Sign in to follow this  
Followers 0
Saygo

Вантит - город вятичей

9 posts in this topic

Д.В. Смокотина

ВАНТИТ– ГОРОД ВЯТИЧЕЙ

VII–IX вв. в истории Восточной Европы отмечены крайней скудостью письменных сведений. В равной степени это относится, в частности, и к истории знаменитого пути «из варяг в арабы», его маршрутам, проложенным самыми предприимчивыми представителями местных племен, опорным пунктам на этих маршрутах. А между тем именно VII–IX вв. стали временем становления и формирования знаменитого водного торгового пути и были отмечены значимыми изменениями в судьбе населения земель Восточно-Европейской равнины, по которым пролегал торговый путь.

Наиболее достоверную картину расселения племен на протяжении пути «из варяг в арабы» дает Повесть временных лет. И хотя появилась летопись в начале XII в., хронологически описание относят к более раннему времени – ко второй половине I тыс. н.э. Большой вклад в определение принадлежности территории и границ расселения, в частности вятичей, внесли археологи и антропологи.

Ареал вятичей русские летописи связывают с Окой. Повесть временных лет отмечает: «…а Вятъко седе съ родомъ своимъ по Оце, от него же прозвашася вятичи» [1. С. 11]. Таким образом, судя по летописи, территория расселения вятичей охватывала бассейны верхнего и среднего течения Оки. Наиболее аргументированную и подробную картину вятичского расселения дают лишь археологические материалы. Из найденных вещей этнически определяющими являются только семилопастные кольца [2. С. 110]. Таким образом, пределы вятичского племенного региона вырисовываются следующим образом.

Западная граница вятичского ареала сначала шла по водоразделу Оки и Десны. В бассейнах Жиздры и Угры выделяется пограничная полоса, где вятичские курганы сосуществовали с кривичскими. Далее вятичская граница поднималась на север до верховьев Москвы-реки, а потом поворачивала на восток по направлению к верховьям Клязьмы. Правобережье Москвы-реки целиком принадлежало вятичам. Вятичи заходили и на левый берег этой реки, но здесь вместе с вятичскими курганами встречаются и кривичские. Примерно около впадения Учи в Клязьму вятичская граница поворачивала на юго-восток и шла сначала по левобережью Москвы-реки, а потом – Оки. Бассейн верхнего течения Оки целиком был вятичским.

В.В. Седов сделал предположение, что первые группы славян переселились в Волго-Окское междуречье еще в V–VIII вв. [3. С. 148]. На сегодняшний день к VI–VIII вв. специалисты относят первую волну славянской колонизации, когда на территории, занятой финно-угорско-балтским населением, стали проживать славяне. Б.А. Рыбаков на страницах своих сочинений, в том числе и «Мира истории», говорит о племенном союзе вятичей, существовавшем, по его словам, одновременно с «суперсоюзом Русь» [4. С. 69]. А поскольку о Руси академик пишет, по крайней мере, с V–VI вв., надо полагать, в этой фразе заложена такая же хронология вятичского союза. Ю.В. Коваль отмечает, что «первая волна» славянского переселения почти не оставила после себя следов. Она разбилась о безбрежные просторы лесов и рек, смешалась с местным неславянским населением и – исчезла. Новое переселение славян в этот край относят к началу XI в. [5].

Согласно общим контурам, набрасываемым Повестью временных лет, славянская колонизация не захватывает бассейна Дона. Более того, в этнографическом введении Начальной летописи восточнославянская территория как будто ограничена на юго-востоке бассейнами Сейма и Сулы. Повесть временных лет, рассказывая о восточнославянских племенных союзах, не сообщает этнонима верхнедонских славян. Она не знает славян в степях на восток от Днепра и южнее Сулы, расходясь в данном случае с показаниями арабских писателей. Такое разноречие вполне понятно. Составитель летописи жил лет на полтораста позднее, когда расселение славянского населения уже значительно изменилось по сравнению с предыдущими веками. Славянские поселения на Дону были покинуты в конце Х в. По-видимому, переселение славян из этого обжитого края было вызвано набегами кочевников-печенегов. В то время, когда создавалась Повесть временных лет, группы славян на Верхнем Дону уже не было, поэтому ее имя не попало на страницы русских летописей.

Однако уже русские историки второй половины XIX в. полагали, что славянские поселения не ограничивались территорией, указанной в летописи, а достигали верхнего и среднего течения Дона. Высказывались и догадки о племенной принадлежности славян Донского бассейна. Так, П.Г. Голубовский считал их вятичами[6], Д.И. Багалей – северянами [7. С. 13–15], а Н.П. Барсов предполагал вятичско-северянскую колонизацию этих земель[8. С. 77]. А.А. Шахматов высказал предположение, что первоначально вятичи жили на Дону и позднее оттуда расселились на Оку [9. С. 720–723].

Поскольку материальная культура донских славян имеет много общего с культурой верхнеокских вятичей, ряд ученых предполагают, что донское славянское население входило в вятичский племенной союз [3. С. 142; 10. С. 152–158]. Возникновение славянских поселений на Верхнем и Среднем Дону относят ко времени не ранее VIII в. [11. С. 144]. Переселение сюда верхнеокских вятичей, очевидно, было следствием формирования в ту пору Окско-Донского торгового пути.

Вообще, следует отметить, что вятичи, их быт и нравы оставались для летописца terra incognita. До последней четверти XI в. летописи не называют ни одного города в земле вятичей. Автор Повести временных лет не может объяснить читателю, почему вятичи «прозвашася» именно так, а не иначе, а потому пишет по этому поводу: «А Вятко седе с родом своим по Оце, от него прозвашася вятичи» [1. С. 11]. И все же вятичи получили от киевского летописца весьма нелестную характеристику: «яко звери, ядуще все нечисто» [1. С. 13].

Судя по летописным данным, земля вятичей в VIII–XI вв. была целостной восточнославянской территорией. Длительное время вятичи сохраняли свою самостоятельность и обособленность. В 882 г. князь Олег объединил ряд земель во главе с Киевом, создав, таким образом, объединенное Древнерусское государство. Свободолюбивое и воинственное племя вятичей долго и упорно отстаивало независимость от Киева. В том же IX в., согласно Повести временных лет, вятичи платили дань Хазарскому каганату, обеспечивая, таким образом, своего рода поддержку в борьбе с Киевом. Его подданными они продолжали оставаться и в Х в. Освободил их от этой зависимости Святослав. О воинственности вятичей говорится и в былинах об Илье Муромце, в которых переезд богатыря из Мурома в Киев дорогою «прямоезжею» через вятичскую территорию считается одним из его богатырских подвигов [12. С. 67]. С гордостью, как об особом подвиге, говорит о своих походах в эту землю и Владимир Мономах в своем«Поучении», относящемся к концу XI в. [13. С. 54].

Сведения о вятичских землях появляются в арабской географической литературе почти с момента ее возникновения в литературной традиции Арабского халифата. В VIII в. арабскими купцами осваивается очередной маршрут-ответвление от Волжской магистрали. Об этом можно судить по распространению кладов арабского серебра [14. С. 207]. Путь по Оке, протекающей по землям вятичей, стал вторым маршрутом, проложенным купцами, после Волго-Камского «пушного» пути. Именно с формированием окского торгового маршрута связывают волну переселения главным образом верхнеокских вятичей на Верхний и Средний Дон [11. С. 144]. Если обратиться к находкам восточных монет в бассейне р. Оки, то можно отметить, что они отражают несомненное развитие торговли со странами Халифата с 70–80-х гг. VIII в. Однако версия о дублировании маршрутом по Оке волжского отрезка пути, а тем более о его полной замене, представляется несостоятельной. Вероятно, столь позднее признание окско-донского пути можно объяснить не столько поздним проникновением собственно арабских купцов на данный участок балтийско-каспийской торговой магистрали, сколько четкой ориентацией международной торговли в меридиональном направлении с Востока из стран Арабского халифата на север в балтийский регион. По-видимому, Среднее Поднепровье на раннем этапе в сферу торговых интересов купцов торговой магистрали не входило.

