Sign in to follow this  
Followers 0
Saygo

Иванов В. А. Из истории документирования персональных данных государственных служащих в имперской России

1 post in this topic

В современной России регламентация работы с системами персональных данных, т.е. информацией о конкретном работнике, необходимой работодателю в связи с трудовыми отношениями, является одной из первоочередных задач каждой организации и учреждения. Практика сбора, обработки, оформления и использования персональной информации о государственных служащих имеет свои исторические корни. Огромный опыт в этом направлении, который может быть полезен и в наши дни, был накоплен еще в Российской империи второй половины XVIII – начала XX в.

Растущая бюрократизация правительственного аппарата абсолютной монархии, расширение и усложнение его управленческих и делопроизводственных функций постоянно требовали увеличения контингента служащих, что, в свою очередь, вызвало необходимость установления строгой системы учета и контроля за их деятельностью и привело к появлению разных по форме, назначению, объему и составу информации документов.

Основной разновидностью служебной документации в имперской России, аккумулирующей сведения о персональном составе служащих всех гражданских ведомств, а также лиц, служивших по выборам в органах дворянского, земского и городского самоуправления и приравненных к ним, состоявших на государственной службе многочисленных групп интеллигенции (врачи, учителя, ученые, артисты, инженеры, преподаватели и т. д.) стал формулярный (послужной) список о службе и достоинстве. Формуляр послужного списка, предназначенный для документирования персональных данных о государственных служащих, их систематического и регулярного учета, складывался в течение нескольких десятилетий.

Появление послужных списков гражданских служащих относится ко второй половине ХVIII в. 31 января 1764 г. вышелл указ Правительствующего сената «О присылке в Сенат из всех присутственных мест послужных списков чиновников через каждые полгода по приложенной форме»1. Указ предписывал всем присутственным местам присылать в Правительствующий сенат списки, состоящие из девяти граф: 1) чин и имена; 2) сколько от роду лет; 3) из каких чинов и сколько имеет за собою мужского пола душ людей и крестьян, и в которых уездах; 4) время вступления в службу; 5) какими чинами и когда был награжден; 6) участие в военных походах и сражениях; 7) был ли в штрафах, под судом; 8) к продолжению статской службы способен или нет; 9) к повышению чинами достоин или нет.

В дальнейшем формуляр послужного списка претерпел изменения – конкретизировались изначальные показатели, вносились дополнения. Так, указом Сената от 31 октября 1771 г.2, адресованным служащим-дворянам, из списка была исключена графа, содержащая сведения о возрасте чиновника, данные о происхождении выделены в отдельную графу. Графы, фиксирующие способность к дальнейшей службе и достойность быть награжденным чинами, объединены в одну. В графе о владении крепостными требовалось не только указывать название уезда, но и населенного пункта, а в графе об участии в военных походах отныне следовало сообщать еще и об участии или неучастии в сражениях. Появились новые графы – о пребывании служащего в отпусках и его семейном положении (жене, детях, их местонахождении). Некоторые уточнения в действовавшую в гражданском ведомстве с 1771 г. форму послужного списка внес сенатский указ от 31 марта 1788 г.3

Существенные изменения в формуляр послужного списка внес сенатский указ от 15 марта 1798 г.4 Сохраняя преемственность с предыдущими формами (1764, 1771 и 1788 гг.) новый формуляр детализировал их и дополнял сведениями информационного характера. В первой графе формуляра требовалось указывать чин, имя, фамилию, должность и возраст (число полных лет на момент составления списка). Вторая графа получила более широкое название – «из какого звания происходит», вместо существовавшего ранее – «из каких чинов». Графа, фиксировавшая поступление на службу и продвижение по ней, помимо награждения чинами, предусматривала внесение сведений о полученных статским служащим наградах и «отличных деяниях». Графа об участии лиц (бывших военных) в походах и сражениях против неприятеля предписывала обозначить дату этих событий. В графе о полученных в период службы взысканиях требовалось указать причины и время пребывания должностного лица под судом, а в графе об отставке – ее продолжительность. Графа о нахождении в отпусках в формуляре оказалась опущенной. В последней графе послужного списка было восстановлено (упраздненное в 1788 г.) требование сообщать сведения о семейном положении служащего. При этом впервые в истории формуляра предписывалось обозначать возраст детей. Графы послужного списка, отражавшие имущественное положение служащего и его способность к продолжению статской службы, не претерпели никаких изменений. Указом устанавливался новый срок представления с мест формулярных списков – к 1 октября.

Таким образом, сложившийся к концу XVIII в. формуляр послужного списка не только аккумулировал всю полезную (апробированную более чем тридцатилетней служебной практикой) и нужную для самодержавной власти, а точнее сказать, для органов, ведавших личным составом служащих гражданских ведомств, персональную информацию, но и вносил важные коррективы во внутреннюю структуру учетного документа, установив новый порядок расположения материала. Это в наибольшей степени отвечало задачам по сбору персональных данных о кадрах государственного аппарата для организации учета их численности и качественной характеристики состава, а также контроля за чинопроизводством и назначением на должность.

В последующий период развитие формуляра шло по пути детализации круга персональных фактов, подлежащих документированию. Так, именным указом от 23 декабря 1815 г. предписывалось вносить в формулярный список сведения обо всех получаемых чиновником наградах: денежных подарках, пенсиях, арендах и землях5.

Важным дополнением в формулярный список стало расширение третьей графы, содержащей сведения о владении крепостными, введенное сенатским указом от 13 июля 1827 г.6 Согласно новому правилу, графа разделялась на четыре части, в которых требовалось сообщать наличие родового или приобретенного имения у родителей чиновника, его самого и его жены с указанием губернии и уезда, а также о владении фабриками, заводами, ненаселенными землями (число десятин), каменными и деревянными домами с обозначением места их нахождения.

Окончательное оформление формулярного списка как основного документа о службе гражданских лиц относится к середине XIX в. Указом Сената от 16 июля 1849 г. утверждалась новая форма послужного списка.

Таким образом, мы видим, что формуляр 1849 г., сохраняя в главнейших чертах преемственность начальной формы, включал показатели, содержащие более полную, чем прежде, персональную информацию о лицах, занятых в различных сферах гражданского управления. Этот формуляр, представлявший собой целостную документную систему, без каких-либо значительных изменений просуществовал в имперской России до 1917 г.

Формулярные списки оформлялись и велись в канцеляриях тех учреждений, в которых служащие проходили службу. Законодатель предписывал составлять их на основании подлинных документов о рождении (метрических свидетельств или исповедных книг), социальном происхождении, образовании, имущественном и семейном положении. До 1846 г. послужные списки гражданских служащих центральных и местных учреждений представлялись в Герольдмейстерскую контору Сената (с 1800 г. – Герольдия), а с 1846 по 1858 г. – в Инспекторский департамент гражданского ведомства I отделения собственной е.и.в. канцелярии.

После его упразднения в 1858 г. ведение и хранение послужных списков было возложено на ведомства. С образованием в 1894 г. Инспекторского отдела при I отделении собственной е.и.в. канцелярии туда присылались формулярные списки высших гражданских чинов Российской империи.

Итак, по материалам законодательства (основного источника при изучении этой темы) мы рассмотрели историю документирования персональных данных гражданских служащих в дореволюционной России, которому отводилось особое место в системе организации государственной службы. Основным документом, в котором откладывались разнообразные сведения для всесторонней характеристики личности и служебной деятельности гражданских служащих, был послужной список. Проследив развитие формуляра, мы установили, что этот документ аккумулировал такой объем социально значимых информационных ресурсов, который был необходим и, по всей видимости, достаточен на тот или иной исторический промежуток времени для создания, выражаясь современным языком, персонифицированной, отличавшейся широтой охвата различных сторон жизни базы данных о служащих управленческого аппарата. (Попутно заметим, что сведения, заложенные в формулярных списках, прилагались к документам при причислении к потомственному и личному дворянству, при представлении к награждению чинами, орденами, знаками отличия, при увольнении со службы и назначении пенсии.) Эта информация была важна самодержавной власти не только для учета разных категорий государственных служащих, регулирования их социального состава, выяснения имущественного и семейного положения, организации контроля за чинопроизводством, но и для упорядочения сложившейся системы назначения на освобождавшиеся должности в отдельных учреждениях и ведомствах. В конечном счете, это было необходимо для выработки такого важного аспекта социальной политики, как формирование бюрократии и управление ею, создание кадров верноподданнического чиновничества.

1. ПСЗРИ-1, т. 16, № 12030.

2. Там же, т. 19, № 13690.
3. Там же, т. 23, № 17216.
4. Там же, т. 25, № 18440.

5. Там же, т. 33, № 26041, п. 7.
6. ПСЗРИ-2, т. 2, отделение второе, № 1240.

Власть, 2012, № 1, С. 151-153.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Guest
This topic is now closed to further replies.
Sign in to follow this  
Followers 0

  • Similar Content

    • Англосаксонская хроника. Манускрипт А.
      By Сергий
      Манускрипт А (хроника Паркера)
       
