Sign in to follow this  
Followers 0
Чжан Гэда

Гонка вооружений на Дальнем Востоке, XIX в.

40 posts in this topic

В XIX в., после того, как обозначилось ослабление позиций империи Цин на Дальнем Востоке, в регионе развернулась настоящая гонка вооружений. Все ориентировались на Европу.

Первые "сигналы" подал Китай - в ходе т.н. "пиратской войны", развернувшейся в годы правления Цзяцин (1796-1820) цинские военные корабли, имевшие очень архаичную организацию, устаревшие конструкцию и вооружение, и, к тому же, довольно малочисленные, никак не могли совладать с огромными пиратскими эскадрами, опиравшимися до 1802 г. на помощь и поддержку Вьетнама. Если добавить к этому тотальное взяточничество и казнокрадство среди комсостава цинского флота, то результат боев в большинстве своем был печален для правительственных кораблей.

Тогда Цины стали приглашать англичан, американцев и португальцев оказывать помощь правительственным эскадрам в борьбе с пиратами. Военные корабли европейцев сражались против пиратов бок о бок с цинскими кораблями, а португальцы из жителей Макао выставляли даже десантные группы, которые брали на абордаж пиратские корабли.

Все это впечатлило Цинов очень сильно. Уже к 1839 г., когда в регионе отчетливо запахло порохом (только императору Даогуану и его клевретам все еще казалось, что варвары не осмелятся напасть на Китай), знаменитый борец с опиеторговлей Линь Цзэсюй закупил для нужд обороны Гуанчжоу около 200 европейских орудий при посредничестве португальцев.

Кроме того, чтобы приучить своих моряков к абордажным боям против европейских кораблей, им было приобретено 5 старых европейских кораблей, которые использовались в качестве плавучих батарей и, одновременно, тренажеров для солдат.

То, что Цины проиграли Англии в Первой Опиумной войне (1839-1842), закономерно. Но причина поражения была не в неспособности китайцев дать отпор врагу - как следует из отчетов Линь Цзэсюя, широко использовавшихся Фань Вэньланем при написании своей эпохальной книги, до тех пор, пока дела на месте решал Линь Цзэсюй и его единомышленники, англичане не имели серьезных успехов.

Как только в результате борьбы придворных партий начались противоречия в политике оказания отпора агрессору (в частности, был смещен и сослан Линь Цзэсюй) - тут же начались проблемы. Не очень стойкое местное руководство, вдохновляемое бешеной энергетикой Линь Цзэсюя, его одержимостью и уверенностью в победе, стало искать способов увильнуть от опасности, присвоить деньги на военные нужды и т.п. Слабое руководство, деградация структур управления на местах и в центре, сращивание интересов местных чиновников с интересами опиеторговцев привели к ряду незначительных по масштабам, но чувствительных для престижа Китая поражений.

В промежутке между Первой и Второй Опиумными войнами (1842-1856) в Китае стали принимать меры по усилению армии - возобновили отливку пушек, правда, по довольно устаревшим образцам, начали составлять наставления для артиллеристов. Но к 1850 г. все меры сошли на нет - с варварами, казалось, договорились, причем относительно дешево отделавшись. В дальнейшем развитии военного дела никто не был заинтересован - деньги на оборону стали снова расхищать, манкировать набором и обучением солдат. Все шло так, как и должно было быть в загнивающем государстве.

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

События Тайпинской (1850-1864) и Второй Опиумной (1856-1860) войн заставили Цинов вновь обратить внимание на реорганизацию армии. В 1862 г. принц Гун выступил с предложением "усваивать заморские дела" и "самостоятельно усиливать" Китай. Под этими словами подразумевалась программа, включавшая в себя ряд последовательных пунктов, направленных на сохранение власти маньчжурской династии. Например, планировалось:

1) закупать за границей новейшее вооружение

2) готовить войска для применения этого вооружения

3) создавать собственные заводы по производству вооружения

4) выдвигать талантливых руководителей

5) создавать собственные военные училища.

Япония тоже не дремала - узнав, что Китай был разгромлен и унижен какими-то варварами, японское правительство через голландцев начало активно собирать сведения о современном военном деле. Голландия, в качестве дружественного жеста, подарила японцам несколько современных кораблей. Голландцы с фактории Дэдзима в Нагасаки начали консультировать японских курсантов военно-морского училища в Нагасаки.

После "открытия" Японии эскадрой коммодора М. Перри развитие военного дела в Японии резко ускорилось. Франция открыла свою военную миссию в стране и приложила большие усилия для развития японского флота. Русские также помогли Японии, передав японцам механизмы и артиллерию с затонувшего у берегов Японии фрегата "Диана". Построенная для возвращения в Россию шхуна "Хэда" была передана Японии, причем японцы построили по ее образцу еще 6 кораблей (планировалось 10).

Так началась гонка вооружений на Дальнем Востоке.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Вот первенец цинского броненосного кораблестроения - выстроенная в Шанхае в 1875 г. канонерка "Цзиньоу" (в 1887 г. переименованная в "Тяньсин"), реальных фото не сохранилось:

post-19-0-31316700-1392118913_thumb.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites

А вот типичная "домодернизационная" китайская канонерка:

post-19-0-01336000-1392119055_thumb.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites

Тем временем и японцы не дремали - в 1853 г. они приобрели у Голландии первый винтовой военный корабль "Канрин-мару" (прибыл в Японию в 1857 г.):

post-19-0-43063600-1392119349.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites

После событий 1866 г. корейцы тоже зашевелились - рейд французов показал, что отбиться от небольших сил западной державы можно, но с большими материальными потерями. Нужно оружие. Где его взять?

Традиционные связи Кореи - Япония и Китай. У Китая дела не шикарно, к тому же обращение к Китаю может вызвать усиление имперских притязаний Цинов. Обратились к Японии - продайте оружие. У японцев как раз пошли первые массовые поставки французского, английского и американского оружия, и они с охотой сплавили корейцам свои старые ружья и пушки.

Т.ч. из всех стран Дальнего Востока Корея приложила минимум усилий к модернизации своих вооруженных сил и, естественно, добилась минимального результата - когда у Японии был броненосец "Котэцу" (французской постройки), у корейцев были премиленькие джонки и, как следует из документов, даже один кобуксон!

post-19-0-39360000-1392121540_thumb.jpg

post-19-0-94599300-1392121558.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites

Правда, в 1866 г. корейцы получили несколько современных пушек, уничтожив вошедший в р. Тэдонган и поднявшийся почти до Пхёньяна американский корабль "Генерал Шерман" (формально - торговец, фактически - пират). Корейцы сначала не рисковали вступать в бой с белыми, но потом убедились, что экипаж в основном состоит из китайцев, нанятых в Шаньдуне. Более того, говорят, что даже кто-то опознал конкретных людей среди команды, известных на побережье Кореи как членов пиратских шаек с Шаньдуна.

Тогда корейцы и предприняли атаку брандерами, уничтожив севший на мель "Генерал Шерман", а пушки захватили. Правда, никогда не использовали - АФАИК, первые случаи отливки пушек по иностранному образцу относятся уже к событиям после 1871 г.

Вот пушки в музее в Пхёньяне + их копии на открытой площадке - что за система?

post-19-0-62916100-1392126809_thumb.jpg

post-19-0-95003100-1392126828_thumb.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites

Первые пушки по европейскому образцу, отлитые в Корее в 1870-е годы - в количестве примерно 2-3 десятков штук.

post-19-0-59660400-1392190335_thumb.jpg

post-19-0-07721900-1392190344.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites

А в Китае закупали новейшие винтовки - например, первые Ремингтоны американского производства с заряжанием обоймами. В это время в Корее активно использовали фитильные ружья. В Японии также закупали новейшее вооружение, но бюджеты у японцев были поскромнее, хотя и воровали слегка поменьше (были факты, как один из интендантов построил личную фабрику на казенные деньги и т.п.).

На фото - китайское приемочное клеймо на винтовке Ремингтон + маркировка оружия на ствольной коробке "туаньлянь [г.] ...чжоу [винтовка] №17":

post-19-0-94508000-1392192913_thumb.jpg

post-19-0-53945000-1392193200_thumb.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites

Запись из "Коджон силлок" от 17-го дня 7-го месяца года капсуль (август 1874), 11 квон, 1-я запись за день, о производстве новых пушек:

Из Управления Трех Армий сообщили: "Среди изготовленного нового оружия есть большие, средние и малые артиллерийские орудия, которые, в соответствии с прежними [правилами] распределения произведенного [вооружения], распределены в Чинмуён (одно из столичных подразделений корейской армии), [а также в гарнизоны крепостей в] Ёнджон, Инчхон (Чемульпо) и Тхонджин".

Share this post


Link to post
Share on other sites

Примечательно, что "новые" пушки отливались в Корее по старым технологиям - не по технологии сверления канала ствола, требовавшей паровых механизмов, а литья в форму.

В Китае очень долго не могли освоить паровые механизмы, хотя, по некоторым данным, первый китайский пароход был построен в частном порядке в Гуаньчжоу купцом Пань Шижэнем при помощи иностранных специалистов (из Макао?) в 1842 г., но опыт получился малоудачным. Император, узнав об отрицательных результатах испытаний и слабых ходовых качествах построенного корабля, заявил, что нанимать новых мастеров или покупать корабль такого типа на Западе он не намерен - мол, их негде будет использовать.

В 1845 г. пригласили еще одного мастера, опять в Гуанчжоу. Он проработал около 2 лет и умер. Работы застопорились, об их результатах неизвестно.

В начале 1850-х годов на основании переводной литературы были построены модель парохода и модель локомотива. Но до 1862 г. никаких других мер не предпринималось.

В 1862 г. Цзэн Гофань поручил Сюй Шоу построить паровое судно. Тот сделал модель парового двигателя, который был описан Цзэн Гофанем в своем дневнике. Он радовался, что "наконец-то китайцы сами сумели сделать паровой двигатель без помощи извне". Но корабль не удался - для постройки полноценного двигателя надо было иметь станки, которых у Цзэн Гофаня не оказалось.