Путь по Оке проходил по вятичским землям. На территории вятичей обнаружено 19 монетных кладов IX в. [15. С. 276], происхождение которых обычно связывают с функционированием пути от Болгар (Сувара) по Волге, Оке и Десне к Киеву [16. С. 90–97; 17. С. 189–196; 18. С. 174], т.е. фактически с функционированием днепровского пути, а не пути «из варяг в арабы».

Однако археологические данные не позволяют однозначно сделать подобный вывод.

В настоящее время наиболее обширные сведения о торговом пути «из варяг в арабы», его населении и пунктах исследователи находят в трудах восточных географов. Вот уже более полутора сотен лет они с благодарностью обращаются к письменным источникам восточного происхождения.

Эти сочинения являют собой ценный источник порой не только уникальных, но и неоднозначных сведений о международной торговле, о населении Восточно-Европейской равнины и событиях, с ними связанных. Благодаря сообщениям арабских путешественников стало известно о существовании средневековых городов и поселений, о названиях племен и местностей, маршрутах торговых путей, некоторых сторонах хозяйственной и религиозной жизни населения этого региона.

К сожалению, не все факты, приведенные в сочинениях арабских географов и связанные с Восточной Европой, могут быть сейчас уверенно интерпретированы. Немалую путаницу вносят незначительные на первый взгляд разночтения при переводах разными исследователями одних и тех же отрывков. Но, несмотря на ряд проблем, эти источники при общем состоянии информации о Волжском торговом пути VII–IX вв. представляют большую ценность.

Лучше всего восточные авторы знали гидрографию Восточной Европы – моря и реки, по которым пролегали основные торговые пути того времени. Особого внимания заслуживают сообщения арабских географов об «отдаленных концах» славянских земель и городе Вантит, ставшем одним из спорных вопросов ранней истории восточных славян.

Итак, арабским географам было известно об «отдаленных концах» славянских земель. Об этом повествуют почти все восточные географы. Важно отметить, что для арабского автора IX в. выражение «отдаленные концы» могло означать не только далекий и почти неведомый северо-запад, но и южные районы славянской земли. Могло оно означать и северо-восточный «конец» славянского мира, что более правдоподобно, так как большей частью в восточных сочинениях говорится, что купцы-русы и славяне прибывали из «отдаленных концов славянских земель» вниз по Волге. На границе леса и степи по рекам для торгового обмена с давних времен должны были возникать поселения. Таковы письменные свидетельства арабских географов о торговых связях с северо-восточным «отдаленным концом» славянских земель, а именно, с племенным союзом вятичей, занимавшим бассейн нижнего и среднего течения реки Оки – правого притока Волги [3. С. 147].

Сообщают арабские путешественники и сведения о государственном образовании вятичей (существует мнение, куда более древнем, чем Киевская Русь) [19]. Тексты из сочинения Ибн Русте «ал-Алак ан-нафиса» и из «Худуд ал-алам» анонимного автора сообщают исследователям о некоем славянском городе Вантит (Вабнит). У Ибн Русте читаем: «И между странами печенегов и славян расстояние в 10 дней пути. В самом начале пределов славянских находится город, называемый

Ва. т (Ва. ит). Путь в эту страну идет по степям (пустыням?) и бездорожным землям через ручьи и дремучие леса. Страна славян – ровная и лесистая, и они в ней живут» [20. С. 294]. И в «Худуд ал-алам»: «Вабнит – первый город на востоке(страны славян), и некоторые из его жителей похожи на русов» [20. С. 296].

В своем сочинении «Зайн ал-ахбар» Гардизи сообщает о городе следующие сведения: «И на крайних пределах славянских есть город, называемый Вантит… И страна славян ровная, изобилует деревьями, и они живут большей частью среди деревьев» [20. С. 296]. Известно, что окские леса славились своей непроходимостью. Так, когда в 1066 г. гордые и непокорные вятичи в очередной раз поднимаются против Киева, на их усмирение идет Владимир Мономах. Однако первые его два похода окончились ничем. Дружина прошла сквозь леса, так и не встретив неприятеля. Арабы дают описание быта славян и природы страны Вантит, которое не оставляет сомнений в отождествлении Вантита и земли вятичей.

Попытки исследователей интерпретировать сведения, сообщаемые арабским автором, и обозначить месторасположение упоминаемого в источниках Вантита (Вабнита) породили широкий спектр мнений. Справедливости ради следует отметить, что ни один автор не говорит конкретно о месторасположении Вантита, ограничиваясь общими сведениями. Вероятно, это свидетельствует о том, что иноземцам путь в Вантит, за редким исключением, был заказан.

Еще в XIX в. А. Я. Гаркави высказался за отождествление города с Киевом [21. С. 264]. А.П. Новосельцев придерживается этой же точки зрения и поясняет, что «сохранившиеся варианты арабского написания этого города вполне могут быть искаженным названием Киева» [20. С. 300]. Следует, однако, помнить, что речь идет о «крае» славянских земель, т.е. о «крайнем» племенном союзе. А город Вабнит – «первый город на востоке (страны славян)». Этого никак нельзя сказать о Киеве – центре полян, – отождествляемом многими (если не большинством) исследователями с Куйабой – городом, «ближайшим к мусульманам» [20. С. 317], но по сравнению с ас-Славийей и ал-Арсанией, а не из всех славянских городов.

Гипотеза об отождествлении Ва . т - Вантит с племенем вятичей была выдвинута Ф. Вестбергом [20. С. 300] и поддержана такими крупными исследователями, как В.Ф. Минорский и Т. Левицкий. Однако А.П. Новосельцеву эта гипотеза кажется неубедительной. Как отмечает исследователь, «весьма странно, что арабские авторы IX в. из всех восточнославянских племен и объединений отметили только едва ли не наиболее отсталое, которое даже русская летопись XII в. считала самым слаборазвитым из всех славянских племен» [20. С. 300]. Действительно, Нестор описывает нравы и обычаи вятичей следующим образом: «Радимичи, вятичи, северяне имели одинаковый обычай: жили в лесах, как звери, ели все нечистое, срамословье было у них пред отцами и снохами; браков не было у них, но были игрища между селами. Сходились на игрища, на плясанья и на все бесовские игрища и тут умыкали себе жен, с которою кто сговаривался; имели по две и по три жены» и так далее. Впрочем, следующая фраза вполне объясняет столь неприязненно-критический тон летописца-монаха: «Этих же обычаев держались кривичи и другие язычники, не зная закона Божья, но сами себе творя закон» [1. С. 14]. Следует помнить, что было это писано не позднее 1110 г., когда в Киевской Руси уже прочно утвердилось православие и церковники с праведным гневом обличали своих сородичей-язычников, погрязших в невежестве. В 1166 г. новгородский архиепископ Илья говорил своим священникам, что «земля наша недавно крещена», и вспоминал, как очевидец, «первых попов». Где-то в это же время «Слово к невеждам о посте» упоминает в ряду нехристианских народов, кроме булгар и половцев, вятичей и словен-новгородцев [22. С. 99]. Таким образом, нет оснований видеть в вятичах дремучий и невежественный народ и отказывать им в уровне культуры, приемлемой для того времени, а также в предприимчивости, которую они не могли не проявить, занимая значимые позиции на пути «из варяг в арабы».

