Sign in to follow this  
Followers 0
Чжан Гэда

Наемники-белогвардейцы в Китае или особенности китайского военного дела

42 posts in this topic

Продолжение цитирования дневника Штина:

Все части сейчас стянуты в Цинан. Летом, во время полевых работ, когда китайцы убирают свои хлеба, воевать избегаем и мы, и противник – иначе и самим будет есть нечего. В Китае существуют свои законы гражданской войны. Во-первых, чаще всего воюют тогда, когда вырастает высокий гаолян, который может скрывать передвижение войск. Потом осенью, когда уже все убрано, у крестьян есть несколько скопленных серебряных долларов. Друг в друга китайцы больше стреляют для вида, потерь стараются наносить как можно меньше, и только в последнее время мы, русские, научили их другой войне – с одной стороны большевики, с другой – белые. Китайцы этим недовольны и говорят: «Так воевать – негодная, наша маломало стреляй, играй, играй, и довольно, а ваша шибко много стреляй, много убивай пулао, пухао, шибко пухао!»
Наша группа должна быть вроде как специальной части «особого назначения», только для того, чтобы служить примером для китайцев и посылать их в бой, а самим, оставаясь в тылу, подталкивать их, заставляя держаться. Вместо этого деремся мы, несем потери, наши люди погибают, ради кого и чего?

10 сентября, Таянфу. За Таянфу три дня мы вели бой. Части У местами пытались перейти в контрнаступление. Их отбросили с большими потерями. Дубань – храбрый китаец, все время находится с Нечаевым впереди и огня не боится. У нас – трое человек убитых и восемь раненых. Костров двигается вперед и громит своими броневиками противника.

16, 17 сентября, Таянфу. Стою со своей ротой в резерве. Наши части – впереди. Пришел приказ: «срочно выступать». Поступили сведения, что Костров окружен и находится в критическом положении.

18 сентября. Спешно идем на выручку. Как и следовало ожидать, Костров зарвался. Он еще 10-го числа оторвался от главных сил и пошел прямо на Кайфын. Там он, по-видимому, встретил главные силы У Пэйфу, которые побежали, охваченные паникой. Он гнал их, брал сотнями пленных, еще больше кося из орудий и пулеметов, пока китайцы не догадались, что броневики идут одни, без всякого прикрытия. И вот числа 14-го один отряд отстал и оказался в тылу, взорвал в нескольких местах железнодорожное полотно, а затем броневики были яростно атакованы. Тут выяснилось, что два небольших железнодорожных моста – впереди и в тылу – сожжены. Костров оказался в критическом положении. Ему ничего не оставалось, как взорвать броневики и пробиваться к своим, что он и сделал. Когда броневики взорвали, то оказалось, что китайцев – туча. Они принялись расстреливать наших со всех сторон. В числе первых погибли Костров, командир бронепоезда полковник Букас, майор Репчанский и более 200 нижних чинов были убиты или тяжело ранены и оставлены противнику. Пробиться удалось лишь 137 членам броневых команд во главе с майором Ганелиным.

20 сентября. Весь бронедивизион погиб. Прорвавшиеся сегодня присоединились к главным силам. Говорят, что всем оставленным раненым китайцы отрубили головы, предварительно мучая – выкалывая глаза и выворачивая члены. Дубань рвет и мечет, говорит, что каждому пленному китайцу будет лично рубить голову. Наступаем на Кайфын.

25 сентября, Кайфын. После двухдневных боев с главными силами У Пэйфу, которых, по нашим сведениям, здесь было не менее 20 тысяч человек, мы разбили наголову и заняли Кайфын. Наши потери – небольшие: 10 человек убитых и 36 раненых, из которых трое – тяжело. Ранены в том числе два младших офицера. Печальное зрелище представляют останки наших взорванных бронепоездов. Взяли много пленных, которых Чжан Цзучан передал в руки своих китайских войск. О том, как с ними расправились, лучше и не говорить.

В то же самое время Блюхер о самом тяжелом для кантонцев бое 13.03.1925 г. у деревни Лихусюй в Гуандуне:

Таким образом, основными факторами неуспеха являются: 1) отсутствие управления боем; 2) отсутствие инициативы и 3) отсутствие чувства взаимной выручки. Эти факторы не могут быть устранены ни советами, ни даже инструктированием или даже обучением.

Наряду с этими отрицательными сторонами старших войсковых начальников солдаты, младшие офицеры и некоторые военкомы отличались не только теми качествами, которых не доставало у старших

228

начальников, но и своей редкой доблестью, имея противника не менее пяти человек на одного, и неся громадные потери. Только этой доблести мы, главным образом, и обязаны, что не случилось катастрофы. Поражение и отход 1-го полка Вампу привел бы к общему поражению, ибо достаточно было узнать остальным войскам, что Вампу, не выдержав боя, отступает, как все остальные части были бы морально подавлены, и общая катастрофа была бы неизбежна. Необходимо также отметить и доблесть русских советников, находящихся вместе с бойцами и личным примером ободряющих последних.

По своей длительности (около восьми часов), упорству и большим потерям для полка этот бой - единственный в истории китайской армии.

1-й полк потерял убитыми 38 человек и 148 человек ранеными и около 20 пленными. Многие раненые лежали на поле боя до следующего дня. Невольно хочется сделать сравнение и сказать, что 1-й полк дрался в этом бою так, как мог драться лишь очень хороший полк Крас[ной] армии.

Этим боем 1-й полк вписал в историю китайской гражданской революционной борьбы первую блестящую военную страницу, заслуживающую глубокого изучения, чем и объясняется то внимание, которое я ему уделяю.

При внимательном изучении хода этого боя, то установившееся нелестное понятие о китайском солдате, о солдатском зонтике и т.д., должно умереть. 1-й полк лишь слегка, поверхностно тронутый политработой, показал, что стремящийся к своему национальному освобождению китайский народ в непродолжительном времени выдвинет на свою защиту такую армию, перед которой иронические реплики смолкнут и заменятся восхищением у друзей китайского народа и страхом и ужасом у его врагов.

...

229

Опять таки, даже самый сильный бой китайцев во время Восточного похода в Гуандуне был намного меньше по масштабам (хотя бы с точки зрения потерь матчасти и личного состава), чем разгром бронегруппы Кострова у Кайфэна 18.09.1925. Но в целом, напряженность боев примерно одинакова. Разгром Кострова - всего лишь показатель его бездарной смелости. Китайцы грамотно разбили его бронегруппу, а он исключительно виновен в том, что вел себя не так, как положено командиру его ранга.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Северяне у полевого орудия, ок. 1925 г.

