Sign in to follow this  
Followers 0
Snow

Джалал ад-Дин Манкбурны на Кавказе

2 posts in this topic

Тимохин Д. М.  Арабо-персидские и армяно-грузинские историки о деятельности хорезмшаха Джалал ад-Дина Манкбурны на Кавказе (1225–1231 гг.)
 
Деятельность хорезмшаха Джалал ад-Дина Манкбурны на Кавказе отразилась в составе исторических сочинений двух разных историографических традиций – арабо-персидской и армяно-грузинской. Исследование этих сочинений важно тем, что позволит проанализировать  сочинения  историописателей  разных  регионов, посвященные оценке деятельности хорезмшаха и содержащие оригинальную аргументацию. Кроме того, это позволит реконструировать сформировавшийся «образ» хорезмшаха, возможные отличия в построении такого «образа» в двух историографических традициях и их причину.


682px-%D0%9F%D0%B0%D0%BC%D1%8F%D1%82%D0%

 
Среди  ранних  арабо-персидских  исторических  сочинений  деятельность  хорезмшаха  Джалал  ад-Дина  Манкбурны  на Кавказе особенно подробно  описана  в  трудах Ибн  ал-Асира  «Ал-Камил фи-т-Тарих»  («Полный  свод  по  истории»)1,  Шихаб  ад-Дин  Мухаммад ан-Насави «Сират ас-Султан Джалал ад-Дин Манкбурны» («Жизнеописание султана Джалал ад-Дина Манкбурны»)2 и Сибта  ибн  ал-Джаузи  (1185–1256  гг.) «Зеркало  времени  в  летописях знаменитостей»3. Среди более поздних памятников отметим труды Джувейни «Тарих-е джахан гошай» («история Миропокорителя»), Рашид  ад-Дина  «Джами  ат-Таварих»4,  Хамдаллаха Казвини  «Тарих-е Гузиде» («Избранные истории»)5.
 
Отдельную группу памятников составляют труды армянских и грузинских историков Киракоса Гандзакеци «История Армении»6, «Летопись»7 епископа Степаноса,  «Летопись»8 Себастаци,  исторические  сочинения  Григора  Акнерци  (инока  Магакии)9,  Вардана Вардапета,  Мхитара Айриванеци, Степаноса  Орбеляна  и Смбата Спарапета. В грузинской историографии той эпохи отметим сочинение XIV в. «Столетняя хроника» или «Хронограф»10, которое является частью грузинского летописного свода «Картлис Цховреба» («История Грузии»), где содержится пласт информации о жизни и деятельности Джалал ад-Дина Манкбурны, в частности о его кавказской кампании.
 
Необходимо отметить, что в отличие от арабо-персидских историков, которые подробно описывали жизнь этого правителя до его прихода на Кавказ, армянские и грузинские историки практически ничего не пишут об участии Джалал ад-Дина в отражении монгольского  нашествия  на Центральную  Азию,  а  также  о  его  индийской «кампании»,  и  предлагают  лишь  самые  общие  сведения  о  жизни хорезмшаха  до кавказской  кампании,  упоминая  зачастую  лишь  о том, что Джалал ад-Дин был вынужден покинуть из-за монгольской угрозы пределы своей страны и бежать на Кавказ.
 
Например, епископ Степанос так описал появление хорезмшаха и  его  армии:  «В  году  674  (1225)  не  было  царя.  <…>  Появился  из Хорасана султан Джелал-ад-Дин, сын хорезмского шаха. Он бежал от  преследования  народа  стрелков.  Разрушая  и  истребляя  страну персов,  он  вторгся  в  страну  армянскую,  предал  ее  огню  и  мечу, разрушил  и  разорил  страну»11.  В  большинстве  арабо-персидских исторических сочинений можно увидеть гораздо более подробную картину жизни хорезмшаха до 1225 г. и без столь явных ошибок, как у епископа Степаноса, который обвинял Джалал ад-Дина в разрушении «страны персов», к чему последний был явно не причастен.
 
Наличие столь кратких и ошибочных сведений о деятельности хорезмшаха до его прихода на Кавказ и его делах можно объяснять по-разному, например  тем,  что  армянские  и  грузинские  историки черпали сведения о ситуации в Центральной Азии от беженцев из этого региона и эти сведения могли быть противоречивы и ошибочны  и  в  большей  степени  касались  монгольских  завоевателей,  а  не династии хорезмшахов. Однако, на наш взгляд, это объяснение сомнительно, поскольку ровно таким же образом получал информацию арабский историк Ибн ал-Асир, однако у него сведения о Джалал ад-Дине  не  только  обширные,  но  и  весьма  точные.  Армянских  и грузинских историков мало интересовали события, которые напрямую не касались их стран, именно поэтому историю деятельности хорезмшаха на Кавказе и в прилегающих регионах они описывали гораздо точнее и подробнее, чем историю его пребывания в Центральной Азии, а тем более в Индии.
 

During_the_battle_of_Indus.jpg

 

Alal_al-Din_Khwarazm-Shah_crossing_the_r

Популярный сюжет - Джалал ад-Дин в полном вооружении пересекает Инд, спасаясь от Чингис-хана

 
По  информации  арабо-персидских  источников,  хорезмшах, покинув  в  1225  г.  территорию  северной Индии,  попал  сначала  на территорию южного Ирана и уже оттуда с большой армией вторгся на территорию Азербайджана. Сместив правителей Азербайджана, Джалал ад-Дин сосредоточил в своих руках власть над обширными территориями Ирана,  части Ирака  и  Азербайджана  и  лишь  после этого начал подготовку к войне с новым соперником – Грузинским царством. Столкновение было неизбежным, поскольку грузинские правители претендовали на ряд территорий Азербайджана и даже на власть над всем этим регионом. «В шаабане 622 г. х. (август 1225 г.) 60-тысячная армия грузин под командованием иване Мхаргрдзели сосредоточилась у крепости Гарни, близ Двина, с намерением начать наступление на Азербайджан»12. Примерно те же цифры сообщали Ибн  ал-Асир  и  епископ Степанос,  у  Джувейни  –  лишь  30  тысяч. Видимо, стоит довериться более ранним источникам: епископ Степанос и Ибн ал-Асир были значительно ближе к месту событий и географически, и хронологически.
 
Ибн ал-Асир упоминал о посольстве султана Джалал ад-Дина к грузинам накануне войны: «Как только он захватил Азербайджан, он отправил посольство к грузинам, чтобы объявить им войну. Они (грузины) ему ответили так: “Татары, о которых ты знаешь, и знал твой отец, который, несомненно, был правителем более могущественным и более храбрым, чем ты, и располагал более многочисленной армией, [эти татары] завоевали ваше государство; затем татары направились против нас. Мы не испугались, и они закончили тем, что бежали от нас”»13. Известно, что целью посольства было формальное  объявление  войны  грузинам.  Возможно,  Джалал  ад-Дин хотел  запугать  врага  и  склонить  его сдаться  без  боя.  Однако  грузинская сторона демонстрировала уверенность в победе и даже указывала  на  то,  что  именно  грузинам удалось  устоять  против  татар. Но известно, что грузинские войска под руководством царя Лаши и военачальника Иванэ были в 1220 г. наголову разбиты монголами. В  той  битве  татары  «Нанесли  великое  поражение  войску  христианскому. Бежали царь и все князья. А неприятель, забрав военную добычу, унес ее в свой стан»14.
 
Армяно-грузинские  историки  не  упоминали  о  хорезмийском посольстве  1225  г.  и,  более  того,  в  своих  сочинениях  выставили агрессором именно Джалал ад-Дина. С их точки зрения, Иванэ собрал войско не для вторжения на территорию Азербайджана, а лишь для  защиты собственно  грузинских  территорий:  узнав  о  захвате хорезмийцами армянского города Гандзак, Иванэ посчитал, что следующей целью завоевателей будет уже Грузия. «Вышеупомянутый северо-восточный народ, именуемый татарами, довел до крайности хорезмийского султана Джалал ад-Дина, разбил его войско и ниспроверг  его  страну. Его  [самого]  обратили  в  бегство  в  Агванк:  он пришел в город Гандзак и захватил его. [Султан] собрал бесчисленное войско из персов, мусульман и тюрок и вторгся в страну армян. Узнав об этом, Иванэ сообщил грузинскому царю и стал собирать большое войско против султана»15.
 
Можно  говорить  о  первом  существенном  расхождении  при описании действий Джалал ад-Дина на кавказе в двух группах памятников: причина такого противоречия очевидна и заключается в том, что арабо-персидские и армяно-грузинские историки пытались выставить виновником столкновения противника. Другое расхождение касается численности войск хорезмшаха. Армяно-грузинские историки писали либо о «бесчисленном войске» Джалал ад-Дина, либо  уточняли,  что  «собрав  двухсоттысячное  войско,  он  (Джалал ад-Дин. – Д. Т.) вторгся в страну армянскую. Грузинский полководец Иванэ, собрав войска, выступил против него войной»16. В свою очередь  арабо-персидские  историки,  в частности  ан-Насави,  подчеркивали количественное превосходство грузин в битве при Гарни над  войском  хорезмшаха,  не  приводя каких-либо  точных  цифр: «Когда он достиг Гарни, то увидел, что грузины расположились на возвышенности, как высокая гора на горе, сплошной черной массой, как беспросветная ночь. Но султан испугался их многочисленности не более чем волки пугаются свободно пасущихся овец, или как голодные львы боятся бродячего скота. Весь тот день он ожидал, что грузины спустятся с гор для сражения, но они не спускались…»17.
 
Двести тысяч солдат хорезмшаха – явное преувеличение, ведь накануне вторжения в Грузию Джалал ад-Дин предпринял попытку захватить Багдад, что стоило ему немалых сил. Прибыв из Индии с небольшим количеством войска (ан-Насави упоминал о 4 тысячах человек18), Джалал ад-Дин копил военные силы, но самым существенным усилением, о котором говорят арабо-персидские историки, был переход к нему на службу Игана-Таиси с 50-тысячным войском. Ни о каких иных столь же крупных силах, присоединившихся к  армии  хорезмшаха,  арабо-персидские историки  не  упоминали. И если считать верным указание на 60-тысячное грузинское войско, то, видимо, армия Джалал ад-Дина была примерно такой же или немногим больше, учитывая потери в ходе «багдадской» кампании.
 
В  армянских  и  грузинских  исторических  сочинениях  можно найти примерно сходное описание сражения при Гарни. «Выступил и Иванэ с грузинским войском и расположился против них, [чуть] повыше. Увидев их, он испугался, застыв на месте, а султан двинул вперед свои войска и пошел навстречу им. Когда увидели это один из грузинских вельмож (звали его Шалвэ) и брат его Иванэ – мужи храбрые и знатные, победоносные в бою, – они велели остальным воинам: “Вы пока подождите. Мы пойдем врежемся в их ряды; если хоть кого-нибудь из них мы вынудим к отступлению, победа будет за нами, наступайте и вы. Если же они победят нас, вы бегите, спасайте свою жизнь!” И они смешались с войском султана и стали тут же громить их. Но воины грузинские, не обратив на это внимания, стали разбегаться так, что во время бегства и товарищей своих не узнавали. И бежали, не будучи преследуемы никем. От страха они бросались  вниз,  и  ущелье  повыше  селения  Гарни было  заполнено ими. Когда  увидели  это  воины  султана,  они  стали  преследовать их, многих вырезали, а остальных сбросили вниз со скал. Султан, поднявшись  на  скалу  над  ущельем,  увидел  это  печальное  зрелище – множество людей и лошадей свалены были, подобно камням, в кучи – покачал головой и сказал: “Это дело [рук] не человека, а лишь  Бога  Всемогущего”»19.  Большинство  армяно-грузинских  историков увидели в поражении грузинского войска при Гарни не заслугу Джалал ад-Дина, а скорее наказание за грехи как вельмож, так и всего грузинского народа. «Божий гнев постиг Иване, он потерпел поражение возле городка Гарни»20.
 
Арабо-персидские  историки  (в  частности,  на  этом  настаивал Ибн  ал-Асир),  подчеркивая  ожесточенность  сражения,  писали  о том, что Джалал ад-Дин отдал приказ не щадить грузин, но при этом именитых  грузин  все-таки  не  убивали:  «Многие  их  командующие вошли  в  число пленных,  а  вместе  с  другими  и  Шалва»21. Скорее всего  сообщение  о  жестоком  приказе  хорезмшаха  подтверждает ожесточенность самого сражения, но вряд ли приказ касался пленников.  После  победы  войска  хорезмшаха  разграбили  Грузию,  но были вынуждены ее покинуть в связи с тем, что хорезмшах получил письмо о якобы готовящемся восстании в Табризе.
 
По некоторым сведениям, грузинские правители пытались переманить на свою сторону некоторых подвластных Джалал ад-Дину правителей, например  Узбека,  атабека  Азербайджана,  отправив  к нему посольство. Это не подтверждают армянские историки, по всей видимости из-за того, что посольство было тайным, однако у Ибн ал-Асира, хорошо осведомленного о делах на Кавказе и Иране, есть следующее описание действий грузин: «Они отказались от своего плана и отправили посольство к Узбеку, правителю Азербайджана, чтобы склонить объединиться с ними, чтобы атаковать Джалал ад-Дина.  Они  побуждали  его  (Узбека)  бояться  этого  правителя (Джалал ад-Дина), и ему говорили: “Если мы не будем действовать сообща, он захватит твое, затем наше»22.
 
Подробно  освещены  в  арабо-персидских  и  армяно-грузинских исторических  сочинениях  взятие  и  разгром  хорезмийцами Тифлиса. В январе–феврале 1226 г. хорезмшах занимался подготовкой ко второму походу против грузин, но накануне он предложил брак грузинской  царице  Русудан.  Обращаясь  к  грузинской  аристократии, он предлагал следующее: «Слышал я, что царствует над вами женщина,  сделайте меня  ее  супругом  и  вашим  царем,  и  одолеем мы всех врагов наших. Когда же вы не примете этого, да разорится царство ваше. И пусть я даже удалюсь, но татары-то ведь пришли, а  противостоять  им  вам  непосильно  и  не  выдержите  вы  борьбы  с ними. Отправь посланника к царице вашей, и поведайте ей все сказанное мною, а именно: не желаю я разорения Грузии, но защиты ее от  врагов  и  при  вашем содействии  моего  усиления  и  пребывании нашем  [во  взаимном]  мире»23.  Это  разумное  предложение  было отвергнуто,  и  началась война:  разгромив,  в  нескольких  боях,  объединенную  армию  грузин,  аланов,  лакзов  и  кыпчаков,  хорезмшах осадил Тифлис.
 
Ибн ал-Асир подробно описал взятие Тифлиса: «Как только он достиг Тифлиса, то оставил в засаде в различных местах большую часть  своего войска.  Затем  подъехал  к  стенам  с  тремя  тысячами конных. Как  только  грузины,  укрывшиеся  в  городе,  увидели  это событие,  они вдохновились  надеждой  победить  врагов,  ввиду  их небольшого количества, и поэтому они проигнорировали, что перед ними  находится Джалал  ад-Дин.  Они  вышли  навстречу  и  атаковали. Джалал ад-Дин отступил перед ними. Их надежда на победу заставила их попасться на эту хитрость; они представили, что враг обратился  бегство,  и  его  преследовали. Но  как  только  достигли тысячи засад, те (воины в засадах) обрушились на них и устроили великую резню»24.
 
Сообщение Ибн ал-Асира содержит любопытную и очень важную деталь  –  описание  тактики,  которую  использовал  Джалал  ад-Дин против грузинского  войска.  Описание  вплоть  до  мелких  деталей совпадает  с  описанием  взятия Самарканда  монголами.  Можно думать, что Джалал ад-Дин использовал в данном случае тактику своих врагов. Мы не находим в источниках сведений о подобной военной тактике хорезмшаха до его возвращения из Индии. Видимо, после битв с монголами при Перване и Синде Джалал ад-Дин решил взять на вооружение ряд тактических приемов, используемых монголами, и сделал это очень эффективно.
 
Тифлис  был  взят  9  марта  1226 г.  не  без  помощи  местных  мусульман, которые открыли городские ворота, и предан страшному опустошению, которое, согласно Ибн ал-Асиру и Джувейни, можно сравнить  с  разгромом Иерусалима  императорами  Веспасианом  и Титом: «Мусульмане взяли город силой, а не капитуляцией, и убили всех грузин, которых там нашли. Джалал ад-Дин не пощадил ни старых, ни малых, кроме тех кто принял ислам, и объявил о принятии мусульманской веры. Мусульманские жители Тифлиса допустили все эти зверства, как убийства, так и грабежи»25. Ибн ал-Асир указывал, что, кроме мирного населения, перебито 10 тысяч пленных воинов  гарнизона, отказавшихся принять  ислам.  Взятие Тифлиса стало  одной  из  самых  кровавых  страниц  в  деятельности  султана Джалал  ад-Дина  Манкбурны.  По мнению Ибн  ал-Асира,  походы Джалал ад-Дина только увеличили упадок и разгром Грузии26.
 
Арабо-персидские  историописатели,  особенно Ибн  ал-Асир, подчеркивали зверства войск Джалал ад-Дина при взятии Тифлиса. Это единственный факт в биографии Джалал ад-Дина Манкбурны, в трактовках которого арабо-персидские и армяно-грузинские писатели совпадают. Так описывал ужасы взятия Тифлиса составитель «Столетней хроники» или «Анонимного хронографа»: «…нещадно они распоясались,  отрывая  от  грудей  материнских  младенцев  и пред  матерями  разбивали  их  о  камень;  у  иных  вышибали  глаза  и мозжили головы и затем умерщвляли матерей; старцев на улицах затаптывали копытами лошадей, зарубали юнцов, и текли кровавые реки. Мозги людей – женщин, старцев и младенцев, волосы и кровь, головы и отсеченные части тел, кишки, растоптанные и затоптанные  лошадьми,  –  все  было перемешано. Не  являли  милосердия, предавали  смерти  отсечением  плеча,  опрокидыванием  навзничь и  распарыванием  живота»27. Однако  даже  после  взятия Тифлиса полностью  подчинить  себе  Грузию  Джалал  ад-Дин  не  смог  из-за дестабилизации собственного государства, волнений в Кермане.
 
Следующий  этап  военных  действий  на  территории Кавказа хорезмшаху  пришлось  отложить  вплоть  до  1228  г.,  поскольку  он сначала был занят наведением порядка на территории собственного государства, а затем ему пришлось отражать попытку монгольского вторжения на территории Ирана и Ирака, закончившуюся битвой при Исфахане  1227  г.  Отметим,  что  и  в  армяно-грузинских,  и  в арабо-персидских сочинениях инициатором новой войны представлены  грузинская  царица  Русудан  и  ее  приближенные,  собравшие под  свои  знамена практически  все  народы Кавказа. Сначала  грузинская армия захватила Тифлис, затем продолжила наступление, чтобы  окончательно уничтожить  хорезмийское  войско.  Однако  в сражении  армия  грузинской  царицы  потерпела  поражение.  Автор «Столетней хроники» писал: «Когда же разгорелся бой пуще, пало с обеих сторон неисчислимое множество людей, гневно глянул Господь на племя грузинское… и одолели войско царское, и бежали от хорезмийцев. Султан же вновь вступил в Тпилиси. И всех, кого где-либо  настигали,  грабили. И разорял  хорезмшах вышеупомянутые страны»28.
 
Как  и  в  случае  с  описанием  битвы  при  Гарни,  главной  причиной  поражения  историку  виделись  грехи  грузинского  народа,  а поражение выступало  логичным  наказанием  за  грехи.  Обратим внимание на то, что грузинский автор отмечал не только военный талант, но и доблесть хорезмшаха, несмотря на зверства его войска в Тифлисе. А в армянских исторических сочинениях Джалал ад-Дин представлен жестоким и свирепым предводителем врагов христиан, лишенным любых положительных качеств (эти отличия в оценках личности Джалал ад-Дина особенно проявились и при описании его гибели).
 
В  арабо-персидских  исторических  сочинениях  описание  этой битвы  лишь  в  некоторых  деталях  отличается  от  сообщений  грузинского автора.  Ан-Насави  повествовал:  «Когда  он  приблизился к упомянутому озеру, столкнулись два авангарда: авангард грузин обратился в бегство, и помощь Аллаха принесла победу. Привели нескольких из них, и он приказал отрубить им голову. Затем султан направился против их войск, а они улетели на крыльях бегства, как пичужки, завидевшие парящих соколов или взмывших с места орлов. Они пустились врассыпную и рассеялись группами по дорогам. Мечи стали искать их плеч и преследовали их, пока не делали их прямыми»29.
 
Анонимный грузинский автор сообщал о «промежуточной» победе грузин в этой битве, о чем нет сведений в сочинении ан-Насави. Сложно сказать, чье описание поражения грузинской армии ближе к истине, ведь обоим авторам тяжело было быть здесь объективными. Возможно  предположить,  что  автор  «Столетней  хроники»,  упомянувший  о  некоторых  возможных  успехах  грузинской  армии,  всего лишь хотел немного скрасить рассказ об ее очередном разгроме.
 
Ряд армянских и грузинских историков рассказывали о событиях из жизни хорезмшаха, прямо не касающихся Кавказа, например о битве при Йассе-Чамана между хорезмийскими войсками и коалицией ближневосточных правителей: «…Коннийский султан Ала ад-Дин Кей-Кубад I создал против Хорезмшаха коалицию, в которую вошли владетель  Дамаска  ал-Малик  ал-Ашраф,  владетель  Хаша Ибрахим Ширкух, владетель Хартаберта Уртук-хан, владетель Халеба Шамс ад-Дин Саваб, султан Майафарикина Шихаб ад-Дин Гази и султан Банйаса  ал-Азиз  Усман»30. 10  августа  1230  г.  в  долине  западного Евфрата у Йассы Чамана произошло сражение, где войска Джалал ад-Дина были разбиты, и он бежал в Азербайджан.
 
Персидский историк Джувейни описывал это сражение, подчеркивая,  что  Джалал  ад-Дин  был  болен  и  слаб:  «Тогда  его  (Джалал ад-Дина) слуги  сказали,  султану  надо  немного  отдохнуть,  пока он  не  наберется  сил,  и  его  штандарты  были  унесены.  Увидав  это, правый  и левый  фланги  подумали,  что  султан  отступает,  и  также повернули назад. Однако поскольку враги посчитали это уловкой султана, задумавшего выманить их на равнину, глашатай, находившийся в центре войска, объявил, чтобы никто не двигался с места и не преследовал их»31. По-видимому, это отчасти может объяснить поражение от сил коалиции ближневосточных владык, чьи войска Джалал ад-Дин не раз побеждал.
 
Армянский  автор,  сообщив  о  создании  коалиции  против  Джа-лал ад-Дина, привел новые подробности о сражении: «И когда они приблизились друг к другу, страх овладел обеими сторонами, и ни одна из сторон не осмелилась начать наступление. Тогда христиане из армян  и  франков,  уповая  на  Бога,  бросились  на  них. Число  их было  невелико  –  меньше  одной  тысячи,  но  могуществом  Христа они ударили  по  войскам  (хорезмийцев)  и  обратили  их  в  бегство. Видя это, напали на них мусульманские войска и, ударив, истребили множество (людей). Сеча продолжалась до захода солнца. Затем султаны  приказали  не  преследовать  отступающих,  якобы  потому, что те были их единоверцами»32.
 
Решающая  роль  армянских  и  европейских  войск  в  битве  10 августа  1230  г.  представляется  весьма  сомнительной.  Об  этом  не упоминали все известные нам мусульманские авторы, а в армянских источниках подобные сведения встречаются только у Киракоса Гандзакеци. Видимо, небольшой отряд армянского войска мог принимать участие в битве, но решающей роли он не сыграл, поэтому источники не упоминали об этом вполне рядовом обстоятельстве. Столь  фантастические  сведения  из  жизни  хорезмшаха  –  одна  из особенностей  армянских  исторических  сочинений,  которым  была мало известна деятельность Джалал ад-Дина вне пределов Кавказа.
 
Арабо-персидские  и  армяно-грузинские  исторические  сочинения подробно сообщали о гибели Джалал ад-Дина Манкбурны в 1231 г.
 
В сочинении Хамдаллаха Казвини говорилось: «Войска монголов искали Джалал ад-Дина. Они его атаковали в Курдистане ночью в середине месяца шаввале года 628 (= 16 августа 1231 г.). Он был пьян и спал. Однако он убежал, показав 1000 хитростей. Он зашел в горы курдов, когда сон завладел им, и он уснул, один курд, страстно желавший его одежды, взял его в плен. Султан был узнан и просил довести  его  в  Ардебил. Курд  увел  его  и  пошел  искать  лошадь,  но другой курд, брат которого был убит под Ахлатом33 войсками султана, убил султана Джалал ад-Дина. Династия Хорезмшахов закончилась, государство попало в руки монголов»34.
 
В  сочинении  личного  секретаря  султана  ан-Насави,  который был  очевидцем  последних  дней  жизни  Джалал  ад-Дина,  обстоятельства гибели султана описывались подробнее: «когда татары напали на него (султана) в селении, как мы об этом уже говорили, его спутники, попавшие в плен, сообщили татарам, что это был султан. Они тотчас же отрядили погоню, послав вслед за ним пятнадцать всадников. Двое из них догнали его, но он убил их, а остальные потеряли надежду захватить его и вернулись. Затем султан поднялся на  гору,  где  курды  стерегли дороги  с  целью  захвата  добычи.  Они, по  своему  обычаю,  поймали  султана  и  ограбили,  как  они  делали это и с другими захваченными ими [людьми]. Когда они хотели его убить, он по секрету сказал их вожаку: “Я в самом деле султан, и не спеши решать мою судьбу. У тебя есть выбор: или доставь меня к ал-Малику ал-Музаффару Шихаб ад-Дину, и он вознаградит тебя, или отправь меня в какую-либо мою страну – и ты станешь князем”. Ии человек  согласился  отправить  его  в  его  страну.  Он  отвел  его  к своему племени, в свое селение и оставил его у своей жены, а сам пошел в горы, чтобы привести лошадей. Во время отсутствия этого человека  вдруг  появился  презренный  негодяй  –  курд  с копьем  в руке. Он сказал женщине: “Что это за хорезмиец? И почему вы его не убили?” Она ответила: “Об этом нечего говорить, мой муж пощадил его, узнав, что он султан”. Курд ответил: “Как вы поверили ему, что  он  султан?  У  меня  в  Хилате  погиб  брат,  который  лучше  его”. И он  ударил  его  копьем  так,  что  другого  удара  не  потребовалось, и отправил его душу в вечный мир. Так злодей пренебрег правом своего  предводителя  и  обагрил  землю  запретной  кровью. И было этим [деянием] разорвано сердце времени, пролит напиток судьбы, из-за  него опустились  знамена  веры  и  разрушено  здание  ислама. Разверзлось небо, молнии которого видели сыны веры, а безбожные и неблагородные боялись его мечей. И сколько сражений он дал в разных краях земли, вырвался в них из клыков смерти и освободился из пасти бедствий! А когда пришло его время, гибель могучего льва случилась от лап лисиц. И лишь всевышнему Аллаху жалуются на беды времени и превратности судьбы! Да!»35. По всей видимости, именно ан-Насави привел наиболее детальную и достоверную историю гибели хорезмшаха. Эта версия в различных вариациях будет фигурировать в более поздних арабо-персидских сочинениях.
 
