти XIX в. Чака, объединивший к 1824 г. под своей властью большую часть современной провинции ЮАР КваЗулу-Натал, призвал на службу всех взрослых мужчин в возрасте от 20 до 40 лет. Из них были сформированы военные подразделения – амабуто{3}, которые составили войско зулусов. В основу его организации была положена строжайшая дисциплина. Невыполнение любого приказа влекло за собой смерть.

Чака установил жесткие ограничения на общение между противоположными полами. Незамужние девушки также объединялись в специальные амабуто. Внебрачные связи между представителями мужских и женских «полков», если на то не было особого распоряжения Чаки, карались смертью. Разрешение же на вступление в брак получали лишь особо отличившиеся в боях воины и ветераны. Дингане, сменивший Чаку в качестве верховного правителя зулусов в 1828 г., отменил ряд наиболее жестоких ограничений. Амабуто стали собираться лишь на полгода, и молодые воины могли раньше получать разрешение обзавестись семьей и основать свое собственное домохозяйство{4}.

Во второй половине 1830-х годов зулусы вступили в период жестоких испытаний, потрясших основы их образа жизни. В 1835 г. началось масштабное переселение буров (африканеров) из восточных районов Капской колонии на земли сопредельных африканских народов, вошедшее в историю под названием «Великий трек». Территории зулусов привлекали переселенцев мягким климатом, удобным выходом к морскому побережью, обширными пастбищами и плодородием. С конца 1837 г. началась кровавая и упорная борьба буров и зулусов за право жить на этой земле.

По-видимому, зулусы уже были достаточно осведомлены о последствиях вторжения белых и пагубных последствиях заключения с ними соглашений. Поэтому, подписав договор с предводителем буров П. Ретифом об уступке части своей территории, Дингане заманил треккеров в ловушку, и по его приказу весь передовой отряд буров был перебит 6 февраля 1838 г. Буры во главе с А. Преториусом начали новое наступление. Зулусы оказывали упорное сопротивление, но буры, используя превосходство огнестрельного оружия над ассегаем{5}, смогли нанести им сокрушительное поражение 16 декабря 1838 г. на реке Баффало, которую с тех пор из-за огромного количества жертв со стороны африканцев стали называть Кровавой. Зулусы оставили на поле боя свыше 3 тыс. человек убитыми. Дингане вынужден был пойти на заключение мира 23 марта 1839 г. Зулусы отказывались от всех территорий к югу от реки Тугелы. На захваченных землях бурские переселенцы основали республику Натал.

С этого момента начинается возвышение Мпанде, младшего брата Дингане и Чаки. Воспользовавшись поражением на реке Инкоме и массовым распространением недовольства среди зулусов, Мпанде заключил договор с бурами, по которому они обязались помочь ему свергнуть Дингане. За эту помощь Мпанде обещал отдать бурам скот, который якобы был захвачен у них во время войны, и предоставить им полную свободу действий в Натале. Во время подписания этого соглашения на фольксрааде{6} в Питермаритцбурге впервые в качестве наследника бурам был представлен Кечвайо. В ознаменование этого события на одном из его ушей была сделана специальная отметина наподобие тех, которыми клеймили скот{7}. Это было первым публичным появлением Кечвайо.

При помощи буров Мпанде удалось разбить Дингане, и 18 февраля 1840 г. он был провозглашен «королем» зулусов. Сделав значительные территориальные уступки европейцам, Мпанде удалось сохранить независимость зулусской державы. Он смог установить дружественные отношения с англичанами, аннексировавшими в 1843 г. республику Натал. Граница между новой британской колонией и владениями зулусов проходила по реке Тугела и ее левому притоку Баффало.

Несомненно, будучи еще мальчиком и оказавшись вовлеченным в междоусобную борьбу, Кечвайо мог оценить силу и военное превосходство европейцев. Возможно, еще в то время у него зародилось устойчивое неприятие буров, что особенно ярко проявилось в последующие годы, когда он стал правителем. В 1873 г. в беседе с министром по туземным делам английской колонии Натал Т. Шепстоуном Кечвайо утверждал, что «он и каждый зулус скорее умрут, чем подчинятся бурам»{8}.

В 40-е годы XIX в. Кечвайо был «призван» вместе со своим старшим братом Мбуязи в «полк» Тулвана. Для будущего верховного правителя зулусов не существовало никаких послаблений в дисциплине, скорее наоборот, чтобы завоевать авторитет среди зулусов, ему надо было проявлять вдвое больше усердия и сноровки, на деле доказать, что он может командовать другими людьми и распоряжаться их жизнями. Эта традиция была установлена еще великим дядей Кечвайо Чакой, который также начинал свое возвышение с положения рядового воина{9}.

Свой первый боевой опыт Кечвайо приобрел, приняв участие в последнем из больших набегов зулусов против свази в 1852 г. Храбрость и отвага, проявленные им в этом походе, сразу же принесли ему широкую популярность. Как отмечал Ч.Т. Биннс, автор наиболее известной биографии Кечвайо, он вселял в зулусов надежду в их будущее{10}.