А.П. Новосельцев подчеркивает, что «…во всех текстах ясно указано, что под названием Ва . т и т.д. подразумевается именно город, а не народ и не племя» [20]. И еще: «Источники, дающие довольно разные формы написания этого названия, единодушны в том, что речь идет о городе, а не о племени или народе, территории и т. д. По этому и другим мотивам отождествлять его с землей вятичей, где к тому же в IX в. не было городов, оснований нет» [23].

Впрочем, тот факт, что летописец, не скрывающий своей нелюбви к вятичам и упорно занижающий уровень их развития, не отмечает ни одного города на вятичской территории, совсем не свидетельствует об их отсутствии. А потому не противоречит свидетельствам того, что на земле самого восточного из славянских племен – вятичей – располагался «Вабнит – первый город на востоке (страны славян)» (на востоке, а не на юге, где находится Киев– Куйаба).

Однако А.П. Новосельцев непоследователен. Тот же «Худуд» упоминает и еще один город славян – «Хордаб – большой город и место пребывания царя» [20. С. 296], и исследователь высказывает мнение, что «это название есть не что иное, как искаженное хорват… Возможно, что источник имел в виду славянское племя хорват, упоминаемое в русской летописи. Быть может, существовал и город с таким же названием, бывший в VIII–IX вв. центром прикарпатского объединения славян» [20. С. 300]. К слову сказать, существует мнение, что город Хордаб также принадлежит земле вятичей. Некоторые историки видят центр вятичского государства в древнерусском городе Кордно близ современного села Карники Веневского района и полагают, что именно о нем говорят арабские авторы, именуя Хордабом [24].

В литературе отмечается, что расположение города на окраине славянского ареала свидетельствует о том, что он выполнял оборонительные функции [25. C. 176]. Скорее всего, город Вантит не был какого-либо рода центром и, если он и был пунктом обмена, то незначительным. Но для арабов город играл свою роль – роль первого славянского города на пути «из араб в варяги», и был отмечен теми исключительно предприимчивыми арабами, которые рискнули подняться выше Булгара, несмотря на запрет. Известно, что арабский географ Сихаб эддин ибн Фалдаллах ал-Умари сообщает, что еще в XIV в. «купцы наших стран не забираются дальше города Булгара» [26. C. 52]. Мы знаем, что именно Булгар был одним из источников информации для арабов. Закономерно, на наш взгляд, предположение, что волжские булгары – ближние соседи восточных славян на Волжском торговом пути – обладали куда более обширными знаниями о своих соседях-вятичах и, разумеется, о Волго-Окском междуречье, но, соблюдая «коммерческую тайну», не разглашали их конкурентам. Таким образом, существует вероятность, что сведения о славянском городе Вантит – есть свидетельство прямого получения информации самими же арабскими купцами.

Вопрос об идентификации Вантита до сих пор остается открытым. Что он представлял собой: оборонительное пограничное сооружение, перевалочный пункт, место складирования товара или один из торговых пунктов на пути «из варяг в арабы» – еще предстоит выяснить. Представляется возможным утверждать, что Вантит, удостоенный внимания таких отдаленных народов, как скандинавы и арабы, в период становления и развития международной водной торговой магистрали играл отнюдь не второстепенную роль.

И в завершение следует заметить, что глубина раскрытия того или иного заявленного аспекта проблемы напрямую зависит от состояния источникового и историографического материала, который отличается неоднозначностью и неоднородностью. Нельзя не отметить крайнюю скудость сведений о Вантите в сочинениях восточных географов, которые фактически ограничиваются сообщением о его существовании. Не приводится каких-либо данных о месте расположения пункта. Не говорится о каких-либо особенностях, которые могли бы стать для исследователей подспорьем в идентификации Вантита и его локализации на территории расселения славян. На сегодняшний день для разрешения озвученных задач в распоряжении исследователей имеются лишь косвенные данные по этой проблеме. Однако развитие междисциплинарного подхода окажет существенную поддержку в разысканиях в данном направлении.

Литература

1. Летопись по Лаврентьевскому списку // Лаврентьевская летопись (ПСРЛ). М.: Языки русской культуры, 1997. Т. 1. 496 с.

2. Арциховский А.В. Курганы вятичей. М.: РАНИОН, 1930. 223 с.

3. Седов В.В. Восточные славяне в VI–XIII вв. М.: Наука, 1982. 328 с.

4. Рыбаков Б.А. Мир истории: начальные века русской истории. М.: Молодая гвардия, 1987. 351 с.

5. Коваль В.Ю. Древние славяне на берегах Москвы-реки // <http://www.archeologia.ru>, page 2–3. Дата посещения сайта 08.08.2007.

6. Голубовский П.Г. История Северской земли до половиныXIV столетия. Киев, 1881.

7. Багалей Д.И. История Северской земли. Киев, 1882.

8. Барсов Н.П.Очерки русской исторической географии. Варшава, 1885. C. 77.

9. Шахматов А.А. Южные поселения вятичей // Известия АН. Cер.VI. 1907. №16. C. 720–723.

10. Москаленко А.Н. Городище Титчиха. Из истории древнерусских поселений на Дону. Воронеж, 1965. С. 152–158.

11. Москаленко А.Н. О возникновении древнерусских поселений на Дону // Вопросы истории славян. Воронеж: Изд-во Воронеж. ун-та, 1966. Вып. 2. C. 114–144.

12. Три поездки Ильи Муромца // Былины/ Сост., вступ. ст., обраб. текстов, примеч. и слов. Ю.Г. Круглова. М.: Просвещение, 1985. C. 67–72.

13. Поучение Владимира Мономаха. Древнерусский текст и перевод (Д.С. Лихачева) // Русская литератураXI–XVIII вв. / Редкол.: Г. Беленький, П. Николаев, А. Овчаренко и др.; Сост., вступ. статья, примеч. Л. Дмитриева и Н. Кочетковой. М.: Худож. лит., 1988. C. 49–63.

14. Кирпичников А.Н., Дубов И.В., Лебедев Г.С.Русь и варяги (русско-скандинавские отношения домонгольского времени) // Славяне и скандинавы / Пер. с нем.; Общ. ред. Е.А. Мельниковой. М.: Прогресс, 1986. C.189–300.

15. Никольская Т.Н. Земля вятичей: К истории населения бассейна верхней и средней Оки в IX–XIII вв. М.: Наука, 1981. 296 с.

16. Монгайт А.Л. Рязанская земля. М.: Изд-во АН СССР, 1961. 400 с.

17. Рыбаков Б.А. Путь из Булгара в Киев// Древности Восточной Европы. М.: Наука, 1969. 304 с.

18. Монгайт А.Л. Абу Хамид ал-Гарнати и его путешествие в Русские земли 1150–1153 гг. // История СССР. 1959. №1. С. 169–181.

19. Гаврилов Д. Правда и вымысел Велесовой книги // <http://arustra.narod.ru>. – Дата посещения сайта 01.11.07.

20. Новосельцев А.П. Восточные источники о восточных славянах и РусиVI–IX вв. // Древнерусское государство и его международное значение / Под ред. В.Т. Пашуто, Л.В. Черепнина. М.: Восточная литература, 1965.

21. Гаркави А.Я. Сказания мусульманских писателей о славянах и русских. СПб., 1870. 264 c.

22. Прозоров Л. Времена русских богатырей. По страницам былин вглубь времен. М.: Яуза, Эксмо, 2006. 288 с.

23. Новосельцев А. «Мир истории» или миф истории? // Вопросы истории. 1993. №1. С. 23–32.