Первые станки приобрел Ли Хунчжан в Шанхае у одной из закрывшихся западных механических фабрик.

И первый полноценный паровой корабль был спущен на воду китайцами только в 1868 г. Параллельно с Цзяннаньским арсеналом в Шанхае начал строиться (с 1866 г.) морской центр в Фучжоу - его строил Проспер Жикель, отставной лейтенант французского флота. Уже в 1874 г. китайцы строили на обеих верфях корабли класса корвет в/и 1500 тонн, практически не прибегая к услугам иностранцев.

В Японии первые корабли построили раньше. Но они не были настолько впереди Китая, чтобы доминировать на море. Хотя в развитии современного японского кораблестроения большую роль сыграла французская военная миссия - первые верфи были построены при участии французского специалиста Леонса Верна, который заложил основы японской школы кораблестроения.

И лишь Корея до 1868 г. сохраняла в составе своего флота "новинку XVI в." - кобуксон (корабль-черепаху). Первые паровые гражданские корабли начали закупаться Кореей в Японии и Китае только в конце 1880-х годов.

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

Только что выложил 2 топичные статьи на английском языке - Greatrex Roger "Comparative Perspectives upon the Introduction of Western Steamship Technology to Japan and China" (1998) и дополняющую ее статью Hsien-Chun Wang (Wang Xianchun) "Discovering Steam Power in China, 1840s-1860s" (2010).

Очень подробно рассказано о том, как осваивали производство паровых машин в Китае и Японии.

Статья Гретрекса несколько тенденциозна в оценке цинского парового кораблестроения и склонна преувеличивать достижения японцев. Но это фактически не подтверждается.

А в целом, процесс освоения технологий описан очень подробно и интересно.

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

В том, что Гретрекс неправ, можно убедиться, пройдя по ссылке и сравнив ТТХ австро-венгерского корвета "Зриньи" с его цинским "одноклассником" "Дэнъинчжоу":

http://svitoc.ru/index.php?showtopic=1697

Можно также привести данные клиперов русского соответствующих годов постройки, также несших службу на Дальнем Востоке:

"Забияка", верфи Крампа, САСШ, 1878

В/и 1236 т.

Длина 67,4 м.

Ширина 9,1 м.

Осадка 3,84/4,45 м.

ЭУ - 1 вертикальная компаундная паровая машина; 2 двойных котла, 1400 и.л.с.

Скорость 14,5 узла

Дальность плавания - 1800 морских миль (10-узловым ходом)

Экипаж - 17 офицеров, 135 матросов.

Вооружение (изменение по годам):

1879:
2 × 6"/23,3,
4 × 9-фн/20,
1 × 3-фн горная,
4 × четырехствольных пушки Пальмкранца

1884:
2 × 6"/23,3,
5 × 9-фн/28,
1 × 63,5-мм Барановского,
4 × 37-мм пятиствольных Гочкиса
1886:
2 × 6"/23,3,
4 × 9-фн/28,
1 × 63,5-мм Барановского,
6 × 37-мм пятиствольных Гочкиса

1891:
4 × 9-фн/28,
1 × 63,5-мм Барановского,
6 × 47-мм Гочкиса,
6 × 37-мм пятиствольных Гочкиса.

"Джигит", казенные адмиралтейские верфи, СПб, 1877:

В/и 1334 т.

Длина 63,3 м.

Ширина 10 м.

Осадка 4,2 м.

ЭУ - 1 горизонтальная машина двойного расширения тронкового типа (Ижорский з-д), 4 котла, 1383 и.л.с.

Скорость 12 узлов

Дальность плавания 1600 морских миль (на 10-узловой скорости)

Экипаж - 12 офицеров и 176 матросов

Вооружение (с изменениями по годам):

Первоначальное вооружение:

3 × 152-мм/28,4,
4 × 87-мм,
4 × 47-мм/43,
6 × 37-мм/20,
1 × 64-мм/20
После 1892:
3 × 152-мм/28,4,
4 × 107-мм/20,
4 × 47-мм,
6 × 37-мм,
1 × 64-мм

Минно-торпедное вооружение с 1878:

носовой надводный однотрубный минный аппарат,

шестовые мины,

буксируемые мины Гарвея,

мины на кормовом буксируемом плотике,

бросательные мины,

«минные рамы» для четырех торпед.

Энерговооруженность наших и австро-венгерского кораблей повыше, но скорости сравнимы - все те же 11-12 узлов ("Забияка" выделяется своими 14,5 узлами), но "Дэнъинчжоу" планировалось применять как канонерскую лодку и сторожевое судно, а "Джигита" и "Забияку" - как крейсера, предназначенные для нарушения морских коммуникаций.

Фото "Джигита" в Кронштадте и "Забияки" в Порт-Артуре прилагаю. Можно сравнить с "Зриньи" и "Дэнъинчжоу".

post-19-0-03218100-1392706799_thumb.jpg

post-19-0-90317500-1392706812_thumb.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites

Австро-венгерский шлюп "Аврора" - "одноклассник" корвета "Зриньи" (она здесь классифицирована как шлюп, но большой роли не играет - в указанный период классификация была гибкой, смотрим на ТТХ преимущественно):

post-19-0-70622400-1392708393_thumb.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites

Что интересно, в модернизации войск империи Цин приняли участие и русские специалисты. С вкладом немецких и английских специалистов не сравнить, но все же очень интересно:

Валентин Лю

«КИТАЙСКИЙ» СЛЕД В ОБОРОНЕ СЕВАСТОПОЛЯ

Нам неизвестно, сражались ли на бастионах Севастополя этнические китайцы. Но первым российским посланником в Пекине, в ранге министра-резидента, стал Лев Федорович Баллюзек (1822-1879), участник первой обороны Севастополя, награжденный за мужество золотой саблей.

Интересно и закономерно, что и до-, и послевоенная судьба многих героев обороны Севастополя сложилась не менее славно и драматично, став достойным воплощением их жизненного подвига во имя России. Не был исключением в этом отношении и генерал-лейтенант Баллюзек, чье имя и судьба заслуживают благодарной памяти всех севастопольцев.

Согласно сухим формулярным спискам, Баллюзек родился 10 (22) декабря 1822 г . Был сыном коллежского советника, родом из прусских дворян, по вероисповеданию лютеранин. В 1843 г . закончил Михайловское артиллерийское училище, получив звание прапорщика. В 1861 г . в звании поручика был отправлен на Кавказ, с транспортом боевых ракет для испытания. За отличие в этом деле был произведен в штабс-капитаны. В 1853 г . прикомандирован к ракетному заведению в Петербурге. В 1853-1856 гг. Баллюзек в должности помощника начальника артиллерии крепости принимал активное участие в защите Севастополя (с 23 июня по 22 августа 1855 г . – непосредственно при обороне города). За проявленное мужество в боевых операциях против англичан, французов и турок его в сентябре 1855 г . произвели в капитаны, с оставлением при штабе начальника артиллерии русской Южной армии и других войск, находившихся тогда в Крыму. После возвращения из предоставленного отпуска Баллюзек продолжал службу в качестве офицера для особых поручений при Штабе Его Императорского Высочества генерал-фельдцейхмейстера.

В 1860 г . Китай проиграл Вторую опиумную войну и был вынужден открыть свои границы для западных держав. В ноябре 1860 г . был подписан Пекинский трактат, на основе которого Россия устанавливала дипломатические отношения с Китаем и получила право открыть свое посольство в столице китайской империи Цин (1644-1911).

Еще до назначения на пост первого главы посольства Баллюзек побывал в Китае дважды – при сопровождении дипломатической миссии графа Путятина в 1857-1858 гг. и в качестве адъютанта генерал-майора Игнатьева в 1859-1860 гг. Именно пребывание в Китае при знании западных языков стало главным фактором, определившим дальнейшую судьбу опытного офицера-артиллериста, которому перед отъездом в китайскую столицу пришлось срочно жениться.

В связи с решением российского правительства удовлетворить просьбу цинского двора относительно присылки ему оружия и инструкторов, на российского дипломата была возложена задача по оказанию Китаю посильной военной помощи. Инструкция Генштаба определяла, что цель этой миссии «заключается в том, чтобы содействовать дружественной с нами державе в устройстве ее военной силы».

8 июля 1861 г . Л. Ф. Баллюзек прибыл в Пекин. 18 июля, при втором посещении правительства, российский дипломат передал цинским сановникам составленную им записку. В ней подробно излагался вопрос об оружии и русских инструкторах, указывалось на желательность проведения в Китае ряда военно-технических мероприятий для укрепления обороноспособности этой страны. «С этой целью, – писал русский посол, – нашим правительством назначено несколько человек военных собственно по ружейной части, т. е. эти люди могут обучать китайцев цельной стрельбе, покажут, как приготовляют патроны и каким образом чистить и исправлять ружья. Другие военные чины назначены по артиллерийской части, т. е. они покажут, каким образом действовать из орудий, как приготовлять заряды, каким образом исправлять повреждения в орудиях, как делать лафеты и т. д. Эти люди умеют отыскивать всякую руду, знакомы с разработкою рудников, выплавкою металлов, особенно чугуна, умеют приготовлять железо, устроить литейные и отливать чугунные орудия».

С прибытием в Кяхту первого российского транспорта с оружием (2 тыс. нарезных ружей-штуцеров и 6 полевых орудий) цинский двор направил туда из Пекина 60 солдат и 6 офицеров для прохождения обучения под руководством российских инструкторов. Занятия начались в октябре 1861 г . Главное внимание китайских солдат было обращено на изучение материальной части огнестрельного оружия, правила обращения с ружьями и пушками в обычное время и в боевой обстановке, строевую и тактическую подготовку. Что касается стрельбы, требовавшей длительного пребывания людей в открытом поле в течение дня, то из-за морозов, стоявших тогда в районе Кяхты, эти занятия предполагалось провести весной или в летнее время. В целях же учебной подготовки солдат к стрельбе из орудий, по указанию инструкторов, была изготовлена деревянная пушка, с помощью которой будущая артиллерийская прислуга обучалась стрельбе в закрытом помещении.