Рост популярности Кечвайо в 1850-е годы вызывал серьезное беспокойство со стороны Мпанде, который больше благоволил к своему старшему сыну Мбуязи. В результате вокруг претендентов на трон сложилось два враждебных друг другу лагеря. Сторонники Кечвайо были известны под именем узуту, содержавшим намек на их невоздержанность в питье. В 1856 г. этот конфликт вылился в открытое вооруженное противостояние. Люди Мбуязи разорили земли сторонников Кечвайо, что привело к мобилизации сил узуту. Две враждебные армии встретились в декабре 1856 г. на берегу Тугелы на границе с Наталом. На стороне Мбуязи в сражении принял участие «полк» ветеранов, присланный Мпанде на помощь своему любимцу, а также отряд пограничной полиции Натала численностью в 35 человек во главе с английским охотником и торговцем Джоном Данном. Но благодаря подавляющему численному преимуществу узуту удалось одержать победу. Мбуязи и пятеро других сыновей Мпанде были убиты, само место побоища, по свидетельству очевидцев, было буквально усеяно телами павших воинов{11}.

С этого момента фактическое управление страной перешло в руки Кечвайо. Несмотря на то что изначально администрация и жители Натала поддерживали Мбуязи, Кечвайо постарался наладить отношения с английскими властями колонии. Дж. Данн не был подвергнут репрессиям, наоборот стал одним из близких советников Кечвайо, снабжал зулусов огнестрельным оружием и организовал значительную торговлю с колонией. В награду за оказанные услуги Кечвайо предоставил ему земли вдоль океанского побережья к северо-востоку от реки Тугелы.

Конфликт между Кечвайо и Мпанде однако так и не был разрешен до конца. У обеих сторон не хватало сил решительно изменить ситуацию в свою пользу. Это противостояние вызывало серьезные опасения и у английских властей Натала, которые боялись, что эскалация конфликта может привести к дестабилизации ситуации и в самой английской колонии, где африканское население составляло подавляющее большинство. Однако и колонисты, и зулусы были заинтересованы в мирном разрешении конфликта.

Поэтому при посредничестве англичан Кечвайо и Мпанде пришли к компромиссу. В 1861 г. в страну зулусов со специальной миссией отправился Т. Шепстоун. Он официально признал Кечвайо наследником Мпанде, и тот в свою очередь публично выразил свою преданность отцу{12}.

Основанием для обращения к властям Натала было стремление Кечвайо, с одной стороны, заручиться поддержкой англичан в случае военного конфликта с бурами; с другой он пытался обезопасить себя от возможных притязаний на власть со стороны братьев, бежавших в британские владения. Среди зулусов ходили слухи, что Мбуязи остался жив и укрылся в Натале, где он якобы нашел покровительство{13}. Таким образом, приглашение Т. Шепстоуна было важным политическим шагом, который должен был как обезопасить Кечвайо от вмешательства буров, так и упрочить его позиции среди самих зулусов.

В последующем Кечвайо и Мпанде попытались использовать поддержку англичан в противостоянии с бурами. В 1869 г. зулусские правители обратились к властям Натала с просьбой взять под свой контроль узкую полосу земли на границе их владений с Трансваалем{14}, так как буры неоднократно предпринимали попытки отторгнуть часть северных территорий страны зулусов. Тем самым они планировали путем небольших территориальных уступок со своей стороны создать буферную зону между владениями зулусов и землями буров. Хотя английские власти так и не предприняли конкретных шагов в этом направлении, последовавшая за этим переписка лейтенанта-губернатора Натала и президента Трансвааля сдержала дальнейшие территориальные притязания буров{15}.

В октябре 1872 г. умер Мпанде и борьба за власть в державе зулусов разразилась с новой силой. Главными соперниками Кечвайо являлись младший сын умершего инкоси{16} Мтонга, бежавший после смерти отца в Трансвааль, и Хаму{17}, двоюродный брат Кечвайо. Еще при жизни Мпанде отношения между ним и Кечвайо

были напряженными. Хаму пользовался особыми привилегиями, подчеркивавшими его высокий статус. Он проводил свой праздник первого урожая (umkhosi), обладал собственной резиденцией (isigodlo) и собирал военные отряды{18}. Сам Кечвайо указывал в 1881 г., что Хаму был единственным, кто составлял против него заговоры и отзывался о нем неуважительно{19}.

Как и в 1861 г., Кечвайо обратился к англичанам с просьбой совершить официальную церемонию возведения его в достоинство верховного правителя зулусов. Тем самым он надеялся упрочить свое положение внутри страны и обезопасить себя от возможного вмешательства со стороны буров Трансвааля. Для колониальных властей, и в первую очередь для министра по туземным делам Т. Шепстоуна, это представлялось удобным случаем для установления своего контроля над зулусами и навязывания Кечвайо выгодных англичанам соглашений.