      В тот год, когда минуло 494 зимы100 от Рождества Хри­стова, Кердик и его сын Кюнрик приплыли к Берегу Кер- дика101 с 5 кораблями. Кердик был сыном Элесы, Элеса сын Эслы, Эсла сын Гевиса, Гевис сын Вия, Вий сын Фреавине, Фреавине сын Фритугара, Фритугар сын Бронда, Бронд сын Белдея, Белдей102 сын Водена103. И через 6 лет после того, как они приплыли, они захватили королевство западных саксов104; это были первые короли, которые отняли уэссек- ские земли у бриттов. Кердик правил 16 лет; когда он умер, его сын Кюнрик стал королем и правил 17 зим. Когда он умер, Кеол стал королем и правил 6 лет. Когда он умер, его брат Кеолвульф стал королем; он правил 17 лет, и его род восходит к Кердику. Потом Кюнегильс, сын брата Кеол- вульфа, стал королем и правил 31 зиму; он первым из уэс- секских королей принял крещение. Потом Кенвалх стал ко­ролем и правил 31 зиму; Кенвалх был сыном Кюнегильса; и после него Сеаксбург, его жена, правила год. Потом Эск- вине, чей род восходит к Кердику, стал королем и правил 2 года. Потом Кентвине, сын Кюнегильса, стал королем Уэс- секса и правил 7 лет. Потом Кеадвалла, чей род восходит к Кердику, стал королем и правил 3 года. Потом Ине, чей род восходит к Кердику, стал королем саксов и правил 37 зим. Потом Этельхеард, чей род восходит к Кердику, стал ко­ролем и правил 14 зим. Потом Кутред, чей род восходит к Кердику, стал королем и правил 17 лет. Потом Сигебрюхт, чей род восходит к Кердику, стал королем и правил год. Потом Кюневульф, чей род восходит к Кердику, стал коро­лем и правил 31 зиму. Потом Беорхтрик, чей род восходит к Кердику, стал королем и правил 16 лет. Потом Эгбрюхт стал королем и правил 37 зим и 7 месяцев. Потом Этель- вульф, его сын, стал королем и правил девятнадцать с по­ловиной лет. Этельвульф был сыном Эгбрюхта, Эгбрюхт сын Эалхмунда, Эалхмунд сын Эавы, Эава сын Эоппы, Эоп- па сын Ингельда, Ингельд сын Кенреда, и Ине сын Кенре- да, и Кутбург дочь Кенреда, и Квенбург дочь Кенреда, Кен- ред сын Кеолвальда, Кеолвальд сын Кутвульфа, Кутвульф сын Кутвине, Кутвине сын Келмина, Келмин сын Кюнри- ка, Кюнрик сын Кердика. И потом его105 сын Этельбальд стал королем и правил 5 лет. Потом его106 брат Этельбрюхт стал королем и правил 5 лет. Потом его брат Этельред стал королем и правил 5 лет. Потом его брат Эльфред стал ко­ролем; ему тогда было 23 года, и 396 зим минуло с тех пор, как его родичи отняли уэссекские земли у бриттов.
      За 60 зим до воплощения Христа Гай Юлий107, первый римский кесарь, приплыл в Британию; он разбил бриттов в битве и покорил их, но так и не сумел завоевать их коро­левство108.
      Октавиан правил 66 зим, и на 62-й год его правления родился Христос.
      2   Тогда звездочеты из восточных земель пришли покло­
      ниться Христу, и в Вифлееме были убиты младенцы из- за того, что Ирод хотел погубить Христа.
      3  Тогда109 умер Ирод; он заколол сам себя, и его сын Архе-
      лай стал царем. б110 От сотворения мира до этого года минуло 5 тысяч 200 зим.
      11  Тогда сын Ирода Антипы стал царем в Иудее111.
      12  Филипп и Ирод поделили Лисанию112, и Иудею поде­лили на четыре части.
      16 Тогда Тиберий стал править113.
      26 Тогда Пилат стал правителем иудеев114.
      30 Тогда Христос принял крещение, и Петр с Андреем об­ратились, и Иаков, и Иоанн, и Филипп, и 12 апостолов.
      33   Тогда Христос был распят через 5 тысяч 226 зим после сотворения мира.
      34   Тогда Павел обратился, и святого Стефана забили кам­нями.
      35    Тогда блаженный апостол Петр основал епископскую кафедру в крепости Антиохия.
      39 Тогда Гай115 стал править.
      44    Тогда блаженный апостол Петр основал епископскую кафедру в Риме.
      45   Тогда умер Ирод; он убил Иакова за год до своей смерти.
      46    Тогда Клавдий, другой римский король116, приплыл в Британию и завладел большей частью острова, и при­соединил Оркнейские острова к римскому королевст­ву117. Это было на четвертый год его правления; и в тот же год случился жестокий голод в Сирии, о котором Лука рассказывает в книге Actus Apostolorum118.
      62    Тогда Иаков, frater Domini119, принял мученическую смерть.
      63   Тогда евангелист Марк умер.
      69   Тогда Петр и Павел приняли мученическую смерть.
      70   Тогда Веспассиан стал править.
      71   Тогда Тит, сын Веспассиана, убил в Иерусалиме 61 ты­сячу иудеев.
      81 Тогда Тит стал править. Он говорил, что день, в кото­рый он не сделал ничего хорошего, для него потерян120.
      83   Тогда Домициан, брат Тита, стал править.
      84  Тогда евангелист Иоанн на острове Патмос написал кни­гу Апокалипсис.
      90 Тогда Симон Петр был распят, и евангелист Иоанн упо­коился в Эфесе121.
      92 Тогда умер папа Климент122.
      110 Тогда епископ Игнатий принял мученическую смерть.
      155 Тогда Марк Антоний и его брат Аврелий стали императорами.
      167 Тогда Элевтерий стал епископом в Риме и с честью за­нимал кафедру 15 зим. Король бриттов Луций отпра­вил ему письмо с просьбой, чтобы он его покрестил, и Элевтерий исполнил то, о чем тот просил. И бритты с тех пор до правления Диоклетиана придерживались правой веры123.
      189 Тогда Север стал править и правил 17 зим; он перего­родил Британию валом и рвом от моря до моря. Он скон­чался в Йорке, и его сын Бассиан стал править124.
      200 Две сотни лет.
      283 Тогда претерпел мученическую смерть святой Альбан-мученик.
      300 Три сотни лет.
      379 Тогда Грациан стал править.
      381 Тогда кесарь Максимиан125 — он родился в Брита­нии126 — стал править; он отправился в Галлию и убил там кесаря Грациана, а его брата, которого звали Валентиниан, изгнал из страны. Валентиниан после этого собрал войско, убил Максима и стал императором. В то время ересь Пелагия127 рас­пространилась по всему свету.
      409 Тогда готы разрушили Рим, и римляне с той поры не правили в Британии. Это случилось через 1110 зим после то­го, как Рим был построен. Всего они правили в Британии четы­реста семьдесят зим, с того времени, как Гай Юлий впервые при­плыл в эту землю.
      418 Тогда римляне собрали все золото, которое было в Бри­тании, и часть его закопали, так что никто не может най­ти, а часть увезли с собой в Галлию.
      423 Тогда Феодосий младший128 стал править.
      430 Тогда папа Целестин отправил епископа Палладия к скоттам129, чтобы он укрепил их веру130.
      443 Тогда бритты послали весть в Рим и просили у римлян помощи против пиктов, но не получили ничего, поскольку те воевали с Атиллой, королем гуннов. И бритты тогда обратились к англам и просили о том же знатных людей из их народа.
      449 Тогда Мавриций и Валентин стали императорами и правили 7 зим. Во дни их Хенгест и Хорса131 приплыли в Британию по призыву короля бриттов Вюртгеорне132 и вышли на берег в том месте, что теперь зовется Эббс- флит133. Они поначалу помогали бриттам, но потом под­няли оружие против них. Король повелел им сражаться против пиктов, что они и делали, и где бы ни вступали в битву, всегда побе­ждали. Тогда они отправили весть в Ангельн134, и велели прислать подкрепления, и рассказали о ничтожестве бриттов и о том, что эта земля избранна. После этого им послали подкрепления. И приплы­ли сюда люди из трех племен Германии — старых саксов135, англов и ютов. От ютов произошли жители Кента, острова Уайт (то есть тот народ, что сейчас живет на острове Уайт) и те из жителей Уэссекса, которых до сих пор называют ютами. От старых саксов произошли жители Эссекса, Суссекса и Уэссекса. Из Ангельна, который теперь остался пустой землей между владениями ютов и саксов, вышли жи­тели Восточной Англии, Мидленда, Мерсии и всей Нортумбрии136.
      455 Тогда Хенгест и Хорса сражались против короля Вюрт­георне в том месте, что теперь зовется Брод Эгеля137, и Хорсу, брата Хенгеста, убили. После этого стали коро­лями Хенгест и его сын Эск.
      457 Тогда Хенгест и Эск сражались против бриттов в том месте, что теперь зовется Брод Крега138, и убили там 4000 воинов. После этого бритты покинули земли Кен­та и в великом страхе бежали в Лондон.
      465 Тогда Хенгест и Эск сражались против валлийцев139 у Ручья Виппеда140 и убили там 12 валлийских элдорме- нов141. И там погиб один их тэн142, которого звали Виппед.
      473 Тогда Хенгест и Эск сражались против валлийцев и за­хватили несчетное количество добычи, и валлийцы бе­жали от англов143, как от огня.
      477 Тогда Элле и три его сына — Кюмен, Вленкинг и Кисса — приплыли в Британию на трех кораблях и вышли на берег в том месте, что теперь зовется Берег Кюмена144, и там уби­ли множество валлийцев, а некоторых настигли во время бегства в том лесу, что теперь зовется Андредским145.
      485 Тогда Элле сражался против валлийцев на берегу Ру­чья Меаркреда146.
      488 Тогда Эск стал королем и 34 зимы был королем Кента.
      491 Тогда Элле и Кисса окружили крепость Андерит147 и убили всех, кто там жил: ни одного бритта не осталось там после этого в живых.
      495 Тогда два элдормена — Кердик и его сын Кюнрик — приплыли в Британию на 5 кораблях и вышли на берег в том месте, что теперь зовется Берег Кердика148, и в тот же день сражались против валлийцев.
      501 Тогда Порт приплыл в Британию с двумя сыновьями — Бедой и Мэглой — на 2 кораблях и вышел на берег в том месте, что ныне зовется Устье Порта149, и убил одного юного бритта очень высокого рода.
      508 Тогда Кердик и Кюнрик убили короля бриттов по име­ни Натанлеод и пять тысяч людей с ним. После этого всю область до Брода Кердика150 стали называть Ната- новым лугом151.
      514 Тогда западные саксы приплыли в Британию на 3 ко­раблях и вышли на берег в том месте, что ныне зовется Берег Кердика, и Стуф с Вихтгаром сражались против бриттов и обратили их в бегство.
      519 Тогда Кердик и Кюнрик стали королями Уэссекса, и в том же году они сражались против бриттов в месте, ко­торое теперь называют Брод Кердика. С того дня правит уэссекский королевский род.
      527 Тогда Кердик и Кюнрик сражались с бриттами в том месте, что ныне зовется Кердиков луг152.
      530 Тогда Кердик и Кюнрик захватили остров Уайт и уби­ли много людей в Вихтгарабурге153.
      534 Тогда Кердик умер, а его сын Кюнрик правил еще 26 зим. Они даровали двум своим родичам154, Стуфу и Вихтгаре, весь остров Уайт.
      538 Тогда солнце померкло за 14 дней до мартовских ка­ленд155, на время от рассвета до третьего часа156.
      540 Тогда солнце затмилось в 12 календы июля157, и звез­ды появились примерно на полчаса после третьего часа158.
      544 Тогда Вихтгар умер, и его похоронили в Вихтгара- бурге159.
      547 Тогда Ида стал королем; от него пошел королевский род Нортумбрии. Он правил двенадцать лет и построил Бам- бург, который был сначала обнесен частоколом, а потом — ва­лом. Ида был сыном Эоппы, Эоппа был сыном Эсы, Эса сын Ингви, Ингви сын Ангенвита, Ангенвит сын Алока, Алок сын Беонока, Беонок сын Бранда, Бранд сын Бел- дея, Белдей сын Водена, Воден сын Фритовульфа, Фри- товульф сын Финна, Финн сын Годвульфа, Годвульф сын Геата160.
      552 Тогда Кюнрик сражался с бриттами в том месте, что ныне зовется Сеаробюрий161, и бритты бежали. Кердик был отцом Кюнрика, Кердик сын Элесы, Элеса сын Эс- лы, Эсла сын Гевисса, Гевисс сын Вия, Вий сын Фреави- не, Фреавине сын Фритогара, Фритогар сын Бранда, Бранд сын Белдея, Белдей сын Водена162.
      556 Тогда Кюнрик и Кеавлин сражались с бриттами у Бар- бери163.
      560 Тогда Кеавлин стал королем в Уэссексе, и Элле стал королем в Нортумбрии и правил 30 зим. Элле был сы­ном Юффы, Юффа сын Ускфрея, Ускфрей сын Вилгиса, Вилгис сын Вестерфалкны, Вестерфалкна сын Севугла, Севугл сын Себалда, Себалд сын Сигегеата, Сигегеат сын Свевдея, Свевдей сын Сигеара, Сигеар сын Вейдея, Вей- дей сын Водена, Воден сын Фритовульфа164.
      565 Тогда Колумба, священник из скоттов165, прибыл в Бри­танию, чтобы наставлять пиктов, и основал монастырь на острове Иона166. Тогда167 Этельбрюхт стал королем Кента и правил 53 зимы. В его дни Григорий Великий дал нам христи­анскую веру, а священник Колумба пришел к пиктам и обратил их ко Христу. Они живут на севере в болотистых землях. Их ко­роль даровал Колумбе остров, который называют Иона. Говорят, он занимает пять гайд. Колумба построил там монастырь и был в нем настоятелем 32 зимы; он умер в нем, когда ему было 77 лет. Тем островом и поныне владеют его преемники. Южных пиктов крестил еще раньше епископ Ниниа; он учился в Риме, его мона­стырь Уиторн посвящен святому Мартину. Там он покоится со многими святыми. И до сего дня на Ионе есть настоятель, а не епископ, и все епископы скоттов должны ему подчиняться, по­скольку Колумба был настоятелем, а не епископом168.
      568 Тогда Кеавлин и Кута169 сражались с Этельбрюхтом и прогнали его в Кент; они убили двух элдорменов на Хол­ме Вибба170, Ослафа и Кнеббу.
      571 Тогда Кутвульф171 сражался с бриттами у Бедканфор- да и захватил 4 города — Лимбери, Эйлсбери, Бенсон и Эйнсгем; в тот же год он умер.
      577 Тогда Кутвине и Кеавлин сражались с бриттами и уби­ли 3 их королей — Коинмайла, Кондидана и Фаринмай- ла — в том месте, что ныне зовется Диргэм, и захватили три крепости — Глостер, Сайренчестер и Бат172.
      583   Тогда Маврикий стал правителем Рима173.
      584   Тогда Кеавлин и Кута сражались с бриттами в том мес­те, что зовется Луг Войска174, и Куту убили. Кеавлин за­хватил много городов и несчетное количество добычи и в гневе ушел восвояси175.
      588 Тогда король Элле176 умер, и Этельрик правил после него 5 лет.
      591   Тогда Кеолрик177 правил 5 лет.
      592    Тогда кровопролитное сражение произошло у Курга­на Водена178, и Кеавлин был изгнан. Григорий стал па­пой в Риме.
      593     Тогда Кеавлин, и Квикхельм, и Крида179 приняли смерть, и Этельферт стал королем в Нортумбрии.
      596   Тогда папа Григорий послал в Британию Августина и множество монахов; они проповедовали слово Божье народу англов180.
      597   Тогда Кеолвульф стал править в Уэссексе и всех, с кем сражался, побеждал, будь то англы, валлийцы, пикты или скотты181. Он был сыном Куты, Кута сын Кюнрика, Кюнрик сын Кердика, Кердик сын Элесы, Элеса сын Эс- лы, Эсла сын Гевиса, Гевис сын Вия, Вий сын Фреавине,
      Фреавине сын Фритугара, Фритугар сын Бронда, Бронд сын Белдея, Белдей сын Водена.
      601 Тогда папа Григорий передал палий архиепископу Ав­густину182 и послал в Британию великое множество про­поведников ему в помощь. И епископ Паулин обратил Эадвине, короля Нортумбрии, в христианскую веру183.
      603   Тогда произошло сражение у Камня Эгеса184. Аэдан, ко­роль скоттов, сражался вместе с людьми Дал Риады185 против Этельферта, короля Нортумбрии, у Камня Дея186, и почти все его войско погибло.
      604   Тогда восточные саксы обратились в христианскую ве­ру и погрузились в купель крещения при короле Себрюх- те. Августин рукоположил 2 епископов — Мелита и Юста. Мели- та он отправил проповедовать веру восточным саксам; там правил король по имени Себрюхт, сын Риколе, сестры Этельбрюхта; Этельбрюхт поставил его королем. И Этельбрюхт отдал Мелиту епископскую кафедру в Лондоне, а Юсту — в Рочестере; он нахо­дится в 24 милях от Кентербери.
      606    Тогда Григорий умер, через 10 лет после того, как он дал нам христианскую веру; его отца звали Гордиан. То­гда Этельферт повел свое ополчение187 к Честеру и там убил не­счетное множество валлийцев; так исполнилось пророчество Ав­густина188, который сказал: «Если валлийцы не примирятся с нами, они погибнут от руки саксов». Там погибли 200 священни­ков, которые пришли, чтобы молиться за валлийское войско. Их элдормена звали Скрокмайл, он один спасся из пятидесяти.
      607   Тогда Кеолвульф189 сражался с южными саксами.
      611 Тогда Кюнегильс стал королем в Уэссексе и правил
      31 зиму. Кюнегильс был сыном Кеола, Кеол сын Куты, Кута сын Кюнрика190.
      614 Тогда Кюнегильс и Квикхельм сражались у Горохово­го Холма191 и убили 2046 валлийцев.
      616 Тогда Этельбрюхт, король Кента, умер, и его сын Этельбальд стал королем; в тот год минуло от сотво­рения мира 5800 зим. Он забыл свое крещение и жил по языческим обычаям, взяв в жены жену своего отца. Тогда Лав­рентий, который был тогда архиепископом в Кенте, решил все бросить и уплыть на юг, за море. Но к нему явился ночью апо­стол Петр и жестоко выпорол его за то, что он хотел покинуть Божье стадо. Петр повелел Лаврентию пойти к королю и про­поведовать ему правую веру, и он так и сделал, и король обра­тился в правую веру. Во дни этого короля Лаврентий, который был архиепископом Кента после Августина, умер в 4 ноны фев­раля192; его похоронили рядом с Августином. После него стал архиепископом Мелит, он был епископом Лондона. Спустя 5 зим Мелит умер. После него стал архиепископом Юст, он был епископом в Рочестере, и Романа рукоположили и поставили туда епископом.
      625   Тогда архиепископ Юст рукоположил Паулина в епи­скопы Нортумбрии193.
      626  Тогда Эанфлед, дочь короля Эадвине, приняла креще­ние в канун Пядитесятницы. И Пенда правил 30 зим; ему было 50 лет, когда он стал королем. Пенда был сы­ном Пюббы, Пюбба сын Крюды, Крюда сын Кюневоль- да, Кюневольд сын Кнеббы, Кнебба сын Икеля, Икель сын Эомера, Эомер сын Ангелтеова, Ангелтеов сын Оф- фы, Оффа сын Вермунда, Вермунд сын Вихтлея, Вихт- лей сын Водена194.
      627    Тогда король Эадвине принял крещение вместе со своими людьми на Пасху.
      628   Тогда Кюнегильс и Квикхельм сражались с Пендой у Сайренчестера и заключили с ним договор.
      632   Тогда Эорпвальд195 принял крещение.
      633   Тогда Эадвине был убит, и Паулин вернулся в Кент и занял епископскую кафедру в Рочестере196.
      634   Тогда епископ Бирин проповедовал западным саксам крещение.
      635  Тогда Кюнегильс принял крещение от епископа Бири- на в Дорсете, и Освальд197 был его крестным отцом.
      636   Тогда Квикхельм принял крещение в Дорсете и в том же году умер. И епископ Феликс проповедовал восточ­ным саксам198 христианскую веру.
      639  Тогда Бирин крестил Кутреда в Дорсете, и тот стал его крестником.
      640  Тогда умер Редбальд, король Кента; он правил 25 зим. У него было двое сыновей — Эарменред и Эаркенбрюхт, и Эар- кенбрюхт правил после отца. А у Эарменреда было двое сыно­вей, они потом приняли мученическую смерть от Тунора199.
      642   Тогда Освальд, король Нортумбрии, был убит.
      643  Тогда Кенвалх стал королем в Уэссексе и правил 31 зи­му; он повелел построить церковь в Винчестере.
      644  Тогда умер Паулин, он был архиепископом в Йорке200, а потом в Рочестере.
      645   Тогда король Пенда изгнал Кенвалха.
      646   Тогда Кенвалх принял крещение.
      648 Тогда Кенвалх даровал своему родичу Кутреду 3 тыся­чи гайд201 земли у Эшдауна202. Кутред был сыном Квик- хельма, Квикхельм сын Кюнегильса.
                  Тогда Эгельбрюхт, галл, стал епископом Уэссекса203, по­сле Бирина, римского епископа.
                  Тогда король Освине204 был убит, и епископ Айдан умер205.
                  Тогда Кенвалх сражался у Брадфорда на Эйвоне.
                  Тогда жители Мидлсекса во главе с элдорменом Пеа- дой206 приняли правую веру.
                  Тогда король Анна207 был убит, и Ботульф начал стро­ить монастырь в Иканхо208.
                  Тогда Пенда принял смерть, и мерсийцы стали хри­стианами. От сотворения мира минуло 5850 зим. И Пеа- да, сын Пенды, стал королем в Мерсии.
      657   Тогда умер Пеада209, и Вульфхере, сын Пенды210, стал королем в Мерсии.
      658  Тогда Кенвалх сражался с валлийцами у Пенселвуда и оттеснил их к Паррет. Это сражение произошло сразу после того, как он вернулся из Восточной Англии. Он жил там три года в изгнании — Пенда его изгнал и от­нял у него королевство за то, что тот оставил его сестру211.
      660  Тогда епископ Эгельбрюхт покинул Кенвалха212, и Ви­не был епископом 3 года213. Эгельбрюхт стал епископом в Париже на Сене, в Галлии.
      661   Тогда Кенвалх сражался на Пасху у крепости Посен- та214, и Вульфхере, сын Пенды разорил все земли до Эш- дауна, и Кутред, сын Квикхельма, и король Коенбрюхт умерли в один год. А Вульфхере, сын Пенды, захватил остров Уайт и отдал его жителей в подчинение Этель- вальду, королю Суссекса, поскольку Вульфхере был его крестным. И священник Эоппа по повелению Вилфер- та215 и короля Вульфхере первым принес жителям Уай­та христианскую веру216.
      664 Тогда солнце померкло, и Эаркенбрюхт, король Кен­та, умер, и Кольман со своей братией вернулся в родные земли217. В тот же год разразился жестокий мор218, а Кеа- да и Вилферт были рукоположены. В тот же год умер Деусдедит219.
      668   Тогда Теодора рукоположили в архиепископы220.
      669   Тогда король Эгбрюхт даровал Рекалвер221 священ­нику Бассе, чтобы построить там монастырь.
      670  Тогда умер Осви, король Нортумбрии, и Эгферт правил после него. Хлотхере, племянник епископа Эгельбрюх- та222, стал епископом в Уэссексе и оставался епископом 7 лет, его рукоположил епископ Теодор. Осви был сы­ном Этельферта, Этельферт сын Этельрика, Этельрик сын Иды, Ида сын Эоппы.
      671   Тогда умерло много птиц.
      672  Тогда умер Кенвалх, и его жена Сеаксбург правила год после него.
      673   Тогда умер Эгбрюхт, король Кента. В тот год был си­нод в Хертфорде, и святая Этельтрют основала мона­стырь в Или223.
      674  Тогда Эсквине стал королем в Уэссексе, он был сыном Кенвуса, Кенвус сын Кенферта, Кенферт сын Кутгиль- са, Кутгильс сын Кеолвульфа, Кеолвульф сын Кюнрика, Кюнрик сын Кердика.
      675   Тогда Вульфхере, сын Пенды, и Эсквине сражались у «Головы Беды»224. В тот же год Вульфхере умер, и Этель- ред стал королем.
      676  Тогда Эсквине умер, и Хедде стал епископом225, а Кен- твине стал королем. Кентвине был сыном Кюнегильса, Кюнегильс сын Кеолвульфа. И Этельред, король Мер- сии, разорил земли Кента.
      678   Тогда явилась звезда-комета, и король Эгферт изгнал епископа Вилферта из его епархии226.
      679  Тогда был убит Эльфвине227, и святая Этельтрют умер­ла.
      680   Тогда архиепископ Теодор собрал синод в Хатфилде, для того, чтобы восстановить правильную веру228. В тот же год умерла Хильд, настоятельница Уитби.
      682 В этом году Кентвине прогнал бриттов к самому мо­рю.
      685    Тогда Кедвалла начал войну за свое королевство. Кедвалла был сыном Коенбрюхта, Коенбрюхт сын Кадды, Кадда сын Куты, Кута сын Кеавлина, Кеавлин сын Кюнрика, Кюнрик сын Кердика. А братом Кед- валлы был Мул, его потом сожгли в Кенте. И в тот же год короля Эгферта убили; Эгферт был сыном Осви, Осви сын Этельферта, Этельферт сын Этельрика, Этельрик сын Иды, Ида сын Эоппы. И Хлотхере229 умер в тот же год.
      686  Тогда Кедвалла с Мулом разорили Кент и остров Уайт.
      687   Тогда Мула сожгли в Кенте, и еще 12 человек вместе с ним; в тот же год Кедвалла снова разорил Кент.
      688   Тогда Ине стал королем в Уэссексе и правил 37 зим230; он построил монастырь в Гластонбери. В тот же год Кед­валла отправился в Рим и принял крещение от папы — папа его назвал Петром, — а через 7 ночей он умер. Ине был сыном Кенреда, Кенред сын Кеолвальда, Ке- олвальд был братом Кюнегильса, и они были сыновь­ями Кеавлина. Кеавлин сын Кюнрика, Кюнрик сын Кердика.
      690 Тогда умер архиепископ Теодор, и Беорхтвальд стал вместо него епископом231. До того были римские епи­скопы, а с этих пор — английские.
      694 Тогда жители Кента заключили договор с Ине и дали ему 30 манкусов232 за то, что они сожгли Мула. И Вих- тред стал королем Кента и правил 33 зимы. Вихтред был сыном Эгбрюхта, Эгбрюхт сын Эаркенбрюхта, Эаркен- брюхт сын Эадбальда, Эадбальд сын Этельбрюхта.
      703   Тогда умер епископ Хедде; он был епископом в Вин­честере 27 зим.
      704   Тогда Этельред, сын Пенды, король Мерсии, принял постриг; он правил 29 зим; потом Коенред стал королем.
      705   Тогда Алдферт, король Нортумбрии, умер, и епископ Сеаксвульф.
      709   Тогда умер епископ Алдхельм233, он был епископом к западу от леса234; во дни Даниила земли Уэссекса поде­лили на две епархии — а раньше была одна, — и в одной был епископом Даниил, а в другой — Алдхельм. После Алдхельма стал епископом Фортхере. Кеолред стал ко­ролем Мерсии, и Коенред отправился в Рим, и Оффа235 с ним.
      710   Тогда элдормен Беорхтферт сражался с пиктами, а Ине и его родич Нун сражались с валлийским королем Геренте236.
      714   Тогда умер святой Гутлак237.
      715   Тогда Ине и Кеолред сражались у Кургана Водена.
      716   Тогда Осред, король Нортумбрии, был убит; он пра­вил 7 зим после Алдферта. Потом Коенред стал коро­лем и правил 2 года, потом Осрик — и правил 11 лет. В этот же год умер Кеолред, король Мерсии, и прах его покоится в Личфилде, а прах Этельреда, сына Пенды, — в Бардни. Тогда Этельбальд стал королем в Мерсии и правил 41 зиму. Этельбальд был сыном Алвео, Алвео сын Эавы, Эава сын Пюббы, чье родословие записано ранее. И почтенный муж Эгбрюхт238 вернул монахов с острова Иона на путь праведный, чтобы они правильно отмечали Пасху и носили правильную тонзуру239.
      718 Тогда умер Ингельд, брат Ине240; его сестрами были Квенбург и Кутбург. Кутбург основала обитель в Уим- борне; ее отдали в жены нортумбрийскому королю Алд- ферту, но они при жизни расстались.
      721   Тогда Даниил241 отправился в Рим. В тот же год Ине убил Кюневульфа.
      722   Тогда королева Этельбург разрушила Таунтон, кото­рый Ине прежде построил. И Алдбрюхт-изгнанник бе­жал в Суррей и Суссекс, а Ине сражался с жителями Суссекса.
      725 Тогда умер Вихтред, король Кента, чье родословие да­но выше. И Эадбрюхт242 стал королем Кента. Ине сражался с жителями Суссекса и убил Алдбрюхта.
                  Тогда Ине отправился в Рим и там окончил свою жизнь; Этельхеард стал королем Уэссекса и правил 14 лет. В тот же год сражались Этельхеард и этелинг243 Освальд; Ос­вальд был сыном Этельбальда, Этельбальд сын Кюне- бальда, Кюнебальд сын Кутвине, Кутвине сын Кеавлина.
                  Тогда появилась звезда-комета, и святой Эгбрюхт244 умер.
                  Тогда умер этелинг Освальд.
                  Тогда Осрик, король Нортумбрии, был убит; Кеол- вульф245 стал королем и правил 8 лет. Кеолвульф был сыном Куты, Кута сын Кутвине, Кутвине сын Леодваль- да, Леодвальд сын Эгвальда, Эгвальд сын Алдхельма, Алдхельм сын Оги, Ога сын Иды, Ида сын Эоппы. И ар­хиепископ Беорхтвальд умер. В тот же год Татвине был рукоположен в архиепископы.
      733  Тогда Этельбальд246 разорил Сомертон247, и солнце по­меркло.
      734  Тогда луна словно бы налилась кровью, и умерли Тат­вине и Беда248.
      736  Тогда архиепископ Нотхельм249 получил палий от рим­ского епископа250.
      737   Тогда епископ Фортхере и королева Фритогит отпра­вились в Рим.
      738 Тогда Эадбрюхт, сын Эаты, сына Леодвальда, стал ко­ролем Нортумбрии и правил 21 зиму; его братом был архиепископ Эгбрюхт, сын Эаты; они оба похоронены в Йорке в одном приделе.
      741 Тогда умер король Этельхеард, и Кутред стал королем Уэссекса; он правил 16 зим и яростно сражался с Этель- бальдом. Кутбрюхт был рукоположен в архиепископы, а Дун — в епископы Рочестера.
      743   Тогда Этельбальд и Кутред сражались с валлийцами.
      744  Тогда Даниил обосновался251 в Винчестере, и Хунферт стал епископом.
      745   Тогда Даниил умер; 43 года минуло с тех пор, как он стал епископом.
      746   Тогда убили короля Селреда252.
      748 Тогда Кюнрик, этелинг из Уэссекса, был убит. Эад­брюхт, король Кента, умер. И Этельбрюхт, сын короля Вих- треда, стал королем.
      750 Тогда король Кутред сражался со своевольным элдор- меном Этельхуном.
      752    Тогда Кутред в 12 год своего правления сражался с Этельбальдом у Курганного Брода253.
      753   Тогда Кутред сражался с валлийцами.
      754   [756]254 Тогда Кутред умер; Кюнехеард стал епископом в Винчестере после Хунферта, и Кентербери сгорел в тот год; а Сигебрюхт стал королем в Уэссексе и правил год.
      755   [757] Тогда Кюневульф и уэссекские уитэны255 отня­ли у Сигебрюхта, за его неправые деяния, все королев­ство, кроме Гемпшира. Он владел Гемпширом, но потом убил элдормена, который дольше всех оставался при нем, и тогда Кюневульф прогнал его в Андредский лес; там он жил, пока его не заколол один пастух у реки Прай- вет — он отомстил за своего элдормена Кумбрана. И у Кюневульфа было много жестоких битв с бриттами, а когда он пробыл королем 31 зиму, решил он изгнать од­ного этелинга по имени Кюнехеард256 — этот Кюнехе­ард был братом Сигебрюхта. Кюнехеард узнал, что ко­роль с дружиной отправился к женщинам257 в Мертон, и приехал туда, и его воины окружили королевские по­кои, прежде чем люди короля его заметили. Когда ко­роль это обнаружил, он вышел к двери и доблестно за­щищался, пока не увидел этелинга. Тогда он бросился на него и нанес ему множество ран. После этого Кюне- хеард и все его люди бились с королем, пока не убили его. Королевские тэны поняли по крикам женщины, что случилась беда, и побежали со всех ног в королевские покои. Этелинг же предложил им жизнь и богатство258, но никто из них не согласился. И они бились, пока не погибли все, кроме одного заложника-бритта259, кото­рый был тяжело ранен. Наутро остальные королевские тэны — элдормен Осрик, тэн Виферт, и другие воины, которые не поехали с королем, — узнали, что он убит, и поскакали к бургу260, где лежал убитый король, и об­наружили, что этелинг там внутри, а ворота закрыты. Тогда этелинг предложил им любые богатства и зем­ли, какие они пожелают, если они позволят ему быть королем, и добавил, что при нем находятся их родичи, которые не хотят его покидать. На это люди короля от­ветили, что повелитель им дороже любого родича, и они ни за что не станут служить его убийце, и предло­жили своим родичам выйти с миром и сказали, что это же предлагается их сотоварищам, которые были с ко­ролем. Тогда люди этелинга ответили, что им «до все­го этого не больше дела, чем вашим сотоварищам, ко­торые были с королем убиты». И они сражались у ворот, пока воины короля не прорвались внутрь и не убили этелинга и всех его людей, кроме одного чело­века — он был крестным элдормена, и тот спас ему жизнь, хотя он был сильно изранен. Король Кюне- вульф правил 31 зиму, и прах его покоится в Винчесте­ре, а прах этелинга — в Эскминстере; их род восходит по прямой к Кердику. И в тот же год в Секинтоне уби­ли Этельбальда, короля Мерсии, и его прах покоится в
      Рептоне. После этого Беорнред стал королем и правил недолго и несчастливо; и в тот же год Оффа стал коро­лем и правил 39 зим, и его сын Эгферт правил 141 день. Оффа был сыном Пинферта, Пинферт сын Эанвульфа, Эанвульф сын Осмода, Осмод сын Эавы, Эава сын Пюб- бы, Пюбба сын Креоды, Креода сын Кюневальда, Кю- невальд сын Кнеббы, Кнебба сын Икеля, Икель сын Эо- мера, Эомер сын Ангелтеова, Ангелтеов сын Оффы, Оффа сын Вермунда, Вермунд сын Вихтлея, Вихтлей сын Водена.
      758   [760] Тогда архиепископ Кутбрюхт261 умер.
      759   [761] Тогда Бреговине262 был рукоположен в еписко­пы в день архангела Михаила263.
      760    [762] Тогда Этельбрюхт, король Кента, умер, он был сыном короля Вихтреда.
      761   [763] Тогда была долгая зима.
      763   [765] Тогда Ианбрюхт был рукоположен в архиепи­скопы на сороковой день после середины зимы264.
      764   [766] Тогда архиепископ Ианбрюхт получил палий.
      768 [770] Тогда умер Эадберт, сын Эаты, король Кента.
      772   [774] Тогда епископ Милред265 умер.
      773   [776] Тогда красный знак Христов266 появился на не­бе после захода солнца. В тот же год мерсийцы и кент- цы сражались у Отфорда267, и в Суссексе видели удиви­тельных змей268.
      777 [779] Тогда Кюневульф и Оффа сражались у Бенсона, и Оффа захватил этот город.
      780 [782] Тогда старые саксы сражались с франками269.
      784    [786] Тогда Кюнехеард убил короля Кюневульфа, и был убит, и 84 человека с ним. Беорхтрик стал королем в Уэссексе; он правил 16 лет; его прах покоится в Уэрхе- ме; его род по отцу по прямой восходит к Кердику. В то время король Эалхмунд правил в Кенте.
      785   [787] Тогда был шумный синод в Челси; архиепископ Ианбрюхт отдал часть своей епархии, и король Оффа избрал Хюгебрюхта270; и Эгферта271 помазали в короли.
      787 [789] Тогда король Беорхтрик взял в жены дочь ко­роля Оффы. И в его дни впервые приплыли три кораб­ля, и герефа272 поскакал к ним и хотел отвести корабель­щиков в королевский город273, поскольку он не знал, кто они такие; и его убили. Так впервые корабли данов274 приплыли в землю англов.
      790 [792] Тогда архиепископ Ианбрюхт умер, и в тот же год настоятель Этельхеард был избран епископом275.
      792 [794] Тогда Оффа, король Мерсии, повелел отрубить голову королю Этельбрюхту276.
      794 [796] Тогда папа Адриан и король Оффа умерли; Этельреда, короля Нортумбрии, убили его подданные; епископ Кеолвульф277 и епископ Эадбальд278 покинули эти земли; Эгферт стал королем Мерсии и в тот же год умер279. И королем Кента стал Эадбрюхт, иначе его зва­ли Прен280.
      796   [798] Тогда Кеолвульф281, король Мерсии, разграбил Кент до Ромни Марч и, захватив короля Прена, привез его скованного в Мерсию.
      797   [799] Тогда римляне вырвали язык и выкололи глаза папе Льву282, и прогнали его с кафедры, но вскоре, с Божьей помощью, он опять мог видеть и говорить, и сно­ва был папой283.
                  [801] Тогда архиепископ Этельхеард и Кюнебрюхт, епископ Уэссекса, отправились в Рим.
                  [802] Тогда король Беорхтрик и элдормен Ворр умер­ли; Эгбрюхт стал править в Уэссексе. В тот же день Этельмунд, элдормен Хвикке284, поскакал к Кепсфор- ду285, и там его встретил элдормен Веокстан с жителями Уилтшира. Там было большое сражение, и оба элдорме- на погибли, и уилтширцы победили286.
      802   [804] Тогда Беорнмод был рукоположен в епископы Рочестера.
      803    [805] Тогда архиепископ Этельхеард умер, и Вульф- ред был рукоположен в архиепископы, и аббат Фортред умер.
      804   [806] Тогда архиепископ Вульфред получил палий.
      805    [807] Тогда Кутред умер, король над кентцами287, и настоятельница Кеолбург288, и элдормен Хеахбрюхт.
      812   [814] Тогда король Карл289 умер, и он правил 45 зим. Архиепископ Вульфред с Вигбрюхтом, епископом Уэссекса290, вместе отправились в Рим.
      813   [815] Тогда архиепископ Вульфред, с благословения папы Льва, вернулся в свою епархию. И в тот год ко­роль Эгбрюхт прошел войной весь Корнуолл от восточ­ной границы до западной.
      814   [816] Тогда благородный и святой папа Лев умер; по­сле него Стефан стал править291.
      816 [817] Тогда папа Стефан умер; после него Пасхалий был посвящен в папы, и в тот же год сгорела «Англий­ская школа»292.
      819 [821] Тогда Коенвульф, король Мерсии, умер; Кеол- вульф стал править, и элдормен Эадбрюхт умер.
      821   [823] Тогда у Кеолвульфа отняли его королевство293.
      822   [824] Тогда два элдормена — Бургхельм и Мука — бы­ли убиты, и собрался синод в Кловешу294.
      823   [825] Тогда бритты и жители Девона сражались у Гал- форда. В тот же год король Эгбрюхт сражался с коро­лем Беорнвульфом у Эллендуна; Эгбрюхт победил, и многие были убиты295. Тогда он отправил своего сына Этельвульфа, и своего епископа Эалхстана, и своего эл­дормена Вульфхеарда в Кент с большим отрядом из ополчения, и они прогнали короля Балдреда296 на се­вер, за Темзу. Кентцы покорились Эгбрюхту, и жители Суррея, Суссекса и Эссекса, поскольку прежде их неспра­ведливо разлучили с их родичами297. В тот же год ко­роль Восточной Англии и его подданные искали покро­вительства и защиты у короля Эгбрюхта из страха перед мерсийцами. В тот же год жители Восточной Англии убили Беорнвульфа, короля Мерсии.
      825 [827] Тогда мерсийский король Лудека был убит, и 5 его элдорменов с ним; Виглаф стал королем.
      827   [829] Тогда луна померкла в праздничную ночь на се­редину зимы298. В тот же год король Эгбрюхт захватил мерсийское королевство и все земли южнее Хамбера. Он был восьмым «бретвалда»299 — первым, кто владел та­ким большим королевством, был Элле, король Суссек­са, вторым — Кеавлин, король Уэссекса, третьим — Этельбрюхт, король Кента, четвертым — Редвальд, ко­роль Восточной Англии, пятым — Эадвине, король Нор­тумбрии, шестым был Освальд, он правил после него, седьмым — Осви, брат Освальда, восьмым Эгбрюхт, ко­роль Уэссекса. Эгбрюхт повел ополчение в Дор300 про­тив нортумбрийцев; они выказали ему свою покорность и добрую волю, и на том разошлись.
      828   [830] Тогда Ви(г)лаф301 опять стал королем Мерсии302. Епископ Этельвальд умер. В тот же год король Эгбрюхт повел ополчение против жителей Уэльса и заставил их смиренно покориться.
      829   [832] Тогда архиепископ Вульфред умер.
      830    [833] Тогда Кеолнот был избран епископом303 и ру­коположен; настоятель Феологид304 умер.
      831   [834] Тогда архиепископ Кеолнот получил палий.
      832   [835] Тогда язычники305 разорили Шиппи306 .
      833    [836] Тогда король Эгбрюхт сражался в Каргемпто- не307 против 35308 корабельных дружин309; многие бы­ли убиты, и даны завладели полем битвы310. Два епи­скопа, Хереферт и Вигферт311, умерли, и два элдормена, Дудда и Осмод, умерли.
      835   [838] Тогда большой флот312 пришел в Корнуолл; они объединились с бриттами и пошли войной на Эгбрюх- та, короля Уэссекса. Он узнал о том, с ополчением вы­ступил и сражался у Хингстона, обратив в бегство брит­тов и данов313.
      836   [839] Тогда король Эгбрюхт умер. А прежде — до то­го, как он стал королем, — Оффа, король Мерсии, и Бе- орхтрик, король Уэссекса, изгнали его на 3 года из зем­ли англов в землю франков314. Беорхтрик помогал Оффе, поскольку дочь Оффы была его женой. Эгбрюхт правил 37 зим и 7 месяцев; его сын Этельвульф стал королем в Уэссексе; он поставил своего сына Этельстана править в Кенте, Эссексе, Суррее и Суссексе.
      837    [840] Тогда элдормен Вульфхеард сражался в Саут- гемптоне против 31 корабельной дружины, многих убил, и победил; в тот год Вульфхеард умер. И в тот же год dux315 Этельхельм с жителями Дорсета сражались про­тив войска данов у Портленда; они долго теснили это разбойничье войско, но потом даны завладели полем битвы и убили элдормена.
      838   [841] Тогда элдормен Херебрюхт316 и многие мерсий- цы были убиты язычниками. В тот же год они многих убили в Линдси, в Восточной Англии и в Кенте.
      839   [842] Тогда много людей погибло317 в Лондоне, Квен- товике318, Рочестере.
      840    [843] Тогда король Этельвульф сражался в Каргем- птоне против 35 корабельных дружин; даны завладели полем битвы.
      845 [848] Тогда элдормен Эанульф с жителями Сомерсе­та, и епископ Эалхстан, и элдормен Осрик с жителями Дорсета сражались против данов в устье реки Паррет, многих убили, и победили. В тот же год король Этель- стан и dux Эалхере убили множество разбойников в Сан- дуиче в Кенте; они захватили 9 кораблей, а остальные обратились в бегство319.
      851 [850] Тогда элдормен Кеорл с жителями Девона сра­жался против язычников у Виканбеорга320, многих убил, и победил. В тот же год король Этельстан и dux Эалхере убили множество язычников у Сандуича в Кенте; они захватили 9 кораблей, а остальные обратились в бегст­во; язычники в первый раз остались на зиму. В тот же год даны пришли на трехстах пятидесяти кораблях в устье Темзы, разграбили Кентербери и Лондон, разби­ли мерсийского короля Беорхтвульфа321 с его ополче­нием и отправились на юг, через Темзу, в Суррей. Ко­роль Этельвульф и его сын Этельбальд сражались про­тив них у Аклеи322, убили там великое множество языч­ников — доселе мы о другом таком сражении не слыша­ли—и победили.
      853 Тогда Бургред, король Мерсии, и его уитэны попроси­ли короля Этельвульфа, чтобы он помог им покорить жителей Уэльса. Он так и сделал: пошел с ополчением через Мерсию в Уэльс, и все жители Уэльса ему подчи­нились. В тот же год король Этельвульф отправил сво­его сына Эльфреда в Рим. Тогда его святейшество323 Лев324 был папой в Риме; он помазал Эльфреда в коро­ли325 и был его свидетелем326 при миропомазании. То­гда, в том же году, Эалхере с жителями Кента, и Худа с жителями Суррея сражались на острове Тенет против войска язычников и сначала побеждали; там много лю­дей погибло и утонуло с обеих сторон. Потом, после Пас­хи, король Этельвульф отдал свою дочь в жены королю Бургреду, из Уэссекса в Мерсию327.
      855 Тогда язычники впервые остались на зиму на Шиппи. В тот же год король Этельвульф составил грамоту и да­ровал десятую часть своих земель по всему королевству для прославления Бога и для своего вечного спасения328. В тот же год он отправился в Рим с большой пышно­стью и жил там 12 месяцев. На обратном пути Карл329, король франков, отдал ему свою дочь в жены330. Потом Этельвульф вернулся к своим подданым, и они были это­му рады. Он умер через два года после того, как приехал от франков, и его прах покоится в Винчестере; он пра­вил восемнадцать с половиной лет. Этельвульф был сы­ном Эгбрюхта, Эгбрюхт сын Эалхмунда, Эалхмунд сын Эавы, Эава сын Эоппы, Эоппа сын Ингильда. Ингильд был братом Ине, короля Уэссекса, который потом ушел к Святому Петру331 и там отдал душу Богу; они были сыновьями Кенреда, Кенред сын Кеолвальда, Кеолвальд сын Куты, Кута сын Кутвине, Кутвине сын Кеавлина, Ке­авлин сын Кюнрика, Кюнрик сын Кердика, Кердик сын
      Элесы, Элеса сын Эслы, Эсла сын Гивиса, Гивис сын Вия, Вий сын Фреавине, Фреавине сын Фритогара, Фрито- гар сын Бронда, Бронд сын Белдея, Белдей сын Водена, Воден сын Фритувальда, Фритувальд сын Фреавине332, Фреалаф сын Фритувульфа, Фритувульф сын Финна, Финн, сын Годвульфа, Годвульф сын Геата, Геат сын Тет- вы, Тетва сын Беава, Беав сын Скельдвеа, Скельдвеа сын Херемода, Херемод сын Итермона, Итермон сын Храт- ра333, который родился в ковчеге, Ной, Ламех, Мафусал, Енох, Иаред, Малеил334, Камон335, Енос, Сиф, Адам primus homo et pater noster est Christus, amen336. Потом два сына Этельвульфа стали королями: Этельбальд в Уэссексе, а Этельбрюхт в Кенте, Эссексе, Суррее и Суссексе; Этель­бальд правил 5 лет.
      860 Тогда король Этельбальд умер, и его прах покоится в Шерборне; Этельбрюхт, его брат, стал править всем ко­ролевством и правил им по общему согласию и в доб­ром мире. В его дни пришел больший флот и даны раз­рушили Винчестер. Элдормен Осрик с жителями Хвикке и элдормен Этельвульф с жителями Беркшира сража­лись против разбойничьего войска и обратили его в бег­ство, и завладели полем битвы. Этельбрюхт правил 5 лет, и прах его покоится в Шерборне.
      865   Тогда язычники обосновались на острове Тенет и за­ключили договор с жителями Кента; те обещали им пла­ту. Но под предлогом договора и обещанной платы раз­бойничье войско ускользнуло ночью и разграбило весь восточный Кент337.
      866    [865] Тогда Этельред, брат Этельбрюхта, стал коро­лем в Уэссексе. В том же году пришло большое разбой­ничье войско в землю англов, и зимовало в Восточной Англии. Там они обзавелись лошадьми; жители Восточ­ной Англии заключили с ними мир.
      867    [866] Тогда пришло разбойничье войско из Восточ­ной Англии через устье Хамбера в Нортумбрию к Йор­ку. Тогда была большая смута среди нортумбрийцев. Они изгнали своего короля Осбрюхта и признали королем без рода и права Эллу338. Позже в тот год они собрались сражаться с данами339, созвали большое ополчение, ок­ружили данов в Йорке и попытались взять эту крепость. Некоторые прорвались внутрь, но очень много нортум- брийцев было убито, и снаружи, и внутри. Оба короля погибли, а те, кто остались в живых, заключили мир с разбойничьим войском. В тот же год епископ Эалхстан умер; он 50 лет занимал епископскую кафедру в Шер- борне, и прах его покоится в этом городе.
      868    [867] Тогда пришло то же войско в Мерсию, в Нот­тингем, и зимовало там. Мерсийский король Бургред и его уитэны просили Этельреда, короля Уэссекса, и его брата Эльфреда помочь им сразиться с данами. Они по­шли с уэссекским ополчением в Мерсию к Ноттингему, окружили разбойничье войско в крепости, но там не бы­ло серьезного сражения340, и мерсийцы заключили мир с данами.
      869   Тогда разбойничье войско опять пришло в Йорк и ос­тавалось там год.
      870   Тогда даны отправились верхом через Мерсию в Вос­точную Англию и зимовали в Тетфорде. В ту зиму ко­роль Эадмунд341 сражался против них; даны победили, убили короля и захватили всю ту землю. В тот же год архиепископ Кеолнот умер. И Этельред, епископ Уилтшира, был избран архиепископом Кентербери.
      871    Тогда разбойничье войско пришло в Уэссекс, в Ре- динг, и спустя 3 ночи два эрла отправились верхом на вылазку. Элдормен Этельвульф встретил их на Ингл- филд, сражался с ними, и победил. Спустя 4 ночи ко­роль Этельред и его брат Эльфред привели большое войско ополчения к Редингу и сражались против да­нов; многие были убиты с той и с другой стороны, эл­дормен Этельвульф342 там погиб, и даны завладели по­лем битвы. Спустя 4 ночи король Этельред и его брат Эльфред сражались против всего разбойничьего вой­ска на Эшдауне. Оно было поделено на две части: в од­ной — короли язычников, Бэгсиг и Хеалвдене, а в дру­гой — эрлы343. Король Этельред сражался против ко­ролей, в этом сражении погиб Бэгсиг. А его брат Эльфред сражался против эрлов, в этом сражении па­ли эрл Сидрок Старый, эрл Сидрок Юный, эрл Осберн, эрл Френа и эрл Харальд. Оба войска язычников бе­жали, много тысяч людей были убиты, битва продол­жалась до ночи. Спустя 14 ночей король Этельред и его брат Эльфред сражались против разбойничьего вой­ска в Базинге, и даны победили. Спустя 2 месяца ко­роль Этельред и его брат Эльфред сражались против того войска у Мертона; оно было поделено надвое. Они теснили данов, побеждали целый день, много было убитых с обеих сторон, и даны завладели полем бит­вы. Там погиб епископ Хеахмунд344 и много добрых людей. После той битвы приплыл большой летний флот345. Затем, после Пасхи, король Этельред умер; он правил 5 лет, и прах его покоится в Уимборне. Тогда его брат Эльфред, сын Этельвульфа, стал королем в Уэссексе, и спустя месяц король Эльфред с небольшим отрядом сражался против всего разбойничьего войска в Уилтоне. Он теснил их целый день, и даны завладели полем битвы. В тот год произошли 9 больших сраже­ний с разбойничьим войском в королевстве к югу от Темзы, а кроме того, Эльфред, брат короля, и элдор- мены без него, и королевские тэны верхом совершали вылазки несчетное число раз. В том году погибли 9 эр­лов и один король, и в тот год жители Уэссекса заклю­чили мир с разбойничьим войском.
      872   [871] Тогда разбойничье войско пришло из Рединга в Лондон и зимовало там; и мерсийцы заключили мир с этим войском.
      873    [872] Тогда разбойничье войско пришло в Нортум- брию и зимовало в Торкси, в Линдси; тогда мерсийцы заключили мир с этим войском.
      874   [873] Тогда разбойничье войско пришло из Линдси в Рептон и там зимовало; даны изгнали короля Бургреда за море после того, как он правил королевством 22 зи­мы, и захватили всю ту землю. Бургред отправился в Рим и остался там, и прах его покоится в церкви святой Ма­рии в Английской школе. В тот же год даны отдали мер­сийское королевство одному немудрому королевскому ТЭНу34б. он Принес им клятву и дал заложников, что от­даст им королевство по первому их желанию, и сам бу­дет к их услугам со всеми своими людьми.
      875   [874] Тогда разбойничье войско ушло из Рептона; Хе- алвдене увел часть людей в Нортумбрию, и они зимова­ли на реке Тайн. Они захватили ту землю и ходили войной на пиктов и бриттов из Стратклайдского коро­левства. А 3 короля — Годрум, Оскютель и Анвюнд — отправились с большим войском из Рептона в Кембридж и оставались там год. В это лето король Эльфред вывел флот в море и сражался против 7 кораблей; один захва­тил, а остальные обратились в бегство.
      876    [875] Тогда разбойничье войско ускользнуло от уэс- секского ополчения и пришло в Уэрхем. Король заклю­чил мир с ними; они поклялись ему на священном коль­це — так они прежде ни одному народу не клялись, — что они быстро уйдут из его королевства. Но под этим предлогом они ускользнули ночью от уэссекского опол­чения и верхом отправились в Эксетер. И в тот год Хе- алвдене поделил землю в Нортумбрии347, и они ее вспа­хали и стали с нее жить.
      877    [876] Тогда разбойничье войско пришло из Уэрхема в Эксетер, а флот данов поплыл кружным путем на за­пад, но попал в жестокий шторм: 120 кораблей погибли у Свонтежа. Король Эльфред отправился с ополчением за конным войском к Эксетеру, но не смог догнать да­нов, и они засели в крепости, куда нельзя было войти. Даны дали Эльфреду столько знатных заложников, сколько он захотел, поклялись суровыми клятвами, и добрый мир заключили. Потом, осенью, разбойничье войско ушло в Мерсию, где они часть земли поделили, а часть оставили Кеолвульфу348.
      878  Тогда на середину зимы, после двенадцатой ночи, раз­бойничье войско проскользнуло в Чиппенгем; даны за­хватили земли Уэссекса, поселились в них и многих лю­дей изгнали за море. А большую часть тех, кто остался, они победили и подчинили, но не короля Эльфреда. Он с небольшим отрядом с трудом прошел через леса и нашел убежище среди болот349. В ту же зиму приплыл брат Ин­вара и Хеалвдене в Уэссекс, в Девоншир с 23 кораблями, и его там убили, и 800 человек, которые были с ним, и 40 человек из его дружины350. Затем на Пасху король Эльф­ред с небольшим отрядом возвел укрепление на острове Этелни351, и оттуда вел войну против разбойничьего вой­ска, вместе с людьми Сомерсета, которые жили поблизо­сти. На седьмую неделю после Пасхи он поскакал к кам­ню Эгбрюхта у восточного края Селвуда; к нему туда пришли все жители Сомерсета и Уилтшира, и те жители Гемпшира, которые не уплыли за море; они были ему ра­ды. Спустя одну ночь король Эльфред отправился из сво­его лагеря в Айленд Вуд352, и спустя еще одну ночь — в Эддингтон. Там он сражался против всего разбойничье­го войска, обратил данов в бегство, преследовал их до их крепости и стоял там 14 ночей. Тогда они дали ему важ­ных заложников, поклялись суровыми клятвами, что они уйдут из его королевства, и пообещали, что их король примет крещение353. Они так и сделали: спустя 3 недели тридцать самых прославленных людей из войска данов — и Годрум среди них — приехали к Эльфреду в Эллер, что неподалеку от Этелни. Король был крестным Годру- ма, а церемония снятия белых одежд354 была в Уэрмо- ре355. Годрум оставался 12 ночей с королем, и тот почтил его и его спутников, поднеся им богатые дары.
      879   [878] Тогда разбойничье войско ушло из Чиппенгема в Чичестер и оставалось там год. В тот же год собралась
      шайка викингов и расположилась на острове Фалгем на Темзе. В тот же год солнце померкло на один час.
      880   [879] Тогда разбойничье войско ушло из Чичестера в Восточную Англию, поселилось в той земле и поделило ее. В тот же год даны, которые прежде стояли на Фалге- ме, уплыли за море в землю франков и оставалось там год.
      881    Тогда разбойничье войско ушло в землю франков; франки с ними сражались, и даны добыли себе коней после этого сражения.
      882   [881] Тогда разбойничье войско поднялось вверх по Маасу, вглубь франкских земель, и оставалось там год. В тот же год король Эльфред вывел в море флот и сра­жался с четырьмя кораблями данов; он захватил два ко­рабля — все люди, которые на них плыли, были убиты. А люди с двух других кораблей сдались, но они были сильно изранены, прежде чем покорились.
      883   [882] Тогда разбойничье войско поднялось по Шель­де к Конде356 и оставалось там год.
      884   [883] Тогда разбойничье войско прошло по Сомме к Амьену и оставалось там год.
      885    [884] Тогда разбойничье войско, о котором прежде говорилось, разделилось надвое, часть данов осталась на востоке, а другие подошли к Рочестеру357. Они окру­жили город и построили собственные укрепления, но жители города защищалась, пока король Эльфред не по­дошел с ополчением. Тогда даны ушли к своим кораб­лям, бросив лагерь; они остались без лошадей358 и вско­ре уплыли за море. И в тот же год король Эльфред отправил флот в Восточную Англию. Как только кораб­ли вошли в устье Стура, им встретились 16 кораблей ви­кингов; они359 с ними сражались, захватили все кораб­ли, а людей убили. Потом они отправились в обратный путь со своей добычей и встретили большой флот ви­кингов, в тот же день с ними сразились, и даны победи­ли. В тот же год перед серединой зимы Карл360, король франков, умер; его убил вепрь. Годом раньше умер его брат, он правил тем же западным королевством. Они оба были сыновьями Людовика361; он тоже правил в запад­ном королевстве и умер в тот год, когда затмилось солн­це. Людовик был сыном Карла362, чью дочь Этельвульф, король Уэссекса, взял в жены. В тот же год собрался большой флот в земле старых саксов363, и за год про­изошло два больших сражения364, в которых саксы по­бедили; с ними были фризы. В тот же год Карл365 стал королем западного королевства366 — и всего западного королевства, которым владел его прадед, по эту и по ту сторону Средиземного моря367, кроме Бретани. Карл был сыном Людовика368, брата Карла, — тот был отцом Юди­фи, которую взял в жены король Этельвульф. Они бы­ли сыновьями Людовика369, Людовик был сыном старо­го Карла370, Карл был сыном Пиппина371. В тот же год умер добрый папа Марин; он освободил Английскую школу от податей по просьбе короля Эльфреда и отпра­вил ему богатые дары и кусок креста, на котором стра­дал Христос. В тот же год разбойничье войско из Вос­точной Англии нарушило мир с королем Эльфредом.
      886   [885] Тогда разбойничье войско, которое прежде стоя­ло на востоке, вернулось на запад, поднялось по Сене и там зимовало372. В тот же год король Эльфред занял Лон­дон373, и весь народ англов ему покорился, кроме тех, кто был под властью данов. Этот бург374 был передан375 элдормену Этельреду376.
      887   [886-7] Тогда разбойничье войско прошло на кораб­лях под мостом в Париже, поднялось вверх по Сене до Марны к Шези и стояло в двух местах — там и на Йон- не — два года. В тот же год умер Карл377, король фран­ков; Арнульф, сын его брата378, отнял у него королевст­во за 6 недель до того, как он умер. Потом королевство поделили на 5 частей, и пять королей были помазаны, однако это было сделано с согласия Арнульфа, и они со­гласились править под его рукой, поскольку никто из них не принадлежал к королевскому роду по отцу. Ар- нульф остался в землях к востоку от Рейна, и Рудольф379 стал королем в центральных землях, Одо380 — в запад­ной части, а Беренгар381 и Гвидо382 — в земле лангобар­дов383 и в землях по эту сторону гор. Они384 сильно враждовали, между ними произошло два крупных сра­жения385, а кроме того, они постоянно разоряли свою страну и отнимали ее друг у друга. В тот год, когда раз­бойничье войско прошло под мостом в Париже, элдор­мен Этельхельм386 отвез в Рим дары от жителей Уэссек­са и короля Эльфреда.
      888  Тогда элдормен Беокка387 отвез в Рим дары от уэссекс- цев и короля Эльфреда. Королева Этельсвит, сестра ко­роля Эльфреда388, умерла, и прах ее покоится в Павии389. В тот же год архиепископ Этельред390 и элдормен Этель- вольд391 умерли в один месяц.
      889   В этом году никто не ездил в Рим, кроме двух гонцов, которых король Эльфред посылал с письмами.
      890   Тогда настоятель Беорнхельм392 отвез дары от жите­лей Уэссекса и от короля Эльфреда в Рим. Годрум, ко­роль норманнов, умер; его крестильное имя было Этель- стан393, он был крестником короля Эльфреда и жил в Восточной Англии, а прежде эту землю захватил. В тот же год разбойничье войско ушло из Сены к городу Сен- JIo394, который находится между землями бретонцев и франков; бретонцы сражались с данами и победили; они оттеснили их в реку, где многие утонули. Тогда Плегмунд был избран Богом и всеми святыми395.
      891  Тогда разбойничье войско отправилось на восток396, и король Арнульф вместе с восточными франками, сакса­ми и баварцами сражался против конных данов, преж­де чем подошли их корабли397, и обратил их в бегство. Три скотта398 прибыли к королю Эльфреду: они приплы­ли из Ибернии399 в лодке без весел, поскольку хотели странствовать во славу Бога, неважно где. Лодка, на ко­торой они плыли, была сделана из двух с половиной шкур400; они взяли с собой еды на семь ночей — и на седь­мую ночь пристали к берегу в Корнуолле; сразу после этого они отправились к королю Эльфреду. Их звали так: Дубслане, Макбету и Маэлинмун. А Суифне401, лучший проповедник среди скоттов, умер402. В этот же год после Пасхи — в молебственные дни403 или раньше — явилась звезда, которую на ученом языке называют «комета»; некоторые говорят, что на английском она называется «волосатая звезда», поскольку от нее расходятся длин­ные лучи — иногда в одну сторону, иногда во все.
      892  Тогда, в этом году, пришло то большое войско, о кото­ром прежде говорилось, из восточного королевства404 в Булонь. Там они — вместе с конями и всем прочим доб­ром — погрузились на корабли и приплыли на 250 ко­раблях в устье Лимне405. Это устье расположено на вос­токе Кента, у восточной оконечности большого леса, который мы называем Андредским. Лес тянется с вос­тока на запад на сто двадцать миль, если не больше, а ширина его — тридцать миль. Река, о которой мы преж­де говорили, вытекает из него. Даны провели свои ко­рабли на веслах 4 мили по этой реке — от внешнего края устья до леса — и там разрушили укрепление в болотах; в нем были несколько керлов406, и оно было недострое- но407. Вскоре Хэстен408 с 80 кораблями вошел в устье Темзы, и они стали лагерем в Милтоне, а другое разбой­ничье войско409 стояло в Эплдоре.
      893   В этом году, через двенадцать месяцев после того, как даны построили укрепления в восточном королевстве410, жители Нортумбрии и Восточной Англии принесли клятвы королю Эльфреду, а в Восточной Англии ему да­ли 6 знатных заложников. Но вопреки этому договору, всякий раз, когда другие даны отправлялись в поход, они тоже ходили грабить — иногда с ними, иногда сами по себе411. Король Эльфред собрал ополчение и разбил свой лагерь между лагерями данов, на ближайшем расстоя­нии от лесных укреплений и укреплений на реке, так что,
      попытайся одно из войск покинуть лагерь, король мог легко его перехватить. После этого отряды данов, пе­шие и конные, стали выбираться из леса в тех местах, где не было стражи, и их день за днем — и даже ноча­ми — ловили воины из ополчения и из бургов. Король поделил свое ополчение надвое, так что во всякое вре­мя половина людей была дома, а половина в походе, не считая тех воинов, которые защищали бурги412. Только дважды даны в полном составе покидали лагерь: пер­вый раз — когда они только сюда пришли, прежде чем было созвано ополчение; а во второй раз — когда захо­тели сняться с места. Они собрали большую добычу и решили уйти на север за Темзу, в Эссекс, к своим кораб­лям, но воины ополчения преградили им путь, срази­лись с ними в Фернхеме, обратили их в бегство, а добы­чу отобрали. И даны переправились через Темзу без брода, а затем поднялись вверх по течению Колна и ук­рылись на маленьком острове. Воины ополчения сте­регли их там, пока не закончились припасы. Но уста­новленный срок службы истек, припасы иссякли, и король направился им на смену с теми скирами, кото­рые были с ним в ополчении413. Пока он был в пути, а другие воины пошли домой, — а даны оставались на ост­рове, поскольку их король был ранен в сражении и не мог идти, — жители Нортумбрии и в Восточной Анг­лии414 снарядили около сотни кораблей и поплыли вдоль побережья на юг. И еще примерно сорок кораб­лей отправились вдоль побережья на север и осадили крепость в Девоне у Северного моря, а те, кто двигались на юг, осадили Эксетер. Когда король об этом услышал, он повернул на запад, к Эксетеру, со всем ополчением, кроме небольшого отряда воинов, который отправился на восток. Они пришли в Лондон, после чего вместе с лондонским гарнизоном и теми подкреплениями, кото­рые прибыли с запада, направились на восток, в Бен- флит. Хэстен еще раньше пришел туда со своим войском, которое прежде стояло в Милтоне, и сюда же явилось то большое войско, которое прежде стояло в Эплдоре, в устье Лимне. Хэстен построил укрепления в Бенфлите и после этого отправился грабить, а большое войско ос­тавалось на месте. Воины ополчения пришли туда, раз­били данов, разрушили укрепления, захватили все, что было внутри, — добро, женщин, детей — и привезли в Лондон. А из кораблей часть разбили, часть сожгли, часть отвели в Лондон или Рочестер. Жену Хэстена и двух его сыновей отправили к королю, и он вернул их Хэстену, поскольку один из мальчиков был его крест­ником, а другой — крестником элдормена Этельреда415. Они стали их крестными до того, как Хэстен пришел в Бенфлит, и Хэстен тогда принес клятвы и дал заложни­ков, а король поднес ему много даров, и так же посту­пил, когда возвращал жену и детей. Но как только люди Хэстена пришли в Бенфлит и встали там лагерем, они начали грабить как раз те самые земли в королевстве Эльфреда, которыми владел его кум Этельред. Когда разрушили его лагерь, он их грабил во второй раз. Ко­роль же, как я раньше говорил, отправился с ополчени­ем на запад к Эксетеру — этот бург осаждали даны, — и когда он туда пришел, они вернулись на свои корабли. И пока король на западе сторожил то разбойничье вой­ско, два других войска сошлись в Шубери в Эссексе и построили там укрепления, а потом вместе отправились вверх по Темзе, и к ним еще пришло большое пополне­ние из Нортумбрии и Восточной Англии. Они подня­лись по Темзе до Северна, и затем вверх по Северну. То­гда элдормен Этельред416, элдормен Этельхельм417, элдормен Этельнот418, королевские тэны из крепостей, свободные в тот момент от службы419, — из всех бургов, расположенных к востоку от Паррет, к западу и к восто­ку от Селвуда, к северу от Темзы и к западу от Север­на, — и часть жителей Северного Уэльса420 собрались все вместе, напали на данов с тыла, у Батинтона, на берегу
      Северна, и взяли в осаду их лагерь на двух берегах ре­ки421. Они стояли много недель по обеим берегам реки, а король в Девоне стерег флот, и у данов422 закончились припасы, так что они съели почти всех своих коней, а остальные кони умерли от голода. Тогда они напали на воинов, которые стояли на восточном берегу реки, и сра­жались с ними, и христиане423 победили. Там был убит королеский тэн Ордхех, и многие другие королевские тэны; из данов спаслись только те, кто сумел убежать. Они отправились в Эссекс, где был их лагерь и стояли их корабли, но в начале зимы все, кто уцелел, собрались из Восточной Англии и из Нортумбрии опять в боль­шое войско. Они оставили своих жен, корабли и добро в Восточной Англии и шли, не останавливаясь ни днем ни ночью, пока не добрались до заброшенной крепости на Уиррел, которая называется Честер. Воины ополче­ния не сумели нагнать их прежде, чем они оказались в крепости, но осаждали ее два дня, захватили весь скот, который был в окрестностях, убивали всех данов, пой­манных вне крепости, сожгли все посевы и пустили сво­их коней, чтобы те съели все в округе. Это было через двенадцать месяцев после того, как даны пришли сюда из-за моря.
      894 Вскоре, в этом году, разбойничье войско ушло от Уир­рел в Северный Уэльс — они не могли находиться в кре­пости, поскольку ни зерна, ни скота, которые можно бы­ло бы захватить, там не осталось. Из Северного Уэльса даны со всей добычей, которую там награбили, отпра­вились через Нортумбрию и Восточную Англию, где ополчение не могло их настичь, к восточной границе Эс­секса, к острову, что расположен в море, которое назы­вается Мереей424. А разбойничье войско, которое осаж­дало Эксетер, по пути домой стало грабить в Суссексе, у Чичестера, но воины из этого бурга прогнали их, много сотен людей убили и захватили несколько кораблей. В тот же год, ближе к зиме, даны, которые стояли в Мер- сее, провели на веслах свои корабли вверх по Темзе, а потом вверх по Ли. Это было через два года после того, как они пришли сюда из-за моря.
      895   В этом году разбойничье войско, о котором говори­лось прежде, стало лагерем на Ли, в двадцати милях вы­ше по течению от Лондона. Летом большая часть гар­низона этого бурга и другие люди напали на лагерь данов, но отступили, и четыре королевских тэна погиб­ли. Той осенью король встал лагерем в окрестностях бур­га425 на то время, пока шла жатва, чтобы даны не отня­ли зерно. Как-то раз король поскакал вдоль берега вверх по течению и заметил, что в одном месте можно перего­родить реку, и тогда даны не смогут там пройти на сво­их кораблях. Так и сделали: построили два укрепления на двух берегах реки. Когда люди Эльфреда в них рас­положились и начали перегораживать реку, даны поня­ли, что они не сумеют вывести корабли. Они их броси­ли, отправились по суше в Бриднорт и стали лагерем на берегу Северна. После этого ополчение поскакало на за­пад за данами, а люди из Лондона захватили корабли и сломали те из них, которые нельзя было увести, а те, которые можно было использовать, привели в Лондон. Своих жен даны оставили в Восточной Англии, когда покидали лагерь. А сами они обосновались на зиму в Бриднорте. Это было через три года после того, как да­ны пришли сюда, в устье Лимне, из-за моря.
      896   После этого, летом в этом году, разбойничье войско разошлось, кто в Восточную Англию, кто в Нортумбрию, и те, кто были бедны, погрузились там на корабли и уп­лыли за море на юг, в Сену. По милости Господа не су­мело разбойничье войско до конца сокрушить народ анг­лов, при том что еще больше зла в эти три года принес мор среди людей и скота, и главное — многие королев­ские тэны, лучшие в этой земле, умерли за это время. Среди них были Свитульф, епископ Рочестера, и Кеол- мунд, элдормен Кента, и Беорхтульф, элдормен Эссек­са, и Вульферт, элдормен Гемпшира, и Эалхеард, епископ Дорсета, и Эадульф, королевский тэн из Суссекса, и Бе- орнульф, викгерефа426 Винчестера, и Эгульф, королев­ский конюший, и еще многие, хотя я назвал самых из­вестных. В тот год разбойничье войско из Восточной Англии и Нортумбрии не раз нарушало покой в уэссек- ских землях: они отнимали зерно и скот на южных побе­режьях, но худшей бедой были эски427, которые сохра­нились с прежних времен. Тогда король Эльфред повелел построить длинные корабли, чтобы сражаться против зе­ков. Они были почти вдвое длиннее: у некоторых — по 60 весел, а у некоторых больше. И они были быстроход­нее, прочнее и выше, чем эски; и построены ни на фриз­ский манер, ни на данский, а так, как, по мнению короля, было лучше всего. И как-то раз, в этом же году, приплы­ли шесть кораблей на Уайт, и много зла содеяли на этом острове, в Девоне и повсюду на побережьях. Тогда ко­роль повелел, чтобы девять новых кораблей отправились за ними и перекрыли им путь из устья в открытое море. Три корабля данов стали против них биться, а три стоя­ли на суше выше по течению, в дальнем конце устья: лю­ди, бывшие на них, ушли вверх по реке. Корабельщики Эльфреда захватили два из трех кораблей на выходе из устья и убили людей, а один корабль пробился, хотя на нем осталось в живых только пять человек. Тогда девять кораблей прошли дальше в устье, туда, где стояли другие корабли данов. И они встали очень неудобно, три — на той стороне, где стояли корабли данов, а все прочие — на другом берегу, так что не могли друг к другу добраться428. Когда вода была за много форлонгов от кораблей, даны с оставшихся кораблей пришли к тем трем кораблям, что стояли на суше на их берегу в ожидании прилива, и сра­жались с людьми, которые на них были. Там были убиты королевский герефа Лукумон, фриз429 Вульфхеард, фриз Эббе, фриз Этельхере, Этельферт, приближенный коро­ля, и всего фризов и англов 62 человека, и 120 данов. Да­ны сумели уйти по приливной воде раньше, чем христиа­не смогли столкнуть свои корабли430, и вышли на веслах в открытое море. Но люди были настолько изранены, что не сумели отойти на веслах от суссекского побережья, и два корабля выбросило на сушу. Корабельщиков отпра­вили в Винчестер к королю, и он повелел их повесить. А те, кто приплыл в Восточную Англию на третьем ко­рабле, были сильно покалечены. В то лето не меньше 20 кораблей затонули у южного побережья, с людьми и всем прочим. В тот же год умер королевский конюший Вульф- рик, он был к тому же валийский герефа431.
      897 Тогда, в этом году, Этельм, элдормен Уилтшира, умер за девять ночей до середины лета432; тогда Хеахстан умер, он был епископом Лондона.
      900 Тогда Эльфред, сын Этульфа433, умер за шесть ночей до дня Всех Святых; он был королем всего народа англов, кроме тех, кто был под властью данов, и правил королев­ством 29 с половиной зим; его сын Эадвеард стал коро­лем. Тогда Этельвальд, сын его дяди по отцу434, захватил королевские поместья в Уимборне и Твингеме без дозво­ления короля и его уитэнов. Тогда король с ополчением поскакал туда и встал лагерем в Бедберне, неподалеку от Уимборна. Этельвальд оставался в усадьбе со всеми свои­ми людьми; он закрыл перед королем все ворота и зая­вил, что хочет жить здесь или умереть435. Но под этим предлогом он ускользнул ночью и добрался до разбой­ничьего войска в Нортумбрии; король повелел скакать за Этельвальдом, но его не удалось нагнать. Тогда воины захватили жену Этельвальда, которую он взял без дозво­ления короля и вопреки предписаниям епископа, пото­му что она раньше была пострижена в монахини436. В этом же году Этельред, элдормен Девона, умер за четыре не­дели до короля Эльфреда.
      902 Тогда элдормен Этульф, брат Эалхсвит437, умер, и Вер­гилий, настоятель из скоттов438, и священник Грим- бальт439 в 8 иды июля.
      903 Тогда Этельвальд пришел из-за моря с флотом, с ко­торым он был в Эссексе.
      904Тогда Этельвальд подговорил разбойничье войско из Вос­точной Англии начать смуту; они разорили земли Мерсии до Криклейда, потом перешли Темзу, захватили в Брайто­не и окрестностях все, что попалось под руку, и ушли на­зад. Король Эадвеард отправился за ними, как только со­брал ополчение, и разорил все их земли между валами440 и Уайсси до Фене441. Решив уходить, он передал ополче­нию приказ, чтобы они уходили все вместе. Но жители Кента отстали, не послушав приказа короля, хотя он от­правил к ним семь гонцов. Тогда разбойничье войско ок­ружило их, и они сражались. Там был убит элдормен Си- гульф, и элдормен Сигельм442, и королевский тэн Эадвольд, и настоятель Кенульф, и Сигебрехт, сын Сигульфа, и Эад- вальд, сын Акки, и еще многие, хотя я назвал самых из­вестных443. На стороне данов были убиты их король Эох- рик444, и этелинг Этельвальд, который подговорил их начать смуту, и Бюрхтсиге, сын этелинга Беорнота445, и холд446 Юсопа, и холд Оскютель, и еще очень многие, ко­го мы сейчас не можем назвать. На обеих сторонах многие были убиты, но данов погибло больше, хотя они завладе­ли полем битвы. И Эалхсвит447 умерла в этот же год.
      905 Тогда, в этом году, Эльфред, герефа Бата, умер. В этом же году в Тидинфорде был заключен мир с жителями Восточной Англии и Нортумбрии, как король Эадвеард решил.
      908   Тогда Денульф умер; он был епископом Винчестера448.
      909   Тогда Фритестан стал епископом Винчестера449; после этого умер Ассер, он был епископом Шерборна450. В тот же год король Эадвеард послал ополчение из Уэссекса и Мерсии, и они учинили жестокий грабеж у северного войска451, захватили людей и разное добро, и много да­нов убили. Они были в походе пять недель.
      910   Тогда даны из Нортумбрии нарушили мир, они отверг­ли все соглашения, которые им предлагали король Эад- веард и его уитэны, и разорили земли Мерсии. Тогда ко­роль собрал несколько сотен кораблей; он сам находился в Кенте, а корабли пошли на восток вдоль южного по­бережья ему навстречу. Даны решили, что большая часть королевских воинов плывет на кораблях, и они могут беспрепятственно идти, куда захотят. Когда король уз­нал, что они отправились грабить, он послал ополчение из Уэссекса и Мерсии; они нагнали данов на обратном пути, сражались с ними, и обратили их в бегство; они много тысяч данов убили, и там король Эквильс452 был убит.
      911  Тогда Этельред, элдормен Мерсии, умер, и король Эад- веард получил Лондон, Оксфорд и все те земли, кото­рые к ним относились453.
      912   Тогда, в этом году, около дня святого Мартина454, ко­роль Эадвеард повелел построить бург на севере, у Херт- форда, между реками Маран, Бейн и Ли. После этого, тем же летом455, между молебственными днями и сере­диной лета, король Эадвеард отправился со своим вой­ском в Эссекс, к Мэлдону, и стоял там все то время, пока строился бург в Уитгеме. Большинство людей, которые прежде были под властью данов, ему подчинились. Часть его войска тем временем строила бург в Хертфор- де, на южном берегу Ли456.
      913  Тогда, в этом году после Пасхи, прискакало разбойни­чье войско из Нортгемптона и Честера и нарушило мир; было убито много людей в Хук Нортоне и округе. Вско­ре, когда эти даны ушли, собралось другое конное вой­ско и прискакало в Латон. Но местные жители держали оборону; они сразились с данами, обратили их в бегст­во и отняли все, что те захватили, а также их коней и большую часть оружия.
      914   Тогда, в этом году, пришел сюда большой флот с юга, из Бретани, и с ним два эрла, Охтор и Хроальд. Они от­правились вдоль берега на запад до устья Северна и гра­били на побережьях Уэльса повсюду, где им вздумает­ся; они захватили Камелеака, епископа Эрченфилда457, и увели его с собой на корабли. Потом король Эадвеард выкупил его за 40 фунтов. После этого все разбойничье войско сошло на берег и хотело идти дальше грабить Эрченфилд. Но люди из Херефорда, Глостера и сосед­них бургов встретили их, сражались с ними и обратили их в бегство; они убили эрла Хроальда, брата эрла Ох- тора, и многих из этого войска. Даны нашли убежище в одном форте, и они держали их там в окружении, пока те не дали заложников, пообещав, что уйдут из владе­ний короля Эадвеарда. Король повелел нести стражу на южном берегу в устье Северна, от Корнуолла на западе до устья Эйвона на востоке, чтобы даны не могли выса­диться нигде на этом побережье. Однако два раза они высадились ночью, ускользнув от стражи: один раз — восточнее Уотчета, другой раз — в Порлоке. Но оба раза их разбили, так что немногие из данов вернулись, кро­ме тех, кто добрался вплавь к кораблям. После этого да­ны расположились на острове Флатхольм458 и стояли до тех пор, пока у них не кончились припасы; многие их люди умерли от голода, поскольку они не могли добыть никакой еды. Тогда они отправились в Дивед, а отту­да—в Ирландию; это было осенью. После этого, в том же году, перед днем святого Мартина, король Эадвеард отправился в Бакингем со своим ополчением и стоял там четыре недели; он построил бурги на обоих берегах ре­ки459, до того как оттуда ушел. И эрл Туркютель со все­ми холдами, почти все влиятельные люди из окрестно­стей Бедфорда460, а также многие из окрестностей Нортгемптона попросили его быть их повелителем.
      915 Тогда, в этом году, перед днем святого Мартина, ко­роль Эадвеард отправился с ополчением к Бедфорду и захватил этот бург; почти все люди, которые там жили, ему подчинились. Король стоял там четыре недели; он повелел построить бург на южном берегу реки461, до то­го как оттуда ушел.
      916   Тогда, в этом году, перед серединой лета, король Эад- веард пришел в Мэлдон; он построил там бург и укре­пил его, до того как оттуда ушел. В тот же год эрл Тур- кютель с теми людьми, которые захотели последовать за ним, отправился за море в землю франков, с дозволе­ния и при поддержке короля Эадвеарда.
      917  Тогда, в этом году перед Пасхой, король Эадвеард по­велел идти в Таучестер и построить там бург; после это­го, в том же году, он повелел построить бург в Вигинга- мере462. В то же лето, между ламмасом и серединой лета463, разбойничье войско из Нортгемптона, Лестера и земель к северу от них нарушило мир и отправилось к Таучестеру; они сражались за этот бург целый день и рас­считывали его захватить. Но люди, которые были в бур­ге, защищали его, пока не подошла помощь, и тогда даны отступили. Вскоре после этого они опять отправились ночью на грабеж, напали неожиданно и захватили не­мало пленников и добычи между Бернвудом464 и Айл- сбери. Тем временем даны из Хантингдона и Восточной Англии стали лагерем в Темпсфорде465, поселились там и построили укрепления, оставив свой прежний лагерь в Хантигдоне. Подумав, что теперь они смогут шире се­ять вражду и смуту, даны отправились в поход и подо­шли к Бедфорду; но люди, которые были в бурге, вы­ступили против них, сражались с ними, обратили их в бегство и многих из них убили. Но после этого вновь собралось большое разбойничье войско из Восточной Англии и мерсийских земель466; даны подошли к бургу Вигингамере, окружили его, сражались за него целый день и захватили весь скот в округе. Но люди, которые были в бурге, защитили его, и тогда даны отступили. По­сле этого, тем же летом, во владениях короля Эадвеарда люди из всех ближайших бургов, которые могли прий­ти, собрались в большое войско467; они подошли к Тем- псфорду, осадили этот бург и сражались за него, пока его не захватили. Они убили короля данов468, эрла Тог- ла, эрла Манна, и его сына, его брата, и всех, кто был в бурге и хотел защищаться, а всех прочих и все, что бы­ло в бурге, захватили. Вскоре после этого, осенью, лю­ди из Кента, Суррея, Эссекса и всех ближайших бургов собрались в большое войско; они подошли к Колчесте- ру, окружили этот бург и сражались за него, пока его не захватили. Они убили весь гарнизон, кроме тех, кто пе­релез через стены, и захватили все, что было в бурге. Но после этого, в ту же осень, собралось большое разбой­ничье войско в Восточной Англии, из местных жителей и тех викингов, которых они призвали себе на подмогу. Подумав, что теперь они смогут отомстить за свои по­тери, даны подошли к Мэлдону, окружили этот бург и сражались за него, пока к воинам бурга не подошло большое подкрепление, тогда даны отступили. После этого люди из бурга и те, кто пришел им на помощь, вы­ступили и обратили разбойничье войско в бегство, и много сотен данов убили — и людей с эсков469 , и про­чих. Вскоре после этого, в ту же самую осень, король Эадвеард отправился с уэссекским ополчением к Пас- сенгему470 и стоял там, пока строился бург в Таучестере с каменной стеной. Тогда эрл Турферт, его холды, и все даны, жившие в окрестностеях Нортгемптона и дальше на север до Уэлленда, подчинились ему и просили его стать их повелителем и защитником. Когда одна часть ополчения разошлась по домам471, выступила другая; они отправились к бургу в Хантингдоне и по повелению короля Эадвеарда починили укрепления и отстроили их заново в тех местах, где они были разрушены. Все мест­ные жители, которые там еще оставались, покорились королю Эадвеарду и просили у него мира и защиты. Вскоре после этого, в том же году, перед днем святого Мартина, король Эадвеард с уэссекским ополчением от­правился к Колчестеру, починил укрепления и отстро­ил их заново в тех местах, где они были разрушены. То­гда множество жителей Восточной Англии и Эссекса, которые прежде были под властью данов, подчинились ему, и все даны из Восточной Англии как один ему по­клялись, что они хотят всего того, чего он хочет, и хо­тят мира с теми, с кем король хочет мира, на суше и на море. А даны из окрестностей Кембриджа сами по себе признали короля Эадвеарда своим повелителем и защит­ником и скрепили это клятвами, как король решил.
      918   Тогда, в этом году, между молебственными днями и серединой лета, король Эадвеард с ополчением отпра­вился к Стамфорду и повелел построить бург на южном берегу реки472; все те люди, которые жили в окрестно­стях северного бурга, покорились ему и просили его быть их повелителем. Когда король расположился в этом месте, в Тамуорте умерла его сестра Этельфлед за 12 ночей до середины лета. Он поскакал в бург в Тамуор­те, и там все жители Мерсии, которые прежде были под­данными Этельфлед, короли Уэльса — Ховел, Кледаук473, и Иотвелл474 — и все жители Уэльса подчинились ему и попросили его быть их повелителем. Оттуда король от­правился в Ноттингем, вошел в этот бург и повелел его восстановить и поселить людей — англов и данов. Тогда ему подчинились все жители Мерсии — и англы, и да­ны.
      919   Тогда, в этом году, на исходе осени, король Эадвеард отправился с ополчением в Телуолл и повелел постро­ить там бург, заселить его и поставить там гарнизон. Дру­гому отряду ополчения, также из жителей Мерсии, ко­роль повелел, пока он находится здесь, отправиться в Нотумбрию, в Манчестер, и восстановить его, и поста­вить там людей. Тогда умер архиепископ Плегмунд.
      920   Тогда, в этом году, перед серединой лета, король Эад­веард отправился с ополчением в Ноттингем; он пове­лел построить бург на южном берегу реки, напротив дру­гого бурга, и мост через Трент между этими двумя бургами; а оттуда он отправился в Пик Дистрикт к Бай- куэлл и повелел построить бург по соседству и поста­вить там людей. Тогда король скоттов, весь народ скот­тов475, Регнальд476, сыновья Эадвульфа477 и все, кто жи­ли в Нортумбрии — англы, даны, норманны478 и про­чие, — признали его своим отцом и повелителем, и так же король Стратклайдского королевства, и все жители Стратклайдского королевства.
      924 Тогда король Эадвеард умер; его сын Этельстан стал королем. Родился святой Дунстан479. Вульфхельм стал архиепи­скопом Кентерберийским.
      931    Тогда Бюрнстана рукоположили в епископы Винче­стера в 4 календы июня480; он был епископом два с по­ловиной года.
      932   Тогда епископ Фритестан481 умер.
      933  Тогда король Этельстан отправился в землю скоттов с флотом и войском и сильно ее разорил. Епископ Бюрн- стан умер в Винчестере в день Всех Святых482.
      934  Тогда епископ Эльфхеах занял епископскую кафедру483.
      93^484 в эт0 лет0485 Этельстан державный,
      кольцедробитель, и брат его, наследник, Эадмунд, в битве добыли славу и честь всевечную мечами в сечи под Брунанбургом486: рубили щитов ограду, молота потомками487 ломали копья Эадверда отпрыски, как это ведется в их роде от предков, ибо нередко недругов привечали они мечами, защищая жилище, земли свои и золото, и разили противника: сколько скоттов и морских скитальцев обреченных пало — поле темнело от крови ратников с утра, покуда, восстав на востоке, светило славное скользило над землями, светозарный светоч бога небесного, рубились благородные, покуда не успокоились, — скольких северных мужей в сраженье положили копейщики на щиты, уставших, и так же скоттов488,
      сечей пресыщенных; косили уэссекцы, конники исконные, доколе не стемнело, гоном гнали врагов ненавистных, беглых рубили, сгубили многих клинками камнеостренными; не отказывались и
      мерсии489
      пешие от рукопашной с приспешниками Анлафа490,
      прибывшими к берегу по бурным водам,
      себе на пагубу подоспевшими к сече
      на груди ладейной — вождей же юных
      пятеро пало на поле брани,
      клинками упокоенных, и таких же семеро
      ярлов Анлафа, и ярых мужей без счета,
      моряков и скоттов. Кинулся в бегство
      знатный норманн — нужда его понудила
      на груди ладейной без людей отчалить, -
      конь морской491 по водам конунга уносит
      по взморью мутному, мужа упасая;
      так же и старый пустился в бегство,
      к северу кинулся Константин державный492,
      седой воеводитель; в деле мечебойном
      не радость обрел он, утратил родичей,
      приспешники пали на поле бранном,
      сечей унесенные, и сын потерян
      в жестокой стычке — сталь молодого
      ратника изранила; игрой копейной
      не мог хитромыслый муж похвастать,
      седой воеводитель, ему же подобно Анлаф
      рать истратил: их не радовала,
      слабейших в битве, работа бранная
      на поле павших, пенье копий,
      стычка стягов, сплетенье стали,
      ошибка дружинная, когда в сраженье
      они столкнулись с сынами Эадверда.
      Гвоздьями скрепленные ладьи уносили
      дротоносцев норманнов через воды глубокие,
      угрюмых, в Дюфлин493 по Дингес-морю494, плыли в Ирландию корабли побежденных. И братья собрались в путь обратный, державец с наследником, и дружина с ними к себе в Уэссекс, победе радуясь; на поле павших лишь мрачноперый черный ворон клюет мертвечину клювом остренным, трупы терзает угрюмокрылый орел белохвостый, войностервятник, со зверем серым, с волчиной из чащи. Не случалось большей сечи доселе на этой суше, большего в битве смертоубийства клинками сверкающими, как сказано мудрецами в старых книгах, с тех пор, как с востока англы и саксы пришли на эту землю из-за моря, сразились с бриттами, ратоборцами, гордые, разбили валлийцев, герои бесстрашные этот край присвоили*.
      940 Тогда король Этельстан495 умер в 6 календы ноября496, через сорок зим без одной ночи после того, как умер ко­роль Эльфред; этелинг Эадмунд стал королем, ему бы­ло 18 зим. Король Этельстан правил 14 лет и 10 недель. Тогда Вульфхельм был архиепископом в Кентербери.
      942 Тогда король Эадмунд, властитель данов,
      защитник сородичей, благородный вершитель
      деяний,
      захватил землю Мерсии, которую Дор497 отделяет,
      Уитуэлл Гайп и река Хамбер,
      широкий поток; пять бургов -
      Лестер и Линкольн,
      Ноттингем, Стамфорд и Дерби.
      Даны прежде были под властью
      норманнов498 и не по доброй воле жили
      "Перевод В. Г. Тихомирова
      в оковах язычества долгое время, пока их не освободил к своей славе повелитель воинов, потомок короля Эадвеарда, король Эадмунд. Король Эадмунд стал крестным короля Анлафа499, и в тот же год, спустя какое-то время500, он стал свидетелем на миропомазании короля Регенальда. Тогда король Эад­мунд даровал Гластонбери святому Дунстану501, который стал там первым настоятелем.
      944   Тогда король Эадмунд захватил всю Нортумбрию се­бе во владение и изгнал двух королей, Анлафа, сына Сюхтрика, и Регенальда, сына Гутреда502 из этих земель.
      945   Тогда король Эадмунд захватил все земли Камбрии503 и уступил их Малкольму504, королю Шотландии, на том условии, что тот будет его союзником на суше и на море.
      946   Тогда король Эадмунд умер в день святого Августи­на505; он правил шесть с половиной лет. Его брат, эте­линг Эадред стал королем; он захватил всю землю Нор­тумбрии себе во владение, и скотты дали ему клятвы, что они хотят всего, чего он хочет.
      951 Тогда Эльфхеах, епископ Винчестера, умер в день свя­того Григория506.
      955 Тогда король Эадред умер в день святого Климента507 во Фроме508; он правил девять с половиной лет, и Эад- вий, сын короля Эадмунда, стал королем и изгнал святого Дунстана из страны509.
      958   Тогда король Эадвий умер в октябрьские календы510, и его брат Эадгар стал королем.
      959   Тогда он послал за святым Дунстаном и отдал ему винчестер­скую епархию, а затем лондонскую.
      961   Тогда архиепископ Одо умер, и святой Дунстан стал архиепископом.
      962  Тогда Эльфгар, родич короля, умер в Девоне, и его прах покоится в Уилтоне; король Сигферт511 убил себя, и его прах покоится в Уимборне. В тот же год был очень жес­токий мор512 и большой пожар в Лондоне; собор Павла сгорел, и в тот же год его начали строить опять. В тот же год священник Этельнот отправился в Рим и там умер в 18 календы сентября513.
      963   Тогда диакон Вульфстан умер в День избиения мла­денцев514, и после этого священник Гюрик умер. В том же году настоятель Этельвольд515 стал епископом Вин­честера; его рукоположили в канун дня святого Анд­рея516, это было воскресенье.
      964   Тогда король Эадгар изгнал священников в городе517 из Олд-Минстера и Нью-Минстера, а также из Чертей518 и Милтона519, и заменил их монахами520. Он поставил настоятеля Этельгара521 в Нью-Минстер, настоятеля Ордбрихта522 — в Чертей, а настоятеля Кюневеарда523 — в Милтон.
      971 Тогда этелинг Эадмунд524 умер, и его прах покоится в Рамси.
      973 Тогда был Эадгар, повелитель англов,
      с большой пышностью помазан в короли525 в древнем городе, Акеманнескеастре, который жители острова иначе называют Батом. Была радость великая в тот благословенный всеми почитаемый день, который дети праха именуют Пятидесятницей526. Там, как я слышал, собралось множество священников и ученых
      монахов.
      И тогда минуло, согласно писаниям, по счету лет, от рождества прославленного Короля, пастыря
      светочей,
      десять сотен зим без двадцати семи.
      И минула почти тысяча лет
      по приходе победоносного Господа, когда это
      случилось.
      А потомок Эадмунда, доблестный в битвах, прожил двадцать и девять зим до того времени, когда это происходило, и на тридцатую зиму был помазан в короли.
      975 Тогда Эадгар, король англов, оставил земные радости,
      призвал его иной свет, прекрасный, исполненный
      счастья,
      и он оставил эту ничтожную, бренную жизнь. Называют люди на земле, дети смертных, те, кто прежде были обучены правильному счету, повсюду в отчих землях июлем тот месяц, когда юный Эадгар, кольцедаритель, умер в
      восьмой день, и стал королем его сын, предводитель воинов, малолетний ребенок, которого звали Эадвеард. А десятью днями позже покинул Британию прославленный муж, епископ славный, добродетельный от века, которого звали
      Кюневеард527.
      Тогда в Мерсии, как я слышал,
      почтение к Господу умалилось повсюду.
      Многие мудрые служители Бога
      в изгнание отправились, на горе тем,
      в чьих сердцах горела любовь к Вседержителю528.
      Оскорбили люди Творца Славы, Властителя Небес,
      Повелителя Побед тем, что презрели его завет.
      И был изгнан бесстрашный муж,
      Ослак529, из родной земли;
      через ложе валов, купальню бакланов,
      через землю китов, через бездну кипящую530,
      муж седовласый, мудростью славный
      и красноречием, пустился в путь,
      лишившись дома.
      И тогда была явлена высоко в небесах, на небосводе звезда, которую повсюду мужи благоразумные, стойкие, мудрые люди, вещие пророки называют кометой. Гнев Вседержителя люди познали,
      голод на земле.
      Но потом Страж Небес, Владыка Ангелов все исправил, излил опять благословение на жителей острова через плоды земные.
      978 Тогда король Эадвеард был убит531. В тот же год его брат, этелинг Этельред, стал королем.
      983   Тогда элдормен Эльфхере532 умер.
      984   Тогда добронравный епископ Этельвольд533 умер; его преемника, епископа Эльфхеаха534, которого иначе зва­ли Годвине535, рукоположили в 13 календы ноября536; он вступил на епископскую кафедру в Винчестере в день двух апостолов, Симона и Иуды537.
      988 Здесь святой Дунстан архиепископ умер538.
      993 Тогда, в этом году, пришел Унлаф539 с девяносто тремя кораблями в Фолкстоун и разграбил его окрестности; затем он отправился в Сандуич, а оттуда — в Ипсуич, все эти земли разорил и пришел в Мэлдон. Элдормен Бюрхтнот выступил со своим ополчением и сражался против данов, но те убили элдормена и завладели по­лем битвы540. После этого был заключен мир541 с Унла- фом, и король стал его свидетелем при миропомазании по совету Сигерика, епископа Кентербери, и Эльфхеаха, еписко­па Винчестера.
      1001 Тогда, в этот год, было большое немирье в англий­ской земле из-за корабельного войска. Даны повсюду грабили и жгли, и за один переход добрались до Эте- лингс Уоллей. Тогда жители Гемпшира выступили про­тив них и сражались с ними; там были убиты Этель- веард, королевский главный герефа, Леофрик из Уитчерча, Леофвине, королевский главный герефа, Вульфхере, епископский тэн, Годвине из Уорти, сын епископа Эльфсиге542 — всего восемьдесят один чело­век. И там погибло очень много данов, хотя они завла­дели полем битвы. Оттуда даны отправились на запад и подошли к Девону; там к ним присоединился Палий со всеми кораблями, какие он смог собрать, ибо он пре­дал короля Этельреда, вопреки всем обещаниям, кото­рые он ему давал, хотя король щедро его одарил поме­стьями, золотом и серебром. Даны сожгли Кингстейн и много других хороших поместий, которые мы не мо­жем перечислить; после этого местные жители заклю­чили с ними мир. Оттуда даны отправились в устье Эк­са и за один переход добрались до Пинхо. Там королевский главный герефа Кола и королевский ге- рефа Эадсиге вышли против них с ополчением, какое смогли собрать, но отступили; многие были убиты, и даны завладели полем битвы. Наутро они подожгли по­местья в Пинхо, в Клисте543 и много хороших помес­тий, которые мы не можем перечислить, а затем отпра­вились на восток, пришли на остров Уайт и наутро сожгли поместье в Уолтеме и много других усадеб. Вскоре после этого люди с ними договорились и заклю­чили мир.
      1005   Тогда архиепископ Эльфрик умер.
      1006   Тогда Эльфхеах544 был возведен в архиепископы.
      1017 Тогда Кнут545 был избран королем.
      1031 Тогда Кнут вернулся в землю англов. Он даровал со­бору Христа в Кентербери гавань в Сандуиче и все те привилегии, которые из этого проистекали, в землях по обе стороны гавани. Всякий раз, когда прилив был са­мый полный и самый высокий, корабль подходил к зем­ле близко, насколько возможно, и человек, который сто­ял на корабле и держал топор-секиру в руке...546
      1036 Кнут умер.
      1038 Тогда умер архиепископ Этелънот.
      1040 Тогда архиепископ Эадсиге отправился в Рим. Ко­роль Харальд умер547.
      1042   Тогда король Хардакнут548 умер.
      1043   Тогда Эадвеард549 был помазан в короли.
      1050 Тогда архиепископ Эадсиге умер; Роберт стал архи­епископом.
      1053 Тогда эрл Годвине умер.
      1066 Тогда король Эадвеард умер, и эрл Харальд550 стал королем; он правил 40 недель и один день; и тогда при­шел Вильгельм551 и завоевал землю англов. Тогда, в этом году, сгорел собор Христа. И тогда явилась комета в 14 календы мая552.
      1070 Тогда Ланфранк, настоятель Кана, прибыл в землю англов и через несколько дней после этого стал архи­епископом Кентерберийским. Его рукоположили в 4 ка­ленды сентября553 в его собственной резиденции554 во­семь епископов, которые ему подчинялись; другие — те, кто не был на церемонии, — сообщили через гонцов или в письмах, почему они не могут приехать. В этом году Фома555, которого избрали епископом Йорка, по древ­нему обычаю556 приехал в Кентербери, чтобы его там рукоположили. Когда Ланфранк потребовал, чтобы Фо­ма подтвердил клятвой свою покорность, тот отказался и сказал, что не должен этого делать. Тогда архиепископ Ланфранк, разгневавшись, приказал всем епископам и монахам, которые собрались по его повелению, отслу­жить службу, снять облачения, и они послушались. Фо­ма так и уехал в тот раз без благословения. Вскоре по­сле этого случилось так, что архиепископ Ланфранк отправился в Рим, и Фома с ним. Когда они приехали и поговорили обо всем другом, о чем хотели поговорить, Фома завел речь о том, как он приехал в Кентербери, и архиепископ потребовал, чтобы он клятвой подтвердил свою покорность, а он отказался. Тогда архиепископ Ланфранк ясно объяснил, что он по праву требовал то­го, чего он требовал, и подкрепил это убедительными доводами перед папой Александром и всеми советника­ми, которые там собрались, и с тем отправился домой. После этого Фома приехал в Кентербери, смиренно ис­полнил все, что архиепископ от него требовал, и после этого получил благословение.
       