Несколько  более  туманно  выглядел  рассказ  о  гибели  Джалал ад-Дина в сочинении Рашид ад-Дина, более позднего по времени, нежели сочинение  ан-Насави:  «Султан,  пустившись  один  в  путь, ехал  как  можно  быстрее.  О  его  конце  рассказывают  разное.  Одни говорят, что в горах Хаккар он спал ночью под деревом. К нему подошли  какие-то  бродяги.  Позарившись  на  его  коня  и  одежду,  они распороли ему живот, надели его платье и оружие и пришли в город Амуд36. Некоторые вельможи узнали одежду и оружие султана и их [бродяг] забрали. Владетель Амуда, узнав, в чем дело, казнил их, а [тело] султана перенес в Амуд, похоронил его и построил купол над его могилой. Некоторые же утверждают, что он по своей воле отдал оружие и платье, взял их грубую одежду и в обличье суфия бродил по областям. В общем, как бы то ни было, царствование его прекратилось. Аллах лучше знает истинное положение дел»37. Очевидно, что Рашид ад-Дин был гораздо хуже осведомлен об истинных причинах смерти правителя. Он мог не знать труда ан-Насави.
 
Иные  подробности  излагал Киракос  Гандзакеци:  «А  султан Джалал ад-Дин возвратился с великим позором в страну Агванк – плодоносную  и плодородную  долину,  называемую  Муганской,  и, устроившись там, хотел собрать войско. Тогда татары, вынудившие его к бегству с родины своей, напали на них, погнали до Амида и там  нанесли  жестокое  поражение  его  войску.  В  этом  бою  и  погиб нечестивый властитель. Другие говорят, что когда он бежал пешим, его встретил кто-то и, узнав, убил (мстя) за кровь какого-то своего родственника, которого тот когда-то убил. Итак зло было уничтожено злом»38. В целом армянский историк предлагал версию ан-Насави, опустив при этом некоторые подробности.
 
В сочинении грузинского историка «Столетняя хроника» также говорилось о гибели Джалал ад-Дина: «Узнав об этом, султан спешно собрал всех домочадцев и бежал в Грецию. Татары же пустились за ним вслед и нагнали его в Басиани; увидя татар, хорезмийцы рассеялись. Таким образом, султан остался один, добрался до какой-то небольшой деревушки и заснул под деревом. Заметил это некий человек ничтожный и убил его. Кушак, седло и колчан султана были отделаны  драгоценными  каменьями,  и  из-за  них  был  умерщвлен сей человек – высокий и знаменитый государь»39. Этот рассказ во многом приводил те же сведения, что и Рашид ад-Дин, и с той же степенью знания обстоятельств гибели хорезмшаха.
 
Таким  образом,  арабо-персидские  и  армяно-грузинские  исторические  сочинения,  повествующие  о  деятельности  хорезмшаха Джалал ад-Дина Манкбурны на территории Кавказа, имеют существенные различия. В армяно-грузинских сочинениях, в отличие от  арабо-персидских памятников,  крайне  скудны  сведения  о  деятельности хорезмшаха до прихода на Кавказ. Это возможно объяснять тем, что армянских и грузинских историков мало интересовала деятельность  Джалал  ад-Дина  вне  пределов Кавказа. Косвенным подтверждением  тому  являются описания  военных  и  политических действий Джалал ад-Дина Манкбурны в 1225–1231 гг., прямо не  касающихся Кавказа:  в  большинстве армянских  исторических сочинений такие описания или отсутствуют, или крайне скудны и ошибочны. В этом случае видится та же закономерность: все действия хорезмшаха вне кавказского региона не входят в сферу интересов армянских и грузинских историков.
 
В  свою  очередь,  завоевания  и  политическое  доминирование Джалал ад-Дина на Кавказе описываются в обеих группах памятников одинаково  подробно.  Разница  заключается  в  оценках  этой деятельности:  армяно-грузинские  историки  единодушно  отрицательно отзывались  о  жестокостях  хорезмийского  правителя  и  его войск. В среде арабо-персидских историков нельзя найти подобного единодушия: если большинство авторов, следуя линии ан-Насави, восторженно сообщало о завоеваниях хорезмшаха, то Ибн ал-Асир в  значительной степени  критически  отзывался  о  всей  кампании  в целом и об отдельных ее событиях, что в некоторой степени делает его  точку  зрения схожей  с  сочинениями  армянских  и  грузинских историков.  Отметим,  что  арабо-персидские  историки  видят  в  победах  хорезмшаха  на Кавказе  закономерный  успех  талантливого полководца,  а  их  армянские  и  грузинские  коллеги  оценивали  все победы хорезмшаха как наказания за грехи грузинского народа, не выделяя при этом каких-то особых талантов Джалал ад-Дина.
 
В обеих группах памятников одинаково подробно описывалась гибель  хорезмшаха  Джалал  ад-Дина  Манкбурны. Кроме  того,  в описаниях гибели Джалал ад-Дина намечается очередное расхождение между армяно-грузинскими и арабо-персидскими историками. Последние пишут о его смерти как о большой утрате для всего исламского  мира,  а  ан-Насави  и Сибт  ал-Джаузи  даже  приводят слова старого врага Джалал ад-Дина правителя Джазиры и Хилата ал-Малика ал-Ашрафа: «Вы поздравляете меня с его смертью? Но вы будете пожинать последствия этого, ибо, клянусь Аллахом, его гибель означает вторжения неверных в страны ислама. Теперь нет подобного Хорезмшаху, который был стеной между нами и Гогом и  Магогом»40.  Эти  слова  ан-Насави  точно  отражают  восприятие мусульманским миром смерти Джалал ад-Дина, которая связана с близким нашествием монгольских войск. Армянские и грузинские историки  усматривали  в  смерти  хорезмшаха закономерный  итог жизни жестокого завоевателя и в ряде случаев не скрывали своего восторга по этому поводу.
 
Проанализированный корпус сведений о войнах и завоеваниях Джалал ад-Дина обнаружил сходства и отличия в полноте информации источников и оценках деятельности хорезмшаха, достоверные и недостоверные детали описания. Возможная полная реконструкция  истории жизни  и  деятельности  хорезмшаха  Джалал  ад-Дина Манкбурны  требует  выявления  максимально  полного  корпуса сочинений разных традиций историописания и их сравнительного исследования.
 

Jaloliddin_Manguberdi_orden.jpg

Узбекский орден "Жалолиддин Мангуберди"

 
 
Примечание
 
1. Al-Asir  ibn. Al-Kamil  fi-t-tarih  //  Journal  Asiatique.  P.,  1849–1850.  T.  13–15; Ибн ал-Асир. Материалы по истории Азербайджана из Тарих ал-Камиль (Полного свода истории) Ибн ал-Асира. Баку, 1940.
2. Ан-Насави. Жизнеописание султана Джалал ад-Дина Манкбурны. Баку, 1973.
3. Sibt al-Jauzi.Miraat az-zaman fi tarih al-ayan. Chicago, 1907. Vol. 8. P. 1–2; Idem. Miraat az-zaman fi tarih al-ayan. Haidarabad, 1952. Vol. 8. P. 1–2.
4. Рашид ад-Дин. Сборник летописей. М., 1952. т. 2.
5. Hamdallah Kazvini.Tarihi Guzide. P., 1903. Vol. 1; Idem.Tarihi gouzide. L., 1913. Vol. 14, II.
6. Гандзакеци Киракос. История Армении. М., 1976.
7. Степанос,  епископ. Летопись  //  Армянские  источники  о  монголах.  М.,  1962; история монголов по армянским источникам. сПб., 1873. Вып. 1–2.
8. «Летопись» Себастаци // Армянские источники о монголах.
9. История монголов инока Магакии. сПб., 1871.
10. Цулая  Г.В. Джелал  ад-Дин  в  оценке  грузинской  летописной  традиции  // Летописи  и  хроники,  1980.  М.,  1981;  Анонимный  грузинский «Хронограф» XIV века. М., 2005.
11. Степанос, епископ. Указ. соч. с. 34.
12. Буниятов  З.М. Государство  Хорезмшахов-Ануштегинидов,  1097–1231  гг.  М., 1986. с. 166.
13. Al-Asir ibn.Op. cit. // Journal Asiatique. P., 1849. T. 14. P. 482. Здесь и далее перевод автора.
14. Гандзакеци Киракос.Указ. соч. с. 138.
15. Там же. с. 149.
16. «Летопись» Себастаци // Армянские источники о монголах. с. 23.
17. Ан-Насави.Указ. соч. с. 157.
18. Там же. с. 139.
19. Гандзакеци Киракос.Указ. соч. с. 149.
20. «Летопись» Себастаци // Армянские источники о монголах. с. 24.
21. Al-Asir ibn.Op. cit. // Journal Asiatique. P., 1849. T. 14. P. 483.
22. Ibid. P. 481.
23. Цулая Г.В.Указ. соч. с. 10.
24. Al-Asir ibn.Op. cit. // Journal Asiatique. P., 1849. T. 14. P. 488.
25. Ibid. P. 489.
26. Ibid. P. 492.
27. Цулая Г.В.Указ. соч. с. 11.
28. Там же. с. 13–14.
29. Ан-Насави.Указ. соч. с. 217.
30. Буниятов З.М.Указ. соч. с. 175.
31. Джувейни. Чингиз-хан. История завоевателя мира. М., 2004. с. 319.
32. Гандзакеци Киракос.Указ. соч. с. 149.
33. Ахлат – Хилат.
34. Hamdallah Kazvini.Tarihi Guzide. P., 1903. Vol. 1. Р. 430.
35. Ан-Насави.Указ. соч. с. 287–288.
36. Имеется в виду, вероятно, город Амид.
37. Рашид ад-Дин.Указ. соч. с. 31.
38. Гандзакеци Киракос.Указ. соч. с. 152.
39. Цулая Г.В.Указ. соч. с. 13–14.
40. Ан-Насави.Указ. соч. с. 296; Цит. по: Буниятов З.М.Указ. соч. с. 186.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Тимохин Д. М. Первое вторжение хорезмийских войск на территорию Грузии в 1225 году в исторических источниках

Формирование хорезмийского государства Джалал ад-Дина Манкбурны оказало существенное влияние не только на историю Ирана эпохи монгольского нашествия, но и на прилегающие к нему регионы, в том числе и Кавказ. Начиная с момента своего прибытия из Северной Индии, хорезмшах зарекомендовал себя как достаточно агрессивный правитель, пытающийся любыми способами включить в состав собственных владений все новые и новые территории. Помимо собственно иранских земель в новое хорезмийское государство вошли и отдельные регионы современных Азербайджана, Грузии и Армении, что позволяет по праву считать государство Джалал ад-Дина Манкбурны значительной державой, по крайней мере, в территориальном плане. Большинство из упомянутых регионов были присоединены к новообразованному государству силой оружия, что позволяет говорить о державе Джалал ад-Дина Манкбурны в контексте военной истории того времени.

С исторической точки зрения изучение военных походов хорезмийских войск на территорию Г рузии важно уже потому, что объясняет дальнейшую судьбу этого региона, особенно во время появления там основных сил монголов, а также последующее их господство на этой земле. Именно противостояние Джалал ад-Дину Манкбурны истощило военные ресурсы грузинского царства и во многом сказалось на дальнейших внешнеполитических шагах его правителей. В рамках данной статьи будет привлечено внимание лишь к первому этапу хорезмийской экспансии, которая продолжалась вплоть до 1228 года, в указанный регион Кавказа по следующим соображениям. Во-первых, это позволит лучше уяснить причины подобной экспансии в целом, подчеркнуть, что же конкретно двигало хорезмшахом, который, не успев накопить значительных военных сил, тем не менее, вторгается на территорию Грузинского царства. Во-вторых, рассматривая этот этап грузино-хорезмийской войны, можно ответить на вопрос, почему недавно образованное хорезмийское государство смогло одержать победу над столь серьезным соперником. Наконец, анализ итогов упомянутой кампании 1225 года помогут определиться с причиной дальнейших военных действий Джалал ад-Дина Манкбурны против грузинского государства.

Поставленная в этой работе научная проблема имеет и определенную историографическую актуальность, поскольку специальных работ, где бы внимание было сосредоточено именно на кампании 1225 года, в отечественной и зарубежной историографии мы не находим. Российские и зарубежные исследователи, безусловно, касаются данной проблемы в работах по смежной тематике или посвященной более общим проблемам, не уделяя при этом грузино-хорезмийской кампании 1225 года специального внимания1. Таким образом, как уже указывалось выше, данное научное исследование следует признать первым специальным исследованием упомянутой проблематики, в задачи которого входит, в том числе, и привлечение научного внимания к самой проблеме грузино-хорезмийской войны.

Следует отметить и тот факт, что хорезмийское вторжение 1225 года на территорию Грузии нашло свое отражение в различных группах исторических источников - арабо-персидской, грузинской и армяноязычной. Этот факт придает данной проблематике дополнительную актуальность, поскольку позволяет взглянуть на одно и то же событие с разных позиций, глазами историков, принадлежащих различным этническим, религиозным и культурным общностям. Кроме того, такого рода исследование позволит не только выявить расхождения в описании одних и тех же исторических фактов, но и выделить разницу в описании деятельности самого хорезмшаха Джалал ад-Дина Манкбурны и в оценочных характеристиках этого правителя. Изучение хорезмийской кампании 1225 года сквозь призму информации из разных групп исторических памятников позволит также выстроить и различные образы последнего хорезмшаха и подчеркнуть отличия между ними.

Здесь же хотелось бы сказать несколько слов относительно источников по указанной проблематике и особенно остановиться на арабо-персидских исторических сочинениях, поскольку о памятниках грузинской и армяноязычной историографии того времени мы будем подробно говорить ниже. Важнейшими арабо-персидскими сочинениями, содержащими информацию о деятельности хорезмшаха Джалал ад-Дина Манкбурны на территории Южного Кавказа и о его войне с грузинами в 1225 году, следует признать труды Ибн ал-Асира2, ан-Насави3 и Джувейни4. Это наиболее ранние из дошедших до нас арабо-персидских памятников, в которых предлагается детальное описание, как деятельности последнего хорезмшаха до прибытия на территорию Кавказа, так самой хорезмийской экспансии в этот регион. Указанные авторы не только подробно описывают ход военных действий, но и указывают причины, приведшие к этой войне, анализируют ее итоги и последствия, как для грузинской, так и для хорезмийской стороны.

Подчеркнув значимость проводимого нами исследования, хотелось бы сказать несколько слов о предыстории хорезмийского вторжения на территорию Грузии в 1225 году. На момент вторжения хорезмийской армии Южный Кавказ представлял собой регион, в котором располагалось несколько крупных государственных образований. Это, в первую очередь, Грузинское царство, государство Ширваншахов5, государство атабеков Азербайджана6 и полунезависимый Арран7. Несколько более подробно хотелось бы сказать о первом из упомянутых государственных образований, поскольку это позволит уяснить, с каким противником довелось столкнуться хорезмийской державе Джалал ад-Дина Манкбурны. Это также поможет лучше понимать военное и политическое состояние Грузии в начале XIII века, ее внешнеполитические амбиции и влияние в рамках южнокавказского региона и за его пределами. Все это должно объяснить нам причины, которые подтолкнули еще неокрепшего, в военном и политическом отношении, хорезмшаха, вместо того, чтобы закреплять за собой уже имеющиеся территории, развернуть полномасштабную войну против Грузии.

К началу монгольского завоевания Центральной Азии и Ирана Грузинское царство представляло собой крупнейшее государственное образование на территории Южного Кавказа и продолжало оставаться таковым, несмотря на определенную внутреннюю нестабильность в период правления Георгия IV (1213-1223  гг.). Грузинское влияние было существенным не только в указанном регионе, но и отчасти на территории Северного Кавказа, кроме того регулярные военные походы грузинских армий совершались на территорию государства атабеков Азербайджана и на прилегающие мусульманские земли Ближнего Востока и Ирана, о чем свидетельствуют арабо-персидские историки того времени. В частности, Ибн ал-Асир так характеризует масштабы грузинской экспансии в этот период. «В сведениях предшествующих лет мы уже говорили, что натворили грузины в землях ислама - Хилате8 и его округах, Азербайджане, Арране, Арзане9 Рума, Дербенде Ширвана и в тех областях, которые прилегают к их стране, говорили о том, сколько они пролили крови мусульман, сколько разграбили их имущества и сколько захватили городов. Ежедневно в этих землях мусульмане подвергались унижению и бесчестию. Грузины совершали на них набеги, нападали на них и забирали все, что хотели из их имущества»10.

Несмотря на то, что из описания арабского историка можно сделать вывод, что грузины скорее совершали набеги, нежели пытались вести войны со своими мусульманскими соседями, их государство обладало серьезным военным и политическим потенциалом. О чем свидетельствует подготовка грузин к участию в крестовом походе, которая велась и во время царствования Георгия IV, и в период правления царицы Русудан (1223-1245 гг.). В обоих случаях этому участию помешала внешняя угроза - при Георгии IV таковой стала монгольское войско под предводительством Джебэ и Субэдея, которое в 1220-1221 гг. вторглось на территорию Кавказа. В свою очередь во время правления царицы Русудан такой внешней угрозой становится хорезмшах Джалал ад-Дин Манкбурны, противостояние которому заставляет грузинское государство использовать все имеющиеся для этого ресурсы.

Кратко охарактеризовав состояние грузинского государства накануне хорезмийского вторжения, скажем несколько слов о действиях Джалал ад-Дина Манкбурны до его походов на территорию Кавказа. После разгрома своей армии монгольскими войсками под предводительством Чингиз-хана на реке Инд в 1221 году хорезмшах Джалал ад-Дин Манкбурны покидает территорию своей державы и пытается закрепиться на территории Северной Индии. Подчинив себе целый ряд территорий в указанном регионе и одержав несколько побед над местными правителями, Джалал ад-Дин Манкбурны сумел настроить против себя практически всех своих соседей и предпочел в 1224 году покинуть Индию. «И распространились вести о том, что Илтутмыш, Кубача и прочие владетели Индии, все ее малики (райи), правители (такакира) и наместники областей договорились между собой низложить его. [Они решили] держаться в борьбе с ним берега реки Пянджшир и оттеснить его туда, где бы не было возможности для защиты, и травить его, как ящерицу»11.

После неудачи своей индийской кампании хорезмшах пытается сформировать собственное государство уже на территории Западного Ирана, оттеснив в этом регионе с лидирующих позиций своего брата, Гийас ад-Дина. Усилившись таким образом и территориально, и в военном плане, Джалал ад-Дин Манкбурны первоначально обрушивает свою мощь в 1225 году на Багдад, однако и здесь не достигает существенных успехов. Хамдаллах Казвини пишет по этому поводу следующее краткое сообщение: «султан Джалал ад-Дин направился на Багдад, имел сражение с войсками арабов и вернулся победителем. Затем он пошел в Азербайджан и овладел этой страной12». Таким образом, после неудачи в войне с Багдадом армия хорезмшаха вторгается в пределы государства атабеков Азербайджана, которое первоначально покоряется ему без существенных военных усилий, однако восстание в Табризе 1225 года и истребление там хорезмийского гарнизона, показывает, что его господство на этой территории было не таким уж и прочным.

Осада Табриза получила подробное освещение в сочинении ан-Насави, который, в частности, описывает приготовление к ней следующим образом. «И вот султан двинулся к городу и приказал эмирам приготовить осадные орудия: катапульты, осадные машины и лестницы. Они начали рубить вокруг города деревья, которых было очень много13». Почти неделю хорезмийская армия осаждала город, который сдался на милость победителя 17 раджаба 622 г.х. (25 июля 1225г.), однако вопреки возможным ожиданиям завоеватели были снисходительны к побежденным. Так, несмотря на убийство хорезмийского гарнизона, город не был опустошен, а жители его практически не пострадали, благодаря переговорам между Джалал ад-Дином и Маликой-хатун, супругой последнего атабека Азербайджана, Узбека, и фактической правительницей этого государства до появления на этой территории хорезмийцев. «Жена Узбек-хана, а она - (Малика), дочь султана Тогрула ибн Арслана ибн Тогрула ибн Мухаммада ибн Малик-шаха находилась в Табризе. Она (фактически) управляла страной своего мужа, который был занят собственными удовольствиями - едой, пьянством и игрой в азартные игры»14.

Вернемся к осаде Табриза и отметим подробное описание этого события в сочинении ан-Насави. «Через семь дней после того, как султан окружил город, оттуда вышел посол дочери Тогрула с просьбой гарантировать безопасность ей, ее рабам и слугам, а также сохранение их имущества и жизни с условием, что город Хой будет оставлен за ней и она будет доставлена туда под защитой [султанской] охраны. Султан удовлетворил ее просьбу, и Табриз сдался в шестьсот двадцать втором году (13.I.1225—1.I.1226 - прим. переводчика). Двух своих личных слуг — Тадж ад-Дина Кылыджа и Бадр ад-Дина Хилала — султан приставил к ней в качестве охраны. Они благополучно доставили ее вместе с сопровождающими ее слугами в Хой»15.

Последнее, что хотелось бы отметить в связи с осадой Табриза, заключается в следующем: даже после взятия этого города и подавления восстания хорезмшаху не удалось полностью утвердиться там. Показательным в связи с этим кажется тот факт, что после сдачи города хорезмийцам городское управление по-прежнему возглавлял раис Низам ад-Дин ат-Туграи, чье деятельное участие в восстании подчеркивается арабо­персидскими историками. Однако Низам ад-Дин пользовался в городе всеобщим уважением и почетом, так что хорезмшах не решился его наказать или просто сместить с занимаемой должности. «Он (раис Низам ад-Дин ат-Тургаи - прим. автора) занимался тем, что относился к нуждам подданных. Он удовлетворял их и заботился об укреплении тех, кто был настроен мирно и уважительно, и сдерживал смутьянов и глупцов...»16.

Вполне вероятно, что подобный поступок Джалал ад-Дина должен был, как ему казалось, с одной стороны, успокоить городских жителей, а с другой - помочь новому правителю заручиться их поддержкой. Хотя не следует исключать и того факта, что позиции хорезмшаха в регионе были настолько слабы, что любое его резкое действие могло спровоцировать новое восстание, чего этот правитель стремился всеми способами избежать. В пользу последнего предположения говорит тот факт, что власть хорезмшаха не была прочной и в других областях его государства, в частности в Кермане, о чем свидетельствует его противостояние с правителем этой области, хаджебом Бараком17.

Именно после захвата Табриза можно говорить о начале первой хорезмийской кампании против грузинского государства, однако прежде чем приступить к ее описанию хотелось бы остановиться на следующем моменте. Как уже говорилось выше, действия хорезмшаха Джалал ад-Дина Манкбурны на Кавказе нашли свое отражение не только арабо-персидских, но также в грузинских и армяноязычных исторических сочинениях. По ходу описания хорезмийской кампании против грузинского государства 1225 года мы подробно остановимся на тех различиях в ее описании, которые присутствуют в двух упомянутых группах памятников. Здесь же надо сказать несколько слов об особенностях описания грузинскими и армяноязычными историками биографии хорезмшаха до вторжения на Кавказ, которые особенно заметно на фоне сведений из арабо-персидских источников.

Среди грузинских исторических сочинений наибольшей информацией о хорезмшахе Джалал ад-Дине Манкбурны обладает историческое сочинение XIV века, «Столетняя хроника» или «Хронограф»18, представляющее собой часть летописного свода «Картлис Цховреба» или «История Грузии»19. Автор данного исторического источника, остающийся безымянным, по косвенным данным был младшим современником грузинского царя Георгия V (1314­-1346), в период правления которого Грузия освободилась от монгольского господства. «Автор летописи по его же словам, являлся очевидцем событий данного периода и, как предполагают, даже описал их, хотя дошедший до нас текст повествования обрывается на описании царствования Георгия V. Немаловажным ориентиром в данном случае может быть упоминающееся в «Хронографе» тюркское название Карабаг, заменившее древнее местное Арран не позже середины XIV в. Все это, безусловно, свидетельствует о том, что написание «Хронографа» следует отнести не ранее чем к середине XIV в.»20.

Именно сведения из «Столетней хроники» легли в основу более поздних грузинских исторических сочинений, повествующих о деятельности Джалал ад-Дина Манкбурны на территории Южного Кавказа, в частности «Истории Грузии»21 Парсадана Горгиджанидзе, написанной в последнем десятилетии XVII века в Иране. Так, например, использование упомянутым автором информации из «Картлис Цховреба», приводит к тому, что мы можем наблюдать одни и те же ошибки, которые присутствуют в «Столетней летописи» и в «Истории Грузии». «По словам историка XIV в., потерпев несколько поражений в схватке с монголами, Джалал ад-Дин собрал свои войска и предложил им вместе с семьями, стадами и всем богатством податься в Рум и там обосноваться. «Кто желает, пусть отправляется со мной, - говорил султан, - а кто не хочет, пусть останется дома». Горгаджанидзе полагает, что хорезмшах письменно обратился к грузинской царице Русудан и правителям страны и будто им предложил отправиться вместе с ним в Рум»22.