Судя по дизайну конструкции орудия - это уровень 1890-х годов:

post-19-0-46975300-1392382736_thumb.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites

Вот как, по наблюдениям майора Штина, финансировались войска северян:

2 ноября, Цинанфу. У китайцев все просто: Дубань собрал налоги с населения Шаньдунской провинции вперед за несколько лет, а теперь выпустил свои деньги. Чтобы они котировались и шли на уровне серебра, он приказал, чтобы во всех менялках их меняли наравне с серебряными долларами и также принимали. Тем, кто закроет менялку или откажется разменивать по его курсу, – тут же рубят голову. Просто и хорошо! Посмотрели бы наши русачки на все эти поборы, на то, как живет и работает китайский крестьянин и как он питается! Всю землю он обрабатывает на своих плечах, как говорится, голыми руками. Плуг – просто искривленная обточенная рукоятка. Боронят вручную особыми граблями, разбивая комья земли. Возделывают все поле грядками, словно в саду, а не под хлеба. Все сорные травы выдергивают руками, буквально ничего не пропуская.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Сунь Ятсен разрешил своим солдатам собирать налоги от имени правительства. Т.е. солдаты стали частью налогового аппарата.

Плюс солдаты еще и обирали население:

Как на пример налоговой разнузданности можно указать на следующий факт: в деревнях, расположенных в отдалении от Кантона, приходящая на постой часть облагала десятидолларо-

...

61

вым налогом всех девушек, угрожая, в случае неплатежа, превратить их в жен солдат на время их постоя в деревне.

Также были открыты многочисленные кабачки, публичные дома и опиекурильни. Солдат обирали командиры, солдаты обирали население. Правительство постоянно брало займы у купечества, что вызывало его активное противодействие и конфронтацию с шантуанями.

Насильственно заставлять принимать всякие "фантики" на юге не получалось:

Между тем потребности в снабжении армии остановлены быть не могли. Это вынуждало Чэнь Цзюнмина и его генералитет идти на огромное увеличение установленных официальных налогов и целого ряда единовременных сборов, падавших главной своей массой на крестьянство и ремесленников. Чэнь Цзюнмин прибегает к ряду займов в городах, внешне как будто бы обеспечиваемых, а фактически превращающихся в безвозвратные долги. Прибегает к выпуску своих бон, принудительным путем через войска распространяемых среди населения, так как они не представляли никакой ценности, а потому являлись тем же налогом, но только иным путем собираемым.

Острый недостаток средств приводит к тому, что Чэнь Цзюнмин уже в 1924 г. взыскивает с населения большинство налогов за 1925 и 26 год, чем вызывает среди него чувство огромного возмущения и особенно среди безжалостно обираемого крестьянства.

...

107

На вопрос корреспондента: «Правда ли, что Чэнь Цзюнмин решил перейти в наступление?», Фань Шишэнь отвечает: «Чэнь Цзюнмин наступает потому, что у него иссякают средства. Он собрал налоги за 1925 год. Вопрос его жизни и смерти заставляет его наступать. Его зовут сюда также кантонские купцы. Нам не следовало бы вступать с купцами в

109

...
конфликт, который я рассматриваю как наше поражение".

Существенно и то, что 12 долларов выплачивались белому наемнику на руки + он имел котловое и вещевое довольствие от части. А китайский солдат имел всего 12 долларов при высшем разряде службы, но на руки получал максимум 2 доллара.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Как я уже показал выше, 12 долларов на человека - это мало. Фактически, рядовой наемник получал 12 долларов + полное котловое и вещевое довольствие. Т.е. существенно больше - раза в 2.

В то же время китайский солдат получал реально 8-12 долларов в целом (выдаваемое наличными жалование, котловое и вещевое довольствие).

О том, что надо белому человеку в Китае, "как ни странно", пишет сам белый человек, опровергая слова С.С. Балмасова.

Итак, слово майору И.И. Штину:

Эхо, 28 июля 1924 г. Теперь такое время, что прожил день – и ладно. Имею комнату и 30 рублей жалования золотом, т. е. на руки выдают до 65 долларов – и слава Богу. На это, конечно, не разживешься, но мне, совсем одинокому человеку, хватает. ...

26 декабря, Цинанфу. Скоро наше Рождество. Никогда бы не подумал, что проведу его в самом центре Китая, в каком-то Цинанфу!

Жалование платят аккуратно. Мне по чину майора полагается 190 серебряных долларов. На эти деньги вполне можно жить. Едим из общего котла.

При этом, в самый критический момент, когда его уволили из полиции КВЖД, он жил охотой в бесплатной квартире из фондов правления КВЖД, столовался в складчину с местным пасечником, имея от охоты примерно 1-1,5 доллара в день, что составляет отнюдь не 12 долларов в месяц!

1 сентября, станция Эхо. Уволили. По всей линии сократили нескольких русских полицейских, и в их число попал я. Ничего не поделаешь. Чтобы особенно огорчиться – не могу сказать. Человек я одинокий, терять мне нечего. Пока буду жить в пустой сторожке на опытной пасеке, в двух верстах отсюда, мне уже разрешили. Буду охотиться. Сейчас как раз самая хорошая для этого пора, а потом поеду в Харбин и наймусь к Чжан Цзучану. У меня за Германскую войну – Георгиевский крест, и разве здесь мне не дадут роту?

5 сентября, Эхо. Живу как поручик Томас Глан Кнута Гамсуна, в полном одиночестве: пчелы, черная дворняга Шарик и я. На полянке, залитой солнцем, среди густой зелени деревьев, стоят 32 улья. Пчеловод живет дальше, в полуверсты отсюда, в казармах, где теперь помещается детская колония. Сюда приезжают дети железнодорожников, которым нужно лечение воздухом и жизнь на природе. Как и полагается, пчеловод – седой, с большой бородой. Он живет в Маньчжурии 30 лет. Отбывал повинность в одном из Заамурских полков и остался здесь. Жена у него умерла, детей не было, так и живет бобылем. Заодно он исполняет обязанности сторожа бараков, где летом живут дети. Сейчас они пустуют, все уже уехали.

10 сентября, Эхо. Охочусь каждый день. Сам себе жарю и варю фазанов. Какой хороший из них получается суп! Хватает на два дня. Наварил – обед готов к 12, и как раз подходит дед. Вот мы с ним и чифаним. Он приносит китайский разбавленный спирт. Если привыкнуть – ничего идет. Остальных фазанов продаю в вагон-ресторан. Если считать расходы на дробь, порох и прочее, то чистыми в день зарабатываю доллар, а то и полтора. Хорошо бы убить козу.

12–14 сентября, станция Эхо. Говорят, что стоит только захотеть, как все будет! Убил козла, да какого! Вероятно, три с лишним пуда! Вчера же вечером продал его местному китайскому полковнику за восемь долларов, как говорится, без всяких забот и хлопот. Правда, походить пришлось изрядно, лезть по сопкам, зашел Бог знает куда. Нехорошо только – одышка. Значит, дошел. Но в конце концов, ведь ждать-то нечего. Кому я нужен, так-то уж говоря, да и чего особо хотеть жить?

