Sign in to follow this  
Followers 0
Saygo

Л.В. Войтович. Викинги в Центрально-Восточной Европе: загадки Ладоги и Плиснеска

3 posts in this topic

ВИКИНГИ В ЦЕНТРАЛЬНО-ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЕ: ЗАГАДКИ ЛАДОГИ И ПЛИСНЕСКА (I)1

Светлой памяти киевского археолога В.М. Зоценко (1953–2009)


Последние десятилетия ХХ в. и начало ХХІ в. привели к новой вспышке споров между норманистами и антинорманистами. Детальные исследования скандинавских источников, грандиозные успехи археологов, надежное датирование скандинавских находок и захоронений, скандинавская этимология имен (Рюрик2, Синеус, Трувор, Аскольд, Дир, Рогволод, Игорь, Олег, Ольга и др.) и некоторые другие аргументы заставили подавляющее большинство историков пересмотреть взгляды относительно роли и места скандинавов в ранней истории Руси.

Одним из интересных и дискуссионных вопросов остается вопрос о времени появления скандинавов в пределах восточных славян. В последнее время начало эпохи викингов (793–1066 гг.) стали относить к 730-м гг. На юго-восточное побережье Балтики скандинавы обратили внимание еще раньше. Первые скандинавские поселения южнее Рижской затоки (Гробины возле современного г. Лиепая, Апуоле, Вискаутен на Куршской косе и др.) функционировали ок. 650–850 гг. [37. С. 461].

Ладога (Альдейгюборг скандинавских саг, сегодня с. Старая Ладога) возникла около впадения р. Ладожки в р. Волхов в его нижнем течении за 12 км от впадения в Ладожское озеро. Ладожское озеро соединено р. Невой с Финским заливом Балтийского моря. К северу от Ладожского озера лежала легендарная Бярмия. Через Ладожское озеро и р. Свирь можно было добраться к Онежскому озеру и дальше к Белому морю. По р. Волхов можно выйти к истокам Днепра и Волги – большим артериям, которые вели на сказочный и богатый юг. Сама природа позаботилась о том, чтобы здесь сформировался центр межплеменного обмена, переросший затем в город.

Первые сумбурные археологические исследования в Старой Ладоге начались еще 1708 г., с конца ХIХ в. они приобрели научный характер, а с 1972 г. здесь работает постоянная Староладожская археологическая экспедиция Института истории материальной культуры РАН, которую ныне возглавляет известный специалист профессор А.А. Кирпичников.

Регион был заселен финскими племенами. Викинги проникли сюда из моря через Неву и Ладожское озеро еще в VII в. (к его началу относится женское захоронение в Риеккала в северной части Ладожского озера и находка фибулы за 17 км ниже Ладожского озера по течению Волхова) [74. С. 4].

Земляное городище Ладоги возникло как городище викингов не позже 753 г. [95. С. 72–100]. Гавань располагалась в устье р. Ладожки. Само скандинавское название Альдейгюборг происходит от финского топонима Алоде-йоки (Alode-joki) – «нижняя река», так местные финны назвали реку Ладожку. Славянское название Ладоги происходит уже от скандинавского [48. C. 77-79; 72. С. 133].

Скандинавы в Ладоге строили так называемые большие дома, которые состояли из сеней и главного строения с очагом посередине, этот тип строений сохранился здесь до конца Х в. [66. С. 62]. Рядом с ними были квадратные (4 X 4 м) деревянные финские дома с печами в углу [130. Р. 213]

Следы активной ремесленной деятельности с использованием явно скандинавских технологий [105. С. 199–209; 124. S. 298] также подтверждают доминанту пришлых скандинавов. Одна из таких известных находок – кузница с кузнечной мастерской начала 750-х гг., где изготовляли ножи, гвозди, наконечники стрел и дротиков. В мастерской найдены разнообразные кузнечные и столярные инструменты. По Е.А. Рябинину, мастерская принадлежала выходцам с о. Готланд и была уничтожена ок. 760 г., скорее всего, любшанами. Позже на ее месте построен новый деревянный дом (просуществовал примерно до 840 г.), в котором найдены куфические монеты 783 и 786 гг. чеканки [93. С. 55-58].

Уже в VIII в. Ладога была важным центром международной торговли. В Ладоге и ее околицах найдено шесть кладов куфических арабских серебряных монет, в том числе самый древний клад в Восточной Европе (786 г.) [118. S. 322, 324]. В 2002 г. во время раскопок части купеческого заезжего дома в слоях второй половины Х в., рядом с 2500 зелеными бусинками (явно какой-то торговой партией), найдена вставка перстня-печати из горного хрусталя с арабской надписью «Помощь моя лишь у Аллаха, на него я полагаюсь и к нему обращаюсь», что дает основания допускать присутствие в городе мусульманских купцов [56. С. 21]. В конце VIII – начале IX в. Ладога была важным транзитным пунктом на Волжско-Балтийском пути, через который проходили основные потоки арабского серебра на Готланд и Бирку [104. С. 99], откуда они распространялись по балтийскому побережью (17 находок кладов с монетами до 833 г.) [61. С. 113].

Первая славянская находка (кривичское серебряное височное кольцо) относится к 750-м гг., однако она лежала рядом с головкой Одина и двумя десятками кузнечно-ювелирных и столярных инструментов явно скандинавского происхождения.

И все же славяне проникли сюда немножко раньше. Ближайшее славянское поселение было на горбе противоположного берега Волхова на Любши (2 км ниже по течению Волхова). Любшанское финское городище (возможно, с капищем, существовавшим здесь, судя по находкам, с III–IV вв. [108]) было уничтожено где-то в конце VII в. или начале VIII в. и возродилось уже с дерево-земляно-каменными укреплениями, что уникально для Восточной и Северной Европы (подобные крепостцы в это время былы только в славянских районах Подунавья [94. С. 17]). Судя по женским подвескам, население городища было смешанным славяно-финским [94. С. 18].

Первая встреча скандинавских и славянских колонистов вылилась в столкновение около 760 г., когда горела Ладога. Если первое Любшанское поселение могло быть уничтоженным во время столкновений славянских колонистов с финнами, то первое Ладожское поселение было разрушено в результате противостояния викингов и славян. Дальше обе стороны продолжали сосуществовать. С 780-х гг. следы славян фиксируют и в Земляном и Мысовом городищах, однако суммарно в Ладоге финские и славянские материалы до конца VIII в. не превышают 10 % (такие находки, как одиночное височное кольцо или огниво, в массиве сугубо скандинавских материалов [94. С. 10, 12] не дают оснований для иных выводов). Но соотношение скандинавских, финских и славянских материалов в этот период еще нуждается в более глубоком изучении (в период около 780–930 гг. здесь встречается также лепная керамика, аналогичная керамике из Любшанского городища [49. С. 96–103]).

Лишь с ІХ в. славянское присутствие стремительно возросло [76. С. 66; 94. С. 10]. В то же время на Земляном городище количество зданий уменьшились, как и количество скандинавских украшений [76. С. 66]. Однако скандинавский элемент доминировал и в этом периоде. В урочище Плакун (на правом берегу Волхова напротив Мысового и Земляного городищ) в течение 850–925 гг. (датировано по дендрохронологии, выполненной Н.Черных) функционировало отдельное скандинавске кладбище, где были и женские захоронения. Захоронения скандинавских женщин выделяют по парным чешуеобразным застежкам-фибулам. Судя по материалам захоронений, они принадлежали рядовым поселенцам.

Не только Ладога, но и ее околицы заполнены скандинавскими памятниками ІХ–Х вв. (что хорошо видно на схеме А. Сталсберга [127. S. 448-471]). На Земляном городище впоследствии активно функционировало ремесленное производство, в частности изготовление по арабской технологии низкотемпературного стекла-бус [92. С. 43-49], которое выменивали у финских охотников на меха, продаваемые затем арабам за дирхемы. Интересно появление в керамике Ладоги фризских кувшинов второй половины ІХ в. и костяных фризских гребеней [116. S. 171]. Тогда же появляются среди скандинавских захоронений камерные. Преобладание славянского населения в самой Ладоге начинается с Х в. [82. С. 87].

Археологи обнаружили на стыке горизонтов Е2–Е13 тотальный пожар Ладоги около 865 г., что, по мнению многих исследователей, повышает доверие не только к самим событиям, освещенным в древнейших летописях, но и к традиционным датам [58. С. 27; 65. С. 45–57]. Можно утверждать, что Ладога середины VIII – начала Х в. была значительным полиэтничным центром с доминантой скандинавских элементов.

Всему этому современные антинорманисты противопоставляют старые версии Ю. Венелина (Гуцы), С.А. Гедеонова, В.Б. Вилинбахова и А.Г. Кузьмина [20; 21; 23; 24; 25; 36; 63; 64] в слегка подновленной оправе [75. С. 135–145; 102].

Ряд скандинавских саг из цикла «саг о древних временах»4, «Песня о Хюндла» из «Старшей Эдды» и «Младшая Эдда» Снорри Стурлусона [91. С. 69, 85–88] рассказывают о ранней истории Ладоги, рассматривая ее как центр одного из скандинавских королевств (в этот период таких «королевств» в скандинавских землях и на территориях, контролируемых викингами, было более сотни), и, наверно, отображают реальную версию удачного нападения на Ладогу5:

– «Пергамент из плоского острова» [Flateyjarbók] рассказывает, что «Хальвдан Старый взял себе в жену Альфию, дочь Эдмунда, конунга из Хольмгарда (Новгорода. – Л.В.)» [91. С. 69];

– «Сага о Хальвдане, сыне Ейстейна» [Hálfdanar saga Eysteinssonar] рассказывает, что в Аль-дейгюборге правил старый конунг Хергейр, который имел жену Исгерд и дочь красавицу Ингигерд. Ейстейн подошел к Альдейгюборгу со своим войском, завоевал этот город, после него конунгом стал Хальвдан, который позже завоевал Бярмаланд (Корелу. – Л.В.) и вернулся с победой в Альдейгюборг
[91. С. 85; 11; 12; 39. С. 203–204];

– «Сага о Стурлауге Работящем» [sturlaugs saga] рассказывает, что в Альдейгюборге правил старый конунг Ингвар, который имел дочь Ингигерд, отказавшую Фрамару [Франмару], шведскому викингу, который прибыл в Альдейгюборг с 60 дракарами. Тогда Фрамар вернулся в Швецию, получил помощь от Стурлауга, который захватил город, сделал Фрамара в нем конунгом и выдал за него Ингигерд. И правил сначала Фрамар, «советуясь с лучшими людьми в той стране» [2. С. 158-159, 164-165, 170-171; 91. С. 85];

– «Сага о Хрольве Пешеходе» [Gaungu–Hrólfs saga]: «Хреггвид назывался конунг, он правил в Хольмгардарики (Новгороде на Руси. – Л.В.) …дочь, которую звали Ингигерд; она была прекраснейшей и более мягкой от всех женщин во всей Гардарики (Руси. – Л.В)» [91. С. 86];

– «Сага о Тидреке Бернском» [Ŧіðreks saga af Bern] – в Хольмгарде правил конунг Хертнит [91. С. 87];

– «Песня о Хюндле» из Старшей Эдды и, наконец, Младшая Эдда Снорри Стурлусона: «Конунга звали Хальвдан Старый, он был славнейшим из всех конунгов. Он был большой воин и далеко ходил к востоку, там он убил на поединке того конунга, которого звали Сигтрюг, он вступил в брак с той женщиной, которую звали Альвиг Мудрая, дочерью конунга из Хольмгарда, у них было 18 синовей» [54. С. 88].

Информацию, сходную со свидетельствами саг, дает и так называемая Иоакимова летопись, сведения которой дошли до нас в пересказе В.Н. Татищева. Предположение о существовании летописи, составленной первым новгородским епископом Иоакимом и опиравшейся на местную традицию, является достаточно обоснованным. Еще Б. Клейбер отметил, что один из источников, который касался круга «саг о давних временах», мог стать основой Иоакимовой летописи. Эту версию развил Г.С. Лебедев, обратив внимание, что река Кумень, на которой был разбит князь Буривой (по сагам конунг Хергейр, Хреггвид или Хертнит), – это река Куммене в Финляндии, а имя «Адвинда» встречается в новгородском ономастиконе (одного из посадников звали Отвине) [84. С. 62].

Понятно, что указанный ряд саг отражает реалии существования небольшого княжества («королевства») с центром в Ладоге, в котором во второй половине VІІІ – начале ІХ в. доминировали викинги, вождь которых имел титул конунга. Рассказы об этих событиях складывали разные скальды, сделавшие главными героями своих заказчиков. Эти рассказы также отражают разновременные эпизоды борьбы за Ладогу различных групп викингов [27. С. 199]. Приблизительно в то же время (ок. 850–860 гг.) Эйрик Эмундарсон, конунг Упсалы, подчинил южнобалтийские земли, а Олаф, конунг Бирки, овладел укрепленными пунктами куршей Себорг (Гробини. – Л.В.) и Ануоле [38. С. 483].

Рядом с Ладогой и ее околицами формировалась Славия – межплеменной союз словен, части кривичей и чуди (угро-финских племен), связанный с международным транзитным путем из Каспийского моря через Волгу и ее бассейн к Балтийскому морю, который в районе оз. Ильмень и р. Волхов выходил к земле словен [80. С. 189]. Все это способствовало расцвету Ладоги, вырастающей из центра межплеменного обмена в город, – полиэтничный торговый центр, и повышало заинтересованность в этом пункте разных групп викингов.

Хальвдан Старый известен не только из древних саг. Это представитель династии ютландских конунгов, родственных с датскими Скольдунгами и норвежскими Инглингами. Ранняя генеалогия этих династий ужасно запутана. Считают, что Хальвдан Старый был младшим братом датского конунга Горма и сыном Гаральда Хильдитена [84. С. 78], что остается дискуссионным. В 782 г., потеряв свои владения, он отправил посольство к королю франков Карлу Великому, надеясь получить от него владение во Фрисландии [70. С. 224-226, 228, 229].

Кто действительно был отцом Хальвдана Старого? Саги называют его сыном Эйстейна из норвежской династии Инглингов, который имел владение в Северной и Южной Норвегии. Потеряв жену, Эйстейн занялся пиратством на Балтике, грабя также земли Бярмии. Его брату, Эйрику Путешественнику, саги приписывают отыскание пути к Константинополю – земле Одаинсак («Луга бессмертия»). Имя Эйстейн характерно для VIII в. Согласно «Саге о Хальвдане, сыне Эйстейна» [Hálfdanar saga Eysteinssonar], конунг Эйстейн с сыном Хальвданом на 30 дракарах отправился в Аустрвез (Austrvegr – Восточный путь, земли за Балтийским морем6). Именно во время этого похода был взят Альдейгюборг. По этой же саге Исгерд, жена ладожского конунга Хергейра, была дочерью Хледвера, конунга из Гаутланда (Готаланда) в Швеции. Именно шведские викинги из Готланда, по мнению исследователей, были основателями ранней Ладоги, которая имела наиболее интенсивные контакты с шведскими землями [83. С. 67; 45. С. 112; 69. С. 164–193; 47. С. 389; 97. С. 84–96].

Где-то в последней четверти VIII в. норвежский конунг и пират Эйстейн захватил Ладогу и укрепил свое положение браком с вдовой предыдущего конунга Хергейра. После его гибели ладожским конунгом стал его сын Хальвдан Старый, который втянулся в грабительские походы в Бярмию и другие территории на побережье Балтики. Похоже, противостояние шведских и норвежских викингов в борьбе за Ладогу стало постоянным. В 782 г. Хальвдан Старый выступил претендентом на владение во Фрисландии, а вскоре утвердился в западной части Ютландии и даже претендовал на датский престол после смерти конунга Готфреда в 810–812 гг., что дало основания причислить его к династии Скольдунгов, с которыми, наверное, он был тоже в родстве. Наличие в Ладоге значительных фризских материалов позволяет предполагать, что Хальвдан или какой-то из его сыновей продолжали периодически удерживать Ладогу. Шведские вожди пытались ее вернуть. Такое удачное нападение на Ладогу около 852 г. или раньше, в котором приняли участие шведский викинг Фрамар, Стурлауг и сын Стурлауга Хрольв, отразили указанные саги. Фрамар стал ладожским конунгом и сначала правил, «советуясь с лучшими людьми в той стране». До той поры в Ладоге и округе уже сформировалось славяно-финское общество с вкраплением старой местной варяжской руси, лидером которого был Гостомысл. В результате восстания славян и финнов в 860 г. (исходя из Древнейшего свода) или 865 г. (судя по тотальному пожару) Фрамар потерял Ладогу. И местные вожди после этого вполне логично обратились к Рюрику, сыну Хальвдана, чтобы с помощью датских (ютландских) викингов отражать нападения шведских [27. С. 199, 200]. Кроме того, пришедшие из отдаленной Ютландии викинги больше нуждались в поддержке местного общества и его лидеров.

А. Чернов обратил внимание, что русь, которую позвали ладожане (а среди них тоже была русь), согласно ПВЛ, располагалась на пути по Балтике и Аталантике в Средиземное море, между готами и англянами. Это и есть Фризия с ее Рюриковым Рустрингером. Призвание Рюрика в Ладогу оправдано и тем, что арабское серебро, накопленное в Ладоге в результате двойного товарообмена, через Данию шло в Европу, а шведы Ладогу взяли и этот поток развернули на Швецию. Кого же тогда было звать ладожанам для защиты морских путей, как не Рёрика с его флотом [108]?

В 1816 г. бельгийский исследователь Г.-Ф. Хольман7 первым обратил внимание на биографию ютландского викинга Рёрика (умер около 879 г., не позже 882 г.), чья деятельность хорошо прослежена в письменных памятниках. Развернули эту гипотезу Ф. Крузе и Н. Беляев [17; 62].

Родословную Рорика (Рюрика) источники [1; 6; 7; 8; 9; 10; 13; 15], невзирая на определенные противоречия, достаточно надежно связывают с Хальвданом Старым. Убедительно можно говорить о четырех сыновьях Хальвдана: Ануло, Гаральде Клаке, Регинфриде и Хемминге. Ксантенские и Фульденские анналы под 850 г. называют Рорика младшим братом Гаральда, другие источники – племянником. Ануло и Регинфрид погибли в начале 810-х гг. во время борьбы отца за датский престол.