    • Сёку Нихонги (свитки 1-5)
      By Saygo
      Мещеряков А. Н. (пер., комм.). Хроника «Сёку нихонги». Свиток 1 // Политическая культура древней Японии. Труды Института восточных культур и античности РГГУ.  Вып.  VII.  М.:  РГГУ,  2006. С. 7-65.
       
      Предисловие1
       
      Погодная хроника «Сёку нихонги» (797 г.) представляет собой основной источник по истории Японии конца VII-VIII вв.2 и содержит самые различные сведения по политической, идеологической, институциональной, социальной, дипломатической и культурной истории этого времени. Как говорит само название («Продолжение анналов Японии»), хроника мыслилась ее составителями как продолжение предыдущего исторического проекта — мифологическо-летописного свода «Нихон секи» («Анналы Японии»3).

      Текст «Сёку нихонги», составленный, за исключением некоторых японоязычных указов-сэммё, на китайском языке, состоит из 40 свитков и охватывает период девяти правлений с 697 по 791 гг. (Момму, 697-707; Гэммэй, 707-715; Гэнсё:, 715-724; Сё:му, 724-749; Ко:кэн, 749-758; Дзюннин, 758-764; Сё:-току 764-770; Ко:нин, 770-781; Камму, 781-806). Начало описываемых событий относится ко времени, когда столицей была Фудзивара, в 710 г. двор переезжает в Нара, в 784 г. — в Нагаока. С 794 г. более чем на тысячелетие резиденцией японского «императора» (тэнно: ) становится Хэйан (Киото).

      Это была важнейшая для становления японской государственности эпоха. Одним из главных факторов, который определял динамику исторического процесса в VIII в., было введение в 701-702 гг. кодекса законов «Тайхо: рицурё:», а в 757 г. «Ё:ро: рицурё:». С помощью этих сводов политическая элита рассчитывала превратить Ямато (прежнее самоназвание государства) в Японию — высокоцентрализованную, мощную и цивилизованную (в китайском понимании этого слова) страну. В связи с этим японские историки часто именуют период с VIII по X вв. (после этого времени в устройстве японского государства произошли необратимые перемены) эпохой рицурё: кокка — «государства, основанного на законах». На этом пути были достигнуты значительные успехи, хотя по многим причинам, входить в которые в данной публикации представляется невозможным, стратегическая задача осталась невыполненной (произошел крах надельной системы землепользования, Центр перестал контролировать периферию, Япония выпала из системы международных отношений на Дальнем Востоке и т. д.). Начало этого системного кризиса видно уже с конца VIII столетия. Тем не менее, идеологической задачей составителей хроники был показ успешного развития государственности и цивилизации, выстроенных в соответствии с китайскими образцами и не уступающих им4.

