Sign in to follow this  
Followers 0
Суйко

Культура

2 posts in this topic

Слово «культура» является одним из наиболее употребляемых. Но это говорит скорее о многозначности его смыслов, чем об изученности самого феномена культуры.

В обыденном сознании под культурой мы чаще всего понимаем правила поведения, умение следовать им, воспитанность и образованность. За этим словом, как правило, закрепляются те или иные духовные ее разновидности — религия, наука, искусство, образование и т. д., словом «культура» мы оцениваем и умения человека в материальном производстве (культура земледелия, садоводства), в общении (культура речи).

Термин «культура» — латинского происхождения, восходит к слову cultura, что означает «возделывание», «обрабатывание», прежде всего разведение растений или животных, уход за ними. Этот термин уже в римской античности приобрел переносное значение — «воспитание наставником». Такая трансформация свидетельствует о его наполненности антропологическим (общечеловеческим) содержанием, смысл которой — человеческая ученость, образованность, для обозначения которых использовалось как базовое понятие humanitas. Человек (homo), если он человек воспитанный (humanus), достигает этого состояния не только благодаря природному нраву (natura), но и на основе рационального настроя (ratio), и специального воспитания (disciplina).

Но культура — это и мир окружающих нас вещей, несущих на себе отпечаток человеческого труда, ума и таланта.

В этом смысле культура — это обработанная, «очеловеченная», «окультивированная» природа, а окружающие нас вещи предстают как мир «оживших предметов», начиная с бытового окружения и завершая произведениями искусства, бесценными шедеврами, которые созданы, возделаны человеческим трудом. Это то, что отличает наш мир от самой себя воспроизводящей природы. И чем больше мы вникаем в культурный смысл окружающей нас «второй природы», не оставаясь только на уровне утилитарного пользования вещами, а понимая их значение, их культурную ценность, тем больше у нас оснований самим стать культурными.

Культура прежде всего — природный феномен хотя бы потому, что ее творец — человек — биологическое создание.

Без природы не было бы культуры, потому что человек творит на природном ландшафте. Он пользуется ресурсами природы, он раскрывает собственный природный потенциал. Но если бы человек не переступил пределов природы, он остался бы без культуры.

Культура, следовательно, есть прежде всего акт преодоления природы, выхода за границы инстинкта, сотворение того, что может надстроиться над природой.

Культура возникает потому, что человек преодолевает органическую предопределенность своего вида. Многие животные могут создавать нечто такое, что похоже на культуру. Пчелы, например, строят великолепное архитектурное сооружение — соты. Паук безошибочно мастерит орудие лова — паутину. Бобры строят плотину. Муравьи воздвигают муравейники. Выходит, существа создают нечто такое, чего в природе не было.

Это и есть культура? Заметим, однако, что деятельность названных живых существ запрограммирована инстинктом. Они могут сотворить только то, что заложено в природной программе. К свободной творческой деятельности они не способны. Пчела не может выткать паутину, а паук не сумеет 'взять взяток с цветка. Бобер построит запруду, но не сможет изготовить орудие труда. Следовательно, культура предполагает спонтанный, свободный вид активности, преодолевающий видовую закрепленность.

Для того, чтобы создать культуру, человек должен был обрести некий дар, способность создавать то, что не закреплено в его видовой программе. Такое неожиданное обретение выражено в древнем мифе об огне как первоначале культуры.

Миф о Прометее

Прометей — сын титана Иапета и богини Фемиды из океаниды Климены. Образ этого титана — одно из драгоценных творений греческой мифологии. Прометей стал воплощением отваги и стойкости, гордого упрямства и сопротивления старым порядкам, любви к свободе и к людям. Он относится к древнейшим и вечно живым символам борьбы за прогресс и счастье человечества. Мало кто из мифических героев удостоился такого внимания, как Прометей. Более двух с половиной тысяч лет он продолжает жить в произведениях поэтов и мыслителей от Гесиода и Эсхила до Кальдерона, Гете, Байрона, Шелли, а в XX в. — А.Жида и Казандзакиса. Естественно, каждый истолковывал этот образ по-своему и в соответствии со своим временем. Однако главные черты этого образа, неизменные в любом изображении, стали «общим достоянием человечества».