Грузинские историки подробно описывают деятельность хорезмшаха до вторжения на территорию Южного Кавказа, однако их описание этого периода жизни Джалал ад-Дина Манкбурны изобилует неточностями и ошибками. В частности, автор «Столетней хроники» подчеркивает тот факт, что после ряда поражений от монгольской армии, хотя в арабо-персидских исторических сочинениях имеются сведения лишь об одном, хорезмшах предполагал отправиться со своей армией, семьей и всем двором в Грецию. Вот какую речь произносит перед своими воинами Джалал ад-Дин Манкбурны, если верить средневековому грузинскому историку. «И вот мое решение: поскольку Бог одарил его победами, то по желанию вашему оставим страну сию и, взяв домочадцев своих, богатства и стада, двинемся в Грецию23 и обоснуемся там. Ибо, хотя татары одолели нас, мы же одолеем все прочие племена. Кто же соблаговолит, да примкнет к нам, а кто изъявит желание, пусть останется у себя, ибо воля каждого да пребудет вовеки»24.

Ни о чем подобном не сообщает нам ни один арабо-персидский исторический источник и даже лучше всех осведомленный о планах последнего хорезмшаха, ан-Насави, ничего об этом не пишет. По всей видимости, подобный план действий со стороны Джалал ад-Дина ошибочно приписывается ему грузинским историком, поскольку никаких подтверждений этому в других источниках мы не находим. Однако не следует забывать, что упомянутые неточности и ошибки в грузинских исторических сочинениях существуют на фоне достаточно подробного рассказа о событиях в Центральной Азии и Иране во время монгольского нашествия и о деятельности Джалал ад-Дина в этот период времени, чем не могут похвастаться армяноязычные исторические сочинения.

Хотелось бы отметить, что в отличие от арабо-персидских и грузинских историков, армяноязычные авторы ничего не сообщают об участии Джалал ад-Дина в отражении монгольского нашествия на Центральную Азию, а также об его индийской «кампании». Таким образом, они предлагают самые общие сведения о жизни хорезмшаха до кавказской кампании, упоминая лишь о том, что Джалал ад-Дин был вынужден покинуть из-за монгольской угрозы пределы своей страны и бежать на Кавказ. Часть армяноязычных историков сообщает также и о крушении самого хорезмийского государства, но только в самых общих чертах и с большим количеством ошибок.

Например, епископ Степанос так описал появление хорезмшаха и его армии: «В году 674 (1225) не было царя. В этом году страна наша подвергалась бесчисленным грабежам, безмерным страданиям, ибо с юга воспламенялся огонь гнева, который поглощал красу нашей страны. Появился из Хорасана султан Джелал-ад-дин, сын хорезмского шаха. Он бежал от преследования народа стрелков. Разрушая и истребляя страну персов, он вторгся в страну армянскую, предал ее огню и мечу, разрушил и разорил страну»25. В большинстве арабо-персидских исторических сочинений можно увидеть гораздо более подробную картину жизни хорезмшаха до 1225 г. и без столь явных ошибок как у епископа Степаноса, который, как видно из приведенной цитаты, обвинял Джалал ад-Дина в разрушении «страны персов», к чему последний был явно не причастен.

В другом историческом сочинении, «Летописи Себастаци», находится столь же любопытное описание биографии хорезмшаха Джалал ад-Дина Манкбурны до его вторжения на территорию Кавказа. «В году 674 (1225) два сына хорезмского шаха потерпели поражение от татар, были вытеснены из своей страны, и хорасанский султан Джелал был поставлен татарами в затруднительное положение. А тот [Джелал-ад-дин] пришел и захватил Гандзак»26. В данном случае, автор не только ошибается с датировкой монгольского завоевания хорезмийского государства, но и подчеркивает, что монголы нанесли поражение сразу двум сыновьям хорезмшаха Ала ад-Дина Мухаммада. Несомненно, что и в этом случае написанное армянским историком противоречит информации из арабо-персидских исторических сочинений.

Наличие кратких и ошибочных сведений о деятельности хорезмшаха до его прихода на Кавказ можно объяснить тем, что армяноязычные историки черпали сведения о ситуации в Центральной Азии от беженцев из этого региона и эти сведения могли быть противоречивы и ошибочны. Кроме того, такого рода информация, по всей видимости, в большей степени касалась монгольских завоевателей, а не династии хорезмшахов. Однако это объяснение сомнительно, поскольку ровно таким же образом получал ее арабский историк Ибн ал-Асир, однако у него информация о деятельности Джалал ад-Дина в этот период не только детальная, но и весьма точная. С нашей точки зрения, армяноязычных историков в данном случае мало интересовали события, которые не касались напрямую региона их проживания, поэтому историю деятельности хорезмшаха на Кавказе и в прилегающих областях они описывали гораздо точнее и подробнее, чем историю его пребывания в Центральной Азии, а тем более в Индии.

Возвращаясь к событиям 1225 года, отметим, что между взятием Табриза и началом грузинской кампании прошло совсем немного времени, как сообщают нам источники, менее месяца. Стоит также отметить, что столкновение между хорезмийцами и грузинами было неизбежным, поскольку последние претендовали на ряд территорий государства атабеков Азербайджана и даже на власть над ним, что, естественно, никак не входило в планы Джалал ад-Дина Манкбурны. «В шаабане 622 г.х. (август 1225 г.) 60-тысячная армия грузин под командованием Иване Мхаргрдзели сосредоточилась у крепости Гарни27, близ Двина, с намерением начать наступление на Азербайджан»28. Ибн ал-Асир пишет о грузинском войске, которое составляло более семидесяти тысяч человек29, епископ Степанос и ан-Насави в своих сочинениях приводит примерно те же цифры30, что и Ибн ал-Асир, и лишь у Джувейни мы видим всего тридцать тысяч грузинского войска31. В анонимном грузинском «Хронографе» автор не приводит вообще никаких цифр относительно численности грузинской армии, собранной, как настаивает автор, для отражения хорезмийской угрозы32. Видимо, стоит довериться более ранним источникам: поскольку епископ Степанос и Ибн ал-Асир находились значительно ближе и во временном и в пространственном отношении к месту событий.

Упомянутый выше персидский историк Джувейни приводит весьма противоречивые сведения не только в отношении численности грузинского войска, но и в описании конечной цели грузинского командования. «.грузин, этих нечестивых безбожников, охватило желание овладеть этой страной33, вознамерившись в первую очередь изгнать султана и захватить область Табриза, а затем придти в Багдад и посадить католикоса на место халифа и превратить мечети в церкви, а истинную веру в ложную»34. С одной стороны, такого рода информация в сочинении Джувейни может объясняться уже упомянутыми планами отдельных правителей Грузии принять участие в крестовом походе, в частности речь идет о царствовании Георгия IV и царицы Русудан. Однако упоминание персидским историком Багдада и последующих действий грузин в отношении халифа и ислама позволяет сделать и другие выводы. С нашей точки зрения, здесь совершенно явно прослеживается, в том числе, и неуклюжая попытка Джувейни выставить хорезмшаха защитником веры против грузинской агрессии и их стремления уничтожить чуть ли не большую часть мусульманского мира. Такого рода тенденция свойственна некоторым поздним арабо-персидским сочинениям, в рамках которых формируется «героический образ» последнего хорезмшаха.

Отметим также, что в своем сочинении другой арабо-персидский историк, Ибн ал-Асир, упоминает о посольстве хорезмшаха Джалал ад-Дина Манкбурны к грузинам накануне войны. «Как только он захватил Азербайджан35, он отправил посольство к грузинам, чтобы объявить им войну. Они (грузины) ему ответили так: «Татары, о которых ты знаешь, и знал твой отец, который, несомненно, был правителем более могущественным и более храбрым, чем ты и располагал более многочисленной армией, [эти татары] завоевали ваше государство; затем татары направились против нас. Мы не испугались и они закончили тем, что бежали от нас»36. Нельзя при этом забывать, что другие арабо-персидские историки, в том числе и еще один современник этих событий придворный секретарь Джалал ад-Дина, ан-Насави, ничего не сообщают о факте такого посольства. Отсутствие информации о нем в труде хорошо осведомленного о делах хорезмшаха, ан-Насави, может свидетельствовать о неточности сведений, приведенных Ибн ал-Асиром, однако не следует вовсе исключать возможности такого рода дипломатической миссии хорезмийцев к грузинам.

Целью посольства, если оно действительно существовало, было формальное объявление войны грузинам, и, возможно, Джалал ад-Дин хотел запугать врага и склонить их сдаться без боя. Однако грузинская сторона демонстрировала уверенность в победе и даже якобы указывала на то, что именно грузинам удалось устоять против татар. Последнее заявление, безусловно, сомнительно, поскольку грузинские войска под руководством царя Лаши и военачальника Иванэ были в 1220 году наголову разбиты монголами. В той битве татары «нанесли великое поражение войску христианскому. Бежали царь и все князья. А неприятель, забрав военную добычу, унес ее в свой стан»37.

Армяноязычные историки также не упоминали о хорезмийском посольстве 1225 г. и, более того, в своих сочинениях выставили агрессором именно Джалал ад-Дина. С их точки зрения, Иванэ собрал войско не для вторжения на территорию Азербайджана, а лишь для защиты собственно грузинских территорий: узнав о захвате хорезмийцами города Гандзак38 на территории Аррана, на который активно претендовали сами грузины, Иванэ посчитал, что следующей целью завоевателей будет уже территория собственно Грузии. «Вышеупомянутый северо-восточный народ, именуемый татарами, довел до крайности хорезмийского султана Джалал ад-Дина, разбил его войско и ниспроверг его страну. Его [самого] обратили в бегство в Агванк39: он пришел в город Гандзак и захватил его. [Султан] собрал бесчисленное войско из персов, мусульман и тюрок и вторгся в страну армян.

Узнав об этом, Иванэ сообщил грузинскому царю и стал собирать большое войско против султана»40. Ровно то же самое касается и анонимного «Хронографа», где также агрессором выставлена, по понятным причинам, именно хорезмийская сторона. «Хорезмийцы эти явились на третьем году по преставлении Лаша-Георгия с целью разорения и захвата земель и населения Двина. Проведав о том, атабаг Иванэ и Варам Гагели явились пред царицей Русудан и доложили ей о появлении хорезмийцев и лично великого султана Джалалдина на погибель христиан. Сокрушали они так немилосердно, что не щадили ни женщин, ни младенцев»41.

Можно говорить о существенном расхождении при описании действий Джалал ад-Дина на Кавказе в различных группах памятников: причина такого противоречия очевидна и заключается в том, что с одной стороны арабо-персидские, а с другой - грузинские и армяноязычные историки пытались выставить виновником столкновения противника. Другое расхождение касается уже численности войск хорезмшаха, во главе которых он выступает против грузинской армии. Армяноязычные историки писали либо о «бесчисленном войске» Джалал ад-Дина, либо уточняли, что «собрав двухсоттысячное войско, он (Джалал ад-Дин - прим. автора) вторгся в страну армянскую. Грузинский полководец Иванэ, собрав войска, выступил против него войной»42. Грузинские исторические труды содержат информацию о столь же крупных хорезмийских военных соединениях: «слово это они решили принять и, забрав с собой семьи и все свое достояние, выступили и дошли до Адарбадагана43 в количестве около ста сорока тысяч человек.»44.

В свою очередь арабо-персидские историки, в частности ан-Насави, подчеркивали количественное превосходство грузин в битве при Гарни над войском хорезмшаха, не приводя точных цифр: «Когда он достиг Гарни, то увидел, что грузины расположились на возвышенности, как высокая гора на горе, сплошной черной массой, как беспросветная ночь.»45.

Рассматривая события накануне хорезмийской кампании 1225 года, следует признать, что двести тысяч солдат хорезмшаха - явное преувеличение, ведь накануне вторжения в Грузию Джалал ад-Дин предпринял попытку захватить Багдад, что стоило ему немалых сил. Прибыв из Индии с небольшим количеством войска (ан-Насави упоминал лишь о 4 тысячах человек46), Джалал ад-Дин собирал военные силы на территории Западного Ирана, но самым существенным усилением, о котором сообщают арабо-персидские историки, был переход к нему на службу Игана-Таиси с 50­-тысячным войском47. Об иных крупных силах, присоединившихся к армии хорезмшаха, арабо-персидские историки ничего не упоминают. Если считать верной информацию о шестидесятитысячном грузинском войске, то, видимо, численность армии Джалал ад-Дина Манкбурны была примерно такой же или немногим меньше, учитывая потери в ходе «багдадской» кампании.

Итак, как уже упоминалось выше, решающее сражение между войсками Джалал ад-Дина Манкбурны и грузинской армией произошла у крепости Гарни, и закончилась полным поражением последней. В связи с этим хотелось бы еще раз вернуться к уже частично приведенной в этом исследовании цитате из сочинения ан-Насави, который очень подробно описывает это сражение. «Когда он достиг Гарни, то увидел, что грузины расположились на возвышенности, как высокая гора на горе, сплошной черной массой, как беспросветная ночь. Но султан испугался их многочисленности не более чем волки пугаются свободно пасущихся овец, или как голодные львы боятся бродячего скота. Весь тот день он ожидал, что грузины спустятся с гор для сражения, но они не спускались...48».

Тогда Джалал ад-Дин во главе своих отрядов сам произвел решительное наступление и одержал полную победу, в бою по подсчетам Ибн ал-Асира пало около двадцати тысяч грузинских воинов или даже более49. Ан-Насави в этом отношении более сдержан и упоминает о меньшем количестве убитых. «Поле сражения было покрыто трупами, их было около четырех тысяч, тех, которые пали, спасаясь от жара погони»50. Сказать о том, чьи подсчеты более верны сложно, но, по-видимому, персидский историк должен быть более точен, поскольку находился непосредственно при хорезмшахе. Отметим также, что Ибн ал-Асир также упоминает о том, что Джалал ад-Дин отдал приказ не щадить грузинских воинов, однако в этом же месте своего сочинения пишет, что именитых грузин все-таки не убивали. «Многие их командующие вошли в число пленных, а вместе с другими и Шалва»51. Скорее всего упомянутый арабским историком приказ о беспощадном истреблении никак не отразился на тех знатных и именитых грузинах, которые в результате сражения, тем не менее, попали в хорезмийский плен.

В армяноязычных исторических сочинениях есть примерно сходное с арабо-персидскими сочинениями описание сражения при Гарни. «Выступил и Иванэ с грузинским войском и расположился против них, [чуть] повыше. Увидев их, он испугался, застыв на месте, а султан двинул вперед свои войска и пошел навстречу им. Когда увидели это один из грузинских вельмож (звали его Шалвэ) и брат его Иванэ — мужи храбрые и знатные, победоносные в бою, — они велели остальным воинам: “Вы пока подождите. Мы пойдем, врежемся в их ряды; если хоть кого-нибудь из них мы вынудим к отступлению, победа будет за нами, наступайте и вы. Если же они победят нас, вы бегите, спасайте свою жизнь!” И они смешались с войском султана и стали тут же громить их. Но воины грузинские, не обратив на это внимания, стали разбегаться так, что во время бегства и товарищей своих не узнавали. И бежали, не будучи преследуемы никем. От страха они бросались вниз, и ущелье повыше селения Гарни было заполнено ими. Когда увидели это воины султана, они стали преследовать их, многих вырезали, а остальных сбросили вниз со скал. Султан, поднявшись на скалу над ущельем, увидел это печальное зрелище - множество людей и лошадей свалены были, подобно камням, в кучи - покачал головой и сказал: “Это дело [рук] не человека, а лишь Бога Всемогущего”»52.

Большинство армяноязычных историков считали причиной поражения грузинского войска при Гарни не полководческие способности Джалал ад-Дина Манкбурны или доблесть его солдат, а скорее грехи, как вельмож, так и всего грузинского народа, за которые они понесли такое наказание. «Божий гнев постиг Иване, он потерпел поражение возле городка Гарни. Большая часть его войска [была] сброшена с утеса и скатилась в глубокое ущелье...

Султан же, не встретив сопротивления, возвратился в Табриз»53. В сочинении епископа Степаноса также есть сведения об этом сражении, однако этот историк еще более ярко, чем Киракос Гандзакеци, описывает поражение грузинской армии, как проявление Божьего гнева в отношении этого народа. «.Он (Джалал ад-Дин Манкбурны - прим. автора) вторгся в страну армянскую, предал ее огню и мечу, разрушил и разорил страну. Но, встретившись с нашими армяно-грузинскими войсками54 в Араратской долине, остановился перед ними. Великий полководец Иване выставил [против него] 60 тысяч воинов. Но Божий гнев постиг их за беззаконие и отклонение от праведного пути. Не приняв бой под городком Гарни, без победы [врага] они обратились в бегство. И не от человеческих рук, невидимыми ангелами и бурей мечей они были низвергнуты в глубокие ущелья, где все погибли, а если некоторые и спаслись, то благодаря тому, что они спрятались в крепости Гегард»55.

В сочинении епископа Степаноса сражение у Гарни приобретает еще более религиозно-мистический оттенок, поскольку войско Иване терпит поражение не столько от войск Джалал ад-Дина Манкбурны, как это описывают арабо-персидские источники, сколько от рук ангелов. Подобное наказание было послано свыше Иване и его армии за их «грехи и беззакония», которые с точки зрения летописца и были единственной причиной поражения этого войска. Епископ Степанос, как видно из приведенного выше отрывка, приводит более подробный, нежели у Себастаци, рассказ о битве при Гарни. В частности, в сочинении Себастаци совершенно ничего не сообщается об остатках войска Иване, спрятавшихся в крепости Гегард, там также нет точных данных о численности этой армии, а вот епископ Степанос подчеркивает, что это было 60-тысячное войско.

В анонимном грузинском «Хронографе» или «Столетней хронике» отмечается, что причиной поражения армии Иванэ стало разногласие между самим этим полководцем и другими грузинскими военачальниками, в частности братьями Шалвой и Иванэ, о которых упоминает и Киракос Гандзакеци. Если верить грузинскому историку, военные соединения под командованием указанных грузинских вельмож успешно сражались с хорезмийцами, и для окончательной победы им была необходимо помощь других отрядов, которой, однако, не последовало. «А жестокий бой продолжался. Атабаг Иванэ и войска грузинские, взирая на жаркий бой, не пожалели христолюбивых сородичей своих торельцов и с ними многих славных (соратников), но стояли поодаль. И не изволил пособить атабаг Иванэ, как говорит, из зависти, но не из малодушия»56. Таким образом, с точки зрения грузинского автора, Джалал ад-Дину Манкбурны удалось разгромить грузинскую армию по частям, воспользовавшись ее разобщенностью и несогласованностью действий, а также противостоянию друг другу ее руководителей.

Анализируя описание битвы при Гарни в армяноязычных исторических сочинениях, следует признать тот факт, что некоторые из их авторов вовсе не считают хорезмийскую победу исключительно заслугой самих воинов Джалал ад-дина Манкбурны. Победа досталась Джалал ад-Дину по той лишь причине, что грузины прогневали Бога, а сам хорезмшах и его армия представляют собой что-то вроде наказания Божьего, посланного грузинам. Причина такого отношения армяноязычных историков к поражению грузинской армии, с нашей точки зрения, легко объяснима теми религиозными противоречиями, которые имели место быть на тот момент между Грузинской и Армянской церквями. Обе эти церкви первоначально не приняли положений Халкидонского собора 451 года, в связи с чем продолжали проповедовать монофизитство, но если Армянская церковь не отступила от этой доктрины, то грузинские церковные иерархи, начиная с 608 года, все-таки утвердили положения упомянутого собора. Таким образом, с нашей точки зрения, данное описание битвы при Гарни является всего лишь отражением религиозной дискуссии между монофизитами и диофизитами, что вполне объясняет мнение ряда армяноязычных историков о том, что упомянутое поражение лишь наказание за «грехи» грузин.

В связи с этим можно сделать вывод о том, что и само по себе последующее завоевание хорезмийскими войсками территорий Кавказа выглядят не как закономерная победа, а как проявление Божьего гнева над конкретным народом, а именно над грузинами. С нашей точки зрения такое восприятие хорезмийской угрозы армяноязычными историками позволяет последним уделять мало внимания описанию конкретных военных действий своего противника, использованных им военных приемов и прочего, поскольку вовсе не это способствовало их победе, а вмешательство сверхъестественных сил. Все вышесказанное заставляет осторожно рассматривать картину завоевания областей Кавказа Джалал ад-Дином Манкбурны, которую предлагают упомянутые выше историки.
 
Не следует при этом забывать и того, что не только в армяноязычных памятниках можно встретить неточное описание, как биографии Джалал ад- Дина Манкбурны в целом, так и битвы при Гарни в частности. Например, автор «Истории Сельджуков Анатолии» приводит в своем сочинении следующую биографию последнего хорезмшаха. «После него57 его сын Джалал ад-Дин собрал хорезмийское войско. От Чингиз-хана потерпел поражение. Потери были огромны: из его (Джалал ад-Дина - прим. автора) эмиров сто сорок попали в плен и были обезглавлены. (К такому противнику) осталось уважение в сердце Чингиз-хана, а (его воины) собрали богатую добычу с убитых. (Джалал ад-Дин) покорился. В конце (того) года между ними опять была война. А потом мир был заключен. После этого (Джалал ад-Дин) собрал войско и в вилайет Горджестан58 отправился, Иванэ, который был султаном Горджестана, войско свое собрал и выступил против него. Грузины потерпели поражение. Султан приказал, чтобы к неверным проявили немного уважения. Потери были такие, которые редко случались в иные дни: Иванэ же его предводители сообщили, что шестьдесят тысяч человек потеряли. Мусульмане подобной победы (здесь) еще не осуществляли. После этого Иванэ собрал вокруг себя эмиров и решил покориться. Пообещали они Тамару, которая была дочерью Иванэ, выдать замуж за Джалал ад-Дина»59.

Анонимный автор упомянутого выше сочинения XIV века, как видно из этой цитаты, не только допускает ошибки в описании монголо-хорезмийской войны, но и существенно видоизменяет картину битвы при Гарни по сравнению со всеми известными нами арабо-персидскими историческими сочинениями по данному вопросу. Кроме исторических неточностей и ошибок автора памятника интересно упоминание о том, что дочь Иванэ, Тамара, станет причиной ссоры между Джалал ад-Дином и его братом Гийас ад-Дином60, о чем молчат все известные источники. Таким образом, следует подчеркнуть, что среди арабо-персидских памятников также можно найти труды, в которых авторы существенно искажают биографию Джалал ад-Дина Манкбурны и картину монгольского завоевания Центральной Азии и других регионов Востока.

В свою очередь, в составе грузинских исторических сочинений, в частности в анонимном «Хронографе», победа хорезмийских войск при Гарни видится автору не как проявления Божьего гнева, а как вполне закономерная победа сплоченной армии Джалал ад-Дина Манкбурны над разобщенным противником. С точки зрения грузинского историка своей победой хорезмшах обязан не столько своим полководческим талантам или же силе и многочисленности войска, сколько действиям отдельных предводителей армии противника. Однако стоит отметить, что упомянутое выше историческое сочинение было востребовано далеко не всеми грузинскими историками, иначе сложно объяснить те ошибки, которые допускает в своем описании хорезмийского вторжения на территорию Южного Кавказа Давид Багратиони, чьему перу принадлежит сочинение «История Грузии». Так, автор этого сочинения не только не упоминает о произошедшей битве при Гарни, но и путает Джалал ад-Дина Манкбурны с египетским султаном Салах ад-Дином. «Начало ее царствования было спокойно, но впоследствии возмущалось оно пагубными вторжениями неприятелей в пределы иверских владений. Джалалдин или Саладин, бывший потом египетским и сирийским султаном, опустошив Армению и Ахалцихскую область, вступил с многочисленными войсками в Иверию и предложил царице Русудане быть его женою. Дабы избежать насилий сего жестокого неприятеля, царица Русудана удалилась в город Кутайс»61.

После победы в битве при Гарни события развивались следующим образом: войска Джалал ад-Дина Манкбурны захватили город Двин62, а затем двинулись вглубь грузинских территорий, чему способствовала помощь представителей мусульманской элиты, благодаря которой войска хорезмшаха быстро и беспрепятственно прошли через горы. «Во время этих событий на службу к Джалал ад-Дину перешли бывшие вассалы Атабеков Азербайджана - владетели Сурмари (на южном берегу Аракса) Шариф ад- Дин Уздере и Хустам ад-Дин Хыдр. Оба владетеля Сурмари в качестве проводников показали дорогу войскам султана через перевалы и ущелья вглубь грузинских земель63».

Уже у современников Джалал ад-Дин Манкбурны не вызывал никаких сомнений тот факт, что если бы не внезапное донесение о ситуации в Табризе, Грузия была бы захвачена хорезмийцами уже в 1225 году, поскольку сколько-нибудь значимых военных сил, способных им противостоять, после поражения при Гарни в этом регионе не осталось. «И если бы не пришло к нему известие из Табриза, вынудившее его вернуться, он без труда и особых усилий захватил бы эту страну, поскольку жителей ее почти не осталось - кто был убит, кто взят в плен, а кто оказался в изгнании»64.

Согласно версии, которую предлагает нам ан-Насави, события развивались так: Джалал ад-Дин Манкбурны во главе своей армии двигался в направлении Тифлиса, когда его настиг гонец с письмом от везира Шараф ал-Мулка. В этом письме раис Табриза, Шамс ад-Дина ат-Туграи, и его племянник, Низам ад-Дин, обвинялись в попытке убить самого везира, поднять восстание против хорезмшаха и передать Табриз атабеку Узбеку. По мнению ан-Насави, донос был явно лживым, однако из-за него Джалал ад- Дину пришлось прервать свой грузинский поход и вернуться в Табриз65. Нельзя не отметить того факта, что Ибн ал-Асир в своем труде подчеркивает, что это донесение хорезмшах получил еще до начала кампании против грузин, но решил сначала разгромить своего противника и только после этого заниматься проблемами Табриза66. С другой стороны, более ни в одном из известных нам арабо-персидском памятнике такой версии развития событий мы не встречаем, что заставляет крайне осторожно отнестись к точке зрения упомянутого арабского историка.