      Ко времени составления «Сёку нихонги» легитимность правящей династии была уже обоснована с помощью «Нихон сёки» (как с помощью синтоистского мифа, так и с помощью китайского учения о «мандате Неба»). Одной из главных целей «Сёку нихонги» было обоснование преемственности «императоров» VIII в. по отношению к прошлым правлениям. Эта задача не так тривиальна, как это может показаться на первый взгляд, поскольку в концепцию мандата Неба «вмонтирована» идея смены правящего дома, что противоречило едва ли не главной установке синто — установке на преемственность во всех областях жизни, включая властные отношения. Этот конфликт завершился тем, что в Японии победила не меритократическая, а аристократическая модель управления. Несмотря на определенные метания, выбор был сделан в пользу идеи о несменяемости династии5, что повлекло за собой и другие отступления от китайской модели. Так, если следовать логике китайской политической теории, само составление «Сёку нихонги» было бы невозможно, ибо, согласно китайской исторической традиции, официальную летопись полагалось составлять только после смены династии, чего в Японии не наблюдалось. И уж совсем немыслимым является включение в текст хроники отчета о части правления действующего императора Камму, что, наряду с другими его мероприятиями и достижениями (перенос столицы сначала в Нагаока, а потом в Хэйан, получение дани от Бохай, военные экспедиции против обитателей северо-восточного Хонсю — эмиси, эмиссия в 796 г. новой монеты, начатое в 799 г. составление генеалогических списков «Синсэн сёдзироку», отправка в 804 г. посольства в Китай и др.) могло быть использовано для прославления его правления. В любом случае в составлении «Сёку нихонги» видна непривычная поспешность: из всех официальных хроник разрыв между годом составления и последним годом описываемого времени наименьший именно для «Сёку нихонги» (для «Нихон секи» это 23 года, для «Нихон ко:ки» — 7 лет, для «Сёку нихон ко:ки» — 19 лет, для «Нихон монтоку тэнно: дзицуро-ку» — 21 год, для «Нихон сандай дзицуроку» — 24 года).

      Сохраняя общую установку на преемственность, Камму предпринял и усилия по определенному дистанцированию от предыдущих правителей. Дело в том, что вместе с воцарением его отца Ко:нин внутри правящего дома произошла смена внутридинастической линии: начиная с Тэмму, на трон всходили его потомки и их родственники. Ко:нин же продолжил линию, восходящую к императору Тэнти. По тексту «Сёку нихонги» хорошо видно, что окружение Камму стремилось к возвеличиванию Тэнти и его потомков с одновременным умалением потомков Тэмму (в особенности это касается Сё:му и его дочери Ко:кэн-Сё:току).

      Составление «Сёку нихонги» было закончено в 797 г.6 Хотя все последующие официальные хроники содержат предисловие составителей (в котором описывается процесс создания хроники), в «Сёку нихонги» предисловие отсутствует. Возможно, это объясняется тем, что первоначально работа имела другой, отличающийся от окончательного результата план, хроника неоднократно переделывалась, «сдавалась» по частям. В работе над хроникой можно выделить несколько этапов7.

      В нашем распоряжении имеются докладные записки Фудзивара-но Цугутада (727-796) и Сугано-но Мамити (741-814). Именно они и позволяют реконструировать процесс создания хроники. Эти докладные записки были первоначально помещены в соответствующей части хроники «Нихон ко:ки». Однако та часть «Нихон ко:ки», где приводилась записка Цугутада, была утеряна, а вторая сохранилась в сильно испорченном виде. Обе они приводятся в 147 свитке «Руйдзю: кокуси» — тематической истории страны, составленной под руководством Сугавара-но Митидзанэ (845-903).

      В 8-й луне 794 г. Правый министр Фудзивара-но Асоми Цугутада (2-й младший ранг), а также старший помощник (дайфу) министра народных дел (минбусё: ) Сугано-но Асоми Мамити (верхняя степень 5-го старшего ранга) и младший государственный советник (сёнагон) Акисино-но Асоми Ясухито (нижняя степень 5-го младшего ранга) получают приказ государя Камму составить хронику «Сёку нихонги». В этом указе отмечается важность исторических сочинений, а также тот факт, что сведений за период с правления Момму до Сё:му имеется достаточно. В то же самое время задание, порученное покойному среднему государственному советнику (тю:нагон) и военному министру Исикава-но Асоми Натари (3-й младший ранг)8 и заведующему Счетным отделом (сюкэйрё: ) Камицукэно-но Кими Оокава (нижняя степень 5-го младшего ранга), — составить историю страны в период от правления Дзюннин до правления Ко:нин — выполнено неудовлетворительно. И потому составленные ими 20 свитков были сначала выправлены Цугутада, Мамити и Ясухито, а затем преподнесены императору Камму. В результате редакторской работы из 20 свитков получилось 14 (свитки XXI-XXXIV в окончательном тексте «Сёку нихонги»).

      В 797 г. Сугано-но Мамити, Акисино-но Ясухито и старший секретарь (дайгэки) Накасина-но Коцуо (нижняя степень 5-го внешнего младшего ранга) сообщали в своей докладной записке, что преподносят Камму окончательный текст летописи в 40 свитках. Они отмечают, что 20 свитков, охватывающие период с 758 по 791 гг., были уже составлены и преподнесены ранее императору. Что до свитков, повествующих о предшествующем периоде (697-757), то ранее9 были составлены 30 черновых свитков, которые в правление Ко:нин были по государеву указу исправлены Исикава-но Натари, министром наказаний Афуми-но Махито Мифунэ (нижняя степень 4-го младшего ранга) и дайфу министерства наказаний Тагима-но Махито Нагацугу (верхняя степень 5-го младшего ранга). Однако результаты оказались неудовлетворительными, и Ко:нин было представлено только 29 свитков (были утрачены — возможно, «утеряны» намеренно — записи за 757 г., когда был изобличен заговор Татибана-но Нарамаро — один из наиболее драматичных эпизодов политической истории VIII в.). В правление Камму Мамити провел редактуру, в результате которой в рукописи, охватывавшей этой период, оказалось 20 свитков. Общее же количество свитков стало составлять 40.

      Таким образом, в промежутке между двумя докладными записками вторая половина текста «Сёку нихонги» увеличилась на шесть свитков. Когда конкретно это было сделано, остается предметом для дискуссии. В любом случае процесс создания хроники свидетельствует о сложных взаимоотношениях между различными придворными группировками, о той «борьбе за прошлое» (или, вернее, за модель прошлого), которая происходила между ними.

      Таким образом, получаем следующую картину процесса создания «Сёку нихонги».
       

       
      О политической борьбе, которая велась вокруг текста «Сёку нихонги» уже после окончания работы над ним, свидетельствуют следующие факты, которые восстанавливаются по записям хроники «Нихон ко:ки» (Ко:нин, 1-9-10; 810 г.) и средневекового свода «Нихон киряку» (Энряку, 4-9-24, 26; 785). Из XXXVIII свитка «Сёку нихонги» по приказу Камму были вымараны (это произошло в 800 г. или несколько позже) сообщения, которые касались убийства одного из главных царедворцев Фудзивара-но Танэцугу и странной смерти принца крови Савара, причастного к этому убийству: он умер на пути к месту своей ссылки. Поскольку после этого при дворе произошла целая череда смертей, это приписали неуспокоенному духу Савара. Опасаясь его дальнейшей мести, Камму присвоил ему титул «императора Су-до:». Однако при преемнике Камму — императоре Хэйдзэй (806-809) — текст был восстановлен (возможно из-за того, что потомки Танэцугу не желали, чтобы его заслуги были обойдены молчанием). Однако Сага (809-823) счел это «невежливым» и распорядился снова вымарать восстановленные при Хэйдзэй сообщения.

      Японские историки довольно часто отмечают достоверность сведений, сообщаемых «Сёку нихонги». Спору нет — она значительно выше, чем в «Нихон секи», а многие сообщения хроники подтверждаются археологическими или же эпиграфическими свидетельствами. Однако одна только история создания текста «Сёку нихонги» убедительно свидетельствует, что речь все-таки идет не о реконструкции прошлого, а о создании его модели, на построение которой огромное влияние оказали политические факторы.

      Неоднократная «редакторская» работа сказалась на архитектонике памятника: свитки его первой половины (20 свитков) значительно короче, чем свитки второй части, освещение событий носит менее подробный характер. Вряд ли это объясняется недостатком первичной информации. Дело, скорее, в упомянутом сокращении первых черновых свитков, когда из 30 свитков осталось только 20. Видимо, это было обусловлено желанием Камму умалить заслуги потомков Тэмму, более детально отобразить те беспорядки (попытка свержения династии монахом До:кё:, заговоры Татибана-но Нарамаро и Фудзивара-но Накамаро), которые творились в последние годы перед восшествием Когнин, а также полнее осветить деятельность Когнин, своего отца. Вместе с тем следует обратить внимание на то, что с воцарением самого Камму, т. е. с 782 г., описание становится не таким подробным. По стандартному изданию хроники в серии «Кокуси тайкэй» нами было рассчитано, сколько страниц уделяется в каждом свитке описанию событий за один год. В результате мы получили такую картину: I - 2,06; II - 4; III - 2,78; IV - 4; V - 2,67; VI - 3,93; VII - 3,86; VIII - 4; IX - 3,2; X - 3,75; XI- 2,63; XII- 4; XIII- 4; XIV- 3,5; XV- 4,5; XVI- 4,5; XVII-5,33; XVIII - 2,33; XIX - 2,75; XX - 12,66; XXI - 24,39; XXII - 9; XXIII - 6,67; XXIV - 6; XXV - 15; XXVI - 12; XXVII - 10; XXVIII -11; XXIX- 10; XXX- 12,8; XXXI- 10,9; XXXII- 7; XXXIII- 6; XXXIV- 7; XXXV- 8; XXXVI- 6,25; XXXVII- 8; XXXVIII- 9; XXXIX-5,17; XL-8,33.

      Чем объяснить такую неравномерность описания? Этот вопрос требует отдельного исследования. Возможно, ответ на него содержался в тех свитках «Нихон ко:ки», которые не дошли до нас. В любом случае неравномерность описания остается одной из основных характеристик текста «Сёку нихонги» (насколько мы можем судить, все последующие официальные хроники стараются выдержать принцип равномерности описания).

      Итак, над текстом хроники потрудилось немало составителей. Однако главными из тех, кто придали «Сёку нихонги» окончательный вид, были Сугано-но Асоми Мамити (свитки I-XX) и Фудзивара-но Асоми Цугутада (свитки XXI-XL). Оба они

      занимали при дворе высокое положение, но, разумеется, главную роль играл Цугутада, который и был ответственным за вторую часть «Сёку нихонги», которая была особенно важна для Камму. Цугутада был сыном Тоёнари. В своей чиновничьей карьере он последовательно занимал должности управителей провинций Синано и Этидзэн, правого старшего цензора, советника- санги, командующего внешней охраной дворца, министра казны, двора, военного министра, был командующим войсками по покорению эмиси, министром центра, старшим государственным советником (дайнагон) и, наконец, Правым министром. Поскольку должность Левого министра оставалась в это время вакантной, он был самым высокопоставленнным царедворцем. Цугутада скончался за несколько месяцев до подачи «Сёку нихонги» Камму, поэтому на этой церемонии главным действующим лицом был Мамити.

      Мамити был книжником, классическим представителем потомков знатных корейцев, которые переселились в Японию. Согласно докладной записке Мамити и других потомков переселенцев (Энряку, 9-7-17, 790), род Сугано первоначально именовался Цу-но Фухито, затем Цу-но Мурадзи и вел свое происхождение от королевского рода из Пэкче. Предки Мамити переселились в Японию при государе 0:дзин, когда тот отправил посланцев в Пэкче, чтобы они нашли там и привезли в Японию образованных людей. Предки Мамити действительно славились своей ученостью. В своей докладной записке Мамити обращался с прошением о пожаловании кабанэ (титула) Асоми. Вместе с этим кабанэ Камму, который довольно активно поощрял ученость и, следовательно, потомков переселенцев, даровал ему и фамилию Сугано (по месту нахождения его усадьбы). Сам Мамити был воспитателем государя Хэйдзэй, заведующим Архивным отделом, управителем провинции Иё, левым главным цензором, советником-санги, принимал участие в составлении «Энряку ко:сансики». В 805 г. Камму вызвал престарелого Мамити и юного Фудзивара-но Оцугу, которые по его приказанию устроили знаменитый диспут о дальнейшем политическом курсе двора. В его центре стояли вопросы о строительстве новой столицы Хэйан и о войне, ставившей своей целью покорение эмиси. Оцугу утверждал, что эти мероприятия вызывают страдания народа, а потому реализацию проектов следует прекратить, Мамити настаивал на их продолжении. Камму внял доводам Оцугу (строительство Хэйана было на некоторое время приостановлено, война с эмиси прекращена), что знаменовало собой крупные перемены в политическом курсе. Второе решение было особенно важным — 805 г. может служить определенной вехой в процессе утраты Японией комплекса агрессивности по отношению к внешнему миру.

      Материалы «Сёку нихонги» использовались и цитировались средневековыми авторами. Однако обычно ссылка идет не непосредственно на «Сёку нихонги», а на «официальные национальные истории» (кокуси). Дело в том, что после того, как Сугавара Митидзанэ (845-903) составил «Руйдзю: кокуси», где статьи «шести официальных хроник» (риккокуси) были распре-делены в соответствии с принятой им рубрикацией, средневековые авторы обычно пользовались не оригиналами хроник, а работой Митидзанэ. Кроме того, следует иметь в виду, что, за исключением «Нихон секи», где повествуется о начале мира и становлении японского государства, остальные хроники воспринимались не как самостоятельные произведения, а как одно сочинение. Представляется важным и следующее соображение: японское средневековье ценило историю (исторический прецедент), но сформировавшаяся к тому времени система управления воспринималась элитой как имевшая мало общего с институтами и структурами периода раньше IX-X вв. — более ранняя история представлялась слишком чуждой, а бурные события политической истории VIII столетия давали мало оснований для того, чтобы посчитать этот век «золотым». В то же самое время «Сёку нихонги» продолжали читать и переписывать. Так, из дневника императора Ханадзоно (1297-1348) известно, что он читал хронику. Но так же ясно, что количество списков, находившихся в реальном информационном обороте, было не так велико.

      Правительство сёгуната Токугава уделяло большое внимание копированию, сохранению и изданию старых рукописей. Большую роль в этом деле играл сам Токугава Иэясу (1542-1616). В 1612 г. ему была доставлена рукопись «Сёку нихонги», которая ранее находилась в знаменитом книгохранилище Канадзава Бумпо:. В этой рукописи отсутствовали первые 10 свитков. По распоряжению Иэясу эти недостающие 10 свитков были переписаны с другой рукописи и добавлены в этот список, который до сих пор считается одним из основных при любых современных изданиях «Сёку нихонги». После смерти Иэясу рукопись оказалась в княжестве Овари, где по инициативе Токугава в 1646 г. был составлен классифицированный по отдельным темам текст всех древних официальных хроник («Руйдзю: нихонги»). Поскольку в княжестве Мито был предпринят грандиозный проект по созданию «Истории великой Японии», требовалась огромная работа по приведению в порядок подготовительных материалов и источников. Известно, что Токугава Мицукуни (1628-1700), глава княжества Мито, сам проводил сверку текста «Сёку нихонги».

      В период Токугава, когда политическая система древней Японии становится предметом научного изучения, «Сёку нихонги» попадает в поле зрения таких знаменитых ученых конфуцианского направления, как Огю: Со:рай (1666-1728) и Ито: То:гай (1670-1736). Ученые «национальной школы» (кокугаку) и, в первую очередь, Мотоори Норинага (1730-1801), также не обошли «Сёку нихонги» своим вниманием. Критикуя составителей «Нихон секи» за «китайщину» (карагокоро), Норинага в духе своих идеологических представлений ценил «Сёку нихонги» прежде всего за те императорские указы, которые были записаны по-японски (сэммё: ). Его прочтение сэммё: до сих пор остается основой для их изучения.

      В последующее время были предприняты значительные усилия по изучению «Сёку нихонги». Текст был издан ксилографическим способом, появлялись исследования и комментарии. После «обновления Мэйдзи» правительство, озабоченное конструированием национальной идеологии, придавало огромное внимание древним штудиям. Созданное при правительстве Историографическое управление (Сю:сикёку) активно занималось сбором и упорядочиванием источников. В 1887 г. при токийском Императорском университете было учреждено историческое отделение (сигакука), работа которого строилась в соответствии с принципами современной западной историографии и источниковедения.

      В отличие от «Кодзики» и «Нихон секи», которые считались столпами «национального духа», хроника «Сёку нихонги» счастливо избежала чрезмерной идеологизации — содержащийся в ней разнообразный, разнохарактерный и разноречивый материал давал для этого гораздо меньше оснований.

      Особо значимым рубежом в исследованиях «Сёку нихонги» было издание критического текста хроники в серии «Кокуси тайкэй» («Большая серия национальной истории»), основанной экономистом, публицистом и политиком Тагути Укити, 1855-1906 (помимо «Кокуси тайкэй», он издавал также серию литературных и исторических памятников «Гунсё руйдзю:»). В 1895 г. в «Кокуси тайкэй» была издана и «Сёку нихонги». Сотрудничавший с Укити историк Куроита Кацуми (1874-1942) предпринял 66-томное обновленное и расширенное издание серии «Кокуси тайкэй» («Синтэй дзо:хо: кокуси тайкэй»). В этой серии в 1935 году появилось новое издание «Сёку нихонги», которое считалось образцовым на протяжении более полувека.

      После окончания второй мировой войны исчезли многие идеологические барьеры, которые препятствовали развитию исторической науки. Беззастенчиво эксплуатировавшиеся в идеологических целях «Кодзики» и «Нихон секи» стали представляться памятниками не столько истории, сколько «художественной литературы», под которой понималась фиктивность сообщаемых ими сведений. При этом оценка «Сёку нихонги» как важнейшего исторического источника значительно возросла. Таким образом, именно «Сёку нихонги» была фактически признана первым историческим (т. е. достоверным) памятником древней Японии. Повсюду проводились научные семинары по изучению «Сёку нихонги». С 1954 г. в Осака стал издаваться продолжающийся до сих пор журнал по исследованию «Сёку нихонги» («Сёку нихонги кэнкю:»). Текст «Сёку нихонги» неоднократно издавался, появились и переводы хроники на совре-менный язык, которые принадлежали первоклассным специалистам (особенно известными являются переводы Наоки Ко:дзиро:, 1986, и Удзитани Цутому, 1992 г.).

      Усилия многочисленных историков увенчались фундаментальным шеститомным изданием в серии «Син нихон котэн бунгаку тайкэй» (1989-2000), в работе над которым приняли участие ведущие исследователи японской древности. Не будет Преувеличением сказать, что это издание знаменует собой начало нового этапа в деле публикации и комментирования древних исторических памятников. Ни один другой исторический памятник древности не вызывает такого интереса, ни над одним из них не работает столько исследователей. Достаточно сказать, что наиболее авторитетным изданием «Нихон секи» остается его публикация 1965-67 гг. в серии «Нихон котэн бунгаку тайкэй», а остальными «национальными историями» историки пользуются в практически не комментированном издании «Синтэй дзо:хо: кокуси тайкэй». Только в 2003 г. появилось издание «Нихон ко:ки» в серии «Якутю: нихон сирё:» издательства «Сю:эйся».

      На европейские языки хроника «Сёку нихонги» полностью не переводилась. Частичный перевод на английский язык был осуществлен в 30-е годы XX века10. На русский язык хроника тоже не переводилась. Указы-сэммё: были переведены и откомментированы в книге Л. М. Ермаковой11.

      В данной публикации представлен перевод и комментарий первого свитка «Сёку нихонги». Он охватывает период в 3 года и 5 месяцев (с 8-й луны 697 г. по 12-ю луну 700 г.). В столице Фудзивара вместо отрекшейся Дзито: на престол восходит Момму, продолжается формирование чиновничьего аппарата, начинается работа по созданию и внедрению законов «Тайхо: рицурё:».

      Примечания

      1. Предисловие, перевод и комментарии выполнены А. Н. Мещеряковым за исключением перевода и комментария к указу-сэммё (см. комментарий), который принадлежит перу Л. М. Ермаковой.
      2. Основные события этого времени изложены в А. Н. Мещеряков, М. В. Грачев. История древней Японии. СПб.: «Гиперион», 2002.
      3. «Нихон секи. Анналы Японии». Перевод и комментарии Л. М. Ермаковой и А. Н. Мещерякова. Спб.: «Гиперион», 1997.
      4. В отчете Авата-но Асоми Махито, отправленного послом в Китай, передается его разговор с некими китайцами, которые якобы заявили: «Нам часто доводилось слышать, что за восточным морем лежит великая страна Ямато. Ее называют страной Кун-цзы, люди там богаты и веселы, там хорошо соблюдается ритуал. Видим, что и ты сам хорош обликом и одеждой. [Так что услышанное нами] — чистая правда»(Кэйун, 1-7-1, 704).
      5 См. об этом А. Н. Мещеряков. Рецепция теории «мандата Неба» в древней Японии (VII-VIII вв.). — «Япония. Путь кисти и меча», 2002,№ 1, ее. 52-58.
      6. «Нихон ко:ки», Энряку, 16-2-13.
      7. «Сёку нихонги», серия «Син нихон котэн бунгаку тайкэй», Токио, «Иванами», т. 1, с. 485-501. Здесь и далее все ссылки на «Сёку нихонги» приводятся по этому изданию, по которому и был сделан перевод.
      8. Потомок Сога-но Мурадзико. Дед и отец Натари — Иситари и Тоситари — были довольно влиятельными чиновниками, хотя род Исикава никогда не поднимался до высот Сога. В посмертном жизнеописании Мурадзико, помещенном в «Сёку нихонги», подчеркиваются его
      способности и скверный, чересчур строгий характер (Энряку, 7-6-10; 788).
      9. Предполагается, что это было сделано в правление Дзюннин, когда ведущим царедворцем был Фудзивара-но Накамаро, инициировавший множество проектов конфуцианской направленности. В их Число входило и составление хроники. Впоследствии Накамаро поднял Мятеж, его официальная оценка была крайне отрицательной. В связи с этим и возникла необходимость исправить те свитки, которые были составлены под его руководством и в которых, естественно, был отражен его взгляд на события. — «Сёку нихонги», т. 1, ее. 491-492.
      10. Shellen J. В. Shoku Nihongi: Chronicles of Japan, Continued from AD. 697-791. — Transactions of the Asiatic Society of Japan. 2nd series, XI (1934), XIV (1937).
      11. Норито. Сэммё. Перевод Л. М. Ермаковой. М.: «Наука», 1991.
    • А. В. Майоров. Повесть о нашествии Батыя в Ипатьевской летописи
      By Saygo
      Часть первая
       
      Выделяя  летописный  материал  о  татаро-монгольском нашествии  на  Русь  в  особую  Повесть  о  нашествии  Батыя  – самостоятельное литературное  произведение,  возникшее  в середине  –  второй  половине  ХIII в.,  исследователи  говорят  о трех основных версиях памятника: 1) южной, представленной в  Ипатьевской  летописи  (далее  –  Ил),  2) центрально-русской (владимиро-суздальской,  возможно,  опиравшейся  на рязанскую), содержащейся в Лаврентьевской летописи (далее – Лл), и  3) северной,  которая  сохранилась  в  Новгородской  Первой летописи (далее – Н1л)1.
       
      Все  три  ранних  летописных  рассказа  характеризуются обособленностью  «внутри  летописного  окружения»,  т. е.  их тексты особо выделяются среди окружающих их летописных известий.  Это  обстоятельство  позволяет  говорить  о  вставном характере ранних повестей о нашествии Батыя и, следовательно,  об  их  относительно  независимом  происхождении2.  Возможно,  у  ранних  рассказов  был  один  или несколько  общих источников. Таковыми считают недошедшую до  нас летопись рязанского  происхождения,  отразившуюся  более всего  в рассказе Н1л, а также владимирскую и ростовскую летописи3.
       
      Особый случай представляют Софийская Первая (далее  – С1л) и Новгородская Четвертая (далее  –  Н4л), а также «зависимые  от  них летописи»,  которые,  по  мнению Г. М. Прохорова,  «содержат  сводный  рассказ,  выборочно  соединяющий»  три  ранние  летописные  версии4.  А. Н. Насонов отмечал, что рассказ о нашествии Батыя С1л составлен из трех источников: близкого к Лл, близкого к Н1л и южнорусского, близкого к Ил; соединяя их вместе, составитель С1л «пытался дать наиболее полный, связный, исчерпывающий рассказ»5.
       
      Вместе  с  тем,  сравнительно-текстологический  анализ  известий  о  нашествии  Батыя  показывает,  что южнорусский  источник, использованный  при  составлении  сводного  рассказа С1л –  Н4л, в ряде случаев, несомненно, отличался от Ил (точнее говоря, от ее основных сохранившихся списков  –  Ипатьевского, Хлебниковского и Погодинского)6.
       
      Ипатьевская летопись и Новгородско-Софийский свод
       
      Известия  общерусских  –  московских  и  новгородских  – летописей XV в. о событиях монголо-татарского нашествия на Русь восходят к важнейшему в истории русского летописания Новгородско-Софийскому своду, в наиболее полном виде отразившемуся в С1л, второй подборке известий Новгородской Карамзинской летописи (далее – НК2) и Н4л.
       
      Впрочем,  вопрос  о  происхождении  Новгородско-Софийского  свода  и  его  датировке  остается  дискуссионным: А. А. Шахматов и Я. С. Лурье относили его создание к 1448 г. или  1430  –  1440-м  гг.7,  А. Г. Бобров  датирует  его  1418 г.  и отождествляет со Сводом митрополита Фотия8.
       
      Г. М. Прохоров,  напротив,  скептически  оценивает  возможность  существования не дошедшего до  нас общего источника  C1л  –  НК2  –  H4л,  будь  то  «Новгородско-Софийский свод» или «свод 1448 г.»; движение текста от местных летописей  к  общерусским  сводам  и  от  одного свода  к  другому,  по мнению Прохорова, происходило непосредственно9.
       
      Вопрос  о  Новгородско-Софийском  своде  остается  дискуссионным и в новейшей литературе. Дополнительные аргументы  в  пользу существования  у  С1л  –  НК2  –  Н4л  общего протографа, доведенного до 1418 г., приводит М. А. Шибаев10. Высказываются и другие предположения11.
       
      Исследователи неоднократно отмечали, что при составлении  общего  протографа  летописей  новгородско-софийской группы регулярно заимствовались южнорусские известия, касающиеся  отношений  с  монголо-татарами,  в  частности,  был использован текст о битве русских князей с татарами на реке Калке,  заимствованный  из  Галицко-Волынской  летописи  (далее – ГВл)12.
       
      Систематические заимствования сделаны в статьях 6746 – 6748 гг.,  содержащих  сведения  о  разорении  татарами  окраин Черниговской земли, взятии Переяславля и самого Чернигова, переговорах  Михаила  Всеволодовича  с  послами  Менгу-хана, бегстве Михаила, переходе Киева под власть Даниила Галицкого,  взятии  Киева  монголами.  Из  южнорусского  источника заимствованы: окончание статьи 6746 (рассказ об обороне Козельска),  статья  6747  (за  исключением  известия  о  женитьбе Александра Ярославича) и полностью статья 6748 гг.13
       
      Киевская летопись 1238 г. и «Повесть о побоище Батыевом»
       
      Несовпадение  в  ряде  случаев  текста  южнорусских  известий  общерусских  летописей  ХV в.  с  текстом  Ил,  вызвало  к жизни предположение,  что источником таких известий могла быть  другая  южнорусская  летопись,  отличная  от  Ил. А. А. Шахматов  считал  таковой  недошедшую  Черниговскую летопись, доведенную до 1284 г., известиями которой пользовались составители ГВл и Новгородско-Софийского свода14.
       
      А. А. Шахматов  полагал,  что  составитель  Ил  в  качестве одного  из  источников  использовал  Владимирский  полихрон начала  ХIV в.  (гипотетический  свод  митрополита  Петра),  в котором  нашел  известия  о  нашествии  Батыя:  «К  числу  заимствований Ипатьевской летописи из полихрона надо отнести и статьи  о  нашествии  татар,  вставленные  во  вторую  часть  ее, Галицко-Волынскую летопись; ср. рассказы о взятии Козельска,  взятии  Чернигова  и  Киева;  тождественные  тексты  находим между прочим и в Воскресенской летописи». Составитель Ил, по Шахматову, в ряде случаев сводил тексты, читавшиеся в  Черниговской  летописи  ХIII в.,  ГВл  и  полихроне:  «Вследствие этого  становится  особенно  сложной  работа  над  анализом Ипатьевской летописи, над разложением ее на составные ее части»15.
       
      В  дальнейшем,  под  влиянием  высказанной М. Д. Приселковым критики гипотезы о Владимирском полихроне,  в  литературе  утвердилась другая  точка  зрения:  источником южнорусских известий за первую половину ХIII в., отразившихся  в  Ил  и  позднейших  общерусских  сводах, могла быть Киевская великокняжеская летопись. Такое  предположение  впервые  было  выдвинуто  самимМ. Д. Приселковым16. Изучив южнорусский материал московских  и  новгородских  летописей  и сопоставив  его  с  русскими известиями Истории Польши Яна Длугоша, В. Т. Пашуто сделал тот же вывод, установив, что Киевская летопись доводила изложение событий до 1238 г., а ее составителем был игумен киевского монастыря Спаса на Берестове Петр17. Сравнительно-текстологический  анализ  южнорусских  известий  Московского летописного свода 1479 г. (далее  –  МС) и ГВл позволил А. И. Генсьорскому  предположить  существование  Киевской летописи, доводившей изложение до 1240 или 1246 гг. (до сообщения о гибели в Орде Михаила Черниговского)18.
       
      Существование отличной от ГВл Киевской летописи, доводившей изложение до  начала 1240-х гг. и дополненной черниговскими  и смоленскими известиями  за  1220  –  1240-е  гг., доказывал  Ю. А. Лимонов19.  Киевская  летопись  стала  основным  источником  рассказа  Ил  о  битве  на Калке,  –  считает В. К. Романов20. Известиями Киевской летописи конца 30-х гг. ХIII в., по мнению Н. Ф. Котляра, пользовался Летописец Даниила  Галицкого,  в  повествовании  которого  видны  вставки текста  последней21.  К  подобному  заключению  приходит  и А. Н. Ужанков22.  Согласно  В. И. Ставискому,  не  ранее  осени 1239  и  не  позднее  лета  1240 гг.  в  Киеве  была  создана  летопись, ставшая продолжением Киевского свода 1200 г. Инициатором ее написания стал Михаил Черниговский, что объясняет  интерес  летописца  к  черниговским  и  галицким  событиям.
       
      После существенной переработки эта летопись стала основой галицкой  части  ГВл  и  позднейшей  Густынской  летописи,  а посредством  ростовского  летописания  ее  материал  был  использован в общерусских летописях ХV в.23
       
      Однако  гипотеза  о  существовании  Киевской  летописи 1238 г., отразившейся в Ил и Новгородско-Софийском  своде, не объясняет наличия в последних известий о нашествии Батыя на земли Южной Руси в 1239 – 1240 гг. В. Т. Пашуто  считал,  что  у  Киевской  летописи  могло быть еще какое-то продолжение, к которому восходят тексты о  нашествии  татар  на  Южную  Русь  и  о  взятии  ими  Киева. Первый «переработанный отрывок из Киевской летописи», по мнению  историка,  начинается  от  слов  «Придоша  безбожные измалтяне»  и  кончается  словами  «яко бежал  есть  Михаил  ис Кыева в Угры»24. Второй отрывок  –  описание взятия татарами Киева, которое  «сделано, несомненно, одновременно в Киеве же и образовывало как бы печальный эпилог Киевской летописи,  вместе  с  которой  оно  и  попало  ко  двору  князя  Даниила»25.
       
      Не все современные исследователи соглашаются с этими выводами.  Высказываются,  например,  предположения,  что  к киевскому летописанию  восходит  более  широкий  комплекс известий  об  отношениях  южнорусских  князей  с  татарами, включающий рассказ о гибели в Орде Михаила Черниговско-го, отразившийся затем в его «Житии» и «Истории монгалов» Джованни  дель  Плано  Карпини.  Таким  образом,  по мнению В. И. Ставиского, летописание в Киеве продолжалось и после его разорения Батыем,  –  вплоть до 1246  –  1247 гг., когда был составлен  Летописец  митрополита  Кирилла,  ставший  непосредственным  продолжением  Киевской  летописи  1239 г.26
       
      Впрочем, взгляды В. И. Ставиского не отличаются последовательностью: в других своих работах он говорит о существовании  особой «Повести о нашествии Батыя на русские земли в 1237  –  1241 гг.,  присоединенной  к  киевской  летописи 1239 г.»27.
       
      По мнению А. Н. Ужанкова, известия о нашествии Батыя на Русь, а также рассказы о поездке в Орду Даниила и гибели Михаила восходят к первой редакции Летописца Даниила Галицкого,  составленной  в 1246 г. киевским  митрополитом  Кириллом28.
       
      Предположение о существовании особой Повести о «Побоище  Батыевом»  как  самостоятельном  литературном  произведении  поддерживает  Н. Ф. Котляр.  Повесть  состоит  из  нескольких  частей,  «написанных  в  разных  местах  Руси  непосредственно  по  нашествии  орд  Батыя».  Как  считает  исследователь, в Летописец Даниила Галицкого эта повесть «попала в уже скомпонованном южнорусским редактором виде», где она оказалась соединенной с Повестью о возвращении Даниилом галицкого стола29.
       
      Южнорусская Повесть о нашествии Батыя и ее отражение в ГВл и летописях новгородско-софийской группы
       
      Мысль о существовании особой Повести или Сказания о побоище  Батыевом,  имевшего  южнорусское  происхождение, высказывается историками  уже  давно.  Первым  обратил  внимание на наличие в составе ГВл такого произведения, кажется, К. Н. Бестужев-Рюмин, бегло проанализировавший его состав и отметивший различия с текстами других летописей. Это сказание, по мнению историка, сложилось из «местных первоначальных известий» и требует более подробного изучения30.
       
      Наблюдения  К. Н. Бестужева-Рюмина  развил  и  уточнил А. А. Шахматов. Он первым установил, что читающиеся в С1л и Н4л, а также в Ростовской, Воскресенской и Тверской летописях  сообщения  о  взятии  татарами  Козельска,  Переяславля, Чернигова,  Киева,  о  походе  на Волынь  и  Галич  и  о  битве  с венграми «почти тождественны с соответствующими статьями Ипатьевской  летописи»  и  восходят  к  общему источнику  – Черниговской  летописи.  Именно  Черниговская  летопись,  по мысли Шахматова, содержала первоначальный текст Повести о  нашествии  Батыя.  Причем,  С1л  и  Н4л  «точнее  передают текст общего источника», чем Ил, составитель которой разбил текст Повести о нашествии Батыя «вставками из другого своего источника – Галицко-Волынской летописи»31.
       
      Наличие в летописании Даниила Галицкого особой Повести  о  Батыевом  побоище  отмечали  М. С. Грушевский  и Л. В. Черепнин32. Согласно Грушевскому, повесть сложена из двух  рассказов  –  о  разорении  Ростово-Суздальской  земли  и завоевании  Киевской  земли.  По  мнению историка,  повествование о Батыевом побоище не принадлежит к Галицкой летописи.  Помимо  стилистических  различий  об  этом свидетельствует  также  тот  факт,  что  тексты  этого  повествования «встречаются в северных компиляциях, не знавших Галицкой летописи». Грушевский считал Повесть о побоище Батыевом «фрагментом  киевского  летописания  ХIII в.».  «Украинская часть»  повести,  по  его  мнению, начинается  со  слов  «Почав Батий  [пiсля  погрому  Суздальщини]  посилати  на  городи руськi»33.
       
      Как справедливо отмечается в комментариях к переизданию  «Истории  украинской  литературы»  М. С. Грушевского, помещенный  в  ее третьем  томе  краткий  очерк  «Побоïще  Батиєве»  до  настоящего  дня  остается  единственным  специальным исследованием Повести о Батыевом нашествии в составе Ил34. В последующих публикациях лишь повторяются основные положения Грушевского, в частности, вывод о соединенных в повести двух первоначально самостоятельных произведений  –  рассказе  о  нашествии  на  Северо-Восточную  Русь  и рассказе о взятии Киева и связи этих текстов с киевским летописанием35.
       
      Итак,  текст  южнорусской  версии  Повести  о  нашествии Батыя в Ил начинается с сообщения о нападении татар на земли  Северо-Восточной Руси,  –  от  слов:  «Придоша  безбожнии Измалтяне,  преже  бивъшеся  со  князи  Роускими  на  Калкохъ…»; в Ипатьевском списке он выделен киноварным заголовком:  «Побоище  Батыево»36.  Заканчивается  повесть  сообщением о походе татар в Венгрию, разгроме венгерских войск и выходе захватчиков на Дунай37,  –  по общему мнению исследователей,  текст  повести  завершается  словами:  «стояша  по победе три лета»38.
       
      По мнению А. Ю. Бородихина, в сравнении с рассказами Н1л  и  Лл  и  позднейших  общерусских  летописей  рассказ  Ил является самой ранней сохранившейся редакцией повествования  о  нашествии  Батыя;  он  был  составлен  современником описываемых  событий  и  может  быть датирован  1245  – 1249 гг.39 Это  мнение  поддерживается  другими  новейшими авторами40.
       
      Сопоставление  текстов  Ил  и  летописей  новгородско-софийской  группы  обнаруживает  ряд  прямых  совпадений  в известиях о нашествии Батыя на земли Южной, Юго-Западной Руси и Венгрии. По мнению Г. М. Прохорова, в статье 6747 г. С1л использован текст Ил (статья 6746 г.), подвергшийся влиянию неизвестного источника (сообщения об осадной технике татар и о мире, заключенном ими у Киева с Мстиславом, Владимиром и Даниилом), а статья 6748 г. С1л составлена из текстов статей 6746 и 6747 гг. Ил с прибавлением в конце (после слов «и стояша по победе 3 лета») фразы из неизвестного источника: «и воеваша до Володавы и по озером»41.
       