В начале августа Т. Шепстоун в сопровождении отряда колониальных войск отправился в Зулуленд (так европейцы тогда называли страну зулусов). Но 15 августа он получил известие от Дж. Данна, что зулусы уже провели согласно своим обычаям все положенные по данному случаю ритуалы. Сама церемония проходила в священном для зулусов месте, где находились могилы их правителей, начиная с отца Чаки Сензангаконы. Она включала в себя создание нового символа единства зулусов – инкаты{20} и совершение особых действий, призванных усилить физические, духовные и магические силы правителя, его способность противостоять ворожбе колдунов. При проведении подобных ритуалов использовались в том числе и части человеческого тела, что должно было придать снадобьям особую силу{21}. Руководил всей церемонией главный советник Мпанде, Масипула каМамба, воплощавший, как указывал сам Т. Шепстоун, «консервативные» чувства зулусов и выступавший против вмешательства европейцев во внутренние дела страны{22}.

Кечвайо пришлось проявить максимум дипломатического так-та, чтобы успокоить Т. Шепстоуна. Публично перед лицом своих подданных Кечвайо старался подчеркнуть свою независимость от англичан, в то же время во время личных встреч пытался смягчить недовольство британского представителя, чтобы намеченная церемония с его участием состоялась{23}. В итоге был достигнут компромисс: Т. Шепстоун совершил церемонию «коронации», но проходила она не рядом с могилами предков Кечвайо, а в значительном отдалении от этого священного для зулусов места. Об истинной подоплеке этих событий также свидетельствует тот факт, что на следующий день после завершения церемонии Кечвайо пригласил Т. Шепстоуна присутствовать на собрании важнейших своих советников и глав влиятельных территориально-родовых общин (izikhulu). Главным его участником стал Хаму, который публично объявил о своем отказе от любых притязаний на верховную власть{24}.

В ходе «коронационной» церемонии произошло еще одно важное событие, сыгравшее в последующем важную роль в обосновании властями Натала своего вторжения в страну зулусов. Речь идет о так называемых «коронационных» обещаниях{25}. «Кечвайо публично согласился, что беспорядочное пролитие крови должно прекратиться в Зулуленде, что приговор не должен выноситься без открытого суда и публичного допроса свидетелей, и казнь не должна происходить без санкции короля», – утверждал в 1878 г. Ч. Браунли, министр по туземным делам Капской колонии{26}.

Сам Т. Шепстоун называл эти обещания «гибким соглашением» и писал в своем докладе о «коронации», что желаемые улучшения не могут наступить немедленно. Как отмечала Ф. Коленсо, дочь англиканского епископа Натала Джона Коленсо, Кечвайо остался при мнении, что он лишь «получил некоторые советы относительно управления своими людьми от его уважаемых друзей англичан»{27}. Согласно же точке зрения уже современного южно-африканского исследователя, Кечвайо рассчитывал с помощью этих новых установлений ослабить власть влиятельных глав территориально-родовых общин{28}. Однако каковы бы ни были первоначальные намерения Кечвайо, когда он принимал условия «коронационных» соглашений, их выполнение не могло быть гарантировано. Несмотря на то что европейским современникам власть правителя зулусов представлялась абсолютной и даже тиранической, власть Кечвайо в значительной степени ограничивалась мнением советников и виднейших представителей зулусских кланов. Как позднее указывал сам Кечвайо, он не мог внести малейших изменений в законы и обычаи страны без их согласия. Простые же общинники ожидали от Кечвайо прежде всего поддержания традиционного порядка, который базировался в том числе и на жестокости наказаний. Иные действия со стороны правителя лишили бы его в глазах самих зулусов права на власть{29}. Учитывая, что в стране существовала достаточно серьезная оппозиция, а сам Кечвайо балансировал между интересами различных влиятельных группировок, он не мог дать никому усомниться в своем авторитете.

Несмотря на официальное признание и заверения в дружбе английских властей, начиная с 1873 г. противоречия между Наталом и правителем зулусов постепенно нарастали. Переговоры между Т. Шепстоуном и Кечвайо не привели к удовлетворению главного требования колонистов – наладить регулярное снабжение Натала работниками-африканцами. Помимо этого у Кечвайо возник конфликт с христианскими миссионерами.

Первоначально Кечвайо проявлял интерес к деятельности миссионеров и достижениям белых. В 1859–1860 гг. он начал брать уроки грамоты у норвежского миссионера О. Офтебро. По свидетельству последнего, он проявлял большое усердие и быстро усваивал навыки чтения. Сам Кечвайо говорил, что он будет воевать с книгой до тех пор, пока не завоюет ее, а затем займется письмом{30}. Но постепенно он остыл к этому занятию. Причиной было как его собственное настороженное отношение к европейскому влиянию, так и серьезная оппозиция миссионерам, существовавшая в его окружении. В разговоре c проповедниками Кечвайо указывал: «Разве мы похожи на вас? Разве мы едим то, что едите вы, строим свои дома, как вы, работаем подобно вам и наши обычаи подобны вашим? Наши и ваши обычаи различаются, наш образ жизни не соответствует вашему, так почему же мы должны и умирать так же, как вы? Вы умираете своей смертью, мы своей. Наше не подходит для вас, а ваше для нас»{31}.