Хемминг погиб в 837 г. [84. С. 71, 72]. К. Кош считал Рорика сыном Ануло [119. Tabl. 17], Е. Мельникова – сыном Хемминга [52. С. 42], А. Куник, И. Стреенструп, Е. Дюммлер, Г. Ловмяньский – сыном одного из братьев, внуком Хальвдана Старого. Мы больше склоняемся к давней версии Ф. Крузе, В. Фогеля и Н. Беляева, считавших Рорика младшим сыном Хальвдана Старого8. В таком случае Рорик (Рюрик) должен был бы родиться не позже 812 г. Ф. Крузе считал, что он родился около 817 г. [62. С. 71], однако нет никакой уверенности, что Хальвдан Старый на этот период еще был жив. Втаком случае Рорик мог быть лишь сыном Хемминга. В конечном итоге версия Ф. Крузе – лишь гипотеза без должного обоснования.

Гаральд Клак и Хемминг после смерти отца и гибели братьев Ануло и Регинфрида пытались удержать владение во Фрисландии и Ютландии. После неудачных попыток в 819–823 гг. Гаральд Клак с женой, сыном Готфридом, племянником (или младшим братом?) и приближенными прибыли в 826 г. в столицу империи франков Ингельгейм, где приняли христианство в присутствии императора Людовика Благочестивого. Император подтвердил Гаральду Клаку владение графством Рустинген во Фрисландии. Очень вероятно, что этим племянником или младшим братом, который в 826 г. крестился вместе с Гаральдом Клаком, был Рорик (Рюрик) [17. С. 227–228]. Христианином был также и Хемминг, который погиб в 837 г.

Гаральд Клак умер в начале 840-х гг. После этого Рорик потерял владение во Фрисландии, был в ссоре с императором Лотарем и стал пиратом, нападая на фризские берега. Интересно, что после неудачного нападения в 845 г. он приказал отпустить всех пленных христиан и заставил всю свою дружину поститься в течение 40 дней. Этот факт подтверждает, что он был христианином или, по крайней мере, симпатизировал христианам [84. С. 72, 73].

В 850 г. Рорик силой захватил значительный порт во Фрисландии – Дорестад, после чего император Лотар вернул ему владение во Фризии [17. С. 230, 231]. С этого времени соратником Рорика стал сын Гаральда Клака Готфрид. Это также свидетельствует в пользу версии, что Рорик был братом Гаральда Клака, а если племянником – то сыном Ануло, старшим от Готфрида. Император Лотар, воспользовавшись новой междоусобной борьбой за датский престол после смерти конунга Хорика І (в 854 г.), отобрал фрисландские владения Рорика и Готфрида (в 855 г.). Новый конунг Дании Хорик ІІ (854–867/873) в 857 г. предоставил Рорику часть своих земель между Северным морем и р. Ейдер.

Дальше информация о Рорике исчезла из источников, и только известно, что в 863 и в 867 гг. его флотилия совершила два мощных нападения на прирейнские владения императора Лотаря. Причем источники называют Рорика христианином9. После смерти Лотаря Рорик обратился к Карлу Лысому, с которым встретился дважды, – в 87010 и 872 гг., причем на второй встрече он был с младшим сыном Гаральда Клака – Родульфом. В 873 г. Рорику были возвращены владения во Фрисландии, после чего он присягнул Карлу Лысому. Однако в том же 873 г. Рорик присягнул брату Карла – Людовику Немецкому. И после этого источники о нем не вспоминают. В 882 г. владения Рорика во Фрисландии от императора Карла ІІІ Толстого получил Готфрид, старший сын Гаральда Клака [84. С. 73, 74]. Очевидно, что к тому времени Рорик уже умер. Г. Ловмяньский считал, что он умер в 876 г., но не аргументировал эту гипотезу [71. С. 237].

Версию Г.-Ф. Хольмана, Ф. Крузе и Н. Беляева о тождестве Рорика Ютландского с Рюриком Ладожским поддержали Г.В. Вернадский, О. Прицак, Л.Н. Гумилев, Г.С. Лебедев, Б.А. Рыбаков, С.Н. Азбелев, А.А. Молчанов, М.Б. Свердлов, А.Н. Кирпичников, Е.В. Пчелов, Л. Войтович [17. С. 45,46; 18. С. 7; 22. С. 341-344; 27. С. 196-203; 29. С. 111-121; 31. С. 25-35; 44. С. 160; 57. С. 40-50; 68. С. 214; 77. С. 44-47; 84. С. 74-76; 89. С. 299; 96. С. 36, 37; 123. Р. 155; 131. Р. 207, 208]. Среди противников этой версии наиболее авторитетные Е.А. Рыдзевская (которая, однако, не развернула своего отрицания в систему доказательств) [91. С. 132], Г. Ловмяньский (по его версии существовали два разных Рюрика одновременно) [70. С. 224-230] и И.П. Шаскольский (повторил аргументы относительно отсутствия информации в западных источниках о владении Рюрика на Руси и хронологических несоответствий) [112. С. 211]. Все трое ученых работали в условиях соответствующего идеологического давления. Основные аргументы противников версии тождественности обоих Рюриков (указания на хронологические несоответствия /а существуют ли они в действительности? / и молчание латинских источников о Ладоге), на наш взгляд, достаточно корректно устранены Н.Т. Беляевым, Г.С. Лебедевым и Е. Пчеловым. Рюрик был способен около 867–879 гг. полностью контролировать Ладогу, удерживая земли между Северным морем и р. Ейдер, и вернуть себе Дорестад с фризскими территориями. Такая деятельность полностью в духе конунга-викинга. Передача владений во Фрисландии его племяннику (или двоюродному брату?) Готфриду, как справедливо отметил Е.В. Пчелов, могла быть связана с перемещением наследника Рюрика, Игоря, вместе со своим опекуном-регентом Олегом, в Приднепровье к Киеву [84. С. 75]11.

Недавние находки в Ладоге экспедиции А. Кирпичникова [55], особенно находка 20 июня 2008 г. вблизи здания 930 г. литейной формочки с соколом с приподнятыми крыльями (в геральдической позе), дающие основания достаточно убедительно связать сокола с трезубом, подтверждая скандинавское происхождение династии Рюриковичей12, неожиданно усилили аргументацию еще одной версии, согласно которой Ладога была центром Русского каганата, откуда было отправленно посольство кагана Руси, упомянутое в Бертинских анналах под 839 г., и большой ледунг (морское ополчение), угрожавший Константинополю в 860 г. Такую позицию поддержали Д. Шепард, Д.А. Мачинский, Е.С. Галкина, В. Дучко [35; 72. С. 130–139; 117; 125. Р. 41–60] и др.

Еще дальше пошел К. Цукерман. Согласно его концепции традиционные хронологические пределы начального периода русской истории раздуты. До возникновения Руси Киевской русская государственность пережила два этапа формирования: первый – 30–70-е гг. ІХ в.; второй – от прихода на Русь Рюрика в 895 г. (!) до начала Х в. На первом этапе государственности это объединение, со столицей в Ладоге, носило название «Русский каганат» и располагалось в бассейне Волхова. В начале 70-х гг. ІХ в., в результате неизвестной межплеменной войны, каганат пал. На смену ему пришло новое объединение во главе с Рюриком, центром которого, как можно считать, был Новгород (Рюрико-ве городище). Название государства не изменилось. На основании своих выводов историк предлагает в корне пересмотреть начальный этап истории Руси [107].

Наиболее уязвимы попытки К. Цукермана отнести события, связанные с Рюриком, к 895 г. Исследователь утверждает, что славянские племена Поднепровья в ІХ в. были зависимыми от хазар и практически не принимали участия в международной торговле, пока в конце ІХ в. не пришел Рюрик.

Действительно ли, как утверждает К. Цукерман, скандинавы создали в Приладожье Русский каганат, откуда отправляли посольство в Константинополь в 839 г. и угрожали столице Византии в 860 г., а вся славянская территория находилась под властью хазар и просто покорно платила дань? И единственным ли был путь к Константинополю через Ладогу?

Выше уже упоминалось, что саги приписывают брату Ейстейна, отцу Хальвдана, конунгу Эйрику Путешественнику отыскание пути в Константинополь – землю Одаинсак («Луга бессмертия»).

Другие саги рассказывают, что конунг Ивар Широкие Объятья (вторая половина VII в.) «овладел… всем Аустррики (Восточным путем. – Л.В.)» [3. С. 51, 55]. То есть попытки проникновения в Византию через Восточную Европу, используя базы викингов южнее Рижской затоки (находящиеся там еще с V–VI вв.), были уже в конце VII в. С VIII в. рассказы о путешествиях викингов по Austrverg довольно многочисленны. Отбрасывать эту информацию просто так нельзя. «Сага о гутах» описывает путь в Константинополь через Западную Двину13.

На Austrverg саги кроме Хольмгарда (Новгорода) помещают обычно еще два города: Koenugarðr (Киев) и Miklagarðr (Константинополь). Наблюдение за топонимами показало, что воз-никновение топонимов на – garðr следует датировать временем до начала широкого проникновения скандинавов в Среднее Поднепровье и интенсивного функционирования Днепровского пути, то есть до второй половины IX в. [38. С. 477].

Доводы О. Прицака, Н. Голба и М. Гольдельмана об основании Киева хазарами в 830 г. или не позже первой половины ІХ в. [40] явно несостоятельны [98. С. 98–108]. Скандинавская этимология имен князей Аскольда и Дира (Askuldr, Dyrr) более чем убедительна [71. С. 143, 144; 73. С. 23; 91. С. 77, 174; 99. С. 65]. Попытки связать их с легендарной династией Кия [18. С. 160-164; 19. С. 37-76; 60. С. 51-53; 90. С. 33, 59, 60] не выдерживают критики. Известия древнейшей летописи о захоронении обоих князей в различных местах, а также рассказ арабского энциклопедиста ал-Масуди (конец IХ в. – 956/957) о славянском царе ал-Дире разрешают сделать вывод о разновременности правления Дира и Аскольда [86. С. 120]. В таком случае Дир был предшественником Аскольда. Аскольд, похоже, тождественен сыну знаменитого викинга Рагнара Ладброка14, носившему имя Hvitserkr, который, согласно Gesta Danorum Саксона Грамматика, владел Скифией15, завоеванной Рагнаром. После нескольких неудачных попыток местный гелеспонтский князь проник со своими дружинниками в его столицу под видом купцов и убил Гвитсеркра (Гвискарда-Аскольда?) [14. S. 211]16.

О его гибели рассказывают также и исландские саги [16. S. 168, 169]. Скандинавские исследователи находят здесь параллели с рассказом о взятии Киева Олегом [122. S. 129; 128. S. 125; 129. S. 94].

Выходит, что Рагнар Ладброк с сыном заняли Киев до 860 г., отняв его у другой группы варягов-руси, возможно, у того же Дира. Сохранение его имени в местных преданиях, вероятно, связано с помощью в освобождении от хазарской зависимости [33. С. 109-117]. Похоже, что Дир появился в Киеве незадолго до 837 г., когда было отправлено посольство, появившиеся в Ингельгейме в 838 г. Освободившись от хазарской зависимости, он тут же поспешил принять титул кагана, декларируя свое равенство с правителем хазар. Именно хазарская опасность помешала посольству вернуться назад Днепровским путем [28; 34]. Внешнеполитическая ситуация была благоприятной: против хазарского кагана, принявшего иудаизм в начале 830-х гг,. вспыхнуло восстание, активными учасниками которого стали кабары и мадьяры. Именно для контроля над последними и была возведена крепость Саркел в 833 г. [106. С. 663–668]. Исходя из состава посольства можно считать Дира и его окружение шведами. Видимо, они пришли из Ладоги, тогда как Рагнар Ладброк и его викинги были датчанами и проникли к Киеву через Западную Двину, Уллу, Друть и Днепр (если не по Неману, Ясельде и Припяти).

Таким образом, гипотетически появление викингов в Среднем Поднепровье следует относить ко времени не позже начала IX в.: в 833–837 гг. они уже помогли местным полянам освободиться от хазарской зависимости, о чем косвенно свидетельствует летописный рассказ о полянской дани мечами (в Центрально-Восточной Европе не было залежей болотной либо озерной руды, пригодной для изготовления мечей17). Викинги принесли с собой не только мечи высшего качества, но и другие более совершеннные виды вооружения – шлемы обтекаемой формы; кольчуги, плетенные из круглой проволоки (в европейских землях носили кольчуги из прикрепленных круглых пластин); лодьи, которые одинаково хорошо плавали в бурным морях и спокойных речках и которые можно было на катках перетаскивать суходолом. Все эти вещи, равно как и технология их изготовления, позволили славянским дружинам, усиленным и возглавляемым опытными викингами, не только успешно противостоять хазарам либо другим кочевникам, но и принимать полевой бой с византийской армией.

К стереотипам, во множестве бытующим в российской и украинской историографии, относится утверждение об отсутствии в Поднепровье и юго-западном регионе кладов куфических монет первого периода (содержащих монеты, выпущенные до 833 г.). На основании этого делаются выводы о неучастии этих регионов в международной торговле, а следовательно, и об отсутствии здесь в это время викингов. Однако сводки топографии находок кладов арабских куфических монет первого периода, составленные В. Яниным [114. С. 87] (по материалами Р. Фасмера [100. С. 478]), дополненные В. Кропоткиным [61. С. 111–118], свидетельствуют об обратном:

1. Ладога (786); 2. Новые Мельницы (при впадении р. Сейм в р. Десну) (787/788); 3. Унгени (Молдова) (792/793); 4. Правобережное Цимлянское городище (Хазария) (799/800); 5. Лелеки (на р. Вятка) (803/804); 6. Светлоград (бывшее Петровское, Хазария) (804/805); 7. Кривянская станица (ниже впадения Северского Донца в Дон) (805/806); 8. Баскач (на р. Оке выше впадения р. Москвы) (807/808); 9. Вилеги (на р. Волхов) (807/808); 10. Княщино (на р. Волхов у Ладоги) (808/809); 11. За-валишино (истоки р. Сейм) (809/810); 12. Тарту (809/810); 13. Хитровка (Хазария) (810/811); 14. Семенов городок (верховье Волги) (810/811); 15. Нижние Новосилки (на р. Ворскле) (811/812); 16. Нижняя Сыворотка (на р. Ворскле) (812/813); 17. Кремлевское (бассейн Оки) (812/813); 18. Угодичи (верховье Волги выше впадения р. Мологи) (812/813); 19. Могилев (814/815); 20. Сарское городище (Деборы, Хазария, клад 1930 г.) (814/815); 21. Минск (округа) (815/816); 22. Набатово (истоки Западной Двины) (815/816); 23. Лопатный (верховье Оки вблизи истоков) (816/817); 24. Борки (среднее течение Оки) (817/818); 25. Новотроицкое городище (818/819); 26. Скопинск (верховье бассейна Дона при водоразделе с бассейном р. Оки) (818/819); 27. Яриловичи (бассейн р. Сож) (820/821); 28. Елмед (средняя Волга при впадении р. Оки) (820/821); 29. Сарское городище (Деболи) (820-е годы); 30. Витебский р-н (822/823); 31. Косоляки (Литвиновичи) (среднее течение р. Сож) (823/824); 32. Антониенберг (Прибалтика) (823/824); 33. Кислая (первая треть ІХ в.); 34. Демянск (истоки Волги) (824/825); 35. Углич (829/830); 36. Загородье (истоки р. Мологи) (831/832).

Этот реестр необходимо пополнить, прежде всего, материалами Йосиповского клада, найденного в 1986 г. в с. Йосиповка Бужского р-на на Львовщине возле городища Плиснеск. Клад содержал несколько тысяч дирхемов, значительная часть которых попала в собрания Москвы, Киева и Польши, а во львовских коллекциях осталось 157 монет, из которых самая старая датирована 708/709 г., а самая молодая – 811/812 г. [42. С. 164-175; 43. С. 12, 13; 81. C. 50-52; 113. С. 120-123; 121. С. 20-25].

Можно отнести к этой группе и находки кладов с дирхемами начала ІХ в. в Дорогичине [115], Перемишле [120], Тустане [88], Хусте [46. С. 401] и Антополе на Волыни (припятский путь) [53. С. 125-130], то есть на западных границах восточнославянских племен.

Исходя из этого каталога понятно, что потоки арабского серебра первого периода (с монетами, датированными периодом до 833 г., согласно принятой классификации) шли через хазарские центры в Приазовье и Нижнем Поволжье. Из путей через Восточную Европу в то время самым значительным был Волжский путь (с ответвлениями, в частности, на р. Мологу). Одновременно функционировали и Днепровско-Сожский (клады 19, 27, 31) и Деснянско-Сеймский пути (клады 2, 11, 15, 16). Кроме того, проникало арабское серебро в Прибалтику не только через Ладогу. Нельзя исключать ни Днепровско-Двинского (Даугавского) (клады 22, 30), ни Неманского путей (клады 21, 32, а также Антиполь, Дорогичин). Что касается кладов в Унгенах, Йосипивке, Перемишле, Тустани и Хусте, то арабские монеты могли попасть туда только через Киев. Уже тогда часть арабского серебра шла через Булгар по Оке (клады 8, 17, 23, 24, 26, 28) к Киеву, а оттуда – на Запад [59. C. 15–17].

В целом же источниковедческая база, построенная на случайных находках кладов арабских дирхемов (при отсутствии систематических археологических исследований вдоль предполагаемых международных путей по территории Украины и Белоруссии), исходя из теории вероятности, слишком незначительна для более широких обобщений. Однозначно только то, что торговля с использованием арабских монет была направлена в разные стороны, из которых на ранних этапах Волга была, по-видимому, важнейшей артерией. Вместе с тем арабское серебро поступало и в западном направлении явно через Киев (хотя в самом городе ранних кладов пока не обнаружено, что, учитывая небольшие участки, охваченные археологическими исследованиями, вполне объяснимо). Уже на грани IХ–Х вв. междуречья Припяти, Буга и Вислы заполнили клады дирхемов, что трудно объяснить лишь активностью князя Олега, который едва только осел в Киеве [101. С. 78]. При этом Олегу не были подчинены союзы древлян, не говоря уже о волынских и хорватских княжествах, информация о которых была у арабских авторов конца ІХ – первой половины Х в. [32. С. 6-39; 50. С. 38-41; 51. С. 9-23].