Впервые Прометей появился на арене мифических событий, когда Зевс восстал против своего отца, титана Кроноса. Титаны защищали старый порядок, установленный Кроносом, но Прометей стал на сторону Зевса, так как стремился к новому, более справедливому порядку. Он помог Зевсу советом и участием в боях и даже убедил богиню Земли Гею присоединиться к нему. Когда после десяти лет упорной борьбы Зевс одержал победу с помощью Промстея, он не спешил вознаградить своего союзника. Но Прометей не обращал на это внимания. Он отошел от Зевса лишь тогда, когда тот взял курс на жесткое, жестокое укрепление своей власти. Открыто Прометей разошелся с самодержцем еще позже, когда Зевс задумал истребить беспомощный земной род. Прометей любил людей и к тому же всегда сочувствовал слабым. Он решил спасти людей, даже если это и навлечет на него гнев всемогущего бога.

Однако для спасения людей необходимо было, чтобы они захотели и сумели помочь себе. Поэтому Прометей вдохнул в них надежду и дал им в руки могучее оружие. Он украл огонь из священного очага на Олимпе (по другой версии, из печи бога Гефеста в горе Мосихл на острове Лемнос) и принес его в дар людям. Знакомство с огнем помогло им лучше осознал» жизнь, они поняли, что огонь не только угроза, но и помощь. Люди перестали зависеть от капризов природы, стали лучше питаться, окрепли физически и душевно. Но это было не все. Прометей научил их плавить в огне металлы и изготавливать инструменты, научил ремеслам, считать, писать и читать. Он укротил для людей дикого быка и надел на него ярмо, чтобы земледельцы могли использовать его для возделывания полей. Прометей запряг в повозку коня и заставил его слушаться человека, он построил первый корабль. Наконец, он познакомил людей с лекарствами и с лечением больных и учил их жить счастливо, раз они появились на свет.

Таким образом, Прометей стал подлинным «творцом человека» по меньшей мере в том смысле, что вывел его из природного первобытного состояния и воспитал из него разумное существо. Этого Зевс стерпеть не мог. За многочисленные услуги, оказанные человеческому роду, он приговорил Прометея к суровому наказанию. По приказу Зевса его верные слуги, Сила и Власть, схватили Прометея и увели на край света, а там богу Гефесту пришлось приковать Прометея к высокой скале.

Прометей был повержен, но не побежден: он не отчаялся. Он знал, что тирания Зевса не будет продолжаться вечно. Так как Прометей унаследовал от матери дар провидения, он знал, когда и как будет низвергнут Зевс, знал он и то, как может избежать этого верховный бог. Когда весть об этом долетела до Зевса, он тут же послал к Прометею бога Гермеса, чтобы тот дознался обо всем. Но Прометей отказался иметь дело с Зевсом и его послом: «Всех вас я ненавижу, о боги! Свои муки я не променяю на рабское служение тирану!» Когда Гермес принес этот ответ, Зевс одним ударом молнии низверг скалу с прикованным Прометеем в глубины Тартара.

Однако этим падением заканчивается лишь первая часть трагедии Прометея. Зевс поверг его в вечную тюрьму не для того, чтобы погубить и этим избавить от мук (он и не мог этого сделать, так как титаны бессмертны). Он хотел сломать упорство Прометея. Когда из этого ничего не вышло, Зевс снова поднял Прометея на свет, чтобы подвергнуть его новым мучениям.

Много лет Прометей был прикован к скале на вершине Кавказа. Летом он страдал от палящего жара солнца, зимой — от леденящего мороза. И каждое утро к нему прилетал по приказу Зевса огромный орел и клевал своим острым клювом его печень, а за ночь растерзанная печень отрастала заново. Но и эти муки не сломили Прометея. Он оставался все таким же гордым и не раскаивался в своей помощи людям.