24. Вятичи// Информационно-аналитический и энциклопедический портал «Русская Цивилизация» // <www.rustrana.ru>

25. Седов В.В. Племена восточных славян, балты и эсты // Славяне и скандинавы. М.: Прогресс, 1986. С. 175–188.

26. Демин В.Н. Загадки Урала и Сибири(от библейских времен до Екатерины Вели.кой). М.: Вече, 2000. 544 с.

ВЕСТНИК ТОМСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА, 2008, История, №1(2)

Share this post


Link to post
Share on other sites

А. АЛЕКПЕРОВ. К ИНТЕРПРЕТАЦИИ ОДНОГО РАССКАЗА В СООБЩЕНИИ ПЕРСИДСКОГО АНОНИМА "ХУДУД АЛ-АЛЕМ"

Сведения мусульманских историков относительно народов, населяющих районы между Каспийским и Черным морями, и ныне не потеряли своей актуальности. В связи с такой постановкой вопроса нас интересует сообщение о "стране Саклабов" в труде персидского анонима "Худуд Алем" (1). По мнению исследователей, одним из основных источников описания стран вне халифата для автора служила работа Ибн Хордадбеха (2). В свое время Б.Н.Заходер, считая как и многие другие исследователи, саклабов "Худуд ал-Алема" славянами, отметил, что "несмотря на фантастичность повествования о расположении области славян, нельзя все же не отметить его картографический характер" (3).

Автор источника сообщает: "Восток этой страны (саклабов.- А.А.). Внутренняя Булгария и некоторая часть Рус (а. - А.А.). На юге часть моря Гурз и некоторая часть Рума. На западе и на севере - всюду пустыни необитаемых земель Севера... Все у них огнепоклонники... Царь саклабов зовется Бсмут свит... Они владеют двумя городами. Вабнит - первый город на востоке саклабов. Некоторая часть их схожа с русами. Хурдаб - огромный город, где сидит их царь" (4).

Полный перевод этой работы на английский язык был выполнен в 1937 г. В.Ф. Минорским. После смерти Б.Н. Заходера (1898-1960 гг.), в 1967 г. был издан "Каспийский свод сведений о Восточной Европе", являвшийся продолжением "Свода" 1962 г., где исследователем были переведены на русский язык отрывки из мусульманских источников о народах Причерноморья, Поволжья и Прикаспия, в том числе о саклабах и русах. В 1965 г. отрывки о саклабах и русах из "Худуд ал-Алема" и других арабских источников были переведены А.П. Новосельцевым. В рукописи А.Г. Туманского, в переводах В.Ф. Минорского и Б.Н. Заходера море Гурз и часть Рума находятся на юге страны саклабов - "джануб-south". Однако вследствие описки или невнимательности исследователя, у А.П. Новосельцева море Гурз с частью Рума находятся на западе от указанной территории (5). Как известно, позиции Византийской империи в этом районе, т.е. в Крыму, были еще сильны, что подтверждается рассказом из "Повести временных лет" (далее ПВЛ. - А.А.) о Корсунской стране договора 945 г. (6). По нашему источнику "пустыни необитаемых земель Севера" находятся на "западе и на севере". А в переводе А.П. Новосельцева "пустыни необитаемых земель Севера" оказались на западе и востоке (7).

Автор сообщения пишет, что на востоке от страны саклабов располагается "Внутренняя Булгария". Вообще характерно, что в сичинении булгары упоминаются несколько раз и под различными наименованиями на расстоянии с запада Причерноморья вплоть до Волги. В параграф 51 автор "Худуд ал-Алема" упоминает о народе "б.р.т.с.". Из источника явствует, что здесь говорится о булгарах. В рассказе об этих племенах аноним упоминает их как мусульманкские, а также отмечает, что они разделены на три рода, один из которых назывался "б.лкар" (8). По замечанию исследователей, автор "Худуд ал-Алема" был знаком с различными работами своих предшественников, среди которых мог быть и Ибн Рустэ (9). Ибн Рустэ (писал с 903 г.) - А.А.), рассказывая о булгарах, отмечает, что они "трех родов" (10). Из его же сочинения мы узнаем, что один из родов булгар назывался "б.лкар": "Б. лкар, граничащий со страной Буртас. Они живут на краю реки, которая впадает в море Хазар и называется Итиль. Они (расположены. - А.А.) между хазарами и саклабами. Их царь зовется Алмуш" (11). По утверждению А.П.Ковалевского ислам в момент написания работы Ибн Рустэ был принят кучкой знати во главе с их царем (12). Собственно о буртасах автор "Худуд ал-Алема" рассказывает, что на востоке этих племен находится река Итиль, на юге - Хазария, на западе - страна "В.н.н.д.р.", а на севере тюркские печенеги (13). Буртасов в тот район, где их располагает автор "Худуд ал-Алема", помещают так же ал-Мас'уди и Ибн Хаукаль (14). Разница в рассказах ал-Мас'уди и Ибн Хаукаля состоит в том, что первый считает их тюрками, в то время как другой отделяет буртасов от тюрок, отмечая, что у них язык другой.

В параграф 53 автор рассказывает о народе "В.н.н.д.р." описывая который, он сообщает, что на востоке от него расселены буртасы, на западе горы, на юге - хазары, на севере - мадьяры. Население этой страны - мусульмане и кафиры. Автор упоминает два их города - Булгар, который располагался на берегу Итиль, и Сувар, расположенный недалеко от первого (15).

Для определения места расположения "страны Саклабов", упоминаемой автором "Худуд ал-Алема", необходимо разобраться - кто были эти "внутренние булгары"? По утверждению Ф.Вестберга "внутренних булгар" надо идентифицировать с черными булгарами, упомянутыми Константином Багрянородным (16). И.Маркварт считал указанные племена булгарами, проживавшими в районе Меотиды (17). В.Ф.Минорский указывал, что автор "Худуд ал-Алема", рассказывая о булгарах, пользовался данными различных источников (18). Такого же мнения и А.П.Новосельцев. Но выводы этого исследователя противоречат сообщению источника. Он пишет, что рассказ о "внутренних булгарах" (булгари андаруни) относится к дунайским булгарам отмечая, что "наш автор имел, по крайней мере, три варианта рассказа об этой стране, не представляя, что это одно и то же" (19).

Необходимо подчеркнуть, что автором сообщения отличались дунайские саклабы и их соседи - бурджаны и булгары - от саклабов и булгар, проживающих на севере Причерноморья: "Саклабы-христиане (ас-сакалиба ал-мутанассира) - провинция Рума (выделено нами. - А.А.). В ней живут саклабы, ставшие христианами. Они платят харадж царю Рума... Булгары - название людей, проживающих на горе Булгар на северо-западе от Рума" (20). Информатор нашего автора Ибн Хордадбех, рассказывая о провинциях Рума, одной из которых была Македония, пишет: "Третья провинция - Макадунийа. Ее границы: на востоке стена.., на западе страна ас-сакалиба; на севере - бурджан..." (21). Булгар, бурджан, бургаз - формы написания названий булгарских племен в мусульманских источниках (22).