В этот период дирхемы поступали и в Западную Европу путем из Булгар на Киев–Краков–Прагу и из Гнездова на Гнезно–Бранденбург [104. С. 42]. Клады дирхемов конца IХ – начала Х в. в Молдове (Редукемень в Румынский Молдове, Екимауцы, Алчедар), похоже, имеют уже верхнеднестровское происхождение [85. С. 262-274]. И поступали они в этот регион, которым овладели пришлые тиверцы [85. С. 271, 272], днестровским путем [78. С. 107-117] не как платежное средство, а как сырье для производства серебряных украшений вместе с болотной рудой из верхнеднестровских месторождений [87. С. 178]. Понятно, что вывозу серебра в качестве сырья из этого региона должно было предшествовать время его накопления хотя бы с середины ІХ в.18

В свете сказанного стоит обратить внимание на появление викингов в Византии с начала ІХ в. Около 825 г. митрополитом Никеи стал Ингер (Ιγγερ<Ingvarr), Ингером звали и отца Евдокии, жены василевса Василия I (родился около 837 г.), началом ІХ в. датируют греческое граффито «Захариас» на арабской монете из петергофского клада, который содержит монеты со скандинавскими рунами. Занимающие столь высокое положение сановники не могли появиться в империи случайно19 либо через арабский Восток, с которым в то время шли постоянные войны (кроме того, сведения о каспийских походах и викингах на Каспийском море более поздние). Показательно, что в это время шведы в составе посольства кагана Руси были благосклонно приняты василевсом Феофилом в 838 г., а в следующем году отправлены домой окружным путем из-за хазарской угрозы.

Бесспорно, что самые отважные «морские конунги», вроде Ивара Широкие Объятья (вторая половина VII в.) или Эйрика Путешественника (VIII в.), производили разведки речных путей, которые вели в Черное море через Волгу, Днепр или даже Днестр, постепенно осваивая их. И наивно думать, что, имея еще с V–VI вв. постоянные базы южнее Рижского залива, они не использовали Западную Двину или Неман (тем более что клады первого периода присутствуют и на этих путях). Они слышали о сказочных богатствах юга и поэтому пытались как можно быстрее их достичь, не задерживаясь в глухих лесных районах. Из-за этого и следы их присутствия такие незначительные (и специальные археологические разведки в этих районах не производились). Местные правители, оценив их военную силу, с удовлетворением брали их на службу, однако надолго они здесь не задерживались, пока путь из варяг в греки не стал регулярно действующим [74. С. 5, 6].

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Cтатья написана как обобщение, возникшее в ходе обсуждения и критики ранее опубликованных работ автора [28; 30; 34]. Выражаю глубокую благодарность петербуржскому исследователю А.Ю. Чернову за оказанную помощь в подготовке этого материала. Окончание статьи планируется к опубликованию: Вестник Удм. ун-та. 2012. Сер. «История и Филология». Вып. 1.
2. В частности, имя Рюрик (Рорик) [староскандинавское Hrorekr–Hrerekr, старошведское Rorik–Rjurik; Hrorekr от hrodr – победа и rikr – могучий, буквально: непобедимый могучий воин, правитель] засвидетельствовано не только традицией, но и многочисленными памятниками, в том числе руническими надписями (Rorik, Rurik, Rerik, Horikh, Berik, Gottrik). Это имя было достаточно распространено, его носили сын датского конунга (V в.) из «Беовульфа»; датский конунг VII в., дед знаменитого Гамлета, чью трагическую историю рассказал Саксон Грамматик, труд которого использовал В. Шекспир; норвежский конунг, ослепленный св. Олафом, и другие известные из источников личности. До сих пор имя Rurik распространено в Швеции, Финляндии, Дании и Исландии. Когда-то в полемике с антинорманистами А. Куник заметил, что сложно сделать имя Рюрик славянским [67. C. 10]. Умеренные советские антинорманисты были готовы этого не оспаривать(см.: [110. С. 35-51; 111. С. 152-165; 112]). Современные антинорманисты в полемическом угаре пишут, что в Скандинавии имя Рюрик еще более редкое, чем Ярослав во Франции! Цепляясь за старую версию С. Гедеонова о происхождении Рюрика из славянского племени ободричей и считая имя Рюрик производным от «рарог» – «сокол» [36. С.191-194], современные антинорманисты критикуют своих оппонентов за отсутствие патриотизма и уверенно твер-дят, что скандинавское происхождение династии Рюриковичей придумали В.Н. Татищев и Г.З. Байер [102; 103. С. 83-127]. Как всегда хватает беготни за оригинальностью типа происхождения термина варяг от варить в значении охранник [109] либо варяги – солевары из Руссы (Старой Руссы) [19. С. 51–61].
3. По стратиграфическим и дендрохронологическим данным устанавливается следующее деление нижних отложений Земляного городища: горизонт Е3, нижний слой (750–760-е гг.); Е3, средний слой (770–790-е гг.): Е3, верхний слой (800–830-е гг.); горизонт Е2 (840-е – середина 860-х гг.); Е1 (870–920-е гг.); горизонт Д в пределах рассматриваемого участка поселения представлен строительными остатками 930–950-х гг. [95. С. 72-100].
4. «Пергамент из плоского острова», «Сага о Хальвдане, сыне Естейна», «Сага о Стурлауге Работящем», «Сага о Хрольве Пешеходе», «Сага о Тидреке Бернском».
5. На основании информации «Жития св. Анскария», написанного до 865 г., А.Н. Кирпичников связывает это событие с походом шведского конунга Анунда из Дании на Бирку в 852 г. [54. С. 47, 48].
6. До конца ХI в. в сагах Austrvegr обычно означал земли Руси. С ХII в. название Gardariki вытесняет Austrvegr; последнее используется исключительно для обозначения юго-восточного побережья Балтики: Виндланд (Vind-land), Курланд (Kúrland), Эстланд (Estland) и т.д. (см.: [37. С. 483].
7. На русском языке работа опубликована в 1819 г. [41].
8. См.: [84. С. 71].
9. А. Чернов обратил мое внимание на то, что в таком случае Рюрик не мог прибыть в Ладогу раньше 867 г., что согласуется с выводами Е. Рябинина и Н. Черных о тотальном пожаре Ладоги в 865 г.
10. А. Чернов обоснованно считает, что Рюрик первый раз пробыл в Ладоге два года, потом пошел к Ильменю и заложил Рюриково городище, после чего возвратился в Европу на три года: ему нужна была своя база на Западе в Фрисландии.
11. В таком контексте реальные черты обретают выступление ладожских нобилей во главе с Вадимом Храбрым во время отсутствия Рюрика и его расправа с бунтовщиками.
12. А.Ю. Чернов блестяще показал, что это изображение имеет массу аналогий в скандинавских материалах, в том числе ладожских, гнездовских и дажена монете датского конунга из области Данло – Олафа Гудредсона (Айлав Гутфритсон, 939–941), найденной в графстве Кент [108].
13. «…Поплыли на остров вблизи Эстланда, который называется Дагё(о. Хейумаа. – Л.В.), и поселились там и построили укрепления… Но и там они не могли себя прокормить и поплыли рекой, которая называется Дюна (Западная Двина. – Л.В.), а по ней через Русаланд. Они плыли так долго, что приплыли в Гринкланд (Византию. – Л.В.)» [4. С. 307].
14. Знаменитый викинг, которому удалось в 845 г. провести вверх по Сене 112 драккаров и внезапным ударом захватить Париж. Его ледунги приводили в ужас англосаксонские королевства, погиб в 865 г.
15. Интересно, что бастард Гвитсеркр (Гавитсерк) унаследовалот отца еще какие-то владения в Ютландии и Викландии (южное побережье Балтики).
16. Askuldr и Hvitserkr несколько различные имена, но в сагах и легендах такие несовпадения вполне допустимы.
17. Была проблема с такой рудой и в Скандинавии, и на Рейне, откуда происходит большинство мечей, найденных в Центрально-Восточной Европе. Но здесь научились, как показывают современные эксперименты, специальной технологии, позволяющей смешивать металл худшего качества с лучшим для минимизации недостатков первого. Технологию изготовления см.: [79. С. 28, 29].
18. Хорватские княжества, втянутые в орбиту Великоморавского государства, не имея собственного серебра, бывшего средством платежа, могли себе позволить реэкспортировать дирхемы только при наличии их большого количества.Огромный клад из Йосипивки с монетами 708–812 гг.свидетельствует в пользу этого и позволяет отнести начало поступления дирхемов в этот район к первым десятилетиям IХ в.
19. Чтобы стать митрополитом Никеи, наверно, необходимо было родиться в Византии и получить соответствующее образование. То есть отец Ингвара должен был натурализоваться в Византии где-то в конце VIII в.

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

1. Анналы Ксантена // Историки эпохи Каролингов / отв. ред. А.И. Сидоров. М., 1999. С. 143-158.
2. Глазырина Г.В. Исландские викингские саги о Северной Руси. Тексты, перевод, комментарии. М., 1996.
3. Джаксон Т.Н. Исландские королевские саги о Восточной Европе (с древнейших времен до 1000 г.). Тексты, перевод, комментарии. М., 1993. Т. 1.
4. Сага о гутах / пер. С.Д. Ковалевского // Средние века. М., 1975. Т. 38.
5. Adam of Bremen. History of the archibishops of Hamburg. Bremen; New York, 1959.
6. Annales Bertiniani / ed. G.H. Pertz // Monumenta Germaniae Historica. Scriptores (далее – MGH SS). Hannoverae, 1826. T. 1. P. 419-515.
7. Annales Fuldenses / ed. G.H. Pertz // MGH SS. Hannoverae, 1826. T. 1. P. 337-415.
8. Annales Xantensium / ed. G.H. Pertz // MGH SS. Hannoverae, 1829. T. 2. P. 217-235.
9. Сhronicon de Normannorum gestis in Francia / ed. G.H. Pertz // MGH SS. T. 1. P. 532-536.
10. Einhardi Annales / ed. G.H. Pertz // MGH SS. Hannoverae, 1826.T. 1. P. 135-218.
11. Halfdan Eysteinsson // Seven Viking Romances / trans. with an introd. by Hermann Pálsson and Paul Edwards. London; New York, 1985. P. 171-198.
12. Hálfdanar saga Eysteinssonar // Fornaldarsögur Norðurlanda / utg. av Guðni Jónsson, Bjarni Vilhjjálmsson. Bd. 3. Reykjavik, 1944. Bl. 283-319.
13. Magistri Adami Bremensis Gesta Hammaburgensis Ecclesiae Pontificum / Ed. B. Schmeidler // Scriptores rerum Germanicarum in usum scholarum. Hanoverae, 1917.
14. Saxonis Grammatici Gesta Danjrum / Hrsg. A.Holder. Strassburg, 1886.
15. Vita Sancti Anskarii a Rimberto / ed. G.H. Pertz // MGH SS. Hannoverae, 1829. T. 2. P. 683-725.
16. Volsunga saga ok Ragnar saga Ladbrokar / und. M. Olsen. København, 1906–1908. S. 168, 169.
17. Азбелев С.Н. Обзор источников о происхождении Рюрика и версия о его славянских предках // Изв. Русско-го генеалогического о-ва. СПб., 1994. Вып. 1.
18. Азбелев С.Н. О происхождении династии Рюриковичей // Россия и зарубежье: генеалогические связи: Пер-вый Междунар. генеалог. коллоквиум. М., 1999.
19. Анохин Г.И. Новая гипотеза о происхождении государства на Руси // Вопр. истории. 2000. № 3.
20. Беляев Н.Т. Рорик Ютландский и Рюрик начальной летописи // Seminarium Kondakovianum. Прага, 1929. Т. 3.
21. Брайчевский М.Ю. Когда и как возник Киев. Киев, 1964.
22. Брайчевский М.Ю. Утвердження християнства на Русі. Київ, 1988.
23. Венелин Ю. О происхождении славян вообще и россов в особенности (1836–1839?) // Сб. Русского истори-ческого об-ва. М., 2003. Вып. 8 (156).
24. Венелин Ю. Скандинавомания и ее поклонники, или столетие изыскания о варягах. М., 1842.
25. Вернадский Г.В. Древняя Русь. Тверь, 1999.
26. Вилинбахов В.Б. Балтийские славяне и Русь // Slavia occidentalia. Poznań, 1962. T. 22.
27. Вилинбахов В.Б. Несколько замечаний о теории А. Стендер-Петерсона // Скандинавский сборник. Таллин, 1968. Вып. 6.
28. Вилинбахов В.Б. Об одном аспекте историографии варяжской проблемы // Скандинавский сборник. Таллин, 1969. Вып. 7.
29. Вилинбахов В.Б. По поводу некоторых замечаний П.Н. Третьякова // Советская археология. 1970. №1.
30. Войтович Л. Княжа доба на Русі: портрети еліти. Біла Церква, 2006.
31. Войтович Л. Русь: поморські слов’яни чи варяги? // Проблеми слов’янознавства. Львів, 2010. Вип. 58.
32. Войтович Л. Рюрик: легенды и действительность // Исследования по русской истории и культуре: сб. ст. к 70-летию профессора Игоря Яковлевича Фроянова / отв. ред. Ю. Алексеев, А. Дегтярев, В. Пузанов. М., 2006.
33. Войтович Л.В. Вікінги в Центрально-Східній Європі: проблеми Ладоги і Пліснеська // Археологічні дослідження Львівського університету. Львів, 2009. Вип. 12.
34. Войтович Л.В. Рюрик: легенди і дійсність. Стан дискусії на початку ХХІ в. // Наук. зошити ів. ф-ту ЛНУ ім. Івана Франка: Зб. наук. праць. Львів, 2005. Вип. 7.
35. Войтович Л.В. Восточное Прикарпатье во второй половине І тыс. н. э. Начальные этапы формирования государственности // Rossica Antiqua. 2006: Исследования и материалы / отв. ред. А.Ю. Дворниченко, А.В. Майоров. СПб., 2006.
36. Войтович Л.В. Київський каганат? До полеміки П. Толочка з О. Пріцаком // Хазарский альманах. Киев; Ха-рьков, 2005.
37. Войтович Л. Вічні дискусії навколо етноніму Русь // Археологічні дослідження Львівського університету. Львів, 2009. Вип.13.
38. Галкина Е.С. Тайны русского каганата. М., 2002.
39. Гедеонов С.А. Варяги и Русь. СПб., 1876. Ч. 1.
40. Глазырина Г.В., Джаксон Т.Н., Мельникова Е.А. Восточная половина мира глазами скандинавов: топонимия в исторических исследованиях // Древняя Русь в свете зарубежных источников / под ред. Е.А. Мельнико-вой. М., 1999.
41. Глазырина Г.В., Джаксон Т.Н., Мельникова Е.А. На пути «из варяг в греки» // Древняя Русь в свете зару-бежных источников / под ред. Е.А. Мельниковой. М., 1999.
42. Глазырина Г.В. Alaborg «Саги о Хальвдане, сыне Эйстейна». К истории Русского Севера // Древнейшие государства на территории СССР. 1978 г. М., 1978.
43. Голб Н., Прицак О. Хазарско-еврейские документы Х в. / науч. ред., послесловие и коммент. В.Я. Петрухина. Москва; Иерусалим, 1997.
44. Голлманн Г.–Фр. Рустрингия, первоначальное отечество первого великого князя Рюрика и братьев его. М., 1819.
45. Гудима Ю. Про нову групу монет з Йосипівського скарбу // Львiвський нацiональний унiверсiтет ім. І. Франка: Вісник Інституту археології. 2007. Вип. 2.
46. Гудима Ю. Чи існувала підкарпатська дорога транзитної торгівлі між Сходом і Заходом у ІХ–Х в.? // Брідщина. 1993. Ч. 2.
47. Гумилев Л. Древняя Русь и Великая Степь. М., 1989.
48. Давидан О.И. К вопросу о контактах древней Ладоги со Скандинавией (по материалам нижнего слоя Староладожского городища) // Скандинавский сборник. Таллин, 1971. Вып. 16.
49. Даркевич В.П. Восточная торговля // Древняя Русь: город, замок, село. М., 1985.
50. Даркевич В.П. Международные связи // Древняя Русь. Город, замок, село. М., 1985.
51. Джаксон Т.Н. Альдейгюборг: археология и топонимика // Памятники средневековой культуры. Открытия и версии:сб. ст. к 75-летию В.Д. Белецкого. СПб., 1994. С. 77-79.
52. Дубашинский А.В. Любшанское городище в Нижнем Поволховье // Ладога и ее соседи в эпоху средневеко-вья. СПб., 2002. С. 96-103.
53. Жих М.И. До проблеми політогенези Волинської землі (VI – початок Х в.) // Дрогобицький краєзнавчий
збірник. Дрогобич, 2009.Вип. 13.
54. Жих М.И. О предыстории Волынской земли (VI – начало Х века) // Русин. Кишинев, 2008. № 3–4 (13–14).
55. История Дании. М., 1996.Т. 1.
56. Іов А.В., Вяргей В.С. Гандлева-эканамічные сувязі насельніцтва Заходняго Палесся ІХ–ХІ вв. // Гістарычна-археологічны зборнік. Мінск, 1993. Вып. 1. С. 125-130.
57. Кирпичников А.Н. Ладога и Ладожская земля VIII–XIII вв. // Историко-археологическое изучение Древней Руси: Итоги и основные проблемы. Л., 1988.
58. Кирпичников А.Н. Ладожская жемчужина в Балтийском море // Родина. 2008. № 9.
59. Кирпичников А.Н. Новые историко-археологические исследования Старой Ладоги // Ладога и истоки российской государственности и культуры. СПб., 2003.
60. Кирпичников А.Н. Сказание о призвании варягов: Легенды и действительность // Викинги и славяне. СПб., 1998.
61. Кирпичников А.Н., Лебедев Г.С., Булкин В.А. и др. Русско-скандинавские связи эпохи образования Киевского государства на современном этапе археологического изучения // Краткие собщения Института археологии АН СССР. 1980. Вып. 160.
62. Котляр М.Ф. Грошовий обіг на території України доби феодалізму. Киев, 1971.
63. Котляр Н.Ф. Древняя Русь и Киев в летописных преданиях и легендах. Киев, 1986.
64. Кропоткин В.В. О топографии кладов куфических монет в ІХ в. в Восточной Европе // Древняя Русь и сла-вяне. М., 1978.
65. Крузе Ф. О происхождении Рюрика // Журн. Министерства народного просвещения. 1836. № 1, 6.
66. Кузьмин А.Г.«Варяги» и«Русь» на Балтийском море // Вопр. истории. 1970. № 10.
67. Кузьмин А.Г. Об этнической природе варягов // Вопр. истории. 1974. № 3.
68. Кузьмин С.Л. Пожары и катастрофы в Ладоге: 1250 лет непрерывной жизни? // Ладога. Первая столица Ру-си. 1250 лет непрерывной жизни: Седьмые чтения памяти Анны Мачинской, 21–23 декабря 2002 г. / науч. ред. Д. Мачинский. СПб., 2003. С. 45-57.
69. Кузьмин С.Л., Петров Н. И. «Большие дома» северо-западной Руси VIII–XI вв. // Новгород и Новгородская земля. Новгород, 1990. Вып. 4.
70. Куник А.А. Известия ал-Бекри и других авторов о Руси и славянах. СПб., 1903. Ч. 1.
71. Лебедев Г.С. Эпоха викингов в Северной Европе. Л., 1985.
72. Лебедев Г.С. Археологические памятники Ленинградской области. Л., 1977.
73. Ловмяньский Х. Рорик Фрисландский и Рюрик «Новгородский» // Скандинавский сборник. Таллин, 1963. Вып. 7.
74. Ловмяньский Х. Русь и норманны. М., 1985.
75. Мачинский Д.А. Эпоха викингов в «Скандинавском Средиземноморье» и «русо-варяжский период» на «восточных путях» (Austrvegir) // Ладога и эпоха викингов. Староладожский историко-архитектурный и археологический музей-заповедник / отв. ред. Д. Мачинский. СПб., 1998.
76. Мельникова Е.А. Скандинавские антропонимы в Древней Руси // Восточная Европа в древности и средневековье. М., 1984.
77. Мельникова О. Скандинавы в Южной Руси // Другий Міжнар. конгрес україністів. Львів, 22–28 серпня 1993 р. Доповіді і повідомлення. Історія. Львів, 1994. Ч. 1.
78. Меркулов В.И. Немецкие генеалогии как источник по варяго-русской проблеме // Сб. Русского исторического общества. Т. 8(156). Антинорманизм. М., 2003.
79. Михайлов К.А. Скандинавский могильник в урочище Плакун (заметки о хронологии и топографии) // Ладога и ее соседи в эпоху средневековья. СПб., 2002.
80. Молчанов А.А. Древнескандинавский антропонимический элемент в династической традиции рода Рюрико-вичей: О роли отдельных компонентов в полиэтнической основе формирования Древнерусского государст-ва // Образование Древнерусского государства: спорные проблемы. М., 1992.
81. Новикова Е.Ю. О серьгах «екимауцкого типа» // Проблемы археологии Евразии (по материалам ГИМ) // Труды Государственного исторического музея. М., 1990. Вып. 74.
82. Норманн А.В.Б. Средневековый воин. Вооружение времен Карла Великого и Крестовых походов. М., 2008.
83. Носов Е.Н. Новгородское (Рюриково) городище. Л., 1990.
84. Пелещишин М., Гудима Ю. Земля літописних бужан // Літопис Червоної Калини. 1992. Ч. 10–12.
85. Петренко В.П. Финно-угорские элементы в культуре средневековой Ладоги // Новое в археологии СССР и Финляндии: докл. ІІІ советско-финского симпозиума по вопросам археологии 11–15 мая 1981 г. / ред. Б.А. Рыбаков. Л., 1984.
86. Потин В.М. Русско-скандинавские связи по нумизматическим данным (ІХ–ХІІ вв.) // Исторические связи Скандинавии и России. ІХ–ХХ вв. Л., 1970.
87. Пчелов Е.В. Генеалогия древнерусских князей ІХ – начала ХІ в. М., 2001.
88. Рабинович Р.А. Дирхемы на территории Молдовы: культурно-исторический контекст // Stratum plus. № 6. Время денег. Санкт-Петербург; Кишинев; Одесса, 1999.
89. Рапов О. М. Русская церковь в IX – первой трети XII в.: принятие христианства. М., 1988.
90. Рафалович И.А. Славяне VI–IX веков в Молдавии. Кишинев, 1972.
91. Рожко М. Тустань – давньоруська наскельна твердиня. Киев, 1996.
92. Рыбаков Б.А. Киевская Русь и русские княжества ХІІ–ХІІІ вв. М., 1993.
93. Рыбаков Б.А. Мир истории. М., 1987.
94. Рыдзевская Е.А. Древняя Русь и Скандинавия IX–XIV вв. М., 1978.
95. Рябинин Е.А. Начальный этап стеклоделия в Балтийском регионе (по материалам исследований Ладоги VІІІ–ІХ вв.) // Дивинец Староладожский. СПб., 1997.
96. Рябинин Е.А. Новые открытия в Старой Ладоге (итоги раскопок на Земляном городище 1973–1975 гг.) // Средневековая Ладога / ред. В.В. Седов. Л., 1985.
97. Рябинин Е.А. Предисловие к альбому археологических находок в Старой Ладоге и на Любше // У истоков Северной Руси. Новые открытия. СПб., 2003.
98. Рябинин Е.А., Черных Н.Б. Стратиграфия, застройка и хронология нижнего слоя Староладожского Земляно-го городища в свете новых исследований // Советская археология. 1988. № 1.
99. Свердлов М.Б. Rörik (Hrørikr) i Gordum // Восточная Европа в древности и средневековье. М., 1994.
100. Седых В.Н. Северная Русь в эпоху Рюрика по данным археологии и нумизматики // Ладога и истоки российской государственности и культуры. СПб., 2003.
101. Толочко П.П. К вопросу о хазаро-иудейском происхождении Киева // Хазарский альманах. Киев; Харьков; Москва, 2004. Т. 2.
102. Томсен В. Начало русского государства // Чтения в Московском обществе истории и древностей россий-ских. М., 1891. Кн. 1.
103. Фасмер Р.Р. Об издании новой топографии находок куфических монет в Восточной Европе // Известия
Академии наук. Отделение общественных наук. М., 1933. № 6–7.
104. Фомин А.В. Топография восточноевропейских кладов с дирхемами конца ІХ – начала Х в. // Восточная Европа в древности и средневековье. Спорные проблемы истории: Чтения памяти В.Т. Пашуто. М., 1993.
105. Фомин В.В. Варяги и варяжская Русь. К итогам дискуссии по варяжскому вопросу. М., 2005.
106. Фомин В.В. Кривые зеркала норманизма // Сборник Русского исторического общества. Т. 8 (156). Антинорманизм. М., 2003.
107. Херрман Й. Славяне и норманны в ранней истории Балтийского региона // Славяне и скандинавы. М., 1986.
108. Хомутова Л.С. Кузнечная техника на земле древней веси в Х в. // Советская археология. 1984. № 1.
109. Цукерман К. Венгры в стране Леведии: новая держава на границах Византии и Хазарии ок. 836–889 гг. // Материалы по археологии, истории и этнографии Таврии. Симферополь, 1998. Вып. 6.
110. Цукерман К. Два этапа формирования Древнерусского государства // Археологія. 2003. № 1.
111. Чернов А.Ю. В старой Ладоге найден герб Рюрика? // URL: chernov-trezin.narod.ru/ GerbRurika.htm
112. Черных П.Я. Этимологические заметки. Варяг // Научные доклады высшей школы. Филологические науки. М., 1958. № 1.
113. Шаскольский И.П. Антинорманизм и его судьбы // Генезис и развитие феодализма в России. Л., 1983.
114. Шаскольский И.П. Норманнская проблема в советской историографии // Советская историография Киевской Руси / отв. ред. В.В. Мавродин. Л., 1976.
115. Шаскольский И.П. Норманнская теория в современной буржуазной науке. М.; Л., 1965.
116. Шуст Р.М. Грошове господарство земель Галицько-Волинської держави // Галицько-Волинська держава: передумови виникнення, історія, культура, традиції. Львів, 1993.
117. Янин В.Л. Денежно-весовые системы русского средневековья. Домонгольский период. М., 1956.
118. Czapkiewicz M., Kmietowicz F. Skarb monet arabskich z okolic Drohiczyna nad Bugiem. Kraków, 1960.
119. Davidan O.I. Om hantverkets utveckling i Staraja Ladoga // Fornvännen, 1982. Bd. 77.
120. Duczko W. Ruś wikingów. Warszawa, 2007.
121. Kirpičnikov A.N. Staraja Ladoga / Alt-Ladoga und seine überregionalen Beziehungen im 8.–10. Tagen zur Verbreitung und Vervendung von Dirhems in eurasischen Handel // Bericht der Römisch-Germanischen Kommission. 1989. Bd. 69.
122. Koch C. Tables généalogiques des maisons souveraines du nord et de l’est de l’Europe. Paris, 1818.
123. Kunysz A., Persowski F. Przemyśl w starożytności i średniowieczu (od czasów najdawniejszych do roku 1340). Rzeszów, 1966.
124. Malarczyk D. Skarb dirhamów z IX w. z miejscowości Josypiwka, Buski kraj – uwagi wstępne // Грошовий обіг і банківська справа в Україні: минуле і сучасність. Львів, 2005.
125. Orlik A. Kilderne til Sakses oldhistorie. København, 1894. Bd.2.
126. Pritsak O. The Origin of Rus’. Cambridze (Mass.), 1981. Vol. 1.
127. Roesdahl E. Viking og Hvidekrist. Norden og Europa 800–1200. Kobenhavn, 1992.
128. Rożdestvenskaja T. Place-names of Scandinavian origin in Russia: A review of the literature // The Rural Viking in Russia and Sweden. Conference 19–20 October 1996 in The Manor of Karlslund, Örebro, Sweden / ed. P. Hansson. Örebro, 1997.
129. Shepard J. The Rhos guests of Louis the Pious: whence and wherefore? // Early Medieval Europe.1995. Vol. 4.
130. Stalsberg A. The Scandinavian Viking Age finds in Rus’ // Bericht der Römisch-Germanischen Kommission. 1988. Vol. 69.
131. Steenstrup J. Normannerne. København, 1876. Bd.1.
132. Storm G. Kritiske biarag til vikingetidena historie. Chriatiania, 1878.
133. Uino P. On the history of Staraja Ladoga // Acta Archaeologica. 1989. Vol. 59.
134. Vernadsky G. The Origins of Rusia. Oxford, 1959.