Миссионеры представляли непосредственную угрозу традициям и образу жизни зулусов, нарушали внутреннее единство африканского общества. Уже в ходе переговоров с Т. Шепстоуном в 1873 г. Кечвайо высказался за их удаление из своей страны. По его мнению, распространяемое миссионерами учение приносило вред{32}. Противодействуя их влиянию, Кечвайо запретил им проповедовать за пределами миссий и объявил новообращенных христиан-зулусов вне действия обычного права, так как, приняв крещение и поселившись в миссии, они переставали быть его подданными. Эти действия привели к кризису всей миссионерской

работы среди зулусов и исходу христианских проповедников, которые превратились в последовательных противников Кечвайо.

Росту напряженности способствовало во многом уникальное положение зулусской державы, сохранившей к 1870-м годам свою независимость, военную организацию и традиционный уклад жизни. При Кечвайо войско зулусов насчитывало 25–30 тыс. человек, при помощи Дж. Данна был создан отряд воинов, вооруженных огнестрельным оружием, делались попытки организовать кавалерию. Войско зулусов являлось самой мощной, крупной и дисциплинированной силой африканцев в Южной Африке.

Наличие столь грозного соседа, какими виделись зулусы, являлось постоянным раздражающим фактором для колонистов и властей Натала, которые испытывали страх перед огромной, в десятки раз превосходившей их по численности массой африканского населения. В последней трети XIX в. подобная ситуация не могла долго оставаться без изменений. В 1875 г. сэр Г. Уолсли, временно исполнявший обязанности лейтенанта-губернатора Натала, после ознакомления с положением дел в колонии пришел к заключению, что все трудности в отношениях с африканцами могли быть решены аннексией Зулуленда{33}. Эта точка зрения была отражением господствовавших в то время среди колонистов настроений.

Неизбежность военного столкновения между зулусами и Великобританией стала очевидной после британской аннексии Трансвааля в апреле 1877 г. Эти действия являлись частью более широкого плана по объединению всей Южной Африки под властью Великобритании в составе Южно-Африканской конфедерации. Сохранение независимости зулусов этот проект не предусматривал.

Т. Шепстоун указывал в своем письме министру колоний лорду Карнарвону в декабре 1877 г., что держава зулусов являлась корнем всего зла в Южной Африке и ее необходимо было уничтожить как можно скорее{34}.

Мнение Т. Шепстоуна получило полную поддержку британского генерал-губернатора Капской колонии и верховного комиссара Южной Африки сэра Б. Фрера. Он сделал все, чтобы открытый военный конфликт с Кечвайо стал неизбежен. Он был ярым сторонником Южно-Африканской конфедерации и в своих планах шел дальше правительства. В сентябре 1878 г. в письме к министру колоний Великобритании он настаивал на объявлении британского суверенитета над всем побережьем от Капской колонии до границ португальских владений в Анголе и Мозамбике{35}. После аннексии Трансвааля в 1877 г. независимая держава зулусов представлялась Б. Фреру главным препятствием на пути реализации его планов.

user posted image

Б. Фрер

Завершив в 1878 г. подавление восстания африканцев в Капской колонии, Б. Фрер приступил к решению зулусского вопроса.

10 сентября 1878 г. он направил первую депешу министру колоний с просьбой прислать подкрепления на границу с Зулулендом. Следом за этим он отправил в Лондон еще ряд депеш, в которых отправку дополнительных войск он оправдывал необходимостью устранить угрозу спокойному существованию Натала со стороны зулусов{36}.

В 1877–1878 гг. возросло политическое давление на Кечвайо, которого колонисты изображали как жестокого тирана, пытавшегося возродить самые кровавые обычаи, существовавшие во времена Чаки. В этих условиях Кечвайо проявлял максимум выдержки. Его главным стремлением было сохранить мир, так как он хорошо понимал безнадежность открытого военного столкновения с европейцами. Но политическая ситуация в Южной Африке после аннексии Трансвааля претерпела качественные изменения.

Не дожидаясь одобрения Лондона, лейтенант-губернатор Натала Г. Балвер под давлением Б. Фрера 11 декабря 1878 г. предъявил Кечвайо ультиматум, в котором в том числе содержались требования распустить вооруженные отряды и принять английского резидента, который бы осуществлял надзор за управлением страной{37}.

Среди зулусов не было единого мнения, как действовать в данной ситуации. Часть представителей правящей элиты во главе с Хаму выступали за дальнейшие уступки англичанам. Они предлагали выдать четырех зулусов, обвинявшихся в похищении двух женщин с территории Натала. Однако большинство простых зулусов выразили желание скорее умереть, чем передать колониальным властям своих соплеменников. Среди них было распространено убеждение, что англичане намеревались захватить всех мужчин и отправить их на работу за море, в то время как девушек выдать замуж за своих солдат{38}. Выступали против уступок колониальным властям и влиятельные представители правящей элиты зулусов. Среди них особым авторитетом и влиянием выделялся Зибебу, приходившийся правнуком Джаме, деду Чаки. В этих условиях, как отмечал голландский торговец К. Фейн, находившийся все это время при зулусском правителе, у Кечвайо просто не оставалось другого выхода, как пойти на открытое военное столкновение с англичанами{39}.

user posted image

11 января 1879 г., когда истек срок ультиматума, английские части несколькими колоннами вступили на территорию Зулуленда. Но даже тогда Кечвайо не оставлял надежды закончить дело миром. Он запретил нападать на английские войска и объявил, что они пришли «с дружественной миссией»{40}. Однако большинством зулусов эти заявления были встречены с недоверием.