В остальном же авторы источников практически единодушны: когда хорезмшах прибыл в Табриз «Шараф ал-Мулк предстал пред ним с лжецами и негодяями, которые засвидетельствовали против ат-Туграи и сына его брата ту ложь, что ранее была передана султану67». Джалал ад-Дин Манкбурны произвел скорый и, если верить ан-Насави, не совсем справедливый суд: Шамс ад-Дин был заточен в тюрьму, а его племянник казнен. Лишь в 1228 году хорезмшах осознал, что ошибся и восстановил Шамс ад-Дина в его прежней должности, однако это произошло уже в тот период, когда Джалал ад-Дин перестал доверять своему везиру Шараф ал-Мулку - главному доносчику на раиса Табриза68. Таким образом, грузинская кампания 1225 года была прервана вовсе не по воле последнего хорезмшаха, а из-за не зависящих от него обстоятельств. Последующее завоевание Грузии было отложено Джалал ад-Дином Манкбурны, что позволило его противнику придти в себя, собраться с силами и подготовиться к новой войне.

Подводя итоги этого исследования, в первую очередь хотелось бы подчеркнуть, что сама по себе кампания 1225 года была обусловлена не только стремлением хорезмийской стороны утвердиться в Грузии, но и претензиями последней на территорию государства атабеков Азербайджана. По всей видимости, именно земли, принадлежащие упомянутым атабекам, а также часть территорий Аррана69, и стала яблоком раздора между молодой хорезмийской державой и ее соседом. Как сообщают нам исторические источники, обе стороны были готовы к военному столкновению и собрали для этого достаточно большие и примерно равные по численности армии. При таком соотношении сил победа досталась более опытному хорезмийскому войску, которое возглавлял один из талантливейших полководцев своей эпохи - Джалал ад-Дин Манкбурны. Сама по себе битва при Гарни стала не только серьезным поражением грузинского войска, которое понесло значительные потери, но и дала возможность их противникам развить успех за счет дальнейшего завоевания грузинских территорий. Лишь стечение обстоятельств не позволило войскам Джалал ад- Дина захватить обширные территории грузинского государства уже в 1225 году.

Необходимо также сказать несколько слов о том, какое отражение нашла хорезмийская кампания против Грузии 1225 года в исторических сочинениях - арабо-персидских, грузинских и армяноязычных. Первое, что необходимо подчеркнуть, касается деятельности хорезмшаха, накануне упомянутой военной кампании: арабо-персидские историки приводят в основном подробные сведения по этой проблеме, их армяноязычные коллеги предпочитают либо краткие и ошибочные сведения по этой проблеме, либо не пишут о ней вовсе. Со своей стороны, грузинские исторические источники сочетают в себе подробное описание деятельности Джалал ад-Дина Манкбурны до вторжения на территорию Южного Кавказа с большим количеством неточностей и ошибок. В отношении армяноязычных памятников, на наш взгляд, это следует объяснять тем, что действия Джалал ад-Дина в других регионах до вторжения в Грузию были малоинтересны их авторам или они просто не имели об этом достаточной информации. Скорее всего, те из авторов, кто упоминал о биографии хорезмшаха до 1225 года, опирались в основном на слухи и рассказы беженцев, не подвергая их критическому рассмотрению, что, естественно, сказалось на точности их описаний этого периода жизни Джалал ад-Дина Манкбурны. Грузинские же историки, хоть и предлагали более подробные сведения, тем не менее, черпали информацию из подобных источников, как и армяноязычные авторы, что объясняет упомянутые ошибки и неточности.

При описании самой кампании 1225 года арабо-персидские, грузинские и армяноязычные историки в некоторых аспектах существенно противоречат друг другу. В первую очередь, как уже отмечалось в этом исследовании, они приводят разное соотношение военных сил противостоящих сторон и вполне понятно, что последние несколько преувеличивают количество хорезмийских войск, вторгнувшихся на территорию грузинского государства. Естественно, если анализировать ситуацию в хорезмийской державе накануне войны, то следует признать, что, в частности, двести тысяч солдат, а именно столько было в войске хорезмшаха согласно некоторым армяноязычным историкам, явное преувеличение. Косвенно об этом говорят и арабо-персидские авторы, нигде не упоминая о том, что к войску Джалал ад-Дина могли присоединиться накануне кампании существенные военные подкрепления, чтобы в сумме его армия могла составить упомянутые двести тысяч бойцов. Следует признать, после сравнения информации из различных памятников, что силы сторон были примерно равны по численности воинов друг другу и составили с обеих сторон примерно шестьдесят тысяч человек.

Следующий важный момент касается битвы при Гарни, победа в которой, как считают арабо-персидские историки, является целиком и полностью заслугой последнего хорезмшаха и его армии. Армяноязычные историки видят в этом поражении результат гнева Божьего за «грехи» грузин, и, таким образом, последний хорезмшах становится лишь орудием Божием, и заслуги самого Джалал ад-Дина в этой победе нет. Более того, некоторые из приведенных авторов, описывают поражение войска Иванэ, как дело рук не человеческих, но ангельских, что также уменьшает вклад последнего хорезмшаха в эту победу. Конструирование образа «бича Божьего» армяноязычными историками позволяет им подчеркнуть, с одной стороны, правильность собственных религиозных убеждений, а с другой - продемонстрировать то, каким может быть «наказание» для еретиков, каковыми являлись диофизиты для монофизитской Армянской Церкви. Рассматривая битву при Гарни с позиций армяноязычных авторов, можно увидеть в этом поражении лишь результат вмешательства сверхъестественного в человеческую жизнь, которое само по себе является наказанием для грузинского народа, чья Церковь приняла положения Халкидонского собора 451 года, отвергнутые Армянской Церковью.

Описывая события битвы при Г арни, грузинские историки подчеркивают значение разногласий среди грузинского командования, которые, с их точки зрения, и стали главной причиной поражения. Таким образом, в составе этой группы памятников, в большей степени в анонимном «Хронографе», создается «образ» последнего хорезмшаха, как удачливого и жестокого полководца. Однако особых заслуг Джалал ад-Дина Манкбурны в победе над грузинской армией эти историки не видят, предпочитая выставлять на первый план уже упомянутые разногласия среди военачальников этой армии. При этом надо отметить практически полное отсутствие в грузинских исторических сочинениях того образа «бича Божьего» в отношении хорезмшаха, о котором говорилось выше.

Большинство арабо-персидских историков формировали «образ хорезмшаха», как великого полководца и, естественно, что в их сочинениях победа в битве при Гарни будет целиком и полностью заслугой Джалал ад - Дина Манкбурны. Те же из арабо-персидских историков, которые иначе описывали деятельность последнего хорезмшаха и критически подходили к ее изучению, как например, Ибн ал-Асир, будут описывать хорезмшаха, как талантливого, но крайне жестокого полководца, делая особый упор в своих сочинениях на упоминании о расправе над пленными грузинами. Безусловно, даже критики Джалал ад-Дина Манкбурны, не будут сомневаться в его вкладе в победу над грузинской армией и это следует объяснять в большей степени религиозным фактором, однако им ничто не мешает подчеркивать, что этот исторический деятель был крайне жестоким по отношению к пленным или мирным жителям. Важно помнить и то, что о факт резни пленных грузин в битве при Гарни упоминает только Ибн ал-Асир. Таким образом, мы видим целых три образа последнего хорезмшаха, сформировавшихся в рамках арабо-персидской, грузинской и армяноязычной исторической литературы, что является дополнительной мотивацией для критического изучения источников по указанной проблеме.

Примечания

1. Аветисян В. Монгольское нашествие на Армению (XIII в.) // Московский институт востоковедения. Труды. М., 1939. Сб. 1. С. 125-143.; Али-Заде А.А. Монгольские завоеватели в Азербайджане и сопредельных странах в XIII - XIV вв. // Вопросы истории. 1952. № 8. С. 59 - 65.; Али-Заде А.К. Из истории государства Ширваншахов в XIII - XIV вв. // Известия АН Азербайджанской ССР. 1949. № 8. С. 78 - 110.; Анчабадзе З.В. Из истории средневековой Абхазии (XI - XVII вв.). Сухуми, 1959. 306 с.; Анчабадзе Г.З. Источниковедческие проблемы военной истории Грузии. (Исследование грузинских исторических сочинений). Тб., 1990. 256 с.; Ашурбейли С. Государство Ширваншахов (VI-XVI вв.). Баку, 1983. 306 с.; Бабаян Л.О. Социально-экономическая и политическая история Армении в XIII - XIV веках. М., 1969. 336 с.; Бабаян Л.О. Очерки историографии истории Армении эпохи развитого феодализма (IX - XIII вв.). Ереван, 1981. 392 с.; Буниятов З.М. Государство Хорезмшахов-Ануштегинидов 1097-1231г. М., 1986. 247 с.; Буниятов З.М. Государство Атабеков Азербайджана (1136-1225). Баку, 1978. 271 с.; Галстян А.Г. Завоевание Армении монгольскими войсками // Татаро-монголы в Азии и Европе. М., 1977. С. 166-186.; Гусейнов Р.А. Иракские Сельджукиды, Ильдегизиды и Закавказье // Палестинский сборник. Л., 1970. Вып. 21: Ближний Восток и Иран. С. 185­198.; Ибрагимов Д. К истории государства Ширваншахов Азербайджана (1072 - 1382). // Азербайджанский государственный университет. История и философия. 1964. Вып. 4. С. 17 - 30.; История Грузии. С древнейших времен до 60-х гг. XIX в. / Сост. Н.А. Бердзенишвили, В.Д. Дондуа, М.К. Думбадзе, Г.А. Меликишвили, Ш.А. Месхиа. Тб., 1962. т. I. 510 с.; Петрушевский И.П. Из героической борьбы Азербайджанского народа в XIII - XIV веках. Баку, 1941. 64 с.; Цулая Г.В. Джелал ад-Дин в оценке грузинской летописной традиции // Летописи и хроники. 1980 г., "Наука", М. 1981. С. 1-14.; Agbal А. Tarih-i mawsalei-e Iran. Az jomlei-e Chingiz ta tashkil doulate Timuri. Tehran, 1939. Vol. I. 409 с.; Boyle J.A. The Mongol world empire 1206-1370. London, 1977. 316 p.; Brosset M. Histoire de la Georgie. SPb., 1849. 284 p.; Cambridge History of Iran / Red. : J.A. Boyle. Cambridge, 1968. Vol. 5. 763 p.; Dabir Seyagi. Sultan Djalal ad-Din Horezmshah. Tehran, 1977. 210 p.; Kafesoglu, I. Harezmsahlar devleti tarihi (485 - 617/1092 - 1229). Ankara, 1956. 420 p.; Horst H. Die Staatsverwaltung der Grosselgüqen und Horazmsahs (1038-1231). Wiesbaden, 1964. 192 p.; Nasrhai-e tarihi / I. Hakemi. Tehran, 1971. 176 p.; Razi A. Tarihi Iran. Tehran, 1970. 940 p.
2. Ибн ал-Асир. «Ал-Камил фи-т-тарих» «Полный свод по истории». Избранные отрывки. / Пер. П.Г. Булгаков, Ш.С. Камолиддин. Т., 2006. 560 с.; Al-Asir ibn. Al-Kamil fi- t-tarih // Journal Asiatique. Paris, 1849 - 1850. T. XIII - XV.
3. Ан-Насави. Жизнеописание султана Джалал ад-Дина Манкбурны / Пер. З.М. Буниятов. Баку, 1973. 450 с.
4. Джувейни. Чингиз-хан. История завоевателя мира / Пер. Е.Е. Харитонова. М., 2004. 690 с.
5. Государство, располагавшееся на территории современного северного Азербайджана и Дагестана. Независимая династия правит в Ширване, начиная с IX века вплоть до середины XIII в. Подробнее см.: Буниятов З.М. Государство Атабеков Азербайджана (1136-1225). Баку, 1978. С. 139.
6. Государство атабеков Азербайджана существовало с 1136 по 1225 год и включало в свой состав на момент появления на Кавказе хорезмийцев часть территории современного Азербайджана, Азербайджана Персидского и Аррана. Прим. автора.
7. Арран (Агванк, ал-Ран) - в рамках арабо-персидской историографии использовался для обозначения территории Кавказской Албании, исторического региона, включавшего в себя часть территорий современного Азербайджана, Грузии и Дагестана. Прим. автора.
8. Ахлат (или Хилат) - город на западном берегу оз. Ван в Малой Азии. Прим. автора.
9. Арзан - современный Эрзурум в Северо-Восточной Турции. Прим. автора.
10. Ибн ал-Асир. «Ал-Камил фи-т-тарих» «Полный свод по истории». Избранные отрывки. С. 375.
11. Ан-Насави. Жизнеописание султана Джалал ад-Дина Манкбурны. С.135.
12. Hamdallah Kazvini. Tarihi gouzide. / Trad. Y. Le Strange. Paris, 1903. Vol. 1. Р. 427.
13. Ан-Насави. Жизнеописание султана Джалал ад-Дина Манкбурны. С.156.
14. Ибн ал-Асир. «Ал-Камил фи-т-тарих» «Полный свод по истории». Избранные отрывки. С. 373.
15. Ан-Насави. Жизнеописание султана Джалал ад-Дина Манкбурны. С.156.
16. Там же. С.156.
17. Подробнее см.: Ан-Насави. Жизнеописание султана Джалал ад-Дина Манкбурны. С. 140.
18. Цулая Г.В. Джелал ад-Дин в оценке грузинской летописной традиции // "Летописи и хроники. 1980 г., "Наука", М. 1981. С. 1-14.; Кроме того, см.: Анонимный грузинский «Хронограф» XIV века / Пер.: Г.В. Цулая. М., 2005. 152 с.
19. Подробнее см.: Анчабадзе Г.З. Источниковедение проблемы военной истории Грузии (Исследование грузинских исторических сочинений). Тб., 1990. 1990. 256 с.
20. Цулая Г.В. Джелал ад-Дин в оценке грузинской летописной традиции. С. 1.
21. Парсадан Горгиджанидзе. История Грузии. / Пер. Р. К. Кикнадзе, В. С. Путуридзе. Тб., 1990. 182 с.
22. Кикнадзе Р.К. Очерки по источниковедению истории Грузии: Парсадан Горжджанидзе и «Картлис Цховреба». С. 64-65.
23. В оригинале - Сабердзнети, что в древнегрузинской литературе означало одновременно и Древнюю Грецию и Византию. Прим. переводчика. Подробнее см.: Цулая Г.В. Джелал ад-Дин в оценке грузинской летописной традиции. С. 8.
24. Цулая Г.В. Джелал ад-Дин в оценке грузинской летописной традиции. С. 8.
25. Степанос епископ. «Летопись» // Армянские источники о монголах. Извлечение из рукописей XIII-XIV вв. / Пер. А.Г. Галстян. М., 1962. С. 34.
26. Себастаци. «Летопись» // Армянские источники о монголах. Извлечение из рукописей XIII-XIV вв. / Пер.: А.Г. Галстян. М., 1962. С. 23.
27. Гарни (Гарниси) — средневековая крепость, развалины которой находятся к юго-востоку от Еревана, на берегу р. Гарничай. Подробнее см.: Ан-Насави. Жизнеописание султана Джалал ад-Дина Манкбурны. С. 156.
28. Буниятов З.М. Государство Хорезмшахов-Ануштегинидов 1097-1231 г. М., 1986. С.166.
29. Ибн ал-Асир. «Ал-Камил фи-т-тарих» «Полный свод по истории». Избранные отрывки. С. 376.
30. Ан-Насави. Жизнеописание султана Джалал ад-Дина Манкбурны. С. 157.; Степанос епископ «Летопись» // Армянские источники о монголах. Извлечение из рукописей ХIII-ХIV вв. С. 34.
31. Джувейни. Чингиз-хан. История завоевателя мира / Пер. Е.Е. Харитонова. М., 2004. С. 301.
32. Цулая Г.В. Джелал ад-Дин в оценке грузинской летописной традиции. С. 8-9.
33. Речь идет о территории государства атабеков Азербайджана - прим. автора.
34. Джувейни. Чингиз-хан. История завоевателя мира. С. 301.
35. Имеется в виду территория государства атабеков Азербайджана. Прим. автора.
36. Al-Asir ibn. Al-Kamil fi-t-tarih // Journal Asiatique. Paris. T. XIV. 1849. P. 482.
37. Гандзакеци Киракос. История Армении / Пер.: Л.А. Ханларян. М., 1976. С.138.
38. Гандзак (совр. Гянджа) - город у северо-восточного подножия Малого Кавказа, на реке Гянджачай (бассейн Куры). Являлся одним из главных центров Аррана или Кавказской Албании.
39. Агванк, Арран, ал-Ран или Кавказская Албания - прим. автора.
40. Гандзакеци Киракос. История Армении. С. 149.
41. Цулая Г.В. Джелал ад-Дин в оценке грузинской летописной традиции. С. 8.
42. Себастаци. «Летопись» // Армянские источники о монголах. Извлечение из рукописей  ХIII-ХIV вв. / Пер. А.Г. Галстян. М., 1962. С. 23.
43. Адарбадаган - в данном случае речь идет о той части Азербайджана, которая входила в состав государства атабеков Азербайджана. Прим. автора.
44. Цулая Г.В. Джелал ад-Дин в оценке грузинской летописной традиции. С. 8.
45. Ан-Насави. Жизнеописание султана Джалал ад-Дина Манкбурны. С. 157.
46. Там же. С. 139.
47. Там же. С. 152-153.
48. Ан-Насави. Жизнеописание султана Джалал ад-Дина Манкбурны. С. 157.
49. Ибн ал-Асир. «Ал-Камил фи-т-тарих» «Полный свод по истории». Избранные отрывки. С. 376.
50. Ан-Насави. Жизнеописание султана Джалал ад-Дина Манкбурны. С. 158.
51. Al-Asir ibn. Al-Kamil fi-t-tarih // Journal Asiatique. Paris. T. XIV. 1849. P. 483.
52. Гандзакеци Киракос. История Армении. С. 149.
53. Себастаци. «Летопись» // Армянские источники о монголах. Извлечение из рукописей ХIII-ХIV вв. / Пер. А.Г. Галстян. М., 1962. С. 24.
54. Так в переводе А.Г. Галстяна - прим. автора.
55. Степанос епископ. «Летопись» // Армянские источники о монголах. Извлечение из рукописей XIII-XIV вв. / Пер. А.Г. Галстян. М., 1962. С. 33.
56. Цулая Г.В. Джелал ад-Дин в оценке грузинской летописной традиции. С. 9.
57. Имеется в виду хорезмшах Ала ад-Дин Мухаммад. Прим. автора.
58. Имеется в виду Грузия. Прим. автора.
59. Tarih-i al-i Saljuk dar Anatoli. Tehran, 1999. P. 75.
60. Ibid. P. 75.
61. Давид Багратиони. История Грузии. Тб. Мецниереба. 1971. С. 115.
62. Двин (Дабил) - город, находившийся на реке Аракс, во время вторжения хорезмийцев входил в состав грузинского государства, о чем сообщает, в частности, Ибн ал-Асир. Подробнее см.: Ибн ал-Асир. «Ал-Камил фи-т-тарих» «Полный свод по истории». Избранные отрывки. С. 376.
63. Буниятов З.М. Государство Хорезмшахов-Ануштегинидов 1097-1231г. С.167.
64. Ибн ал-Асир. «Ал-Камил фи-т-тарих» «Полный свод по истории». Избранные отрывки. С. 376.
65. Ан-Насави. Жизнеописание султана Джалал ад-Дина Манкбурны. С.161.
66. Ибн ал-Асир. «Ал-Камил фи-т-тарих» «Полный свод по истории». Избранные отрывки. С. 377.
67. Ан-Насави. Жизнеописание султана Джалал ад-Дина Манкбурны. С.161.
68. Подробнее см.: Ан-Насави. Жизнеописание султана Джалал ад-Дина Манкбурны.
С.161.
69. Можно вспомнить о приведенных выше сведениях из отдельных исторических памятников о хорезмийском захвате города Гандзак, который являлся одним из главных центров Аррана. Прим. автора.

Список использованных источников и литературы

Источники:


Ан-Насави. Жизнеописание султана Джалал ад-Дина Манкбурны / Пер. З.М. Буниятов. Баку, 1973. 450 с.
Анонимный грузинский «Хронограф» XIV века / Пер.: Г.В. Цулая. М., 2005. 152 с.
Багратиони Давид. История Грузии. / Сост.: А. Pогава. T6., 1971. 271с. Гандзакеци Киракос. История Армении / Пер.: Л.А. Ханларян. М., 1976. 355 с.
Джувейни. Чингиз-хан. История завоевателя мира / Пер. Е.Е. Харитонова. М., 2004. 690 с.
Ибн ал-Асир. «Ал-Камил фи-т-тарих» «Полный свод по истории». Избранные отрывки. / Пер. П.Г. Булгаков, Ш.С. Камолиддин. T., 2006. 560 с.
Обзор источников по истории Азербайджана / Pед. З.М. Буниятов. Баку, 1964. 36 с.;
Парсадан Горгиджанидзе. История Г рузии. / Пер. P. К. Кикнадзе, В. С. Путуридзе. T6., 1990. 182 с.
Степанос епископ. «Летопись» // Армянские источники о монголах. Извлечение из рукописей XIII-XIV вв. / Пер. А.Г. Галстян. М., 1962. 155 с.
Себастаци. «Летопись» // Армянские источники о монголах. Извлечение из рукописей XIII-XIV вв. / Пер.: А.Г. Галстян. М., 19б2. 155 с.
Al-Asir ibn. Al-Kamil fi-t-tarih // Journal Asiatique. Paris, 1849 - 185Q. T. XIII - XV.
Hamdallah Kazvini. Tarihi gouzide. / Trad. Y. Le Strange. Paris, 19Q3. Vol. 1. 732 p.
Tarih-i al-i Saljuk dar Anatoli. Tehran, 1999. 168 с.

Литература:

Аветисян В. Монгольское нашествие на Армению (ХIII в.) // Московский институт востоковедения. Труды. М., 1939. Сб. 1. С. 125-143.
Али-Заде А.А. Монгольские завоеватели в Азербайджане и сопредельных странах в ХIII - ХIV вв. // Вопросы истории. 1952. № 8. С. 59 - 65.
Али-Заде А.К. Из истории государства Ширваншахов в ХIII - ХIV вв. // Известия АН Азербайджанской ССР. 1949. № 8. С. 78 - 110.
Анчабадзе З.В. Из истории средневековой Абхазии (ХI - ХVII вв.). Сухуми, 1959. 306 с.
Анчабадзе Г.З. Источниковедческие проблемы военной истории Грузии. (Исследование грузинских исторических сочинений). Тб., 1990. 256 с.
Ашурбейли С. Государство Ширваншахов (VI-ХVI вв.). Баку, 1983. 306 с.
Бабаян Л.О. Социально-экономическая и политическая история Армении в ХIII - ХIV веках. М., 1969. 336 с.
Бабаян Л.О. Очерки историографии истории Армении эпохи развитого феодализма (IХ - ХIII вв.). Ереван, 1981. 392 с.
Буниятов З.М. Государство Хорезмшахов-Ануштегинидов 1097-1231г. М., 1986. 247 с.
Буниятов З.М. Государство Атабеков Азербайджана (1136-1225). Баку, 1978. 271 с.
Галстян А.Г. Завоевание Армении монгольскими войсками // Татаро- монголы в Азии и Европе. М., 1977. С. 166-186.
Гусейнов Р.А. Иракские Сельджукиды, Ильдегизиды и Закавказье // Палестинский сборник. Вып. 21. Ближний Восток и Иран. Л., 1970. С. 185 - 198.
Ибрагимов Д. К истории государства Ширваншахов Азербайджана (1072 - 1382). // Азербайджанский государственный университет. История и философия. 1964. Вып. 4. С. 17 - 30.
История Грузии. С древнейших времен до 60-х гг. XIX в. / Сост. Н.А. Бердзенишвили, В.Д. Дондуа, М.К. Думбадзе, Г.А. Меликишвили, Ш.А. Месхиа. Тб., 1962. т. I. 510 с.
Кикнадзе Р.К. Очерки по источниковедению истории Грузии: Парсадан Горжджанидзе и «Картлис Цховреба». Тб., 1980. 201 с.
Петрушевский И.П. Из героической борьбы Азербайджанского народа в XIII - XIV веках. Баку, 1941. 64 с.
Цулая Г.В. Джелал ад-Дин в оценке грузинской летописной традиции // Летописи и хроники. 1980 г., "Наука", М. 1981. С. 1-14.
Челидзе В.В. Исторические хроники Грузии. Тб., 1980. 456 с.
Agbal А. Tarih-i mawsalei-e Iran. Az jomlei-e Chingiz ta tashkil doulate Timuri. Tehran, 1939. Vol. I. 409 с.
Boyle J.A. The Mongol world empire 1206-1370. London, 1977. 316 p. Brosset M. Histoire de la Georgie. SPb., 1849. 284 p.
Cambridge History of Iran / Red. : J.A. Boyle. Cambridge, 1968. Vol. 5. 763 p.
Dabir Seyagi. Sultan Djalal ad-Din Horezmshah. Tehran, 1977. 210 p. Kafesoglu, I. Harezmsahlar devleti tarihi (485 - 617/1092 - 1229). Ankara, 1956. 420 p.
Horst H. Die Staatsverwaltung der Grosselgüqen und Horazmsahs (1038­1231). Wiesbaden, 1964. 192 p.
Nasrhai-e tarihi / I. Hakemi. Tehran, 1971. 176 p.
Razi A. Tarihi Iran. Tehran, 1970. 940 p.