В интересующем нас рассказе говорится о "стране" саклабов, а не о провинции Рума, т.е. наш автор посвящает "стране Саклабов" отдельный рассказ. Далее, автор "Худуд ал-алема" помещает Внутреннюю Булгарию не на западе от страны саклабов, как это делает А.П.Новосельцев, а не востоке от нее. Другой арабский историк, писавший чуть ранее нашего автора, Ибн Хаукаль, также различал дунайских, волжских и внутренних булгар: "ва би-булгар ад-дахил насара ва муслимуна" (у внутренних булгар - христиане и мусульмане") (23), где арабское "дахил" идентично персидскому "андарун". Примечателен в данном случае рассказ готского историка Иордана, жившего на четыреста лет ранее нашего автора (VI в.н.э.). Рассказывая о Скифии, готский историк пишет, что на юге от акациров, над Понтийским морем (выделено нами.- А.А.) - места расселения булгар (24). Одним из пунктов договора византийцев с киевским князем Игорем, заключенного в 945 г., было предостережением от нападения черных булгар, угрожавших имперским владениям в Крыму и проживавших в Причерноморье (25).

Комментируя рассказ "Худуд ал-Алема" о расположении страны саклабов, хотелось бы обратить внимание и на сообщение источника об их городах, что также имеет немаловажное значение. Как показывают археологические исследования, славянские поселения появляются в районе Причерноморья только после похода Святослава на Саркел в 965 г., а в Приазовье - к концу X в (26). Анализируя рассказ источника о городах, первым из которых является Вабнит (у Ибн Рустэ по изданию де Гуе - ) (27), можно увидеть что по данному вопросу существует несколько точек зрения. Д.А.Хвольсон в свое время предложил отождествить этот город с Краковым (28). Возражая ему и сопоставляя рукописи, А.Я.Гаркави пришел к выводу, что под Вабнитом (Вантитом арабских историков) необходимо подразумевать Киев, так как этот город "известен другим арабским географам X века; о Кракове же до XII века (у Идриси) у них и помину нет" (29). Эта разработка в дальнейшем была поддержана А.П.Новосельцевым (30). По мнению Т.М. Калининой, город "Ва-и / В.н-тит, В-б-нит", названный авторами "школы Джайхани" в славьянских землях, не следует связывать с землями Девнерусского государства. Она же отмечает: "Вероятнее предположить, что он находился в землях прибалтийских славян" (31). Существует и другая точка зрения, в свое время выдвинутая Ф.Вестбергом и поддержанная В.Ф.Минорским и Т.Левицким. По утверждению этих исследователей под Вабнитом (Вантитом мусульманских источников) необходимо подразумевать восточнославянское племея вятичей (32). Эта точка зрения была подвергнута критике. А.П.Новосельцевым, справедливо указавшем, что в мусульманских источниках, в частности у Ибн Рустэ, автора "Худуд ал-Алема", у Гардизи говорится о городе, но не о народе и о племени (33). В рассказе мусульманского историка говорится о причерноморском расположении "страны" саклабов. А как показывает анализ ПВЛ и археологические раскопки, проведенные исследователями, вятичи в интересующее нас время так далеко на юг пробраться не могли. Однако мы не можем согласиться и с выводами А.П.Новосельцева, который, как и А.Я.Гаркави, под Вабнитом (Вантитом) подразумевал Киев. Несколько ниже А.П.Новосельцев с Киевом уже идентифицирует Куябу - город русов в восточных источниках. Из рассказа видно, что город Вабнит был расположен в восточной части страны саклабов, по соседству с причерноморскими булгарами. Во-вторых, в рассказе о русах, т.е. в главе, которая следует сразу же после упоминания о саклабах, автор "Худуд ал-Алема" сообщает об их городе Куябе, что также идентифицируется исследователями с Киевом. Невозможно, чтобы арабы использовали два совершенно различных названия к одному и тому же городу, когда сами же располагали их в совершенно различных областях.

Вторым городом саклабов в исследуемом нами источнике является город Хураб. Как и первый город, исследователи располагают его в разных областях интересующего нас региона (34). Интерес представляют в этом аспекте выводы А.П.Новосельцева. Сопоставив варианты написания этого города у Ибн Рустэ, автора "Худуд ал-Алема", Гардизи и Марвази, исследователь приходит к выводу, что город мусульманских источников есть ни что иное, как искаженное название Хорват славянского племени. И, далее исследователь с осторожностью отмечает, что "быть может (? - А.А.) существовал и город с таким же названием, бывший в VIII-IX вв. центром прикарпатского объединения славян" (35). До А.П.Новосельцева эта мысль была высказана А.Я.Гаркави (36). Несколько ранее, разбирая сообщение "Худуд ал-Алема" о городе Вабнит (Вантит), мы отметили, что А.П.Новосельцев подверг критике и выразил свое несогласие с Ф. Вестбергом и его последователями в том, что в источнике говорится о городе, но не о народе и о племени. В данном случае такую же неточность допускает и А.П. Новосельцев. Именно, в источнике говорится о городе Хурдаб, где сидит царь, но не о народе и племени. Собственно о хорватах автор "Худуд ал-Алема", также как и Ибн Рустэ, ничего не сообщает. Автору нашего источника, как было показано ранее, известно, что на западе от страны саклабов необитаемые земли "Севера".

В разрешении этого вопроса нам поможет определение места расположения этого города. В этом отношении немалый интерес представляет рассказ "Худуд ал-Алема" о реке Рута. Из рассказа видно, что она течет с гор, расположенных между печенегами, мадьярами и русами. Затем она из пределов рус (ов. - А.А.) течет к саклабам, достигая города Хурдаб, орошая их поля и луга (37). Прежде всего необходимо обратить внимание на то, о каких печенегах говорится в ичтонике при описании реки Рута? Печенеги здесь упоминаются дважды - в главе о тюркских печенегах, которые проживали на западе от гузов и на севере от буртасов, а также в главе о хазарских печенегах, на востоке от которых хазарские горы, на юге - аланы, на западе - море Гурз, на севере - Мирват (38). Так вот через земли тюркских печенегов, проживающих на севере от буртасов по изложению "Худуд ал-Алема" протекает Рута. В.Ф.Минорский отождествляет реку Рута с Окой (39). А.П.Новосельцев считает "Рута" искажением двух названий - Дона и Дунай (40). В источнике говорится о южном направлении течения реки и, исходя из контекста, указанную реку можно считать Доном. Отождествлять ее с другими реками не представляется возможным.

Рассказывая о городе саклабов Хурдабе, автор упоминает о горной цепи, опоясывающей город. По мнению А.П.Новосельцева под горной системой, опоясывающей город, необходимо подразумевать Карпаты (41). Но как мы заметили ранее, по данным источника "запад" и "север" от страны саклабов были необитаемы. Автор источника, так или иначе связанного с работой Ибн Хордадбеха, в основе которой лежали данные Птолемея, начинает описание горной цепи, опоясывающей Хурдаб, из пределов Сирии. Описывая дальнейшее расположение хребта, проходящего через пределы Армении, Аррана, Сарира, Хазара, автор отмечает, что с границ Алана горная цепь растягивается на север в конец земли хазар. После этого горная цепь, продвигаясь поперек земли хазарских печенегов, отделяет урус (ов. - А.А.) от внутренних булгар и, проходя по северным районам и окаймляя город Хурдаб, протягивается в конец земли саклабов и там останавливается (42). В этом случае представляет интерес рассказ более раннего по времени историка Иордана, также использовавшего данные Птолемея. Сопоставление рассказа о горной цепи, известной у Иордана как "Кавказские", с сообщением "Худуд ал-Алема" показывает, что они рознятся в незначительных деталях. Иордан пишет, что Кавказский хребет поднимается от "Индийского моря", далее он отмечает, что указанная горная цепь сворачивает, изогнувшись углом, в Сирию, затем, сворачивая на север, проходит до Рифейнских гор. Оттуда, составляя предел для скифских племен, она спускается до Понта, а затем сплошными холмами примыкает к течению реки Истра. Рассеченная этой рекой, она в Скифии называется Тавром (43). Что касается Карпат, то Иордан пишет: "...Клавдий Птолемей... говорит, что на просторах Северного Океана расположен большой остров по имени Скандза (Скандинавский п-ов. - А.А.). Скандза лежит против реки Вистулы (Вислы. - А.А.), которая родившись в Сарматских горах (Карпатах. - А.А.), впадает в Северный Океан" (44). А для перса-анонима эти земли неизвестны. Сопоставление рассказов Иордана и автора "Худуд ал-Алема" о горной цепи, восходящих к одному и тому же началу, показывает, что персидский историк под горами которые окаймляли Хурдаб, подразумевал Тавр. Это же подтверждается и самим анонимом, который подчеркивал, что горная цепь проходит по земле хазарских печенегов, разделяя урус (ов. - А.А.) ОТ ВНУТРЕННИХ БУЛГАР, КОторых он помещает на востоке от страны саклабов в Причерноморье.