22 января 1879 г. у холма Изандлвана англичане потерпели жестокое поражение, ставшее следствием пренебрежительного отношения англичан к своему противнику. Повсеместно было распространено убеждение, что зулусы не будут сопротивляться, так как устали от «тирании» Кечвайо. Известный английский писатель Г.Р. Хаггард, бывший очевидцем событий, отмечал: «Наши генералы и солдаты проявляли сначала поразительное легкомыслие. Несмотря на трудности похода и недостаток транспорта, они ухитрились захватить с собой в страну зулусов все принадлежности для крикета»{41}.

О драматизме тех событий и боевом духе зулусов говорит свидетельство одного из участников битвы при Изандлване с африканской стороны. Зулус Мнгока, оказавшийся волею судеб в Америке, вспоминал через много лет: «Казалось, что солдатские штыки – ничто в сравнении с коротким ударным копьем, которое стало оружием зулусов со времени правления Чаки, сыгравшего для нашего народа роль Наполеона или Вашингтона. Наши воины с такой яростью действовали этим оружием, что я видел своими глазами, как одним ассегаем были проколоты два английских солдата. Человеческая плоть и кровь не могли выстоять против такой атаки, и этот полк, застигнутый на речном берегу, был потоплен в реке, кроме двух-трех человек, которым удалось спастись вплавь»{42}.

Эта победа на время вселила уверенность и подняла боевой дух зулусов. Сам Кечвайо, полагая, что у англичан не осталось больше солдат, надеялся, что на этом война закончится{43}.

Известия о поражении английских войск вызвали шок в Великобритании. Немедленно было созвано внеочередное заседание кабинета министров, на котором было принято решение послать в Натал дополнительно шесть пехотных и два кавалерийских полка и две артиллерийские батареи{44}. В Натале среди колонистов царил переполох. Они со дня на день ожидали вторжения зулусов, и все населенные пункты готовились к обороне.

По всей Южной Африке белые боялись, что столь крупная победа зулусов может привести к всеобщему восстанию африканцев. И для этих опасений у них были серьезные основания. Известия о поражении англичан при Изандлване достигли даже Капской колонии, где среди местного населения ходили слухи, что зулусы смогли одержать победу благодаря магии, перед которой европейцы были беспомощны{45}.

Однако сам Кечвайо делал все, чтобы завершить войну миром.

Он запретил своим войскам переходить границы Натала и предложил англичанам закончить противостояние и начать переговоры о мире. Он утверждал, что не отдавал приказа о нападении, а сражение при Изандлване произошло вопреки его воле. «Англичане напали на мою страну, и я буду обороняться в своей стране. Я не буду посылать свои импиу бивать их в Натале, ибо я сам и предки, что ушли до меня, всегда были друзьями англичан», – такие слова, как писал Г.Р. Хаггард, были произнесены Кечвайо после победы при Изандлване{46}.

В последующие месяцы войны Кечвайо придерживался оборонительной тактики. Он приказал избегать открытых столкновений с англичанами и запретил атаковать хорошо укрепленные лагеря и позиции противника. Отряды зулусов должны были нападать на небольшие подразделения и обозы англичан и блокировать их части в укрепленных лагерях. Эта тактика какое-то время приносила успех. Вплоть до конца мая 1879 г., пока в Натал не прибыли подкрепления из метрополии, британское командование не отваживалось на новые наступательные действия. Но и зулусы были доведены до крайнего истощения. Воины часто нарушали приказы Кечвайо, голод заставлял их совершать отчаянные нападения на английские позиции, что приводило к тяжелым потерям.

Развязка наступила 4 июля 1879 г., когда произошло решающее сражение у Улунди, резиденции Кечвайо. В этом бою была разгромлена 20-тысячная армия зулусов, причем колониальные войска потеряли всего 9 человек убитыми{47}. Сам Кечвайо еще несколько недель скрывался от преследования английских отрядов, но был захвачен в плен в конце августа.

user posted image

В сентябре 1879 г. был установлен новый порядок управления Зулулендом. Его территория была разделена между тринадцатью «вождями», среди которых были Зибебу, Дж. Данн и Хаму, перебежавшие во время войны к британцам. Уничтожение централизованной власти, олицетворением которой являлся Кечвайо, ввергло страну в анархию. Данн, злоупотребляя полученной властью, обложил глав подвластных ему краалей налогом в одну голову крупного рогатого скота и заставлял продавать ему скот по заниженным ценам{48}. Многие зулусы еще долго боялись нападения англичан и прятались в пещерах и других укромных местах. В 1880–1881 гг. зулусов поразил страшный голод, к тому же народ оказался втянут в изнурительную междоусобную войну.