Научно-исследовательский центр «Южный Кавказ». 2013

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0

  • Similar Content

    • Англосаксонская хроника. Манускрипт А.
      By Сергий
      Манускрипт А (хроника Паркера)
       
      В тот год, когда минуло 494 зимы100 от Рождества Хри­стова, Кердик и его сын Кюнрик приплыли к Берегу Кер- дика101 с 5 кораблями. Кердик был сыном Элесы, Элеса сын Эслы, Эсла сын Гевиса, Гевис сын Вия, Вий сын Фреавине, Фреавине сын Фритугара, Фритугар сын Бронда, Бронд сын Белдея, Белдей102 сын Водена103. И через 6 лет после того, как они приплыли, они захватили королевство западных саксов104; это были первые короли, которые отняли уэссек- ские земли у бриттов. Кердик правил 16 лет; когда он умер, его сын Кюнрик стал королем и правил 17 зим. Когда он умер, Кеол стал королем и правил 6 лет. Когда он умер, его брат Кеолвульф стал королем; он правил 17 лет, и его род восходит к Кердику. Потом Кюнегильс, сын брата Кеол- вульфа, стал королем и правил 31 зиму; он первым из уэс- секских королей принял крещение. Потом Кенвалх стал ко­ролем и правил 31 зиму; Кенвалх был сыном Кюнегильса; и после него Сеаксбург, его жена, правила год. Потом Эск- вине, чей род восходит к Кердику, стал королем и правил 2 года. Потом Кентвине, сын Кюнегильса, стал королем Уэс- секса и правил 7 лет. Потом Кеадвалла, чей род восходит к Кердику, стал королем и правил 3 года. Потом Ине, чей род восходит к Кердику, стал королем саксов и правил 37 зим. Потом Этельхеард, чей род восходит к Кердику, стал ко­ролем и правил 14 зим. Потом Кутред, чей род восходит к Кердику, стал королем и правил 17 лет. Потом Сигебрюхт, чей род восходит к Кердику, стал королем и правил год. Потом Кюневульф, чей род восходит к Кердику, стал коро­лем и правил 31 зиму. Потом Беорхтрик, чей род восходит к Кердику, стал королем и правил 16 лет. Потом Эгбрюхт стал королем и правил 37 зим и 7 месяцев. Потом Этель- вульф, его сын, стал королем и правил девятнадцать с по­ловиной лет. Этельвульф был сыном Эгбрюхта, Эгбрюхт сын Эалхмунда, Эалхмунд сын Эавы, Эава сын Эоппы, Эоп- па сын Ингельда, Ингельд сын Кенреда, и Ине сын Кенре- да, и Кутбург дочь Кенреда, и Квенбург дочь Кенреда, Кен- ред сын Кеолвальда, Кеолвальд сын Кутвульфа, Кутвульф сын Кутвине, Кутвине сын Келмина, Келмин сын Кюнри- ка, Кюнрик сын Кердика. И потом его105 сын Этельбальд стал королем и правил 5 лет. Потом его106 брат Этельбрюхт стал королем и правил 5 лет. Потом его брат Этельред стал королем и правил 5 лет. Потом его брат Эльфред стал ко­ролем; ему тогда было 23 года, и 396 зим минуло с тех пор, как его родичи отняли уэссекские земли у бриттов.
      За 60 зим до воплощения Христа Гай Юлий107, первый римский кесарь, приплыл в Британию; он разбил бриттов в битве и покорил их, но так и не сумел завоевать их коро­левство108.
      Октавиан правил 66 зим, и на 62-й год его правления родился Христос.
      2   Тогда звездочеты из восточных земель пришли покло­
      ниться Христу, и в Вифлееме были убиты младенцы из- за того, что Ирод хотел погубить Христа.
      3  Тогда109 умер Ирод; он заколол сам себя, и его сын Архе-
      лай стал царем. б110 От сотворения мира до этого года минуло 5 тысяч 200 зим.
      11  Тогда сын Ирода Антипы стал царем в Иудее111.
      12  Филипп и Ирод поделили Лисанию112, и Иудею поде­лили на четыре части.
      16 Тогда Тиберий стал править113.
      26 Тогда Пилат стал правителем иудеев114.
      30 Тогда Христос принял крещение, и Петр с Андреем об­ратились, и Иаков, и Иоанн, и Филипп, и 12 апостолов.
      33   Тогда Христос был распят через 5 тысяч 226 зим после сотворения мира.
      34   Тогда Павел обратился, и святого Стефана забили кам­нями.
      35    Тогда блаженный апостол Петр основал епископскую кафедру в крепости Антиохия.
      39 Тогда Гай115 стал править.
      44    Тогда блаженный апостол Петр основал епископскую кафедру в Риме.
      45   Тогда умер Ирод; он убил Иакова за год до своей смерти.
      46    Тогда Клавдий, другой римский король116, приплыл в Британию и завладел большей частью острова, и при­соединил Оркнейские острова к римскому королевст­ву117. Это было на четвертый год его правления; и в тот же год случился жестокий голод в Сирии, о котором Лука рассказывает в книге Actus Apostolorum118.
      62    Тогда Иаков, frater Domini119, принял мученическую смерть.
      63   Тогда евангелист Марк умер.
      69   Тогда Петр и Павел приняли мученическую смерть.
      70   Тогда Веспассиан стал править.
      71   Тогда Тит, сын Веспассиана, убил в Иерусалиме 61 ты­сячу иудеев.
      81 Тогда Тит стал править. Он говорил, что день, в кото­рый он не сделал ничего хорошего, для него потерян120.
      83   Тогда Домициан, брат Тита, стал править.
      84  Тогда евангелист Иоанн на острове Патмос написал кни­гу Апокалипсис.
      90 Тогда Симон Петр был распят, и евангелист Иоанн упо­коился в Эфесе121.
      92 Тогда умер папа Климент122.
      110 Тогда епископ Игнатий принял мученическую смерть.
      155 Тогда Марк Антоний и его брат Аврелий стали императорами.
      167 Тогда Элевтерий стал епископом в Риме и с честью за­нимал кафедру 15 зим. Король бриттов Луций отпра­вил ему письмо с просьбой, чтобы он его покрестил, и Элевтерий исполнил то, о чем тот просил. И бритты с тех пор до правления Диоклетиана придерживались правой веры123.
      189 Тогда Север стал править и правил 17 зим; он перего­родил Британию валом и рвом от моря до моря. Он скон­чался в Йорке, и его сын Бассиан стал править124.
      200 Две сотни лет.
      283 Тогда претерпел мученическую смерть святой Альбан-мученик.
      300 Три сотни лет.
      379 Тогда Грациан стал править.
      381 Тогда кесарь Максимиан125 — он родился в Брита­нии126 — стал править; он отправился в Галлию и убил там кесаря Грациана, а его брата, которого звали Валентиниан, изгнал из страны. Валентиниан после этого собрал войско, убил Максима и стал императором. В то время ересь Пелагия127 рас­пространилась по всему свету.
      409 Тогда готы разрушили Рим, и римляне с той поры не правили в Британии. Это случилось через 1110 зим после то­го, как Рим был построен. Всего они правили в Британии четы­реста семьдесят зим, с того времени, как Гай Юлий впервые при­плыл в эту землю.
      418 Тогда римляне собрали все золото, которое было в Бри­тании, и часть его закопали, так что никто не может най­ти, а часть увезли с собой в Галлию.
      423 Тогда Феодосий младший128 стал править.
      430 Тогда папа Целестин отправил епископа Палладия к скоттам129, чтобы он укрепил их веру130.
      443 Тогда бритты послали весть в Рим и просили у римлян помощи против пиктов, но не получили ничего, поскольку те воевали с Атиллой, королем гуннов. И бритты тогда обратились к англам и просили о том же знатных людей из их народа.
      449 Тогда Мавриций и Валентин стали императорами и правили 7 зим. Во дни их Хенгест и Хорса131 приплыли в Британию по призыву короля бриттов Вюртгеорне132 и вышли на берег в том месте, что теперь зовется Эббс- флит133. Они поначалу помогали бриттам, но потом под­няли оружие против них. Король повелел им сражаться против пиктов, что они и делали, и где бы ни вступали в битву, всегда побе­ждали. Тогда они отправили весть в Ангельн134, и велели прислать подкрепления, и рассказали о ничтожестве бриттов и о том, что эта земля избранна. После этого им послали подкрепления. И приплы­ли сюда люди из трех племен Германии — старых саксов135, англов и ютов. От ютов произошли жители Кента, острова Уайт (то есть тот народ, что сейчас живет на острове Уайт) и те из жителей Уэссекса, которых до сих пор называют ютами. От старых саксов произошли жители Эссекса, Суссекса и Уэссекса. Из Ангельна, который теперь остался пустой землей между владениями ютов и саксов, вышли жи­тели Восточной Англии, Мидленда, Мерсии и всей Нортумбрии136.
      455 Тогда Хенгест и Хорса сражались против короля Вюрт­георне в том месте, что теперь зовется Брод Эгеля137, и Хорсу, брата Хенгеста, убили. После этого стали коро­лями Хенгест и его сын Эск.
      457 Тогда Хенгест и Эск сражались против бриттов в том месте, что теперь зовется Брод Крега138, и убили там 4000 воинов. После этого бритты покинули земли Кен­та и в великом страхе бежали в Лондон.
      465 Тогда Хенгест и Эск сражались против валлийцев139 у Ручья Виппеда140 и убили там 12 валлийских элдорме- нов141. И там погиб один их тэн142, которого звали Виппед.
      473 Тогда Хенгест и Эск сражались против валлийцев и за­хватили несчетное количество добычи, и валлийцы бе­жали от англов143, как от огня.
      477 Тогда Элле и три его сына — Кюмен, Вленкинг и Кисса — приплыли в Британию на трех кораблях и вышли на берег в том месте, что теперь зовется Берег Кюмена144, и там уби­ли множество валлийцев, а некоторых настигли во время бегства в том лесу, что теперь зовется Андредским145.
      485 Тогда Элле сражался против валлийцев на берегу Ру­чья Меаркреда146.
      488 Тогда Эск стал королем и 34 зимы был королем Кента.
      491 Тогда Элле и Кисса окружили крепость Андерит147 и убили всех, кто там жил: ни одного бритта не осталось там после этого в живых.
      495 Тогда два элдормена — Кердик и его сын Кюнрик — приплыли в Британию на 5 кораблях и вышли на берег в том месте, что теперь зовется Берег Кердика148, и в тот же день сражались против валлийцев.
      501 Тогда Порт приплыл в Британию с двумя сыновьями — Бедой и Мэглой — на 2 кораблях и вышел на берег в том месте, что ныне зовется Устье Порта149, и убил одного юного бритта очень высокого рода.
      508 Тогда Кердик и Кюнрик убили короля бриттов по име­ни Натанлеод и пять тысяч людей с ним. После этого всю область до Брода Кердика150 стали называть Ната- новым лугом151.
      514 Тогда западные саксы приплыли в Британию на 3 ко­раблях и вышли на берег в том месте, что ныне зовется Берег Кердика, и Стуф с Вихтгаром сражались против бриттов и обратили их в бегство.
      519 Тогда Кердик и Кюнрик стали королями Уэссекса, и в том же году они сражались против бриттов в месте, ко­торое теперь называют Брод Кердика. С того дня правит уэссекский королевский род.
      527 Тогда Кердик и Кюнрик сражались с бриттами в том месте, что ныне зовется Кердиков луг152.
      530 Тогда Кердик и Кюнрик захватили остров Уайт и уби­ли много людей в Вихтгарабурге153.
      534 Тогда Кердик умер, а его сын Кюнрик правил еще 26 зим. Они даровали двум своим родичам154, Стуфу и Вихтгаре, весь остров Уайт.
      538 Тогда солнце померкло за 14 дней до мартовских ка­ленд155, на время от рассвета до третьего часа156.
      540 Тогда солнце затмилось в 12 календы июля157, и звез­ды появились примерно на полчаса после третьего часа158.
      544 Тогда Вихтгар умер, и его похоронили в Вихтгара- бурге159.
      547 Тогда Ида стал королем; от него пошел королевский род Нортумбрии. Он правил двенадцать лет и построил Бам- бург, который был сначала обнесен частоколом, а потом — ва­лом. Ида был сыном Эоппы, Эоппа был сыном Эсы, Эса сын Ингви, Ингви сын Ангенвита, Ангенвит сын Алока, Алок сын Беонока, Беонок сын Бранда, Бранд сын Бел- дея, Белдей сын Водена, Воден сын Фритовульфа, Фри- товульф сын Финна, Финн сын Годвульфа, Годвульф сын Геата160.
      552 Тогда Кюнрик сражался с бриттами в том месте, что ныне зовется Сеаробюрий161, и бритты бежали. Кердик был отцом Кюнрика, Кердик сын Элесы, Элеса сын Эс- лы, Эсла сын Гевисса, Гевисс сын Вия, Вий сын Фреави- не, Фреавине сын Фритогара, Фритогар сын Бранда, Бранд сын Белдея, Белдей сын Водена162.
      556 Тогда Кюнрик и Кеавлин сражались с бриттами у Бар- бери163.
      560 Тогда Кеавлин стал королем в Уэссексе, и Элле стал королем в Нортумбрии и правил 30 зим. Элле был сы­ном Юффы, Юффа сын Ускфрея, Ускфрей сын Вилгиса, Вилгис сын Вестерфалкны, Вестерфалкна сын Севугла, Севугл сын Себалда, Себалд сын Сигегеата, Сигегеат сын Свевдея, Свевдей сын Сигеара, Сигеар сын Вейдея, Вей- дей сын Водена, Воден сын Фритовульфа164.
      565 Тогда Колумба, священник из скоттов165, прибыл в Бри­танию, чтобы наставлять пиктов, и основал монастырь на острове Иона166. Тогда167 Этельбрюхт стал королем Кента и правил 53 зимы. В его дни Григорий Великий дал нам христи­анскую веру, а священник Колумба пришел к пиктам и обратил их ко Христу. Они живут на севере в болотистых землях. Их ко­роль даровал Колумбе остров, который называют Иона. Говорят, он занимает пять гайд. Колумба построил там монастырь и был в нем настоятелем 32 зимы; он умер в нем, когда ему было 77 лет. Тем островом и поныне владеют его преемники. Южных пиктов крестил еще раньше епископ Ниниа; он учился в Риме, его мона­стырь Уиторн посвящен святому Мартину. Там он покоится со многими святыми. И до сего дня на Ионе есть настоятель, а не епископ, и все епископы скоттов должны ему подчиняться, по­скольку Колумба был настоятелем, а не епископом168.
      568 Тогда Кеавлин и Кута169 сражались с Этельбрюхтом и прогнали его в Кент; они убили двух элдорменов на Хол­ме Вибба170, Ослафа и Кнеббу.
      571 Тогда Кутвульф171 сражался с бриттами у Бедканфор- да и захватил 4 города — Лимбери, Эйлсбери, Бенсон и Эйнсгем; в тот же год он умер.
      577 Тогда Кутвине и Кеавлин сражались с бриттами и уби­ли 3 их королей — Коинмайла, Кондидана и Фаринмай- ла — в том месте, что ныне зовется Диргэм, и захватили три крепости — Глостер, Сайренчестер и Бат172.
      583   Тогда Маврикий стал правителем Рима173.
      584   Тогда Кеавлин и Кута сражались с бриттами в том мес­те, что зовется Луг Войска174, и Куту убили. Кеавлин за­хватил много городов и несчетное количество добычи и в гневе ушел восвояси175.
      588 Тогда король Элле176 умер, и Этельрик правил после него 5 лет.
      591   Тогда Кеолрик177 правил 5 лет.
      592    Тогда кровопролитное сражение произошло у Курга­на Водена178, и Кеавлин был изгнан. Григорий стал па­пой в Риме.
      593     Тогда Кеавлин, и Квикхельм, и Крида179 приняли смерть, и Этельферт стал королем в Нортумбрии.
      596   Тогда папа Григорий послал в Британию Августина и множество монахов; они проповедовали слово Божье народу англов180.
      597   Тогда Кеолвульф стал править в Уэссексе и всех, с кем сражался, побеждал, будь то англы, валлийцы, пикты или скотты181. Он был сыном Куты, Кута сын Кюнрика, Кюнрик сын Кердика, Кердик сын Элесы, Элеса сын Эс- лы, Эсла сын Гевиса, Гевис сын Вия, Вий сын Фреавине,
      Фреавине сын Фритугара, Фритугар сын Бронда, Бронд сын Белдея, Белдей сын Водена.
      601 Тогда папа Григорий передал палий архиепископу Ав­густину182 и послал в Британию великое множество про­поведников ему в помощь. И епископ Паулин обратил Эадвине, короля Нортумбрии, в христианскую веру183.
      603   Тогда произошло сражение у Камня Эгеса184. Аэдан, ко­роль скоттов, сражался вместе с людьми Дал Риады185 против Этельферта, короля Нортумбрии, у Камня Дея186, и почти все его войско погибло.
      604   Тогда восточные саксы обратились в христианскую ве­ру и погрузились в купель крещения при короле Себрюх- те. Августин рукоположил 2 епископов — Мелита и Юста. Мели- та он отправил проповедовать веру восточным саксам; там правил король по имени Себрюхт, сын Риколе, сестры Этельбрюхта; Этельбрюхт поставил его королем. И Этельбрюхт отдал Мелиту епископскую кафедру в Лондоне, а Юсту — в Рочестере; он нахо­дится в 24 милях от Кентербери.
      606    Тогда Григорий умер, через 10 лет после того, как он дал нам христианскую веру; его отца звали Гордиан. То­гда Этельферт повел свое ополчение187 к Честеру и там убил не­счетное множество валлийцев; так исполнилось пророчество Ав­густина188, который сказал: «Если валлийцы не примирятся с нами, они погибнут от руки саксов». Там погибли 200 священни­ков, которые пришли, чтобы молиться за валлийское войско. Их элдормена звали Скрокмайл, он один спасся из пятидесяти.
      607   Тогда Кеолвульф189 сражался с южными саксами.
      611 Тогда Кюнегильс стал королем в Уэссексе и правил
      31 зиму. Кюнегильс был сыном Кеола, Кеол сын Куты, Кута сын Кюнрика190.
      614 Тогда Кюнегильс и Квикхельм сражались у Горохово­го Холма191 и убили 2046 валлийцев.
      616 Тогда Этельбрюхт, король Кента, умер, и его сын Этельбальд стал королем; в тот год минуло от сотво­рения мира 5800 зим. Он забыл свое крещение и жил по языческим обычаям, взяв в жены жену своего отца. Тогда Лав­рентий, который был тогда архиепископом в Кенте, решил все бросить и уплыть на юг, за море. Но к нему явился ночью апо­стол Петр и жестоко выпорол его за то, что он хотел покинуть Божье стадо. Петр повелел Лаврентию пойти к королю и про­поведовать ему правую веру, и он так и сделал, и король обра­тился в правую веру. Во дни этого короля Лаврентий, который был архиепископом Кента после Августина, умер в 4 ноны фев­раля192; его похоронили рядом с Августином. После него стал архиепископом Мелит, он был епископом Лондона. Спустя 5 зим Мелит умер. После него стал архиепископом Юст, он был епископом в Рочестере, и Романа рукоположили и поставили туда епископом.
      625   Тогда архиепископ Юст рукоположил Паулина в епи­скопы Нортумбрии193.
      626  Тогда Эанфлед, дочь короля Эадвине, приняла креще­ние в канун Пядитесятницы. И Пенда правил 30 зим; ему было 50 лет, когда он стал королем. Пенда был сы­ном Пюббы, Пюбба сын Крюды, Крюда сын Кюневоль- да, Кюневольд сын Кнеббы, Кнебба сын Икеля, Икель сын Эомера, Эомер сын Ангелтеова, Ангелтеов сын Оф- фы, Оффа сын Вермунда, Вермунд сын Вихтлея, Вихт- лей сын Водена194.
      627    Тогда король Эадвине принял крещение вместе со своими людьми на Пасху.
      628   Тогда Кюнегильс и Квикхельм сражались с Пендой у Сайренчестера и заключили с ним договор.
      632   Тогда Эорпвальд195 принял крещение.
      633   Тогда Эадвине был убит, и Паулин вернулся в Кент и занял епископскую кафедру в Рочестере196.
      634   Тогда епископ Бирин проповедовал западным саксам крещение.
      635  Тогда Кюнегильс принял крещение от епископа Бири- на в Дорсете, и Освальд197 был его крестным отцом.
      636   Тогда Квикхельм принял крещение в Дорсете и в том же году умер. И епископ Феликс проповедовал восточ­ным саксам198 христианскую веру.
      639  Тогда Бирин крестил Кутреда в Дорсете, и тот стал его крестником.
      640  Тогда умер Редбальд, король Кента; он правил 25 зим. У него было двое сыновей — Эарменред и Эаркенбрюхт, и Эар- кенбрюхт правил после отца. А у Эарменреда было двое сыно­вей, они потом приняли мученическую смерть от Тунора199.
      642   Тогда Освальд, король Нортумбрии, был убит.
      643  Тогда Кенвалх стал королем в Уэссексе и правил 31 зи­му; он повелел построить церковь в Винчестере.
      644  Тогда умер Паулин, он был архиепископом в Йорке200, а потом в Рочестере.
      645   Тогда король Пенда изгнал Кенвалха.
      646   Тогда Кенвалх принял крещение.
      648 Тогда Кенвалх даровал своему родичу Кутреду 3 тыся­чи гайд201 земли у Эшдауна202. Кутред был сыном Квик- хельма, Квикхельм сын Кюнегильса.
                  Тогда Эгельбрюхт, галл, стал епископом Уэссекса203, по­сле Бирина, римского епископа.
                  Тогда король Освине204 был убит, и епископ Айдан умер205.
                  Тогда Кенвалх сражался у Брадфорда на Эйвоне.
                  Тогда жители Мидлсекса во главе с элдорменом Пеа- дой206 приняли правую веру.
                  Тогда король Анна207 был убит, и Ботульф начал стро­ить монастырь в Иканхо208.
                  Тогда Пенда принял смерть, и мерсийцы стали хри­стианами. От сотворения мира минуло 5850 зим. И Пеа- да, сын Пенды, стал королем в Мерсии.
      657   Тогда умер Пеада209, и Вульфхере, сын Пенды210, стал королем в Мерсии.
      658  Тогда Кенвалх сражался с валлийцами у Пенселвуда и оттеснил их к Паррет. Это сражение произошло сразу после того, как он вернулся из Восточной Англии. Он жил там три года в изгнании — Пенда его изгнал и от­нял у него королевство за то, что тот оставил его сестру211.
      660  Тогда епископ Эгельбрюхт покинул Кенвалха212, и Ви­не был епископом 3 года213. Эгельбрюхт стал епископом в Париже на Сене, в Галлии.
      661   Тогда Кенвалх сражался на Пасху у крепости Посен- та214, и Вульфхере, сын Пенды разорил все земли до Эш- дауна, и Кутред, сын Квикхельма, и король Коенбрюхт умерли в один год. А Вульфхере, сын Пенды, захватил остров Уайт и отдал его жителей в подчинение Этель- вальду, королю Суссекса, поскольку Вульфхере был его крестным. И священник Эоппа по повелению Вилфер- та215 и короля Вульфхере первым принес жителям Уай­та христианскую веру216.
      664 Тогда солнце померкло, и Эаркенбрюхт, король Кен­та, умер, и Кольман со своей братией вернулся в родные земли217. В тот же год разразился жестокий мор218, а Кеа- да и Вилферт были рукоположены. В тот же год умер Деусдедит219.
      668   Тогда Теодора рукоположили в архиепископы220.
      669   Тогда король Эгбрюхт даровал Рекалвер221 священ­нику Бассе, чтобы построить там монастырь.
      670  Тогда умер Осви, король Нортумбрии, и Эгферт правил после него. Хлотхере, племянник епископа Эгельбрюх- та222, стал епископом в Уэссексе и оставался епископом 7 лет, его рукоположил епископ Теодор. Осви был сы­ном Этельферта, Этельферт сын Этельрика, Этельрик сын Иды, Ида сын Эоппы.
      671   Тогда умерло много птиц.
      672  Тогда умер Кенвалх, и его жена Сеаксбург правила год после него.
      673   Тогда умер Эгбрюхт, король Кента. В тот год был си­нод в Хертфорде, и святая Этельтрют основала мона­стырь в Или223.
      674  Тогда Эсквине стал королем в Уэссексе, он был сыном Кенвуса, Кенвус сын Кенферта, Кенферт сын Кутгиль- са, Кутгильс сын Кеолвульфа, Кеолвульф сын Кюнрика, Кюнрик сын Кердика.
      675   Тогда Вульфхере, сын Пенды, и Эсквине сражались у «Головы Беды»224. В тот же год Вульфхере умер, и Этель- ред стал королем.
      676  Тогда Эсквине умер, и Хедде стал епископом225, а Кен- твине стал королем. Кентвине был сыном Кюнегильса, Кюнегильс сын Кеолвульфа. И Этельред, король Мер- сии, разорил земли Кента.
      678   Тогда явилась звезда-комета, и король Эгферт изгнал епископа Вилферта из его епархии226.
      679  Тогда был убит Эльфвине227, и святая Этельтрют умер­ла.
      680   Тогда архиепископ Теодор собрал синод в Хатфилде, для того, чтобы восстановить правильную веру228. В тот же год умерла Хильд, настоятельница Уитби.
      682 В этом году Кентвине прогнал бриттов к самому мо­рю.
      685    Тогда Кедвалла начал войну за свое королевство. Кедвалла был сыном Коенбрюхта, Коенбрюхт сын Кадды, Кадда сын Куты, Кута сын Кеавлина, Кеавлин сын Кюнрика, Кюнрик сын Кердика. А братом Кед- валлы был Мул, его потом сожгли в Кенте. И в тот же год короля Эгферта убили; Эгферт был сыном Осви, Осви сын Этельферта, Этельферт сын Этельрика, Этельрик сын Иды, Ида сын Эоппы. И Хлотхере229 умер в тот же год.
      686  Тогда Кедвалла с Мулом разорили Кент и остров Уайт.
      687   Тогда Мула сожгли в Кенте, и еще 12 человек вместе с ним; в тот же год Кедвалла снова разорил Кент.
      688   Тогда Ине стал королем в Уэссексе и правил 37 зим230; он построил монастырь в Гластонбери. В тот же год Кед­валла отправился в Рим и принял крещение от папы — папа его назвал Петром, — а через 7 ночей он умер. Ине был сыном Кенреда, Кенред сын Кеолвальда, Ке- олвальд был братом Кюнегильса, и они были сыновь­ями Кеавлина. Кеавлин сын Кюнрика, Кюнрик сын Кердика.
      690 Тогда умер архиепископ Теодор, и Беорхтвальд стал вместо него епископом231. До того были римские епи­скопы, а с этих пор — английские.
      694 Тогда жители Кента заключили договор с Ине и дали ему 30 манкусов232 за то, что они сожгли Мула. И Вих- тред стал королем Кента и правил 33 зимы. Вихтред был сыном Эгбрюхта, Эгбрюхт сын Эаркенбрюхта, Эаркен- брюхт сын Эадбальда, Эадбальд сын Этельбрюхта.
      703   Тогда умер епископ Хедде; он был епископом в Вин­честере 27 зим.
      704   Тогда Этельред, сын Пенды, король Мерсии, принял постриг; он правил 29 зим; потом Коенред стал королем.
      705   Тогда Алдферт, король Нортумбрии, умер, и епископ Сеаксвульф.
      709   Тогда умер епископ Алдхельм233, он был епископом к западу от леса234; во дни Даниила земли Уэссекса поде­лили на две епархии — а раньше была одна, — и в одной был епископом Даниил, а в другой — Алдхельм. После Алдхельма стал епископом Фортхере. Кеолред стал ко­ролем Мерсии, и Коенред отправился в Рим, и Оффа235 с ним.
      710   Тогда элдормен Беорхтферт сражался с пиктами, а Ине и его родич Нун сражались с валлийским королем Геренте236.
      714   Тогда умер святой Гутлак237.
      715   Тогда Ине и Кеолред сражались у Кургана Водена.
      716   Тогда Осред, король Нортумбрии, был убит; он пра­вил 7 зим после Алдферта. Потом Коенред стал коро­лем и правил 2 года, потом Осрик — и правил 11 лет. В этот же год умер Кеолред, король Мерсии, и прах его покоится в Личфилде, а прах Этельреда, сына Пенды, — в Бардни. Тогда Этельбальд стал королем в Мерсии и правил 41 зиму. Этельбальд был сыном Алвео, Алвео сын Эавы, Эава сын Пюббы, чье родословие записано ранее. И почтенный муж Эгбрюхт238 вернул монахов с острова Иона на путь праведный, чтобы они правильно отмечали Пасху и носили правильную тонзуру239.
      718 Тогда умер Ингельд, брат Ине240; его сестрами были Квенбург и Кутбург. Кутбург основала обитель в Уим- борне; ее отдали в жены нортумбрийскому королю Алд- ферту, но они при жизни расстались.
      721   Тогда Даниил241 отправился в Рим. В тот же год Ине убил Кюневульфа.
      722   Тогда королева Этельбург разрушила Таунтон, кото­рый Ине прежде построил. И Алдбрюхт-изгнанник бе­жал в Суррей и Суссекс, а Ине сражался с жителями Суссекса.
      725 Тогда умер Вихтред, король Кента, чье родословие да­но выше. И Эадбрюхт242 стал королем Кента. Ине сражался с жителями Суссекса и убил Алдбрюхта.
                  Тогда Ине отправился в Рим и там окончил свою жизнь; Этельхеард стал королем Уэссекса и правил 14 лет. В тот же год сражались Этельхеард и этелинг243 Освальд; Ос­вальд был сыном Этельбальда, Этельбальд сын Кюне- бальда, Кюнебальд сын Кутвине, Кутвине сын Кеавлина.
                  Тогда появилась звезда-комета, и святой Эгбрюхт244 умер.
                  Тогда умер этелинг Освальд.
                  Тогда Осрик, король Нортумбрии, был убит; Кеол- вульф245 стал королем и правил 8 лет. Кеолвульф был сыном Куты, Кута сын Кутвине, Кутвине сын Леодваль- да, Леодвальд сын Эгвальда, Эгвальд сын Алдхельма, Алдхельм сын Оги, Ога сын Иды, Ида сын Эоппы. И ар­хиепископ Беорхтвальд умер. В тот же год Татвине был рукоположен в архиепископы.
      733  Тогда Этельбальд246 разорил Сомертон247, и солнце по­меркло.
      734  Тогда луна словно бы налилась кровью, и умерли Тат­вине и Беда248.
      736  Тогда архиепископ Нотхельм249 получил палий от рим­ского епископа250.
      737   Тогда епископ Фортхере и королева Фритогит отпра­вились в Рим.
      738 Тогда Эадбрюхт, сын Эаты, сына Леодвальда, стал ко­ролем Нортумбрии и правил 21 зиму; его братом был архиепископ Эгбрюхт, сын Эаты; они оба похоронены в Йорке в одном приделе.
      741 Тогда умер король Этельхеард, и Кутред стал королем Уэссекса; он правил 16 зим и яростно сражался с Этель- бальдом. Кутбрюхт был рукоположен в архиепископы, а Дун — в епископы Рочестера.
      743   Тогда Этельбальд и Кутред сражались с валлийцами.
      744  Тогда Даниил обосновался251 в Винчестере, и Хунферт стал епископом.
      745   Тогда Даниил умер; 43 года минуло с тех пор, как он стал епископом.
      746   Тогда убили короля Селреда252.
      748 Тогда Кюнрик, этелинг из Уэссекса, был убит. Эад­брюхт, король Кента, умер. И Этельбрюхт, сын короля Вих- треда, стал королем.
      750 Тогда король Кутред сражался со своевольным элдор- меном Этельхуном.
      752    Тогда Кутред в 12 год своего правления сражался с Этельбальдом у Курганного Брода253.
      753   Тогда Кутред сражался с валлийцами.
      754   [756]254 Тогда Кутред умер; Кюнехеард стал епископом в Винчестере после Хунферта, и Кентербери сгорел в тот год; а Сигебрюхт стал королем в Уэссексе и правил год.
      755   [757] Тогда Кюневульф и уэссекские уитэны255 отня­ли у Сигебрюхта, за его неправые деяния, все королев­ство, кроме Гемпшира. Он владел Гемпширом, но потом убил элдормена, который дольше всех оставался при нем, и тогда Кюневульф прогнал его в Андредский лес; там он жил, пока его не заколол один пастух у реки Прай- вет — он отомстил за своего элдормена Кумбрана. И у Кюневульфа было много жестоких битв с бриттами, а когда он пробыл королем 31 зиму, решил он изгнать од­ного этелинга по имени Кюнехеард256 — этот Кюнехе­ард был братом Сигебрюхта. Кюнехеард узнал, что ко­роль с дружиной отправился к женщинам257 в Мертон, и приехал туда, и его воины окружили королевские по­кои, прежде чем люди короля его заметили. Когда ко­роль это обнаружил, он вышел к двери и доблестно за­щищался, пока не увидел этелинга. Тогда он бросился на него и нанес ему множество ран. После этого Кюне- хеард и все его люди бились с королем, пока не убили его. Королевские тэны поняли по крикам женщины, что случилась беда, и побежали со всех ног в королевские покои. Этелинг же предложил им жизнь и богатство258, но никто из них не согласился. И они бились, пока не погибли все, кроме одного заложника-бритта259, кото­рый был тяжело ранен. Наутро остальные королевские тэны — элдормен Осрик, тэн Виферт, и другие воины, которые не поехали с королем, — узнали, что он убит, и поскакали к бургу260, где лежал убитый король, и об­наружили, что этелинг там внутри, а ворота закрыты. Тогда этелинг предложил им любые богатства и зем­ли, какие они пожелают, если они позволят ему быть королем, и добавил, что при нем находятся их родичи, которые не хотят его покидать. На это люди короля от­ветили, что повелитель им дороже любого родича, и они ни за что не станут служить его убийце, и предло­жили своим родичам выйти с миром и сказали, что это же предлагается их сотоварищам, которые были с ко­ролем. Тогда люди этелинга ответили, что им «до все­го этого не больше дела, чем вашим сотоварищам, ко­торые были с королем убиты». И они сражались у ворот, пока воины короля не прорвались внутрь и не убили этелинга и всех его людей, кроме одного чело­века — он был крестным элдормена, и тот спас ему жизнь, хотя он был сильно изранен. Король Кюне- вульф правил 31 зиму, и прах его покоится в Винчесте­ре, а прах этелинга — в Эскминстере; их род восходит по прямой к Кердику. И в тот же год в Секинтоне уби­ли Этельбальда, короля Мерсии, и его прах покоится в
      Рептоне. После этого Беорнред стал королем и правил недолго и несчастливо; и в тот же год Оффа стал коро­лем и правил 39 зим, и его сын Эгферт правил 141 день. Оффа был сыном Пинферта, Пинферт сын Эанвульфа, Эанвульф сын Осмода, Осмод сын Эавы, Эава сын Пюб- бы, Пюбба сын Креоды, Креода сын Кюневальда, Кю- невальд сын Кнеббы, Кнебба сын Икеля, Икель сын Эо- мера, Эомер сын Ангелтеова, Ангелтеов сын Оффы, Оффа сын Вермунда, Вермунд сын Вихтлея, Вихтлей сын Водена.
      758   [760] Тогда архиепископ Кутбрюхт261 умер.
      759   [761] Тогда Бреговине262 был рукоположен в еписко­пы в день архангела Михаила263.
      760    [762] Тогда Этельбрюхт, король Кента, умер, он был сыном короля Вихтреда.
      761   [763] Тогда была долгая зима.
      763   [765] Тогда Ианбрюхт был рукоположен в архиепи­скопы на сороковой день после середины зимы264.
      764   [766] Тогда архиепископ Ианбрюхт получил палий.
      768 [770] Тогда умер Эадберт, сын Эаты, король Кента.
      772   [774] Тогда епископ Милред265 умер.
      773   [776] Тогда красный знак Христов266 появился на не­бе после захода солнца. В тот же год мерсийцы и кент- цы сражались у Отфорда267, и в Суссексе видели удиви­тельных змей268.