Византийский историк Феофан в работе "Хронография" под 527/528 гг. сообщает, что в тот год, в правление императора Юстиниана, к нему пришел Горда - царь гуннов, живущих поблизости от Босфора, стал христианином и был просветлен (45). Д.И.Иловайский полагает, что гунны, упомянутые под 527/528 гг., были утигурами, в то же время он считает их славянами (46). Ф. Альтхайм считал их крымскими гуннами (47). По Д.Моравчику - это оногуры, проживающие в районе Меотиды (48). Как считает П. Мутафчиев, в Константинополе был крещен вождь кутигуров (49). Интерес представляет этимология имени гуннского правителя, которую предлагают исследователи. Д. Моравчик предлагает тюркско-венгерскую этимологию "Ovurda" - "друг огуров" и тюркскую от "Qurt" - "волк" (50). Не отвергая этимологии Д.Моравчика, Ф.Альтхайм приводит среднеперсидскую этимологию интересующего нас слова - "qurd" - "герой" (51).

После распада в VII в. первого тюркского каганата, на западной периферии его возникают два новых государственных образования - Хазария и Прикаспии и Великая Булгария в Приазовье (52). Великая Булгария существовала недолго, однако оказала огромное влияние на этническое самосознание населения, входившего в ее состав. И после ее распада большинство населения продолжало называть себя булгарами. Последним хаганом этого каганата был Кубрат. Существует несколько версий этимологии этого имени: 1. "qurt" - "волк, через первоначальную "quwurt"; 2. "qut" - счастье +"berdi" он дал - > qut berdi; 3. "qobrat qubrat" - собирать, объединять, "> qobrat" - повелительная форма "собери, объедини" (53). Последней версии придерживается И.Бенцинг (54). В "Именнике" (списке древних булгарских царей, который приводится и И.Бенцингом (55). - А.А.) имя хана Кубрата зафиксировано как "Курт/Коурт" (56). Известно, что "курт/горд" - "волк" был одним из почитаемых тюрками тотемов. И вполне возможно, что в названии города "Хурдаб" нашло отражение именно это слово.

Исходя из всего изложенного, нам представляется возможным считать, что рассказ "Худуд ал-Алема" о "стране" саклабов Причерноморья относится к булгарам, проживавшим в этом районе с начала нашей эры. Ареал распространения этнонима "саклаб" у ранних мусульманских историков в интересующем нас регионе довольно широк. Ал-Мас'уди ставит знак равенства между саклабами и булгарами (57). Уже Ибн Фадлан, посетивший в начале X в. волжских булгар, называет их правителя "царем саклабов" (58). Эти утверждения арабских историков и географов нельзя считать плодом их фантазии, так как в основе их данных лежали реальные факты, подтверждающие, что саклабы арабских авторов были булгарами (у ал-Йакуби, Ибн Хордадбеха, Ибн ал-Факиха, Истахри, Ибн Хаукаля и др.).

Города саклабов, находившиеся где-то в прибрежных районах Причерноморья, соответственно "Худуд ал-Алему", не приходится идентифицировать ни с Киевом, ни с Краковом, не говоря уже о хорватах и вятичах, а также о землях прибалтийских славян. Поэтому мы не уверены в правоте тех исследователей, которые в царе саклабов, обозначенном у Ибн Рустэ как "С.в.й.й.т м.л.к.", предпочитают видеть моравского князя Святополка на основе конъектуры "м.л.к" в "ю.л.к" (59). Задолго до появления в Средней Азии арабов, на монете, чеканенной во II в.н.э. правителем Хорезма Арсамухом I, армейским письмом зафиксирован титул - "MLK" (60). Хорезм же сыграл немаловажную роль как во внутренней, так и во внешней политике Хазарии, оставившей глубокий след в судьбе многих народов интересующего нас региона.

ЛИТЕРАТУРА

1. Hudud al-Alam. The Regions of the World. Tr. and expl. by V.Minorsky. - London, 1937, pp. 158-159 (далее В.Ф.Минорский. худуд).

2. Крачковский И.Ю. Арабская географическая литература. Избр. соч. - Л., 1957, т. IV, с. 226.

3. Заходер Б.Н. Каспийский свод сведений о Восточной Европе. - М., 1967. с. 126.

4. Минорский В.Ф. Худуд, с. 158.

5. Худуд ал-Алем. Рукопись А.Г.Туманского. л. 37- б; Минорский В.Ф. Худуд. с. 158-159; Заходер Б.Н. Каспийский свод... с. 3, 75-126; Новосельцев А.П. Восточные источники о восточных славянах и Руси VI-IX вв. В кн.: Древнерусское государство и его международное значение". - М., 1965, с. 389.

6. ПВЛ. - М., 1950, ч. I, с. 37.

7. Минорский В.Ф. Худуд, с. 158; Новосельцев А.П. Восточные источники..., с. 389.

8. Минорский В.Ф. Худуд, с. 162, 460, 461.

9. Крачковский И.Ю. Арабская географическая литература. с. 226; Новосельцев А.П. Хазарское государство и его роль в истории Восточной Европы и Кавказа. - М., 1990, с. 20.

10. Ибн Рустэ. Китаб ал-А'лак ан-нафиса./Изд. М. де Гуе. - BGA, VII. - Лейден 1967, с. 141.

11. Там же.

12. Ковалевский А.П. Книга Ахмада Ибн Фадлана о его путешествии на Волгу в 921-922 гг. - Харьков, 1956, с. " 103-104.

13. Минорский В.Ф. Худуд, с. 162, 453.

14. Al-Macoudi. Les prairies d'or/Изд.Б. де Мейнара. - Париж, 1863, т. II. с. 14-15; Ибн Хаукаль. "Китаб сурат лаа-рд"./Изд. М. де Гуе. - BGA, II - Лейден, 1967. с. 396.

15. Минорский В.Ф. Худуд, сч. 162, 456.

16. Вестберг Ф. К анализу восточных источников о Восточной Европе. - ЖМНП, февраль-март 1908, с. 387-389.

17. Marquart J. Osteuropaishe und ostasiatische streufzuge. Leipzig. 1903. s. 503, 517-519.

18. Минорский В.Ф. Худуд, с. 438-440.

19. Новосельцев А.П. "Худуд ал-Алем" как источник о странах Восточной Европы. - История СССР, 1986, № 5, с. 98.

20. Минорский В.Ф. Худуд, с. 157, 158.

21. Ибн Хордадбех Китаб ал-масалик ва-л мамалик /Изд. М. де Гуе. VI. Лейден, 1967, с. 105; Ибн Хордадбех. Книга путей и стран/Изд. и перев. Н.Велиханлы. -Баку, 1986, с. 98.