Вестник Удм. ун-та. 2011. Сер. «История и Филология». Вып. 3. С. 3-15.

Share this post


Link to post
Share on other sites

ВИКИНГИ В ЦЕНТРАЛЬНО-ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЕ: ЗАГАДКИ ЛАДОГИ И ПЛИСНЕСКА(II)1

Периодические вспышки антинорманизма постоянно возвращают и дискуссии вокруг этимологии этнонима Русь2. Впервые название Русь зафиксировали Бертинские анналы в 839 г.[2. Col. 1385-1386].

Из текста, аутентичность которого не вызывает сомнений, следует, что посольство от правителя (кагана) народа Рус, отправленное к византийскому василевсу Феофилу, не могло вернуться назад из-за угрозы, исходящей от вражеских народов, и было отправлено вместе с византийскими послами в Ингельгейм для проезда на родину через земли императора. Как выяснилось, послы были шведами, из-за чего их заподозрили в шпионаже (незадолго перед этим состоялось несколько нападений викингов на приморские владения императора) и задержали до выяснения обстоятельств. Глубокий анализ литературы, посвященной этому посольству, сделал А. Сахаров [47. C. 37-42]. Здесь важно подчеркнуть, что посольство от народа, называющего себя Рус, состояло из этнических шведов. А. Шлецер даже предложил титул каган читать как скандинавское имя Хакон [60. C. 319, 322-323]. Особняком стоит оригинальная версия немецкого исследователя Г. Лера, считавшего на основании титула каган, что посольство прибыло из Хазарии [72. S. 16, 122]. При этом автор не задается вопросом, зачем было хазарскому правителю, имеющему давние дипломатические контакты с Византией, посылать посольство в составе этнических шведов, называвших себя русами. Не поясняет он также и того, зачем было этому посольству возвращаться через земли франкского императора, когда Хазария контролировала крымские территории, непосредственно граничащие с византийскими владениями.

Следующие по времени известия о Руси принадлежат арабским авторам, повсеместно отделяющим Русь от славян, даже противоставляя их друг другу [17; 36. С. 355-419; 40].

Первую версию этимологии названия Русь дал Начальный свод: «... идаша за море къ Варѧгомъ к Русі сице бо сѧзвахуть и варѧзи суть ѩко се друзии зъвутсѧ Своє… Оурмане .Анъглѧне… Гъте тако и си рѣша Русь… поѩша по собѣ Русь и придоша старѣишии Рюрикъ… ѡ тѣхъ [Варѧгъ] прозвасѧ Рускаѩ землѧ» [1. Стб. 19–20].

Эти известия, а также информацияНачального свода о составе русских посольств («отъ рода рүсьска посъли») на переговорах 907, 911 и 945 гг., состоящих преимущественно из скандинавов, сообщение Константина Багрянородного о русских (скандинавских) названиях днепровских порогов3, тождество Rusios и Normandos в тексте кремонского епископа Лиудпранда (Х в.) и другие аргументы позволили ряду известных ученых4 придти к выводу, что русами называли шведских викингов. По их наблюдениям, Русьпроисходит от финнского Ruotsi – Швеция; Ruotsalainen – швед (эстонское Roots, Rootslane, водское Rôtsi, ливское Rùot’šli). В финнские языки это заимствование пришло, возможно, от древнеисландского Rópsmenn или Rópskarlar – гребцы, мореплаватели. В свою очередь, Ruotsi, судя по всему, происходит от Roslagen – шведской области, находящейся напротив финнских берегов (аналогично древнерусскому сумъот suomi) [45. C. 140]. Интересно, что Roslagen присутствует в рунической надписи на мраморном льве из Пирея, вывезенном в 1687 г. генералиссимусом Ф. Морозини в Венецию, где находится и сейчас. Надпись эта, вероятно, была сделана норвежским принцем Гаральдом Сигурдссоном при взятии Пирея в 1040 г. Наиболее осторожные исследователи относят надпись к ХІ в.[63; 64. S. 211]. Сначала Roslagen носил название Rōtherили Rōthin [52. C. 85] , что было связано с военной организацией ледунга (морского ополчения) и означало воинов, плывущих на веслах (milites remigium agents)[44]. Византийское ρως было рефлексом на самоназвание отрядов викингов – rođs (menn), отразившееся в финнских языках как ruotsi и перешедшее в древнерусский язык в форме русь. Вначале это название имело этносоциальное «профессиональное» значение («воины и гребцы из Скандинавии, отряд скандинавов на гребных судах») и только на восточнославянской почве развилось в политоним (Русь, Русская земля) и этноним [25. C. 5].

Такой подход был заложен еще в разысканиях выдающегося российского лингвиста А.А. Шахматова, который писал, что Русью «называли себя и сами осевшие в России скандинавы… Считаю необходимым этимологию имени Русь искать в скандинавском языке, допуская, что в русский язык оно могло попасть при посредничестве финнов» [59. C. 52].

Имеют место и иные трактовки этимологии термина Русь.Так, В. Брим полагал, что Ruotsi происходит от древнешведского drot, трансформированного финнами в rot, а drotsmenn – дружинник – в rotsmenn, позже принявшее форму ruots [6]. По мнению А. Погодина,термин rōther книжного происхождения, а название Русь происходит непосредственно от старошведского Rōths, появившегося еще в IV-V в.[38. C. 273;75].

Е. Куник, В. Васильевский, А. Будилович связывали этимологию названия Русь с древнеисландским Hreiðgotar (Hreidhgotar), в котором видели название готов: Hrothgutons – славные готы или hroðr – слава. При этом готами считали гипотетический причерноморский народ Rhos и не менее гипотетическую готскую землю на полянской территории – Ros-Gotlandia [71; 8. C. CXVI; 9. C. 180; 61]. Лингвистические построения сторонников этой версии не выдержали критики [53. С. 522].

Имела место также кельтская версия5, выводящая Русь из французской области Рутения (Ruthenia) с городами Руссильон (Russillon), Русцино (Russcino), Руситон (?), где жили рутени (Rutheni, Rut(h)i). При этом аргументами служат названия, употребляемые латиноязычными авторами ХІ–ХІІ вв.: Ruthenorum Regis, Ruthenorum rex, Duces Ruthenorum, Rutheni и т.д. В качестве аргументации приводят и известия византийских историков: Симеон Логофет (941г.) писал, что Русь-дромиты происходят из народа франков, а Иоанн Скилица и Кедрин (ХІІ в.) варягов-русь называли кельтами. Но кельтская версия не выдерживает критики, ее аргументация слишком уязвима [49. C. 121].

Балтийско-славянский вариант происхождения этнонима Русь от о. Рюген (лат. Rugia, нем. Rügen, пол. Rana, откуда выводят Rujana), население которого называлось руги, руяне, раны (вероятно, ассимилированное славянами германское племя ругиев, от которого и происходит этимология названия острова), имела своего привеженца еще в лице казацкого летописца С. Величко [11. С. 51]. Сторонники этой версии [12; 16. C. 28, 37; 19. C. 32; 74],кроме созвучия отдельных топонимов, происхождение которых сомнительно, подкрепить свои выводы весомыми аргументами не в состоянии.

С чем только не связывают происхождение названия Руси: с литовско-прусским происхождением Рюрика (согласно поздней литовской династической легенде Рюрик был сыном Пруса, брата императора Августа; отыскивались названия Rusinge, Rusoto, Rusnaite, возможно и связанные с викингами-русью) и само название Pruzi, Pruteni соединялось с Русью, что оказалось полностью несостоятельным [53. C. 389]; от р. Рось (почему же тогда не росяне, по аналогии с бужане, висляне ит. д.?); от р. Русса, впадающей в о. Ильмень (тогда это, скорее, поддержка норманнского варианта, связывающая название реки с варягами-русью, что и имело место в действительности); от р. Волги (Ra, Rosa староиндийских и авестийских текстов) и даже от греко-русских договоров 907, 911 гг. (сами византийцы якобынастолько испугались Олега, что приняли его за библейского князя Рош из земли Гога и Магота, а через тексты договоров это название, якобы,перешло на славян) и хазар (восточные тюркоязычные народы воспринимали Русь как «урус», только с какого времени?). Вряд ли похожие варианты заслуживают научной полемики.

Популярными остаются обращения к древнеиндийским и древнеиранским мотивам (ruk-, roko-, ruksa- – cветлый, блестящий). Как аргумент приводятся названия Неаполя Скифского в Чуде св. Стефана Сурожского и Житии Димитрия Прилуцкого – рүсьскый новый градъ, Евангелие и Псалтырь роуськими письмены из Жития св. Кирилла и Мефодия (см.: [49]).