      Следовательно, к общей основе известий о нашествии Батыя на Южную и Юго-Западную Русь, читающихся ныне в Ил и в летописях новгородско-софийской группы, восходят описание обороны Козельска, сообщения о взятии Переяславля и Чернигова, описание обороны и взятия Киева, разорения татарами  Волынской  и  Галицкой  земель  и  похода  татар  на  Венгрию.
       
      Вместе с тем, различия в текстах упомянутых сообщений Ил и С1л –  НК2 –  Н4л, а также позднейших общерусских сводов второй половины ХV  –  ХVI вв. не позволяют говорить о прямом  заимствовании.  Движение  текста  в  данном  случае имело  более  сложный  характер.  Можно согласиться  с М. С. Грушевским, отмечавшим: «Очевидно, мы имеем перед собой  подвижный  комплекс  рассказов  о  событиях  в  разных землях, которые пересказываются то в расширенной, то в сокращенной  форме.  Он  безусловно  заслуживает  ближайшего рассмотрения»42.
      Сообщениям Ил о разорении войсками Батыя земель Северо-Восточной Руси и их соотношению с известиями Лл посвящена обширная специальная литература43. Мы рассмотрим лишь те известия Ил, которые находят параллели с С1л  –  НК2 –  Н4л и посвящены событиям на Юге Руси и в Центральной Европе.
       
      Оборона Козельска, взятие Переяславля и Чернигова
       
      Совпадения  начинаются  с  описания  обороны  Козельска. В  Ил  оно  помещается  сразу  после  рассказа  о  взятии  Батыем Владимира-Суздальского: «Град емоу избившоу  Володимерь, поплени  грады  Соуждальскиие  и  приде  ко  граду  Козельскоу…»44, а в летописях новгородско-софийской группы  –  после сообщения о повороте Батыя на юг из-под Новгорода: «А Батыи же отселе воротися и прииде къ городу Козелеску…»45. Общий  текст  заканчивается  словами:  «Батыеви  же  вземшю Козлескъ и поиде в землю Пополовецькоую (половецкоую  –  в Хлебниковском списке.  –  А. М.)» и «Батыеви же вземше Козелескъ, и поиде в землю Половецьску»46. Этот  же  текст  читается  в  Московско-Академическом списке Суздальской летописи47. По мнению А. А. Шахматова, рассказ об обороне Козельска взят составителем Суздальской летописи  из  С1л  старшего  извода  (списки  Карамзина  и  Оболенского)  вместе  с  другими  известиями  за  6713  –  6745 гг.48
       
      Начиная с  1240 г. Суздальская летопись передает Ростовскую владычную летопись в редакции первой четверти XV в. (епископа Ефрема). Эта же редакция Ростовской владычной лето-писи отразилась в общем протографе СІл и Н4л49.
       
      Далее  в  С1л  –  НК2  –  Н4л  сделана  вставка  о  событиях  в Новгородской  земле:  «В  лето  6747.  Иженися  князь  Александръ, сынъ Ярославль, в Новегороде и поя въ Полотьсце у Брячислава  дщерь,  и  венчася  въ Торопьче.  Въ  томъ  же  лете князь  Александръ  Ярославич с  новогородци  сруби  городъ  въ Шелоне»50.  Она  разрывает  единый  текст  повествования  о нашествии  Батыя,  читающийся  в  Ил: «Батыеви  же  вземшю Козлескъ и поиде в землю Пополовецькоую. Оттоуда же поча посылати на грады Роусьскые. И взять град Переяславль копьемь…»51.
       
      Сообщение о взятии Переяславля в С1л –  НК2 –  Н4л вводится словами: «Того же лета нача Батыи посылати на грады руския.  И  послании  же Батыеви,  пришедъше  в  Русь,  взяша град Переяславль…», после чего следует общий с Ил текст о взятии татарами Переяславля и Чернигова. С1л  –  НК2  –  Н4л содержат обстоятельный рассказ о поражении русских ратей под Черниговом, взятии города после жестокого  приступа,  а также  последовавшем  затем  примирении  русских  князей  с  татарами52.  Однако  обращение  к  нему ставит  перед  нами  серьезную проблему,  требующую  специального источниковедческого исследования53.
       
      Ряд ключевых деталей и весь порядок изложения черниговских событий 1239 г. в московских и новгородских летописях первой половины ХV в. совпадают с описанием Ил. Но в отличие от всех прочих случаев заимствования южнорусского текста  летописями  новгородско-софийской группы,  в  данном случае под 1239 г. использован текст описания черниговского похода,  совершенного  несколькими  годами  ранее  галицким князем Даниилом Романовичем и киевским князем Владимиром  Рюриковичем,  помещенный  в  Ил  под  6742  (1234) г.54
       
      Приведем параллельно оба интересующих нас фрагмента:
       
      [table]
      С1л под 6747 (1239) г.:Ил под 6742 (1234) г.:
      Иную же рать посла на Черниговъ.Пришедше же послании,  оступиша 
      град  Чернигов  в  силе  тяжце.
      Слыша  же  Мьстиславъ  Глебовичь
      нападение  иноплеменых  на  град  и
      прииде  на  ня  съ  своими  вои. 
      Бившеся  имъ  крепко,  лютъ  бо  бе  бои  у
      Чернигова,  оже  и  тараны  на  нь 
      поставиша, и меташа на нь камениемъ
      полтора перестрела, а камень же, яко
      же  можаху  4  мужи  силнии  подьяти.
      И  побеженъ  бысть  Мьстиславъ,
      множество от вои его избьено бысть.
      И  град  взяша  и  запалиша  огнемъ,  а
      епископа оставиша жива и ведоша и
      въ  Глуховъ.  А  оттоли  приидоша  къ
      Киеву  с  миромъ  и  смирившася  съ
      Мьстиславомъ и  Володимеромъ и съ
      Данилом.
      Данилъ же поиде ко Володимероу, и
      поидоста Черниговоу, и приде к нима
      Мьстиславъ  Глебовичь.  Оттоуда  же
      поидоша,  пленячи  землю,  поимаша
      грады многы по Десне. Тоу же взяша
      и Хороборъ, и Сосницю, и Сновескь,
      иныи  грады  многии,  и  придоша  же
      опять  Черниговоу.  Створиша  же
      миръ  со  Володимеромь  и  Даниломь
      Мьстиславъ и Черниговьчи: люто бо
      бе  бои  оу  Чернигова,  оже  и  тарань
      на  нь  поставиша,  меташа  бо  каменемьполтора  перестрела;  а  камень,
      якоже  можахоу  4  моужа  силнии
      подъяти.  Оттоуда  с  миромъ
      преидоша Кыевоу.
      [/table] 
      Взятие Чернигова и мир с татарами в осмыслении позднейших летописцев
       
      Рассказ  об  осаде  и  взятии  Чернигова  с  использованием «таранов» и последующем примирении русских князей с татарами, представленный  в  летописях  новгородско-софийской группы,  можно  встретить  также  в  белорусско-литовском  и московском  летописании ХV  –  ХVI вв.  Правда,  под  пером позднейших  летописцев  этот  рассказ  подвергся  некоторым сокращениям: прежде всего, из него был удален заключительный эпизод о мирном договоре с татарами трех русских князей.
       
      Текст известия о мире подвергся изменению уже в поздних списках летописей новгородско-софийской группы. Так, в списке И. Н. Царского, относящемся к младшему изводу С1л, из  сообщения  о  примирении  князей  с  татарами  исключено упоминание  о  Владимире  Рюриковиче («смирившимся  съ Мстиславомъ и с Даниломъ»)55. В Никифоровской и Супрасльской летописях, в своей основе  считающихся  списками старшей  редакции  Белорусско-Литовского  свода  1446 г.  (Белорусской  Первой  летописи)56 читаем:  «Батыи  же  нача  посылати  на  грады рускыя  и  взя [град] Переяславль копием и Чернигов приаша оружием, бившимся с князем Мьстиславом Глебовичем. И Батыи победи а, меташе  бо  камением  полътора  перестрела,  а  камень  яко  можаху  4  мужи  силнии  подяти,  и  побежен  бысть  Мьстислав,  и множество вои его избиша, и град запалиша огнем, а епископа оставиша жива и ведоша и в Глухов»57.
       
      В МС рассказ о взятии войсками Батыя Чернигова передан  ближе  к  тексту  новгородско-софийских  летописей:  «А иную же рать посла (Батый.  –  А. М.) на Чернигов. Пришедше же  послании  оступиша  город  в  силе  тяжце.  Слышавъ  же Мстиславъ  Глебович,  внук  Святославль Олговичя,  нападение иноплеменных  на  град  и  прииде  на  нь  с  вои  своими.  И  бившемся им крепко, лют бобе бои у Чернигова, оже и тараны на нь поставиша, и меташа на нь камения полтора перестрело, а камень же,  яко  можаху  4  мужи  сильнии  подъяти его.  Но побеженъ  бысть  Мстиславъ  и  множество  от  вои  его  избиено бысть,  и  град  взяша  и  запалиша  огнем,  а  епископа  оставиша жива и ведоша и въ Глухово, и оттоле пустиша и»58.
       
      Известие о примирении русских князей с татарами отсутствует не только в МС, но и в Ермолинской летописи (далее  – Ел),  восходящей  к общему  с  МС  протографу.  Исследователи по-разному  датируют  появление  этого  протографа  –  в  пределах 1460  –  1470-х гг.59. Наиболее аргументированными представляются  его  отождествления  с  гипотетическим  сводом 1472 г. (отразившимся в Вологодско-Пермской (далее  – ВПл) и  Никаноровской  летописях)60 или  сводом  1477 г.  (сохранившимся  в  различных  видах  «Летописца  от  72-х  язык»)61.  Согласно А. А. Горскому, «Летописец от 72-х язык» и Ел сохранили  краткий  вариант  первой  части  свода  1477 г.  (до  1417  – 1418 г.), а его полный вариант представлен в МС62.
       
      Однако, в части интересующих нас известий в тексте Ел и «Летописца от 72-х язык» есть отличия от текста МС, не позволяющие  сводить  их  к одному  источнику.  Так,  в  эпизоде  с камнеметами Ел и «Летописец от 72-х язык» говорят о применении этих машин не нападавшими на Чернигов татарами, а, наоборот, самими черниговцами, метавшими в татар камни из-за городских стен: «а з града на нихъ метаху камение с таранъ на полтора перестрела»63; «а из града на них метаху камение с сторон за полтора перестрела»64.
       
      При этом текст о камнеметах, читающийся в МС, идентичен  тексту,  читающемуся  в  ВПл,  также  отразившей  один  из ранних  этапов московского  великокняжеского  летописания, предшествовавший созданию МС: «оже и тараны на нь поставиша и меташа на нь камениемъ полтора перестрела»65. Вместе  с  тем,  в  ВПл  читается  пропущенное  в  Ел,  «Летописце  от 72-х язык» и МС сообщение о мире русских князей с татарами: «А оттоле приидоша (татары. –  А. М.) с миром къ Киеву и смирившемся  со  Мстиславом  и  Володимером  и  Данилом»66.
      Причем,  это  чтение  есть  не  только  в  поздних  списках,  отражающих третью редакцию ВПл (Кирилло-Белозерский, Синодальный и Чертковский), но и в Лондонском списке67,  содержащем  древнейшую  редакцию.  Лондонский  список,  по  сути, представляет  собой  особый летописный  свод  (созданный между 1499 и 1502 гг.), который в отличие от других списков в своей основе наиболее полно сохранил московский великокняжеский свод 1472 г.  –  самый ранний памятник летописания Русского централизованного государства68.
       
      Следовательно,  сокращение  эпизода  о  примирении  с  татарами  в  Повести  о  нашествии  Батыя  было  произведено  на одном из этапов складывания московского летописания, непосредственно  предшествовавшем  созданию  МС.  Тогда  же  и возникла  разница  в  понимании сообщения  об  использовании камнеметов при штурме Чернигова.
       
      Позднейшие  летописи  (Симеоновская,  Типографская, Воскресенская,  Львовская,  большинство  списков  Никоновской, Тверская, Холмогорская)  воспроизводят  это  сообщение либо по версии МС, либо по версии Ел. Точнее говоря, только Воскресенская  летопись полностью  воспроизводит  версиюМС69,  в  Симеоновской  и  Типографской  летописях  эпизод  с таранами и камнями опущен70, а по словам остальных летописей,  метательные  машины  во  время  штурма  Чернигова  использовали защитники города: «…и со града целях на Татары камения съ стенъ за полтора перестрела, а камения якоже можаху четыре человеки силнии подъяти, и сице възимающе метаху на нихъ»71, «…а изъ града на нихъ (на татар.  –  А. М.) камения съ пороковъ целях за полтора перестрела, а камения два человека възднимаху…»72.
       
      Примечательно,  что  летописи,  не  зависящие  от  московского  великокняжеского  летописания,  передают  рассказ  новгородско-софийского свода о черниговском взятии 1239 г. без изменений,  сохранив  в  нем  и  заключительный  эпизод  о  примирении русских князей с татарами. Это прежде всего новгородские летописи второй половины ХV  –  ХVI вв.  –  Новгородская  Пятая  летопись  и  Новгородская  летопись  по  списку П. П. Дубровского73.
       
      Кроме того, эпизод о примирении Мстислава, Владимира и Даниила с татарами после «лютого боя» у Чернигова сохранился  в  ряде памятников  русского  летописания  неофициального происхождения. В частности, сообщение о мире князей с татарами  под  Киевом читается  в  Пискаревском  летописце74. Это  –  памятник  середины  ХVII в.,  возникший  в  окружении князей  Голицыных,  первая  часть  которого  (до 1431 г.),  по определению  А. Н. Насонова,  «представляет  собой  текст  общерусского свода, содержащий в числе других нить новгородских известий»75.
       
      Сказанное  позволяет  сделать  вывод,  что  варианты  известия об осаде Чернигова татарами, представленные в летописях,  восходящих  к Белорусско-Литовскому  своду  1446 г.,  а также к Ел и МС, являются сокращенным изложением более пространного  известия,  представленного  в  Новгородско-Софийском  своде  и  московском  великокняжеском  своде 1472 г. Сокращение коснулось сообщения о мирном договоре трех русских князей с татарами. Кроме того, на этапе составления  гипотетического  свода  1477 г.  (первая  часть  которого представлена в Ел и «Летописце от 72-х язык») возникло новое толкование эпизода штурма Чернигова, в результате чего использование таранов было приписано его защитникам.
       
      Камнеметная артиллерия монголов
       
      Отмеченные особенности наших источников зачастую не учитываются  современными  исследователями.  В  результате при описании событий татарского нашествия на южнорусские земли складывается весьма противоречивая картина. Во избежание  противоречий  историки стараются ограничиться  констатацией  лишь  самых  общих  фактов  без  надлежащего  их анализа  и  проверки.  Одни  авторы, к  примеру,  полностью игнорируют сведения летописей новгородско-софийской группы и  базируются  лишь  на  рассказе  Ил, как  более  раннем  памятнике76. Другие,  напротив,  отдают  предпочтение  свидетельствам позднейших источников, рассказывая вслед за ними, как черниговцы метали в татар с городских стен тяжеленные камни на полтора перестрела77.
       
      Прежде  всего,  должна  быть  отвергнуты  как  возникшие вследствие  очевидного  недоразумения  версия  о  применении камнеметных орудий со стороны защитников русского города. В  литературе  уже  отмечалось,  что  использование  подобной техники для Древней Руси вообще не характерно и не находит подтверждения  в  письменных  источниках78.  Как  утверждает М. Димник, «за первую половину ХIII века можно найти всего три  летописных  упоминания  о  применении  камнеметных  машин или подобных приспособлений, причем в каждом случае они  были использованы  иностранными  армиями»79.  В  подтверждение  исследователь  указывает  на  описание  штурма Константинополя  в  1204 г. крестоносцами,  использовавшими установленные  на  морских  судах  катапульты  («пороки»)80, случаи использования «пороков» во время нашествия на Русь орд Батыя81, а также употребление «пороков» венграми  и поляками во время осады Ярослава в 1245 г.82
       
      Заметим,  что  утверждение,  будто  камнеметные  машины, предназначенные для осады городов, на Руси никогда не применялись, не совсем верно и требует уточнения. Не нужно далеко углубляться в источники, чтобы найти примеры обратного. Всего за несколько лет до татарского нашествия Ил фиксирует  случай  использования  «пороков»  во  время  внутреннего конфликта.  Летом  1233 г.  войска  княжившего  в  Галиче венгерского  королевича  Андрея  подошли  к  волынскому  городу Перемылю,  но  были  остановлены  и  разбиты;  вынужденные спешно отступать,  нападавшие  бросили  часть своего боевого снаряжения,  в  том  числе,  как  говорит летопись,  «порокы  пометаша»83.
       
      Это  не  единственное  упоминание  о  боевом  применений «пороков»  на  Руси.  По  свидетельству  Н4л  (под  1065  г.),  полоцкий князь Всеслав «былъ оу Пьскова ратью и перси (передовая  часть  городских  укреплений.  –  А. М.)  билъ  порокы»84.
       
      Несколько  подобных  известий  приводит  В. Н. Татищев.  В 1152 г.  во  время  осады  Новгорода-Северского  «пороки  преставя, тотчас стену выломили и острог взяли»85. В 1146 г. осадившие Звенигород войска Всеволода Ольговича «биша пороки  чрез  весь  день  и  до  вечера  и  на трех  местах град  зажигали»86.  Со  ссылкой  на  Иоакимовскую  летопись  В. Н. Татищев сообщает, что новгородцы, не желавшие принимать крещение, «вывесше» навстречу прибывшим из Киева эмиссарам «2 порока  великие  со  множеством  камения,  поставиша  на  мосту, яко на сусчие враги своя»87.
       
      Впрочем,  большинство  приведенных  известий  взяты  из поздних источников, и потому их происхождение и достоверность могут вызывать сомнения. Что же касается известия Ил о  неудачной  попытке  использования  «пороков»  под  Перемылем, то оно могло иметь отношение не столько к русскому воинству,  сколько  к  венгерской  дружине  княжившего  в  Галиче королевича.
       
      В  начале ХIII в.  метательные  машины  типа  тяговых  требуше появились в Восточной Прибалтике вместе с крестоносцами Тевтонского и Ливонского орденов. У соседних русских княжеств таких машин не было, но они старались перенять их у  немцев,  впрочем,  без  особого успеха.  В  Хронике  Ливонии Генриха  Латвийского  читаем  следующее  сообщение,  относящееся к 1206 г.: «Об осаде замка Гольм королем Вольдемаром Полоцким.  [...]  Сделали  русские  и  небольшую  метательную машину, по образцу тевтонских, но, не зная, как метать камни, они ранили многих своих, попадая в тыл»88.
       
      В итоге можно заключить, что в домонгольское время на Руси хотя и знали о существовании камнеметных орудий, используемых при штурме и обороне городов, однако широкого и регулярного применения подобная техника не имела.
       
      Историки  военного  дела  говорят  о  прекращении  применения  метательных  машин  на  Руси  в  ХI  –  первой  половине XII в. после периода их более активного использования славянами в VI  –  Х вв. и возобновлении подобной практики в широких масштабах только в ХIII в. под влиянием внешних факторов89.  Этот  феномен  объясняется  тем,  что  во  внутренних конфликтах  преобладала  тактика  длительной  осады или  внезапного захвата города, не требовавшая специальной техники. А  чаще  всего  судьба  города  решалась  в  открытом  полевом сражении  вблизи  его  стен,  и  только  недостаток силы  мог  заставить одного из противников перейти к пассивной обороне и терпеть осаду90.
       
      Поэтому  неудивительно,  что,  описывая  штурм  татарами Чернигова,  летописец  говорит  о  задействованных  при  этом камнеметных машинах как о чем-то  совершенно небывалом и даже невероятном. С неподдельным удивлением он отмечает, как камни, выпущенные такими машинами, не могли поднять четверо дюжих мужчин, и эти огромные камни летели на расстояние, которое в полтора раза превышало дальность полета стрелы, пущенной из обычного лука. Неординарность  происходящего  подчеркивается  употреблением  нехарактерного  для подобных  случаев  термина «тараны»  вместо  привычного  и  более  уместного  в  данном контексте «порокы» («пракы»), постоянно использовавшегося в  летописях  и  других  памятниках  для  передачи  сведений  о камнеметных  машинах91.  Но  если  термин  «порокы»  мог обозначать  как  наступательное,  так  и  оборонительное  оружие, используемое в осадном деле92, то термин «тараны» (какие бы приспособления  не  подразумевались  при  этом)  указывает  на применение  сугубо  наступательных  средств93,  не  пригодных для целей обороны.
       
      Использование  при  осаде  Чернигова  мощных  камнеметных орудий, разрушивших городские укрепления и тем предопределивших судьбу города,  –  важнейший аргумент в решении вопроса, к действиям каких войск, русских или татарских, следует  его  приурочить. Подобная тактика,  мало известна  на Руси, широко и с большими успехами применялась монголо-татарами,  камнеметные  машины  были  их  главным оружием при  взятии  русских  городов,  противостоять  которому  просто не было средств. Во всяком случае, такое впечатление возникает  при знакомстве  с  многочисленными  описаниями  применения  татарских  «пороков»,  содержащимися  как  в  русских, так и в иностранных источниках94.
       
      Вывезенная из Китая и обслуживаемая китайскими инженерами  передовая  военная  техника,  особенно  осадная  артиллерия, успешно развивавшаяся на протяжении нескольких веков, по своим конструкционным параметрам и боевым характеристикам значительно превосходила известные тогда мировые аналоги.  К примеру, предельная дальность стрельбы камнеметных  машин,  распространенных  на  Ближнем Востоке  и известных  в  Западной  Европе  со  времен  крестовых  походов, составляла 80  –  120 м, а китайских камнеметов –  75  –  150 м95. По данным китайского военного трактата  «Шоу чэнлу» Чэнь-Гуя,  наиболее  дальнобойные  орудия  (юань  пао)  могли  поражать противника на расстоянии свыше 350 бу (более 535 м)96.
       
      Принятие  на  вооружение  и  систематическое  использования  этой  техники  монголами,  по  мнению  исследователей, имело  огромное значение  для  Монгольского  государства97.
       
      Как  считал  Н. Н. Воронин,  «татарские  пороки  были  тем  решающим  техническим  средством,  которое  помогло  татарам сломить героическую оборону почти всех русских городов»98.
       
      По  данным  А. Н. Кирпичникова,  тяжелые  рычаговые  машины,  подобные  тем,  какие  были  использованы  при  штурме Чернигова. достигали 8 м высоты, весили 5 т и метали камни массой  до  60 кг, а  иногда  и  более;  для  приведения  их  в  действие требовалось от 50 до 250 солдат99. Отсюда  вполне  понятно  то  ошеломляющее  впечатление, которое сверхмощные татарские камнеметы произвели на защитников  Чернигова. Совершенно  очевидно  также,  что  подобным  оружием  не  могли  располагать  русские  князья,  осаждавшие Чернигов в 1235 г.
       
       
      1. Прохоров  Г. М. Повесть о нашествии Батыя // Словарь книжников и книжности Древней Руси. Л., 1987. Вып. 1. С. 363-365.
      2. Бородихин  А. Ю.   Цикл  повестей  о  нашествии  Батыя  в  летописях  и летописно-хронографических сводах ХIV – ХVII вв. Автореф. дисс. … канд. филолог. наук. Новосибирск, 1989.
      3. Разбор  высказанных  на  этот  счет  предположений  см.:   Данилевский  И. Н.   Русские  земли  глазами  современников  и  потомков  (XII  –
      XIV вв.).  М.,  2000.  С. 133-139;   Рудаков  В. Н.   Монголо-татары  глазами древнерусских книжников середины ХIII – ХV веков. М., 2009. С. 46-55.
      4. Прохоров  Г. М. Повесть о нашествии Батыя. С. 364. См. также:  Бородихин  А. Ю. Хронографы и исторические сборники ХV–XVII вв. и компилятивная редакция цикла повестей о нашествии Батыя // Русская книга в дореволюционной  Сибири:  государственные  и  частные  библиотеки  /  Отв. ред. Е. И. Дергачева-Скоп. Новосибирск, 1987. С. 98-125.
      5. Насонов  А. Н. 1) Лаврентьевская летопись и владимирское великокняжеское летописание первой половины ХIII века // Проблемы источниковедения. М., 1963. Т. 11. С. 439-442; 2) История русского летописания XI – начала XVIII века. М., 1969. С. 180-184.
      6. См.:  Черепанов  С. К. К вопросу о южном источнике Софийской I и Новгородской IV  летописей  //  Труды  Отдела  древнерусской  литературы
      Института  русской  литературы  (Пушкинский  дом)  АН  СССР  (далее  –  ТО-ДРЛ). Л., 1976. Т. 30. С. 279-283.
      7. См.:  Шахматов  А. А. Обозрение летописей и летописных сводов ХI –  ХVI вв.  //  Шахматов  А. А.   История  русского  летописания.  СПб.,  2011. Т. II.  С. 188-239;   Лурье  Я. С.   1) Общерусский  свод  –  протограф  Софийской I  и  Новгородской IV  летописей  //  ТОДРЛ.  Л.,  1974.  Т. 28.  С. 114-129; 2) Общерусские  летописи  XIV  –  XV вв.  Л.,  1976.  С. 67-121;   3) Еще  раз  о своде  1448 г.  и  Новгородской  Карамзинской  летописи  //  ТОДРЛ.  Л.,  1977. Т. 32. С. 199-218; 4) Две истории Руси ХV  века. Ранние и поздние, независимые и официальные летописи об образовании Московского государства. СПб.,  1994.  С. 14-15, 28-31,  39-43,  51-57, 109-116  и  др.;  5) Предисловие  // ПСРЛ. СПб., 2002. Т. 42. С. 3-13.
      8. См.:   Бобров  А. Г.   1) Из  истории  летописания  первой  половины ХV в.  //  ТОДРЛ.  СПб.,  1993.  Т. 46.  С. 3-20;   2) Новгородское  летописание 20-х гг. XV в. // Там же. СПб., 1993. Т. 48. С. 187-191; 3) Летописный свод митрополита Фотия (Проблема реконструкции текста) // Там же. СПб., 2001. Т. 52. С. 98-137; 4) Новгородские летописи ХV века. СПб., 2001. С. 128-160.
      9. См.:   Прохоров  Г. М.  1) Летописные  подборки  рукописи  ГПБ F.IV.603  и  проблема  общерусского  сводного  летописания  //  ТОДРЛ.  Л.,
      1977.  Т. 32.  С. 165-198;   2) Материалы  постатейного  анализа  общерусских летописных сводов: (Подборки Карамзинской рукописи, Софийская 1, Новгородская 4 и Новгородская 5 летописи) // Там же. СПб., 1999. Т. 51. С. 137-142.
      10. См.:  Шибаев  М. А. 1) Редакторские приемы составителя Софийской I  летописи  //  Опыты  по  источниковедению.  Древнерусская  книжность:  редактор и текст. СПб., 2000. Вып. 3. С. 368-383; 2) Софийская 1 летопись и «Московско-Софийский свод» // История в рукописях и рукописи в истории. Сборник научных трудов к 200-летию Отдела рукописей Российской национальной библиотеки. СПб., 2006. С. 129–145; 3) Владимирский полихрон и Новгородско-Софийский свод // Древняя Русь: вопросы медиевистики. 2012. № 2 (48). С. 83-95.
      11. См.:  Салмина  М. А. К вопросу о датировке так называемого Новгородско-Софийского свода // ТОДРЛ. СПб., 2003. Т. 54. С. 172-183. См. также:   Азбелев  С. Н.   Новгородско-Софийский  летописный  свод  и  недавние концепции  истории  летописания  //  Прошлое  Новгорода  и  Новгородской земли. Материалы научных конференций 2006 – 2007 гг. Великий Новгород, 2007. С. 3-12.
      12 См.:   Лурье  Я. С.   Общерусские  летописи  ХIV  –  ХV  вв.  Л.,  1976. С. 99-100;  Прохоров  Г. М. Материалы постатейного анализа общерусских летописных сводов… С. 169-171;  Романова  О. В. Ипатьевская летопись и Новгородско-Софийский  свод  //  Опыты  по  источниковедению.  Древнерусская  книжность.  [Вып. 1].  Сборник  статей  в  честь  В. К. Зиборова.  СПб., 1997.  С. 63-64;   Толочко  А. П.   Происхождение  хронологии  Ипатьевского списка Галицко-Волынской летописи // Paleoslavica. 2005. Т. 13. С. 92-94.
      13. Такие  заимствования  отметил  еще  А. И. Генсьорский:  Генсьорський  О. I.  Галицько-Волинський  лiтопис  (процесс  складання,  редакцiï  i  редактори). Киïв, 1958. С. 18-19.
      14. Шахматов  А. А. Общерусские летописные своды ХIV и ХV веков // Журнал Министерства народного просвещения. 1900. Ч. 332. № 11. Ноябрь.
      С. 160-163.
      15. Шахматов  А. А.   Обозрение  летописей  и  летописных  сводов… С. 84.
      16. Приселков  М. Д.   История  русского  летописания  ХI  –  ХV вв.  Л., 1940. С. 55, 90-96, 150.
      17. Пашуто  В. Т.   Очерки  по  истории  Галицко-Волынской  Руси.  М., 1950. С. 21-67.
      18. Генсьорський  А. I. Галицько-Волинський лiтопис… С. 18-19.
      19. Лимонов  Ю. А.   Летописание  Владимиро-Суздальской  Руси.  Л., 1967. С. 112, 170.
      20. Романов  В. К. Статья 1224 г. о битве на Калке Ипатьевской летописи // Летописи и хроники. 1980. М., 1981. С. 99.
      21. Котляр  Н. Ф.  Галицко-Волынская летопись (источники, структура, жанровые  и  идейные  особенности)  //  Древнейшие  государства  Восточной Европы. 1995. М., 1997. С. 90, 99, 103.
      22. Ужанков  А. Н.  Проблемы историографии и текстологии древнерусских памятников ХI – ХIII вв. М., 2009. С. 313-314.
      23. Стависький  В.   Киïв  i  киïвське  лiтописання  в  ХIII  столiттi.  Киïв, 2005. С. 50-51.
      24. Пашуто  В. Т.  Очерки  по  истории  Галицко-Волынской  Руси.  С. 82. См. также:  Котляр  Н. Ф.  Галицко-Волынская летопись… С. 111.
      25. Пашуто  В. Т. Очерки по истории Галицко-Волынской Руси. С. 86.
      26. Ставиский  В. И. «История монголов» Плано Карпини и русские ле-тописи  //  Древнейшие  государства  на  территории  СССР.  1990.  М.,  1991. С. 190-203. См. также:  Стависький  В. Киïв  i  киïвське лiтописання в ХIII столiттi. С. 66-74.
      27. Ставиский  В. И. О двух датах штурма Киева в 1240 г. по русским летописям  //  ТОДРЛ.  Л.,  1990.  Т. 43.  С. 290.  См.  также:   Ставиский  В. И.
      Рассказ о нашествии Батыя на Русские земли по рукописи из Пскова // Там же. СПб., 1993. Т. 47. С. 150.
      28. Ужанков  А. Н. 1) «Летописец Даниила Галицкого»: редакции, время  создания  //  Герменевтика  древнерусской  литературы.  М.,  1992.  Сб. 1. С. 247-283;   2) Проблемы  историографии  и  текстологии  древнерусских  памятников… С. 287-354.
      29. Котляр  Н. Ф.   Галицко-Волынская  летопись…  С. 110-118. См.  также:  Толочко  П. П. Русские летописи и летописцы Х  –  ХIII вв. СПб., 2003.
      С. 245 и след.
      30. Бестужев-Рюмин  К. Н. О составе русских летописей до конца ХIV века. СПб., 1868. С. 154-156.
      31. Шахматов  А. А. Общерусские летописные своды ХIV  и ХV  веков. С. 160.
      32. Грушевський  М. С.  Iсторiя украïнськоï лiтератури. Киïв, 1993. Т. III. С. 186-187;  Черепнин  Л. В. Летописец Даниила Галицкого // Исторические записки. М., 1941. Вып. 12. С. 252.
      33. Грушевський  М. С.  Iсторiя украïнськоï лiтератури. Т. III. С. 186-187.
      34. Росовецький  С. К. Примiтки // Грушевський  М. С.  Iсторiя украïнськоï лiтературы. Т. III. С. 266. Исключение составляет, пожалуй, только диссертация А. Ю. Бородихина (Бородихин  А. Ю. Цикл повестей о нашествии Батыя  в  летописях  и  летописно-хронографических  сводах  ХIV  –  ХVII вв.: Дисс.  …  канд.  филол.  наук.  Новосибирск,  1989),  не  учтенная  комментатором.
      35. См., например:   Кучкин  В. А. 1) Рассказ о нашествии Батыя в Ипатьевской летописи // Письменные памятники истории Древней Руси. аннотированный каталог-справочник / Под ред. Я. Н. Щапова. СПб., 2003. С. 78-79; 2) Рассказ Ипатьевской летописи о взятии Киева Батыем в 1240 г. // Там же. С. 79.
      36. ПСРЛ. М., 1998. Т. 2. Стб. 778.
      37. Там же. Стб. 787.
      38. Грушевський  М. С.  Iсторiя  украïнськоï  лiтератури.  Т. III.  С. 187; Пашуто  В. Т.  Очерки  по  истории  Галицко-Волынской  Руси.  С. 86; Котляр  Н. Ф.  Галицко-Волынская летопись… С. 112.
      39. Бородихин  А. Ю. Цикл повестей о  нашествии Батыя…: Автореф. дисс. … канд. филол. наук. С. 11.
      40. Данилевский  И. Н. Русские земли глазами современников и потомков…  С. 138-139;   Рудаков  В. Н.   Монголо-татары  глазами древнерусских
      книжников… С. 54-55.
      41. Прохоров  Г. М. Материалы постатейного анализа общерусских летописных сводов… С. 171.
      42. Грушевський  М. С.  Iсторiя украïнськоï лiтератури. Т. III. С. 186.
      43. См.:  Комарович  В. Л. Из наблюдений над Лаврентьевской летописью // ТОДРЛ. Л., 1976. Т. 30. С. 27-59;  Насонов  А. Н. Лаврентьевская летопись… С. 429-480;  Прохоров  Г. М. Повесть о Батыевом нашествии в Лаврентъевской летописи // ТОДРЛ, Л., 1974. Т. 28. С. 77-98;  Лурье  Я. С. Лаврентьевская летопись – свод начала XIV в. // Там же. Л., 1974. Т. 29. С. 50-67;  Fennеll  J. L. I. The Tale of Baty’s Invasion of North-East Rus’ and its Reflexion in the Chronicles of the Thirteenth – Fifteenth Centuries // Russia Mediaevalis. München, 1977. Т. 3. Р. 41-78.
      44. ПСРЛ. Т. 2. Стб. 780.
      45. Там же. М., 2000. Т. 6. Вып. 1. Стб. 299. См. также: Т. 42. С. 115; М., 2000. Т. 4. Ч. 1. С. 221.
      46. Там же. Т. 2. Стб. 781; Т. 6. Вып. 1. Стб. 300; Т. 42. С. 115; Т. 4. Ч. 1. С. 222.
      47. Там же. Т. 1. Стб. 522.
      48. Шахматов  А. А.   Обозрение  летописей  и  летописных  сводов…С. 390.
      49. Там же. С. 188 и след., 484  и след.;  Лурье  Я. С. Общерусские летописи… С. 56, 98-100.
      50. ПСРЛ.  Т. 6.  Вып. 1.  Стб. 300.  См.  также:   Т. 42.  С. 115;   Т. 4.  Ч. 1. С. 222.
      51. Там же. Т. 2. Стб. 781.
      52. Там  же.  Т.  6.  Вып.  1.  Стб. 300-301.  См. также:   Т. 42.  С. 115;   Т. 4. Ч. 1. С. 222-223.
      53. См.:  Майоров  А. В. Летописные известия об обороне Чернигова от монголо-татар в 1239 г. (Из комментариев к Галицко-Волынской летописи) // ТОДРЛ. СПб., 2009. Т. 60. С. 311-326. См. также:  Майоров  О. Оборона Чернiгова вiд монголо-татар у 1239 р. // «Істину встановлює суд історії». Збiрник на пошану Ф. П. Шевченка. Київ, 2004. Т. 2. С. 128-144.
      54. ПСРЛ. Т. 2. Стб. 772.
      55. Там же. М., 1994. Т. 39. С. 79.
      56. См.:  Чамярыцкі  В. А. 1) Беларускія летапісы як помнік літаратуры. Мiнск,  1969.  С. 11-134;   2) Работа  автора  первого  белорусско-литовского свода  над  русскими  источниками  //  Летописи  и  хроники.  1980.  М.,  1981. С. 182-189;  Лурье  Я. С. 1) Общерусские летописи… С. 38-42; 2) Две истории Руси ХV века. С. 13-14, 41.
      57. ПСРЛ. М., 1980. Т. 35. С. 25, 43; М., 2008. Т. 17. Стб. 22.
      58. Там же. М., 2004. Т. 25. С. 130.
      59. См.: Насонов  А. Н.   История  русского  летописания…  С. 272-278; Лурье  Я. С.   Общерусские  летописи…  С. 151-152;   Клосс  Б. М.   Никоновский свод и русские летописи ХVI – ХVII вв. М., 1980. С. 150.
      60. См.:  Лурье Я. С. 1) Никаноровская и Вологодско-Пермская летописи как  отражение  великокняжеского  свода  начала  70-х  гг.  XV  в. // Вспомогательные  исторические  дисциплины.  Л.,  1973.  Вып. 5.  С. 219–249; 2) Общерусские летописи… С. 122-149; 3) Генеалогическая схема летописей XI–XVI вв.,  включенных  в  «Словарь  книжников  и  книжности  Древней  Руси» // ТОДРЛ. Л., 1985. Т. 40. С. 190–205.
      61. О  памятнике  см.:   Сербина  К. Н.  Из  истории  русского  летописания конца XV в. // Проблемы источниковедения. М., 1963. Вып. 11.  С. 391-428; Лурье  Я. С. Общерусские летописи… С. 139-141, 174-177, 221-223, 257-258; Покровская  В. Ф.  Летописный  свод  1488 г.  из  собрания  Н. П. Лихачева // Памятники культуры: Новые открытия. 1974 год. М., 1975. С. 28-32;  Новикова  О. Л.   Лихачевский  «Летописец  от  72-х  язык»:  к  истории  создания  и бытования // Летописи и хроники. Новые исследования. 2009  –  2010. СПб., 2010. С. 237-272.
      62. Горский  А. А. «Повесть об убиении Батыя» и русская литература 70-х гг. ХV в. // Средневековая Русь. М., 2001. Вып. 3. С. 200-204.
      63. ПСРЛ. М., 2004. Т. 23. С. 77.
      64. Там же. М.; Л., 1963. Т. 28. С. 53, 212.
      65. Там же. М., 2006. Т. 26. С. 76.
      66. Там же.
      67. Там же. С. 352.
      68. См.:   Буганов  В. И.  О  списках  Вологодско-Пермского  свода  конца XV – начала XVI в. // Проблемы общественно-политической истории России и  славянских  стран.  Сборник  статей  к  70-летию  академика М. Н. Тихомирова.  М.,  1963.  С. 158-165;   Luria  J. S.   1) London  and  Lvov MSS of the Vologda & Perm Chronicle // Oxford Slavonic Papers. N. S. 1972. Vol. 5.Р. 91-93; 2) Общерусские летописи… С. 122-149.
      69. ПСРЛ. М., 2001. Т. 7. С. 144.
      70. Там же. М., 2007. Т. 18. С. 60; М., 2000. Т. 24. С. 94.
      71. Там же. М., 2000. Т. 10. С. 114.
      72. Там же. М., 2000. Т. 15. Стб. 374. См. также: М., 2005. Т. 20. С. 158; Л., 1977. Т. 33. С. 67.
      73. Там же. Пг., 1917. Т. 4. Ч. 2. С. 214; М., 2004. Т. 43. С. 93.
      74. Там же. М., 1978. Т. 34. С. 88.
      75. Насонов  А. Н. История русского летописания… С. 361.
      76. Грушевський  М. С.  Iсторiя  України-Руси.  Київ,  1992.  Т. II.  С. 249; Пашуто  В. Т. Героическая борьба русского народа за независимость (ХIII
      век). М., 1955. С. 156;  Рыбаков  Б. А. Киевская Русь и русские княжества ХII – ХIII вв. М., 1993. С. 508.
      77. Каргалов  В. В. Внешнеполитические факторы развития феодальной Руси.  Феодальная  Русь  и  кочевники.  М.,  1967.  С. 114;   Толочко  П. П. 1) Древняя  Русь.  Очерки  социально-политической  истории.  Киев,  1987. С. 172; 2) Київська Русь. Київ, 1996. С. 147;  Коваленко  В. П. Чернигов в середине ХIII в. // Славянский средневековый город / Отв. ред. В. В. Седов. М.,  1997  (Труды  VI  Международного  конгресса славянской  археологии. Т. 2). С. 151.
      78. Черепанов  С. К.  К вопросу о южном источнике… С. 281, прим. 11.
      79. Dimnik  M.   The  Siege  of  Chernigovin  1235  //  Mediaeval  Studies. Toronto, 1979. Vol. 41. P. 397.
      80. ПСРЛ. Т. 3. С. 48, 243.
      81. Там же. Т. 1. Стб. 462; Т. 2. Стб. 785, 786.
      82. Там же. Т. 2. Стб. 800-802.
      83. Там же. Стб. 770–771.
      84. Там же. Т. 4. Ч. 1. С. 122. См.:  Раппопорт  П. А.  Перси Псковского кремля // Краткие сообщения Института истории материальной культуры АН СССР. М., 1956. Вып. 62.
      85. Татищев  В. Н.  История Российская. Ч. 2. Главы 19–39 // Татищев  В. Н.  Собрание сочинений: В 8-ми т. М., 1995. Т. ІІ–ІІІ. С. 42.
      86. Татищев  В. Н.  История Российская. Ч. 2. Главы 1–18 // Там же. С. 161.
      87. Татищев  В. Н.  История Российская. Ч. 1 // Там же. М., 1994. Т. 1. С. 112. О датировке этого события и достоверности татищевского рассказа см.:  Янин  В. Л.  Летописные рассказы о крещении новгородцев (о возможном источнике Иоакимовской летописи) // Русский город. М., 1984. Вып. 7.
      88. Матузова  В. И., Назарова  Е. Л.  Крестоносцы и Русь. Конец ХII в. – 1270 г.: тексты, перевод, комментарий. М., 2002. С. 113.
      89. Рабинович  М. Г.  Осадная техника на Руси в Х – ХV вв. // Известия Академии Наук СССР. Серия истории и философии.   1951. Т.   VIII. №   1; Кирпичников  А. Н.  Метательная артиллерия древней Руси (Из истории средневекового оружия VI – ХV вв.) // Материалы и исследования по археологии СССР. № 77: 2 2) Метательная артиллерия и оборонительные сооружения Древней Руси. М., 1958.
      90. См.:  Раппопорт  П. А.  Очерки по истории военного зодчества Х – ХIII вв. М., 1955.
      91. Словарь русского языка ХI – ХVII вв. М., 1991. Вып. 17. С. 125; М., 1992. Вып. 18. С. 134.
      92. Там же. Вып. 17. С. 125.
      93. Срезневский  И. И. Материалы для словаря древнерусского языка. М., 1958. Т. III. Стб. 925;  Кочин  Г. Е.  Материалы для терминологического словаря древней России. М.; Л., 1937. С. 358.
      94. См.: Повесть о разорении Рязани Батыем // Библиотека литературы Древней Руси. СПб., 1997. Т. 5. С. 144; ПСРЛ. Т. 1. Стб. 462; Т. 2. Стб. 780–781, 785, 786; Т. 3. С. 76, 288;  Тизенгаузен  В. Г.  Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды. Т. ІІ. Извлечения из персидских авторов. М.; Л., 1941. С. 21, 23.
      95. Школяр  С. А.   Военный  трактат  «У  цзинцзуньяо »  как  источник  по истории китайской доогнестрельной артиллерии // Страны Дальнего Востока  и  Юго-Восточной  Азии:  проблемы  истории  и  экономики  /  Отв.  ред. И. С. Казакевич. М., 1969. С. 122.
      96. Школяр  С. А.  Китайская доогнестрельная артиллерия: Материалы и исследования. М., 1980. С. 133.
      97. Якубовский  А. Ю. Образование Монгольского государства // Очерки истории  СССР.  Период  феодализма  IХ  –  ХV вв.:  В  2-х  ч.  /  Отв.  ред. Б. Д. Греков.  М.,  1953.  Ч. I.  С. 801;   Пашуто  В. Т.   Героическая  борьба… С. 122.
      98. Воронин  Н. Н.   Крепостные  сооружения  //  История  культуры  Древ-ней  Руси.  Домонгольский  период.  Т. I:  Материальная  культура  / Под  ред. Н. Н. Воронина, М. К. Каргера и М. М. Тихановой. М.; Л., 1948. С. 468.
      99. Кирпичников  А. Н. Военное дело на Руси в ХIII  –  ХV вв.  Л., 1976.
    • Гумилев Л. Н. Хунны в Азии и Европе
      By Saygo
      Л. Н. ГУМИЛЕВ. ХУННЫ В АЗИИ И ЕВРОПЕ