22. Минорский В.Ф. Худуд, с. 157, 158; Минорский В.Ф. История Ширвана и Дербенда. - М., 1963, с. 253.

23. Ибн Хаукаль. Китаб сурат ал-ард, с. 396-397.

24. Иордан. О происхождении и деянии гетов. - М., 1960, с. 71-72.

25. ПВЛ, ч. 1, с. 231.

26. Советская историография Киевской Руси. - Л., 1978, с. 195-197.

27. Ибн Рустэ. Китаб ал-А'лак... с. 143.

28. Хвольсон Д.А. Известия о хазарах, буртасах, болгарах, мадьярах, славянах и русах Абу Али Ахмеда бен Омар Ибн Даста. - СПб., 1869, с. 125.

29. Гаркави А.Я. Сказания мусульманских писателей о славянах и русских (с половины VII в. до конца X в. по Р.Х.). - СПб, 1870, с. 264.

30. Новосельцев А.П. Восточные источники..., с. 394.

31. Калинина Т.М. Древняя Русь и страны Востока в X в. (средневековые арабо-пресидские источники о Руси) - АКД, 1976, стр. 17.

32. Westberg F. Beitrage zur klarung orientalischer qullen uber Osteurope. Belleten de' Acedeme imperiale des sciens de St. Peterburg. XI. SPb. 1899. s. 213. Минорский В.Ф. История... с. 147; Lewicki T. Znajomosi krajow i Ludow Europy u pizarzy axabskich IX i X w./Slavia Antique. - Waarszawa; Poznan. 1961, t. 8, str. 101.

33. Новосельцев А.П. Восточные источники... с. 394.

34. Минорский В.Ф. Худуд, с. 430; Рыбаков Б.А. Новая концепция предыстории Киевской Руси (тезисы). - История СССР, 1981, №2, с. 52.

35. Новосельцев А.П. Восточные источники... с. 394.

36. Гаркави А.Я. Сказания... с. 266.

37. Минорский В.Ф. Худуд, с. 75.

38. Минорский В.Ф. Худуд, с.101, 160, 440-442.

39. Минорский В.Ф. Худуд, с.75, 217.

40. Новосельцев А.П. Хазарское государство... с. 19.

41. Новосельцев А.П. Восточные источники... с. 371.

42. Минорский В.Ф. Худуд, с. 67.

43. Иордан. О происхождении... с. 71.

44. Иордан. О происхождении... с. 68, 191.

45. Чичуров И.С. Византийские исторические сочинения. - М., 1980, с. 51; Иловайский Д.И. Болгаре и Русь на Азвском Поморье. - ЖМНП, январь, СПб, 1875, ч. 177, с. 97.

46. Иловайский Д.И. Болгаре и Русь... с. 97.

47. Altheim F. Geschichte (der Hunnen). - Berlin, 1959, 1960, II, s. 20.

48. Moravesik D. Bizantium and Madyars. - Budapest, 1970, p. 41.

49. Мутафчиев П. История на Българская народ (681-1323). - София, 1986, с. 111.

50. Moravesik D. Bizantinoturcica. - Berlin, 1958, II, s. 114.

51. Альтхайм Ф. - Указ. соч., с. 20.

52. Артамонов М.И. История хазар. - Л., 1962, с. 133.

53. Баскаков Н.А. Тюркская лексика в "Слове о полку Игореве". - М., 1985, с. 46.

54. Бенцинг И. Языки гуннов, дунайских и волжских булгар. В сб.: Зарубежная тюркология, вып. 1. - М., 1986, с. 14.

55. Бенцинг И. Языки гуннов... с. 14-15.

56. Тихомиров М.Н. Исторические связи России со славянскими странами и Византией. - М., 1969, с. 277-284.

57. Ал-Мас'уди. Китаб ат-танбих ва-лишраф /Изд. М. де Гуе. - Лейден, 1967, с. 140-141.

58. Ковалевский А.П. Книга Ахмада Ибн Фадлана... с. 345, л. 196-б., строчка 18.

59. Ибн Рустэ. Китаб ал-а'лак..., стр. 143-144; Хвольсон Д.А. Известия о хазарах... стр. 139; Заходер Б.Н. Каспийский свод сведений..., с. 134-135.

60. Толстов С.П. По следам древнехорезмийской цивилизации. - М., - Л., 1948, с. 161-162.

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

Д.В. Смокотина

ВАНТИТ– ГОРОД ВЯТИЧЕЙ

...

Ареал вятичей русские летописи связывают с Окой. Повесть временных лет отмечает: «…а Вятъко седе съ родомъ своимъ по Оце, от него же прозвашася вятичи» [1. С. 11]. Таким образом, судя по летописи, территория расселения вятичей охватывала бассейны верхнего и среднего течения Оки. Наиболее аргументированную и подробную картину вятичского расселения дают лишь археологические материалы. Из найденных вещей этнически определяющими являются только семилопастные кольца [2. С. 110]. Таким образом, пределы вятичского племенного региона вырисовываются следующим образом.

Западная граница вятичского ареала сначала шла по водоразделу Оки и Десны. В бассейнах Жиздры и Угры выделяется пограничная полоса, где вятичские курганы сосуществовали с кривичскими. Далее вятичская граница поднималась на север до верховьев Москвы-реки, а потом поворачивала на восток по направлению к верховьям Клязьмы. Правобережье Москвы-реки целиком принадлежало вятичам. Вятичи заходили и на левый берег этой реки, но здесь вместе с вятичскими курганами встречаются и кривичские. Примерно около впадения Учи в Клязьму вятичская граница поворачивала на юго-восток и шла сначала по левобережью Москвы-реки, а потом – Оки. Бассейн верхнего течения Оки целиком был вятичским.

В.В. Седов сделал предположение, что первые группы славян переселились в Волго-Окское междуречье еще в V–VIII вв. [3. С. 148]. На сегодняшний день к VI–VIII вв. специалисты относят первую волну славянской колонизации, когда на территории, занятой финно-угорско-балтским населением, стали проживать славяне. Б.А. Рыбаков на страницах своих сочинений, в том числе и «Мира истории», говорит о племенном союзе вятичей, существовавшем, по его словам, одновременно с «суперсоюзом Русь» [4. С. 69]. А поскольку о Руси академик пишет, по крайней мере, с V–VI вв., надо полагать, в этой фразе заложена такая же хронология вятичского союза. Ю.В. Коваль отмечает, что «первая волна» славянского переселения почти не оставила после себя следов. Она разбилась о безбрежные просторы лесов и рек, смешалась с местным неславянским населением и – исчезла. Новое переселение славян в этот край относят к началу XI в. [5].

...

Вообще, следует отметить, что вятичи, их быт и нравы оставались для летописца terra incognita. До последней четверти XI в. летописи не называют ни одного города в земле вятичей. Автор Повести временных лет не может объяснить читателю, почему вятичи «прозвашася» именно так, а не иначе, а потому пишет по этому поводу: «А Вятко седе с родом своим по Оце, от него прозвашася вятичи» [1. С. 11]. И все же вятичи получили от киевского летописца весьма нелестную характеристику: «яко звери, ядуще все нечисто» [1. С. 13].