Главным претендентом на лидерство среди зулусов стал Зибебу. Получив власть, он постарался еще в большей мере упрочить свое положение, притесняя узуту, отбирая у них скот и огнестрельное оружие. Это в свою очередь вызывало ответную реакцию сторонников Кечвайо. По оценкам современников жертвами междоусобиц стали тысячи человек{49}.

В этих условиях лидеры узуту при поддержке епископа Дж. Коленсо организовали несколько депутаций к правительству Натала, в которые входили представители большинства назначенных «вождей». Делегация, посетившая губернатора Натала Г. Балвера в апреле 1882 г., насчитывала до 2 тыс. человек. Главным требованием зулусов было возвращение Кечвайо{50}.

Англия не могла долго оставаться в стороне от дел, происходивших под боком у Натала. У правительства было два выхода – или аннексировать Зулуленд, или управлять им через верховного правителя. Лондон выбрал второй вариант. Для этого министерство колоний организовало в 1882 г. поездку Кечвайо в Англию, что стало одним из самых значительных предприятий в его жизни.

По прибытии в Плимут Кечвайо дал интервью многочисленным корреспондентам газет. Он утверждал, что война между Англией и зулусами произошла исключительно по вине «этого маленького седого человека – Фрера»{51}. Сейчас уже трудно сказать, действовал ли он по чьей-нибудь подсказке, или это высказывание отражало его собственное отношение и политическое чутье, но его слова хорошо отражали настроения, царившие в тот период в Англии. Колониальная политика кабинета Б. Дизраэли (1874–1880) многим в метрополии казалась авантюристической и слишком дорогостоящей. Пришедшие к власти в 1880 г. либералы, в том числе строили свою избирательную компанию на критике неудач консерваторов в Афганистане и Южной Африке. Таким образом, визит Кечвайо проходил в чрезвычайно благоприятной для него обстановке. Его приняли ведущие представители либеральной партии и кабинета У. Гладстона, лорды Кимберли и Гренвилл, он даже удостоился аудиенции у королевы Виктории.

В Лондоне Кечвайо были предложены условия, на которых британское правительство соглашалось восстановить его в правах на престол. Кечвайо обещал отказаться от военной системы зулусов и поощрять мужчин отправляться на заработки в Натал. Он обязался запретить практику казни колдунов, не ввозить огнестрельное оружие и разрешать все споры с другими инкоси при посредничестве британского резидента. Под его властью оставалась лишь треть его прежних владений. Остальные территории должны были войти в резервацию, призванную служить буфером между Наталом и зулусами, и составить владения Зибебу – главного противника Кечвайо и узуту{52}.

Кечвайо вернулся в Зулуленд в январе 1883 г., но это не привело к миру. Зибебу не хотел признавать его верховенство. Начавшаяся война не принесла успеха Кечвайо. После двух поражений он вынужден был бежать в резервацию, где умер 8 февраля 1884 г.

До сих пор зулусы убеждены, что их «король» был отравлен, в чем они обвиняли Зибебу и англичан.

Борьбу пытался продолжить сын Кечвайо Динузулу, но он также потерпел поражение. В 1887 г. Зулуленд был официально объявлен английским протекторатом, а Динузулу был арестован и приговорен к ссылке на о. Святой Елены, где когда-то находился в заключении Наполеон I Бонапарт. Ровно через десять лет, в 1897 г., Зулуленд был включен в состав английской колонии Натал. Последним актом этой исторической драмы стало так называемое восстание Бамбаты в 1906 г., закончившееся очередным поражением зулусов.

Такой исход борьбы зулусов был неизбежен. В последней трети XIX в. на Юге Африки борьба шла за контроль над богатейшими ископаемыми богатствами региона – месторождениями золота и алмазов. Великобритания стремилась утвердить свой монопольный контроль над побережьем Южной Африки, чтобы сохранить за собой преимущества при дальнейшем продвижении во внутренние районы субконтинента.

Не будет преувеличением сказать, что Кечвайо был выдающимся человеком своего времени. Даже его противники признавали у него замечательное чувство собственного достоинства, проницательность и силу характера. Он отнюдь не был противником всего нового, как его часто пытались представить. Будучи наследником Мпанде, он брал уроки грамоты у норвежских миссионеров и демонстрировал хорошие успехи, но неприятие христианского учения большинством его сторонников вынудило Кечвайо оставить эти занятия.

Когда над страной нависла угроза эпидемии оспы, Кечвайо способствовал вакцинации населения миссионерами в 1863 г., что являлось для африканцев беспрецедентным шагом{53}.

Волею судьбы Кечвайо пришлось столкнуться с обстоятельствами, над которыми он не был властен. Страна зулусов практически со всех сторон была окружена владениями англичан, буров и португальцев. В этих условиях выживание зулусской державы зависело в большей мере уже не от силы и мужества ее воинов, а от умения лавировать между интересами соперничавших между собой европейцев. Кечвайо, используя традиционно развитые у африканцев способности к компромиссам и переговорам, смог на протяжении достаточно длительного периода сохранять независимость своей державы. В критический момент, когда ультиматум англичан уже не оставлял для него возможности выбора, он пошел на открытое военное противостояние Британской империи.