К сожалению, из-за ложной информации, полученной от приграничных властей о ходе обучения столичных солдат в Кяхте, 20 января 1862 г . цинское правительство отдало распоряжение о возвращении учебной команды в Пекин. И лишь через 2 дня уведомило об этом Баллюзека.

И все же, несмотря на плохую организацию обучения со стороны Цинской пограничной администрации, неудачный подбор командного состава и очень короткий срок (немногим более 80 дней), китайские солдаты под руководством трех русских инструкторов и их помощников добились заметных успехов. Российский консул в Урге К. Боборыкин, присутствовавший на смотре этих солдат в Пекине, отмечал, что в стрельбе из ружья в мишень высотою в человеческий рост на расстоянии 250 шагов, более трети пуль попало в цель.

В течение 1861-1862 гг. цинскому правительству было передано 10 тыс. штуцеров, батарея полевых орудий (с запасом снарядов по 50 штук на каждую пушку), 500 боевых ракет (с двумя станками для образца) и более 70 ящиков с запасными частями к ружьям и пушкам.

Таким образом, российские офицеры были первыми иностранными инструкторами в китайской армии. Они не только научили китайских солдат и офицеров обращаться с современным огнестрельным оружием, но и познакомили их с некоторыми основами европейской тактики.

В письме от 22 числа 9-го лунного месяца 1-го года правления Тунчжи (1 ноября 1862 г .) китайское правительство выразило Л. Ф. Баллюзеку благодарность за полученное из Кяхты оружие, с большими предосторожностями доставленное в Пекин.

Помимо пересказанного эпизода, за время работы в Пекине Л. Ф. Баллюзеку пришлось решать в Пекине массу дипломатических проблем и преодолевать немало трудностей. Так, в 1862 г . им были подписаны Правила для сухопутной торговли между Россией и Китаем. В 1863 г . он вернулся на родину, оставив дипломатическую службу. В 1864 г . Л. Ф. Баллюзек был переведен в лейб-гвардии конный артиллерийский полк Отдельного гвардейского корпуса. В 1865 г . полковник Баллюзек стал начальником областного киргизского управления в Оренбургской губернии, которую возглавил еще один герой обороны Севастополя, бывший начальник артиллерии Южной армии Н. А. Крыжановский. Наконец, в 1869 г . Лев Федорович был назначен военным губернатором Тургайской области, где оставил по себе память как честный и справедливый администратор, интересовавшийся изучением истории и культуры местного края. Именем Баллюзека названы полуостров и мыс в заливе Владимира.

Всех, кого заинтересовала судьба первого русского посла в Китае и артиллериста-«ракетчика», отсылаю к статьям:

А. Н. Хохлов «Л. Ф. Баллюзек – первый российский посланник в цинском Китае» (Сб. Общество и государство в Китае, 36 научная конференция, 206, С. 68-83),

Морской биографический справочник Дальнего Востока России и Русской Америки. ХVII-начало ХХ вв. - Владивосток,1998.-С.23-24:фот..

Крыжановский Н. А. (1818-1888). // Личности: Оренбургские генерал-губернаторы: http://kraeved.opck.org/lichnosti/orenburgskie_gen_gub/krijanovskii.php?print

К сожалению, конкуренция была очень высока - следующие русские инструкторы приступили к обучению цинских войск только в 1896 г. - это был полковник П. Воронов, обучавший кавалерийские части генерала Не Шичэна.

По иронии судьбы, Не Шичэн и Воронов подружились, а в 1900 г. оказались "по разные стороны баррикад" - не успевший уехать из Китая полковник застрял в осажденном войсками Не Шичэна Тяньцзине и принял участие в его обороне.

Share this post


Link to post
Share on other sites

ДАЦЫШЕН Владимир Григорьевич — заведующий кафедрой всеобщей истории Сибирского федерального университета, доктор исторических наук, профессор (г. Красноярск. E-mail: dazishen@mail.ru)

Русский военный советник в Китае полковник П.П. ВОРОНОВ

Важной составляющей истории российско-китайских отношений на разных её этапах было сотрудничество в военной сфере. В отечественной литературе хорошо отражена история советской помощи Гоминьдановскому Китаю и Китайской Народной Республике, однако первый опыт взаимодействия в военно-технической сфере относится к более раннему периоду российско-китайских отношений. До сих пор малоизвестными остаются события, связанные с отправкой в столичный район Китая в конце XIX столетия группы российских военных инструкторов во главе с полковником лейб-гвардии Гусарского его величества полка Павлом Павловичем Вороновым.

Во второй половине XIX века в условиях усилившейся экспансии стран Запада на Дальнем Востоке геополитические интересы Российской империи и Цинского Китая во многом совпали. В частности, России выгодно было сохранение единого и сильного Китая как фактора стабильности в регионе. Конечно же, любой военно-политический союз между двумя столь разными государствами был крайне опасен, но военно-техническая помощь могла поддержать Китайскую империю в противостоянии со странами Запада, а кроме того, была средством усиления русского влияния на ближайших соседей.

В июне 1858 года Цинское правительство приняло русские предложения о помощи. Российский посланник Евфимий Васильевич Путятин писал: «Китайское правительство должно видеть,.. что войско его с употребляемым ныне оружием не в состоянии противиться военным силам западных держав и что ему необходимо изменить всё своё военное устройство… Россия готова для этого помочь Китаю приобрести разные нужные ему военные материалы… прислав нескольких хорошо знающих военное искусство офицеров, которые бы научили китайцев всем новым усовершенствованиям в военном деле»1. Правда, сначала китайский император, согласившись принять в дар 10 тыс. ружей и 50 пушек, предписал: «Чтобы ружья и пушки были доставлены через Кяхту в Ургу и сданы тамошнему правителю Бэйсе, откуда мы сами доставим их в нашу столицу, потому и не требуется посылать людей… и утруждать их дальними путешествиями»2. Но затем китайские власти согласились и на приезд из России пятерых военных инструкторов.

К началу 1859 года в России собрали группу военных специалистов во главе с полковником Николаем Павловичем Игнатьевым. Перед отправкой в Китай Игнатьев, которому ещё не исполнилось и 30 лет, был произведён в генерал-майоры, получил права командира дивизии и одновременно назначен дипломатическим агентом. В состав экспедиции вошли капитан лейб-гвардии конной артиллерии Л.Ф. Баллюзек, штабс-капитан лейб-гвардии Семёновского полка И.А. Зейфорт (по стрелковой части), сапёры, топографы, оружейные, арсенальные мастера и даже горный инженер. Перед военной миссией, выехавшей в Китай на 380 подводах, поставили задачи содействия реформированию всей военной системы Цинской империи, включая строительство крепостей и оружейных заводов. Но при этом запрещалось вести речь о каких-либо военно-политических союзах или оказывать прямую военную помощь в борьбе с иностранцами. Однако пока военная миссия собиралась, руководство Китая, «опьянённое» некоторыми военными успехами, решило самостоятельно противостоять иностранной агрессии. Из Пекина в Санкт-Петербург было отправлено письмо с отказом от русских инструкторов. Военную миссию и оружие оставили в Приморье.

Н.П. Игнатьев уже в Пекине смог убедить китайское руководство в полезности российской помощи. В 1861—1862 гг. Китаю были переданы 10 тыс. штуцеров, батарея полевых орудий с запасом снарядов, 500 боевых ракет и более 70 ящиков с запасными частями к оружию. Русские офицеры стали первыми европейскими инструкторами в китайской армии. В Кяхте и Маймачэне русские специалисты обучали 6 офицеров и 60 солдат. Однако военное сотрудничество оказалось непродолжительным — в январе 1862 года китайское руководство отозвало учебную команду в Пекин.

С 1862 года в Китае в рамках политики «самоусиления» началось создание новой армии, но маньчжурский сановник Чун Хоу пригласил в качестве военных инструкторов английских офицеров. На всём протяжении этих военных реформ, продолжавшихся до начала войны с Японией в 1894 году, руководство Китая больше так и не приглашало российских военных специалистов. Тем не менее военно-техническое взаимодействие между двумя странами в различных формах существовало. Например, летом 1893 года Петербург посещали «советники адмиралтейства в Пекине Чун-шунь и Гуан-хо с переводчиком»3. Во время визита китайские представители посетили адмиралтейства в Петербурге и Кронштадте, осмотрели форты.

Задачи наблюдения за реформами в китайской армии и налаживания взаимодействия между Россией и Цинской империей были возложены на российских военных агентов в Китае. В 1883 году военным агентом в Китае был назначен делопроизводитель Военно-учёного комитета Главного штаба (ВУК ГШ) полковник Генерального штаба (ГШ) Николай Яковлевич Шнеур. В 1886 году его сменил подполковник (с 1888 г. — полковник) Генерального штаба Дмитрий Васильевич Путята. Последний, в частности, отправлял в Канцелярию ВУК ГШ донесения о составе и деятельности иностранных военных специалистов. В 1892 году на должность военного агента в Китае был назначен выпускник Николаевской академии Генерального штаба полковник Константин Ипполитович Вогак. Вообще за долгие годы службы на Дальнем Востоке Вогак показал себя одним из лучших военных специалистов в регионе. Например, он изучил возможности Порт-Артура ещё до захвата его японцами и пришёл к выводу: «Выбор Артура главным военным портом Китая нельзя признать удачным и со стратегической точки зрения… Это сознаётся ныне, как кажется, и китайцами; по крайне мере, этим можно объяснить их поиски нового порта»4. И накануне Русско-японской войны 1904—1905 гг., имея уже опыт работы начальником штаба войск Квантунской области, он доказывал, что Порт-Артур окажется бессилен, если будет отрезан от России, вероятность чего была велика5.