Судя по летописным данным, земля вятичей в VIII–XI вв. была целостной восточнославянской территорией. Длительное время вятичи сохраняли свою самостоятельность и обособленность. В 882 г. князь Олег объединил ряд земель во главе с Киевом, создав, таким образом, объединенное Древнерусское государство. Свободолюбивое и воинственное племя вятичей долго и упорно отстаивало независимость от Киева. В том же IX в., согласно Повести временных лет, вятичи платили дань Хазарскому каганату, обеспечивая, таким образом, своего рода поддержку в борьбе с Киевом. Его подданными они продолжали оставаться и в Х в. Освободил их от этой зависимости Святослав. О воинственности вятичей говорится и в былинах об Илье Муромце, в которых переезд богатыря из Мурома в Киев дорогою «прямоезжею» через вятичскую территорию считается одним из его богатырских подвигов [12. С. 67]. С гордостью, как об особом подвиге, говорит о своих походах в эту землю и Владимир Мономах в своем«Поучении», относящемся к концу XI в. [13. С. 54].

...

Сообщают арабские путешественники и сведения о государственном образовании вятичей (существует мнение, куда более древнем, чем Киевская Русь) [19]. Тексты из сочинения Ибн Русте «ал-Алак ан-нафиса» и из «Худуд ал-алам» анонимного автора сообщают исследователям о некоем славянском городе Вантит (Вабнит). У Ибн Русте читаем: «И между странами печенегов и славян расстояние в 10 дней пути. В самом начале пределов славянских находится город, называемый

Ва. т (Ва. ит). Путь в эту страну идет по степям (пустыням?) и бездорожным землям через ручьи и дремучие леса. Страна славян – ровная и лесистая, и они в ней живут» [20. С. 294]. И в «Худуд ал-алам»: «Вабнит – первый город на востоке(страны славян), и некоторые из его жителей похожи на русов» [20. С. 296].

...

ВЕСТНИК ТОМСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА, 2008, История, №1(2)

Русский летописец характеризует народ вятичей, как пришлый с запада - "от ляхов".

... Радимичи бо и вятичи от ляховъ. Бяста бо 2 брата в лясѣх - Радим, а другий Вятко, и пришедъша сѣдоста Радим на Съжю, и прозвашася радимичи, а Вятъко сѣде съ родом своим по Оцѣ, от него прозвашася вятичи.

ПВЛ по Лаврентьевскому списку

И сообщает интересные подробности об их погребальном обряде:

И аще кто умряше, творяху тризну надъ нимъ, и по сем творяху кладу велику, и възложаху и на кладу, мертвеца сожьжаху, и посем собравше кости вложаху в судину малу, и поставляху на столпѣ на путех, еже творять вятичи и нынѣ.

ПВЛ по Лаврентьевскому списку

А вот интересная подробность о распространении этого обычая среди поморских славян из датского Хедебю:

Здесь же возникает ещё один славянский могильник, из квадратных в плане курганов с деревянными оградами или четырьмя небольшими ровиками, ограничивающими основание насыпи, и урной с останками сожжения, поставленной на вершину насыпи или установленный рядом с нею на столб. Этот обряд, засвидетельствованный также на Рюгене и в других западнославянских землях, поразительно точно соответствует описанию "Повести временных лет", согласно которой славяне-язычники хоронили мертвых "собравше кости вложаху в судину малу, и поставляху на столпя на путехъ" (ПВЛ 1926: 13) По рассчетам Стойера из 2500 могил этого времени 1000 принадлежит саксам, 1000 данам и 500 - славянам.

Г. С. Лебедев

ЭПОХА ВИКИНГОВ в Северной Европе и на Руси

(стр. 238)

А что если Ва. т (Ва. ит) или Вабнит - это всего лишь искаженная передача распространенного в раннем Средневековье славянского экзоэтнонима анты (венды)? И не более того?

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

Свяиемлк это скорее всего Святополк, а Вбнит это Велеград.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Свяиемлк это скорее всего Святополк, а Вбнит это Велеград.

Вам удалось разыскать летописное упоминание Велеграда в IX веке? Поздравляю! ;)

Где был центр Моравского государства? Определенного указания по этому поводу исторические документы не дают. Историки полагали, что таким центром был или высокий Девин, у Дуная, недалеко от Братиславы, или Нитра. В последнее время получили некоторое подтверждение средневековые упоминания о Велеграде. Такое упоминание идет от XIII в. Недавние раскопки обнаружили недалеко от Угорского Градишта, в его предместье (Stare Mesto - "Старый Город"), следы крепости и многочисленного населения, которое вело оживленную торговлю с Византией. Может быть, тут-то и была urbs antiqua Rastici ("старый город Растица" - Ростислава), упоминаемая в Фульских анналах в 871 г.

А. М. Селищев

Старославянский язык

часть первая

1951

стр. 9

http://svitoc.ru/index.php?app=downloads&showfile=133

Share this post


Link to post
Share on other sites

а Вантит не мог быть Маяцким городищем в среднем течении Дона неподалёку от нынешнего Воронежа?

коли вятичи жили по Дону, а потом были вытеснены - а вытеснить их могли только хазары и по тому же поводу для контроля окского торгового пути - то почему хазары не могли заменить вятичей в Маяцком городище или поставить своё Маяцкое городище неподалёку от Вантита?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Еще подробность.

в Ответном письме кагана Иосифа 962 год он прямо говорит о В-н-н-тит как о вятичах:

"Ты  еще  настойчиво  спрашивал меня  касательно  моей страны  и  каково

протяжение моего владения. Я тебе сообщаю, что живу  у реки, по имени Итиль,

в конце реки [примыкающей к морю] Г-р-гана  [море  Гирканское - Каспийское].

Начало [этой] реки обращено к востоку на протяжении 4 месяцев пути. У [этой]

реки  расположены  многочисленные  народы  в  селах  и городах,  некоторые в

открытых местностях, а другие в укрепленных [стенами]  городах. Вот их имена

Бур-т-с  [буртасы],  Бул-г-р  [булгары],  С-вар   [сувары],  Арису,  Ц-р-мис

[черемисы], В-н-н-тит  [вятичи?], 

С-в-р [северяне?],  С-л-виюн  [славяне?].

Каждый народ не поддается [точному]  расследованию и  им нет  числа. Все они

мне  служат и платят дань."

 

Понять это можно так: В-н-н-тит - это просто город вятичей.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Новосельцев А. П. Хазария в системе международных отношений VII-IX веков // Вопросы истории. - 1987. - № 2. - С. 20-32.

"Для уяснения вопроса целесообразно обратиться к письму хазарского царя Иосифа испано-арабскому сановнику Хасдаю ибн Шафруту. Документ этот датируется 50-ми годами X в., т. е. кануном падения Хазарии. Отвечая на запрос испанского корреспондента, Иосиф касался и древнейшей истории хазар. Знал он ее по преданиям, но сомневаться в том, что из памяти народа не исчезла общая канва событий, связанных с приобретением им самостоятельности, оснований нет. Хазарский правитель рассказывает, что его предки были малочисленны, а страну (будущее Хазарское царство) занимали некие вннтр, которых хазары победили и прогнали на запад, к р. Дуна, вблизи Константинополя. Вннтр - несомненно булгары, которые бежали от хазар, о чем свидетельствуют и другие источники (Михаил Сириец, Армянская география, Феофан, Никифор и: др.). Точную дату этого события установить трудно; вероятнее всего, это 50 - 60-е годы VII в.: именно тогда хазары не только отказались признавать власть хакана западных тюрок, но и доставили под свой контроль южнорусские степи".

Share this post


Link to post
Share on other sites
В 25.12.2015в17:14, Кульпин Александр сказал:

а Вантит не мог быть Маяцким городищем в среднем течении Дона неподалёку от нынешнего Воронежа?

Совсем не обязательно. Это могло быть, так называемое, Супрутское городище. Расположено у д. Супруты Щекинского района Тульской области, на правом берегу реки Упы (приток Оки). Хорошо исследовано археологами. Около 920-х годов подверглось тотальному погрому. Всё славянское население (вятичи?) было уничтожено.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0