      Преамбула.

      Посредствующим звеном между гуманитарным источниковедением и исторической географией является учение об этногенезе: возникновениях и исчезновениях этносов, процессах, протекающих в тех или иных пространственных регионах в определенные отрезки исторического времени, т. е. времени, исчисляемого событиями, находящимися в причинно-следственной связи.

      Историко-географический подход позволяет дать объяснение тем событиям, которые ранее не поддавались интерпретации и часто оставались без того внимания, которого они заслуживали. Такова судьба этноса "хун", существовавшего с III в. до н. э. по X в. и оставившего после себя разнообразные реликты в составе тюрко-монгольских этносов.

      Выбор сюжета не случаен. Закономерность взаимодействия этноса и ландшафта особенно наглядна в экстремальных условиях, так же как и столкновения этносов с разнообразными типами культуры и хозяйства. Центр тяжести нашего исследования лежит в выявлении связи между развитием хуннской кочевой державы и резкими климатическими колебаниями, и прежде всего великой засухой III в., превратившей на время цветущую степь в полупустыню1. Цель работы и вывод ее таков: предки тюркских этносов - хунны были носителями полноценной оригинальной культуры, союзниками древних славян - антов, стремление принизить их неправомерно.

      Великая степь.

      Посредине евразийского континента, от Уссури до Дуная, тянется Великая степь, окаймленная с севера сибирской тайгой, а с юга - горными хребтами. Эта географическая зона делится на две части, не похожие друг на друга. Восточная называется Внутренней Азией; в ней расположены Монголия, Джунгария и Восточный Туркестан. От Сибири ее отделяют хребты Саянский, Хамар-Дабан и Яблоновый, от Тибета - Куньлунь и Наныпань, от Китая - Великая стена, проведенная между сухой степью и субтропиками северного Китая, а от западной части - горный Алтай, Тарбагатай, Саур и западный Тянь-шань. Западная часть Великой степи включает не только нынешний Казахстан, но степи Причерноморья и даже - в отдельные периоды истории - венгерскую пушту.

      С точки зрения географии XIX в. эта степь - продолжение восточной степи, но на самом деле это не так, ибо при этом не учитывается характер движения воздушных масс2 , атмосферные токи, несущие дождевые или снежные тучи. Циклоны с Атлантики доносят влагу до горного барьера, отделяющего восточную степь от западной. Над Монголией висит огромный антициклон, не пропускающий влажных западных ветров. Он прозрачен, и через него легко проходят солнечные лучи, раскаляющие поверхность земли. Поэтому зимой здесь выпадает мало снега, и травоядные животные могут разгребать его и добывать корм - сухую калорийную траву. Весной раскаленная почва размывает нижние слои воздуха, благодаря чему в зазор вторгается влажный воздух из Сибири, а на юге - тихоокеанские муссоны. Этой влаги достаточно, чтобы степь зазеленела и обеспечила копытных кормом на весь год. А там, где сыт скот, процветают и люди. Именно в восточной степи создавались могучие державы хуннов, тюрок, уйгуров и монголов.

      А на западе степи снежный покров превышает 30 см и, хуже того, во время оттепелей образует очень прочный наст. В результате скот гибнет от бескормицы. Поэтому скотоводы вынуждены на лето, обычно сухое, гонять скот на горные пастбища - джейляу, что делает молодежь, а старики заготовляют на зиму сено. Даже половцы имели свои постоянные зимовки, т. е. оседлые поселения, и потому находились в зависимости от русских князей, ибо, лишенные свободы передвижения по степям, они не могли уклоняться от ударов регулярных войск. Вот почему в западной части Великой степи сложился иной быт и иное общественное устройство, нежели в восточной3.

      Циклоны и муссоны иногда смещают свое направление и текут не по степи, а по лесной зоне континента, а иногда даже по полярной, т. е. по тундре. Тогда узкая полоса каменистой пустыни Гоби и пустыня Бет-Пак-дала расширяются и оттесняют флору, а следовательно, и фауну на север, к Сибири, и на юг, к Китаю. Вслед за животными уходят и люди "в поисках воды и травы"4, и этнические контакты из плодотворных становятся трагичными. За последние две тысячи лет вековая засуха постигала Великую степь трижды: во II-III вв., в X в. и XVI в., и каждый раз степь пустела, а люди либо рассеивались, либо погибали. Но как только циклоны и муссоны возвращались на привычные пути, трава одевала раскаленную почву, животные кормились ею, а люди обретали снова привычный быт и изобилие.

      Грандиозные стихийные бедствия не влияли ни на социальное развитие, ни на культуру, ни на этногенез. Они воздействовали только на хозяйство, а через него - на уровень мощи кочевых держав, ибо те слабели в экономическом и военном отношении, но восстанавливались, как только условия жизни приближались к оптимальным. Но это не означает, что в Великой степи не было никаких государственных перемен. Народы там развивались не менее бурно, чем в земледельческих районах Запада и Востока. Социальные сдвиги были, хоть и не похожие на европейские, но не менее значительные, а этногенез шел по той же схеме, как и во всем мире. Кочевники Великой степи играли в истории и культуре человечества не меньшую роль, чем европейцы и китайцы, египтяне и персы, ацтеки и инки. Только роль их была особой, оригинальной, как, впрочем, у каждого этноса.

      Монголия до хуннов.

      Нет ни одной страны, где бы со времен палеолита не сменилось несколько раз население. И Монголия - не исключение. Во время ледникового периода она была страной озер, окаймленных густыми зарослями и окруженных цветущей степью. Горные ледники Хамар-Дабана и восточных Саян давали столь много воды, что на склонах Хэнтэя и монгольского Алтая росли густые леса. Кое-где они сохранились поныне, пережив несколько периодов жестоких усыханий степной зоны евразийского континента, погубивших озера и придавших монгольской природе ее современный облик.

      Тогда среди озер и лесов, в степи паслись стада Мамонтов и копытных, дававших пищу хищникам, среди которых первое место занимали люди верхнего палеолита. Они оставили потомкам схематические изображения животных на стенах пещер и утесов. Великая степь, простиравшаяся от реки Хуанхэ почти до берегов Ледовитого океана, была населена самыми различными племенами. Здесь охотились на мамонтов высокорослые европеоидные кроманьонцы, широколицые, узкоглазые монголоиды Дальнего Востока и даже американоиды, видимо, пересекавшие Берингов пролив и доходившие до Минусинской котловины5.
       
      Так было в течение тех десяти тысячелетий, пока ледник перегораживал дорогу Гольфстриму и теплым циклонам с Атлантики. Пока он наращивал свой западный край, передвигался от Таймыра (18 тыс. лет до н. э.) в Фенноскандию (12 тыс. лет до н. э.), откуда сполз в Северное море и растаял, его восточный край таял под лучами солнца, пропускаемыми антициклоном. С тающего ледника стекали ручьи, которые орошали степи, примыкавшие к леднику, наполняли впадины, превращая их в озера, и создавали тот благодатный климат, в котором расцветала культура верхнего палеолита.

      Но как только ледник растаял и циклоны прорвались на восток по Ложбине низкого давления, пошли дожди и снегопады, а от избытка влаги выросли леса, отделившие северную степь - тундру, от южной - пустыни. Мамонты и быки не могли добывать корм из-под трехметрового слоя снега, и на месте степи появилась тайга. А на юге высохли озера, погибли травы, и каменистая пустыня Гоби разделила Монголию на внешнюю и внутреннюю. Но в I тыс. до н. э. эта пустыня была еще не широка и проходима даже при тех несовершенных способах передвижения: на телегах, запряженных волами, где колеса заменяли катки из стволов лиственницы, просверленные для установки осей.

      Накануне исторического периода - во II тыс. до н. э. - племена, жившие севернее Гоби, уже перешли от неолита к бронзовому веку. Они создали несколько очагов разнообразных культур, существовавших одновременно и, очевидно, взаимодействовавших друг с другом. Оказалось, что в Минусинской котловине археологические культуры не следуют одна за другой, эволюционно сменяя друг друга, а сосуществуют6.

      Согласно тем же датировкам, переселение предков хуннов с южной окраины Гоби на северную совершилось не в XII в., а в X в. до н. э. и тем самым связывается с образованием империи Чжоу, породившей античный Китай и впоследствии знаменитую ханьскую агрессию. А эти грандиозные события, в свою очередь, сопоставимы с началом скифского этногенеза, последующие фазы которого описаны Геродотом7 . Итак, рубеж доисторических периодов и исторических эпох падает на X в. до н. э.

      Ныне в распоряжений ученых, кроме радиокарбоновых дат, появились имена народов, ранее называвшихся условно, по местам археологических находок или по искаженным чтениям древнекитайских иероглифов, которые в I в. до н. э. произносились не так, как сейчас. И оказалось, что вместо "пазырыкцы" следует говорить "гоечжи", а затем было доказано, что эти знаки произносились "согдой", то есть согды. Тагарцы обрели свое историческое имя - дандины, сюнну - хунны, тоба - табагчи, сяньби - сибирь, ту кю - тюркюты. Только слово "кидань" пришлось сохранить, ибо его правильное звучание "китай" перешло на "жителей Срединной равнины", которых по ошибке стали называть китайцами.

      Но, несмотря на все успехи науки, связная история народов Великой степи может быть изложена начиная с III в. до н. э., когда племена Монголии были объединены хуннами, а полулегендарные скифы Причерноморья сменены сарматами. Тогда же возникла могучая держава Средней Азии - Парфия и был объединен Китай. С этого времени можно, осмыслить этническую историю Евразийской степи.

      Но для того чтобы последующий исторический анализ и этнологический синтез были успешны, напомним еще раз, что необходимо вести повествование на заданном уровне. Это означает, что там, где требуется широта взгляда, например, для уяснения судьбы этноса или суперэтноса (системы из нескольких этносов), мелкие отличия не имеют значения. Выбор определяется поставленной задачей. Нам нужно охватить промежуток в 1500 лет, Великую степь и сопредельные страны - последние для самоконтроля и пополнения информации.

      Хунну и фаза подъема кочевого мира.

      Нет, не было и не могло быть этноса, происходящего от одного предка. Все этносы имеют двух и более предков, как все люди имеют отца и мать. Этнические субстраты - компоненты возникающего этноса в момент флуктуации энергии живого вещества биосферы сливаются и образуют единую систему - новый, оригинальный этнос, обретающий в этом слиянии целостность, созидающую свою, опять-таки оригинальную культуру. Момент рождения этноса хунну связан с переходом племен хяньюнь и хунюй с южной окраины пустыни Гоби на северную и слиянием их с аборигенами, имевшими уже развитую и богатую культуру. Имя этноса, создавшего культуру плиточных могил8, украшенных изображениями оленей, солнечного диска и оружия, не сохранилось, но нет сомнения в том, что этот этнос наряду с переселенцами с юга был компонентом этноса хунну, или хуннов, относящегося к палеосибирскому типу монголоидной расы9.

      В IV в. до н. э. хунны образовали мощную державу - племенной союз 24 родов, возглавляемый пожизненным президентом (шаньюем) и иерархией племенных князей "правых" (западных) и "левых" (восточных). Новый этнос; всегда богаче и мощнее, нежели старые, составившие его: хуннам предстояло великое будущее.

      Не только хунны, но и их соседи оказались в ареале толчка IV - III вв. до н. э., на этот раз вытянутого по широте от Маньчжурии до Согдианы. Восточные кочевники, предки сяньбийцев (древних монголов), подчинили себе хуннов, а согдийцы (гоечжи), продвинувшись с запада, из Средней Азии до Ордоса, обложили хуннов данью. На юге "Срединная равнина" была объединена Цин Ши-хуаном, который вытеснил хуннов из Ордоса в 214 г. до н. е., лишив их пастбищных и охотничьих угодий на склонах хребта Инь-шань и на берегах Хуанхэ. А хуннский шаньюй Тумань готов был на все уступки соседям, лишь бы они не мешали ему избавиться от старшего сына Модэ и передать престол младшему сыну.

      Тумань и его сподвижники были людьми старого склада, степными обывателями. Но среди молодых хуннов уже появилось пассионарное поколение, энергичное, предприимчивое и патриотичное. Одним из таких новых людей и был Модэ. Отец отдал его в заложники согдийцам и произвел на них набег, чтобы они убили его сына. Но Модэ похитил у врагов коня и бежал к своим. Под давлением общественного мнения Тумань был вынужден дать ему отряд в 10 тыс. семей. Модэ установил в своем войске крепкую дисциплину и произвел переворот, в ходе которого погибли Тумань, его жена и младший сын (209 г. до н. э.). Модэ, получив престол, разгромил восточных соседей, которых китайцы называли "дун-ху", отвоевал у китайцев Ордос, оттеснил согдийцев на запад и покорил саянских диплинов и кыпчаков. Так создалась могучая держава Хунну, население которой достигло 300 тыс. человек10.

      Тем временем в Китае продолжалась гражданская война, которая унесла 2/3 населения, пока крестьянский вождь Лю Бан не покончил со всеми соперниками и не провозгласил начало империи Хань в 202 г. до н. э.

      Население и военные силы Китая, даже после потерь в гражданской войне, превосходили силы хуннов. Однако в 200 г. до н. э. Модэ победил Лю Бана и заставил его заключить "договор мира и родства": китайский двор выдавал за варварского князя царевну и ежегодно посылал ему подарки, т. е. замаскированную дань.

      Но не только венценосцы, а и все хуннские воины стремились иметь шелковые халаты для своих жен, просо для печенья, рис и другие китайские лакомства. Система постоянных набегов не оправдывала себя, гораздо легче было наладить пограничную меновую торговлю, от которой выигрывали и хунны, и китайское население. Но при этом проигрывало ханьское правительство, так как доходы от внешней торговли не попадали в казну. Поэтому империя Хань запретила прямой обмен на границе. В ответ на это хуннские шаньюи, преемники Модэ, ответили набегами и потребовали продажи им китайских товаров по демпинговым ценам. Ведь всех богатств Великой степи не хватило бы для эквивалентного обмена на ханьских таможнях, так как необходимость получать доход на оплату гражданских и военных чиновников требовала повышения цен.

      В аналогичном положении оказались кочевые тибетцы области Амдо11. До гражданской войны западную границу империи Хань охраняли недавние победители - горцы западного Шэньси. Но поражения от повстанцев унесли большую часть некогда непобедимого войска. Мало помогла обороне и Великая Китайская стена. Для того чтобы расставить по всем ее башням достаточные гарнизоны и снабжать их провиантом, не хватило бы ни людей, ни продуктов всего Китая. Поэтому ханьское правительство перешло к маневренной войне в степи, совершая набеги на хуннские кочевья, еще более губительные, чем те, которые переносили китайские крестьяне от хуннов и тибетцев.

      Почему так? Ведь во II-I вв. до н. э. в Китае бурно шли процессы восстановления хозяйства, культуры, народонаселения. К рубежу н. э. численность китайцев достигла почти 59,6 млн. человек12. А хуннов по-прежнему было около 300 тыс., и, казалось, силы хунну и империи Хань несоизмеримы. Так думали правители Китая и их советники. Однако сравнительная сила держав древности измеряется не только числом жителей, но и фазой этногенеза или возрастом этноса. Китай переживал инерционную фазу (преобладание трудолюбивого, но отнюдь не предприимчивого обывателя), ибо процесс этногенеза в Китае начался еще в IX в. до н. э. Поэтому армию там вынуждены были комплектовать из преступников ("молодых негодяев") и пограничных племен, для коих Китай был угнетателем. И хотя у Китая были прекрасные полководцы, боеспособность армии была невелика.

      Хунны же находились в фазе этнического становления и пассионарного подъема. Понятия "войско" и "народ" у них совпадали. Поэтому с 202 до 57 г. до н. э., несмотря на малочисленность, хунны сдерживали ханьскую агрессию. И только ловкость китайских дипломатов, сумевших поднять против хунну окрестные племена и вызвать в среде самих хуннов междоусобную войну, позволила империи Хань счесть хуннов покоренными и включенными в состав империи.

      Рост пассионарного напряжения в этнической системе благотворен для нее лишь до определенной степени. После фазы подъема наступает "перегрев", когда избыточная энергия разрывает этническую систему. Наглядно это выражается в междоусобных войнах и расколе на два-три самостоятельных этноса. Раскол - процесс затяжной. У хуннов он начался в середине I в. до н. э. и закончился к середине II века. Вместе с единством этноса была утрачена значительная часть его культуры и даже исконная территория - монгольская степь, захваченная во II в. сяньбийцами (древними монголами), а потом табгачами и жужанями.

      И тогда хунны разделились на четыре ветви. Одна подчинилась сяньбийцам, вторая поддалась Китаю, третья, "неукротимые", отступила с боями на берега Лика и Волги, четвертая, "малосильные", укрепилась в горах Тарбагатая и Саура, а потом захватила Семиречье и Джунгарию. Эти последние оказались наиболее долговечными. Они частью смешались на Алтае с кыпчаками и образовали этнос куманов (половцев), а частью вернулись в Китай и основали там несколько царств, доживших до X в. (вернувшиеся назывались "тюрки-шато", а их потомки - онгуты - слились с монголами в XIII веке).

      Акматическая фаза этногенеза, или пассионарный перегрев этно-социальной системы, иногда служит спасению этноса в критической ситуации, а иногда ведет его к крушению, потому что консолидация всех сил для решения внешних задач легко осуществима.

      Пассионарное напряжение разорвало хуннский этнос не две части. На юг, к Великой Китайской стене, шли поборники родового строя, наиболее консервативная часть хуннского общества. Ханьское правительство охотно предоставило им возможность селиться в Ордосе и на склонах Иньшаня, так как использовало их в качестве союзных войск против северных хуннов. Поскольку китайцы не вмешивались в быт хуннов, те хранили родовой строй и старые обычаи. Но это не устраивало энергичных молодых людей, особенно дальних родственников, которые не могут выдвинуться, так как все высшие должности даются по родовому старшинству. Пассионарным удальцам нечего было делать в Южном Хунну, и они едут на север в поисках степных просторов и военной добычи.

      Северные хунны после поражения закрепились на рубеже Тарбагатая, Саура и джунгарского Алатау и продолжали войну с переменным успехом. До 155 года. Окончательный удар был нанесен им сяньбийским вождем Таншихаем, после чего хунны разделились снова: 200 тыс. "малосильных"13 попрятались в горных лесах и ущельях Тарбагатая и бассейна Черного Иртыша, где пересидели опасность и впоследствии завоевали Семиречье. В конце III в. они образовали там новую хуннскую державу - Юебань. А "неукротимые" хунны отступили на запад и к 158 г. достигли Волги и нижнего Дона. О прибытии их сообщил античный географ Дионисий Периегет, а потом о них забыли на 200 лет.

      Выше было указано, что хуннов в I в. до н. э. было 300 тыс. человек. Прирост их численности за I -II вв. был очень небольшой, так как они все время воевали. Правда, добавились эмигранты - кулы, особенно при Ван Мане и экзекуциях, последовавших за его низвержением. В III в. в Китае насчитывалось 30 тыс. семей, т. е. около 150 тыс. хуннов, а "малосильных" в Средней Азии было около 200 тысяч. Так сколько же могло уйти на запад? В лучшем случае 20 - 30 тыс. воинов, без жен, детей и стариков, не способных вынести отступление по чужой стране, без передышек, ибо сяньбийцы преследовали хуннов и убивали отставших.

      Этот отход затянулся на два с лишним года, пока хунны не оторвались от преследователей и не нашли покоя в Волго-Уральском междуречье. За это время было пройдено по прямой 2600 км, а если учесть неизбежные зигзаги, то вдвое больше. Нормальная перекочевка на телегах, запряженных волами, за этот срок на столь огромное расстояние не могла быть осуществлена. К тому же приходилось вести арьергардные бои, где и погибли семьи уцелевших воинов. И уж, конечно, мертвых не хоронили, так как на пути следования хуннов "остатков палеосибирского типа почти нигде найдено не было, за исключением Алтая"14. На запад в 155 - 158 гг. ушли только наиболее крепкие и пассионарные вояки. Это был процесс отбора, проведенный в экстремальных условиях, по психологическому складу, с учетом свободы выбора своей судьбы. Он-то и повел к расколу хуннского этноса на четыре ветви.

      Во II в. миграций в Восточную Европу было две: готы - около 155 г. из "острова Скандзы" перебрались в устье Вислы15, после чего дошли до Черного моря16, и хунны - из Центральной Азии в 155- 158 гг.17 достигли берегов Волги, где вошли в соприкосновение с аланами. Ситуация в степях Прикаспия и Причерноморья изменилась радикально и надолго. Но если история готов, граничивших с Римской империей, является относительно известной, то история хуннов с 158 г. по 350 г. совершенно неведома. Можно лишь констатировать, что за 200 лет они изменились настолько, что стали новым этносом, который принято называть "гунны" 18.

      Согласно принятому нами постулату - дискретности этнической историй - мы должны, даже при размытости начальной даты считать середину II в. за исходный момент этнической истории региона. Общий исход событий легко восстановить методом интерполяции, что уже в значительной части сделано. И хотя гунны находятся в центре нашего внимания, начнем анализ с их окружения: готов, римлян и ранних христиан, в IV в. создавших Византию.

      Римская империя во II в. еще была страной вполне благоустроенной, в III в. уже превратилась в поприще убийств и предательств, в IV в. сменила даже официальную религию и освященную веками культуру. Иначе говоря, в 192 - 193 гг. здесь произошла смена фаз этногенеза: инерция древнего толчка иссякла и заменилась фазой обскурации. Христианские общины росли, крепли, множились и ветвились. Так бывает лишь тогда, когда пассионарный толчок зачинает новый процесс этногенеза. Хотя попытка христиан гальванизировать Западную Римскую империю не дала положительных результатов, этносы в зоне толчка, в том числе готы, обрели новую энергию и находились в фазе пассионарного подъема. А гунны?..

      Загадка и задача.

      Кто такие гунны и каково их соотношение с азиатскими хунну? Действительно, оба эти народа были по культуре далеки друг от друга, однако К. А. Иностранцев, отождествивший их19, был прав, за исключением даты перекочевки (не IV, а II в.). Американский историк О. Мэнчен-Хелфен20 сомневался в тождестве хуннов и гуннов напрасно, ибо его возражения (неизвестность языка хуннов и гуннов, невозможность доказать факт перехода с Селенги на Волгу, несходство искусства тех и других) легко опровергаются при подробном и беспристрастном разборе обстановки II- V веков.

      Современная наука ставит перед нами уже не эту загадку, а задачу: каким образом могло получиться, что немногочисленный бродячий этнос создал огромную державу, развалившуюся через 90 лет, да так основательно, что от самого этноса осталось только имя? Этнология как самостоятельная наука21 в сочетании с традиционной фактографией помогает в поисках решения этой задачи.

      Больные вопросы.

      И тут возникает первое недоумение: в синхроническом разрезе хунны были не более дики, чем европейские варвары, т. е. германцы, кельты, кантабры, лузитаны, иллирийцы, даки, да и значительная часть эллинов, живших в Этолии, Аркадии, Фессалии, Эпире, короче говоря, все кроме афинян, коринфян и римлян. Почему же имя "гунны" (хунны, переселившиеся в Европу) стало синонимом понятия "злые дикари"? Объяснять это просто тенденциозностью нельзя, так как первый автор, описавший гуннов, Аммиан Марцеллин, "солдат и грек"22, был историком добросовестным и осведомленным. Да и незачем ему было выделять гуннов из числа прочих варваров, ведь о хионитах он ничего такого не писал, хотя и воевал с ними в Месопотамии, куда их привели персы как союзников. С другой стороны, китайские историки Сыма Цянь, Бань Гу23 и др. писали о хуннах с полным уважением и отмечали у них наличие традиций, способности к восприятию чужой культуры, наличие людей с высоким интеллектом. Китайцы ставили хуннов выше, чем сяньбийцев, которых считали примитивными, одновременно признавая за ними большую боеспособность и любовь к независимости от Китая и от хуннов24.

      Кто же прав, римляне или китайцы? Не может же быть, что те и другие ошибаются. А может быть, правы те и другие, только вопрос надо поставить по-иному? А была ли у хуннов самостоятельная высокая культура или хотя бы заимствованная?

      Первая фаза этногенеза, как правило, не создает оригинального искусства. Перед молодым этносом стоит так много неотложных задач, что силы его находят применение в войне, организации социального строя и развитии хозяйства. Искусство же обычно заимствуется у соседей или у предков, носителей былой культуры распавшегося этноса. И вот что тут важно. Искренняя симпатия к чужому (ибо своего еще нет) искусству лежит в глубинах народной души, в этнопсихологическом складе, определяющем комплементарность, положительную или отрицательную.

      Хунны в эпоху своего величия имели возможности выбора. На востоке находился ханьский Китай, на западе - остатки разбитых скифов (саков) и победоносные сарматы. Кого же надо было полюбить искренне и бескорыстно? Раскопки царского погребения в Ноин-уле, где лежал прах шаньюя Учжулю, скончавшегося в 18 г., показали, что для тела хунны брали китайские и бактрийские ткани, ханьские зеркала, просо и белый рис, а для души - предметы скифского "звериного стиля", несмотря на то, что скифы на западе были истреблены сарматами, а на востоке побеждены и прогнаны на юг: в Иран и Индию.

      Итак, погибший этнос скифов, или саков, оставил искусство, которое пережило своих создателей и активно повлияло на своих губителей - юечжей и соседей - хуннов. Шедевры "звериного стиля" уже хорошо описаны25. Нам важнее то, на что раньше не было обращено должного внимания: соотношение мертвого искусства с этнической историей Срединной Азии. Хотя искусство хуннов и юечжей (согдов) восходит к одним и тем же образцам, оно отнюдь не идентично. Это свидетельствует о продолжительном самостоятельном развитии. Живая струя единой "андроновской" культуры II тыс. до н. э. разделилась на несколько ручьев и не соединилась никогда. Больше того, когда степь, после засухи VIII-V вв. до н. э. снова стала обильной и многолюдной, хунны и согды вступили в борьбу за пастбища и власть. В 165 г. до н. э. хунны победили, а после того, как они были разбиты сяньбийцами и вынуждены бежать в низовья Волги, в 155 г. н. э. победили там сарматское племя аланов, "истомив их бесконечной войной"26. Тем самым хунны, не подозревая о своей роли в истории, оказались мстителями за скифов, перебитых сарматами в III в. до н. э.

      Судьбы древних народов переплетаются столь причудливо, что только предметы искусства (подвиги древних богатырей, кристаллизовавшиеся в камне или металле) дают возможность разобраться в закономерностях этнической истории, но эта последняя позволяет уловить смены традиций, смысл древних сюжетов и эстетические каноны исчезнувших племен. Этнология и история культуры взаимно оплодотворяют друг друга. Итак, хотя хунны не восприняли ни китайской, ни иранской, ни эллино-римской цивилизации, это не значит, что они были к этому неспособны. Просто им больше нравилось искусство скифов. И надо признать, что кочевая культура до III в. с точки зрения сравнительной этнографии ничуть не уступала культурам соседних этносов в степени сложности системы.

      Встречи.

      Перейдя на новое место, хунны не могли не встретиться с аборигенами. Обычно именно встречи и столкновения на этническом уровне привлекали внимание древних историков и фиксировались в их сочинениях. И о приходе хуннов в Прикаспий есть упоминания географа Дионисия Периегета около 160 г. и Птолемея в 175 - 182 годах. Но этого так мало, что даже возникло сомнение, не вкралась ли в тексты этих авторов ошибка переписчика27. Однако такое сомнение неосновательно, ибо автор VI в. Иордан, ссылаясь на "древние предания", передает версию, проливающую свет на проблему28.

      Король готов Филимер, при котором готы ко второй половине II в. появились на Висле, привел свой народ в страну Ойум, изобилующую водой. Предполагается, что эта страна располагалась на правом берегу Днепра29. Там Филимер разгневался на каких-то женщин, колдуний, называемых по-готски "галиурунами", и изгнал их в пустыню. Там с ними встретились "нечистые духи", и потомки их образовали племя гуннов. Видимо, так и было. Хунны, спасшиеся от стрел и мечей сяньбийцев, остались почти без женщин. Ведь редкая хуннка могла вынести тысячу дней в седле без отдыха. Описанная в легенде метисация - единственное, что могло спасти хуннов от исчезновения. Но эта метисация вместе с новым ландшафтом, климатом, этническим окружением так изменили облик хуннов, что для ясности следует называть их новым именем "гунны", как предложил К. А. Иностранцев.

      Такая радикальная перемена в образе жизни и культуре - явление естественное30. Хунну и гунны - пример этнической дивергенции. Последняя - следствие миграции, а на новом месте пришельцы не могут не вступить в контакт с соседями. Но контакты бывают разными.

      Аланы, жившие между Нижней Волгой и Доном, встретили хуннов недружелюбно. Однако во II-III вв. хунны, постепенно становящиеся гуннами, были слишком слабы для войн с аланами, потрясавшими даже восточные границы Римской империи. На берегах Дуная их называли "рокс-аланы", т. е. "блестящие" или "сияющие аланы". В низовьях р. Сейхун (Сырдарья) жил оседлый народ хиониты, которых китайцы называли "хуни" и никогда не смешивали с хуннами. С хионитами хунны не встречались. Лежавшая между ними суглинистая равнина, с экстрааридным, т. е. сверхзасушливым климатом, была природным барьером, затруднявшим этнические контакты, нежелательные для обеих сторон.

      Северными соседями хуннов были финно-угорские и угро-самодийские племена, обитавшие на ландшафтной границе тайги и степи. Их потомки манси и ханты (вогулы и остяки) - реликты некогда могучего этноса Сыбир (или Сибир31), в средне-греческом произношении - савир. Прямых сведений о хунно-сибирских контактах нет, что само по себе говорит об отсутствии больших войн между ними. Косвенные соображения, наоборот, подсказывают, что отношения савиров и хуннов, а позднее - гуннов, были дружелюбными.

      Свободное место.