Время службы Вогака в Китае пришлось на переломный период военной истории этой страны. Империя терпела поражение за поражением, её сотрясали народные восстания, руководство Китая вынуждено было проводить всё новые и новые реформы, и в первую очередь в военной сфере. Поражение в Японо-китайской войне 1894—1895 гг. показало неэффективность уже проведённых военных реформ, и после её окончания власти Китайской империи вновь активно занялись военным строительством. В 1895 году в районе Тяньцзиня началось формирование бригады новых войск под командованием Юань Шикая, представившего план организации и обучения войск по германскому образцу. Однако вскоре китайское руководство решило не ограничиваться германским опытом, а привлечь в качестве инструкторов представителей других держав, в том числе и России.

Одним из первых поставил вопрос о необходимости оказания помощи вооружённым силам Китая командующий войсками Приамурского военного округа генерал-лейтенант Николай Иванович Гродеков. В составленной по его поручению записке говорилось: «Общность наших интересов настолько очевидна, что едва ли было бы в настоящее время для нас целесообразным сохранять то обособленное и равнодушное по отношению к Китаю положение, которое доныне мы занимали… Естественным исходом из подобного положения является необходимость отнестись с серьёзным вниманием к положению в Китае военного дела, находящегося там ныне в безусловно критическом состоянии… Как уже сказано выше, обучение некоторой части регулярных войск Небесной империи было вверено иностранным инструкторам, между коими, однако, доныне не было впрочем русских представителей. Труд этих офицеров, как видно по результатам, не увенчался успехом, и каковы бы ни были причины этого, но можно с известной достоверностью сказать, что кредит означенным инструкторам в настоящее время в Китае значительно подорван. При подобных условиях… представляется более чем вероятным, что Китай был бы доволен переменить своих военных учителей и мог бы обратиться за таковыми к России, как к державе наиболее заинтересованной в создании у своего соседа регулярного, серьёзного войска. Наряду с этим и с нашей стороны, несомненно, предпочтительнее занять роль военных учителей Китая самим, нежели терпеть обучение его войск другими европейскими офицерами, которые, очевидно, независимо от их официального назначения являются естественными агентами своих национальных интересов, диаметрально противоположных интересам России»6.

Действительно, вскоре со стороны китайских генералов был проявлен интерес к российским военным, хотя для российских властей поступившие предложения оказались неприемлемыми. В документах отмечалось: «С разбираемым вопросом имеет ещё тесную связь предположение, сообщённое нашим поверенным в китайских делах, о командировании из Приамурского военного округа одного офицера и урядника, вызванное ходатайством одного простого китайского генерала, а не правительства или генерал-губернатора. Эти чины, обратясь в простых наёмников и, не будучи подобающим образом обставлены, попадут в положение ещё худшее, чем немецкие инструкторы, из числа которых сколько-нибудь порядочные люди бегут при первой возможности с китайской службы»7.

Весной 1896 года в Российскую империю в качестве представителя Цинской империи на коронацию Николая II был направлен один из самых высокопоставленных и влиятельных китайских сановников Ли Хунчжан. В поездке в Россию его сопровождал и российский военный агент в Китае Вогак. 22 мая (3 июня) 1896 года в Москве был подписан российско-китайский секретный союзный договор, по которому в случае войны с Японией стороны обязались «поддерживать друг друга всеми сухопутными и морскими силами»8. Подготовленный министром финансов С.Ю. Витте договор с Китаем разрушал традиционную политику России на Дальнем Востоке, впервые формально устанавливался русско-китайский военно-политический союз, направленный против других стран, и при этом упускалась военно-техническая составляющая помощи Китаю.

Формальное игнорирование высшим руководством Российской империи опыта традиционной политики не могло помешать развитию отдельных её инструментов. Подписанный в Москве договор между Россией и Китаем не предполагал двухстороннего сотрудничества военно-технического характера, но в первой статье документа всё же говорилось: «Елико возможно, помогать друг другу в снабжении вооружённых сил»9. Сопровождавший Ли Хунчжана К.И. Вогак способствовал тому, чтобы китайская сторона в 1896 году дала согласие на приглашение в китайскую армию российских военных инструкторов. Вообще, Вогак активно использовал возможности военного ведомства для усиления российского влияния в Китае. Например, в сентябре 1897 года он договорился о сотрудничестве с издателями вновь учреждённой прогрессивной газеты «Говэньбао». Из средств Военного министерства китайской газете назначили денежную субсидию, русская сторона передала редакции в Тяньцзине печатную машинку и привезённые из Петербурга китайские типографские шрифты, а также обещала подписаться на 150 экземпляров газеты. За это издатели обязались не печатать статей, направленных против России, и предоставлять в каждом номере место для материалов, подготовленных русскими дипломатами10.

В 1896 году, когда страны формально стали военными союзниками, китайское правительство обратилось к России с просьбой прислать русского военного советника. Правда, вопрос о приглашении китайцами русских офицеров к себе на службу решался не просто и не без давления со стороны российских представителей. В декабре Вогак писал в Петербург: «Я позволил себе предсказать, что китайское правительство ответит отказом, в том или другом виде на сделанное нами цзунли-ямэню* предложение о командировании в Китай наших офицеров и унтер-офицеров. Если китайцы и не решатся на категорический отказ, то ответ их, во всяком случае, будет уклончивого характера, в расчёте на выигрыш времени… Решаюсь добавить к этому, что раз мы обратились к Китаю с предложением о присылке ему инструкторов для армии, то отступать нам уже нежелательно»11. В сообщении Вогака весной 1897 года вновь отмечалось: «Русский поверенный в делах, не удовольствовавшись полученной нотой, отправился за разъяснениями в Цзунли-ямэнь. Из разговора с Ли-Хун-Чжаном он вынес убеждение, что уклонение китайского правительства по инструкторскому вопросу зиждется на боязни восстановить против себя китайскую администрацию и из опасения вызвать в Пекине “целую бурю” среди представителей иностранных держав… Мнение, высказанное Ли-Хун-Чжаном, что пользу инструкторского дела понимают только немногие, служит главной причиной китайского отказа, т.к. центральное правительство и местные власти оценивают всякое дело не с точки зрения его пользы для государства, а только в смысле выгоды своих личных интересов»12. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1Хохлов А.Н. Попытки укрепления маньчжурских войск в Китае во второй половине XIX — начале XX в. // Вопросы истории и историографии Китая. М., 1968. С. 210.

2 Архив внешней политики Российской империи (АВП РИ). Ф. 143. Д. 3033. Л. 22.

3 Там же. Ф. 143. Д. 2743.

4 Извлечения из донесений Генер. Штаба Полковника Вогака // Сборник географических, топографических и статистических материалов по Азии. Вып. LХ. СПб., 1895. С. 16, 17.

5 АВП РИ. Ф.138. Д. 205\206. Л. 29.

6 Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф. 447. Оп. 1. Д. 29(1). Л. 11—13 об.

7 Там же. Д. 29(2). Л. 215.

8 Сборник договоров России с другими государствами 1856—1917. М., 1952. С. 293.

9 Там же.

10 См.: Дацышен В.Г. История российско-китайских отношений в конце XIX — начале ХХ вв. Красноярск, 2000.

11 РГВИА. Ф. 447. Оп. 1. Д. 29(2). Л. 159.

12 Там же. Л. 214.

* Цзунлиямынь — Главное управление государственных дел, внешнеполитическое ведомство Цинского Китая во второй половине XIX в.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Случайно обнаружил в сети кусок своей статьи о цинской артиллерии, опубликованной в СПб в 2011 г. Даже фото оттуда смогли сосканировать, хотя оно очень невысокого качества было. На фото - цинские артиллеристы на позициях зимой 1894-1895 гг. Техника, как можно судить по такому разрешению - полевое 7,5 см. орудие Круппа с клиновым затвором.

Думаю, она будет не безынтересна в свете затронутой тематики (это первая глава работы - о дореформенной артиллерии):

АРТИЛЛЕРИЯ ИМПЕРИИ ЦИН ДО ОПИУМНЫХ ВОЙН

В конце XIX в. империя Цин проводила активную модернизацию своих вооруженных сил в рамках политики «самоусиления». Новые войска, проходившие обучение под руководством иностранных инструкторов и получившие на вооружение современное оружие европейского производства, назывались «обученной армией» (кит. ляньцзюнь). Военное строительство в Китае после подавления Тайпинского восстания (1850–1864) отличалось рядом особенностей – возросшей ролью вооруженных формирований местных процински настроенных милитаристов, значительными правительственными ассигнованиями, высоким уровнем коррупции, низким национальным самосознанием и непоследовательной кадровой политикой. Все это накладывало неизгладимый отпечаток на вооруженные силы империи. Однако ростки нового пробивали себе дорогу даже в непростых условиях посттайпинского Китая.


В результате проводимых преобразований к 1885 г. реформируемая цинская армия получила на вооружение крепостные и полевые орудия современных систем, что потребовало создания специального рода войск Маньчжурские войска получили первые артиллерийские орудия к 1622 г., когда хан Нурхаци (1616–1626) захватил ряд китайских крепостей на территории Ляодуна вместе с артиллерией. Дальновидный хан оценил возможности этого вида вооружения и приложил много усилий для развития артиллерии в своих войсках. По иронии судьбы Нурхаци умер от тяжелого ранения, полученного им в результате артиллерийского обстрела китайцами маньчжурских войск при штурме китайской крепости Нинъюань в 1626 г. Его сын и преемник Хуантайцзи (1626–1643) продолжил и развил дело отца.

Артиллерийские орудия собственного производства появились у маньчжуров в 1631 г. Когда после восстания в Дэнчжоу к маньчжурам бежали минские полководцы Гэн Чжумин и Кун Юдэ, то из их солдат сформировали первые артиллерийские части и организовали отливку крупнокалиберных дульнозарядных орудий хунъипао. Среди перешедших на сторону маньчжуров китайских солдат было много артиллеристов, проходивших обучение в Дэнчжоу под руководством португальских инструкторов, которых возглавлял Гонсальво Тексейра.