Между тем многое изменилось в мире. Зевс настолько укрепил свою власть, что мог не бояться больше за нее, поэтому его правление стало более умеренным. Он перестал быть подозрительным и мстительным тираном, амнистировал титанов и выпустил их из темного Тартара. Он даже стал ласков с людьми и за соответствующее вознаграждение в виде жертв стал охранять порядок в человеческом обществе. Лишь одно беспокоило Зевса: тайна, которую знал только Прометей. Снова послал он к нему Гермеса с предложением помилования — в обмен на тайну. И опять Прометей отказался. Тогда Зевс разрешил родным и друзьям Прометея, в том числе его супруге Гесионе и сыну Девкалиону, посетить осужденного. Все в один голос заверяли Прометея, что верховный бот сильно изменился к лучшему, что и боги, и люди им довольны. Тогда и Прометей согласился признать его — какой смысл упорствовать, если для этого уже нет оснований. Одного лишь Прометей не хотел: обращаться к всемогущему владыке с просьбой о помиловании.

Долго Прометей надеялся, что помощь придет от людей — ведь это ради них он перенес столько страданий. Из их рук он был согласен принять помощь. И, действительно, в один прекрасный день под скалой появился человек. Это был герой Геракл. Увидев орла, прилетевшего на свое ежедневное пиршество, он тут же пронзил его стрелой. Затем своей тяжелой дубиной Геракл разбил оковы Прометея и выдернул из скалы огромный шип, которым был прибит к ней Прометей. В ту же минуту появился вестник Зевса — Гермес — и от имени верховного бога пообещал Прометею свободу, если он откроет тайну, не дававшую Зевсу покоя. «Ну что же, передай Зевсу, пусть он не вступает в брак с Фетидой, о котором он мечтает, так как сын превзойдет отца. Пусть он выдаст ее за смертного, тогда от ее сына не произойдет опасности ни для кого из богов!»

Итак, Прометей достиг свободы — с помощью человека и примирения с Зевсом. Прометей не поступился своей гордостью и своими целями, хотя ради этого ему пришлось перенести столько страданий. И в довершение победы Зевс призвал его в сонм богов на Олимпе.

Однако Зевс ведь поклялся, что Прометей будет навеки прикован к скале. Чтобы эта клятва не была нарушена, Прометею пришлось носить кольцо из своих оков, в которое был вправлен камешек из кавказской скалы. Затем в честь Прометея перстни с камнем стали носить люди и носят их до сих пор, хотя происхождение этого обычая давно уже забыто.

Таково сжатое изложение мифа о Прометее, которое известно нам по трагедии Эсхила «Прикованный Прометей» (около 470 в. до н. э.) и из фрагментов «Прометея освобождаемого». Однако окончание мифа реконструировано по античным материалам, поскольку дошедшие до нас фрагменты не дают точного представления о том, как Эсхил решил развязку конфликта между Прометеем и Зевсом. Похоже, что он избрал компромиссный вариант, приспособленный к требованиям времени.

Первая часть «Прометеевской трилогии» Эсхила тоже не сохранилась, и мы можем о ней лишь догадываться. У Гесиода в его «Теогонии» (VIII—VII вв. до н.э.) этот миф начинается несколько иначе: конфликт между Прометеем и Зевсом происходит, когда боги во главе с Зевсом собираются в Сикионе (к западу от Коринфа), чтобы решить вопрос о порядке жертвоприношений богам со стороны людей. Прометей тогда разделил тушу жертвенного быка на две части и устроил дело так, чтобы Зевс выбрал худшую часть, а лучшая досталась людям. Тогда Зевс в отместку лишил людей огня, но Прометей похитил огонь на Олимпе и снова дал его людям, после чего был по приказу Зевса прикован к скале...