В этом контексте можно вспомнить давнюю роксолано-росомонскую гипотезу,обоснованную еще М. Ломоносовым, И. Забелиным и Д. Иловайским на основании простого созвучия имен. Этот вариант получил поддержку известного археолога В. Седова, считавшего, что одним из языковых элементов в процессе славяно-сарматского симбиоза, результатом которого явились анты, было заимствование этнонима Рось – Русь (так вроде бы называлось одно из антских племен, указать ареал которого теперь невозможно) [48]. Дополнительным аргументом служат топонимы Руска Долина, Руска Кучава, Руска Мокра, Руске, Руске Поле, Руский Мочар, Руски Геевцыи Руски Комаривци в Закарпатье, где не было викингов, но в определенное время передвигались роксоланы. Однако все эти названия довольно поздние и отображают процессы взаимодействия венгерских и саксонских колонистов с различными группами славянского населения. Вариант В. Седова так же наивен и уязвим, как и чисто славянский вариант С. Роспонда [76]. По словам известного российского языковеда А.И. Попова (1899–1973), «выставлять положение о том, что этнический термин Русь есть вроде бы с самого начала чисто славянский, может только тот, кто не ценит престижа отечественной науки, так как обосновать это положение невозможно – нет ни одного источника, содержащего необходимые подтверждения такой гипотезы» [39].

Таким образом, единственным обоснованным вариантом, поддержанным большинством авторитетных исследователей, остается скандинавская либо финская этимология названия Русь (Ruotsi, Roots) [68. S. 156-161]6.

К этому следует добавить многочисленные исследования зарубежных авторов, не оставляющие сомнений в проникновении викингов в массив восточнославянских племен в VIII–X вв. Большинство этих работ не учитывается как украинскими,так и русскими исследователями, а между тем их отличает внимательное отношение к сагам, хроникам, самым различным археологическим и лингвистическим материалам.Кроме этого, они дают возможность сравнительного анализа развития общества викингов и их деятельности в различных регионах.

Средина и более интересных находок в Ладоге из горизонта Е2 (840-е –середина 860-х гг.) – литейная форма двурогой подвески в виде пельты (щита амазонки), орнаментированной узорами из треугольников [42]. Согласно уточненной датировке находка относится к периоду 840–855 гг. [46. C. 98], хотя и сам мотив, и форма характерны для скандинавских украшений эпохи викингов [42; 62. P. 125; 65. S. 67; 67] (именно треугольные узорчатые элементы не относятся к балтийским [18. C. 59; 23. C. 124]). В Скандинавии не найдено ни одного подобного украшения. В то же время подобные украшения найдены в Чернигове, на Княжей Горе под Киевом и в Галиче [43; 58]. Эти украшения происходят из Моравии, встречаются также в Словакии и Болгарии [69. S. 243-296, tabl . VI, 10; 70. Tabl. 75, 1].

Эти связи скандинавов с Великой Моравией засвидетельствованы не только археологическими находками, но и письменными документами. Между Веной и Линцом в 863 г. упоминается Ruzaramarcha [32. С. 299]. Известный устав из Раффелштеттeна, составленный между 904–906 гг., рядом с богемами (чехами) упоминает загадочных ругов: «Cлавяне же, приходящие для торговли от ругов или богемов, если располагаются торговать в любом месте на берегу Дуная или любом месте у роталариев или реодариев, с каждого вьюка воска [платят] две меры стоимостью в один скот каждая; с груза одного носильщика – одну меру той же стоимости; если же пожелают продавать рабов или лошадей, за каждую рабыню [платят] по одному тремису, столько же – за жеребца, за раба – одну сайгу, столько же – за кобылу. Баварам же и славянам из этой страны, покупающим и продающим здесь, платить ничего не надо» [33. С. 64-73; 34. C. 82]. В полемике с Е. Цёлнером [78] и другими оппонентами А. Назаренко убедительно отбросил вариант тождества упомянутых ругов с германским племенем ругиев, разбитых Одоакром в 487 г.,и подтвердил их тождество с русами [34. C. 82-94].

Сомнения шведского археолога В. Дучка (стоило так далеко,то есть из Ладоги, возить невольников и воск) [68. S. 67] легко устраняются, если учесть, что в Киеве в середине ІХ в. сидел Аскольд со своими викингами [14], для которых такая торговля была весьма прибыльна.

Не вызывает также сомнений вывод А. Назаренко, согласно которому имя Русь попало в баварские и другие южногерманские говоры не позже IXв. [31. С. 298]. И попало оно через Перемышль известным путем на Краков – Прагу – Регенсбург [9]. Кроме того,такой надежный и лишенный тенденциозности источник,как Географ Баварский зафиксировал в ІХ в. (не позже начала 870-х гг.) присутствие в Среднем Поднепровье7 русов-варягов (Ruzzi), возможно даже подчеркивая их нахождение среди верхушки союза полян («Forsderen Liudi» –«Erste Leute», «Vorderste Leute» или «Fuhrendes Volk» – «первые, руководящие люди») [15].

А из Киева в Моравию или Баварию можнобыло попасть только через Плиснеск. Этот огромный, подобный Бирке, центр межплеменного обмена волынских и хорватских племенных княжеств лежит на водоразделе между бассейнами Днестра, Западного Буга и Припяти возле с. Подгорцы Бродовского р-на Львовской обл. Городище VII–XIII вв. занимает более 160 га (при этом город древнерусского периода занимал всего до 3 га из этого пространства), длина валов составляет более 7 км, внешние склоны отдельных валов укреплены каменными плитами на высоту до 5 метров. К городищу примыкают курганные могильники. Исследование этого комплекса началось с 1816 г.(см.: [20]), но широкомасштабные раскопки до настоящего временине производились. Полученные материалы разбросаны помузейным и архивным собраниям, а публикации фрагментарны и практически недоступны большинству исследователей. Наиболее последовательно с применением последних европейских методик на городище работает львовский археолог М.А. Филипчук, но и его результаты опубликованы в узкоспециальных изданиях, которые за пределами Украины практически неизвестны [54-57]. Большое число уникальных находок, в том числе золотые и серебряные вещи, материалы, свидетельствующие о связях с Великой Моравией и поморскими славянами, раннем христианстве уже в ІХ в., фортификационном строительстве и развитии ремесла, давно нуждаются в отдельных альбомных публикациях. Второго подобного памятника этого периода на территории, занимаемой восточными славянами, нет.

Киевский археолог В. Зоценко (1953–2009) подробно изучал находки, относящиеся к эпохе викингов, готовя работу «Скандинавские артефакты Юго-Западной Руси», рукописью которой любезно разрешил мне пользоваться. К сожалению, этот талантливый исследователь слишко рано ушел из жизни и не успел увидеть свои главные работы опубликованными8. Большинство наработанных им материалов дают основание утверждать о притоке викингов в район Плиснецка после киевского завоевания в 982 г. Однако нужны более детальные повторные исследования каждой находки из Плиснеска и его околиц, а также обстоятельств их выявления, которые также не всегда ясны. Плиснеск, до 982 г. не принадлежавшийк киевской орбите, построен по совсем иной схеме, нежели восточнославянские города в Поднепровье и Приладожье. Это совершенно другой тип городищ, которые развивались до последней четверти Х ст. в этом регионе, связанном с моравскими влияниями [54]. Не вызывает сомнений участие этого региона в активной международной торговле и его связи с западными славянами.

Можно утверждать,что связи Руси-викингов с Великой Моравией в IХ в. проходили через Плиснеск, куда викинги добирались по Днепру и его правым притокам9. Скандинавские находки присутствуют в Гнездове под Смоленском [4; 7; 20а; 35; 41], в разных местах Киева [5; 21], в давней столице древлян Искоростени и его околицах [5; 22], на Волыни (памятники Х в.) [50]. На Волыни, кроме собственно скандинавских находок типа бронзовых подвесок или оружия, на присутствие викингов, освоивших припятский путь, указывает и массовое строительство значительной сети укреплений на Горыни, Стыре и Случи [50. C. 53] . Не стоит забывать и о легендарном припятском князе Туре, основателе города Турова, также принадлежавшем к некоему роду викингов.

В археологическом отношении эта территория, по причине нехватки возможностей, исследована крайне фрагментарно. Тем не менее, на современном этапе можно утверждать, что, закрепившись в Киеве, русь-викинги составили верхушку Киевского каганата, который через Плиснеск еще в середине ІХ в.. наладил контакты с Великой Моравией, а по Припяти – с волынскими племенными союзами (княжествами). Информация Баварского географа, подкрепленная археологическими находками и материалами нумизматов, дает основания рассматривать Днепровский и Днестровский регионы как территорию, где в конце VІІІ –начале ІХ в. преобладали славянские княжества (племенные союзы), в большинстве своем совершенно независимые от хазар (все княжества на правобережье Днепра) и поддерживающие контакты с Великой Моравией [12; 13]. Самым большим центром на правобережье и вообще в восточнославянском ареале в VIII–IX вв. был Плиснеск, загадки которого еще преимущественно скрыты в земле.

Без сомнения, решение загадок Ладоги и Плиснеска позволит раскрыть и многие загадки ранней истории восточных славян VII–X вв.

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Окончание. Начало см.: Вестник Удмуртского университета. Сер. История и Филология. 2011.Вып. 3. С. 3-15.
2. Попытки отнести первое упоминание о Руси к библейской книге пророка Иезекиила, которого около 597 г. до н. э. увели в вавилонский плен (текст его книги дошел в записях ІІ–І в. до н. э.) [66. S. 443-465; 24. С.29, 167], либо в сирийской хронике Псевдо-Захарии из Митилены (VІ в.) [37. С.42-48] оказались несостоятельными [73. S. 347-348].
3. Эти названия, представляющие собой перевод славянских, встречаются и в скандинавских рунических надписях, например: «…они добрались до Айфора. Вифиль вел [отряд]» [3. № 17].
4. Г.З. Байер, Г.Ф. Миллер, А.Л. Шлецер, В. Томсен, Ф. Браун, Ф. Вестберг, А. Брюкнер, М.Д.Приселков, Р. Экблум, Ф.И., Л. Кеттунен, М. Фасмер, А. Стендер-Петерсен, Д. Оболенский. В. Холмквист, Х.Р. Давидсон, О. Прицак и др.
5. Исходящая из предположения, что Галичане, фигурирующие в этногеографической части Начального свода, это – галлы.
6. При этом часть исследователей считает возможным продолжение дисскусии [77. S.12–16].
7. Рядом Баварский Географ называет Gaziri (хазар), Serauici (северян) и Ungare (венгров). Примечательно, что последние в указанное время находились где-то в нижних течениях Днепра, Южного Буга и Днестра.
8. Отдавая дань памяти В.М. Зоценко, приводим часть текста из указанной работы в Приложении.
9. В трудах львовского историка И. Мыцка собран огромный материал из европейского фольклора о присутствии викингов в Великой Моравии и на Днепре. См.: [26; 27; 28; 29; 30]. И. Мыцко выдвинул дискуссионную гипотезу о происхождении княгини Ольги из Плиснеска. По его предположению Ольга была дочерью Олега, погибшего в Бердаа в 941 г. Этого Олега исследователь отождествляет с Ильей Муравленином, который якобы женился на дочери Будимира, бывшего правителем Прикарпатья.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Полное собрание русских летописей. Т. 1. Лаврентьевская летопись. М., 1997.
2. Prudentiiannals sive Annalium Bertiniarum pars secunda. Ad anno 835 usque ad 861 PL. Parisii, 1852. T. CXV.
3. Мельникова Е.А.Скандинавские рунические надписи: Новые находки и интерпретации. Тексты, перевод, комментарий. М., 2001.
4. Авдусин Д.А. Раскопки в Гнездове // Краткие сообщения Института истории материальной культуры. 1951. Вып. 38. C. 72-82.
5. Андрощук Ф.Скандинавские древности в социальной топографи древнего Киева // Ruthenica. Т. 3 / Наук. ред. В. Ричка, О. Толочко. Киïв, 2004. С. 7-47.
6. Брим В.А. Происхождение теримина «Русь»// Россияи Запад. Ч. 1. Петроград, 1923. С. 5-10.
7. Булкин В.А., Лебедев Г.С.Гнездово и Бирка (к проблеме становления города) // Культура средневековой Руси. Л.,1974.С. 11-17.
8. Васильевский В. Житие св. Георгия Амастридского и Стефана Сурожского // Летопись занятий Археографической комиссии. Т. 9. 1893.
9. Васильевский В.Русско-византийские отрывки. 8. Житие Георгия Амастридского // Журн. Министерства народ. просв-ия. 1878. Март.
10. Васильевский В.Г.Древняя торговля Киева с Регенсбургом // Журн.Министерства народ.просв-ия. 1888. Июль. С. 127-132.
11. Величко С.Сказание о войне казацкой с поляками. Киев, 1926.
12. Вилинбахов В.Б.Топонимика и некоторые вопросы Древней Руси // Всесоюз.конф.по топонимике СССР, 28 янв. – 2 февр.1965 г. Л., 1965. С. 85-88.
13. Войтович Л.«Баварський Географ»: спроба етнолокалізації населення Центрально-Східної Європи в ІХ столітті // Український історичний журн. 2009. №5. С. 12-34.
14. Войтович Л. В.Київський каганат? (до полеміки П. Толочка з О. Пріцаком) // Хазарский альманах.Т. 4. Киев;Харьков, 2005. С. 109-117.
15. Войтович Л.В.«Баварський Географ»: проблеми ідентифікації слов’янських племен // Треті «Ольжичі чи-тання». Пліснеськ 31 травня 2008 року. Львів, 2009. С. 3-14.
16. Вяземский П.Ходили ли скандинавские пилигримы на поклонение святым местам через Россию // Филолог. зап. Вып.1–2. Воронеж, 1877.
17. Гаркави А.Я. Сказания мусульманскихписателей о славянах и русских (с пол. VIIдо к.Х в. по Р.Х. СПб., 1870.
18. Давидан О.И.Бронзолитейное дело в Ладоге // Археолог.сб. Л., 1980. Т. 21.
19. Державин Н.С.Сборник статей и исследований в области славянской филологии. М.; Л., 1941.
20. Діденко Є. Зісторії археологічних досліджень Пліснеська // Другі Ольжичі читання. Львів, 2007. С. 59-62.
20а. Жарков Ю.Э. Женские скандинавские погребения в Гнездове // Смоленск и Гнездово. М.,1991. С. 200-225.
21. Зоценко В.М.Скандинавские древности в социальной топографии Киева «дружинного» периода // Ruthenika. Т. 2/ Наук. ред. В. Ричка, О. Толочко. Киïв,2003. С. 26-52.
22. Зоценко В.М., Звіздецький Б.А.Типологія та хронологія артефактів «скандинавського»типу із розкопок стародавньоо Іскоростеня // Стародавній Іскоростень і слов’янські гради. Киïв,2004. С. 87-105.
23. Корзухина Г.Ф.О некоторых ошибочных положениях в интерпретации материалов Старой Ладоги // Скандинав. сб. Таллин, 1971. Вып. 16.
24. Кривелев И.Книга о библии. М., 1959.
25. Мельникова О.Скандинавы в Южной Руси // Другий Міжнародний конгрес україністів. Львів, 22–28 серпня 1993 р. Доповіді і повідомлення. Історія. Ч.1. Львів, 1994. С. 4-9.
26. Мицько І. Пліснеськ – батьківщина княгині Ольги // Конференція «Ольжині читання». Пліснеськ. 10 жовтня 2005 р. Львів, 2006. С. 61-81.
27. Мицько І. Пліснеський сюжет «Слова о полку Ігореве»// Четверті «Ольжині читання». Пліснеськ 16 травня 2009 р. Львів, 2010. С. 26-34.
28. Мицько І. Родовід княгины Ольги за європейським епосом // Другі «Ольжині читання». Пліснеськ-Львів 14–15 червня 2007 р. Львів, 2007. С. 18-34.
29. Мицько І. Свята Ольга в епосі України // Треті «Ольжині читання». Пліснеськ 31 травня 2008 р. Львів, 2009. С. 27-39.
30. Мицько І. Угорські сюжети в біографії княгині Ольги // Україно-угорські етюди. Вип.1. Львів, 2010. С.28-42.
31. Назаренко А.В.Rhos, Rüzära, Ruzziи др.: Варианты имени Русь в западноевропейских источниках или о пользе лингвистики для истории // Древняя Русь в свете зарубежных источников / под ред. Е.А. Мельнико-вой. М., 1999.
32. Назаренко А.В.Западноевропейскиме источники // Древняя Русь в свете зарубежных источников / под ред. Е.А. Мельниковой.М., 1999.
33. Назаренко А.В. Немецкие латиноязычные источники ІХ –ХІ веков. Тексты, перевод, комментарий. М., 1993.
34. Назаренко А.В.Древняя Русь на международных путях. Междисциплинарные очерки культурных, торговых, политических связей ІХ–ХІІ веков. М., 2001.
35. Новикова Г.Л.Скандинавские амулеты из Гнездова // Смоленск и Гнездово. М.,1991.С. 175-199.
36. Новосельцев А.П.Восточные источники о восточных славянах и Руси VI–IXвв. // Новосельцев А.П., Пашуто В.Т., Черепнин Л.В., Шушарин В.П., Щапов Я.Н. Древнерусское государство и его международное значе-ние. М., 1965. С. 355- 419.
37. Пигулевская Н.В.Имя «Рус» в сирийском источнике VIв. н. э. // Академику Б.Д. Грекову ко дню 70-летия. М., 1952. С. 42-48.
38. Погодин А.Вопрос о происхождении имени Русь // Сб.в чест на Васил Н. Златарски. София, 1925.
39. Попов А.И.Названия народов СССР. Введение в этнонимику. –Л., 1973.
40. Путешествие Ибн-Фадлана на Волгу / пер. и коммент. А.П. Ковалевского;под ред. И.Ю. Крачковского. М.;Л., 1939.
41. Пушкина Т.А.Скандинавские вещи из Гнездовского поселения // СА. 1981. №3.
42. Равдоникас В.И.Старая Ладога. Из итогов археологических исследований 1938–1947 гг. // Советская археология. 1950. №12. С. 36.
43. Ратич О.О.Населення Прикарпаття і Волині в епоху Київської Русі та в період феодальної роздробленості // Населення Прикарпаття і Волині за добу розкладу первіснообщинного ладу та в давньоруський час. Киïв, 1976. С. 132–206
44. Розенкампф Г.Объяснение некоторых мест в Несторовой летописи в рассуждении вопроса о происхожде-нии древних руссов // Труды и летописи Общества истории и древностей российских. Кн.4. М., 1828.
45. Рыдзевская Е.А.Древняя Русь и Скандинавия в IX–XIV вв. (Материалы и исследования). М.:, 1978.
46. Рябинин Е.А., Черных Н.Б. Стратиграфия, настройка и хронология нижнего Староладожского Земляного городища в светле новых исследований // Советская Археология. 1988. №1. С. 72-101
47. Сахаров А.Н.Дипломатия Древней Руси. ІХ –первая половина Х в. М., 1980.
48. Седов В.В.Славяне и иранцы в древности // История, культура, этнография и фольклор славянских наро-дов. VIII Международный съезд славистов. Доклады советской делегации. М., 1978. С. 232-237.
49. Стрижак О. Рүсь // Етимологічний словник літописних географічних назв Південної Русі. Київ, 1985. С. 120-124.
50. Терський С.Скандинавські археологічні пам’ятки на Волині (Х–ХІІ ст.) // Другі «Ольжині читання» (Пліснеськ, 14–15 червня 2007 р.). Львів, 2007. С. 53-58.
51. Тихомиров М.Н.Происхождение названия «Русь» и «Русская земля» // Сов.этнография. 1947. Т. 6–7. С. 60-80.
52. Томсен В.Начало русскаго государства / пер. с нем. Н. Аммона. М., 1891.
53. Фасмер М.Этимологический словарь русского языка.М., 1974. Т. 3.
54. Филипчук М.А.Слов’янський період в історії Пліснеська // Галицько-Волинська держава: передумови виникнення, історія, культура, традиції. Львів, 1993. С. 22-23.
55. Филипчук М.А.Дослідження Пліснеського городища у 1990 р. // Волино-Подільські археологiчнiстудії. Львів, 1998. Т. 1. С. 256-278.
56. Филипчук М.А.Пліснеський археологічний комплекс: Стан і перспективи дослідження // Волино-Подільські археологiчнi студії. Львів, 1998. С. 279-286.
57. Филипчук М.А.Структура Пліснеського археологічного комплексу в слов’янський та давньоруський час //
Вісник Інституту археології. Львів, 2009. Вип.4. С. 3-21.
58. Ханенко Б. Collection Chanenko. Київ, 1902. T. 5.
59. Шахматов А.А.Древнейшие судьбы русского племени. Петроград, 1919.
60. Шлёцер А. Л.Нестор / пер. Д. Языкова. –СПб., 1809. –Т. 1.
61. Шмурло Е.Восьмой археологический съезд // Журн.Министерства народ. просв-ия. 1890. Май. С. 25-29.
62. Arbman H. Birka. Sverigesäldsta bandelstad. Stockholm, 1939.
63. Arntz H. Handbuch der Runenkunde. Halle, 1935.
64. Brate E. Pireuslejonets runinskrift // Antikvarisk tidskrift för Sverige. Stockholm, 1914. H. 20. D. 3.
65. Duczko W. Ruś wikingów. Warszawa, 2007.
66. Eissfeldt O.Einleitung in das Alte Testament. Tübingen, 1956.
67. Florescu R.Die Kunst der dako-römischen Antike. Bukarest, 1986.
68. Goehrke C.Früdes Ostlaventums / Unter Mitwirkung von U. Kälin. –Darmstadt, 1992.
69. Hanuliak M.Gräberfelder der slavischen population in 10.Jahrbundert im Gebiet der Westslowakei // Slovenská Archeológia. 1992. T. 40. D. 2. S. 243-296.
70. Hruby V.Stare Mesto –Velkomoravske pohrebisté na valach // Monumenta Archaelogica. Praha, 1955. T. 3.
71. Kunik E.Die Berufung der schwedischen Rodsen durch die Finnen und Slaven. Sankt-Petersburg, 1844–1845. Vol. 1-2.
72. Leahr G.Die Anfränge des russischen Reiches. Politische Geschichte in 9 und 10 Jahrhundert. Berlin, 1930.
73. Łowmiański H.Poczạki Polski. Warszawa, 1964. T. 2.
74. Otrębski J. Rus’// Linqua Rosnaniensis. 1960. Vol. 8. S. 219-277.
75. Pogodin A.Les Rossi: un people imaginaire // Revue des Études Slaves. Paris, 1937. Vol. 17.
76. Rospond S.Miscellanea onomastica Rossica // Восточнославянская ономастика. Исследования и материалы. М., 1979. С. 43-47.
77. Schramm G.Die Herhuntf des Namens Rus: Kritik des Forschungsstandes // Forschungen zur osteuropäischen Geschichte. 1982. Bd. 30. S. 12-16.
78. Zöllner E. Rugier oder Russen in der Raffelstettener Zollurkunde// Mitteilungen des Insstituts für österreichische Geschichtsforschung.Innsbruck,1952. Bd. 60. S. 111-116.