      777 [779] Тогда Кюневульф и Оффа сражались у Бенсона, и Оффа захватил этот город.
      780 [782] Тогда старые саксы сражались с франками269.
      784    [786] Тогда Кюнехеард убил короля Кюневульфа, и был убит, и 84 человека с ним. Беорхтрик стал королем в Уэссексе; он правил 16 лет; его прах покоится в Уэрхе- ме; его род по отцу по прямой восходит к Кердику. В то время король Эалхмунд правил в Кенте.
      785   [787] Тогда был шумный синод в Челси; архиепископ Ианбрюхт отдал часть своей епархии, и король Оффа избрал Хюгебрюхта270; и Эгферта271 помазали в короли.
      787 [789] Тогда король Беорхтрик взял в жены дочь ко­роля Оффы. И в его дни впервые приплыли три кораб­ля, и герефа272 поскакал к ним и хотел отвести корабель­щиков в королевский город273, поскольку он не знал, кто они такие; и его убили. Так впервые корабли данов274 приплыли в землю англов.
      790 [792] Тогда архиепископ Ианбрюхт умер, и в тот же год настоятель Этельхеард был избран епископом275.
      792 [794] Тогда Оффа, король Мерсии, повелел отрубить голову королю Этельбрюхту276.
      794 [796] Тогда папа Адриан и король Оффа умерли; Этельреда, короля Нортумбрии, убили его подданные; епископ Кеолвульф277 и епископ Эадбальд278 покинули эти земли; Эгферт стал королем Мерсии и в тот же год умер279. И королем Кента стал Эадбрюхт, иначе его зва­ли Прен280.
      796   [798] Тогда Кеолвульф281, король Мерсии, разграбил Кент до Ромни Марч и, захватив короля Прена, привез его скованного в Мерсию.
      797   [799] Тогда римляне вырвали язык и выкололи глаза папе Льву282, и прогнали его с кафедры, но вскоре, с Божьей помощью, он опять мог видеть и говорить, и сно­ва был папой283.
                  [801] Тогда архиепископ Этельхеард и Кюнебрюхт, епископ Уэссекса, отправились в Рим.
                  [802] Тогда король Беорхтрик и элдормен Ворр умер­ли; Эгбрюхт стал править в Уэссексе. В тот же день Этельмунд, элдормен Хвикке284, поскакал к Кепсфор- ду285, и там его встретил элдормен Веокстан с жителями Уилтшира. Там было большое сражение, и оба элдорме- на погибли, и уилтширцы победили286.
      802   [804] Тогда Беорнмод был рукоположен в епископы Рочестера.
      803    [805] Тогда архиепископ Этельхеард умер, и Вульф- ред был рукоположен в архиепископы, и аббат Фортред умер.
      804   [806] Тогда архиепископ Вульфред получил палий.
      805    [807] Тогда Кутред умер, король над кентцами287, и настоятельница Кеолбург288, и элдормен Хеахбрюхт.
      812   [814] Тогда король Карл289 умер, и он правил 45 зим. Архиепископ Вульфред с Вигбрюхтом, епископом Уэссекса290, вместе отправились в Рим.
      813   [815] Тогда архиепископ Вульфред, с благословения папы Льва, вернулся в свою епархию. И в тот год ко­роль Эгбрюхт прошел войной весь Корнуолл от восточ­ной границы до западной.
      814   [816] Тогда благородный и святой папа Лев умер; по­сле него Стефан стал править291.
      816 [817] Тогда папа Стефан умер; после него Пасхалий был посвящен в папы, и в тот же год сгорела «Англий­ская школа»292.
      819 [821] Тогда Коенвульф, король Мерсии, умер; Кеол- вульф стал править, и элдормен Эадбрюхт умер.
      821   [823] Тогда у Кеолвульфа отняли его королевство293.
      822   [824] Тогда два элдормена — Бургхельм и Мука — бы­ли убиты, и собрался синод в Кловешу294.
      823   [825] Тогда бритты и жители Девона сражались у Гал- форда. В тот же год король Эгбрюхт сражался с коро­лем Беорнвульфом у Эллендуна; Эгбрюхт победил, и многие были убиты295. Тогда он отправил своего сына Этельвульфа, и своего епископа Эалхстана, и своего эл­дормена Вульфхеарда в Кент с большим отрядом из ополчения, и они прогнали короля Балдреда296 на се­вер, за Темзу. Кентцы покорились Эгбрюхту, и жители Суррея, Суссекса и Эссекса, поскольку прежде их неспра­ведливо разлучили с их родичами297. В тот же год ко­роль Восточной Англии и его подданные искали покро­вительства и защиты у короля Эгбрюхта из страха перед мерсийцами. В тот же год жители Восточной Англии убили Беорнвульфа, короля Мерсии.
      825 [827] Тогда мерсийский король Лудека был убит, и 5 его элдорменов с ним; Виглаф стал королем.
      827   [829] Тогда луна померкла в праздничную ночь на се­редину зимы298. В тот же год король Эгбрюхт захватил мерсийское королевство и все земли южнее Хамбера. Он был восьмым «бретвалда»299 — первым, кто владел та­ким большим королевством, был Элле, король Суссек­са, вторым — Кеавлин, король Уэссекса, третьим — Этельбрюхт, король Кента, четвертым — Редвальд, ко­роль Восточной Англии, пятым — Эадвине, король Нор­тумбрии, шестым был Освальд, он правил после него, седьмым — Осви, брат Освальда, восьмым Эгбрюхт, ко­роль Уэссекса. Эгбрюхт повел ополчение в Дор300 про­тив нортумбрийцев; они выказали ему свою покорность и добрую волю, и на том разошлись.
      828   [830] Тогда Ви(г)лаф301 опять стал королем Мерсии302. Епископ Этельвальд умер. В тот же год король Эгбрюхт повел ополчение против жителей Уэльса и заставил их смиренно покориться.
      829   [832] Тогда архиепископ Вульфред умер.
      830    [833] Тогда Кеолнот был избран епископом303 и ру­коположен; настоятель Феологид304 умер.
      831   [834] Тогда архиепископ Кеолнот получил палий.
      832   [835] Тогда язычники305 разорили Шиппи306 .
      833    [836] Тогда король Эгбрюхт сражался в Каргемпто- не307 против 35308 корабельных дружин309; многие бы­ли убиты, и даны завладели полем битвы310. Два епи­скопа, Хереферт и Вигферт311, умерли, и два элдормена, Дудда и Осмод, умерли.
      835   [838] Тогда большой флот312 пришел в Корнуолл; они объединились с бриттами и пошли войной на Эгбрюх- та, короля Уэссекса. Он узнал о том, с ополчением вы­ступил и сражался у Хингстона, обратив в бегство брит­тов и данов313.
      836   [839] Тогда король Эгбрюхт умер. А прежде — до то­го, как он стал королем, — Оффа, король Мерсии, и Бе- орхтрик, король Уэссекса, изгнали его на 3 года из зем­ли англов в землю франков314. Беорхтрик помогал Оффе, поскольку дочь Оффы была его женой. Эгбрюхт правил 37 зим и 7 месяцев; его сын Этельвульф стал королем в Уэссексе; он поставил своего сына Этельстана править в Кенте, Эссексе, Суррее и Суссексе.
      837    [840] Тогда элдормен Вульфхеард сражался в Саут- гемптоне против 31 корабельной дружины, многих убил, и победил; в тот год Вульфхеард умер. И в тот же год dux315 Этельхельм с жителями Дорсета сражались про­тив войска данов у Портленда; они долго теснили это разбойничье войско, но потом даны завладели полем битвы и убили элдормена.
      838   [841] Тогда элдормен Херебрюхт316 и многие мерсий- цы были убиты язычниками. В тот же год они многих убили в Линдси, в Восточной Англии и в Кенте.
      839   [842] Тогда много людей погибло317 в Лондоне, Квен- товике318, Рочестере.
      840    [843] Тогда король Этельвульф сражался в Каргем- птоне против 35 корабельных дружин; даны завладели полем битвы.
      845 [848] Тогда элдормен Эанульф с жителями Сомерсе­та, и епископ Эалхстан, и элдормен Осрик с жителями Дорсета сражались против данов в устье реки Паррет, многих убили, и победили. В тот же год король Этель- стан и dux Эалхере убили множество разбойников в Сан- дуиче в Кенте; они захватили 9 кораблей, а остальные обратились в бегство319.
      851 [850] Тогда элдормен Кеорл с жителями Девона сра­жался против язычников у Виканбеорга320, многих убил, и победил. В тот же год король Этельстан и dux Эалхере убили множество язычников у Сандуича в Кенте; они захватили 9 кораблей, а остальные обратились в бегст­во; язычники в первый раз остались на зиму. В тот же год даны пришли на трехстах пятидесяти кораблях в устье Темзы, разграбили Кентербери и Лондон, разби­ли мерсийского короля Беорхтвульфа321 с его ополче­нием и отправились на юг, через Темзу, в Суррей. Ко­роль Этельвульф и его сын Этельбальд сражались про­тив них у Аклеи322, убили там великое множество языч­ников — доселе мы о другом таком сражении не слыша­ли—и победили.
      853 Тогда Бургред, король Мерсии, и его уитэны попроси­ли короля Этельвульфа, чтобы он помог им покорить жителей Уэльса. Он так и сделал: пошел с ополчением через Мерсию в Уэльс, и все жители Уэльса ему подчи­нились. В тот же год король Этельвульф отправил сво­его сына Эльфреда в Рим. Тогда его святейшество323 Лев324 был папой в Риме; он помазал Эльфреда в коро­ли325 и был его свидетелем326 при миропомазании. То­гда, в том же году, Эалхере с жителями Кента, и Худа с жителями Суррея сражались на острове Тенет против войска язычников и сначала побеждали; там много лю­дей погибло и утонуло с обеих сторон. Потом, после Пас­хи, король Этельвульф отдал свою дочь в жены королю Бургреду, из Уэссекса в Мерсию327.
      855 Тогда язычники впервые остались на зиму на Шиппи. В тот же год король Этельвульф составил грамоту и да­ровал десятую часть своих земель по всему королевству для прославления Бога и для своего вечного спасения328. В тот же год он отправился в Рим с большой пышно­стью и жил там 12 месяцев. На обратном пути Карл329, король франков, отдал ему свою дочь в жены330. Потом Этельвульф вернулся к своим подданым, и они были это­му рады. Он умер через два года после того, как приехал от франков, и его прах покоится в Винчестере; он пра­вил восемнадцать с половиной лет. Этельвульф был сы­ном Эгбрюхта, Эгбрюхт сын Эалхмунда, Эалхмунд сын Эавы, Эава сын Эоппы, Эоппа сын Ингильда. Ингильд был братом Ине, короля Уэссекса, который потом ушел к Святому Петру331 и там отдал душу Богу; они были сыновьями Кенреда, Кенред сын Кеолвальда, Кеолвальд сын Куты, Кута сын Кутвине, Кутвине сын Кеавлина, Ке­авлин сын Кюнрика, Кюнрик сын Кердика, Кердик сын
      Элесы, Элеса сын Эслы, Эсла сын Гивиса, Гивис сын Вия, Вий сын Фреавине, Фреавине сын Фритогара, Фрито- гар сын Бронда, Бронд сын Белдея, Белдей сын Водена, Воден сын Фритувальда, Фритувальд сын Фреавине332, Фреалаф сын Фритувульфа, Фритувульф сын Финна, Финн, сын Годвульфа, Годвульф сын Геата, Геат сын Тет- вы, Тетва сын Беава, Беав сын Скельдвеа, Скельдвеа сын Херемода, Херемод сын Итермона, Итермон сын Храт- ра333, который родился в ковчеге, Ной, Ламех, Мафусал, Енох, Иаред, Малеил334, Камон335, Енос, Сиф, Адам primus homo et pater noster est Christus, amen336. Потом два сына Этельвульфа стали королями: Этельбальд в Уэссексе, а Этельбрюхт в Кенте, Эссексе, Суррее и Суссексе; Этель­бальд правил 5 лет.
      860 Тогда король Этельбальд умер, и его прах покоится в Шерборне; Этельбрюхт, его брат, стал править всем ко­ролевством и правил им по общему согласию и в доб­ром мире. В его дни пришел больший флот и даны раз­рушили Винчестер. Элдормен Осрик с жителями Хвикке и элдормен Этельвульф с жителями Беркшира сража­лись против разбойничьего войска и обратили его в бег­ство, и завладели полем битвы. Этельбрюхт правил 5 лет, и прах его покоится в Шерборне.
      865   Тогда язычники обосновались на острове Тенет и за­ключили договор с жителями Кента; те обещали им пла­ту. Но под предлогом договора и обещанной платы раз­бойничье войско ускользнуло ночью и разграбило весь восточный Кент337.
      866    [865] Тогда Этельред, брат Этельбрюхта, стал коро­лем в Уэссексе. В том же году пришло большое разбой­ничье войско в землю англов, и зимовало в Восточной Англии. Там они обзавелись лошадьми; жители Восточ­ной Англии заключили с ними мир.
      867    [866] Тогда пришло разбойничье войско из Восточ­ной Англии через устье Хамбера в Нортумбрию к Йор­ку. Тогда была большая смута среди нортумбрийцев. Они изгнали своего короля Осбрюхта и признали королем без рода и права Эллу338. Позже в тот год они собрались сражаться с данами339, созвали большое ополчение, ок­ружили данов в Йорке и попытались взять эту крепость. Некоторые прорвались внутрь, но очень много нортум- брийцев было убито, и снаружи, и внутри. Оба короля погибли, а те, кто остались в живых, заключили мир с разбойничьим войском. В тот же год епископ Эалхстан умер; он 50 лет занимал епископскую кафедру в Шер- борне, и прах его покоится в этом городе.
      868    [867] Тогда пришло то же войско в Мерсию, в Нот­тингем, и зимовало там. Мерсийский король Бургред и его уитэны просили Этельреда, короля Уэссекса, и его брата Эльфреда помочь им сразиться с данами. Они по­шли с уэссекским ополчением в Мерсию к Ноттингему, окружили разбойничье войско в крепости, но там не бы­ло серьезного сражения340, и мерсийцы заключили мир с данами.
      869   Тогда разбойничье войско опять пришло в Йорк и ос­тавалось там год.
      870   Тогда даны отправились верхом через Мерсию в Вос­точную Англию и зимовали в Тетфорде. В ту зиму ко­роль Эадмунд341 сражался против них; даны победили, убили короля и захватили всю ту землю. В тот же год архиепископ Кеолнот умер. И Этельред, епископ Уилтшира, был избран архиепископом Кентербери.
      871    Тогда разбойничье войско пришло в Уэссекс, в Ре- динг, и спустя 3 ночи два эрла отправились верхом на вылазку. Элдормен Этельвульф встретил их на Ингл- филд, сражался с ними, и победил. Спустя 4 ночи ко­роль Этельред и его брат Эльфред привели большое войско ополчения к Редингу и сражались против да­нов; многие были убиты с той и с другой стороны, эл­дормен Этельвульф342 там погиб, и даны завладели по­лем битвы. Спустя 4 ночи король Этельред и его брат Эльфред сражались против всего разбойничьего вой­ска на Эшдауне. Оно было поделено на две части: в од­ной — короли язычников, Бэгсиг и Хеалвдене, а в дру­гой — эрлы343. Король Этельред сражался против ко­ролей, в этом сражении погиб Бэгсиг. А его брат Эльфред сражался против эрлов, в этом сражении па­ли эрл Сидрок Старый, эрл Сидрок Юный, эрл Осберн, эрл Френа и эрл Харальд. Оба войска язычников бе­жали, много тысяч людей были убиты, битва продол­жалась до ночи. Спустя 14 ночей король Этельред и его брат Эльфред сражались против разбойничьего вой­ска в Базинге, и даны победили. Спустя 2 месяца ко­роль Этельред и его брат Эльфред сражались против того войска у Мертона; оно было поделено надвое. Они теснили данов, побеждали целый день, много было убитых с обеих сторон, и даны завладели полем бит­вы. Там погиб епископ Хеахмунд344 и много добрых людей. После той битвы приплыл большой летний флот345. Затем, после Пасхи, король Этельред умер; он правил 5 лет, и прах его покоится в Уимборне. Тогда его брат Эльфред, сын Этельвульфа, стал королем в Уэссексе, и спустя месяц король Эльфред с небольшим отрядом сражался против всего разбойничьего войска в Уилтоне. Он теснил их целый день, и даны завладели полем битвы. В тот год произошли 9 больших сраже­ний с разбойничьим войском в королевстве к югу от Темзы, а кроме того, Эльфред, брат короля, и элдор- мены без него, и королевские тэны верхом совершали вылазки несчетное число раз. В том году погибли 9 эр­лов и один король, и в тот год жители Уэссекса заклю­чили мир с разбойничьим войском.
      872   [871] Тогда разбойничье войско пришло из Рединга в Лондон и зимовало там; и мерсийцы заключили мир с этим войском.
      873    [872] Тогда разбойничье войско пришло в Нортум- брию и зимовало в Торкси, в Линдси; тогда мерсийцы заключили мир с этим войском.
      874   [873] Тогда разбойничье войско пришло из Линдси в Рептон и там зимовало; даны изгнали короля Бургреда за море после того, как он правил королевством 22 зи­мы, и захватили всю ту землю. Бургред отправился в Рим и остался там, и прах его покоится в церкви святой Ма­рии в Английской школе. В тот же год даны отдали мер­сийское королевство одному немудрому королевскому ТЭНу34б. он Принес им клятву и дал заложников, что от­даст им королевство по первому их желанию, и сам бу­дет к их услугам со всеми своими людьми.
      875   [874] Тогда разбойничье войско ушло из Рептона; Хе- алвдене увел часть людей в Нортумбрию, и они зимова­ли на реке Тайн. Они захватили ту землю и ходили войной на пиктов и бриттов из Стратклайдского коро­левства. А 3 короля — Годрум, Оскютель и Анвюнд — отправились с большим войском из Рептона в Кембридж и оставались там год. В это лето король Эльфред вывел флот в море и сражался против 7 кораблей; один захва­тил, а остальные обратились в бегство.
      876    [875] Тогда разбойничье войско ускользнуло от уэс- секского ополчения и пришло в Уэрхем. Король заклю­чил мир с ними; они поклялись ему на священном коль­це — так они прежде ни одному народу не клялись, — что они быстро уйдут из его королевства. Но под этим предлогом они ускользнули ночью от уэссекского опол­чения и верхом отправились в Эксетер. И в тот год Хе- алвдене поделил землю в Нортумбрии347, и они ее вспа­хали и стали с нее жить.
      877    [876] Тогда разбойничье войско пришло из Уэрхема в Эксетер, а флот данов поплыл кружным путем на за­пад, но попал в жестокий шторм: 120 кораблей погибли у Свонтежа. Король Эльфред отправился с ополчением за конным войском к Эксетеру, но не смог догнать да­нов, и они засели в крепости, куда нельзя было войти. Даны дали Эльфреду столько знатных заложников, сколько он захотел, поклялись суровыми клятвами, и добрый мир заключили. Потом, осенью, разбойничье войско ушло в Мерсию, где они часть земли поделили, а часть оставили Кеолвульфу348.
      878  Тогда на середину зимы, после двенадцатой ночи, раз­бойничье войско проскользнуло в Чиппенгем; даны за­хватили земли Уэссекса, поселились в них и многих лю­дей изгнали за море. А большую часть тех, кто остался, они победили и подчинили, но не короля Эльфреда. Он с небольшим отрядом с трудом прошел через леса и нашел убежище среди болот349. В ту же зиму приплыл брат Ин­вара и Хеалвдене в Уэссекс, в Девоншир с 23 кораблями, и его там убили, и 800 человек, которые были с ним, и 40 человек из его дружины350. Затем на Пасху король Эльф­ред с небольшим отрядом возвел укрепление на острове Этелни351, и оттуда вел войну против разбойничьего вой­ска, вместе с людьми Сомерсета, которые жили поблизо­сти. На седьмую неделю после Пасхи он поскакал к кам­ню Эгбрюхта у восточного края Селвуда; к нему туда пришли все жители Сомерсета и Уилтшира, и те жители Гемпшира, которые не уплыли за море; они были ему ра­ды. Спустя одну ночь король Эльфред отправился из сво­его лагеря в Айленд Вуд352, и спустя еще одну ночь — в Эддингтон. Там он сражался против всего разбойничье­го войска, обратил данов в бегство, преследовал их до их крепости и стоял там 14 ночей. Тогда они дали ему важ­ных заложников, поклялись суровыми клятвами, что они уйдут из его королевства, и пообещали, что их король примет крещение353. Они так и сделали: спустя 3 недели тридцать самых прославленных людей из войска данов — и Годрум среди них — приехали к Эльфреду в Эллер, что неподалеку от Этелни. Король был крестным Годру- ма, а церемония снятия белых одежд354 была в Уэрмо- ре355. Годрум оставался 12 ночей с королем, и тот почтил его и его спутников, поднеся им богатые дары.
      879   [878] Тогда разбойничье войско ушло из Чиппенгема в Чичестер и оставалось там год. В тот же год собралась
      шайка викингов и расположилась на острове Фалгем на Темзе. В тот же год солнце померкло на один час.
      880   [879] Тогда разбойничье войско ушло из Чичестера в Восточную Англию, поселилось в той земле и поделило ее. В тот же год даны, которые прежде стояли на Фалге- ме, уплыли за море в землю франков и оставалось там год.
      881    Тогда разбойничье войско ушло в землю франков; франки с ними сражались, и даны добыли себе коней после этого сражения.
      882   [881] Тогда разбойничье войско поднялось вверх по Маасу, вглубь франкских земель, и оставалось там год. В тот же год король Эльфред вывел в море флот и сра­жался с четырьмя кораблями данов; он захватил два ко­рабля — все люди, которые на них плыли, были убиты. А люди с двух других кораблей сдались, но они были сильно изранены, прежде чем покорились.
      883   [882] Тогда разбойничье войско поднялось по Шель­де к Конде356 и оставалось там год.
      884   [883] Тогда разбойничье войско прошло по Сомме к Амьену и оставалось там год.
      885    [884] Тогда разбойничье войско, о котором прежде говорилось, разделилось надвое, часть данов осталась на востоке, а другие подошли к Рочестеру357. Они окру­жили город и построили собственные укрепления, но жители города защищалась, пока король Эльфред не по­дошел с ополчением. Тогда даны ушли к своим кораб­лям, бросив лагерь; они остались без лошадей358 и вско­ре уплыли за море. И в тот же год король Эльфред отправил флот в Восточную Англию. Как только кораб­ли вошли в устье Стура, им встретились 16 кораблей ви­кингов; они359 с ними сражались, захватили все кораб­ли, а людей убили. Потом они отправились в обратный путь со своей добычей и встретили большой флот ви­кингов, в тот же день с ними сразились, и даны победи­ли. В тот же год перед серединой зимы Карл360, король франков, умер; его убил вепрь. Годом раньше умер его брат, он правил тем же западным королевством. Они оба были сыновьями Людовика361; он тоже правил в запад­ном королевстве и умер в тот год, когда затмилось солн­це. Людовик был сыном Карла362, чью дочь Этельвульф, король Уэссекса, взял в жены. В тот же год собрался большой флот в земле старых саксов363, и за год про­изошло два больших сражения364, в которых саксы по­бедили; с ними были фризы. В тот же год Карл365 стал королем западного королевства366 — и всего западного королевства, которым владел его прадед, по эту и по ту сторону Средиземного моря367, кроме Бретани. Карл был сыном Людовика368, брата Карла, — тот был отцом Юди­фи, которую взял в жены король Этельвульф. Они бы­ли сыновьями Людовика369, Людовик был сыном старо­го Карла370, Карл был сыном Пиппина371. В тот же год умер добрый папа Марин; он освободил Английскую школу от податей по просьбе короля Эльфреда и отпра­вил ему богатые дары и кусок креста, на котором стра­дал Христос. В тот же год разбойничье войско из Вос­точной Англии нарушило мир с королем Эльфредом.
      886   [885] Тогда разбойничье войско, которое прежде стоя­ло на востоке, вернулось на запад, поднялось по Сене и там зимовало372. В тот же год король Эльфред занял Лон­дон373, и весь народ англов ему покорился, кроме тех, кто был под властью данов. Этот бург374 был передан375 элдормену Этельреду376.
      887   [886-7] Тогда разбойничье войско прошло на кораб­лях под мостом в Париже, поднялось вверх по Сене до Марны к Шези и стояло в двух местах — там и на Йон- не — два года. В тот же год умер Карл377, король фран­ков; Арнульф, сын его брата378, отнял у него королевст­во за 6 недель до того, как он умер. Потом королевство поделили на 5 частей, и пять королей были помазаны, однако это было сделано с согласия Арнульфа, и они со­гласились править под его рукой, поскольку никто из них не принадлежал к королевскому роду по отцу. Ар- нульф остался в землях к востоку от Рейна, и Рудольф379 стал королем в центральных землях, Одо380 — в запад­ной части, а Беренгар381 и Гвидо382 — в земле лангобар­дов383 и в землях по эту сторону гор. Они384 сильно враждовали, между ними произошло два крупных сра­жения385, а кроме того, они постоянно разоряли свою страну и отнимали ее друг у друга. В тот год, когда раз­бойничье войско прошло под мостом в Париже, элдор­мен Этельхельм386 отвез в Рим дары от жителей Уэссек­са и короля Эльфреда.
      888  Тогда элдормен Беокка387 отвез в Рим дары от уэссекс- цев и короля Эльфреда. Королева Этельсвит, сестра ко­роля Эльфреда388, умерла, и прах ее покоится в Павии389. В тот же год архиепископ Этельред390 и элдормен Этель- вольд391 умерли в один месяц.
      889   В этом году никто не ездил в Рим, кроме двух гонцов, которых король Эльфред посылал с письмами.
      890   Тогда настоятель Беорнхельм392 отвез дары от жите­лей Уэссекса и от короля Эльфреда в Рим. Годрум, ко­роль норманнов, умер; его крестильное имя было Этель- стан393, он был крестником короля Эльфреда и жил в Восточной Англии, а прежде эту землю захватил. В тот же год разбойничье войско ушло из Сены к городу Сен- JIo394, который находится между землями бретонцев и франков; бретонцы сражались с данами и победили; они оттеснили их в реку, где многие утонули. Тогда Плегмунд был избран Богом и всеми святыми395.
      891  Тогда разбойничье войско отправилось на восток396, и король Арнульф вместе с восточными франками, сакса­ми и баварцами сражался против конных данов, преж­де чем подошли их корабли397, и обратил их в бегство. Три скотта398 прибыли к королю Эльфреду: они приплы­ли из Ибернии399 в лодке без весел, поскольку хотели странствовать во славу Бога, неважно где. Лодка, на ко­торой они плыли, была сделана из двух с половиной шкур400; они взяли с собой еды на семь ночей — и на седь­мую ночь пристали к берегу в Корнуолле; сразу после этого они отправились к королю Эльфреду. Их звали так: Дубслане, Макбету и Маэлинмун. А Суифне401, лучший проповедник среди скоттов, умер402. В этот же год после Пасхи — в молебственные дни403 или раньше — явилась звезда, которую на ученом языке называют «комета»; некоторые говорят, что на английском она называется «волосатая звезда», поскольку от нее расходятся длин­ные лучи — иногда в одну сторону, иногда во все.
      892  Тогда, в этом году, пришло то большое войско, о кото­ром прежде говорилось, из восточного королевства404 в Булонь. Там они — вместе с конями и всем прочим доб­ром — погрузились на корабли и приплыли на 250 ко­раблях в устье Лимне405. Это устье расположено на вос­токе Кента, у восточной оконечности большого леса, который мы называем Андредским. Лес тянется с вос­тока на запад на сто двадцать миль, если не больше, а ширина его — тридцать миль. Река, о которой мы преж­де говорили, вытекает из него. Даны провели свои ко­рабли на веслах 4 мили по этой реке — от внешнего края устья до леса — и там разрушили укрепление в болотах; в нем были несколько керлов406, и оно было недострое- но407. Вскоре Хэстен408 с 80 кораблями вошел в устье Темзы, и они стали лагерем в Милтоне, а другое разбой­ничье войско409 стояло в Эплдоре.
      893   В этом году, через двенадцать месяцев после того, как даны построили укрепления в восточном королевстве410, жители Нортумбрии и Восточной Англии принесли клятвы королю Эльфреду, а в Восточной Англии ему да­ли 6 знатных заложников. Но вопреки этому договору, всякий раз, когда другие даны отправлялись в поход, они тоже ходили грабить — иногда с ними, иногда сами по себе411. Король Эльфред собрал ополчение и разбил свой лагерь между лагерями данов, на ближайшем расстоя­нии от лесных укреплений и укреплений на реке, так что,
      попытайся одно из войск покинуть лагерь, король мог легко его перехватить. После этого отряды данов, пе­шие и конные, стали выбираться из леса в тех местах, где не было стражи, и их день за днем — и даже ноча­ми — ловили воины из ополчения и из бургов. Король поделил свое ополчение надвое, так что во всякое вре­мя половина людей была дома, а половина в походе, не считая тех воинов, которые защищали бурги412. Только дважды даны в полном составе покидали лагерь: пер­вый раз — когда они только сюда пришли, прежде чем было созвано ополчение; а во второй раз — когда захо­тели сняться с места. Они собрали большую добычу и решили уйти на север за Темзу, в Эссекс, к своим кораб­лям, но воины ополчения преградили им путь, срази­лись с ними в Фернхеме, обратили их в бегство, а добы­чу отобрали. И даны переправились через Темзу без брода, а затем поднялись вверх по течению Колна и ук­рылись на маленьком острове. Воины ополчения сте­регли их там, пока не закончились припасы. Но уста­новленный срок службы истек, припасы иссякли, и король направился им на смену с теми скирами, кото­рые были с ним в ополчении413. Пока он был в пути, а другие воины пошли домой, — а даны оставались на ост­рове, поскольку их король был ранен в сражении и не мог идти, — жители Нортумбрии и в Восточной Анг­лии414 снарядили около сотни кораблей и поплыли вдоль побережья на юг. И еще примерно сорок кораб­лей отправились вдоль побережья на север и осадили крепость в Девоне у Северного моря, а те, кто двигались на юг, осадили Эксетер. Когда король об этом услышал, он повернул на запад, к Эксетеру, со всем ополчением, кроме небольшого отряда воинов, который отправился на восток. Они пришли в Лондон, после чего вместе с лондонским гарнизоном и теми подкреплениями, кото­рые прибыли с запада, направились на восток, в Бен- флит. Хэстен еще раньше пришел туда со своим войском, которое прежде стояло в Милтоне, и сюда же явилось то большое войско, которое прежде стояло в Эплдоре, в устье Лимне. Хэстен построил укрепления в Бенфлите и после этого отправился грабить, а большое войско ос­тавалось на месте. Воины ополчения пришли туда, раз­били данов, разрушили укрепления, захватили все, что было внутри, — добро, женщин, детей — и привезли в Лондон. А из кораблей часть разбили, часть сожгли, часть отвели в Лондон или Рочестер. Жену Хэстена и двух его сыновей отправили к королю, и он вернул их Хэстену, поскольку один из мальчиков был его крест­ником, а другой — крестником элдормена Этельреда415. Они стали их крестными до того, как Хэстен пришел в Бенфлит, и Хэстен тогда принес клятвы и дал заложни­ков, а король поднес ему много даров, и так же посту­пил, когда возвращал жену и детей. Но как только люди Хэстена пришли в Бенфлит и встали там лагерем, они начали грабить как раз те самые земли в королевстве Эльфреда, которыми владел его кум Этельред. Когда разрушили его лагерь, он их грабил во второй раз. Ко­роль же, как я раньше говорил, отправился с ополчени­ем на запад к Эксетеру — этот бург осаждали даны, — и когда он туда пришел, они вернулись на свои корабли. И пока король на западе сторожил то разбойничье вой­ско, два других войска сошлись в Шубери в Эссексе и построили там укрепления, а потом вместе отправились вверх по Темзе, и к ним еще пришло большое пополне­ние из Нортумбрии и Восточной Англии. Они подня­лись по Темзе до Северна, и затем вверх по Северну. То­гда элдормен Этельред416, элдормен Этельхельм417, элдормен Этельнот418, королевские тэны из крепостей, свободные в тот момент от службы419, — из всех бургов, расположенных к востоку от Паррет, к западу и к восто­ку от Селвуда, к северу от Темзы и к западу от Север­на, — и часть жителей Северного Уэльса420 собрались все вместе, напали на данов с тыла, у Батинтона, на берегу
      Северна, и взяли в осаду их лагерь на двух берегах ре­ки421. Они стояли много недель по обеим берегам реки, а король в Девоне стерег флот, и у данов422 закончились припасы, так что они съели почти всех своих коней, а остальные кони умерли от голода. Тогда они напали на воинов, которые стояли на восточном берегу реки, и сра­жались с ними, и христиане423 победили. Там был убит королеский тэн Ордхех, и многие другие королевские тэны; из данов спаслись только те, кто сумел убежать. Они отправились в Эссекс, где был их лагерь и стояли их корабли, но в начале зимы все, кто уцелел, собрались из Восточной Англии и из Нортумбрии опять в боль­шое войско. Они оставили своих жен, корабли и добро в Восточной Англии и шли, не останавливаясь ни днем ни ночью, пока не добрались до заброшенной крепости на Уиррел, которая называется Честер. Воины ополче­ния не сумели нагнать их прежде, чем они оказались в крепости, но осаждали ее два дня, захватили весь скот, который был в окрестностях, убивали всех данов, пой­манных вне крепости, сожгли все посевы и пустили сво­их коней, чтобы те съели все в округе. Это было через двенадцать месяцев после того, как даны пришли сюда из-за моря.