Однако общая рыхлость структуры, свойственная феодальным армиям, длительное время не позволяла Цинам создать артиллерию как отдельный род войск. До начала 1860-х гг. в войсках империи Цин не было специализированных артиллерийских частей, за исключением корпуса Хоциин, сформированного в 1691 г. и готовившего кадры, умевшие обращаться с огнестрельным оружием – фитильными ружьями и пушками разных систем и калибров. Инструкторами в Хоциин сначала выступали миссионеры-иезуиты, русские казаки-перебежчики и наемники – португальские артиллеристы из Макао.

В связи со спецификой военных действий в Китае в Восьмизнаменных войсках особое распространение получили малокалиберные (0,5–1,5 фунта) орудия и мортиры разных калибров. К 1690-м гг. артиллерийский парк Восьмизнаменных войск составлял не менее 300 орудий, многие образцы которых разработал талантливый оружейный конструктор и литейщик – иезуит-бельгиец Вербист.

Цинская артиллерия хорошо проявила себя во время первой осады Албазина (1685), когда ядра из крупнокалиберных пушек хунъипао насквозь прошивали укрепления острога, что послужило одной из причин быстрой капитуляции крепости, а также в ходе войны с Джунгарским государством (1690–1697). Это был апогей развития цинской артиллерии в период до Опиумных войн. К периоду правления Цяньлун (1736–1796) цинские войска применяли развитую пехотную тактику, основывавшуюся на линейных построениях вооруженной огнестрельным оружием пехоты, прикрытой рогатками и действовавшей совместно с сильной конницей, располагавшейся на флангах и во второй линии. В войсках имелось большое количество орудий, в том числе и легких полевых мортир на колесном ходу, что было обусловлено горным рельефом тех местностей, где чаще всего приходилось вести бои (Джунгария, Уйгурия, Сычуань, Тибет).

К 1810-м гг. на каждую тысячу солдат в цинской армии приходилось по 10 орудий, которые обслуживались артиллеристами, прошедшими обучение в Хоциин. Артиллерия придавалась войскам по мере необходимости.

Длительный период мира (1792–1839) сыграл отрицательную роль в развитии цинской артиллерии – качество подготовки артиллеристов в Хоциин стало ухудшаться. Математика не изучалась, методика стрельбы разрывными снарядами из мортир была забыта. Устаревшие конструкции станков не позволяли артиллерии маневрировать на поле боя и взаимодействовать с пехотой и конницей. Крепостная и береговая артиллерия находилась в глубоком упадке – например, за артиллерийскими орудиями, установленными на стенах Пекина, никто не следил и к 1853 г. практически все они вышли из строя.

Даже произведенная Линь Цзэсюем (1785–1850) в 1839 г. закупка более 200 орудий европейского типа у иностранных торговцев не могла изменить ситуацию – русский дипломат и путешественник Ковалевский отметил в своих записках, что положение китайской артиллерии критическое, и чтобы блеснуть на императорском смотре, орудия врывают в землю и несколько дней пристреливают относительно мишеней, чтобы не допустить промаха во время показательных стрельб.

Кризис цинской артиллерии в полной мере проявился в битве при Балицяо 21 сентября 1861 г., когда концентрированный огонь сотен цинских орудий не нанес никаких потерь англо-французским войскам. Артиллерия, как и вся военная система империи, требовала срочной реорганизации.

Первые изменения начались вскоре после поражения у Балицяо – в октябре 1861 г. в Кяхте русские инструкторы капитан И.А. Зейфорт и поручик И.И. Филиппенко начали обучение первой группы китайских солдат и офицеров в рамках программы предоставления военно-технической помощи правительству империи Цин. Россия была заинтересована в том, чтобы ее соседом было государство, достаточно сильное, чтобы пресечь внутренние беспорядки и оградить свой суверенитет от посягательств извне, и, в то же время, зависящее от России с точки зрения поставок вооружения и обучения военных специалистов, неспособное выступить против своего патрона.

Однако в результате сложных политических интриг русские военные не стали создателями новой китайской армии – в феврале 1862 г. занятия в Кяхте были прекращены, курсанты отозваны, а дело обучения цинских войск перешло в руки английских, французских и немецких офицеров.

post-19-0-43767200-1392713882.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites

Вот опять Брокгауз и Ефрон - площадь провинций, численность и плотность населения провинций собственно Китая на 1894 г. (в тексте все оговорено по датам). Выделил провинции, затронутые японо-китайской войной 1894-1895 гг. жирным шрифтом, а франко-китайской войной 1884-1885 гг. - подчеркиванием:

В нижеследующей таблице показаны пространство провинций в кв. км, количество населения (за 1892 г., а где знак * — за 1879, только в Фу-цзяне за 1844 г.) и плотность его (на кв. км), на основании «The Statesman’s Year-book» (1894).

Провинция / Пространство / Население / Плотность

Чжи-ли * / 148357 / 17937000 / 119

Шань-дун / 139282 / 36247835 / 218

Шань-си / 170853 / 12211453 / 86

Хэ-нань / 173350 / 22115827 / 133

Цзян-су / 303959 / 20905171 / 184

Ань-хуй / 139875 / 20596288 / 166

Цзян-си * / 177656 / 24534118 / 133

Чжэ-цзян / 92383 / 11588692 / 116

Фу-цзянь (с Формозой) / 157320 / 25790556 / 188

Ху-бэй / 179946 / 33365005 / 185

Ху-нань / 215555 / 21002604 / 110

Шэнь-си * / 210340 / 8432193 / 49

Гань-су * / 673924 / 9285377 / 29

Сы-чуань / 479268 / 67712897 / 159

Гуан-дун (с Хай-нань) / 269890 / 29706249 / 148

Гуан-си * / 201640 / 5151327 / 25

Гуй-чжоу * / 172898 / 7669181 / 46

Юнь-нань * / 317162 / 11721576 / 42

Share this post


Link to post
Share on other sites

Из Брокгауза и Ефрона о состоянии традиционного управления в империи Цин до начала японо-китайской войны 1894-1895 гг.:

4) министерство военное, в ведении которого находится и государственная почта; но провинциальные войска изъяты из ведения этого министерства, почти не касающегося и 8 знамен вместе с императорской стражей;

...

6) министерство работ, в круг обязанностей которого входит не только возведение и ремонт всех общественных сооружений (вместе с путями сообщений), но и снабжение армии оружием и вещами, заведование арсеналами и всеми военно-техническими учреждениями, постройка военных судов, изготовление пороха, определение мер и весов; оно имеет даже отдельный монетный двор.

Во главе каждого министерства стоят два шан-шу (президента) и 4 ши-лана (товарища министра); делится каждое министерство на несколько департаментов.

Как в министерствах, так и в других центральных учреждениях половина должностей, по правилу, введенному нынешней династией, должна быть занята маньчжурами, половина — китайцами; а так как первых меньше, и экзамен на ученые степени (без которых нельзя получить в К. места) для них легче (военный, а не гражданский), то, понятно, им гораздо легче получить хорошую должность, чем китайцам.

Отсюда затаенная вражда китайских чиновников к маньчжурским.

Монетный двор, АФАИК, располагался в Тяньцзине и был введен в строй не ранее, чем с 1889 г.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Брокгауз и Ефрон о китайских вооруженных силах по состоянию на предвоенное время (когда о них думали лучше, чем они оказались в деле):

Войска К. состоят из трех главных составных частей:

1) восьми знамен (па-ци),

2) войск зеленого знамени (лу-ин) и

3) вербовочных войск (юн, буквально «храбрецов»).

8 знамен были сформированы основателем нынешней династии, Нурхаци, в 1614 г. В состав этих 8 знамен первоначально без различия национальности были зачислены маньчжуры, монголы и китайцы (поддавшиеся Нурхаци в отнятых им от Минской династии местах). 300 взрослых (впоследствии это число было уменьшено наполовину, а в списках 1844 г. числилось всего 90 человек) составляли одну роту, 5 рот — один полк; над 5 полками был поставлен ду-тун, с двумя помощниками.

Всего было 400 рот:

308 маньчжурских,

76 монгольских и

16 китайских (хань-цзюнь).

Впоследствии число знаменных увеличилось и вследствие естественного прироста, и вследствие массы новых подданных. Поэтому в 1635 г. было отделено из общего состава 8 знамен монгольских, в количестве 16840 человек, а в 1642 г. — 8 знамен китайского войска, в количестве 24050 человек. Таким образом составилось по 8 знамен каждого войска. Число знамен, 8, оставлено неизменным, число же рот постоянно увеличивается (одна из них — русская, из потомков пленных албазинцев). Знамена различаются между собой цветами; первые три считаются старшими. Когда нынешняя династия овладела Пекином, то часть войска была оставлена для защиты императора и новой столицы, часть же была двинута для покорения прочих провинций К., а затем оставлена там в качестве гарнизонов, для поддержания власти династии (защита провинций — дело местных войск зеленого знамени).

Таким образом это войско распалось на две части:

пекинское (цзинь-люй, «заповедный отряд») и

гарнизонное (чжу-фан), в провинциях.

К началу нынешнего столетия считались в пекинском войске

681 маньчжурская рота,

204 монгольских и

266 китайских рот,

а в гарнизонном (где различаются только роты, а не национальности) 840 рот, итого 1991 рота (но число рядовых в каждой только 80—90 человек).

Кроме того, восьмизнаменные живут в Манчжурии: это

1) потомки оставшихся там после покорения К. и

2) потомки переселенных из Пекина, ввиду малочисленности первых.

В Манчжурии к восьмизнаменным причислены, между прочим, дахуры солоны и баргуты; затем в состав 8 знамен включены чахары южной Монголии и (с недавнего времени) орончоны и частью гольды северной Манчжурии. Всего считается 97 рот звероловов и 107 кочевых; но они только числятся и никакого значения в военном смысле не имеют. Это один из способов привлечения (жалованьем) бродячих и кочевых народов на сторону К.