20 сентября, станция Эхо. Заходил к Елене Константиновне Б. О-ской. Она была в Харбине. Говорит, что на дороге обязательно будут большевики и что будто бы Чжан Цзолин уже подписал об этом договор с ними. Интересно знать, как это все будет. Она сама очень беспокоится, ведь у нее на руках сын и мать. Беда! Просто кажется, ей никогда не будет конца. Все, думалось, переживем, а там как-нибудь будет лучше, а вот все наоборот – все хуже и хуже.

24 сентября, станция Эхо. Заходил Т-ев. Охотились, пили водку. Разговаривали про Б. О-скую. Он, кажется, безнадежно влюблен.

2 октября, станция Эхо. Как меняется публика! Говорят, у многих заготовлены «на всякий случай» советские паспорта. Некоторые уже явно начали отмежевываться от белых и их сторониться! Эх, какая же вы сволочь! Поеду в армию, не могу всего этого видеть – тошно как-то.

10 октября, станция Эхо. Конец охоте. Думаю на днях ехать в Харбин и там записаться у Шильникова в армию Чжан Цзучана.

Большевики 3 октября заняли дорогу. Остроумова, Гондатти и Михайлова арестовали и посадили в тюрьму. Остальных пока не трогают, но нечего этого дожидаться.

12 октября. Расстался с Эхо. Здорово выпили на прощание. Сегодня был у генерала Шильникова и получил от него удостоверение и рубль суточных на проезд до Мукдена. Завтра мы отправляемся целой группой. Там нас должен встретить «комендант» – какой-то китайский офицер из армии Чжан Цзучана и отправить дальше.

Итак, имея минимум 1 доллар в день, Штин жил таким образом в бесплатной квартире аж 42 дня. Вывод - за месяц он имел 30 долларов минимум + бесплатное жилье + не имел семьи.

Как-то не сходится бухгалтерия по дневнику Штина с утверждениями Балмасова, этот дневник опубликовавшего!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Снова ложь:

Цитата
Так Русская бригада численностью меньше батальона била полностью укомплектованные китайские дивизии. Известие о боевых качествах русских облетело весь Китай, и они стали популярны у всех китайских маршалов.

Напоминаю - численность дивизии в СССР в те годы была 14 тыс. человек.

Если читать Балмасова без понимания ситуации, может сложиться такое вот превратное представление - 200-800 белых наемников гоняли дивизии по 14 тыс. человек.

Но есть и другие документы. Например, возьмем данные Блюхера по интерпровинциальным и противостоящим им войскам на тот же период, что и начало деятельности нечаевцев. Беру обе стороны - гоминьдановцев и их противников, чтобы понимать, как и что было "в среднем по больнице":

 

Цитата

 

Войска противников Гоминьдана:

Название части / Фамилия начальника / Штыков / Патрон[ов] на бойца / Пулеметов / Патронов на пул. / Орудий / Снар. / Дислокация / Примечание

1-й корп. / Ген. Линь Ху / 10000-12000 / 100-200 / 35 / 350-400 / 8 х 75 мм. / - / Ляньпин / 1) Состав корпуса отличный;

2) Орудия придаются по мере надобности

3) Патронов достаточно

1 дивизия / Хуан Жэньхуан / 3000 /

2 дивизия / Линь Цзюй / 3000 / - / - / - / - / - / Хэюань

3 дивизия / Хуан Син / 3000 / - / - / - / - / - / - / Цюаньнань

4 дивизия / Ван Дэцин / 1500 / - / - / - / - / - / - / Ниннань

5 отд. бр. / Ван Динхуа / 1500 / - / - / - / - / - / - / Ляньпин

2-й корп. / Лю Чжилю / 3000-4000 / 100-200 / 20-25 / 800 / 5 х 75 мм. / 40 / Ляньпин /

                1) Начдив 5-й подчинил себе части умершего брата Мина;

                2) Кроме 6-й бр. части не боеспособны.

5-я див. / Ли Шэн / - / - / - / - / - / - / - / Луньнань

4 отд. бр. / Чэн Пэйчу / - / - / - / - / - / - / - / Хопин

5 отд. бр. / Чжан Хуажу / - / - / - / - / - / - / - / Диннань

7 отд. бр. / Цин Собэнь / - / - / - / - / - / - / - / Лянбэнь

3-й корпус / Хун Шаолинь / 5000-6000 / 200 / 32 / 240-500 / 12x75 мм. / Шаньтоу

1-я дивиз. / Хэ Шуйтин / - / - / - / - / - / - / - / Цзэян-Шаньтоу

2-я дивиз. / Ли Юнфу / - / - / - / - / - / - / - / Чаочжоу

4-я дивиз. / Дэн Гуйшэн /

3 отд. бр. / Цин Гуйюн / - / - / - / - / - / - / - / Фангон

Артполк / - / - / - / - / - / - / - / - / Шаньтоу

Маузеристы / - / Чаочжоу

Учебная бригада / -

4-й корп. / ген. Ли Ибяо / 2000 / 300 / - / - / - / 2 / - / Цюаньнань / Ген. Ли Ибяо во время похода в Цзянси захватил 2000 винт. Комсостав подгот. удовлетвор.

2 бригада / -

5-й корпус / ген. Сю Люэ / 1500-2000 / 120-200 / 17 / 1000 / 6 испорч. 75 мм / - / Сяшань / 1) Вооружение плохое; 2) 50% солдат происход. из банд[итов].

6-й корпус / ген. Ян Куньжу / 3500 / 200 / 27 / 250 / 1 испорч. 24 см. / - / Иечжоу / 4-я и 5-я бриг, самые сильные в боевом отношении

3-я бригада / Лю Фэнсян /

4-я бригада / Тун Цзитин

5-я бригада / Ли Сян

6-я бригада / Ли Цзишэн

6-я бригада / Ли Кэчэн

3 сам.п. и два отряда

1-я кантонск. дивизия / ген. Цен Цинтан / 3500 / 100-150 / - / - / - / - / Шилун / 1) Вооружение плохое, 2) подготовка слабая

1-я бригада / Ван Синъань /

2-я бригада / Цин Хэнань

10-я кантонск. / г. Се Вэньин / 1500-2000 / - / - / - / - / - / Цзэян вблизи Шаньтоу / Вооружение плохое

11 батальон

11-я кантонск. дивизия / Чэнь Сююэ / 1000-1500 / 50-200 / 8 / 200-300 ящ. запас / р. Дунцзян, Бэймяньхуа / Начдив 2-й считается одним из лучших генералов,

боями руководит лично

21 бригада и отдельн. отряд / Цин Хэнань

12-я Кантонская дивизия / Хан Фучэн/ - / - / - / - / - / - / около Шаньтоу-Чаочжоу