      894 Вскоре, в этом году, разбойничье войско ушло от Уир­рел в Северный Уэльс — они не могли находиться в кре­пости, поскольку ни зерна, ни скота, которые можно бы­ло бы захватить, там не осталось. Из Северного Уэльса даны со всей добычей, которую там награбили, отпра­вились через Нортумбрию и Восточную Англию, где ополчение не могло их настичь, к восточной границе Эс­секса, к острову, что расположен в море, которое назы­вается Мереей424. А разбойничье войско, которое осаж­дало Эксетер, по пути домой стало грабить в Суссексе, у Чичестера, но воины из этого бурга прогнали их, много сотен людей убили и захватили несколько кораблей. В тот же год, ближе к зиме, даны, которые стояли в Мер- сее, провели на веслах свои корабли вверх по Темзе, а потом вверх по Ли. Это было через два года после того, как они пришли сюда из-за моря.
      895   В этом году разбойничье войско, о котором говори­лось прежде, стало лагерем на Ли, в двадцати милях вы­ше по течению от Лондона. Летом большая часть гар­низона этого бурга и другие люди напали на лагерь данов, но отступили, и четыре королевских тэна погиб­ли. Той осенью король встал лагерем в окрестностях бур­га425 на то время, пока шла жатва, чтобы даны не отня­ли зерно. Как-то раз король поскакал вдоль берега вверх по течению и заметил, что в одном месте можно перего­родить реку, и тогда даны не смогут там пройти на сво­их кораблях. Так и сделали: построили два укрепления на двух берегах реки. Когда люди Эльфреда в них рас­положились и начали перегораживать реку, даны поня­ли, что они не сумеют вывести корабли. Они их броси­ли, отправились по суше в Бриднорт и стали лагерем на берегу Северна. После этого ополчение поскакало на за­пад за данами, а люди из Лондона захватили корабли и сломали те из них, которые нельзя было увести, а те, которые можно было использовать, привели в Лондон. Своих жен даны оставили в Восточной Англии, когда покидали лагерь. А сами они обосновались на зиму в Бриднорте. Это было через три года после того, как да­ны пришли сюда, в устье Лимне, из-за моря.
      896   После этого, летом в этом году, разбойничье войско разошлось, кто в Восточную Англию, кто в Нортумбрию, и те, кто были бедны, погрузились там на корабли и уп­лыли за море на юг, в Сену. По милости Господа не су­мело разбойничье войско до конца сокрушить народ анг­лов, при том что еще больше зла в эти три года принес мор среди людей и скота, и главное — многие королев­ские тэны, лучшие в этой земле, умерли за это время. Среди них были Свитульф, епископ Рочестера, и Кеол- мунд, элдормен Кента, и Беорхтульф, элдормен Эссек­са, и Вульферт, элдормен Гемпшира, и Эалхеард, епископ Дорсета, и Эадульф, королевский тэн из Суссекса, и Бе- орнульф, викгерефа426 Винчестера, и Эгульф, королев­ский конюший, и еще многие, хотя я назвал самых из­вестных. В тот год разбойничье войско из Восточной Англии и Нортумбрии не раз нарушало покой в уэссек- ских землях: они отнимали зерно и скот на южных побе­режьях, но худшей бедой были эски427, которые сохра­нились с прежних времен. Тогда король Эльфред повелел построить длинные корабли, чтобы сражаться против зе­ков. Они были почти вдвое длиннее: у некоторых — по 60 весел, а у некоторых больше. И они были быстроход­нее, прочнее и выше, чем эски; и построены ни на фриз­ский манер, ни на данский, а так, как, по мнению короля, было лучше всего. И как-то раз, в этом же году, приплы­ли шесть кораблей на Уайт, и много зла содеяли на этом острове, в Девоне и повсюду на побережьях. Тогда ко­роль повелел, чтобы девять новых кораблей отправились за ними и перекрыли им путь из устья в открытое море. Три корабля данов стали против них биться, а три стоя­ли на суше выше по течению, в дальнем конце устья: лю­ди, бывшие на них, ушли вверх по реке. Корабельщики Эльфреда захватили два из трех кораблей на выходе из устья и убили людей, а один корабль пробился, хотя на нем осталось в живых только пять человек. Тогда девять кораблей прошли дальше в устье, туда, где стояли другие корабли данов. И они встали очень неудобно, три — на той стороне, где стояли корабли данов, а все прочие — на другом берегу, так что не могли друг к другу добраться428. Когда вода была за много форлонгов от кораблей, даны с оставшихся кораблей пришли к тем трем кораблям, что стояли на суше на их берегу в ожидании прилива, и сра­жались с людьми, которые на них были. Там были убиты королевский герефа Лукумон, фриз429 Вульфхеард, фриз Эббе, фриз Этельхере, Этельферт, приближенный коро­ля, и всего фризов и англов 62 человека, и 120 данов. Да­ны сумели уйти по приливной воде раньше, чем христиа­не смогли столкнуть свои корабли430, и вышли на веслах в открытое море. Но люди были настолько изранены, что не сумели отойти на веслах от суссекского побережья, и два корабля выбросило на сушу. Корабельщиков отпра­вили в Винчестер к королю, и он повелел их повесить. А те, кто приплыл в Восточную Англию на третьем ко­рабле, были сильно покалечены. В то лето не меньше 20 кораблей затонули у южного побережья, с людьми и всем прочим. В тот же год умер королевский конюший Вульф- рик, он был к тому же валийский герефа431.
      897 Тогда, в этом году, Этельм, элдормен Уилтшира, умер за девять ночей до середины лета432; тогда Хеахстан умер, он был епископом Лондона.
      900 Тогда Эльфред, сын Этульфа433, умер за шесть ночей до дня Всех Святых; он был королем всего народа англов, кроме тех, кто был под властью данов, и правил королев­ством 29 с половиной зим; его сын Эадвеард стал коро­лем. Тогда Этельвальд, сын его дяди по отцу434, захватил королевские поместья в Уимборне и Твингеме без дозво­ления короля и его уитэнов. Тогда король с ополчением поскакал туда и встал лагерем в Бедберне, неподалеку от Уимборна. Этельвальд оставался в усадьбе со всеми свои­ми людьми; он закрыл перед королем все ворота и зая­вил, что хочет жить здесь или умереть435. Но под этим предлогом он ускользнул ночью и добрался до разбой­ничьего войска в Нортумбрии; король повелел скакать за Этельвальдом, но его не удалось нагнать. Тогда воины захватили жену Этельвальда, которую он взял без дозво­ления короля и вопреки предписаниям епископа, пото­му что она раньше была пострижена в монахини436. В этом же году Этельред, элдормен Девона, умер за четыре не­дели до короля Эльфреда.
      902 Тогда элдормен Этульф, брат Эалхсвит437, умер, и Вер­гилий, настоятель из скоттов438, и священник Грим- бальт439 в 8 иды июля.
      903 Тогда Этельвальд пришел из-за моря с флотом, с ко­торым он был в Эссексе.
      904Тогда Этельвальд подговорил разбойничье войско из Вос­точной Англии начать смуту; они разорили земли Мерсии до Криклейда, потом перешли Темзу, захватили в Брайто­не и окрестностях все, что попалось под руку, и ушли на­зад. Король Эадвеард отправился за ними, как только со­брал ополчение, и разорил все их земли между валами440 и Уайсси до Фене441. Решив уходить, он передал ополче­нию приказ, чтобы они уходили все вместе. Но жители Кента отстали, не послушав приказа короля, хотя он от­правил к ним семь гонцов. Тогда разбойничье войско ок­ружило их, и они сражались. Там был убит элдормен Си- гульф, и элдормен Сигельм442, и королевский тэн Эадвольд, и настоятель Кенульф, и Сигебрехт, сын Сигульфа, и Эад- вальд, сын Акки, и еще многие, хотя я назвал самых из­вестных443. На стороне данов были убиты их король Эох- рик444, и этелинг Этельвальд, который подговорил их начать смуту, и Бюрхтсиге, сын этелинга Беорнота445, и холд446 Юсопа, и холд Оскютель, и еще очень многие, ко­го мы сейчас не можем назвать. На обеих сторонах многие были убиты, но данов погибло больше, хотя они завладе­ли полем битвы. И Эалхсвит447 умерла в этот же год.
      905 Тогда, в этом году, Эльфред, герефа Бата, умер. В этом же году в Тидинфорде был заключен мир с жителями Восточной Англии и Нортумбрии, как король Эадвеард решил.
      908   Тогда Денульф умер; он был епископом Винчестера448.
      909   Тогда Фритестан стал епископом Винчестера449; после этого умер Ассер, он был епископом Шерборна450. В тот же год король Эадвеард послал ополчение из Уэссекса и Мерсии, и они учинили жестокий грабеж у северного войска451, захватили людей и разное добро, и много да­нов убили. Они были в походе пять недель.
      910   Тогда даны из Нортумбрии нарушили мир, они отверг­ли все соглашения, которые им предлагали король Эад- веард и его уитэны, и разорили земли Мерсии. Тогда ко­роль собрал несколько сотен кораблей; он сам находился в Кенте, а корабли пошли на восток вдоль южного по­бережья ему навстречу. Даны решили, что большая часть королевских воинов плывет на кораблях, и они могут беспрепятственно идти, куда захотят. Когда король уз­нал, что они отправились грабить, он послал ополчение из Уэссекса и Мерсии; они нагнали данов на обратном пути, сражались с ними, и обратили их в бегство; они много тысяч данов убили, и там король Эквильс452 был убит.
      911  Тогда Этельред, элдормен Мерсии, умер, и король Эад- веард получил Лондон, Оксфорд и все те земли, кото­рые к ним относились453.
      912   Тогда, в этом году, около дня святого Мартина454, ко­роль Эадвеард повелел построить бург на севере, у Херт- форда, между реками Маран, Бейн и Ли. После этого, тем же летом455, между молебственными днями и сере­диной лета, король Эадвеард отправился со своим вой­ском в Эссекс, к Мэлдону, и стоял там все то время, пока строился бург в Уитгеме. Большинство людей, которые прежде были под властью данов, ему подчинились. Часть его войска тем временем строила бург в Хертфор- де, на южном берегу Ли456.
      913  Тогда, в этом году после Пасхи, прискакало разбойни­чье войско из Нортгемптона и Честера и нарушило мир; было убито много людей в Хук Нортоне и округе. Вско­ре, когда эти даны ушли, собралось другое конное вой­ско и прискакало в Латон. Но местные жители держали оборону; они сразились с данами, обратили их в бегст­во и отняли все, что те захватили, а также их коней и большую часть оружия.
      914   Тогда, в этом году, пришел сюда большой флот с юга, из Бретани, и с ним два эрла, Охтор и Хроальд. Они от­правились вдоль берега на запад до устья Северна и гра­били на побережьях Уэльса повсюду, где им вздумает­ся; они захватили Камелеака, епископа Эрченфилда457, и увели его с собой на корабли. Потом король Эадвеард выкупил его за 40 фунтов. После этого все разбойничье войско сошло на берег и хотело идти дальше грабить Эрченфилд. Но люди из Херефорда, Глостера и сосед­них бургов встретили их, сражались с ними и обратили их в бегство; они убили эрла Хроальда, брата эрла Ох- тора, и многих из этого войска. Даны нашли убежище в одном форте, и они держали их там в окружении, пока те не дали заложников, пообещав, что уйдут из владе­ний короля Эадвеарда. Король повелел нести стражу на южном берегу в устье Северна, от Корнуолла на западе до устья Эйвона на востоке, чтобы даны не могли выса­диться нигде на этом побережье. Однако два раза они высадились ночью, ускользнув от стражи: один раз — восточнее Уотчета, другой раз — в Порлоке. Но оба раза их разбили, так что немногие из данов вернулись, кро­ме тех, кто добрался вплавь к кораблям. После этого да­ны расположились на острове Флатхольм458 и стояли до тех пор, пока у них не кончились припасы; многие их люди умерли от голода, поскольку они не могли добыть никакой еды. Тогда они отправились в Дивед, а отту­да—в Ирландию; это было осенью. После этого, в том же году, перед днем святого Мартина, король Эадвеард отправился в Бакингем со своим ополчением и стоял там четыре недели; он построил бурги на обоих берегах ре­ки459, до того как оттуда ушел. И эрл Туркютель со все­ми холдами, почти все влиятельные люди из окрестно­стей Бедфорда460, а также многие из окрестностей Нортгемптона попросили его быть их повелителем.
      915 Тогда, в этом году, перед днем святого Мартина, ко­роль Эадвеард отправился с ополчением к Бедфорду и захватил этот бург; почти все люди, которые там жили, ему подчинились. Король стоял там четыре недели; он повелел построить бург на южном берегу реки461, до то­го как оттуда ушел.
      916   Тогда, в этом году, перед серединой лета, король Эад- веард пришел в Мэлдон; он построил там бург и укре­пил его, до того как оттуда ушел. В тот же год эрл Тур- кютель с теми людьми, которые захотели последовать за ним, отправился за море в землю франков, с дозволе­ния и при поддержке короля Эадвеарда.
      917  Тогда, в этом году перед Пасхой, король Эадвеард по­велел идти в Таучестер и построить там бург; после это­го, в том же году, он повелел построить бург в Вигинга- мере462. В то же лето, между ламмасом и серединой лета463, разбойничье войско из Нортгемптона, Лестера и земель к северу от них нарушило мир и отправилось к Таучестеру; они сражались за этот бург целый день и рас­считывали его захватить. Но люди, которые были в бур­ге, защищали его, пока не подошла помощь, и тогда даны отступили. Вскоре после этого они опять отправились ночью на грабеж, напали неожиданно и захватили не­мало пленников и добычи между Бернвудом464 и Айл- сбери. Тем временем даны из Хантингдона и Восточной Англии стали лагерем в Темпсфорде465, поселились там и построили укрепления, оставив свой прежний лагерь в Хантигдоне. Подумав, что теперь они смогут шире се­ять вражду и смуту, даны отправились в поход и подо­шли к Бедфорду; но люди, которые были в бурге, вы­ступили против них, сражались с ними, обратили их в бегство и многих из них убили. Но после этого вновь собралось большое разбойничье войско из Восточной Англии и мерсийских земель466; даны подошли к бургу Вигингамере, окружили его, сражались за него целый день и захватили весь скот в округе. Но люди, которые были в бурге, защитили его, и тогда даны отступили. По­сле этого, тем же летом, во владениях короля Эадвеарда люди из всех ближайших бургов, которые могли прий­ти, собрались в большое войско467; они подошли к Тем- псфорду, осадили этот бург и сражались за него, пока его не захватили. Они убили короля данов468, эрла Тог- ла, эрла Манна, и его сына, его брата, и всех, кто был в бурге и хотел защищаться, а всех прочих и все, что бы­ло в бурге, захватили. Вскоре после этого, осенью, лю­ди из Кента, Суррея, Эссекса и всех ближайших бургов собрались в большое войско; они подошли к Колчесте- ру, окружили этот бург и сражались за него, пока его не захватили. Они убили весь гарнизон, кроме тех, кто пе­релез через стены, и захватили все, что было в бурге. Но после этого, в ту же осень, собралось большое разбой­ничье войско в Восточной Англии, из местных жителей и тех викингов, которых они призвали себе на подмогу. Подумав, что теперь они смогут отомстить за свои по­тери, даны подошли к Мэлдону, окружили этот бург и сражались за него, пока к воинам бурга не подошло большое подкрепление, тогда даны отступили. После этого люди из бурга и те, кто пришел им на помощь, вы­ступили и обратили разбойничье войско в бегство, и много сотен данов убили — и людей с эсков469 , и про­чих. Вскоре после этого, в ту же самую осень, король Эадвеард отправился с уэссекским ополчением к Пас- сенгему470 и стоял там, пока строился бург в Таучестере с каменной стеной. Тогда эрл Турферт, его холды, и все даны, жившие в окрестностеях Нортгемптона и дальше на север до Уэлленда, подчинились ему и просили его стать их повелителем и защитником. Когда одна часть ополчения разошлась по домам471, выступила другая; они отправились к бургу в Хантингдоне и по повелению короля Эадвеарда починили укрепления и отстроили их заново в тех местах, где они были разрушены. Все мест­ные жители, которые там еще оставались, покорились королю Эадвеарду и просили у него мира и защиты. Вскоре после этого, в том же году, перед днем святого Мартина, король Эадвеард с уэссекским ополчением от­правился к Колчестеру, починил укрепления и отстро­ил их заново в тех местах, где они были разрушены. То­гда множество жителей Восточной Англии и Эссекса, которые прежде были под властью данов, подчинились ему, и все даны из Восточной Англии как один ему по­клялись, что они хотят всего того, чего он хочет, и хо­тят мира с теми, с кем король хочет мира, на суше и на море. А даны из окрестностей Кембриджа сами по себе признали короля Эадвеарда своим повелителем и защит­ником и скрепили это клятвами, как король решил.
      918   Тогда, в этом году, между молебственными днями и серединой лета, король Эадвеард с ополчением отпра­вился к Стамфорду и повелел построить бург на южном берегу реки472; все те люди, которые жили в окрестно­стях северного бурга, покорились ему и просили его быть их повелителем. Когда король расположился в этом месте, в Тамуорте умерла его сестра Этельфлед за 12 ночей до середины лета. Он поскакал в бург в Тамуор­те, и там все жители Мерсии, которые прежде были под­данными Этельфлед, короли Уэльса — Ховел, Кледаук473, и Иотвелл474 — и все жители Уэльса подчинились ему и попросили его быть их повелителем. Оттуда король от­правился в Ноттингем, вошел в этот бург и повелел его восстановить и поселить людей — англов и данов. Тогда ему подчинились все жители Мерсии — и англы, и да­ны.
      919   Тогда, в этом году, на исходе осени, король Эадвеард отправился с ополчением в Телуолл и повелел постро­ить там бург, заселить его и поставить там гарнизон. Дру­гому отряду ополчения, также из жителей Мерсии, ко­роль повелел, пока он находится здесь, отправиться в Нотумбрию, в Манчестер, и восстановить его, и поста­вить там людей. Тогда умер архиепископ Плегмунд.
      920   Тогда, в этом году, перед серединой лета, король Эад­веард отправился с ополчением в Ноттингем; он пове­лел построить бург на южном берегу реки, напротив дру­гого бурга, и мост через Трент между этими двумя бургами; а оттуда он отправился в Пик Дистрикт к Бай- куэлл и повелел построить бург по соседству и поста­вить там людей. Тогда король скоттов, весь народ скот­тов475, Регнальд476, сыновья Эадвульфа477 и все, кто жи­ли в Нортумбрии — англы, даны, норманны478 и про­чие, — признали его своим отцом и повелителем, и так же король Стратклайдского королевства, и все жители Стратклайдского королевства.
      924 Тогда король Эадвеард умер; его сын Этельстан стал королем. Родился святой Дунстан479. Вульфхельм стал архиепи­скопом Кентерберийским.
      931    Тогда Бюрнстана рукоположили в епископы Винче­стера в 4 календы июня480; он был епископом два с по­ловиной года.
      932   Тогда епископ Фритестан481 умер.
      933  Тогда король Этельстан отправился в землю скоттов с флотом и войском и сильно ее разорил. Епископ Бюрн- стан умер в Винчестере в день Всех Святых482.
      934  Тогда епископ Эльфхеах занял епископскую кафедру483.
      93^484 в эт0 лет0485 Этельстан державный,
      кольцедробитель, и брат его, наследник, Эадмунд, в битве добыли славу и честь всевечную мечами в сечи под Брунанбургом486: рубили щитов ограду, молота потомками487 ломали копья Эадверда отпрыски, как это ведется в их роде от предков, ибо нередко недругов привечали они мечами, защищая жилище, земли свои и золото, и разили противника: сколько скоттов и морских скитальцев обреченных пало — поле темнело от крови ратников с утра, покуда, восстав на востоке, светило славное скользило над землями, светозарный светоч бога небесного, рубились благородные, покуда не успокоились, — скольких северных мужей в сраженье положили копейщики на щиты, уставших, и так же скоттов488,
      сечей пресыщенных; косили уэссекцы, конники исконные, доколе не стемнело, гоном гнали врагов ненавистных, беглых рубили, сгубили многих клинками камнеостренными; не отказывались и
      мерсии489
      пешие от рукопашной с приспешниками Анлафа490,
      прибывшими к берегу по бурным водам,
      себе на пагубу подоспевшими к сече
      на груди ладейной — вождей же юных
      пятеро пало на поле брани,
      клинками упокоенных, и таких же семеро
      ярлов Анлафа, и ярых мужей без счета,
      моряков и скоттов. Кинулся в бегство
      знатный норманн — нужда его понудила
      на груди ладейной без людей отчалить, -
      конь морской491 по водам конунга уносит
      по взморью мутному, мужа упасая;
      так же и старый пустился в бегство,
      к северу кинулся Константин державный492,
      седой воеводитель; в деле мечебойном
      не радость обрел он, утратил родичей,
      приспешники пали на поле бранном,
      сечей унесенные, и сын потерян
      в жестокой стычке — сталь молодого
      ратника изранила; игрой копейной
      не мог хитромыслый муж похвастать,
      седой воеводитель, ему же подобно Анлаф
      рать истратил: их не радовала,
      слабейших в битве, работа бранная
      на поле павших, пенье копий,
      стычка стягов, сплетенье стали,
      ошибка дружинная, когда в сраженье
      они столкнулись с сынами Эадверда.
      Гвоздьями скрепленные ладьи уносили
      дротоносцев норманнов через воды глубокие,
      угрюмых, в Дюфлин493 по Дингес-морю494, плыли в Ирландию корабли побежденных. И братья собрались в путь обратный, державец с наследником, и дружина с ними к себе в Уэссекс, победе радуясь; на поле павших лишь мрачноперый черный ворон клюет мертвечину клювом остренным, трупы терзает угрюмокрылый орел белохвостый, войностервятник, со зверем серым, с волчиной из чащи. Не случалось большей сечи доселе на этой суше, большего в битве смертоубийства клинками сверкающими, как сказано мудрецами в старых книгах, с тех пор, как с востока англы и саксы пришли на эту землю из-за моря, сразились с бриттами, ратоборцами, гордые, разбили валлийцев, герои бесстрашные этот край присвоили*.
      940 Тогда король Этельстан495 умер в 6 календы ноября496, через сорок зим без одной ночи после того, как умер ко­роль Эльфред; этелинг Эадмунд стал королем, ему бы­ло 18 зим. Король Этельстан правил 14 лет и 10 недель. Тогда Вульфхельм был архиепископом в Кентербери.
      942 Тогда король Эадмунд, властитель данов,
      защитник сородичей, благородный вершитель
      деяний,
      захватил землю Мерсии, которую Дор497 отделяет,
      Уитуэлл Гайп и река Хамбер,
      широкий поток; пять бургов -
      Лестер и Линкольн,
      Ноттингем, Стамфорд и Дерби.
      Даны прежде были под властью
      норманнов498 и не по доброй воле жили
      "Перевод В. Г. Тихомирова
      в оковах язычества долгое время, пока их не освободил к своей славе повелитель воинов, потомок короля Эадвеарда, король Эадмунд. Король Эадмунд стал крестным короля Анлафа499, и в тот же год, спустя какое-то время500, он стал свидетелем на миропомазании короля Регенальда. Тогда король Эад­мунд даровал Гластонбери святому Дунстану501, который стал там первым настоятелем.
      944   Тогда король Эадмунд захватил всю Нортумбрию се­бе во владение и изгнал двух королей, Анлафа, сына Сюхтрика, и Регенальда, сына Гутреда502 из этих земель.
      945   Тогда король Эадмунд захватил все земли Камбрии503 и уступил их Малкольму504, королю Шотландии, на том условии, что тот будет его союзником на суше и на море.
      946   Тогда король Эадмунд умер в день святого Августи­на505; он правил шесть с половиной лет. Его брат, эте­линг Эадред стал королем; он захватил всю землю Нор­тумбрии себе во владение, и скотты дали ему клятвы, что они хотят всего, чего он хочет.
      951 Тогда Эльфхеах, епископ Винчестера, умер в день свя­того Григория506.
      955 Тогда король Эадред умер в день святого Климента507 во Фроме508; он правил девять с половиной лет, и Эад- вий, сын короля Эадмунда, стал королем и изгнал святого Дунстана из страны509.
      958   Тогда король Эадвий умер в октябрьские календы510, и его брат Эадгар стал королем.
      959   Тогда он послал за святым Дунстаном и отдал ему винчестер­скую епархию, а затем лондонскую.
      961   Тогда архиепископ Одо умер, и святой Дунстан стал архиепископом.
      962  Тогда Эльфгар, родич короля, умер в Девоне, и его прах покоится в Уилтоне; король Сигферт511 убил себя, и его прах покоится в Уимборне. В тот же год был очень жес­токий мор512 и большой пожар в Лондоне; собор Павла сгорел, и в тот же год его начали строить опять. В тот же год священник Этельнот отправился в Рим и там умер в 18 календы сентября513.
      963   Тогда диакон Вульфстан умер в День избиения мла­денцев514, и после этого священник Гюрик умер. В том же году настоятель Этельвольд515 стал епископом Вин­честера; его рукоположили в канун дня святого Анд­рея516, это было воскресенье.
      964   Тогда король Эадгар изгнал священников в городе517 из Олд-Минстера и Нью-Минстера, а также из Чертей518 и Милтона519, и заменил их монахами520. Он поставил настоятеля Этельгара521 в Нью-Минстер, настоятеля Ордбрихта522 — в Чертей, а настоятеля Кюневеарда523 — в Милтон.
      971 Тогда этелинг Эадмунд524 умер, и его прах покоится в Рамси.
      973 Тогда был Эадгар, повелитель англов,
      с большой пышностью помазан в короли525 в древнем городе, Акеманнескеастре, который жители острова иначе называют Батом. Была радость великая в тот благословенный всеми почитаемый день, который дети праха именуют Пятидесятницей526. Там, как я слышал, собралось множество священников и ученых
      монахов.
      И тогда минуло, согласно писаниям, по счету лет, от рождества прославленного Короля, пастыря
      светочей,
      десять сотен зим без двадцати семи.
      И минула почти тысяча лет
      по приходе победоносного Господа, когда это
      случилось.
      А потомок Эадмунда, доблестный в битвах, прожил двадцать и девять зим до того времени, когда это происходило, и на тридцатую зиму был помазан в короли.
      975 Тогда Эадгар, король англов, оставил земные радости,
      призвал его иной свет, прекрасный, исполненный
      счастья,
      и он оставил эту ничтожную, бренную жизнь. Называют люди на земле, дети смертных, те, кто прежде были обучены правильному счету, повсюду в отчих землях июлем тот месяц, когда юный Эадгар, кольцедаритель, умер в
      восьмой день, и стал королем его сын, предводитель воинов, малолетний ребенок, которого звали Эадвеард. А десятью днями позже покинул Британию прославленный муж, епископ славный, добродетельный от века, которого звали
      Кюневеард527.
      Тогда в Мерсии, как я слышал,
      почтение к Господу умалилось повсюду.
      Многие мудрые служители Бога
      в изгнание отправились, на горе тем,
      в чьих сердцах горела любовь к Вседержителю528.
      Оскорбили люди Творца Славы, Властителя Небес,
      Повелителя Побед тем, что презрели его завет.
      И был изгнан бесстрашный муж,
      Ослак529, из родной земли;
      через ложе валов, купальню бакланов,
      через землю китов, через бездну кипящую530,
      муж седовласый, мудростью славный
      и красноречием, пустился в путь,
      лишившись дома.
      И тогда была явлена высоко в небесах, на небосводе звезда, которую повсюду мужи благоразумные, стойкие, мудрые люди, вещие пророки называют кометой. Гнев Вседержителя люди познали,
      голод на земле.
      Но потом Страж Небес, Владыка Ангелов все исправил, излил опять благословение на жителей острова через плоды земные.
      978 Тогда король Эадвеард был убит531. В тот же год его брат, этелинг Этельред, стал королем.
      983   Тогда элдормен Эльфхере532 умер.
      984   Тогда добронравный епископ Этельвольд533 умер; его преемника, епископа Эльфхеаха534, которого иначе зва­ли Годвине535, рукоположили в 13 календы ноября536; он вступил на епископскую кафедру в Винчестере в день двух апостолов, Симона и Иуды537.
      988 Здесь святой Дунстан архиепископ умер538.
      993 Тогда, в этом году, пришел Унлаф539 с девяносто тремя кораблями в Фолкстоун и разграбил его окрестности; затем он отправился в Сандуич, а оттуда — в Ипсуич, все эти земли разорил и пришел в Мэлдон. Элдормен Бюрхтнот выступил со своим ополчением и сражался против данов, но те убили элдормена и завладели по­лем битвы540. После этого был заключен мир541 с Унла- фом, и король стал его свидетелем при миропомазании по совету Сигерика, епископа Кентербери, и Эльфхеаха, еписко­па Винчестера.
      1001 Тогда, в этот год, было большое немирье в англий­ской земле из-за корабельного войска. Даны повсюду грабили и жгли, и за один переход добрались до Эте- лингс Уоллей. Тогда жители Гемпшира выступили про­тив них и сражались с ними; там были убиты Этель- веард, королевский главный герефа, Леофрик из Уитчерча, Леофвине, королевский главный герефа, Вульфхере, епископский тэн, Годвине из Уорти, сын епископа Эльфсиге542 — всего восемьдесят один чело­век. И там погибло очень много данов, хотя они завла­дели полем битвы. Оттуда даны отправились на запад и подошли к Девону; там к ним присоединился Палий со всеми кораблями, какие он смог собрать, ибо он пре­дал короля Этельреда, вопреки всем обещаниям, кото­рые он ему давал, хотя король щедро его одарил поме­стьями, золотом и серебром. Даны сожгли Кингстейн и много других хороших поместий, которые мы не мо­жем перечислить; после этого местные жители заклю­чили с ними мир. Оттуда даны отправились в устье Эк­са и за один переход добрались до Пинхо. Там королевский главный герефа Кола и королевский ге- рефа Эадсиге вышли против них с ополчением, какое смогли собрать, но отступили; многие были убиты, и даны завладели полем битвы. Наутро они подожгли по­местья в Пинхо, в Клисте543 и много хороших помес­тий, которые мы не можем перечислить, а затем отпра­вились на восток, пришли на остров Уайт и наутро сожгли поместье в Уолтеме и много других усадеб. Вскоре после этого люди с ними договорились и заклю­чили мир.
      1005   Тогда архиепископ Эльфрик умер.
      1006   Тогда Эльфхеах544 был возведен в архиепископы.
      1017 Тогда Кнут545 был избран королем.
      1031 Тогда Кнут вернулся в землю англов. Он даровал со­бору Христа в Кентербери гавань в Сандуиче и все те привилегии, которые из этого проистекали, в землях по обе стороны гавани. Всякий раз, когда прилив был са­мый полный и самый высокий, корабль подходил к зем­ле близко, насколько возможно, и человек, который сто­ял на корабле и держал топор-секиру в руке...546
      1036 Кнут умер.
      1038 Тогда умер архиепископ Этелънот.
      1040 Тогда архиепископ Эадсиге отправился в Рим. Ко­роль Харальд умер547.
      1042   Тогда король Хардакнут548 умер.
      1043   Тогда Эадвеард549 был помазан в короли.
      1050 Тогда архиепископ Эадсиге умер; Роберт стал архи­епископом.
      1053 Тогда эрл Годвине умер.
      1066 Тогда король Эадвеард умер, и эрл Харальд550 стал королем; он правил 40 недель и один день; и тогда при­шел Вильгельм551 и завоевал землю англов. Тогда, в этом году, сгорел собор Христа. И тогда явилась комета в 14 календы мая552.
      1070 Тогда Ланфранк, настоятель Кана, прибыл в землю англов и через несколько дней после этого стал архи­епископом Кентерберийским. Его рукоположили в 4 ка­ленды сентября553 в его собственной резиденции554 во­семь епископов, которые ему подчинялись; другие — те, кто не был на церемонии, — сообщили через гонцов или в письмах, почему они не могут приехать. В этом году Фома555, которого избрали епископом Йорка, по древ­нему обычаю556 приехал в Кентербери, чтобы его там рукоположили. Когда Ланфранк потребовал, чтобы Фо­ма подтвердил клятвой свою покорность, тот отказался и сказал, что не должен этого делать. Тогда архиепископ Ланфранк, разгневавшись, приказал всем епископам и монахам, которые собрались по его повелению, отслу­жить службу, снять облачения, и они послушались. Фо­ма так и уехал в тот раз без благословения. Вскоре по­сле этого случилось так, что архиепископ Ланфранк отправился в Рим, и Фома с ним. Когда они приехали и поговорили обо всем другом, о чем хотели поговорить, Фома завел речь о том, как он приехал в Кентербери, и архиепископ потребовал, чтобы он клятвой подтвердил свою покорность, а он отказался. Тогда архиепископ Ланфранк ясно объяснил, что он по праву требовал то­го, чего он требовал, и подкрепил это убедительными доводами перед папой Александром и всеми советника­ми, которые там собрались, и с тем отправился домой. После этого Фома приехал в Кентербери, смиренно ис­полнил все, что архиепископ от него требовал, и после этого получил благословение.
       