Вестник Удм. ун-та. 2012. Сер. «История и Филология». Вып. 1. С. 3-11.

Share this post


Link to post
Share on other sites

ПРИЛОЖЕНИЕ I

Из рукописи В.М. Зоценко (1953–2009) «Скандинавские артефакты Юго-Западной Руси»

Во время исследований южной части городища Плиснеска В.К. Гончаров и М.П. Кучера в 1953–1954 гг. нашли ланцетовидное острие стрелы в слое, который состоял из раннегончарной керамики и вещей исключительно Х в. За абрисом пера плиснеское острие принадлежит к совокупности “D1” классификации Бирки, образцы которой по датировке не выходят за верхний предел Х в. (в Бирке – SHM 5208:294). Таким является острие с ланцетовидным пером типа “Аj1-birka-valsgarde” из производственного комплекса VIII столетия Земляного городища Старой Ладоги. В любом случае, ланцетовидные по профилю перья наконечников стрел в археологических комплексах Южной Руси дружинного периода представляют импорт вооружения. Среди инвентаря киевского захоронения № 113 (под западной частью центральной нави Десятинной церкви, мужская ингумация в срубе, воз-можно с конем) были остатки деревянного колчана с 20 стрелами, из которых минимум две принад-лежали к типам “А1-birka” (ромбический перерез пера) и “D1-birka” (трехгранный перерез пера = тип 75:1 по А.Ф. Медведеву). Комплекс, по совокупности артефактов погребального инвентаря, уверенно датируется первой половиной Х в. Ланцетовидные острия стрел типов “D1-birka” с трехгранным в разрезе пером (один экземпляр) и “D2-Birka” с квадратным разрезом пера (три экземпляра), вместе с 18 другими стрелами, были в составе и 114-го захоронения Киевского некрополя И (ул. Большая Житомирская, 4). Комплекс представлял собой парную ингумацию в камере. По мечу, который располагался вдоль правой стороны мужского скелета, захоронение можно датировать второй половиной Х столетия. В плане этнической принадлежности этого погребального комплекса показательным является обряд, имеющий прямые аналогии в камерных могилах Бирки: мужской (с оружием) и женский (без инвентаря) скелеты; северо-западная, по черепам, ориентация.

Стрелы с ланцетовидным острием найдены также в летописном Дорогобуже (по типологии этот вид оружия в материалах Бирки принадлежитк типу“А1”), десять экземпляров на Вышгородском городище (типы “А1-Birka”, “Аj1-birka-valsgarde”; “D1-birka”), три острия в культурном слое VIII–X ст. западного городища Монастырка (с. Луковица Каневского р-на Черкасской обл.) (типы “Аj1-birka-valsgarde”, “А1–birka”, “Аj1-birka-valsgarde”), шесть экземпляров из городища Княжая Гора (с. Пека-ри Каневского р-на Черкасской обл.). Такие же острия находили в инвентаре Черной могилы в Чернигове и входе раскопок Шестовиц (девять экземпляров). На Листвинском городище (Дубновский р-н Ровенской обл., на левой притоке Горыни –Збитинце) и около Пляшевой (среднее течение Стира, Радивиловский р-н Ровенской обл.) еще ВБ. Антонович в 70-х годах ХІХ в. нашел острие копья с ланцетовидным пером и так называемыми крыльцами на нижней части втулки типа “В”, -J. Petersen (НМИУ, В-1340. рис. 7). Образец,кованный из науглероженного железа с последующей цементацией. Перо имело широкий раздел по центру лезвия, повторяющий его конфигурацию. Тулия острия имела окантовку на шестиугольник со сглаженными гранями. Крыльца широкие со скошенным нижним и прямым верхним краями; боковая грань также прямая. Общая высота изделия – 500 мм; тулия высотой 147 мм; перо в ширину 60 мм (максимально на высоте 120 мм от верхнего края тулии), 28 мм (минимально в тулии); раздел шириной (максимально) 18 мм; диаметр тулии 45х40 мм (основа-ние), 28 мм (у пера); крыльца 30х18х35 мм. Давно известны образцы скандинавского оружия из некрополя Плиснеска. Среди инвентаря парного захоронения “большого кургана” раскопок 1882 г. был меч типа “V”, -J. Petersen. Меч лежал вдоль правой стороны мужского скелета в ножнах с отлитым в бронзе наконечником. Верхушка и перекрестие рукоятки плисненского образца инкрустированы медным, серебряным и золотым проводами. Перекрестье украшено плетивом в идеограмме простого “вибленового” узла. Бутероль, которой завершались ножны меча из “большого кургана” раскопок 1882 г. в Плиснеске, была отнесена П. Паульсеном к наконечникам “с восточной пальметтой варяжской группы” (тип ИИИ:1, - Р. Paulsen).

Среди богатого инвентаря кургана раскопок 1882 г. на некрополе Плиснеска знаковыми в плане хронологии были небольшой боевой топор типа I по А.Н. Кирпичникову (располагалсянад мечом выше правого коленного сустава мужского скелета), серебряный перстень с полусферическим зерневым щитком типа Копиивского и Гусинского кладов (на среднем пальце десницы женского скелета); и десяток сердоликовых (и одна из горного хрусталя) бусин (на шейных позвонках женского скелета). Ориентация обоих скелетов – западная в вытянутом состоянии на спине. Характерной чертой захоронения было сочетание элементов христианской и языческой обрядности. Между челюстями мужчины и женщины были золотые диски-пластинки; справа от мужского скелета, на уровне коленных суставов найдены остатки двух разновеликих ведер; влево от женского скелета, на уровне коленных суставов, помещалась дубовая чаша с вложенным кабаньим клыком со следами деревянной оправы (меньшие клыки расположены вокруг чаши). В то же время, оба скелета имели серебрянные крестики так называемого скандинавского типа. На мужском скелете он был справа от шейных позвонков, на женском – влево от черепа на участке ушного отверстия. Перечисленные признаки уверенно датируют этот комплекс концом Х – началом XI в.

ПРИЛОЖЕНИЕ II

Топогеодезический план Плиснеского археологического комплекса. Места раскопов, заложенных в 2009 г. Публикуется по: Филипчук М.А. Структура Пліснеського Археологічного комплексу в слов’янський та давньоруський час // Вісник інституту Археології. – Вип.4. – Львів, 2009. – С. 16.
253610_original.png

Share this post


Link to post
Share on other sites
Guest
This topic is now closed to further replies.
Sign in to follow this  
Followers 0

  • Similar Content

    • Англосаксонская хроника. Манускрипт А.
      By Сергий
      Манускрипт А (хроника Паркера)
       