      Внутренние области обширного евразийского континента принципиально отличаются от прибрежных характером увлажнения. Западная Европа, по существу, большой полуостров, и омывающие ее моря делают ее климат стабильным. Конечно, и здесь наблюдаются вариации с повышением или понижением уровня увлажнения, но они невелики и значение их для хозяйства народов Западной Европы исчерпывается отдельными эпизодическими засухами или наводнениями. Те и другие быстро компенсируются со временем, но даже в этом случае последствия их отмечаются в хрониках (летописях). Так, в дождливые периоды в них фиксируются ясные дни или месяцы, и наоборот. Особенно важно учитывать смены повышенных увлажнений и атмосферных фронтов. Как установлено, пути циклонов постоянно смещаются с юга на север и обратно. Эти смещения происходят от колебаний солнечной активности и соотношений между полярным, стабильным, и затропическим, подвижным, антициклонами, причем ложбины низкого давления, по которым циклоны и муссоны несут океаническую влагу на континент, создают метеорологические режимы, оптимальные или для леса, или для степи, или для пустыни. И если даже в прибрежных регионах эти смещения заметны, то внутри континента они ведут к изменениям границ между климатическими поясами и зонами растительности. Последние же определяют распространение животных и народов, хозяйство коих всегда связано тесно с окружающей средой.

      Смены зон повышенного увлажнения наглядно выявляются при изучении уровней Каспия, получающего 81% влаги через Волгу, из лесной зоны, и Арала, которые питают реки степной зоны. Уровни эти смещаются гетерохронно, т. е. при трансгрессии Каспия идет регрессия Арала и наоборот. Возможен и третий вариант: когда циклоны проходят по арктическим широтам, севернее водосбора Волги, снижаются уровни обоих внутренних морей. Тогда расширяется пустыня, отступает на север тайга, влажные степи становятся сухими и тает Ледовитый океан. Именно этот вариант имел место в конце II в. и особенно в III веке. Кончился он только в середине IV века.

      Хунны уходили на запад по степи, ибо только там они могли кормить своих коней. С юга их поджимала пустыня, с севера манила окраина лесостепи. Там были дрова - высшее благо в континентальном климате. Там в перелесках паслись зубры, олени и косули, значит, было мясо. Но углубиться на север хунны не могли, так как влажные лесные травы были непривычны для хуннских коней, привыкших к сухой траве, пропитанной солнцем, а не водой. Местное же население, предки вогулов (манси)32, отступало на север, под тень берез и осин, кедров, елей и пихт, где водились привычные для них звери, а реки изобиловали рыбой. Им не из-за чего было ссориться с хуннами. Наоборот, они, видимо, понравились друг другу. Во всяком случае, в конце V в. и в VI в., когда гуннская трагедия закончилась и гуннов как этноса не стало, угорские этносы выступают в греческих источниках с двойным названием: "гунны-савиры", "гунны-утигуры", "гунны-кутригуры", "хунугуры"33.

      Если даже приуральские угры не смешивались с хуннами, то очевидно, что они установили контакт на основе симбиоза, а отнюдь не химеры. Такой контакт позволил им объединить силы, когда они понадобились. Симбиоз - близкое сосуществование двух и более этносов, каждый из которых имеет свою экологическую нишу. Химера - сосуществование в одной экологической нише. Отношения между этносами могут быть и дружескими и враждебными, метисация возможна, но не обязательна, культурный обмен иногда бывает интенсивным, иногда - слабым, заменяясь терпимостью, переходящей в безразличие. Все зависит от величины разности уровней пассионарного напряжения контактирующих этносистем.

      Иногда имеет значение характер социального строя, но в нашем случае этого не было. Южносибирские и приуральские финно-угры в III в. имели свою организацию, которую китайские географы называли Уи-Бейго - Угорское Северное государство34. Оно было расположено на окраине лесной зоны, примерно около современного Омска. У хуннов тоже была военная организация и вожди отрядов, без которых любая армия небоеспособна. Но и те, и другие находились еще в родовом строе, что исключало классовые конфликты между этносами. Двести лет прожили они в соседстве, и когда наступила пора дальних походов в Европу, туда двинулись не хунны и угры, а потомки и тех и других - гунны, превратившиеся в особый этнос. Хунны стали ядром его, угры - скорлупой, а вместе - особой системой, возникшей между Востоком и Западом вследствие уникальной судьбы носителей хуннской пассионарности.

      Великая пустыня и Север. И все-таки хунны не смогли бы уцелеть, если бы в ход событий не вмешалась природа. Степь, которая была для их хозяйства вмещающим ландшафтом, в начале н. э. была не пустой равниной, покрытой только ковылем и типчаком. В ней были разбросаны островки (колки) березового и осинового леса, встречались сосновые боры. Там паслись стада сайгаков; лисицы-корсаки охотились на сурков и сусликов. Дрофы и журавли подвергались нападениям степных орлов и удавов. Степь могла кормить даже такого хищника, как человек. Почему же финно-угры так легко отказались от принадлежавших им степных угодий?

      Во II в. атлантические циклоны сместили путь своего прохождения. Вів. они несли влагу через южные степи и выливали ее на горные хребты Тарбагатая, Саура и Тяньшаня, откуда они текли в Балхаш и Арал. Степи при этом зимой увлажнялись оптимально. Снега выпадало достаточно (свыше 250 мм в год), чтобы пропитать землю и обеспечить растительности возможность накормить травоядных, а телами их ~ хищников, в том числе людей. В середине II в. путь циклонов сдвинулся в лесную зону, что вызвало обмеление Арала и подъем уровня Каспия на 3 метра35. Но в III в. вековая засуха развернулась с невиданной мощью. Северная аридная степь сдвинулась еще к северу, заменившись экстрааридной пустыней. Количество осадков снизилось до 100 - 200 мм в год. Полынь вытеснила ковыль, куланы заменили сайгаков, ящерицы, гюрза, варан - удавов.

      Тогда угры покинули изменившую им природу и двинулись на север по Оби, а самодийцы - по Енисею36. Самодийцам повезло больше. Они достигли северного аналога Великой степи - тундры, научились приручать северного оленя и сделали его местопребывание ареалом своего развития. От берегов Хатанги и Дудыпты до Кольского полуострова распространились кочевники- оленеводы, о которых мы, к сожалению, ничего не знаем, как и о судьбе прочих бесписьменных народов. Угры, продвигавшиеся по Оби, встретили племя, а может быть, целый народ, имени которого история не сохранила. Открыли его археологи и свою находку назвали устьполуйской культурой37. Название же, которое они ему попытались дать, исходя из мансийских преданий - "сииртя", означает - неупокоенный дух убитого, приходящий по ночам для отмщения своим погубителям38. Манси считали, что последние "сииртя" прячутся в пещерах северного Урала и Новой Земли и, являясь невидимками, очень опасны. Что же, может быть, так оно и было.

      Правильнее всего предположить, что миграция угров на север произошла вследствие великой засухи III в. или сразу после нее, а пассионарность, необходимую для столь грандиозных свершений, угры получили от метисации с хуннами, у которых пассионарность была в избытке, а все остальное потеряно. Но метисация всегда бывает взаимной, к, как уже было сказано, хунны превратились в гуннов.

      Встает, однако, вопрос: как скотоводческий и конный этнос мог преодолеть таежный барьер, отделяющий южную степь от северной, т. в. тундры? Зимой в тайге глубокий снег, через который лошадей не провести, а летом - болота с тучами гнуса. По Лене предки якутов в XI в. спускались на плотах, но по Енисею и через перекаты и мели Оби этот способ передвижения слишком рискован. А кроме того, угры и сами гунны распространялись на север по Волге, а в этой реке течение сильное. Тем не менее большинство северных народов Восточной Европы имеют два раздела: финнский - древний и угорский - пришлый. Мордва: эрзя - финны, мокша - угры. Мари: горные черемисы - финны, луговые - угры. "Чудь белоглазая" - финны, Чудь Заволоцкая - угры (Чудь Заволоцкая, или Великая Пермь, - Биармия скандинавских саг).

      Видимо, южным этносом были лопари, сменившие свой древний язык на финнский. Язык, поскольку он является средством общения, бесписьменные этносы меняют легко и часто. Передвигаться же по тундре с востока на запад, на Кольский полуостров и в Северную Норвегию было и тогда несложно. И, наконец, чуваши состоит из двух компонентов: местного и тюркского, даже не угорского. Поскольку чувашский принадлежит к наиболее архаичным тюркским языкам, сопоставление его с гуннским правдоподобно39.

      Все перечисленные этносы живут около Волги и ее притоков или поблизости от них. Значит, именно Волга, замерзающая зимой, могла быть дорогой угров и гуннов на север. Ту же роль в Зауралье играли Обь и Енисей. Угро-самодийцы обрели новую родину, заменив собой древние циркумполярные этносы40, от которых сохранился только один реликт - коты.

      В предлагаемой реконструкции гипотетична только дата переселения - III-IV века. Она предлагается на базе изучения всей климатической и этнической истории. Действительно, ни до, ни после этой даты не было ни мотивов, ни возможностей для столь большой миграции.

      И последнее, финны и угры с гуннами не ассимилировали друг друга, а жили на основе симбиоза. Это снижало необходимость межплеменных войн. Только несчастные "усть-полуйцы" превратились в страшных духов - "сииртя", а в прочих местах миграция прошла относительно благополучно.

      Великая пустыня и Юго-Запад.

      Скифы и сменившие их сарматы жили полуоседлым бытом, совмещая земледелие с отгонным скотоводством. Скот их нуждался в сене, потому что в их степях снеговой иокров превышал 30 см, что исключает тебеневку (добычу скотом корма из-под снега). Сухие степи их не привлекали, а пустыня отпугивала. Зато луга и лесостепь сарматы умели осваивать, чуждаясь только дубрав и березово-осиновых лесов; там им нечего было делать. Поэтому, сопоставив карту распространения сарматских племен I в. и разнотравно-дерновинно-злаковых степей, нетрудно определить размеры Сарматии: от среднего Дуная на западе до Яика и даже Эмбы на востоке.

      Однако зауральская Сарматия была периферией их ареала, ибо Причерноморье получает дополнительное увлажнение от меридиональных токов черноморского воздуха, Каспий же в то время стоял на абсолютной отметке минус 36 м, и его северный берег был расположен южнее параллели 45°30', хотя Узбой в то время впадал в Каспий. При столь малом зеркале испарение было слабым и не влияло заметно на климат северного берега Каспия.

      Когда же наступила Великая засуха, сарматы стали покидать восточные степи и берега Каспийского моря. Они передвинулись за Волгу, а сокращение пастбищных угодий компенсировали расширением запашки зерновых, ибо Римская империя охотно покупала у них хлеб. Таким образом, восточнее Волги образовались свободные от населения пространства, и они стали пристанищем для хуннов, привыкших на своей родине к еще более засушливым степям, нежели полынные опустыненные степи северного Прикаспия.

      Но подлинная пустыня надвигалась на степь с юга. Полынь уступала место саксаулу и солянкам. Тот ландшафт, который ныне бытует в Кызылкумах и Каракумах, окружил с севера Аральское море, которое высохло настолько, что превратилось в "болото Оксийское"41. И эта местность в III в. была даже хуже, так как бурые суглинки, в отличие от песков, не впитывают дождевую воду, а дают ей испариться, оставляя равнину гладкой, как стол. Засуха не пощадила и Балхаш, который высох так, что дно его было занесено эоловыми отложениями, перекрывшими соленые почвы. После засухи, закончившейся в IV в., Балхаш не успел осолониться42. Обитавшие вокруг него усуни отошли в горы Тяньшаня, а их земли заняли потомки "малосильных" хуннов, сменившие свое имя на "чуйские племена".

      Великая пустыня и Юг.

      Все населявшие степи племена в III в. были слабы. Политическое значение они обрели лишь во второй половине IV в., когда атмосферная влага вновь излилась на континентальные пустыни.

      Все силы народов Приаралья и Припамирья были скованы тогда войнами с Ираном43. Его внешнеполитическое положение в середине III в. было весьма напряженным. Борьба с Римской империей была делом нелегким. После первых удач, закончившихся пленением императора Валериана в 260 г., персам пришлось перейти к обороне. Римляне вели контрнаступление планомерно и последовательно: в 283 г. они отняли у персов контроль над Арменией, а в 298 г. навязали Ирану невыгодный Нисибинский мир. Шах Шапур II был вынужден в первую половину своего царствования тратить средства и силы на отражение наступления хионитов, но к 356 г. они стали союзниками Ирана, и под их натиском пала Амида, форпост римлян в Месопотамии.

      Успокоение на восточной границе дало персам возможность отразить наступление императора Юлиана в 361 г., в результате чего персы снова смогли вмешаться в армянские дела. В Армении шла упорная борьба короны со знатью. Царь Аршак, державшийся римской ориентации, истреблением одного из знатных родов вызвал восстание нахраров; к восстанию присоединились даже бывшие сторонники Рима. Воспользовавшись сложившейся ситуацией, персы вторглись в Армению, но армяне сплотились перед лицом врага. К 368 г. персам удалось взять оплот армян - Артагерс, но в 369 г. наследник Аршака, Пап, явился в Армению с римскими войсками и изгнал персов. В 371 г. Шапур попытался снова ворваться в Армению, но был отбит, после чего нажим персов на запад ослабел. Почему?

      Оказывается, в 368 - 374 гг. восстал наместник восточной границы Ирана, Аршакид, сидевший в Балхе. В 375 - 378 гг. персы потерпели поражение настолько сильное, что Шапур даже снял войска с западной границы и прекратил войну с Римом; хонны, т. е. хиониты, поддержали восстание, разорвав союз с Ираном; восстание погасло при совершенно не описанных в источниках обстоятельствах, но сразу же вслед за подавлением Аршакида в персидских войсках появляются эфталиты как союзники шаха в 384 году. Это не может быть случайным совпадением. В самом деле: Балх лежит на границе Иранского плоскогорья и горной области около Памира. Задачей персидского наместника было наблюдение за соседними горцами, и, можно думать, до восстания ему удавалось препятствовать их объединению. Но как только это воздействие прекратилось, горные племена объединились и покончили со своим врагом, чем и объясняется их союз с шахом.

      С середины IV в. эфталитское царство стало преградой между оседлым Ираном и кочевыми племенами евразийской степи, в том числе среднеазиатскими хуннами. Этим объясняется, почему Иран больше беспокоился об укреплении кавказских проходов, нежели о восточной границе, лишенной естественных преград. Эфталиты - народ воинственный, но немногочисленный. Успехи их объясняются глубоким разложением захваченных ими областей. Эфталиты совершали губительные набеги, главным образом на Индию, а для стран восточнее Памира и Тянь-Шаня их вмешательство было только эпизодом.

      В III в. китайцы утеряли влияние к северу от Великой Китайской стены. Крайним пунктом распространения Китая на запад стал Дунь-хуан. Династия Цзинь вернула часть застенных владений, а именно низовья реки Эдзин-Гол и Турфанскую котловину, которая в 345 г. была переименована в "область Гаочан Гюнь"44. Управление этой отдаленной областью было для китайского правительства затруднительно, и она, естественно, вошла в сферу влияния правителей Хэси. Прочие владения в III в. имели тенденцию к укрупнению: на юго-западе создалось государство Сулэ (Кашгар), на юге оно включило Яркенд45, а на северо-западе - Тянь-Шань. Хотан усилился и остался единственным владением, продолжавшим тяготеть к Китаю. Но это была не политическая зависимость, а культурная близость, выражавшаяся в регулярных посольствах из Хотана в Китай.

      На северо-западе распространилось по северным склонам Тянь-Шаня княжество Чеши, от оз. Баркуль на востоке до верховьев р. Или на западе; на юге Шаньшань объединила все владения от стен Дуньхуана до берегов Лоб-нора. В центре страны захватил гегемонию Карашар (Янь-ки), около 280 г. подчинивший себе Кучу и ее вассалов Аксу и Уш46. Однако можно думать, что Карашар стал столицей не монолитной державы, а конфедерации, так как на карте "Западного Края" эпохи Цзинь помечена граница между Кучей и Карашаром, и в дальнейшем оба эти государства имеют разных правителей, хотя и выступают в тесном союзе. Местный народ охарактеризован как "тихий и мирный", избегающий общения с чужеземцами47. Обитателей "Западного Края" обогащала только посредническая торговля, так как культура шелка была введена в Хотане лишь во второй половине IV в., откуда перешла в Согдиану в V веке48. Все сведения о "Западном Крае", или "Серике", получены античными авторами не из первых рук, потому что парфяне не допускали прямых сношений между Римом и Китаем49.

      Итак, грандиозная засуха III в. так ослабила степные этносы Турана, что они проиграли войну с Ираном50 и стали жертвой своих восточных соседей: сначала гуннов, а потом тюркютов.

      Окончание см. ниже.

      Примечания

      1. Статья покоится на фундаменте из моих монографий "Хунну" (М. 1960); "Хунны в Китае" (М. 1974); "Древние тюрки" (М. 1967) и 14 статей под общим подзаголовком "Ландшафт и этнос" (Вестник Ленинградского университета, серия географии и геологии, 1964 - 1973). Экстрактом этой серии является статья "История колебаний уровней Каспия за 2000 лет (с IV в. до н. э. по XIV в. н. э.)". В кн.: "Колебания увлажненности Арало-Каспийского региона в голоцене" (М. 1980).
      2. Гумилев Л. Н. Роль климатических колебаний в истории народов степной зоны Евразии. - История СССР, 1967, N 1.
      3. Гумилев Л. Н. Этно-ландшафтные регионы Евразии за исторический период. В кн.: Чтения памяти академика Л. С. Берга. Вып. VIII-XI. Л. 1968.
      4. Грумм-Гржимайло Г. Е. Рост пустынь и гибель пастбищных угодий и культурных земель в Центральной Азии за исторический период. - Известия Всесоюзного географического общества (ВТО), 1933, т. ХV, вып. 5.
      5. А. Каримуллин доказал, что очень много дакотских и тюркских слов совпадает по звучанию и смыслу. Если в Америке нет следов древнего пребывания азиатских монголоидов, то американоидные черты встречаются в скелетах Сибири III- II тыс. до н. э. Следовательно, не тюрки проникали в Америку, а индейцы - в Сибирь (см. Вопросы географии США. Л. Доклады Географического общества СССР, 1976, с. 123 - 126).
      6. Руденко С. И. Культуры бронзы Минусинского края и радиоуглеродные датировки. - Доклады Географического общества СССР, 1968, вып. 5.
      7. Геродот. История в девяти книгах. Т. 1. М. 1888, с. 11.
      8. Сосновский Г. П. Ранние кочевники Забайкалья. - Краткие сообщения Института истории материальной культуры, 1940, т. VIII; его же. Плиточные могилы Забайкалья. - Труды отдела истории первобытной культуры Эрмитажа, 1941, т. 1.
      9. Дебец Г. Ф. Палеоантропология СССР. - М. - Л. 1948, с. 121.
      10. Расчет прост: 60 тыс. всадников - 20% всего населения (см. Нaloun G. Zur Uetsi-Frage. - Zeitschrift der Deutschen Morgenlandlischen Gesellschaft, 1937, S. 306).
      11. Грумм-Гржимайло Г. Е. Материалы по этнологии Амдо и области Кукунора. - Известия Русского географического общества (РГО). 1903, т. XXXIX, вып. 5; его же. Почему китайцы рисуют демонов рыжеволосыми? - Журнал Министерства народного просвещения, 1903.
      12. Захаров И. Историческое обозрение народонаселения Китая. В кн.: Труды членов русской духовной миссии в Пекине. Т. 1. СПб. 1852 (цифры нельзя воспринимать буквально, но соотношения, их выдержаны, по-видимому, правильно).
      13. Бичурин Н. Я. (Иакинф). Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. В 3-х тт. Т. II. М. - Л. 1950, с. 258 - 259.
      14. Дебец Г. Ф. Палеоантропология СССР. М. - Л. 1948, с. 123.
      15. Иордан. О происхождении и деяниях гетов. М. 1960, с. 195.
      16. Дата появления готов на Черном море (весьма приблизительно) - "время Каракаллы" (211 - 217 гг.) (Вебер Г. Всеобщая история. Т. IV. М. 1893, с. 449).
      17. Гумилев Л. Н. Некоторые вопросы истории хуннов. - Вестник древней истории (ВДИ), 1960, N 4.
      18. Иностранцев К. А. Хунны и гунны. - Труды туркологического семинария, 1926, т. 1, с. 418 - 119. К. А. Иностранцев предложил применить название "гунны" для европейской ветви хуннов, дабы избежать путаницы.
      19. Там же.
      20. Maenchen-Helfen O. The Huns and the Hsiungna. - Byzantion, American Series, III, t. XVII, 1925; ejusd. The Legend of the Origins of Huns. - Ibid.
      21. Гумилев Л. Н. Этногенез и биосфера Земли. Л. 1989.
      22. Аммиан Марцеллин. История. Т. III. Киев. 1908,.с. 236 - 243.
      23. См. Бичурин Н. Я. Ук. соч. Т. II, гл. "Хуану".
      24. Там же, гл. "Сяньби".
      25. Руденко С. И. Культура хуннов и Ноинулинские курганы. М. - Л. 1962; его же. Искусство Алтая и Передней Азии (середина I тыс. до н. э,). М. 1961.
      26. Иордан. Ук. соч., с. 91.
      27. Maenchen-Helfen O. Op. cit, pp. 244 - 252.
      28. Иордан. Ук. соч., с. 90.
      29. Там же, с. 115.
      30. См. Гумилев Л. Н. Некоторые вопросы истории хуннов, с. 120 - 125.
      31. Артамонов М. И. История хазар. Л. 1962, с. 103 - 113.
      32. Именно предки вогулов (манси) в первых веках н. э. имели наибольшую территорию, и этнонимы манси, мадьяр и мишар - всего лишь звуковые варианты одного имени (см. Чернецов В. Н., Мошинская В. И. В поисках древней родины угорских народов. В кн.: По следам древних культур от Волги до Тихого океана. М. 1954, с. 190).
      33. См. Скржинская Е. Ч. Комментарии. В кн.: Иордан. Ук. соч., с. 222 - 223.
      34. Бичурин Н. Я. (Иакинф). Ук. соч. Т. III. М. - Л. 1953, прил. карта 3 (время Сань-го).
      35. Рихтер В. Г. Дойные отложения Кара-Богаз-Гола как индикатор колебаний уровня Каспийского моря. - Бюллетень Московского общества изучения природы (МОИП), отделение геологии, 1961, вып. 1.
      36. Hajdu P. Die altesten Beriihrungen zwiachen Samojeden und die jenisseischen Volkern. - Acta Orientalia, Budapest, 1953, t. III. S. 88 - 89.
      37. Чернецов В. Н., Мошинская В. И. Ук. соч.
      38. Сииртя - слово самоедское; применяется также к Заволоцкой Чуди, но легенде, закопавшихся в землю, увидев березу. Береза растет на переотложенных почвах и является символом русских (см. Ефименко П. С. Чудь Заволоцкая. Архангельск 1869, с. 24, 42, 86; Записки РГО, 1864. N 2, с. 49).
      39. Серебренников Б. А. Происхождение чуваш по данным языка. В кн.: О происхождении чувашского народа. Чебоксары. 1957, с. 41.
      40. Hajddu P. Op. cit., S. 88 - 89; Archaeologica Academiae Scientiarum Hungaricae 1961, N 13, pp. 309 - 319.
      41. Шнитников А. В. Изменчивость общей увлажненности материков северного полушария. - Записки ВГО, 1957, т. XVI, с. 269.
      42. Берг Л. С. Беседа со студентами Московского университета. - Вопросы географии, 1951. С. 68 - 69.
      43. Altheim F., Stiel R. Die Araber in der Alten Welt Bd. V, Teil 2, Brl. 1969. S.5C. 507 - 525.
      44. Бичурин Н. Я. (Иакинф). Ук. соч. Т. II, с. 249; т. III, с. 19.
      45. Бичурин Н. Я. Собрание сведений по исторической географии Восточной и Срединной Азии. Чебоксары. 1960, с. 365.
      46. Там же, с. 557 - 562.
      47. Аммиан Марцеллин. Ук. соч., с. 188 - 191.
      48. Hannestad K. Les relations de Byzance avec la Transcaucausie et l?Asie Centrale au V et VI siecles. - Byzantion, BraxeHes, 1957, t. XXV-XXVI-XXVII, p. 450.
      49. Ibid., p. 429.
      50. Подробнее см.: Гумилев Л. Н. Колебания степени увлажнения и миграции народов в юго-восточной Европе с II в. по IV в. In: Actes da VIIe Congres International des Sciences Prehistoriques. Prague, 1371, pp. 951 - 955.

      Вопросы истории. - 1989. - № 6. - С. 64-77.
    • Сергей Суляк. Русины в период Первой Мировой войны и русской Смуты
      By Saygo
      История не иное есть, как воспоминовение
      бывших деяний и приключений, добрых и злых,
      потому все то, что мы пред давним или недавним
      временем чрез слышание, видение или ощущение
      прознали и вспоминаем, есть самая настоящая
      история, которая нас или от своих собственных,
      или от других людей дел учит о добре прилежать,
      а зла остерегаться.
      В.Н. Татищев (1686-1750)

      Освещение событий периода первой мировой войны, революции и гражданской войны на территориях компактного проживания русинов до сих пор подвергается идеологической цензуре. Украинская, румынская, польская историографии излагают события весьма тенденциозно, в ущерб принципу историзма. Украинская историография внедряет в массовое сознание ложный тезис о существовании этнического антагонизма между населением Галичины, Буковины, Подкарпатья (сегодняшней Западной Украины) и «москалями» (русскими).

      К началу XX в. на территории Австро-Венгрии (Галичине, Буковине, Угорской Руси) проживало не менее 4 млн. потомков древнерусского населения, определявших свою национальную принадлежность как русин (руснак). Более 250 тыс. русинов было в Бессарабской губернии Российской империи. Перед войной усилилось переселение русинов из австрийской части Буковины и других регионов Австро-Венгрии в Бессарабию1.

      Большинство русинов Австро-Венгрии (не говоря уже о русинах Бессарабии) считало себя частью единого русского народа. Со второй половины XIX в. среди русинов происходит раскол - часть интеллигенции становится «украинской». Тогда этот термин носил скорее не этнический, как отмечает современная исследовательница этого вопроса Н.М. Пашаева, а национально-политический характер2. Украинское антирусское меньшинство поддерживалось австро-венгерскими властями.

      Накануне войны австро-венгерские власти предприняли ряд мер по ликвидации русинского движения. Одним из «эффективных» средств борьбы стала шпиономания. С 1909 г. начинается волна арестов в австрийской части Буковины. Постепенно она набирает силу3. В мае 1910 г. австрийские власти с подачи украинского националиста Н. Василько, румына по происхождению, закрыли большинство русинских организаций Буковины: «Общество русских женщин», «Карпатъ», «Русско-православный народный дом», «Русско-православный детский приют», «Русско-православная читальня», «Русская дружина», а также русинские бурсы в Черновцах и Серете. Причиной закрытия были голословные обвинения в государственной измене и политической деятельности. Имущество этих организаций было конфисковано и позже продано с торгов. Однако ряд русинских организаций («Народная рада» и «Руский клуб») продолжал свою деятельность4.

      Опорой русинских организаций в Буковине были православные священники. По сведениям австрийских властей, более 20% всех священников Северной Буковины в 1913 г. продолжали поддерживать «москвофилов» («москвофилами» украинисты называют представителей русинского движения). Священник Кассиан Дмитриевич Богатырец (1868-1960) был главою политической организации «Народная Рада». По-прежнему выпускались русинские газеты. Наиболее популярной была «Русская правда», основанная в 1910 г. Алексеем Геровским. Ее редактором стал Илларион Цурканович. Тираж газеты составил 4 тыс. экз. Из 100 номеров, выпущенных с октября 1910 г. по август 1912 г., 16 было конфисковано. За первых полтора года газета пережила 11 судебных процессов. В 1913 г. конфисковали 36 номеров газеты. 5 января 1914 г. у братьев Геровских и в редакции «Русской правды» был произведен обыск. Были арестованы Алексей, Георгий, Ксения Геровские, их мать Алексия (дочь А. Добрянского) и редактор И. Цурканович. Они обвинялись в идейном руководстве над крестьянами, проходящими по Мармарош-Сигетскому процессу, контактах с графом В. Бобринским и проведении антиавстрийской пропаганды. После ареста братьев Геровских, утверждает современный черновицкий исследователь А. Добржанский, «москвофильская» жизнь в Буковине замерла. Он же признает, что австрийское правительство стремилось любыми средствами подавить «москвофилов»5.

      29 января 1913 г. в Угорской Руси (Подкарпатье) начался второй Мармарош-Сигетский процесс (первый состоялся в 1904 г.). Мармарошский процесс был единственным массовым процессом в Австро-Венгрии перед войной. Первоначально к суду привлекли 189 человек. Во время ареста и заключения крестьяне подвергались издевательствам и избиениям со стороны венгерских жандармов. Впоследствии прокурор уменьшил число обвиняемых до 94 крестьян, обвинив их в подстрекательстве против мадьярского народа, греко-католического вероисповедания и духовенства, нарушении законов. Причиной процесса стал массовый выход населения Угорской Руси из греко-католической церкви и переход в православие, и это несмотря на то, что в Австро-Венгрии православие было разрешено законом, в Буковине являлось господствующим вероисповеданием. На основании конфискованных у подсудимых православных книг и номеров черновицкой газеты «Русское слово» прокурор установил, что подсудимые ставили своей целью отторжение русских областей от Австро-Венгрии. Особенно нелепым было фигурирование в обвинении номеров «Русской правды». Эта газета издавалась в австрийской части Буковины, была официально разрешена и подлежала австрийской цензуре. 3 марта 1914 г. был вынесен приговор 32 обвиняемым. Их приговорили в общей сложности к 39,5 годам тюрьмы6.

      Массовый переход в православие русинских сел на Лемковщине, в Сокальщине и Коломыйщине (Галичина) тоже вызвал репрессии со стороны австро-венгерских властей. 17 марта 1911 г. были арестованы два православных священника - Игнатий Гудима и Максим Сандович, Семен Юрьевич Бендасюк и студент-юрист Василий Андреевич Колдра. Их держали в тюрьме два с половиной года, не предъявляя обвинений.

      А перед самой войной над ними во Львове начался нашумевший на всю Европу процесс о «государственной измене» и «шпионаже». На процесс приехали пять депутатов российской Государственной Думы. Они, войдя в зал суда, публично во время заседания поклонились до земли сидящим на скамье подсудимых со словами: «Целуем ваши вериги!». Подсудимые были оправданы присяжными заседателями, несмотря на давление со стороны судьи, получившего указание сверху. Бендасюк и Колдра после оправдания уехали в Россию7.

      Известный русский публицист М.О. Меньшиков писал в конце февраля 1914 г.: «О громком угро-русском процессе, обратившем на себя внимание всего света, я до сих пор не в состоянии был написать ни слова. Скажу откровенно: стыдно было. Судили наших несчастных заграничных братьев, людей нашего племени, нашего языка и веры, судили таких же русских, как псковичи или киевляне, потомков тех предков, которые еще при Владимире Святом составляли неотъемлемую часть Руси. Как это ни странно, отторгнутые от России шесть столетий назад все эти Кабалюки, Воробчуки, Полканцы, Недзбайло, Поповичи, Думницкие и пр. - они до сих пор остались верными тому великому племени, к которому принадлежат, и за этот именно племенной идеализм свой терпят мученичество от мадьяр и австрийцев. Мне стыдно было и больно следить за подробностями процесса, как человеку, стоящему на берегу, тяжело видеть утопающих, которым не в силах помочь. Чувство стыда усиливалось сознанием, что часть вины за это несчастье и, может быть, подавляющая часть, падает на нас, Россию... Будем откровенны: бессильные помочь страдающим землякам, не станем же скрывать правды, которую хорошо чувствуем все мы. «Слезы их - на нас и на чадах наших...» Никаких этих Мармарош-Сигетских и Львовских процессов не было бы, если бы были выполнены два условия: если бы подъяремная Русь изменила своей национальности и совсем забыла свое происхождение, или если бы мы, державная Русь, не изменили этой национальности и в свое время освободили Галицию из-под польско-австрийско-венгерского ига. Потерявшие свою независимость, оторванные от Руси и порабощенные червоннорусы тем не менее до сих пор остаются верными и своей тысячелетней крови, и своему языку, и своей вере. Наоборот, давно восстановившие свое могущество восточные россияне как бы совсем забыли о нескольких миллионах своих родных братьев, томящихся в плену. По крайней мере, мы, державная Русь, не воспользовались ни одним из очень многих случаев освободить несчастное царство короля Даниила»8.

      В ином положении оказались русины Пруто-Днестровских земель.

      Эта территория, получившая название Бессарабия, вошла в состав России с 1812 г. Если в 1812 г. в крае проживало, по разным оценкам, от 240 тыс. до 334 тыс. чел., то по результатам переписи 1897 г. в Бессарабии насчитывалось 1 935 412 чел. Особенно численность населения возросла в центральных и северных уездах9.

      О политических взглядах многонационального населения края высказался российский политический деятель В.В. Шульгин: «Окраины, населенные так называемыми «инородцами», иногда больше ценили Россию, нежели природные русские. В частности, Бессарабия послала во вторую Государственную Думу П.Н. Крупенского, В.М. Пуришкевича, П.А. Крушевана, П.В. Синадино и других убежденных сторонников монархии и величия России»10.

      Самой многочисленной политической организацией в крае был Союз русского народа. В мае 1909 г. Бессарабское отделение Союза русского народа состояло из 7 отделов и 55 подотделов, в которых числилось 18,5 тыс. чел.11 Кроме того, север Бессарабии охватывал Почаевский (Волынский) отдел Союза русского народа. В 1908 г. его численность достигла 104 289 тыс. чел. Его центром был Почаев12. Верой и правдой служили царю и молдавские националисты13.

      С началом первой мировой войны регионы проживания русинов оказались в зоне боевых действий. В Австро-Венгрии начался массовый террор против русинского населения. Русофильские симпатии стали караться как тягчайшее государственное преступление. Мест в тюрьмах не хватало, и тогда австро-венгерские власти создали концентрационные лагеря: Талергоф, Терезин и другие. Первые заключенные в количестве 2000 чел. прибыли в концентрационный лагерь Талергоф (Штирия) из Львова 4 сентября 1914 г. За малейшее нарушение режима узника ждала пуля. Голод, эпидемии косили людей. В 1915 г. лагерь пополнился новыми жертвами. Талергофский лагерь просуществовал с сентября 1914 по май 1917 г. После смерти императора Франца-Иосифа новый император Карл I распорядился выпустить всех заключенных. В своем рескрипте 7 мая 1917 г. он цинично написал: «Все арестованные русские невиновны, но были арестованы, чтобы не стать ними»14. Лозунг «Дранг нах Остен» толкнул австро-венгерскую власть на преступления в 1914 г. Было уничтожено около 60 тыс. человек мирного населения - стариков и юношей, женщин и мужчин. Австрийские концентрационные лагеря были предвестниками гитлеровских концлагерей: Освенцима, Дахау, Треблинки и других15. Массовый геноцид русинов в годы первой мировой войны был первым холокостом Европы XX века. Депутат австрийского парламента чех Юрий Стршибрны в своей речи 14 июня 1917 г. отмечал, что имеет точные сведения от 70 заключенных, что в Талергофе было зарыто в землю 2000 мертвецов. Другой депутат, поляк Сигизмунд Лясоцкий лично собрал сведения о неслыханных злодеяниях в Талергофе. В своей речи 12 марта 1918 г. он привел данные, что в Талергофе до 20 февраля 1915 г. лежало 1360 тяжело больных, из которых умерло 1100 человек. В течение полутора лет умерло 15% заключенных, т.е. свыше 3000 галичан и буковинцев. Как вспоминает узник Терезина и Талергофа В. Р. Ваврик, для запугивания людей тюремные власти по всей талергофской площади повбивали столбы, на которых часто подвешивали узников. «О справедливости в лагере говорить не приходилось, - пишет он в книге «Талергоф и Терезин». - Власти придерживались правила, что «изменников» следует бить по лицу, колоть штыками, убивать свинцовой пулей, сквернословить, попирать достоинство человека, издеваться хуже, чем над скотом, постоянно». Когда умер один православный крестьянин-буковинец, в барак пришли два солдата и спросили: «Есть ли здесь русские некатолические священники?» Вышли двое пожилых заключенных. Солдаты запрягли их вместо лошадей и возили на них огромную бочку с водой, постоянно избивая стариков прикладами16.


      Общий вид концлагеря Талергоф в 1917 г. Альбом снимков из концентрационного лагеря для военно-арестованных русских галичан и буковинцев в Талергофе, в Штирии, 1914-1917 гг. Издание Талергофского комитета. Львов, 1923.


      Талергоф. Первые часы заключения. 4.09.1914


      Талергофский альманах.Пропамятная книга австрийских жестокостей, изуверств и насилий над карпаторусским народом во время всемирной войны 1914-1917 гг. Выпуск первый. Террор в Галичине в первый период войны 1914-1915 гг. Львов, 1924.


      Жертвы Талергофа. 1916 г.


      Талергоф в 1917 г. Место, где проводились лагерные экзекуции.


      Талергоф. Кладбище "под соснами" в 1917 г.

      В то же время активизировалась деятельность украинских националистов. 2 августа 1914 года все буржуазно-националистические партии объединились в «Головную Украинскую Раду», призывавшую поддерживать австрийцев в борьбе с «москалями». На территории Галицкой Руси было создано антирусское воинское формирование «Украинские сечевые стрельцы». Все периодические издания, кроме оголтело русофобских, были запрещены. Книги и журналы на русском языке, которые находились в общественных библиотеках и частных руках, были конфискованы и уничтожены. Все выходившие издания на украинском языке содержали злобную антирусскую пропаганду17.