3 старших знамени в Пекине подчинены командующему императорской квартирой, прочие знамена — своему особому военному управлению, в ведении которого, между прочим, находятся восьмизнаменные:\ 1) кавалерии — 28872 человека (по штату полагается по 20 всадников в каждой маньчжурской и монгольской роте и по 42 — в китайской),

2) выбранные из лучших кавалеристов капралы — 5755 человек (по 5 в роте, заведуют списками жалованья и провианта) и

3) мастеровые (лучники, седельники, кузнецы и проч.) -1391 человек.

В ведении командующего императорской квартирой находятся следующие отряды:

1) выбранные из маньчжурских и монгольских рот:

а) авангардный, 1770 чел.,

b) гвардейский, то же количество солдат,

с) охранный, 11577 маньчжур и 3468 монголов, и

d) артиллерийский, к которому принадлежат 5310 человек вооруженных ружьями (по 6 человек из роты) и 885 артиллеристов (1937 пушек); и

2) отряды, выбранные из китайских рот:

а) артиллерийский, 320 человек,

b) прикрытие для артиллерии, 800 человек, и

с) штурмовой, снабженный лестницами, 2128 человек.

Из войск всех трех национальностей составлен «пехотный отряд», несущий полицейскую службу в Пекине и его окрестностях и состоящий из 2036 капралов и 21158 рядовых. Главному начальнику этого отряда, как корпусному командиру зеленого знамени, подчинены 5 отрядов зеленого знамени, называемых дозорными и несущих ту же полицейскую службу. Таким образом всего около Пекина имеется 100000 с небольшим солдат. Кроме того, считается 27408 запасных — взрослых, не попавших в комплект, и подростков; из них 12664 маньчжура и 3279 монголов получают провиант рисом, прочие (в том числе все китайцы) не получают его. Все знаменные несут службу наследственно (даже многие офицерские должности не выше 4-го класса наследственны) с 16 до 60 лет, но поступают на действительную службу только на открывшуюся вакансию (число рот может быть изменено, но комплект рядовых остается неизменным) и переводятся за отличие из низшего отряда в высший: из запасных в мастеровые, из последних в латники, в охранный, авангардный и гвардейский отряды.

Жалованье в последних трех отрядах — каждому рядовому 4 лана в месяц и в год 48 ху риса; то же содержание получают капралы и старшины лучников. Латники и мастеровые получают тот же провиант, но 3 лана в месяц; все другие (пехотные и запасные) получают по 2 и даже 1½ лана, и провианта им полагается 36—24 ху в год. В дозорных пекинских отрядах зеленого знамени выдается конным по 2 лана, а пешим по 1 лану в месяц и, кроме того, всем ежемесячно 5 доу риса. Гарнизонных восьмизнаменных войск считается всего 107760.

В составе 8 знамен есть флотские отряды: в Манчжурии, Фу-чжоу-фу, Гуан-чжоу-фу (Кантоне) и Чжа-пу (близ Хан-чжоу-фу), но они никакого значения, со своими джонками, не имеют. В начале нынешней династии 8-знаменные войска были наделены и землей, но теперь последняя перешла в руки, китайцев, а знаменные существуют только казенным содержанием и частным заработком. Так как их очень редко собирают для учения и оружие выдается им только на время учения и смотра, то эти знаменные совсем отстали от военной службы и лишились прежнего воинского духа. Вооружение их состоит из луков, сабель, копий и определенного числа ружей и пушек (китайских, а не европейского образца). Для повышения и назначения на должность как рядовых, так и офицеров производится испытание в стрельбе из лука (в пешем строю и верхом на лошади) и ловкости (между прочим, надо поднять камень известного веса и натянуть большой, тугой лук).

Войска зеленого знамени набираются исключительно из китайцев, местных жителей данной провинции. Содержатся они за счет местных средств и зависят от местного генерал-губернатора или губернатора, на усмотрение которого предоставлено и их обучение, и их вооружение, и их комплектование. Поэтому между войсками отдельных провинций мало сходства.

Всего полагается по штатам 661677 человек зеленого знамени, но в действительности не содержится и половины этого числа, так как начальники предпочитают класть себе в карман деньги за недостающее число солдат. Разделяются войска зеленого знамени на конные, гарнизонные и полевые. Жалованье первым 2 лана в месяц, вторым 1½—1 лан и всем по 3 доу риса в месяц. Делятся эти войска на отряды (бяо).

В Ху-нань и Гуй-чжоу есть поселенные войска. В последнее время некоторые генерал-губернаторы завели отряды, вооруженные по европейскому образцу и обучаемые европейскими инструкторами. Эти отряды, называемые лянь-бин («обученные войска»), доходят до нескольких десятков тысяч у каждого генерал-губернатора. Вооружение для них (ружья и пушки различных систем) или куплено от европейских государств, или получено оттуда в подарок. Кроме того, китайское правительство (точнее — эти генерал-губернаторы) озаботилось устроить и собственные арсеналы, и пороховые заводы. Таков, например, пороховой завод и арсенал в 3 англ. милях от Шан-хая. Все мастера и рабочие в этом арсенале китайцы, только два главных руководителя — англичане. Кроме того, арсеналы и пороховые заводы устроены в Тянь-цзине, Кантоне, Нанкине, Лань-чжоу-фу, Кашгаре и Гирине; насколько они удовлетворительны — неизвестно.

3-я категория китайских войск — вербовочные войска — появились недавно: к ним впервые прибегли во время восстания тайпинов. Из них формируется и лучшая часть отрядов, обученных по-европейски. Тактической единицей для войск как прежнего устройства, так и обученных по европейскому образцу принята в настоящее время лянь-цза, из 500 человек в пехоте и 250 человек в кавалерии (т. е. по штату, а в действительности обыкновенно в половинном составе). Каждая лянь-цза располагается обыкновенно отдельно в особом лагере, окруженном глинобитной стеной и называемом у нас импаном (от китайского слова ин-пань, площадь перед казармой).

Для снабжения войска лошадьми в 8 знаменах устроены конюшни, на 100 и 200 лошадей каждая; всего в них содержится 2400 лошадей. Затем известное количество лошадей положено содержать в провинциях, в гарнизонах 8 знамен и в отрядах зеленого знамени, причем дозволено вместо лошадей хранить наготове деньги. Установленная законом цена лошади различна в каждой провинции: от 8 лан до 19. Для поощрения храбрости в войсках существуют пособия за раны; размер их зависит от тяжести раны, рода войск, положения раненого и даже рода оружия, которым нанесена рана. За убитого выдается (т. е. полагается выдавать) пособие семье его (пенсий в К. нет), соразмерно положению, которое занимал убитый. Наказания за нарушение дисциплины очень строги; большей частью полагается отрубить голову (даже если кто-нибудь ночью закричит от страха или без причины, и тем возбудит смятение).

Введение в К. военного флота по европейскому образцу относится к 1869 г.

В настоящее время К. обладает довольно значительным флотом. Большие суда построены в Европе, большей частью английскими верфями; Фу-чжоуское адмиралтейство доставляет минные крейсера, канонерские лодки и авизо.

Флот делится на две эскадры: северного побережья (или Чжи-лискую) и южную, и две флотилии, Шан-хайскую и Кантонскую, под начальством местных генерал-губернаторов и губернаторов.

Северная эскадра к 1 января 1891 г. состояла из

4 мореходных башенных броненосцев,

1 башенного корабля,

3 броненосных крейсеров,

4 минных крейсеров,

торпедной флотилии и

11 канонерских лодок;

южная эскадра —

из 10 крейсеров,

3 канонерских лодок,

9 авизо и

3 таможенных крейсеров;

Шан-хайская флотилия —

из 1 броненосного фрегата,

1 канонерской лодки,

6 плавучих батарей и

3 транспортов;

Кантонская флотилия —

из 3 броненосных крейсеров и

13 канонерских лодок.

В Фу-чжоу и Тянь-цзине устроены мореходные школы. Для получения офицерского звания надо, во-первых, прослушать четырехлетний курс наук в тянь-цзинских мореходных классах, во-вторых, пробыть два года в практическом плавании на военном судне и прослушать дополнительный практический курс (в течение 6 месяцев) по артиллерии и навигации. В тех же классах кончают курс и механики, для практических занятий прикомандировываемые к арсеналу. В тянь-цзиньских классах в 1890 г. состояло 270 учеников, а служащих — 14 человек, вместе с иностранными преподавателями. Преподавание ведется на английском языке; предметы преподавания: английский язык, география, химия, физика, арифметика, геометрия, алгебра, тригонометрия, навигация, морская астрономия, гидростатика, механика, кинематика и кинетика. Матросы во флот вербуются (с 16 лет) по найму, с поручительством родственников. Жалованье назначено матросам и мастерам от 3 до 20 лан в месяц. Дисциплинарный устав столь же строг, как и у сухопутных войск.

Самое важное выделил - на бОльшую часть имеющихся войск полагаться было нельзя. Китай имел ряд "частных" войск, содержащихся за счет провинций, и, соответственно, предназначавшихся для обороны провинций и поддержания в них правопорядка. Это губило все на корню.

Про флот - в следующем сообщении. Брокгауз и Ефрон придумали много нового и интересного.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Флот - смех сквозь слезы! И откуда они столько насчитали?

Северная эскадра к 1 января 1891 г. состояла из

4 мореходных башенных броненосцев,

1 башенного корабля,

3 броненосных крейсеров,

4 минных крейсеров,

торпедной флотилии и

11 канонерских лодок

В Бэйянском флоту, самом сильном, насчитывалось к 1891 г.:

2 броненосца II ранга - "Динъюань" и "Чжэньюань" (оба немецкой постройки)

2 броненосных крейсера - "Лайюань" и "Цзинъюань" (оба немецкой постройки)

3 бронепалубных крейсера - "Цзиюань" (немецкой постройки), "Чжиюань" и "Цзинъюань" (английской постройки)

1 броненосец береговой обороны, переведенный с юга - "Пинъюань" (китайской постройки)

2 "рэндэлловских" крейсера - "Янвэй" и "Чаоюн" (английской постройки)

7 мореходных миноносцев - английской и немецкой постройки

6 "рэндэлловских" канонерских лодок.