Остается вопрос: было ли это решение выражением его собственной воли или он вынужден был следовать вслед за настроениями своих советников и большинства простых зулусов? Как представляется автору статьи, вернее второе. Поведение Кечвайо во время войны доказывает, что он понимал бесперспективность открытого противостояния с англичанами. Но одновременно, являясь охранителем благополучия своего народа и выразителем его интересов, он не мог пойти против желаний подданных.

В этом заключалась одна из отличительных черт функционирования власти у зулусов: через мнение людей не мог переступить даже сам верховный правитель.

В наиболее тяжелый для него период, когда он находился у англичан в качестве пленника, Кечвайо смог продемонстрировать замечательные дипломатические способности, действуя через своего друга и покровителя епископа англиканской церкви в Натале Джо на Коленсо. Визит правителя зулусов в Лондон летом 1882 г. вызвал всеобщей интерес, и Кечвайо удалось добиться расположения как самой королевы Виктории, так и простых людей, окружавших его на улице. Одетый в строгий костюм и наделенный чувством природного такта, он совсем не походил на того кровожадного варвара, которого рисовали английские чиновники и газетчики. Возможно, людей подкупала некоторая наивность и искренность, с которой он обращался к окружающим. Не было в нем и слепого преклонения перед могуществом Британской империи.

Но, несмотря на все достоинства, Кечвайо оставался рабом обстоятельств, которые мало от него зависели. Находясь в плену, он выражал свое недоумение по поводу произошедших событий: «Англичане только что короновали меня. Как это случилось, что, короновав меня утром, они свергли меня вечером?»{54}

Ответом на вопрос Кечвайо могут служить слова Т. Шепстоуна, считавшего, что захват в плен Кечвайо и разгром зулусской державы «продемонстрировали черному миру Южной Африки, что мы (белые. – А. В.) являемся господствующей расой»{55}.

Примечания

1. Давидсон А.Б.Сказания далекого края // Риттер Э.А. Зулус Чака / Пер. с англ. В.Я. Голанта. М.: Наука, 1989. С. 8–9.

2. Вестник Европы. 1879. № 8. С. 808.

3. У зулусов в XVIII – начале XIX вв. действовала система амабуто(ед. ч. ибу-то) – объединений, состоявших из молодых людей одной возрастной группы, проходивших вместе обряд инициации – посвящения мальчиков во взрослых мужчин. На европейские языки обычно переводится как «полк».

4. The Annals of Natal. 1495–1845. In Two Vols / Compiled by John Bird. Pietermaritzburg, 1888. Vol. 1. P. 299–300.

5. Зулусское копье с укороченным древком и более тяжелым наконечником. Было специально приспособлено для ведения ближнего боя.

6. Фольксраад (народный совет) – представительный орган (парламент) в республиках, образованных бурами в результате «Великого трека».

7. Binns C.T.The Last Zulu King. The Life and the Death of Cetshwayo. L.: Longmans, 1963. P. 20.

8. Colenso F.E.History of Zulu War and Its Origin. L.: Chapman and Hall, 1880. P. 16.

9. Подробнее о жизни Чаки см.: Риттер Э.А. Зулус Чака.

10. Binns C.T. Op. cit. P. 34.

11. Хаггард Г.Р.Дни моей жизни // Хаггард Г.Р. Миссия в Трансвааль. М.: Наука, 1979. С. 31.

12. Maylam P. A History of the African People of South Africa: from the Early Iron Age to the 1970s. L.: Groom Helm; David Philip, 1986. P. 75.

13. Hamilton C. Terrific Majesty: The Powers of Shaka Zulu and Limits of Historical Invention. Cambridge (Mass.); L.: Harvard University Press, 1998. P. 81.

14. Независимая республика буров, образованная в 1850-х годах в результате «Ве-ликого трека».

15. Binns C.T.Op. cit. P. 53–54.

16. Инкоси – распространенное среди зулусов и родственных им этнических групп название традиционных правителей.

17. Статус Хаму в родовой иерархии зулусов был достаточно неопределенным. С одной стороны, он был рожден от родного брата Мпанде Нзибе, но после смерти последнего согласно обычаю левирата Мпанде взял в жены мать Хаму и тем самым усыновил его. Дополнительный вес притязаниям Хаму придавало то, что Нзибе считался старшим сыном Сензангаконы, отца Чаки, и тем самым его сын мог претендовать на первенство в борьбе за власть.

18. Hamilton C. Op. cit. P. 82.

19. A Zulu King Speaks: Statements Made By Cetchwayo kaMpande on the History and Customs of His People. Pietermaritzburg: University of Natal Press, 1978. P. 100.

20. Представляла собой травяное кольцо, символизировавшее единство зулусов. Каждый верховный правитель обладал своей собственной инкатой. После его смерти она становилась частью единой инкаты зулусов. Последняя являлась важнейшим священным символом и оберегом всего народа.