12-я Кант. дивизия / Лэн Яньсюн / 900 / 200 / 5 / 40 / 2 x 75 мм. / 50 / Дунгуань / В дивизии солдат больше, чем винтовок

25 бригада / Ma Сюндао

25 бригада / Ло Сяньсян / - / - / - / - / - / - / Паоень

Армия ген. Дэн Бэньин / 7000-8000 / - / - / - / - / - / юго-запад пров. Гуандун

Войска Гоминьдана:

Название и состав частей / Фамилии начальников / Примерн. числен. людей / Количество винтовок / Патронов на каждого / Пулеметов / Патронов на 1 пулемет / Артиллер. и система орудий / Снаряд на 1 орудие / Дислокация

2 кантонская дивизия, ген. Чжан Миндэ 3-я, 4-я бр-ды 5-й, 6-й, 7-й полки

2160

2160

200

7

240

1гор. 75

40

Кантон, горы Белых облаков

1) В роте 80 штык.

2) Винтовки разн. Систем (600 японск.).

3) Орудий 4.

4) 2 санроты по 40 чел. С дорожно-мост. Имуществ.

5) В боевом отношении - хорошая,

6) принимала участие в кампании с самого начала и до конца.

7 отдельн. бригада ген. Сюй Цзэ 13-й и 14-й дополнительные полки

1500

1500

120150

---

6

200

Шитань

1 ) Вооружен, разн. системы.

2) В строевом отнош. подготовлены хорошо, в боевом - слабо.

3) Принимала участие в кампании с самого начала и до конца.

Таблица № 1 (окончание)

16 отдельная бригада 13-й армии ген. Ван Чжоу 31 и 32 п.п.

500

500

100

3

Западнее Дунгуани

1) Состав бандитский.

2) Винтовки разных сист.

3) Принимала участие лишь в самом начале кампан. при занят. Дунгуани

16-й отдельн. полк 8-й отд. бр-ды полковник Юй Инян

700

700

100

1

200

Кантон, горы Белых облаков

Принимала участие с самого начала и до конца, действуя большей частью в составе 2-й дивизии

2 полка «Вампу» и батальон курсантов ген. Чан Кайши

3500

3500

800

Сэнэтьена тяж. 10 руч. 40

15000 2000

2 гор. 75

1 ) Винт. япон. одного калибра

2) В строевой боев, отношен. подготовлены отлично.

3) Ручные пулеметы состояли на вооружении бодигарда.

4) В складах больш. кол. патрон.

Бронепоезд, 3 броневагона

39

35

120

максим

1 Кант. арсенал

3

915

2

4,7 см. 2,7 см.

Вокзал Кантон-Коулунской жел. дор.

1) Личный состав хороший.

2) вооружен, маузера и винтовки

Таблица № 2

СВЕДЕНИЯ О ЧИСЛЕННОМ И ВООРУЖЕННОМ СОСТАВЕ ЮНЬНАНЬСКОИ АРМИИ, НАХОДИВШЕЙСЯ НА ВОСТОЧНОМ ФРОНТЕ

Название части и фамилия начальника / Штыков / Патрон, на винтовку / Пулеметов / Орудий / Дислокация / Примечание

1-й корпус 2-я дивизия ген. Ляо Синчао / 3000 / 150-200 / имеется, число неизвестно / Кантон и по жел. дор. к западу от Цзэнчена /

1) Вооружение разное,

2) Подготовка хорошая. Дивизия имеет большой боевой опыт. Хоть и была включена в число частей наступала на ЧЦМ [Чэнь Цзюнмина] но за все время кампан. не двинулась дальше Шитани.

2-й корпус 3 дивизии 1-я, 2-я, 3-я бриг. / 7000 / 150-200 / имеется, число неизвестно / 5-6 / Кантон и тоже по жел.дор. к западу от Шитани / 2. корп.- один из боевых. Хорошо подготовлен, дисциплин. Имеет большой боевой опыт. Подгот. хорошая как боев., так и строевая. Комсостав хор. подобран. В начале опер, корпус обозначал движение на Боло, но вскоре снялся и ушел к Гуанси против Тан Цзияо.

3-й корпус / генерал Ху Сышунь / 4000 / 100-150 / - / Восточный фронт /

1) Вооружение разное

2) подготовка 5-й дивиз. и проч. хорошая.

 

Таблица 3 СВЕДЕНИЯ О ЧИСЛЕННОМ И ВООРУЖЕННОМ СОСТАВЕ ГУАНСИЙСКОЙ АРМИИ, НАХОДИВШЕЙСЯ НА ВОСТОЧНОМ ФРОНТЕ

Название части и фамилия начальника / Штыков / Патронов на 1 бойца / Пулеметов / Орудий / Дислокация / Примечание

Гуанс. армия / ген. Лю Чжэньхуань / 5000-6000 / 100-150 / 8-10 / 3 / Штаб - Кантон /

1) Вооружение разнообразн., в большинстве винтовки разных систем

1-я дивизии / ген. Ван Цзюхун.

2 див. ген. Янь

Чжаофен

3-я див. ген. Ли

Динцзянь

2000-3000

100-150

Севернее ст. Шитань

Будем именовать их шитаньской или северной гуансийской группой

4-я дивиз.

5-я дивиз. Ли Шунвэй

7 див

2000-3000

100-150

Район Хумыня, правый фланг фронта. Будем именовать хумыньской или южной гуансийской группой.

 

Как видим, средний состав китайской дивизии - около 2000 человек. Вооружение слабое. Не думаю, что у северян было лучше - мы посмотрели армии Гуандуна, Гуанси, Юньнани и увидели довольно однообразную картину.

А в первом бою техническая оснащенность 247 наемников (из них 47 японцев) была намного выше среднестатистического оснащения китайской дивизии - 3 станковых пулемета, 3 миномета и 2 х 75 мм. орудия.

Учитывая, что наемники при этом действовали не в одиночку, а вместе с другими китайскими частями, то слова Балмасова звучат очень неубедительно.

Share this post


Link to post
Share on other sites

К сожалению, в предыдущем посту слетели таблицы, но все же цифры остались и чередование их понятно. Видим, что реально дивизия - это около 2000 человек в среднем, пушек нет или они есть, но в бою (см. выше) не используются. Снарядов, опять же, мало.

На фронт было отправлено 5 орудий по числу полков (одно орудие на полк), причем каждое орудие взяло 50 снарядов. Больше пушек отправлять не было смысла, так как слишком мало снарядов имелось вообще.

На пополнение вновь формируемых батарей пошел арткласс в качестве орудийных номеров и орудийных начальников и 100 солдат как кули для переноски орудий и снарядов.