    • Морские разбои вагров
      By Mukaffa
      Юмор что-ли такой?
      Читайте своего любимого Гильфердинга:
      "Изо всех балтийских племен, вагры, передовые бойцы на суше против немцев, были первыми удальцами и на море. Имея землю, вдававшуюся углом в море и остров Фембру, они сами собой приучились к морской жизни, так что современники называли их страну морской областью славян. С другой стороны, их положение впереди всех славянских народов, среди врагов, саксов и датчан, развивая в них любовь к бранной жизни, отнимало возможность мирного, торгового судоходства, которое у других балтийских славян имело великое значение. Таким образом, главными занятием вагров стала война на море с датчанами, как на суше с немцами, главным их промыслом — морские разбои."
      https://litresp.ru/chitat/ru/Г/giljferding-aleksandr-fedorovich/istoriya-baltijskih-slavyan
    • Варяги - народ или сословие?
      By Mukaffa
      В этой фразе -  "Афетово же колено и то - варязи, свеи, урмане, готе, русь, агляне, галичане, волохове, римляне, немци, корлязи, венедици, фрягове и прочии, приседять от запада къ полуденью и съседятся съ племенем Хамовомъ."(ПВЛ) варяги и русь отдельно, т.е. поданы как разные этнонимы, разные народы. Вот как-раз и тема для "моравского" следа. А "варязи" здесь балт.славяне, других подходящих вариантов попросту не остаётся. А русь локализуется скорее всего в Прибалтике(в "Пруськой земле").
       
       
    • Ljubomir Stojanović. Stari srpski rodoslovi i letopisi.
      By hoplit
      Ljubomir Stojanović. Stari srpski rodoslovi i letopisi. 382 s. Sremski Karlovci: Srpska Manastirska štamparija, 1927.
      Series: Zbornik za istoriju, jezik i književnost srpskog naroda. Odeljenje 1, Knj. 16
    • Ljubomir Stojanović. Stari srpski rodoslovi i letopisi.
      By hoplit
      Просмотреть файл Ljubomir Stojanović. Stari srpski rodoslovi i letopisi.
       
      Ljubomir Stojanović. Stari srpski rodoslovi i letopisi. 382 s. Sremski Karlovci: Srpska Manastirska štamparija, 1927.
      Series: Zbornik za istoriju, jezik i književnost srpskog naroda. Odeljenje 1, Knj. 16
      Автор hoplit Добавлен 29.03.2020 Категория Восточная Европа