      В тот год, когда минуло 494 зимы100 от Рождества Хри­стова, Кердик и его сын Кюнрик приплыли к Берегу Кер- дика101 с 5 кораблями. Кердик был сыном Элесы, Элеса сын Эслы, Эсла сын Гевиса, Гевис сын Вия, Вий сын Фреавине, Фреавине сын Фритугара, Фритугар сын Бронда, Бронд сын Белдея, Белдей102 сын Водена103. И через 6 лет после того, как они приплыли, они захватили королевство западных саксов104; это были первые короли, которые отняли уэссек- ские земли у бриттов. Кердик правил 16 лет; когда он умер, его сын Кюнрик стал королем и правил 17 зим. Когда он умер, Кеол стал королем и правил 6 лет. Когда он умер, его брат Кеолвульф стал королем; он правил 17 лет, и его род восходит к Кердику. Потом Кюнегильс, сын брата Кеол- вульфа, стал королем и правил 31 зиму; он первым из уэс- секских королей принял крещение. Потом Кенвалх стал ко­ролем и правил 31 зиму; Кенвалх был сыном Кюнегильса; и после него Сеаксбург, его жена, правила год. Потом Эск- вине, чей род восходит к Кердику, стал королем и правил 2 года. Потом Кентвине, сын Кюнегильса, стал королем Уэс- секса и правил 7 лет. Потом Кеадвалла, чей род восходит к Кердику, стал королем и правил 3 года. Потом Ине, чей род восходит к Кердику, стал королем саксов и правил 37 зим. Потом Этельхеард, чей род восходит к Кердику, стал ко­ролем и правил 14 зим. Потом Кутред, чей род восходит к Кердику, стал королем и правил 17 лет. Потом Сигебрюхт, чей род восходит к Кердику, стал королем и правил год. Потом Кюневульф, чей род восходит к Кердику, стал коро­лем и правил 31 зиму. Потом Беорхтрик, чей род восходит к Кердику, стал королем и правил 16 лет. Потом Эгбрюхт стал королем и правил 37 зим и 7 месяцев. Потом Этель- вульф, его сын, стал королем и правил девятнадцать с по­ловиной лет. Этельвульф был сыном Эгбрюхта, Эгбрюхт сын Эалхмунда, Эалхмунд сын Эавы, Эава сын Эоппы, Эоп- па сын Ингельда, Ингельд сын Кенреда, и Ине сын Кенре- да, и Кутбург дочь Кенреда, и Квенбург дочь Кенреда, Кен- ред сын Кеолвальда, Кеолвальд сын Кутвульфа, Кутвульф сын Кутвине, Кутвине сын Келмина, Келмин сын Кюнри- ка, Кюнрик сын Кердика. И потом его105 сын Этельбальд стал королем и правил 5 лет. Потом его106 брат Этельбрюхт стал королем и правил 5 лет. Потом его брат Этельред стал королем и правил 5 лет. Потом его брат Эльфред стал ко­ролем; ему тогда было 23 года, и 396 зим минуло с тех пор, как его родичи отняли уэссекские земли у бриттов.
      За 60 зим до воплощения Христа Гай Юлий107, первый римский кесарь, приплыл в Британию; он разбил бриттов в битве и покорил их, но так и не сумел завоевать их коро­левство108.
      Октавиан правил 66 зим, и на 62-й год его правления родился Христос.
      2   Тогда звездочеты из восточных земель пришли покло­
      ниться Христу, и в Вифлееме были убиты младенцы из- за того, что Ирод хотел погубить Христа.
      3  Тогда109 умер Ирод; он заколол сам себя, и его сын Архе-
      лай стал царем. б110 От сотворения мира до этого года минуло 5 тысяч 200 зим.
      11  Тогда сын Ирода Антипы стал царем в Иудее111.
      12  Филипп и Ирод поделили Лисанию112, и Иудею поде­лили на четыре части.
      16 Тогда Тиберий стал править113.
      26 Тогда Пилат стал правителем иудеев114.
      30 Тогда Христос принял крещение, и Петр с Андреем об­ратились, и Иаков, и Иоанн, и Филипп, и 12 апостолов.
      33   Тогда Христос был распят через 5 тысяч 226 зим после сотворения мира.
      34   Тогда Павел обратился, и святого Стефана забили кам­нями.
      35    Тогда блаженный апостол Петр основал епископскую кафедру в крепости Антиохия.
      39 Тогда Гай115 стал править.
      44    Тогда блаженный апостол Петр основал епископскую кафедру в Риме.
      45   Тогда умер Ирод; он убил Иакова за год до своей смерти.
      46    Тогда Клавдий, другой римский король116, приплыл в Британию и завладел большей частью острова, и при­соединил Оркнейские острова к римскому королевст­ву117. Это было на четвертый год его правления; и в тот же год случился жестокий голод в Сирии, о котором Лука рассказывает в книге Actus Apostolorum118.
      62    Тогда Иаков, frater Domini119, принял мученическую смерть.
      63   Тогда евангелист Марк умер.
      69   Тогда Петр и Павел приняли мученическую смерть.
      70   Тогда Веспассиан стал править.
      71   Тогда Тит, сын Веспассиана, убил в Иерусалиме 61 ты­сячу иудеев.
      81 Тогда Тит стал править. Он говорил, что день, в кото­рый он не сделал ничего хорошего, для него потерян120.
      83   Тогда Домициан, брат Тита, стал править.
      84  Тогда евангелист Иоанн на острове Патмос написал кни­гу Апокалипсис.
      90 Тогда Симон Петр был распят, и евангелист Иоанн упо­коился в Эфесе121.
      92 Тогда умер папа Климент122.
      110 Тогда епископ Игнатий принял мученическую смерть.
      155 Тогда Марк Антоний и его брат Аврелий стали императорами.
      167 Тогда Элевтерий стал епископом в Риме и с честью за­нимал кафедру 15 зим. Король бриттов Луций отпра­вил ему письмо с просьбой, чтобы он его покрестил, и Элевтерий исполнил то, о чем тот просил. И бритты с тех пор до правления Диоклетиана придерживались правой веры123.
      189 Тогда Север стал править и правил 17 зим; он перего­родил Британию валом и рвом от моря до моря. Он скон­чался в Йорке, и его сын Бассиан стал править124.
      200 Две сотни лет.
      283 Тогда претерпел мученическую смерть святой Альбан-мученик.
      300 Три сотни лет.
      379 Тогда Грациан стал править.
      381 Тогда кесарь Максимиан125 — он родился в Брита­нии126 — стал править; он отправился в Галлию и убил там кесаря Грациана, а его брата, которого звали Валентиниан, изгнал из страны. Валентиниан после этого собрал войско, убил Максима и стал императором. В то время ересь Пелагия127 рас­пространилась по всему свету.
      409 Тогда готы разрушили Рим, и римляне с той поры не правили в Британии. Это случилось через 1110 зим после то­го, как Рим был построен. Всего они правили в Британии четы­реста семьдесят зим, с того времени, как Гай Юлий впервые при­плыл в эту землю.
      418 Тогда римляне собрали все золото, которое было в Бри­тании, и часть его закопали, так что никто не может най­ти, а часть увезли с собой в Галлию.
      423 Тогда Феодосий младший128 стал править.
      430 Тогда папа Целестин отправил епископа Палладия к скоттам129, чтобы он укрепил их веру130.
      443 Тогда бритты послали весть в Рим и просили у римлян помощи против пиктов, но не получили ничего, поскольку те воевали с Атиллой, королем гуннов. И бритты тогда обратились к англам и просили о том же знатных людей из их народа.
      449 Тогда Мавриций и Валентин стали императорами и правили 7 зим. Во дни их Хенгест и Хорса131 приплыли в Британию по призыву короля бриттов Вюртгеорне132 и вышли на берег в том месте, что теперь зовется Эббс- флит133. Они поначалу помогали бриттам, но потом под­няли оружие против них. Король повелел им сражаться против пиктов, что они и делали, и где бы ни вступали в битву, всегда побе­ждали. Тогда они отправили весть в Ангельн134, и велели прислать подкрепления, и рассказали о ничтожестве бриттов и о том, что эта земля избранна. После этого им послали подкрепления. И приплы­ли сюда люди из трех племен Германии — старых саксов135, англов и ютов. От ютов произошли жители Кента, острова Уайт (то есть тот народ, что сейчас живет на острове Уайт) и те из жителей Уэссекса, которых до сих пор называют ютами. От старых саксов произошли жители Эссекса, Суссекса и Уэссекса. Из Ангельна, который теперь остался пустой землей между владениями ютов и саксов, вышли жи­тели Восточной Англии, Мидленда, Мерсии и всей Нортумбрии136.
      455 Тогда Хенгест и Хорса сражались против короля Вюрт­георне в том месте, что теперь зовется Брод Эгеля137, и Хорсу, брата Хенгеста, убили. После этого стали коро­лями Хенгест и его сын Эск.
      457 Тогда Хенгест и Эск сражались против бриттов в том месте, что теперь зовется Брод Крега138, и убили там 4000 воинов. После этого бритты покинули земли Кен­та и в великом страхе бежали в Лондон.
      465 Тогда Хенгест и Эск сражались против валлийцев139 у Ручья Виппеда140 и убили там 12 валлийских элдорме- нов141. И там погиб один их тэн142, которого звали Виппед.
      473 Тогда Хенгест и Эск сражались против валлийцев и за­хватили несчетное количество добычи, и валлийцы бе­жали от англов143, как от огня.
      477 Тогда Элле и три его сына — Кюмен, Вленкинг и Кисса — приплыли в Британию на трех кораблях и вышли на берег в том месте, что теперь зовется Берег Кюмена144, и там уби­ли множество валлийцев, а некоторых настигли во время бегства в том лесу, что теперь зовется Андредским145.
      485 Тогда Элле сражался против валлийцев на берегу Ру­чья Меаркреда146.
      488 Тогда Эск стал королем и 34 зимы был королем Кента.
      491 Тогда Элле и Кисса окружили крепость Андерит147 и убили всех, кто там жил: ни одного бритта не осталось там после этого в живых.
      495 Тогда два элдормена — Кердик и его сын Кюнрик — приплыли в Британию на 5 кораблях и вышли на берег в том месте, что теперь зовется Берег Кердика148, и в тот же день сражались против валлийцев.
      501 Тогда Порт приплыл в Британию с двумя сыновьями — Бедой и Мэглой — на 2 кораблях и вышел на берег в том месте, что ныне зовется Устье Порта149, и убил одного юного бритта очень высокого рода.
      508 Тогда Кердик и Кюнрик убили короля бриттов по име­ни Натанлеод и пять тысяч людей с ним. После этого всю область до Брода Кердика150 стали называть Ната- новым лугом151.
      514 Тогда западные саксы приплыли в Британию на 3 ко­раблях и вышли на берег в том месте, что ныне зовется Берег Кердика, и Стуф с Вихтгаром сражались против бриттов и обратили их в бегство.
      519 Тогда Кердик и Кюнрик стали королями Уэссекса, и в том же году они сражались против бриттов в месте, ко­торое теперь называют Брод Кердика. С того дня правит уэссекский королевский род.
      527 Тогда Кердик и Кюнрик сражались с бриттами в том месте, что ныне зовется Кердиков луг152.
      530 Тогда Кердик и Кюнрик захватили остров Уайт и уби­ли много людей в Вихтгарабурге153.
      534 Тогда Кердик умер, а его сын Кюнрик правил еще 26 зим. Они даровали двум своим родичам154, Стуфу и Вихтгаре, весь остров Уайт.
      538 Тогда солнце померкло за 14 дней до мартовских ка­ленд155, на время от рассвета до третьего часа156.
      540 Тогда солнце затмилось в 12 календы июля157, и звез­ды появились примерно на полчаса после третьего часа158.
      544 Тогда Вихтгар умер, и его похоронили в Вихтгара- бурге159.
      547 Тогда Ида стал королем; от него пошел королевский род Нортумбрии. Он правил двенадцать лет и построил Бам- бург, который был сначала обнесен частоколом, а потом — ва­лом. Ида был сыном Эоппы, Эоппа был сыном Эсы, Эса сын Ингви, Ингви сын Ангенвита, Ангенвит сын Алока, Алок сын Беонока, Беонок сын Бранда, Бранд сын Бел- дея, Белдей сын Водена, Воден сын Фритовульфа, Фри- товульф сын Финна, Финн сын Годвульфа, Годвульф сын Геата160.
      552 Тогда Кюнрик сражался с бриттами в том месте, что ныне зовется Сеаробюрий161, и бритты бежали. Кердик был отцом Кюнрика, Кердик сын Элесы, Элеса сын Эс- лы, Эсла сын Гевисса, Гевисс сын Вия, Вий сын Фреави- не, Фреавине сын Фритогара, Фритогар сын Бранда, Бранд сын Белдея, Белдей сын Водена162.
      556 Тогда Кюнрик и Кеавлин сражались с бриттами у Бар- бери163.
      560 Тогда Кеавлин стал королем в Уэссексе, и Элле стал королем в Нортумбрии и правил 30 зим. Элле был сы­ном Юффы, Юффа сын Ускфрея, Ускфрей сын Вилгиса, Вилгис сын Вестерфалкны, Вестерфалкна сын Севугла, Севугл сын Себалда, Себалд сын Сигегеата, Сигегеат сын Свевдея, Свевдей сын Сигеара, Сигеар сын Вейдея, Вей- дей сын Водена, Воден сын Фритовульфа164.
      565 Тогда Колумба, священник из скоттов165, прибыл в Бри­танию, чтобы наставлять пиктов, и основал монастырь на острове Иона166. Тогда167 Этельбрюхт стал королем Кента и правил 53 зимы. В его дни Григорий Великий дал нам христи­анскую веру, а священник Колумба пришел к пиктам и обратил их ко Христу. Они живут на севере в болотистых землях. Их ко­роль даровал Колумбе остров, который называют Иона. Говорят, он занимает пять гайд. Колумба построил там монастырь и был в нем настоятелем 32 зимы; он умер в нем, когда ему было 77 лет. Тем островом и поныне владеют его преемники. Южных пиктов крестил еще раньше епископ Ниниа; он учился в Риме, его мона­стырь Уиторн посвящен святому Мартину. Там он покоится со многими святыми. И до сего дня на Ионе есть настоятель, а не епископ, и все епископы скоттов должны ему подчиняться, по­скольку Колумба был настоятелем, а не епископом168.
      568 Тогда Кеавлин и Кута169 сражались с Этельбрюхтом и прогнали его в Кент; они убили двух элдорменов на Хол­ме Вибба170, Ослафа и Кнеббу.
      571 Тогда Кутвульф171 сражался с бриттами у Бедканфор- да и захватил 4 города — Лимбери, Эйлсбери, Бенсон и Эйнсгем; в тот же год он умер.
      577 Тогда Кутвине и Кеавлин сражались с бриттами и уби­ли 3 их королей — Коинмайла, Кондидана и Фаринмай- ла — в том месте, что ныне зовется Диргэм, и захватили три крепости — Глостер, Сайренчестер и Бат172.
      583   Тогда Маврикий стал правителем Рима173.
      584   Тогда Кеавлин и Кута сражались с бриттами в том мес­те, что зовется Луг Войска174, и Куту убили. Кеавлин за­хватил много городов и несчетное количество добычи и в гневе ушел восвояси175.
      588 Тогда король Элле176 умер, и Этельрик правил после него 5 лет.
      591   Тогда Кеолрик177 правил 5 лет.
      592    Тогда кровопролитное сражение произошло у Курга­на Водена178, и Кеавлин был изгнан. Григорий стал па­пой в Риме.
      593     Тогда Кеавлин, и Квикхельм, и Крида179 приняли смерть, и Этельферт стал королем в Нортумбрии.
      596   Тогда папа Григорий послал в Британию Августина и множество монахов; они проповедовали слово Божье народу англов180.
      597   Тогда Кеолвульф стал править в Уэссексе и всех, с кем сражался, побеждал, будь то англы, валлийцы, пикты или скотты181. Он был сыном Куты, Кута сын Кюнрика, Кюнрик сын Кердика, Кердик сын Элесы, Элеса сын Эс- лы, Эсла сын Гевиса, Гевис сын Вия, Вий сын Фреавине,
      Фреавине сын Фритугара, Фритугар сын Бронда, Бронд сын Белдея, Белдей сын Водена.
      601 Тогда папа Григорий передал палий архиепископу Ав­густину182 и послал в Британию великое множество про­поведников ему в помощь. И епископ Паулин обратил Эадвине, короля Нортумбрии, в христианскую веру183.
      603   Тогда произошло сражение у Камня Эгеса184. Аэдан, ко­роль скоттов, сражался вместе с людьми Дал Риады185 против Этельферта, короля Нортумбрии, у Камня Дея186, и почти все его войско погибло.
      604   Тогда восточные саксы обратились в христианскую ве­ру и погрузились в купель крещения при короле Себрюх- те. Августин рукоположил 2 епископов — Мелита и Юста. Мели- та он отправил проповедовать веру восточным саксам; там правил король по имени Себрюхт, сын Риколе, сестры Этельбрюхта; Этельбрюхт поставил его королем. И Этельбрюхт отдал Мелиту епископскую кафедру в Лондоне, а Юсту — в Рочестере; он нахо­дится в 24 милях от Кентербери.
      606    Тогда Григорий умер, через 10 лет после того, как он дал нам христианскую веру; его отца звали Гордиан. То­гда Этельферт повел свое ополчение187 к Честеру и там убил не­счетное множество валлийцев; так исполнилось пророчество Ав­густина188, который сказал: «Если валлийцы не примирятся с нами, они погибнут от руки саксов». Там погибли 200 священни­ков, которые пришли, чтобы молиться за валлийское войско. Их элдормена звали Скрокмайл, он один спасся из пятидесяти.
      607   Тогда Кеолвульф189 сражался с южными саксами.
      611 Тогда Кюнегильс стал королем в Уэссексе и правил
      31 зиму. Кюнегильс был сыном Кеола, Кеол сын Куты, Кута сын Кюнрика190.
      614 Тогда Кюнегильс и Квикхельм сражались у Горохово­го Холма191 и убили 2046 валлийцев.
      616 Тогда Этельбрюхт, король Кента, умер, и его сын Этельбальд стал королем; в тот год минуло от сотво­рения мира 5800 зим. Он забыл свое крещение и жил по языческим обычаям, взяв в жены жену своего отца. Тогда Лав­рентий, который был тогда архиепископом в Кенте, решил все бросить и уплыть на юг, за море. Но к нему явился ночью апо­стол Петр и жестоко выпорол его за то, что он хотел покинуть Божье стадо. Петр повелел Лаврентию пойти к королю и про­поведовать ему правую веру, и он так и сделал, и король обра­тился в правую веру. Во дни этого короля Лаврентий, который был архиепископом Кента после Августина, умер в 4 ноны фев­раля192; его похоронили рядом с Августином. После него стал архиепископом Мелит, он был епископом Лондона. Спустя 5 зим Мелит умер. После него стал архиепископом Юст, он был епископом в Рочестере, и Романа рукоположили и поставили туда епископом.
      625   Тогда архиепископ Юст рукоположил Паулина в епи­скопы Нортумбрии193.
      626  Тогда Эанфлед, дочь короля Эадвине, приняла креще­ние в канун Пядитесятницы. И Пенда правил 30 зим; ему было 50 лет, когда он стал королем. Пенда был сы­ном Пюббы, Пюбба сын Крюды, Крюда сын Кюневоль- да, Кюневольд сын Кнеббы, Кнебба сын Икеля, Икель сын Эомера, Эомер сын Ангелтеова, Ангелтеов сын Оф- фы, Оффа сын Вермунда, Вермунд сын Вихтлея, Вихт- лей сын Водена194.
      627    Тогда король Эадвине принял крещение вместе со своими людьми на Пасху.
      628   Тогда Кюнегильс и Квикхельм сражались с Пендой у Сайренчестера и заключили с ним договор.
      632   Тогда Эорпвальд195 принял крещение.
      633   Тогда Эадвине был убит, и Паулин вернулся в Кент и занял епископскую кафедру в Рочестере196.
      634   Тогда епископ Бирин проповедовал западным саксам крещение.
      635  Тогда Кюнегильс принял крещение от епископа Бири- на в Дорсете, и Освальд197 был его крестным отцом.
      636   Тогда Квикхельм принял крещение в Дорсете и в том же году умер. И епископ Феликс проповедовал восточ­ным саксам198 христианскую веру.
      639  Тогда Бирин крестил Кутреда в Дорсете, и тот стал его крестником.
      640  Тогда умер Редбальд, король Кента; он правил 25 зим. У него было двое сыновей — Эарменред и Эаркенбрюхт, и Эар- кенбрюхт правил после отца. А у Эарменреда было двое сыно­вей, они потом приняли мученическую смерть от Тунора199.
      642   Тогда Освальд, король Нортумбрии, был убит.
      643  Тогда Кенвалх стал королем в Уэссексе и правил 31 зи­му; он повелел построить церковь в Винчестере.
      644  Тогда умер Паулин, он был архиепископом в Йорке200, а потом в Рочестере.
      645   Тогда король Пенда изгнал Кенвалха.
      646   Тогда Кенвалх принял крещение.
      648 Тогда Кенвалх даровал своему родичу Кутреду 3 тыся­чи гайд201 земли у Эшдауна202. Кутред был сыном Квик- хельма, Квикхельм сын Кюнегильса.
                  Тогда Эгельбрюхт, галл, стал епископом Уэссекса203, по­сле Бирина, римского епископа.
                  Тогда король Освине204 был убит, и епископ Айдан умер205.
                  Тогда Кенвалх сражался у Брадфорда на Эйвоне.
                  Тогда жители Мидлсекса во главе с элдорменом Пеа- дой206 приняли правую веру.
                  Тогда король Анна207 был убит, и Ботульф начал стро­ить монастырь в Иканхо208.
                  Тогда Пенда принял смерть, и мерсийцы стали хри­стианами. От сотворения мира минуло 5850 зим. И Пеа- да, сын Пенды, стал королем в Мерсии.