3 февраля артиллерия Вампу, не закончивши формирования, выступила на фронт в составе 2-х батарей, двухорудийного состава, 170 чел[овек], 2-х офицеров и 150 снарядов.

Вот такие дивизии.

Недаром Блюхер летом 1925 г. уничтожил интерпровинциальность армий и ввел единые штаты по схеме 3:3:3 (3 полка из 3 батальонов по 3 роты в каждом), где рота была в 108 солдат и офицеров.

А с пушками он пришел к выводу о формировании 1-орудийной (!) батареи на каждый полк с придачей орудия полку. Иначе действовать было очень сложно в тех дорожных условиях (на севере могло быть несколько иначе - например, шире использовались гужевые дороги и, соответственно, запряжки из коней или мулов). А на юге 1 орудие переносили так:

Пушку тащат 30-35 человек, которые заменяют 5 лошадей, для переноски же снарядов по-прежнему будут использовать кУли.
На походе артиллерия переносится вьюками на удобных носилках (4 человека на носилки), имеются также и лямки для перевозки на колесах людьми.

Вообще, горные 75 мм пушки образца 1902 г. отличные, есть только один их недостаток - очень тяжелы для переноски людьми.

Для обслуживания этой пушки имелось 6 номеров - студентов арткласса школы Вампу и 30 человек солдат для ее перетаскивания.

А тут еще и сам Балмасов пишет:

До самого конца существования Русской группы в ее составе были китайцы. Ими разбавляли русских из-за их малочисленности и стремления в то же время создать побольше подразделений, чтобы всем честолюбивым дать командирские места.

Т.е. помимо учтенных солдат-русских, были еще и солдаты-китайцы. Уж во всяком случае, пушки, патроны и прочее имущество тащили либо они, либо сгоняемые на принудительные работы местные жители - см. Лао Шэ "Рикша":

http://www.rulit.net/books/riksha-read-2107-4.html

Обычно нерaзговорчивый, Сянцзы решил переброситься несколькими словaми с нaпaрником. Вокруг стоялa гробовaя тишинa.

- Поедем проселочной дорогой. Нa шоссе…

- Дa, дa! - Тот угaдaл его мысль. - Проселочной дорогой спокойнее…

Но не успели они свернуть, кaк были схвaчены солдaтaми.

В это время годa нa горе Мяофэншaнь открывaют хрaмы Для жертвоприношений, однaко ночи все еще холодные, и в одной рубaшке легко зaмерзнуть. А нa Сянцзы не было ничего, кроме стaрой гимнaстерки серого цветa и ветхих военных брюк. Глядя нa это дрaное, пропaхшее чужим потом обмундировaние, он с тоской вспоминaл свою белоснежную рубaшку, добротную куртку и синие штaны - все недорогое, но чистое и приличное. Конечно, есть вещи и получше. Но кaкой ценой они достaются! Сянцзы с гордостью думaл о своем былом достaтке и удaчaх, которые кaзaлись ему теперь особенно знaчительными, и еще сильнее ненaвидел солдaт. Они отняли у него все: одежду, бaшмaки, шляпу, коляску - дaже пояс! А взaмен он получил синяки, ссaдины и волдыри нa ногaх. Одеждa - это пустое, ссaдины скоро зaживут, но он лишился коляски, своей коляски, зaрaботaнной потом и кровью! Онa исчезлa, кaк только он попaл к солдaтaм в лaгерь. Можно зaбыть все невзгоды и огорчения, но кaк зaбыть коляску!


Не тaк-то просто зaрaботaть нa новую. Для этого нужно по меньшей мере несколько лет. Стaрaния его пошли прaхом, придется все нaчинaть снaчaлa, не имея зa душой ни грошa. Сянцзы зaплaкaл. Он ненaвидел сейчaс не только солдaт, но и весь белый свет. Зa что тaкaя обидa?

- По кaкому прaву? - крикнул он и почувствовaл облегчение, но тут же спохвaтился. Не стоит шуметь, глaвное - спaсти жизнь.

Сянцзы не знaл толком, где он. Все эти дни, обливaясь потом, брел зa солдaтaми. Тaскaл тяжести, возил солдaтское имущество, носил нa привaлaх воду, рaзводил огонь, кормил скот. Рaботaл с утрa до ночи, выбивaясь из сил. Нa душе было пусто. А ночью он срaзу зaбывaлся мертвым сном, едвa головa кaсaлaсь земли. Зaснуть бы и не проснуться!

Вот как-то так. Так и воевали.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Уже в первых боях русские столкнулись с непониманием китайского командования. Как красные, так и белые вспоминают «характерный сюжет из 1924 г. Войска Нечаева занимают фронт. В один прекрасный день части У Пэйфу идут на них в атаку. Почти сразу же Нечаев получает приказ: «Стреляй!» По примеру каппелевцев нечаевцы молчат. Серые шеренги противника медленно продвигаются вперед. Приказ повторяется: «Огонь!» Русские окопы молчат. Штаб в третий раз командует: «Стреляй!!! Скорее!» Молчание. И только когда храбрецы У Пэйфу подходят совсем близко, нечаевцы открывают беглый огонь. Большинство нападавших уложены на месте, остальные обращаются в паническое бегство. Из штаба немедленно появляется конный ординарец: «Шэма ваша не исполняй приказ? Шэма раньше не стреляй?!» Нечаев отвечает: «Да потому, что раньше стрелять не имело смысла. Наша тактика – подпустить противника как можно ближе и расстрелять его почти в упор. Это дает наибольший эффект. Нужна только выдержка, но это – дело тренировки». Штаб отвечает на это: «Ваша ничего не понимай! Твоя не можешь слишком много убивай! Убивай не надо, мало-мало пугай надо!»

См. Полевой Е. По ту сторону китайской границы. М.; Л., 1930; Белоусов С. Дважды перевербованный // Проблемы Дальнего Востока. 1992. № 1–3. С. 137.

Таким образом, отличие в подходе к войне налицо - если для местных милитаристов это повод жить безбедно, грабя и разоряя округу десятилетия подряд, то нечаевцы воюют "по-настоящему".

Share this post


Link to post
Share on other sites

Стенограмма беседы Сюй Чунчжи (командующий Кантонской армией) и военного советника Галина (В.К. Блюхера) относительно артиллерии верных Сунь Ятсену войск от 19.11.1924:

Сюй говорит, что орудий и снарядов в армии не хватает. Орудия различных систем. Есть японские 37-кал{ибровые], системы [19]32 года (1900 г., т.е. 32 года Мэйдзи, 37 - калибр в миллиметрах), немецкие 75-кал[ибровые] и шанхайского арсенала образца немецкого.


Галин: Разбираются ли горные пушки?

Сюй: Частично разбираются, если есть инструмент.

Галин: Наши горные пушки разбираются на несколько отдельных частей.