21. Binns C.T. Op. cit. P. 62–63; Krige E.J. The Social System of the Zulus. L. etc.: Longmans, Green and Co., 1936. P. 241–241.

22. British Parliamentary Papers. Colonies. Africa. Vol. 30. Papers Relating to Natal and Zululand, 1875–1882. Shannon: Irish University Press, 1971. P. 75. (Далее – BPP. Vol. 30).

23. Hamilton C. Op. cit. P. 77.

24. BPP. Vol. 30. P. 83.

25. Ibid. P. 81–82.

26. British Parliamentary Papers. Colonies. Africa. Vol. 12. Correspondence Regarding the Anglo-Zulu War and Boer Unrest, 1878–1879. Shannon: Irish University Press,

1970. Р. 150. (Далее – BPP. Colonies. Africa. Vol. 12).

27. Colenso F.E.Op. cit. P. 14–15, 17.

28. Cope L.R.Written in Characters of Blood? The Reign of King Cetshwayo kaMpande // Journal of African History. 1995. Vol. 36. № 2. P. 250.

29. A Zulu King Speaks... P. 68, 72, 80, 94.

30. Norwegian Missions in African History: In Two Vols / Ed. by J. Simensen. Oslo: Norwegian University Press, 1986. Vol. 1. P. 113.

31. Ibid. P. 202.

32. BPP. Vol. 30. P. 85.

33. Wolseley G. The South African Diaries of Sir Garnet Wolseley, 1875 / Ed. with an Introd. by A. Preston. Cape Town: A.A. Balkema, 1971. P. 223.

34. Kiewiet C.W. de.The Imperial Factor in South Africa. A Study in Politics and Economics. L.: Cass, 1965. P. 215.

35. Kiewiet C.W. de. Op. cit. P. 220.

36. British Parliamentary Papers. Colonies. Africa. Vol. 11. Correspondence Regarding the Affair of Transvaal and the Anglo-Zulu War with Military Returns, 1878–1879. Shannon: Irish University Press, 1970. Р. 712–713, 734–735, 758–761; BPP. Vol. 12. Р. 225.

37. Ibid. Р. 217–223.

38. Vijn C.Cetshwayo’s Dutchman; Being the Private Journal of a White Trader in Zululand During the British Invasion. L.: Longmans, Green, and Co., 1880. P. 15.

39. Ibid. P. 16–17.

40. British Parliamentary Papers. Colonies. Africa. Vol. 13. Correspondence and Reports on the Crisis in Transvaal, Annexation of Native Territories and Conduct of Troops in South Africa, 1878–1880. Shannon: Irish University Press, 1971. Р. 311–312. (Далее. – BPP. Colonies. Africa. Vol. 13).

41. Хаггард Г.Р. Указ. соч. С. 34.

42. Давидсон А.Б.Южная Африка // История национально-освободительной борьбы народов Африки в новое время. М.: Наука, 1976. С. 488.

43. Vijn C.Op. cit. P. 30.

44. Вяткина Р.Р.Африка в переписке российских дипломатов в конце XIX – нача-ле XX в. // Вестник МГУ. Сер. 13. Востоковедение. 1996. № 3. С. 7.

45. Stanford W.The Reminiscences of Sir Walter Stanford: Vol. 1 (1850–1885) / Ed. by J.W. MacQuarrie. Cape Town: The Van Riebeeck Society, 1958. P. 106

46. Хаггард Г.Р. Указ. соч. С. 33; BPP. Vol. 13. Р. 54, 111.

47. Вестник Европы. 1879. № 11. С. 356.

48. British Parliamentary Papers. Colonies. Africa. Vol. 14. Correspondence Regarding Unrest in Transvaal and Affairs in South Africa Generally, 1880. Shannon: Irish

University Press, 1971. Р. 505–506.

49. Colenso F.E.Zululand After War // The Contemporary Review. 1882. Vol. 41. January. Р. 67–68; Dixie F.Cetshwayo and Zululand // The Nineteenth Century. 1882. Vol. 12. № 66. P. 308–310; Guy J.The Destruction of the Zulu Kingdom: The Civil War in Zululand, 1879–1884. L.: Longman, 1979. P. 37, 72–76, 83–85; Mackarness F. What England Has Done For the Zulus // The Fortnightly Review. 1884. Vol. 36. New Series. № 213. Sept. P. 392.

50. Colenso F.E.Zululand After War... Р. 62–66; Dixie F. Op. cit. Р. 309.

51. Binns C.T.Op. cit. P. 188.

52. British Parliamentary Papers. Colonies. Africa. Vol. 31. Correspondence Regarding King Ketchwayo and Other Affairs, 1882–1883. Shannon: Irish University Press,

1971. P. 257–266; Binns C.T. Op. cit. P. 188–193.

53. Norwegian Missions in African History... Vol. 1. P. 129.

54. A Zulu King Speaks... P. 55.

55. Guy J. Op. cit. P. 80.

* Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ в рамках научно-исследова-тельского проекта № 09-01-00104а «История Африки в биографиях важнейших деятелей».

Это сообщение было вынесено в статью

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0