Были еще и другие канонерские лодки и транспорты, но их боевое значение было ничтожно, а ТТХ - см. выше на корабли типа "Зриньи" - то же самое, но с более старым артиллерийским вооружением и менее мощными двигателями.

южная эскадра —

из 10 крейсеров,

3 канонерских лодок,

9 авизо и

3 таможенных крейсеров

Состав Наньянской эскадры более или менее нормальный - просто в крейсера засчитали ряд канлодок. Настоящими крейсерами были 3:

2 бронепалубных крейсера - "Наньчэнь" и "Наньжуй"

1 композитный крейсер - "Кайцзи"

С некоторой натяжкой можно отнести к крейсерам канлодку "Баоминь" - можно попытаться, как делают некоторые зарубежные историки флота, провести аналогию в ее конструкции с "Чаоюн" и "Янвэй" и назвать локальным продолжением этой линии, так сказать, цинским ответом Дж. Рэндэллу.

Таможенные крейсера, АФАИК, в структуру флота не входили и подчинялись английскому начальнику китайских морских таможен - сэру Роберту Харту.

Шан-хайская флотилия —

из 1 броненосного фрегата,

1 канонерской лодки,

6 плавучих батарей и

3 транспортов

"Броненосный фрегат" я выше показывал - это "Тяньсин", канлодка с в/и около 270 тонн. Примитивный бронеутюг, устаревший в момент постройки. Такие даже в 1860-1864 гг. в Америке не сильно был котировались.

Остальное - жуткий хлам (если был), страшно упоминать и копаться, что под чем понималось.

Вообще, Шанхайской флотилии не было отдельной организационно. Могли быть какие-то плавбатареи (большие несамоходные платформы для установки пушек), чтобы оборонять дельту Янцзы. была Фучжоуская эскадра, но она так и не оправилась от разгрома ее французами 23.08.1884.

Кантонская флотилия —

из 3 броненосных крейсеров и

13 канонерских лодок.

В Гуандунской эскадре не было никаких броненосных крейсеров. Никогда. Для них в Фучжоу строили серию безбронных крейсеров III ранга типа "Гуан". К 1894 г. было готово 3 корабля серии - головной "Гуанцзя" и отличавшиеся от него меньшим водоизмещением и отсутствием парусного вооружения "Гуанъи" и "Гуанбин". Все 3 корабля были переведены весной 1894 г. на север, где "Гуанъи" погиб в бою с японцами у Пхундо 25.07.1894, "Гуанцзя" бежал с места боя при Ялу 17.09.1894, сел на риф у острова Саньшаньдао и был подорван, чтобы не сдать корабль японцам. "Гуанбин" сдался японцам в Вэйхайвэй 17.02.1895, но в мае 1895 г. затонул в шторме у берегов Тайваня.

Потом в Фучжоу построили еще "Гуандин", но вскоре этот военно-морской центр прекратил свое существование.

Вот так Брокгауз и Ефрон нафантазировали с 3 короба.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Данные безбронного крейсера "Гуанъи" (广乙), Фучжоуская верфь (второй в серии, существенно отличался от своего прототипа "Гуанцзя"):

Длина - 71,63 м.
Ширина - 8,23 м.
Осадка - 3,96 м.
Водоизмещение - 1000 тонн.
Мощность машины - 2400 л.с.
Скорость - 16,5 узлов.
Экипаж - 110 человек.
Вооружение:
Главный калибр: 120 мм. х 3 скорострельных орудия Круппа китайского производства (с арсенала в Цзянсу)
57 мм. х 4 скорострельных орудия Гочкиса
37 мм. х 4 скорострельных 5-ствольных орудия Гочкиса
576 мм. х 4 торпедных аппарата.

Заложен "Гуанъи" был в 1888 г., на воду спущен в 1889 г., в конце 1890 г. передан в Гуандунскую эскадру. Постройка этого корабля обошлась в 200 тысяч серебряных лян (1 лян = 37,3 гр.). По курсу это около 2 рублей серебром.

Капитан (гуаньдай 管带) в чине шоубэй (守备) - в 1894-1895 г. им был Линь Госян (?-?).

После боя у Пхундо он вместе с 79 уцелевшими членами экипажа присоединился к отряду Е Чжичао в Асане. После того, как пал Вэйхайвэй, Линь Госян был уволен со службы.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Нашел еще одну часть своей статьи про артиллерию Цинской империи в сети - выкладываю тут:

0_e1e7e_749d246f_L.jpgБоевое применение артиллерии в цинской армии

Цинская полевая артиллерия, как показали события 1894–1895 гг., могла вести бой только с заранее подготовленных позиций, хотя фотографии 1870-х–1880-х гг. демонстрируют обучение артиллерийских частей сопровождению пехоты в бою. Однако ни в одном из наступательных боев цинской армии, проходивших в условиях суровой зимы 1894–1895 г., сопровождение артиллерией наступающих пехотных частей цинской армии не отмечено. Подобные действия не зафиксированы не только на 75-мм полевое орудие Круппа – основное орудие цинской полевой артиллерии Гайпинском направлении, где в результате контрнаступления войск Сун Цина в январе-марте 1895 г. цинские войска оказались не способными вернуть утраченные осенью 1894 г. позиции, но и на Мотяньлинском направлении, где активные действия отряда генерала Не Шичэна привели к ряду поражений японских войск и отступлению их для обороны Фэнхуанчэна, имевшего исключительно важное значение для военных коммуникаций.

«Тут же приказал командиру роты (шаочжан) Инь Дэшэну развернуть батарею (паодуй) на вершине юго-западной горы и при подходе противника обстрелять его».
По данным японского автора Иноуэ Дзюкити, орудия были поставлены вокруг палаток, за земляными валами, дополнительно защищенными палисадом, однако спекуляции японских авторов относительно мощных укреплений цинских войск у Сонхвана, занятого отрядом Не Шичэна только 27 июля 1894 г., не подтверждаются ни ходом боя, ни дневником самого генерала Не Шичэна (который, по словам Иноуэ Дзюкити, бежал с поля боя, бросив свою униформу и важные штабные документы, что является послевоенной фантазией не участвовавшего в сражении автора). Единственным укрытием для цинской артиллерии в данном случае служил густой лес, покрывавший холмы вокруг станции Сонхван. Расстреляв все снаряды, цинские артиллеристы бросили их на позициях. Восемь орудий попали в руки японцев, однако о том, были ли они выведены из строя расчетами, сведений нет.

В битве за Пхеньян цинские войска размещались в укреплениях типа инпань, хорошо вооруженных артиллерией, на вооружении каждого укрепления были как полевые, так и горные орудия. Капитан русского Генштаба Симанский уточняет, что во временных редутах стояли по 1 полевому орудию Круппа и по несколько картечниц Гатлинга. В полевых укреплениях артиллерия размещалась из расчета 3 полевых или горных орудия на укрепление.

0_e1e7c_d28b8897_L.jpg

Картечницы устанавливали, как правило, у входов в укрепленные лагеря, а также на наиболее угрожаемых направлениях при обороне долговременных укреплений.

В ходе зимнего контрнаступления 1895 г. цинская артиллерия вела огонь с заранее занятых позиций, не поддерживая атакующую пехоту. Качество управления и меткость огня описывались японцами, как не выдерживающие никакой критики, однако для объективного ответа на данный вопрос необходимо ввести в научный оборот значительное количество документов с китайской стороны, что всегда упускалось из виду большинством исследователей японо-китайской войны 1894–1895 гг.

Эффективность цинской артиллерии

Общие пороки, присущие цинской армии, не миновали и артиллерии – в ней также процветали казнокрадство, показуха, многие офицеры были плохо обучены и зачастую не знали не только азов артиллерийского дела, но даже технических характеристик вооружения вверенного им подразделения. При обучении чаще всего использовались холостые снаряды, боевые стрельбы проводились достаточно редко. Как правило, это зависело от местного военачальника – в случае его заинтересованности в повышении воинского мастерства артиллеристов боевые стрельбы проводились чаще. Если он думал только о том, как набить свой карман, порох продавался на сторону и обучение на полигоне практически не производилось.

В результате эффективность артиллерийского огня цинских войск была невелика – снаряды обычно давали перелет, управление подчас отсутствовало, т.к. офицеры, получив диспозицию, наводили орудия на заранее указанные цели и редко по своей инициативе переносили огонь на другую цель по мере изменения обстановки.
Например, в сражении при Сонхване командир китайской батареи Инь Дэшэн удачно отсек огнем наступление японских войск, однако общее положение в цинской артиллерии настолько не соответствовало этому частному успеху, что цинский хронист Яо Сигуан написал об этом эпизоде так: «Тогда артиллерия [противника] стала обстреливать все наши укрепления на восточной стороне [дороги] прямой наводкой <в это время наша артиллерия ответила, но, тем не менее, не смогла поразить противника>. Позиция не устояла. В связи с этим потерпели поражение». А после гибели на транспорте «Гаошэн» в бою при Пхундо (25 июля 1894 г.) большей части хорошо обученных артиллеристов Хуайской армии, срочно перебрасываемых на помощь цинскому экспедиционному корпусу в Корею, с обученным пополнением артиллерийских частей возникли серьезные проблемы.