Согласно другим распространенным представлениям, отраженным и в «Метаморфозах» Овидия, Прометей был «творцом человека» не только в переносном, символическом смысле, но в самом непосредственном: еще во II в. до н.э. Павианий пишет в «Описании Эллады», что видел в Фокиде затверделые комки глины, пахнущие человеческой кожей, — это, мол, остатки материала, из которого Прометей сотворил человека.

Какой смысл можно извлечь из этого мифа? Как и всякое произведение этого рода, сказание несет в себе неисчерпаемое содержание. В русле нашей темы приходится подчеркнуть, что люди издавна ощущали интуитивно, что культура родилась в результате какого-то дара небес. Природные создания обрели совсем другую жизнь. Она не могла родиться из чисто природных предпосылок. Произошел какой-то поворот в существовании людей.

Еще один штрих, выраженный в мифе. Культура вовсе не безоблачное приобретение человека. Ее рождение несет в себе и некое возмездие, расплату за приобретение. Миф также подчеркивает, что развертывание культуры сопряжено с известным драматизмом. Культура сулит людям не только добро, но и определенное воздаяние.

Говоря о сущности культуры, можно выделить три ее основные сферы. Первая сфера — это предметы материальной и духовной деятельности человека. В них нашли свое воплощение особенности человеческой деятельности в различных типах культуры, типах человеческого общества на определенных этапах его развития.

Вторая — это субъекты, творцы и носители культуры. Здесь культурология опирается на этнографические описания, этнологию (учение о народе — этносе), на социологические измерения общества.

Однако в отличие от социально-философского рассмотрения общества культуролог доводит свое исследование до социально-психологического уровня (3 сфера), выделяя национальный характер народа, менталитет (особенности мышления), нравственность.

На Международном философском конгрессе в 1980 г. приводилось более 250 различных ее определений. В настоящее время их число доходит до полутысячи.

Культура может рассматриваться с самых разных точек зрения. Так, многие философы-просветители, в том числе и немецкий поэт и философ Ф. Шиллер, понимали культуру как степень человеческого в человеке, имея в виду его духовное богатство. Ф. Ницше определял культуру как стиль жизни народа.

Для русского философа Н. Бердяева культура выступает как «живая судьба народа», «неотвратимый путь человека и человечества». Особые позиции содержатся в работах отечественных исследователей. А. Лосев считает, что «культура — это предельное обобщение всего». А. Злобин понимает культуру как творчество, как духовное измерение всякой деятельности. Б. Ерасов определяет ее как духовное производство. Одни авторы считают культуру образом жизни народа, «социальной наследственностью» — по аналогии с биологической. Другие рассматривают ее как специфически человеческий способ жизнедеятельности.

Обобщая имеющиеся точки зрения на культуру, мы должны учитывать, что культура — это совокупность искусственных порядков и объектов, созданных людьми в дополнение к Природным; это «возделанная» среда обитания людей посредством специфически человеческих способов и технологий деятельности; это мир «упорядоченных» коллективов людей, объединенных системой отношений, опытом совместной жизнедеятельности; мир особых нормативных порядков, ценностей, образов сознания и ментальности, мир символических обозначений для фиксации и трансляции социально значимой информации; мир «возделанных» личностей, чье сознание и поведение регулируются не только и не столько биологическими, сколько социальными потребностями и интересами и т. д.

Share this post


Link to post
Share on other sites


Для того, чтобы создать культуру, человек должен был обрести некий дар, способность создавать то, что не закреплено в его видовой программе. Такое неожиданное обретение выражено в древнем мифе об огне как первоначале культуры.

Миф о Прометее

Возвращаясь к этой теме.

Можно привести еще несколько примеров божественного вмешательства в бытование человека как вида...

У шумеров есть легенда об Оаннесе, существе с головой и телом рыбы, но с человеческими ногами (и с человеческим лицом), вышедший из Персидского залива. Именно он принес шумерам умения и навыки...то есть культуру.

92592849_4497432_zfishseal.jpg

У этрусков легенда о белокуром божке (ребенке) Таге, кторый дал этрускам дар порочества и научил земледелию.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0