Сюй: Это можно проделать и с нашими пушками. У нас на Юге нет лошадей. Мы переносим пушки при помощи кули (22 человека на пушку). Это очень трудно.

Галин: У нас в начале [19]25 г. будут изготовлены траншейные пушки, которые будут следовать с пехотой. Вес пушки 16 пудов. Пушка разбирается на 5 частей. Быстро разбирается и собирается.


Сюй: Какой калибр?


Галин: 47. Идет в дополнение к тяжелым пулеметам «максим».

ЦПА ИМЛ. Машинописный текст. Подлинник.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Милитаристы-феодалы не имели желания вести серьёзные войны с сокрушительными целями. Их экономическая и военная база была для этого далеко недостаточна… Период войны после китайской революции характеризуется весьма осторожными операциями, рассчитанными на обман врага, кончающимися без особых потерь, а часто и без боёв. Войны велись с ограниченными целями, даже наиболее крупные войны не кончались серьёзным поражением побеждённого, и последний получал возможность скоро оправиться и вновь ввязаться в драку. Именно этот период войн наиболее известен в Европе по тем многочисленным анекдотам, которые ходят про китайскую армию.

Владимир Ефимович Горев (1900-1938), ГРУ РККА, участник Гражданской войны в Китае.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Не читайте ЖЖ http://alter-vij.livejournal.com/214609.html без критического разбора:

Один кули со средней скоростью передвижения пехоты (4,5 км/час для китайских войск тех лет) мог нести около 25 кг груза. 300-350 кули переносили дневной запас риса для одной китайской дивизии. На переноску в разобранном состоянии одного 75-милиметрового орудия с запасом снарядов требовалось до 90 кули. Для одной военной операции требовались десятки тысяч кули. Войска, снабженные таким двуногим обозом, вытягивались на узких тропах в длинные слабоуправляемые колонны.

Как видим, 20-30 человек на 75-мм. орудие по данным Блюхера. И носимый на солдате боезапас составлял примерно 16 кг. (200 патронов) + личные вещи, оружие и т.д.

Зачем кули, которые несут меньше солдата?

И особенно умиляют фото - от Цинов до конца войны с Японией и даже второй гражданской войны (1946-1950)! Все идет как иллюстрация событий 1920-х годов!

Например, маузеристы Сунь Чуаньфана выдаются за шэньсийских солдат Ян Сишаня:

http://alter-vij.livejournal.com/215321.html

(само фото в приложении)

Вывод: подобную Интернет-информацию следует тщательно фильтровать.

P.S. ему еще год назад тут предлагали побывать, но он продолжает в гордом одиночестве дезинформировать читателей.

post-19-0-92216300-1392971969_thumb.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites

Помимо поставок в Гуанчжоу, поставки в Китай из СССР шли и через Калган, в армию Фэн Юйсяна (см. фото):

С марта 1925 г. по июль 1926 г. Национальные ар­мии получили: винтовок — 38 828, патронов японских — 17 029, германских — около 12 млн., патронов для трех­линейных винтовок — 46,2 млн., 48 орудий, 12 горных пушек, более 10 тыс. ручных гранат, 230 пулеметов с патронами к ним, 18 бомбометов, медикаменты и т. п.

До конца октября 1926 г. Национальные армии в соответствии с договоренностью получили от СССР до­полнительно 3,5 тыс. винтовок, 11,5 млн. патронов, 3 са­молета, 4 тыс. шашек, 10 огнеметов и т. д..

Странное упоминание о 17029 "патронах японских" - видимо, хотели сказать про винтовки.

Это из предисловия к воспоминаниям В.М. Примакова (см. фото).

В то же самое время "мукденцам" было поставлено из Европы, Японии и САСШ (из того же источника):

В 1925 г. и в первые два месяца 1926 г. империа­листические державы — Япония, Франция, США предо­ставили фынтяньской клике 204 тыс. винтовок, 15 тыс. карабинов, 70 млн. патронов, 4 самолета и другое во­оружение.

post-19-0-95872000-1392973773.jpg

post-19-0-70585700-1392974177.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites

Скачал беллетризованные записки В.М. Примакова, советника Калганской группы (работал в Китае в мае 1925 - мае 1926 гг.) "Записки волонтера. Гражданская война в Китае".

Сейчас вычитываю, чтобы повесить в приличном виде тут.

Главное, что когда Балмасов берет явно художественное произведение, и на его основе оскорбительно вещает про людей, пальца которых не стоит, становится одновременно противно, смешно и бессильно - как объяснить глупому человеку, что методика для исследования - самое главное? И что факты рассматриваются объективно только при беспристрастном подходе к ним, а не как у таких вот балмасовых!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Все, что написал В.М. Примаков от имени английского волонтера Эванса о нечаевцах в своем художественном произведении (основанном на реальных событиях) "Записки волонтера":

В армии служит большое число русских белогвардейцев, главным обра­зом в воздушном флоте. Из них сформирован особый отряд в 3 тысячи штыков под командованием белого ге­нерала Нечаева.

Генерал Сун Чуан-фан, принадлежавший к упэйфуской группировке, напал на Шанхай с войсками про­винции Аньхой, в которой он был губернатором.

После нескольких дней сражения он наголову разбил шаньдунские части, переманил на свою сторону некото­рые дивизии и нанес жестокое поражение отряду русских белогвардейцев генерала Нечаева.

Возник слух, что захваченным в плен 300 русским белогвардейцам солдаты Сун Чуан-фана отрубили ки­сти рук. Мотивом этого была боязнь, что пленные на­падут на конвой, отнимут у него оружие и снова станут отрядом, способным уйти в горы и вести партизанскую войну. Когда Сун Чуан-фан узнал об этом, он распорядился отрубить пленным и головы, потому что меньше варварства в убийстве пленных, чем в том, чтобы отрубать им руки. Боязнь прессы и общественного мнения заставила его сделать это.

В боях с белыми Сун Чуан-фан овладел их бронепо­ездом, при помощи которого он продвигается в Шаньдун.

Шел бой между войсками Национальной армии и бригадой «белых хунхузов», отрядом русских белогвар­дейцев генерала Нечаева, вступивших на службу к шаньдунскому дубаню Чжан Цзун-чану.

Бригада генерала Нечаева была набрана из эмигран­тов путем вербовки волонтеров. Свирепые, опустившие­ся люди, вошедшие в состав бригады, имели плохую репутацию в Китае. Они отлично сражались, но только тогда, когда им обещали хорошую добычу. Обычно им поручали взять какой-нибудь город, который на несколь­ко дней предоставлялся в их распоряжение. Они с дикой храбростью шли на штурм и, искусные стрелки, хоро­шо обученные тактически, легко выполняли задачу. Но город они подвергали жестокому разгрому, насиловали женщин и грабили все, что представляло какую-нибудь ценность. Притоны Шанхая и Тяньцзиня поставили главный кадр бригады, зараженный всеми пороками дна большого города, почти поголовно сифилитичиый и на­сквозь развращенный. В портовых городах остались их любовницы, опустившиеся русские женщины, торгую­щие собой, — и для этих сифилитичек подвергались раз­грому китайские города.