Просчеты цинской артиллерии

Исходя из вышеизложенного, нужно признать, что материальная часть цинской артиллерии в 1894–1895 гг. находилась на высоком техническом уровне. Однако оргструктура и личный состав этого рода войск во многом не соответствовали требованиям ведения боевых действий в современных условиях. Несмотря на личное мужество и таланты отдельных военачальников, цинская армия в целом не смогла проявить себя с лучшей стороны. То же самое можно смело отнести и к действиям цинской артиллерии во время войны с Японией.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Мы неоднократно встречаем упоминания в записках русских и иностранных путешественников, дипломатов, торговцев и т.п. о войсках Японии и Китая в 1860-1880-е годы. И всегда видим что-то типа "японцы все бравые и геройченко, а китайцы - все ублюдки и гниды паровозные".

Фотографии говорят о чем-то совершенно невообразимом - шаблон рвется пополам и еще раз пополам:

83577250.thumb.jpg.2bf5a3763fd66cf0c9b0d

CFicxeTUMAA2EUw.thumb.jpg.9d15cf91b5dd07

f3d88f5895e721f8b69082a30fbcb366.thumb.jkawadu-izunokami.jpg.375dd937ac2fc8e8906

Собственно говоря - вот они, умнишки и красотишки, геройченко всех степеней, непревзойденные ЯПОНЦЫ! (произносить с восхищением и придыханием, поминутно осознавая все свое собственное ничтожество пред лицом этого факта)

Смотрим их counterpart aka vis-avis - редкостных ушлепков, непохожих на солдат, т.е. китайцев:

1867_Chinese_Troops_Drilled_by_Foreigner

1863_telohraniteli_Gordona.thumb.jpg.254

1871_Ninbo.jpg.7435a9d8419bda42ff9245d8a

1871_A_Manchu_Soldier_from_the_North_of_

Особенно доставляет этот, с карабином Спенсера:

03_chanpan.thumb.jpg.726bd48704a56d595b4

Т.е. если китаец с карабином Спенсера (см. фото выше) - то и на солдата не похож, а если японец с карабином Спенсера (см. цветное фото выше) - то сразу же герой и ему положено троекратное "КУ!" и желтые штаны?

Вообще, если говорить объективно - какие ГЛОБАЛЬНЫЕ различия между солдатами в обоих случаях? Я специально подобрал фото 1860-х и немного - 1870-х годов. Когда как раз "традиция" сравнительного описания японцев как "поголовных геройченко", а китайцев как "inevitable ушлепков" зарождалась.

1871 Томпсон.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites

Вот еще мелкий "факт"

Цитата

However, it is not fully correct to infer that Chinese engineering had caught up with Japanese Ieveis, since these vessels proved to be too slow and to consume too much coal, and were at least twice as costly as comparable foreign vessels produced in Britain.

Comparative Perspectives upon the Introduction of 'VVestern Steamship Technology to Japan and China
Roger GREATREX, Lund Uhiversity, 1998.

Т.е., говоря прямо, китайцы так и не смогли в 1860-1870-е достичь уровня японцев, и у них корабли были плохие - медленные, неэкономичные, очень дорогие в производстве...

Смотрим реалии:

корвет "Вэйюань", Китай, арсенал Фучжоу, 1876 г.     корвет "Амаги", верфь Ёкосука, 1875 г. 

В/и                 : 1258 т.                                                    926 т.  

Размерения  : 64/66,2 х 8,99 х 3,81 м.                         62/65,34 х 10,1 х 4 м.

ЭУ                 : 750 и.л.с.                                                720 и.л.с.     

Скорость      : 11 узлов                                                 11,5 узлов

Вооружение : 1 х 178 мм., 6 х 120 мм., 4 х 37 мм.     1 х 170 мм., 5 х 120 мм., 3 х 76 мм., 3 х 25 мм. (4-х ств)  

Экипаж         : 124 чел.                                                  160 чел. 
 

Примеры кораблей, построенных в одни и те же сроки, можно множить. Причем не всегда техническое противоборство было симметричным - так, на создание Китаем собственного броненосца береговой обороны "Пинъюань" с мощным бронированием японцы ответили заказом во Франции бронепалубных крейсеров типа "Ицукусима" с сверхмощным 13,5" орудием Канэ, один из которых был собран на верфи Ёкосука - "Хасидатэ".

Но в целом, если брать объективные данные, а не голословные заявления, вплоть до окончания японо-китайской войны 1894-1895 гг. у Японии не было ни единого военно-технического преимущества перед Китаем.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0

  • Similar Content

    • Каталог гор и морей (Шань хай цзин) - (Восточная коллекция) - 2004
      By foliant25
      Просмотреть файл Каталог гор и морей (Шань хай цзин) - (Восточная коллекция) - 2004
      PDF, отсканированные стр., оглавление.
      Перевод и комментарий Э. М. Яншиной, 2-е испр. издание, 2004 г. 
      Серия -- Восточная коллекция.
      ISBN 5-8062-0086-8 (Наталис)
      ISBN 5-7905-2703-5 (Рипол Классик)
      "В книге публикуется перевод древнекитайского памятника «Шань хай цзин» — важнейшего источника естественнонаучных знаний, мифологии, религии и этнографии Китая IV-I вв. до н. э. Перевод снабжен предисловием и комментарием, где освещаются проблемы, связанные с изучением этого памятника."
      Оглавление:

       
      Автор foliant25 Добавлен 01.08.2019 Категория Китай
    • Черепанов А. И. Записки военного советника в Китае - 1964
      By foliant25
      Просмотреть файл Черепанов А. И. Записки военного советника в Китае - 1964
      Черепанов А. И. Записки военного советника в Китае / Из истории Первой гражданской революционной войны (1924-1927) 
      / Издательство "Наука", М., 1964.
      DjVu, отсканированные страницы, слой распознанного текста.
      ОТ АВТОРА 
      "В 1923 г. я по поручению партии и  правительства СССР поехал в Китай в первой пятерке военных советников, приглашенных для службы в войсках Гуаннжоуского (Кантонского) правительства великим китайским революционером доктором Сунь Ят-сеном. 
      Мне довелось участвовать в организации военно-политической школы Вампу и в формировании ядра Национально-революционной армии. В ее рядах я прошел первый и второй Восточные походы —  против милитариста Чэнь Цзюн-мина, участвовал также в подавлении мятежа юньнаньских и гуансийских милитаристов. Во время Северного похода HP А в 1926—1927 гг. я был советником в войсках восточного направления. 
      Я, разумеется, не ставлю перед собой задачу написать военную историю Первой гражданской войны в Китае. Эта книга — лишь рассказ о событиях, в которых непосредственно принимал участие автор, о людях, с которыми ему приходилось работать и встречаться. 
      Записки основаны на личных впечатлениях, рассказах других участников событий и документальных данных."
      Содержание:

      Автор foliant25 Добавлен 27.09.2019 Категория Китай
    • «Чжу фань чжи» («Описание иноземных стран») Чжао Жугуа ― важнейший историко-географический источник китайского средневековья. 2018
      By foliant25
      Просмотреть файл «Чжу фань чжи» («Описание иноземных стран») Чжао Жугуа ― важнейший историко-географический источник китайского средневековья. 2018
      «Чжу фань чжи» («Описание иноземных стран») Чжао Жугуа ― важнейший историко-географический источник китайского средневековья. 2018
      PDF
      Исследование, перевод с китайского, комментарий и приложения М. Ю. Ульянова; научный редактор Д. В. Деопик.
      Китайское средневековое историко-географическое описание зарубежных стран «Чжу фань чжи», созданное чиновником Чжао Жугуа в XIII в., включает сведения об известных китайцам в период Южная Сун (1127–1279) государствах и народах от Японии на востоке до Египта и Италии на западе. Этот ценный исторический памятник, содержащий уникальные сообщения о различных сторонах истории и культуры описываемых народов, а также о международных торговых контактах в предмонгольское время, на русский язык переведен впервые.
      Тираж 300 экз.
      Автор foliant25 Добавлен 03.11.2020 Категория Китай
    • Путь из Яркенда в Балх
      By Чжан Гэда
      Интересным вопросом представляется путь, по которому в прошлом ходили от Яркенда до городов Афганистана.
      То, что описывали древние китайские паломники, несколько нерелевантно - больше интересует Новое Время.
      То, что была дорога из Бадахшана на Яркенд, понятно - иначе как белогорские братья-ходжи Бурхан ад-Дин и Ходжа Джахан бежали из Яркенда в Бадахшан?
      Однако есть момент - Цины, имея все возможности преследовать белогорских ходжей, не пошли за ними. Вряд ли они боялись бадахшанцев - били и не таких.
      Скорее, дорога не позволяла пройти большому конному войску - ведь с братьями-ходжами ушло не 3000 кибиток, как живописал Санг Мухаммад, а около 500 человек (это с семьями), и они прибыли к оз. Шиве совершенно одичавшими и оголодавшими - тут же произошел конфликт из-за стада овец, которое они отбили у людей бадахшанского мира Султан-шаха Аждахара!
      Ищу маршруты, изучаю орографию Памира. Не пойму пока деталей, но уже есть наметки.
      Если есть старые карты Памира, Восточного Туркестана и Бадахшана в большом разрешении - приветствуются, ибо без них сложно.
    • «Чжу фань чжи» («Описание иноземных стран») Чжао Жугуа ― важнейший историко-географический источник китайского средневековья. 2018
      By foliant25
      «Чжу фань чжи» («Описание иноземных стран») Чжао Жугуа ― важнейший историко-географический источник китайского средневековья. 2018
      PDF
      Исследование, перевод с китайского, комментарий и приложения М. Ю. Ульянова; научный редактор Д. В. Деопик.
      Китайское средневековое историко-географическое описание зарубежных стран «Чжу фань чжи», созданное чиновником Чжао Жугуа в XIII в., включает сведения об известных китайцам в период Южная Сун (1127–1279) государствах и народах от Японии на востоке до Египта и Италии на западе. Этот ценный исторический памятник, содержащий уникальные сообщения о различных сторонах истории и культуры описываемых народов, а также о международных торговых контактах в предмонгольское время, на русский язык переведен впервые.
      Тираж 300 экз.