      Этот период был наиболее тяжелым в истории русинского движения Галичины и австрийской части Буковины. В самом начале войны австрийские власти арестовали почти всю русинскую интеллигенцию и тысячи крестьян по спискам, заготовленным ранее и переданным административным и военным властям украинофилами (сельскими учителями и священниками)18. Продвижение русских войск к Галичине вызвало еще большие репрессии среди мирного населения. Военная комендатура во Львове издала специальное распоряжение, согласно которому при исполнении приговоров «должно применяться сокращенное судопроизводство», судьи должны «освободить себя от ненужного формализма» и быть «лишенными всякой чувствительности». Часто расправы происходили без суда и следствия. В местечке Новые Стрелиски солдаты закололи Григория Вовка, который стоял в своем саду. Его тело внесли в хату, которую сожгли вместе с убитым. В с. Бортники жандармы арестовали и увели с собой четырех десятилетних мальчиков за то, что те смотрели на проезжавший поезд. В с. Залужьи были расстреляны пять крестьян. В с. Поречьи - шесть крестьян. В с. Зушицы арестовали сорок человек. Шестнадцать из них были повешены в Каменоброде. В с. Кузьмино повесили тридцать крестьян, в том числе 20 - из с. Бирчи. В городе Долина был схвачен крестьянин И. Шимков. После продолжительного допроса и издевательств ему объявили, что он приговаривается к сметной казни. Его отпустили за 100 крон. Его пятеро односельчан были повешены. Сотрудник львовской газеты «Wiek Novy», ехавший из Городка во Львов после отступления австрийской армии, видел чуть ли не на каждом придорожном дереве повешенных крестьян.

      Геноцид усилился после наступления австрийских войск на Галичину и Буковину. При осмотре ранцев у многих австрийцев, захваченных в плен в феврале 1915 г., находили веревки с петлями. Военнопленные заявляли, что им это выдали при наступлении на Галичину для вешания галичан. На Буковине австрийцы согнали мужское население нескольких сел в с. Новая Надворна. Там был устроен «суд»: крестьян вешали «за симпатии к русским». Вместе с крестьянами были повешены и священники. Появившийся отряд казаков смог спасти жизни некоторым крестьянам19.

      Репрессии коснулись и австрийской армии. Известна история расстрела солдат 80-го австрийского пехотного полка за отказ стрелять в русских. Этот полк был набран в основном из крестьян Бродского, Каменецкого и Золочевского уездов Галичины20. На Восточном фронте русины, не желая воевать против России, в массовом количестве переходили на сторону русской армии. Поэтому австро-венгерское командование вынуждено было отправить русинов на итальянский фронт.

      Зимой 1914-1915 г. семитысячный русский корпус достиг Карпат. Местное русинское население с радостью встретило русских солдат, а 238 русинов добровольно вступили в русскую армию. Когда армия отступила, австро-венгерская администрация начала массовые репрессии против населения Угорской Руси. Множество невинных крестьян было замучено за то, что они называли себя «руськими». Венгерские власти, которые параноидально боялись всего российского, стали поддерживать украинский национализм21.

      В 1915-1916 гг. состоялось два политических процесса, которые выделяются среди других фактов массовых избиений, арестов и казней ни
      в чем неповинного мирного населения тем, что проводились они в столице Австро-Венгерской империи - Вене, а обвинялась сама идея единства русского народа и русский литературный язык. Первый Венский русский процесс проходил с 21 июля по 21 августа 1915 г. В качестве обвиняемых в государственной измене привлекались арестованные в первые дни войны депутаты австрийского парламента Д.А. Марков и В.М. Курылович, адвокаты К.С. Черлюнчакевич и И.Н. Драгомирецкий, журналист Д.Г. Янчевецкий, крестьянин Фома Дьяков, кузнец Гавриил Мулькевич. В качестве «свидетелей» выступали украинские националисты Кость Левицкий, Кирилл Студинский (будущий советский академик) и др. Этот военно-политический процесс насчитывал 40 больших томов одних только стенографических отчетов22. Главный обвиняемый Дмитрий Андреевич Марков в своем последнем слове сказал: «Меня защищает правда, а сила правды непреодолима. Эта правда - моя национальная идея, идея культурного и национального единства русских племен». Все семеро были приговорены к смертной казни. Их спас от смерти царь Николай II, который через испанского короля Альфонса XIII добился замены смертной казни на пожизненное заключение23.

      С 4 сентября 1916 по 17 февраля 1917 г. проходил второй Венский процесс. В государственной измене обвинялись 24 галицко-русских общественных деятеля. Список обвиняемых возглавляли буковинцы - православный протоиерей Кассиан Богатырец и Илларион Цурканович. Среди обвиняемых было 9 священников, 5 адвокатов, 2 учителя, 2 студента, 2 крестьянина, журналист, помещик, псаломщик, мещанин. Как и в первом процессе, в качестве «свидетелей» привлекались украинские националисты. Из-за них большинство обвиняемых были приговорены к смертной казни через повешение. Впоследствии они были помилованы24. Смелая речь Кассиана Богатырца произвела сильное впечатление на военный трибунал, который охарактеризовал его следующими словами: «Обвиняемый д-р Богатырец - это просто могущественная, импонирующая личность, которая всесторонним образованием, решительным спокойным выступлением может заставить прислушаться к нему. Когда он говорит, его слова - не пустые фразы»25.

      Наступление австро-германских войск в мае-июне 1915 г. заставило русские войска оставить Галичину. В ужасе перед австрийцами в Россию бежало большое количество населения. Всего во время первой мировой войны в России на положении беженцев оказалось около 200 тыс. галичан. В одном только Ростове-на-Дону их было около 6 тысяч. В городе даже была открыта специальная гимназия для русских галичан26.

      Во время военных действий немало русинов оказалось в плену на Восточном фронте. Некоторые спокойно дожидались конца войны, другие вступили в ряды Чехословацкого корпуса, в составе которого была сформирована Карпаторусская дивизия, набранная из добровольцев из Галиции и Подкарпатской Руси, некоторые позже присоединились к Красной или Белой армиям27.

      В результате австро-германского наступления на Восточном фронте в 1915 г. северные уезды Бессарабии (Сорокский и Бельцкий) стали вплотную примыкать к театру военных действий, а по Хотинскому уезду стала проходить линия фронта. Большое количество крестьян этих уездов оставили свои села и эвакуировались в глубь Бессарабии и в другие губернии. В 1916 г. русские войска заняли Луцк, Черновцы, Станислов, очистили от неприятеля север Бессарабии, форсировали Днестр, Прут. К апрелю 1916 г. в русскую армию было призвано 250 тыс. бессарабцев, на окопные работы - 72 тыс. чел.28 В этом же году Румыния, которая до этого колебалась и вела длительные торги с противоборствующими сторонами, выступила на стороне Антанты. Участие Румынии в боевых действиях ухудшило положение русской армии. Предпринятое в августе 1916 г. румынское наступление на Трансильванию оказалось неудачным. В сентябре немецко-болгарские и австро-венгерские войска перешли в наступление и спустя несколько месяцев разгромили основные силы румынской армии и оккупировали большую часть страны.

      Россия была вынуждена открыть еще один фронт протяженностью 600 км. К концу 1916 г. здесь располагалась 1/4 часть вооруженных сил России (35 пехотных и 13 кавалерийских дивизий). Вся Бессарабия стала прифронтовым районом29.

      Революционное брожение, Февральская и Октябрьская революции разложили русскую армию. Восточный фронт начал разваливаться. «Огромное пространство, - по словам немецкого генерала Э. Людендорфа, - завоевывались слабыми силами. Большевистские войска оказывали лишь незначительное сопротивление, чехословацкие войска, составленные из австро-венгерских пленных, дрались много лучше, и с ними дело доходило до ожесточенных боев»30. 26 ноября (9 декабря) 1917 г. правительство Румынии заключило в Фокшанах перемирие с австро-германским блоком31.

      В конце декабря 1917 г. в частях русской армии на Румынском фронте началось формирование отрядов для отправки на Дон в Добровольческую армию юга России. Несмотря на противодействие со стороны командующего Румынским фронтом генерала Щербачева и румынского командования, были сформированы две бригады добровольцев. После приказа Щербачева о роспуске бригад полковник М.Г. Дроздовский отказался распустить сформированную им в районе г. Яссы 1-ю бригаду.

      23 февраля 1918 г. румыны попытались разоружить добровольцев силой, однако, встретив отпор, вынуждены были дать поезд для перевозки добровольцев в Кишинев. Бригада Дроздовского численностью более 1000 чел. прошла путь свыше тысячи километров по территории занятой румынами, немцами и большевиками. 25 апреля (8 мая) дроздовцы вошли в Новочеркасск32. На базе бригады была сформирована дивизия, командиром которой стал генерал Дроздовский. После его смерти дивизия получила название Дроздовской. Она стала одним из лучших соединений Белой армии. В ее составе воевали не только русские (великоруссы, русины, малороссы), молдаване. К примеру, одним из офицерских взводов командовал молодой подпоручик-еврей, погибший водном из боев33. Последним командиром Дроздовской дивизии был уроженец Тирасполя Антон Васильевич Туркул.

      В декабре 1917 г. румынские королевские войска вторглись в пределы Бессарабии, захватили г. Леово и ряд сел. Одновременно продолжались бесчинства по отношению к русским войскам Румынского фронта.

      Советское правительство направило румынскому правительству две ноты, в которых поребовало положить конец бесчинствам и наказать виновных. В последней, от 31 декабря 1917 г., указывалось, что в случае неполучения ответа в течение 24 часов будут приняты «военные меры, вплоть до самых решительных»34. Большевистское правительство во главе с Лениным с самого начала заняло жесткую позицию по Бессарабскому вопросу, что привлекло к нему симпатии населения края. К началу января Советская власть победила почти во всех городах и местечках Бессарабии35. В начале января 1918 г. полк трансильванцев, сформированный из бывших австро-венгерских военнопленных, при содействии украинской Центральной Рады был направлен в Кишинев для захвата города. Однако по прибытии на станцию эшелон был разоружен армейскими частями, подчинявшимися Кишиневскому Совету. Подтянув войска, в ходе трехдневных (10-12 января) боев румыны захватили Кишинев. 13 января 1918 г. Совет Народных Комиссаров разорвал дипломатические отношения с Румынией. 16 января начались бои под Бендерами. Противнику удалось занять город только 25 января36. Румынским захватчикам в оккупации Бессарабии помогали воинские части Центральной Рады37. Несмотря на демарши Советского правительства Румыниия продолжала военные операции по оккупации Бессарабии и разоружению частей старой русской армии.

      Во второй половине февраля 1918 г. румынские оккупанты были оттеснены на левый берег Днестра. В северной части Бессарабии сильное
      сопротивление интервентам оказывали части VIII старой русской армии и отряды Красной гвардии, сформированные местным населением. Вновь созданная Красная Особая армия наступала в районе Рыбница-Дубоссары. Вскоре боевые действия переместились на территорию Бессарабии. Были освобождены Резина, Шолданешты. Стремясь спасти свои войска от поражения, премьер-министр Румынии генерал А. Авереску подписал в Яссах советско-румынское соглашение об эвакуации румынских войск из Бессарабии в течение двух месяцев. Однако Румыния вела здесь двойную игру: в этот же день представитель румынского правительства Аржетояну подписал вместе с представителем Центральных держав генералом Макензеном сепаратный прелиминарный мирный договор в Буфте38. Несмотря на демобилизацию и сокращение кадровой армии, Германия и Австро-Венгрия разрешили Румынии сохранить несколько мобилизованных дивизий для оккупации Бессарабии. Таким образом, присоединение Бессарабии к Румынии, указывает Э. Людендорф, было санкционировано39.

      Подписав договор с Советским правительством, Румыния рассчитывала лишь выиграть время. Воспользовавшись продвижением австро-германских войск в Малороссию, Румыния нарушила договор о выводе своих войск из Бессарабии. По договоренности с Румынией, австро-венгерские войска в конце февраля 1918 г. захватили север Бессарабии, где они находились до распада Австро-Венгрии40.

      Стремясь обосновать «законность» присоединения Бессарабии, Румынские власти оказали давление на «Сфатул Цэрий» (Совет страны), начавший работать в ноябре 1917 г. и не имевший реальной власти. Стремясь изменить его состав в свою пользу, военные власти расстреляли ряд лиц из его состава и вне его - «красных» и «белых», одинаково отрицательно относившихся к румынам. Его состав был пополнен сторонниками объединения с Румынией. 24 января 1918 г. «Сфатул Цэрий» провозгласил независимую Молдавскую Народную Демократическую Республику. 9 апреля было проведено голосование за «условное» присоединение к Румынии. Крестьянская фракция и другие группы депутатов отказались голосовать за это решение. В зал заседания были введены румынские войска. Голосование стали проводить поименно. Но и в этих условиях из 162 депутатов только 86 депутатов проголосовало за присоединение41. Добиваясь официального признания аннексии Бессарабии на предстоящей мирной конференции в Париже, румынские власти решили арестовать и выслать из Бессарабии всех членов «Сфатул Цэрий», которые открыто выступали против оккупации. Но и эти меры не принесли желаемого результата. 10 декабря оккупанты попытались собрать «Сфатул Цэрий» для принятия решения о «безусловном» присоединении края. Однако им не удалось собрать кворум: они собрали менее 40 депутатов. Эта группа депутатов во главе с П. Халиппой без какого-либо формального голосования объявила о «безусловном присоединении» Бессарабии к Румынии. Незаконное решение вызвало протест большой группы депутатов, которые в акте протеста заявили, что считают эти постановления «Сфатул Цэрий» «ввиду допущенных явных правонарушений, граничащих с обманом, недействительными, незаконными»42.

      Против аннексии выступило большинство населения края. Ярким примером борьбы за освобождение Бессарабии явилось Хотинское восстание. Оно произошло в местах компактного проживания русинов, однако изначально носило интернациональный характер: в восстании, помимо русинов и молдаван, участвовали и представители других национальностей. Петлюровский комендант Каменец-Подольского признал, что «восстание имеет всеобщий характер, идут на румын без различия национальностей и возраста». В ночь на 19 января 1919 г. вооруженный отряд бессарабцев под командованием Г.И. Барбуцы в районе Могилев-Подольского перешел на правый берег Днестра и атаковал румынские части, освободив местечко Атаки. Соединившись с другими отрядами во главе с А. Папушей, А. Старовым, Г. Романюком, братьями Руснаками, повстанцы освободили Окницу, Секуряны, Каларашовку, Рукшин, Недобоуцы и другие населенные пункты и 23 января овладели Хотином. За несколько дней число восставших возросло до 30 тыс. чел. Восстание охватило Хотинский уезд и северную часть Сорокского уезда.

      Заручившись поддержкой петлюровской украинской Директории, румынские войска подавили восстание. В ночь на 1 февраля был оставлен Хотин. В Подолию перешли до 4 тыс. повстанцев с 40 пулеметами и 6 орудиями. На левый берег Днестра, спасаясь от репрессий, перешло также свыше 50 тыс. жителей Северной Бессарабии43.

      Руководимые генералом Давидоглу каратели грабили и убивали мирное население. В с. Недобоуцы было расстреляно около 200 чел., примерно столько же в с. Рукшино. Расстреляли около 1000 юношей старше 14 лет. В Наславче каратели убили 75 и потопили в Днестре 18 чел.

      На станции Новоселица было расстреляно 165 чел. Жертвами дикой расправы стали 15 тыс. человек, 5 тыс. были убиты. Пять деревень были сровнены с землей артиллерийским огнем44.

      Многие из бессарабцев, переправившихся на левый берег Днестра после поражения Хотинского восстания, вступили в повстанческие отряды. С помощью этих отрядов был освобожден Могилев-Подольский и выбиты петлюровцы из Подолии45. Позже эти отряды были сведены в бессарабские полки Красной Армии. Бойцы этих полков сражались в составе 45-й Краснознаменной Бессарабской дивизии под командованием И. Якира46. 2-й бригадой 45-й дивизии командовал Г.И. Котовский. В своей бригаде Котовский ввел железную дисциплину, мародеров и дезертиров расстреливал собственноручно. За это петлюровцы, которые совершили немало еврейских погромов, дали Котовскому кличку «жидивьского бога»47.

      В мае 1919 г. вспыхнуло Бендерское восстание. Оно было подавлено румынской армией. 150 участников восстания были расстреляны.

      Революция в Австро-Венгрии в октябре 1918 г. привела к распаду империи. Возникли новые государства: Чехословакия, Венгрия, Австрия, Югославия и Западноукраинская Республика в Восточной Галичине. Были образованы целые русинские анклавы и в Западной Галиции, которые провозгласили свою независимость. Русинские села в долине р. Ославы возле местечка Команчи создали Команчскую Республику, которая продержалась два месяца и пала под ударами польских войск в конце января 1919 г. С 5 декабря 1918 по конец марта 1920 г. просуществовала Русская Народная Республика лемков с центром в Флоринке48.

      18 октября 1918 г. во Львове представители национально-демократической, радикальной, социал-демократической и крестьянско-радикальной партий создали Национальную Раду. Опираясь на сечевых стрельцов, Национальная Рада установила свою власть во Львове, а затем на всей территории Восточной Галиции. 9 ноября была провозглашена Западноукраинская Народная Республика (ЗУНР). Главой правительства стал лидер национально-демократической партии, костяк которой составляло униатское духовенство, К. Левицкий49. На базе нескольких запасных батальонов бывшей австрийской армии были созданы вооруженные силы Галиции - Украинская галицкая армия (УГА)50. С севера и запада началось продвижение регулярных польских войск. Галицийское правительство обратилось к гетману Скоропадскому с просьбой отпустить на помощь сечевых стрельцов (эти отряды были сформированы из бывших военнопленных галичан). Однако их уговорил остаться будущий руководитель Директории В. Винниченко, который хотел использовать сечевых стрельцов в готовящемся восстании против гетмана.

      Создание галицкой армии осложнялось и тем, что большинство русинов воевало на итальянском фронте, и после распада Австро-Венгрии более 100 тыс. военнослужащих-русинов пребывало в плену в Италии. Имея превосходство в военной силе и вооружении, поляки захватили Львов и 11 районов51. Заняв Львов 22 ноября 1918 г., польские войска устроили еврейский погром, в результате которого пострадало 700 семей и было убито около 150 человек52.

      Новой резиденцией правительства ЗУНР стал г. Станислав (ныне г. Ивано-Франковск). 22-26 ноября 1918 г. на подконтрольных ЗУНР землях были проведены выборы в Украинскую Народную Раду. Президентом республики стал Евгений Петрушевич. Было мобилизовано 100 тыс. чел., из них 40 тыс. – боеспособных. Большинство офицеров были русинами, крестьянами или выходцами из этого класса. Это способствовало установлению близких отношений с солдатскою массою. Воинское снаряжение изымалось с австрийских войсковых складов или путем разоружения деморализованных солдат немецкой и австрийской армий, которые возвращались через Галичину домой53.

      В апреле 1919 г. Антанта направила в Польшу сформированную во Франции 60-тысячную армию генерала Иозефа Галлера. Несмотря на заверения представителей Антанты, что армия не будет сражаться против галичан и будет бороться только против большевиков, армия с самого начала вступила в боевые действия с галицкой армией. Польское правительство Ю. Пилсудского получило из Парижа полномочия на военную оккупацию всей Восточной Галиции, обещая в будущем предоставить «самоопределение»54.

      15 мая началось наступление польских войск, усиленных армией Галлера. В это же время румынская армия начала наступление на Покутье, захватив Коломыю. В результате тяжелых боев с силами превосходящего противника галицкая армия была отброшена к р. Збруч. В боях с поляками хорошо показали себя еврейские части (Жидовский курень) под командованием С. Ляйнберга55. 7 июня галицкая армия перешла в наступление. Несмотря на небольшую численность армии – всего 25000 боеспособных солдат - удалось заставить отступить противника по всей линии фронта. Успехи армии вызвали энтузиазм населения. В армию пришли добровольцы, из них только 15000 были боеспособными. Не имея внешней поддержки и испытывая недостаток вооружения, 10 июня командование УГА подписало во Львове перемирие с поляками56.

      14 июля 1919 г. советские войска вытеснили остатки войск украинской Директории, руководящая роль в которой принадлежала украинким социал-демократам С. Петлюре и В. Винниченко, за завесу галицких частей, расположенных вдоль р. Збруч для охраны своей территории, и овладели г. Волочиском. Появление свежих частей армии Галлера, позволило польскому командованию, выделив часть своих сил для действий против 16-й Красной армии, главными своими силами обрушиться на армию восточногалицкого правительства, до сих пор с успехом дравшуюся за родную территорию под Львовом и Перемышлем. В результате двухмесячной кампании эта армия, испытывавшая сильный недостаток в боеприпасах и изнемогавшая в течение почти годичной неравной борьбы, была отброшена за пограничную реку Збруч. В своем отступлении 16-18 июля УГА увлекла за собою укрывшиеся на галицкой территории и успевшие несколько сорганизоваться остатки войск украинской Директории, которые, предшествуя ей, вновь перешли в Малороссию, захватили г. Каменец-Подольский57. Реальной силой, на которую опиралась Директория, с самого начала были отряды сечевых стрельцов (около 3,5 тыс. человек) под командованием атаманов Е. Коновальца и А. Мельника58. Под огнем польской артиллерии вместе с галицкой армией через Збруч перешли тысячи гражданских лиц59.

      Перейдя на территорию бывшей Российской империи, галицкая армия стала одним из активных участников гражданской войны в России.

      Среди всех армий, воевавших на Украине, – Директории, большевистской и белой – галицкая армия, насчитывавшая около 50 тысяч солдат, была, по свидетельству О. Субтельного, одной из наиболее дисциплинированных и боеспособных60. Подобного мнения придерживается Н. Какурин, считавший, что «с лета 1919 г. галицкая армия явилась одним из действующих факторов в нашей гражданской войне»61.

      Переход УГА и диктатора Е. Петрушевича на территорию Малороссии не привел к полному объединению с Директорией, несмотря на то, что еще в январе 1919 г. была провозглашена «Великая Соборная Украина». Слишком велики были противоречия между сторонами. Правительство ЗУНР было беспартийное и антисоциалистическое. Своей задачей оно считало продолжение борьбы с Польшей и было готово на союз с Деникиным. Директория же возглавлялась социал-демократами, которые готовы были договориться с большевиками в борьбе против Добровольческой армии Деникина. Общее число двух армий, УГА и украинской Директории, достигало 80 тыс. чел. Положение галицкой армии было лучше: она была обеспечена продовольствием, обмундированием, дефицитными продуктами (сахар, соль), которые можно было обменивать на продовольствие.

      В августе 1919 г. армии УНР и ЗУНР начали совместный поход против большевиков. Основная часть армий – 1-й и 2-й Галицийские корпуса и Наднепрянская группа запорожцев под общей командой галицкого генерала Антона Кравса двинулась на Киев. 30 августа большевики без боя оставили город. 31 августа намечалось торжественное вступление объединенных войск в Киев и парад. Тогда же к Днепру подошли части Добровольческой армии под командованием генерала Бредова. Галичане отступили, несмотря на то, что их вместе с запорожцами было три корпуса, а деникинцев – всего три полка. Кравс с офицерами пошел на переговоры с Бредовым и подписал от имени группы галицийских войск договор о добровольном отступлении от Киева62.

      6 ноября 1919 г., в момент, когда армия Деникина терпела тяжелое поражение от большевиков, командующий галицкой армией генерал Мирон Тарнавский подписал договор с Деникиным. Армия перешла под командование объединенных сил юга России, а галицкое правительство - под охрану российской Добровольческой армии и было переведено в Одессу63. Галицкая армия, по свидетельству А.И. Деникина, «сохранила до конца дисциплину и полную лояльность. Но потрясенная морально, изможденная физически, страшно нуждающаяся, имевшая до 10 тысяч больных тифом, в тот краткий срок, который был предоставлен развертывающимися событиями, армия не могла вернуть своей боеспособности»64.

      В начале 1920 г. соединения галицкой армии перешли на сторону советских войск, были включены в состав 12-й и 14-й советских армий и приняли участие в войне с поляками. В апреле 1920 г. некоторые галицкие части подняли восстание и были разоружены65. В боях с восставшими 1-я галицкая бригада потеряла 45% своего состава убитыми и ранеными. Часть солдат этой бригады соединилась с частями Красной Армии и продолжила участвовать в боевых действиях66.

      Летом 1920 г. Красная Армия вступила на территорию Восточной Галиции. 8 июля 1920 г. был создан Галицкий революционный комитет (Галревком). Его власть распространилась на 16 уездов. 2 августа 1920 г. Галревком издал Декрет № 1 «Об установлении социалистической Советской власти в Галиции». Этим декретом упразднялись все органы власти Польского государства и ЗУНР67. Ранее, 15 июля, Галревком принял Декларацию о создании Галицкой Советской Социалистической Республики. С середины сентября началось формирование галицийской Красной Армии (ГКА). Ее основу составили 3-й особый галицкий полк и 2 батальона в составе 45-й (в ней воевали бессарабцы) и 60-й стрелковых дивизий Юго-Западного фронта68.

      В сентябре 1920 г. Польша вновь оккупировала Восточную Галицию, ГССР перестала существовать. По условиям Рижского договора 18 марта 1921 г. территория Восточной Галиции отошла к Польше.

      Русинское население Галичины не признавало польские власти законным правительством, бойкотировало перепись 1921 г., выборы в польский Сейм в 1922 г.69 Судьба Галичины была решена в 1923 г. на конференции послов в Париже, где было принято решение присоединить Галицию к Польше с условием наделения ее правами автономии70.

      Политика полонизации, игнорирования прав русинов, тяжелое экономическое положение привели к росту политического террора со стороны ОУН. Одним из организаторов ОУН и ее руководителем стал Е. Коновалец, бывший офицер австрийской армии, который участвовал в создании вооруженного австрийского воинского формирования «Украинские сечевые стрельцы» и «Галицко-буковинского куреня» Центральной Рады, перешедшего затем на сторону Директории. Идеи радикально настроенных украинских националистов находили отклик среди молодежи.

      Хотя русинское движение Галичины вышло из эпохи 1-й мировой войны обессиленным и обескровленным, в 1921 г. создается галицко-русская политическая организация - Русская народная организация (с 1928 г. - Русская селянская организация). В 1919 г. возобновило свою деятельность Общество им. М. Качковского. К 1929 г. оно насчитывало 4614 членов (до войны в его рядах было около 12000 чел.). Также снова начинают работать Общество русских дам (1922), студенческое общество «Друг» (1929). Талергофская трагедия обескровила галицко-русское движение и в то же время стала священным символом мученичества за великую «общерусскую» идею. С 1924 г. выпускается «Талергофский альманах». В 1934 г. был проведен Талергофский съезд, собравший 15 тыс. участников. На Лычаковском кладбище во Львове сооружен памятник жертвам Талергофа. Работа русских галичан велась несмотря на польский националистический пресс и нажим украинских националистов71.

      После установления в марте 1919 г. Советской власти в Венгрии на большей части Угорской Руси (Подкарпатья) была провозглашена Советская Русская Крайна в составе Венгерской Советской Республики.

      Ранее, 5 февраля была провозглашена Гуцульская Республика (столица - с. Ясиня), которая контролировала большую часть мараморошщины.

      В конце июля чехословацкая и румынская армии разбили войска венгерской Красной армии. Румынские войска разогнали также правительство Гуцульской Республики и оккупировали подкарпатские территории на восток от Мукачева.Таким образом, всю русинскую территорию на юг от Карпат прибрали к рукам чехословацкие и румынские войска.

      Согласно Сен-Жерменскому договору большая часть территории Подкарпатской Руси вошла в состав Чехословакии на правах автономии. К сожалению, решение о предоставлении автономии так и осталось на бумаге72.

      Русины Подкарпатской Руси, которые с середины XVIII в. переселялись на Балканы, на Бачванскую равнину73 (современная Воеводина), оказались в составе Югославии.

      3 ноября 1918 г. в Черновцах состоялось Буковинское народное вече. Оно провозгласило «объединение не только с большевистской Украиной, но и с большевистской Москвой». В ноябре Северная Буковина была захвачена Румынией74. В дни Хотинского восстания, боясь волнений в Северной Буковине, румынское командование ввело здесь осадное положение. Запрещались собрания, празднования, перемещение группами, вводилась цензура75. В ноябре 1919 г. в Черновцах восстал 113-й Буковинский полк, состоявший в основном из русинов. Восстание началось с антирумынской демонстрации. Бросив против восставших 4 полка, румынское командование подавило восстание. Под суд было отдано 149 солдат, из них 7 приговорены к смертной казни, остальные к каторжным работам от 4 до 20 лет76.

      В Бессарабии, по сведениям румынских властей, за первые 8 лет оккупации было казнено 15512 человек гражданского населения.

      В 1924 г. 29 депутатов румынского парламента, представлявшие Бессарабию (в большинстве бывшие лидеры «Сфатул Цэрий», продавшие Бессарабию королевской Румынии), направили румынскому королю послание, в котором в частности писали: «В течение шести лет Бессарабия управляется такими методами, какими сегодня не могут быть управляемы даже черные колонии в Африке». Но эти меры мало что дали. Профессор Ясского университета О. Гибу в докладе на имя министра просвещения Румынии в 1936 г. писал: «По духу своему Бессарабия теперь несравненно более русская, чем в 1918 г... И сейчас в городах почти все охотнее говорят по-русски и читают чаще всего русскую прессу, всячески препятствующую утверждению румынизма»77. В 1933 г. сигуранца констатировала: «Румынизация Бессарабии, особенно городов и местечек, задерживается... Бессарабская душа, которая все еще живет в видении старой России, не может быть достаточно близкой национальным стремлениям объединенной Румынии»78. В Северной Буковине и Бессарабии проводилась насильственная румынизация. В январе 1938 г. королевский наместник Бессарабии генерал Чуперкэ издал приказ, запрещавший говорить в присутственных местах на русском языке. Повсюду висели таблички с надписью «Vorbiţi numai româneşte!» (Говорите только по-румынски)79.

      За 22 года оккупации Бессарабию покинуло не менее 500 тыс. человек (свыше 16,5% населения). В Советский Союз бежало свыше 100 тыс. человек. Были созданы «общества бессарабцев» в СССР, Германии, Австрии, Франции, Бельгии, Чехословакии, Люксембурге. Главной целью этих обществ было разоблачение бесчинств оккупантов в крае80.

      16 сентября 1924 г. на юге Бессарабии началось восстание за воссоединение с Советским Союзом. Центром восстания стало с. Татарбунары. В восстании приняли участие представители разных национальностей. 22 сентября восстание было подавлено. Были арестованы 1617 участников, около 500 были брошены в тюрьму. Над ними был устроен так называемый «процесс 500»81.

      В 1924 г. из политических соображений была создана Молдавская Автономная Советская Социалистическая Республика в составе Украинской ССР. Инициаторами этой идеи была группа бессарабцев во главе с Г.И. Котовским. В состав МАССР вошло 11 районов Левобережья Днестра. Ее столицей сначала была Балта, а с 1929 г. - Тирасполь82.

      Таким образом, после окончания 1-й мировой войны и гражданской войны в России населенные русинами земли вошли в состав Румынии, Польши, Чехословакии, Югославии. Много русинов оказалось на территории СССР.

      ЛИТЕРАТУРА

      1. Суляк С.Г. Осколки Святой Руси. Очерки этнической истории руснаков Молдавии. Кишинев, 2004. С. 94-95, 158.
      2. Пашаева Н.М. Очерки истории русского движения в Галичине XIX-XX вв. М., 2001. С. 5.
      3. Добржанський О. Національний рух українців Буковини другої половини ХІХ - початку XX ст. Чернівці, 1999. С. 407.
      4. Там же. С. 399-400.
      5. Там же. C. 406, 404-405, 408-409.
      6. Грабец М. К истории Мармарошского процесса (Дело 94-х. 29/XII 1913 - 3/III 1914). Ужгород, 1934. С. 3, 5.
      7. Пашаева Н.М. Указ. соч. С. 140.
      8. Меньшиков М.О. Письма к русской нации. М., 2005. С. 436.
      9. Зеленчук В.С. Население Молдавии. Кишинев, 1973. С. 9-10.
      10. Шульгин В.В. Годы // Годы. Дни. 1920 год. М., 1990. С. 51.
      11. История Молдавской ССР. Т. 1. Кишинев, 1965. С. 570.
      12. Степанов С. Черная сотня. М, 2005. С. 136-138.
      13. История Молдавской ССР. Т. 1. С. 561.
      14. Пашаева Н.М. Указ. соч. С. 143, 146-147.
      15. Талергофский альманах // Русская Галиция и «Мазепинство». М., 2005. С. 210.
      16. Ваврик В.Р. Терезин и Талергоф. М., 2001. С. 91-93.
      17. Малкин В. Русская литература в Галиции. Львов, 1957. С. 161.
      18. Терех И.И. Украинизация Галичины // Свободное слово Карпатской Руси. 1962. № 1-2. С. 8.
      19. Талергофский альманах // Русская Галиция и «Мазепинство». С. 229, 232, 237, 239-240, 244, 237, 312, 313.
      20. Казанский П.Е. Современное положение Червонной Руси // «Украинская» болезнь русской нации. М., 2004. С. 523-524.
      21. Маґочий Павло Р. Формування національної самосвідомості: Підкарпатська Русь (1848-1948). Ужгород, 1994. С. 49.
      22. Талергофский альманах. Выпуск второй // Русская Галиция и «Мазепинство». С. 429-432.
      23. Пашаева Н.М. Указ. соч. С. 156.
      24. Талергофский альманах. Выпуск второй // Русская Галиция и «Мазепинство». С. 432-433.
      25. Р.Д.М. (Мирович Р.Д.) Апологет православия перед австрийским военным судом. К 100-летию со дня рождения митрофорного протоиерея д-ра Касияна Дмитр. Богатырца (1868-1968) // Свободное слово Карпатской Руси. США. 1969. № 3-4 (123-124). Март-апрель. С. 7-8.
      26. Пашаева Н.М. Указ. соч. С. 154-155, 158.
      27. Маґочий Павло Р. Указ. соч. С. 49.
      28. История Молдавской ССР. Т. 1. С. 605.
      29. Там же. С. 603.
      30. Людендорф Эрих. Мои воспоминания о войне 1914-1918 гг. М.; Минск, 2005. С. 572.
      31. История Молдавской ССР. Т. 2. Кишинев, 1968. С. 71.
      32. Деникин А.И. Очерки русской смуты. Борьба генерала Корнилова. Август 1917 г. - апрель 1918 г. Репринтное воспроизведение издания. Париж, 1922. М., 1991. С. 326-329, 336.
      33. Туркул А.В. Дроздовцы в огне // Я ставлю крест... М., 1995. С. 74-75.
      34. История Молдавской ССР. Т. 2. С. 72-73.
      35. Там же. С. 68.
      36. Там же. С. 73, 75-76.
      37. Лазарев А.М. Молдавская советская государственность и бессарабский вопрос. Кишинев, 1974. С. 83.
      38. Там же. С. 171-174.
      39. Людендорф Эрих. Указ. соч. С. 577-578.
      40. История Молдавской ССР. Т. 2. С. 88.
      41. Советская Молдавия. Краткая энциклопедия. Кишинев, 1982. С.604.
      42. История Молдавской ССР. Кишинев, 1984. С. 270.
      43. Нерушимая дружба украинского и молдавского народов в период социализма. Киев, 1980. С.73-74.
      44. Борьба трудящихся Бессарабии за свое освобождение и воссоединение с Советской родиной (1918-1940 гг.). Кишинев, 1970. С.139-141.
      45. История Молдавской ССР. Т. 2. С. 99.
      46. Борьба трудящихся Бессарабии за свое освобождение и воссоединение с Советской родиной (1918-1940 гг.). С. 140-141.
      47. Гуль Р.Б. Котовский. Анархист-маршал. Нью-Йорк, 1975. Цит по: militera.lib.ru/bio/gul/
      48. Мицик Ю.А. Бажан О.Г., Власов В.С. Iсторія України. Київ, 2005. С. 371.
      49. История Украинской ССР. Т.6. Киев, 1984. С. 572-573
      50. Какурин Н. Как сражалась революция. Т. 2. 1919-1920 гг. М., 1990. С. 201.
      51. Полонська-Василенко Н. Iсторія України вiд середини XVII столiття до 1923 року. Т.2. Київ, 2002. С.510.
      52. Мицик Ю.А. Бажан О.Г., Власов В.С. Указ соч. С. 371.
      53. Субтельний О. Україна. Iсторiя. Київ, 1993. С. 454-456.
      54. Штейн Б.Е. Русский вопрос на Парижской мирной конференции (1919-1920 гг.). М., 1949. С. 194-196.
      55. Мицик Ю.А. Бажан О.Г., Власов В.С. Указ. соч. С. 373.
      56. Полонська-Василенко Н. С.527-529.
      57. Какурин Н. Указ. соч. С. 200.
      58. История Украинской ССР. Т.II. Киев, 1969. С. 103.
      59. Субтельний О. Указ. соч. С. 457.
      60. Там же. Указ. соч. С. 459.
      61. Какурин Н. Указ. соч. С. 201.
      62. Полонська-Василенко Н. Указ. соч. С.529-532.
      63. Там же. С.536.
      64. Деникин А.И. Очерки русской смуты: Вооруженные силы юга России. Заключительный период борьбы. Январь 1919 – март 1920. Минск, 2002. С. 290.
      65. Какурин Н. Указ. соч. С. 201.
      66. История Украинской ССР. Т.II. С. 157.
      67. Там же. Т.II. С. 158.
      68. Гражданская война и военная интервенция в СССР. Энциклопедия. М. 1987. С. 140.
      69. Субтельний О. Указ. соч. С. 524.
      70. Полонська-Василенко Н. Указ. соч. С. 544.
      71. Пашаева Н.М. Указ. соч. С. 163, 166, 168-170.
      72. Маґочий Павло Р. Указ. соч. С. 60-62, С. 118-119.
      73. Колесар Ю. История руского народного мена. Нови Сад, 1996. С. 177.
      74. История Украинской ССР. Т. 6. С. 576.
      75. Хотинское восстание. Сборник документов и материалов. Кишинев, 1976. С.82-83.
      76. Украинская советская энциклопедия. Т. 10. Киев, 1984. С. 469.
      77. Лазарев А.М. Указ. соч. С. 252, 258, 276.
      78. Добржанський О., Макар Ю., Масан О. Хотинщина. Чернiвцi, 2002. С. 209.
      79. Лазарев А.М. Указ. соч. С. 275.
      80. Там же. С. 328-329.
      81. История Молдавской ССР. Т. II. С. 330-332.
      82. Стати В. История Молдовы. Кишинев, 2003. С. 335.

      Русин, 2006, № 1 (3), С. 46-65.