Жестокая палочная система поддерживала дисцип­лину среди «белых хунхузов».

В пыли, в вое ветра бригада наступала на Мачан. Щегольски одетые офицеры шли вместе с цепями, и их гнусавые голоса беспечных сифилитиков отдавали команды для движения и огня батальонов.

У ст. Мачан укрепилась 1-я дивизия генерала Лу Чжун-лина. После беседы с советником, м-ром Ханиным, знавшим приемы соотечественников, которых он бил ког­да-то в снежных просторах Сибири, генерал Лу Чжун-лин занял укрепленную позицию, прикрытую с фронта ручьем, и отдал приказ стрелкам не открывать огня до первого артиллерийского залпа. Решено было подпустить белых к самому ручью и затем уже открыть огонь. На ст. Мачан в засаде был поставлен бронепоезд: он дол­жен был ворваться в неприятельские цепи и расстрелять их из пулеметов.

На ст. Мачан у телеграфного аппарата сидели ге­нерал Лу Чжун-лин и м-р Ханин. Поставленный рядом с телеграфным аппаратом телефон соединялся с бата­реями и с наблюдательным пунктом, устроенным на кры­ше железнодорожной будки, недалеко от ручья.

Все было готово к бою. М-р Ханин предложил ге­нералу остаться у телефона, а сам решил пройти на наблюдательный пункт, чтобы лично наблюдать неприя­теля и своевременно отдать команду «огонь!».

Он вышел из здания станции и мимо укрытого за зданиями станционных построек бронепоезда прошел к будке.

Из бронепоезда ему махнул рукой Дорен, — он был готов.

— Скоро?

— Скоро. Иду наблюдать, — ответил Ханин.

Он спустился с деревянного перрона и по путям за вагонами стал пробираться к будке. Переводчик шел следом за ним. Они прошли, отворачиваясь от ветра и щуря глаза, защищенные очками от песка, мимо стре­лок и спустились под откос. До будки было около кило­метра.

Пока они шагали по натоптанной тропинке вдоль по­лотна, мимо убранных безрадостных полей, наступавшие белогвардейцы открыли ружейный огонь, и пули запели над их головами.

Возле будки на корточках сидела группа солдат. Их серо-синяя форма сливалась с фоном каменного фунда­мента; их лица были взволнованы особым сдержанным напряжением начинающегося боя.

У будки стоял на земле аппарат полевого телефона. На крыше будки лежал офицер, вооруженный биноклем.

М-р Ханин подошел к будке. Солдаты поднялись и с веселыми улыбками приветствовали его — они при­выкли к его плотной фигуре, затянутой в коричневое кожаное пальто, и к его простым, веселым шуткам.

Поздоровавшись, Ханин обернулся к переводчику:

- Спросите: что, у нас сегодня в гостях белые хун­хузы?

Переводчик перевел. Солдаты заулыбались и закивали головами. Взявшись рукой за лестницу, Ханин ска­зал переводчику:

— Скажите: нас напрасно позвали сюда, нужно бы­ло прислать полицию.

Солдаты расхохотались вместе с переводчиком. По­ка Ханин взбирался по лестнице, один из солдат, под­вижной хэнанец с желто-смуглым лицом, хлопнув переводчика по плечу, ответил:

— Скажите великому господину Ханшу, что он хо­роший «янгуйцзы» («заморский черт»).

Пока переводчик собирался переводить, Ханин уло­вил смысл фразы и, полуобернувшись, серьезно сказал:

— Нет, я не «янгуйцзы». Между вами и нами нет моря. Мы служим одному делу.

И пока солдаты кивками соглашались с переводчи­ком, он забрался на крышу и лег рядом с офицером, который на секунду оторвался от бинокля, чтобы приветствовать его.

Вытащив бинокль из шагреневого футляра, Ханин внимательно осмотрел поля, ощупывая каждый клочок земли.

Прямо от будки уходила насыпь железной дороги и ажурно висел легкий мост через ручей. В нескольких километрах к западу виден был большой Император­ский канал. На мелких квадратах полей по берегу ручья от канала к полотну железной дороги и дальше на во­сток лежали в окопах густые цепи солдат 1-й дивизии.

Солдаты лежали неподвижно, почти не шевелясь. В их позах видно большое напряжение. Цепи белых приближались. Снаряды их артиллерии рвались над око­пами и с воем неслись через головы к станции.

Цепи белых, одетых в китайскую форму, уже недале­ко от ручья. Они идут во весь рост, изредка стреляя. В этом молодцеватом наступлении видно большое неуважение к врагу и привычка быть победителями. Би­нокль отчетливо показывает их небритые лица, заросшие грязной щетиной. В глубине за цепями идут колонны резервов. Тучи пыли застилают горизонт, и воющий ве­тер вихрит поле. Вода в нешироком ручье покрыта кор­кой тонкого льда у берегов, темна и неприветлива, гряз­на в струе ручья. Неприятно, должно быть, идти через нее по пояс и выше в атаку. Цепи приближаются. Они почти у ручья. Не больше трехсот шагов отделяет их от молчащих цепей 1-й дивизий. Ханин оборачивается к телефону и говорит переводчику:

— Скажите генералу Лу, что пора открыть огонь.

Гудит телефон. Проходит несколько томительных ми­нут. Вдруг воздух вздрогнул от тяжкого удара— 12 ору­дий дали залп. 12 гранат разорвались среди наступаю­щих.

И безмолвный ручей ожил: дружные залпы китайских батальонов и огонь пулеметов рвали, били и бросали наземь ряды атакующих.

Несколько минут длился частый огонь пехоты и строчили бесконечную ленту машины пулеметов.

Цепи белых поднялись было на ура, но были приби­ты к земле ровными залпами, в которых чувствовалась спокойная, организованная сила. Напуганные этой силой, они стали медленно отползать, оставляя убитых и раненых.

В это время со станции на всех парах выкатился бронепоезд. Он прошел арку моста, серой глыбой вкатился в середину цепей — и вдруг из обоих бортов полились короткие струйки дыма пулеметного огня и часто за­сверкали желто-алые молнии орудийных ударов.

Белые не выдержали. Их цепи поднялись и в панике бросились бежать, теряя оружие и бросая тяжелые ран­цы.

Их бронепоезд, несколько опоздавший, подошел к полю, но, немедленно атакованный бронепоездом Наци­ональной армии, стал отходить, преследуемый огнем. В течение этого дня генерал Нечаев, потерявший в под­битом бронепоезде своего друга, полковника Чехова, произвел шесть атак; все они были отбиты, и «белые хунхузы» уехали в Цзинань за пополнением.

Это было их первое серьезное поражение, и гене­рал Нечаев опубликовал интервью, в котором сообщал, что считает Национальную армию серьезным против­ником, хорошо обученным и способным устоять против европейских войск.

Считать это документальным описанием событий и упрекать Примакова во лжи просто смешно. Однако С. Балмасов это почему-то делает. Но при этом он постоянно противоречит сам себе, то говоря о высоком жаловании наемников, то сообщая о крайней нужде, преувеличивая дисциплину наемников, не обращает внимания на данные публикуемых им дневников о поголовном повальном пьянстве, частых вензаболеваниях, массовых изнасилованиях китаянок, грабежах...

Вот так делалась история в 1920-е, когда накал борьбы был острым и каждое слово было оружием, и так продолжается сейчас, когда, вместо объективного исследования рождаются подобные химеры под видом монографии, где свалено в кучу все и вся и не дан критический анализ источников (преимущественно личного происхождения).

Share this post


Link to post
Share on other sites

Провожу по ходу дела источниковедческий и методологический анализ работы Балмасова.

На первый взгляд - работа проделана гигантская, но малоэффективная. ГА РФ задействован очень сильно, но очень специфично - практически все использованное - или периодика (белоэмигрантская) или же дневники белоэмигрантов. Документов по Русскому отряду нет. Сильно заметно пренебрежение (даже нарочитое) данными со стороны СССР, а если что и используется, то беллетристика типа очерков Полевого или "дневников" Г. Аллена (Примакова).

Причем в одну обложку и 1924-1928 гг., и все вплоть до 1945 г., что не делает работу лучше.

Потом выложу анализ источниковой базы - удивительные вещи вижу там.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0

  • Similar Content

    • Сахалин и монголы
      By Чжан Гэда
      "Юань вэньлэй"(元文類) о событиях на Сахалине (?) в конце XIII в.
      遼陽威古特
      至元十年征東招討使逹希喇呈前以海勢風浪難渡征伐不到岱音濟喇敏威古特等地去年征行至尼嚕罕地問得烏登額人約蘇稱欲征威古特必聚兵●冬月色克小海渡結凍冰上方可前去先征岱音濟喇敏方到威古特界云云大徳二年正月招討司上言濟喇敏人百戶哈芬○博和哩○等先逃往內和屯與叛人結連投順威古時作耗奉㫖招之千戸巴雅斯以為哈芬等巳反不可招遂止大徳元年五月威古特賊沃棱乘濟喇敏所造黄窩兒船過海至哲哩木觜子作亂八月濟喇敏人諾木齊過海至烏色砦遇內和屯人言濟喇敏人雅竒扎木稱威古特賊與博和哩等欲以今年比海凍過果幹虜掠打鷹人乞討之既而遼陽省咨三月五日濟喇敏百户烏坤濟等來歸給魚糧綱扇存恤位坐移文管沃濟濟喇敏萬户府收管六月五日官軍敗賊於錫喇和屯七月八日威古特賊王博凌古自果斡過海入佛哩河官軍敗之九年六月濟喇敏人吉爾庫報威古特賊刼納木喀等官軍追之不及過扎爾瑪河刧掠至大元年濟喇敏百戸竒徹竒納言威古特約索努呼欲降遣逹哈扎薩至尼嚕罕又濟喇敏人多神努額齊訥來每言約索努呼沃稜等乞降持刀甲與頭日布結結且言年貢異皮以夏間逹喇布魚出時回還云云
      Для памяти - пока лениво возиться. Уже вижу, что Ивлиев не совсем верно переводил.
    • Yingcong Dai. A Disguised Defeat: The Myanmar Campaign of the Qing Dynasty
      By hoplit
      Просмотреть файл Yingcong Dai. A Disguised Defeat: The Myanmar Campaign of the Qing Dynasty
       
      Yingcong Dai. A Disguised Defeat: The Myanmar Campaign of the Qing Dynasty // Modern Asian Studies. Volume 38. Issue 01. February 2004, pp 145 - 189.
      Автор hoplit Добавлен 09.01.2020 Категория Китай
    • Yingcong Dai. A Disguised Defeat: The Myanmar Campaign of the Qing Dynasty
      By hoplit
      Yingcong Dai. A Disguised Defeat: The Myanmar Campaign of the Qing Dynasty // Modern Asian Studies. Volume 38. Issue 01. February 2004, pp 145 - 189.
    • Вечный миф - "трупами завалили"
      By Чжан Гэда
      Потихоньку набирается материал для статьи о бое 21-го уланского при Омдурмане.
      Параллельно возникла мысль - а ведь это интересная иллюстрация против тезиса всяких либерастов, что мол, "трупами завалили"...
      Что такое трупами завалили? Как можно, при не подавленных вражеских пулеметах, добиться успеха, просто бросая на врага неподготовленную и плохо вооруженную пехоту?
      В истории есть целый ряд примеров, когда тезис "трупами завалили" не проходит. И всего 1-2 подтверждения этому тезису (пожалуй, вспомню только Изандлвану и Адуа).
      Начнем по порядку - первые серьезные звонки раздались в колониальных войнах. Как только европейские и мусульманские культуртрегеры стали способны доставить на место нужное количество стрелков, стали наблюдаться серьезные проблемы у местных народностей, которые ранее достаточно успешно противостояли колониальной экспансии, ограничивая колониальные анклавы прибрежной зоной.
      Но даже египетское завоевание Судана в начале 1820-х годов - это еще не то. Потому что еще техника "не доросла". Самая тема начнется после того, как Хайрем Максим в 1884 г. изобрел свой знаменитый пулемет.
      Правда, до этого были митральеза Монтиньи, митральеза Реффи, картечница Гатлинга и т.д., но это было "еще не совсем то"...
    • Идентификация географических объектов
      By Чжан Гэда
      Важная тема - часто сложно идентифицировать тот или иной пункт в Китае, если нет иероглифов названия, а запись сделана в какой-то неупорядоченной системе романизации или кириллизации.
      Например, в марте 1929 г. в Китае погиб итальянский миноносец "Муджа" (Muggia, бывший австро-венгерский Csepel).
      Согласно сообщениям итальянских газет, крушение произошло у скалы Finger Rock, которая в 35 милях южнее маяка Helsham, причем говорится также о другом ориентире - остров Hea Chu в архипелаге Tai Chou, а еще упоминается остров Haickeu...
      Найти что-то невозможно - учитывая, что там даны еще и хронологические привязки типа "миноносец находился в пути 2 часа", то это дает расстояние около 60 морских миль. Но найти что-то там невозможно - островов масса и курс миноносца неизвестен.
      А уж что касается нашей истории с КВЖД... Там вообще половина географических ориентиров не ищется!