      657   Тогда умер Пеада209, и Вульфхере, сын Пенды210, стал королем в Мерсии.
      658  Тогда Кенвалх сражался с валлийцами у Пенселвуда и оттеснил их к Паррет. Это сражение произошло сразу после того, как он вернулся из Восточной Англии. Он жил там три года в изгнании — Пенда его изгнал и от­нял у него королевство за то, что тот оставил его сестру211.
      660  Тогда епископ Эгельбрюхт покинул Кенвалха212, и Ви­не был епископом 3 года213. Эгельбрюхт стал епископом в Париже на Сене, в Галлии.
      661   Тогда Кенвалх сражался на Пасху у крепости Посен- та214, и Вульфхере, сын Пенды разорил все земли до Эш- дауна, и Кутред, сын Квикхельма, и король Коенбрюхт умерли в один год. А Вульфхере, сын Пенды, захватил остров Уайт и отдал его жителей в подчинение Этель- вальду, королю Суссекса, поскольку Вульфхере был его крестным. И священник Эоппа по повелению Вилфер- та215 и короля Вульфхере первым принес жителям Уай­та христианскую веру216.
      664 Тогда солнце померкло, и Эаркенбрюхт, король Кен­та, умер, и Кольман со своей братией вернулся в родные земли217. В тот же год разразился жестокий мор218, а Кеа- да и Вилферт были рукоположены. В тот же год умер Деусдедит219.
      668   Тогда Теодора рукоположили в архиепископы220.
      669   Тогда король Эгбрюхт даровал Рекалвер221 священ­нику Бассе, чтобы построить там монастырь.
      670  Тогда умер Осви, король Нортумбрии, и Эгферт правил после него. Хлотхере, племянник епископа Эгельбрюх- та222, стал епископом в Уэссексе и оставался епископом 7 лет, его рукоположил епископ Теодор. Осви был сы­ном Этельферта, Этельферт сын Этельрика, Этельрик сын Иды, Ида сын Эоппы.
      671   Тогда умерло много птиц.
      672  Тогда умер Кенвалх, и его жена Сеаксбург правила год после него.
      673   Тогда умер Эгбрюхт, король Кента. В тот год был си­нод в Хертфорде, и святая Этельтрют основала мона­стырь в Или223.
      674  Тогда Эсквине стал королем в Уэссексе, он был сыном Кенвуса, Кенвус сын Кенферта, Кенферт сын Кутгиль- са, Кутгильс сын Кеолвульфа, Кеолвульф сын Кюнрика, Кюнрик сын Кердика.
      675   Тогда Вульфхере, сын Пенды, и Эсквине сражались у «Головы Беды»224. В тот же год Вульфхере умер, и Этель- ред стал королем.
      676  Тогда Эсквине умер, и Хедде стал епископом225, а Кен- твине стал королем. Кентвине был сыном Кюнегильса, Кюнегильс сын Кеолвульфа. И Этельред, король Мер- сии, разорил земли Кента.
      678   Тогда явилась звезда-комета, и король Эгферт изгнал епископа Вилферта из его епархии226.
      679  Тогда был убит Эльфвине227, и святая Этельтрют умер­ла.
      680   Тогда архиепископ Теодор собрал синод в Хатфилде, для того, чтобы восстановить правильную веру228. В тот же год умерла Хильд, настоятельница Уитби.
      682 В этом году Кентвине прогнал бриттов к самому мо­рю.
      685    Тогда Кедвалла начал войну за свое королевство. Кедвалла был сыном Коенбрюхта, Коенбрюхт сын Кадды, Кадда сын Куты, Кута сын Кеавлина, Кеавлин сын Кюнрика, Кюнрик сын Кердика. А братом Кед- валлы был Мул, его потом сожгли в Кенте. И в тот же год короля Эгферта убили; Эгферт был сыном Осви, Осви сын Этельферта, Этельферт сын Этельрика, Этельрик сын Иды, Ида сын Эоппы. И Хлотхере229 умер в тот же год.
      686  Тогда Кедвалла с Мулом разорили Кент и остров Уайт.
      687   Тогда Мула сожгли в Кенте, и еще 12 человек вместе с ним; в тот же год Кедвалла снова разорил Кент.
      688   Тогда Ине стал королем в Уэссексе и правил 37 зим230; он построил монастырь в Гластонбери. В тот же год Кед­валла отправился в Рим и принял крещение от папы — папа его назвал Петром, — а через 7 ночей он умер. Ине был сыном Кенреда, Кенред сын Кеолвальда, Ке- олвальд был братом Кюнегильса, и они были сыновь­ями Кеавлина. Кеавлин сын Кюнрика, Кюнрик сын Кердика.
      690 Тогда умер архиепископ Теодор, и Беорхтвальд стал вместо него епископом231. До того были римские епи­скопы, а с этих пор — английские.
      694 Тогда жители Кента заключили договор с Ине и дали ему 30 манкусов232 за то, что они сожгли Мула. И Вих- тред стал королем Кента и правил 33 зимы. Вихтред был сыном Эгбрюхта, Эгбрюхт сын Эаркенбрюхта, Эаркен- брюхт сын Эадбальда, Эадбальд сын Этельбрюхта.
      703   Тогда умер епископ Хедде; он был епископом в Вин­честере 27 зим.
      704   Тогда Этельред, сын Пенды, король Мерсии, принял постриг; он правил 29 зим; потом Коенред стал королем.
      705   Тогда Алдферт, король Нортумбрии, умер, и епископ Сеаксвульф.
      709   Тогда умер епископ Алдхельм233, он был епископом к западу от леса234; во дни Даниила земли Уэссекса поде­лили на две епархии — а раньше была одна, — и в одной был епископом Даниил, а в другой — Алдхельм. После Алдхельма стал епископом Фортхере. Кеолред стал ко­ролем Мерсии, и Коенред отправился в Рим, и Оффа235 с ним.
      710   Тогда элдормен Беорхтферт сражался с пиктами, а Ине и его родич Нун сражались с валлийским королем Геренте236.
      714   Тогда умер святой Гутлак237.
      715   Тогда Ине и Кеолред сражались у Кургана Водена.
      716   Тогда Осред, король Нортумбрии, был убит; он пра­вил 7 зим после Алдферта. Потом Коенред стал коро­лем и правил 2 года, потом Осрик — и правил 11 лет. В этот же год умер Кеолред, король Мерсии, и прах его покоится в Личфилде, а прах Этельреда, сына Пенды, — в Бардни. Тогда Этельбальд стал королем в Мерсии и правил 41 зиму. Этельбальд был сыном Алвео, Алвео сын Эавы, Эава сын Пюббы, чье родословие записано ранее. И почтенный муж Эгбрюхт238 вернул монахов с острова Иона на путь праведный, чтобы они правильно отмечали Пасху и носили правильную тонзуру239.
      718 Тогда умер Ингельд, брат Ине240; его сестрами были Квенбург и Кутбург. Кутбург основала обитель в Уим- борне; ее отдали в жены нортумбрийскому королю Алд- ферту, но они при жизни расстались.
      721   Тогда Даниил241 отправился в Рим. В тот же год Ине убил Кюневульфа.
      722   Тогда королева Этельбург разрушила Таунтон, кото­рый Ине прежде построил. И Алдбрюхт-изгнанник бе­жал в Суррей и Суссекс, а Ине сражался с жителями Суссекса.
      725 Тогда умер Вихтред, король Кента, чье родословие да­но выше. И Эадбрюхт242 стал королем Кента. Ине сражался с жителями Суссекса и убил Алдбрюхта.
                  Тогда Ине отправился в Рим и там окончил свою жизнь; Этельхеард стал королем Уэссекса и правил 14 лет. В тот же год сражались Этельхеард и этелинг243 Освальд; Ос­вальд был сыном Этельбальда, Этельбальд сын Кюне- бальда, Кюнебальд сын Кутвине, Кутвине сын Кеавлина.
                  Тогда появилась звезда-комета, и святой Эгбрюхт244 умер.
                  Тогда умер этелинг Освальд.
                  Тогда Осрик, король Нортумбрии, был убит; Кеол- вульф245 стал королем и правил 8 лет. Кеолвульф был сыном Куты, Кута сын Кутвине, Кутвине сын Леодваль- да, Леодвальд сын Эгвальда, Эгвальд сын Алдхельма, Алдхельм сын Оги, Ога сын Иды, Ида сын Эоппы. И ар­хиепископ Беорхтвальд умер. В тот же год Татвине был рукоположен в архиепископы.
      733  Тогда Этельбальд246 разорил Сомертон247, и солнце по­меркло.
      734  Тогда луна словно бы налилась кровью, и умерли Тат­вине и Беда248.
      736  Тогда архиепископ Нотхельм249 получил палий от рим­ского епископа250.
      737   Тогда епископ Фортхере и королева Фритогит отпра­вились в Рим.
      738 Тогда Эадбрюхт, сын Эаты, сына Леодвальда, стал ко­ролем Нортумбрии и правил 21 зиму; его братом был архиепископ Эгбрюхт, сын Эаты; они оба похоронены в Йорке в одном приделе.
      741 Тогда умер король Этельхеард, и Кутред стал королем Уэссекса; он правил 16 зим и яростно сражался с Этель- бальдом. Кутбрюхт был рукоположен в архиепископы, а Дун — в епископы Рочестера.
      743   Тогда Этельбальд и Кутред сражались с валлийцами.
      744  Тогда Даниил обосновался251 в Винчестере, и Хунферт стал епископом.
      745   Тогда Даниил умер; 43 года минуло с тех пор, как он стал епископом.
      746   Тогда убили короля Селреда252.
      748 Тогда Кюнрик, этелинг из Уэссекса, был убит. Эад­брюхт, король Кента, умер. И Этельбрюхт, сын короля Вих- треда, стал королем.
      750 Тогда король Кутред сражался со своевольным элдор- меном Этельхуном.
      752    Тогда Кутред в 12 год своего правления сражался с Этельбальдом у Курганного Брода253.
      753   Тогда Кутред сражался с валлийцами.
      754   [756]254 Тогда Кутред умер; Кюнехеард стал епископом в Винчестере после Хунферта, и Кентербери сгорел в тот год; а Сигебрюхт стал королем в Уэссексе и правил год.
      755   [757] Тогда Кюневульф и уэссекские уитэны255 отня­ли у Сигебрюхта, за его неправые деяния, все королев­ство, кроме Гемпшира. Он владел Гемпширом, но потом убил элдормена, который дольше всех оставался при нем, и тогда Кюневульф прогнал его в Андредский лес; там он жил, пока его не заколол один пастух у реки Прай- вет — он отомстил за своего элдормена Кумбрана. И у Кюневульфа было много жестоких битв с бриттами, а когда он пробыл королем 31 зиму, решил он изгнать од­ного этелинга по имени Кюнехеард256 — этот Кюнехе­ард был братом Сигебрюхта. Кюнехеард узнал, что ко­роль с дружиной отправился к женщинам257 в Мертон, и приехал туда, и его воины окружили королевские по­кои, прежде чем люди короля его заметили. Когда ко­роль это обнаружил, он вышел к двери и доблестно за­щищался, пока не увидел этелинга. Тогда он бросился на него и нанес ему множество ран. После этого Кюне- хеард и все его люди бились с королем, пока не убили его. Королевские тэны поняли по крикам женщины, что случилась беда, и побежали со всех ног в королевские покои. Этелинг же предложил им жизнь и богатство258, но никто из них не согласился. И они бились, пока не погибли все, кроме одного заложника-бритта259, кото­рый был тяжело ранен. Наутро остальные королевские тэны — элдормен Осрик, тэн Виферт, и другие воины, которые не поехали с королем, — узнали, что он убит, и поскакали к бургу260, где лежал убитый король, и об­наружили, что этелинг там внутри, а ворота закрыты. Тогда этелинг предложил им любые богатства и зем­ли, какие они пожелают, если они позволят ему быть королем, и добавил, что при нем находятся их родичи, которые не хотят его покидать. На это люди короля от­ветили, что повелитель им дороже любого родича, и они ни за что не станут служить его убийце, и предло­жили своим родичам выйти с миром и сказали, что это же предлагается их сотоварищам, которые были с ко­ролем. Тогда люди этелинга ответили, что им «до все­го этого не больше дела, чем вашим сотоварищам, ко­торые были с королем убиты». И они сражались у ворот, пока воины короля не прорвались внутрь и не убили этелинга и всех его людей, кроме одного чело­века — он был крестным элдормена, и тот спас ему жизнь, хотя он был сильно изранен. Король Кюне- вульф правил 31 зиму, и прах его покоится в Винчесте­ре, а прах этелинга — в Эскминстере; их род восходит по прямой к Кердику. И в тот же год в Секинтоне уби­ли Этельбальда, короля Мерсии, и его прах покоится в
      Рептоне. После этого Беорнред стал королем и правил недолго и несчастливо; и в тот же год Оффа стал коро­лем и правил 39 зим, и его сын Эгферт правил 141 день. Оффа был сыном Пинферта, Пинферт сын Эанвульфа, Эанвульф сын Осмода, Осмод сын Эавы, Эава сын Пюб- бы, Пюбба сын Креоды, Креода сын Кюневальда, Кю- невальд сын Кнеббы, Кнебба сын Икеля, Икель сын Эо- мера, Эомер сын Ангелтеова, Ангелтеов сын Оффы, Оффа сын Вермунда, Вермунд сын Вихтлея, Вихтлей сын Водена.
      758   [760] Тогда архиепископ Кутбрюхт261 умер.
      759   [761] Тогда Бреговине262 был рукоположен в еписко­пы в день архангела Михаила263.
      760    [762] Тогда Этельбрюхт, король Кента, умер, он был сыном короля Вихтреда.
      761   [763] Тогда была долгая зима.
      763   [765] Тогда Ианбрюхт был рукоположен в архиепи­скопы на сороковой день после середины зимы264.
      764   [766] Тогда архиепископ Ианбрюхт получил палий.
      768 [770] Тогда умер Эадберт, сын Эаты, король Кента.
      772   [774] Тогда епископ Милред265 умер.
      773   [776] Тогда красный знак Христов266 появился на не­бе после захода солнца. В тот же год мерсийцы и кент- цы сражались у Отфорда267, и в Суссексе видели удиви­тельных змей268.
      777 [779] Тогда Кюневульф и Оффа сражались у Бенсона, и Оффа захватил этот город.
      780 [782] Тогда старые саксы сражались с франками269.
      784    [786] Тогда Кюнехеард убил короля Кюневульфа, и был убит, и 84 человека с ним. Беорхтрик стал королем в Уэссексе; он правил 16 лет; его прах покоится в Уэрхе- ме; его род по отцу по прямой восходит к Кердику. В то время король Эалхмунд правил в Кенте.
      785   [787] Тогда был шумный синод в Челси; архиепископ Ианбрюхт отдал часть своей епархии, и король Оффа избрал Хюгебрюхта270; и Эгферта271 помазали в короли.
      787 [789] Тогда король Беорхтрик взял в жены дочь ко­роля Оффы. И в его дни впервые приплыли три кораб­ля, и герефа272 поскакал к ним и хотел отвести корабель­щиков в королевский город273, поскольку он не знал, кто они такие; и его убили. Так впервые корабли данов274 приплыли в землю англов.
      790 [792] Тогда архиепископ Ианбрюхт умер, и в тот же год настоятель Этельхеард был избран епископом275.
      792 [794] Тогда Оффа, король Мерсии, повелел отрубить голову королю Этельбрюхту276.
      794 [796] Тогда папа Адриан и король Оффа умерли; Этельреда, короля Нортумбрии, убили его подданные; епископ Кеолвульф277 и епископ Эадбальд278 покинули эти земли; Эгферт стал королем Мерсии и в тот же год умер279. И королем Кента стал Эадбрюхт, иначе его зва­ли Прен280.
      796   [798] Тогда Кеолвульф281, король Мерсии, разграбил Кент до Ромни Марч и, захватив короля Прена, привез его скованного в Мерсию.
      797   [799] Тогда римляне вырвали язык и выкололи глаза папе Льву282, и прогнали его с кафедры, но вскоре, с Божьей помощью, он опять мог видеть и говорить, и сно­ва был папой283.
                  [801] Тогда архиепископ Этельхеард и Кюнебрюхт, епископ Уэссекса, отправились в Рим.
                  [802] Тогда король Беорхтрик и элдормен Ворр умер­ли; Эгбрюхт стал править в Уэссексе. В тот же день Этельмунд, элдормен Хвикке284, поскакал к Кепсфор- ду285, и там его встретил элдормен Веокстан с жителями Уилтшира. Там было большое сражение, и оба элдорме- на погибли, и уилтширцы победили286.
      802   [804] Тогда Беорнмод был рукоположен в епископы Рочестера.
      803    [805] Тогда архиепископ Этельхеард умер, и Вульф- ред был рукоположен в архиепископы, и аббат Фортред умер.
      804   [806] Тогда архиепископ Вульфред получил палий.
      805    [807] Тогда Кутред умер, король над кентцами287, и настоятельница Кеолбург288, и элдормен Хеахбрюхт.
      812   [814] Тогда король Карл289 умер, и он правил 45 зим. Архиепископ Вульфред с Вигбрюхтом, епископом Уэссекса290, вместе отправились в Рим.
      813   [815] Тогда архиепископ Вульфред, с благословения папы Льва, вернулся в свою епархию. И в тот год ко­роль Эгбрюхт прошел войной весь Корнуолл от восточ­ной границы до западной.
      814   [816] Тогда благородный и святой папа Лев умер; по­сле него Стефан стал править291.
      816 [817] Тогда папа Стефан умер; после него Пасхалий был посвящен в папы, и в тот же год сгорела «Англий­ская школа»292.
      819 [821] Тогда Коенвульф, король Мерсии, умер; Кеол- вульф стал править, и элдормен Эадбрюхт умер.
      821   [823] Тогда у Кеолвульфа отняли его королевство293.
      822   [824] Тогда два элдормена — Бургхельм и Мука — бы­ли убиты, и собрался синод в Кловешу294.
      823   [825] Тогда бритты и жители Девона сражались у Гал- форда. В тот же год король Эгбрюхт сражался с коро­лем Беорнвульфом у Эллендуна; Эгбрюхт победил, и многие были убиты295. Тогда он отправил своего сына Этельвульфа, и своего епископа Эалхстана, и своего эл­дормена Вульфхеарда в Кент с большим отрядом из ополчения, и они прогнали короля Балдреда296 на се­вер, за Темзу. Кентцы покорились Эгбрюхту, и жители Суррея, Суссекса и Эссекса, поскольку прежде их неспра­ведливо разлучили с их родичами297. В тот же год ко­роль Восточной Англии и его подданные искали покро­вительства и защиты у короля Эгбрюхта из страха перед мерсийцами. В тот же год жители Восточной Англии убили Беорнвульфа, короля Мерсии.
      825 [827] Тогда мерсийский король Лудека был убит, и 5 его элдорменов с ним; Виглаф стал королем.
      827   [829] Тогда луна померкла в праздничную ночь на се­редину зимы298. В тот же год король Эгбрюхт захватил мерсийское королевство и все земли южнее Хамбера. Он был восьмым «бретвалда»299 — первым, кто владел та­ким большим королевством, был Элле, король Суссек­са, вторым — Кеавлин, король Уэссекса, третьим — Этельбрюхт, король Кента, четвертым — Редвальд, ко­роль Восточной Англии, пятым — Эадвине, король Нор­тумбрии, шестым был Освальд, он правил после него, седьмым — Осви, брат Освальда, восьмым Эгбрюхт, ко­роль Уэссекса. Эгбрюхт повел ополчение в Дор300 про­тив нортумбрийцев; они выказали ему свою покорность и добрую волю, и на том разошлись.
      828   [830] Тогда Ви(г)лаф301 опять стал королем Мерсии302. Епископ Этельвальд умер. В тот же год король Эгбрюхт повел ополчение против жителей Уэльса и заставил их смиренно покориться.
      829   [832] Тогда архиепископ Вульфред умер.
      830    [833] Тогда Кеолнот был избран епископом303 и ру­коположен; настоятель Феологид304 умер.
      831   [834] Тогда архиепископ Кеолнот получил палий.
      832   [835] Тогда язычники305 разорили Шиппи306 .
      833    [836] Тогда король Эгбрюхт сражался в Каргемпто- не307 против 35308 корабельных дружин309; многие бы­ли убиты, и даны завладели полем битвы310. Два епи­скопа, Хереферт и Вигферт311, умерли, и два элдормена, Дудда и Осмод, умерли.
      835   [838] Тогда большой флот312 пришел в Корнуолл; они объединились с бриттами и пошли войной на Эгбрюх- та, короля Уэссекса. Он узнал о том, с ополчением вы­ступил и сражался у Хингстона, обратив в бегство брит­тов и данов313.
      836   [839] Тогда король Эгбрюхт умер. А прежде — до то­го, как он стал королем, — Оффа, король Мерсии, и Бе- орхтрик, король Уэссекса, изгнали его на 3 года из зем­ли англов в землю франков314. Беорхтрик помогал Оффе, поскольку дочь Оффы была его женой. Эгбрюхт правил 37 зим и 7 месяцев; его сын Этельвульф стал королем в Уэссексе; он поставил своего сына Этельстана править в Кенте, Эссексе, Суррее и Суссексе.
      837    [840] Тогда элдормен Вульфхеард сражался в Саут- гемптоне против 31 корабельной дружины, многих убил, и победил; в тот год Вульфхеард умер. И в тот же год dux315 Этельхельм с жителями Дорсета сражались про­тив войска данов у Портленда; они долго теснили это разбойничье войско, но потом даны завладели полем битвы и убили элдормена.
      838   [841] Тогда элдормен Херебрюхт316 и многие мерсий- цы были убиты язычниками. В тот же год они многих убили в Линдси, в Восточной Англии и в Кенте.
      839   [842] Тогда много людей погибло317 в Лондоне, Квен- товике318, Рочестере.
      840    [843] Тогда король Этельвульф сражался в Каргем- птоне против 35 корабельных дружин; даны завладели полем битвы.
      845 [848] Тогда элдормен Эанульф с жителями Сомерсе­та, и епископ Эалхстан, и элдормен Осрик с жителями Дорсета сражались против данов в устье реки Паррет, многих убили, и победили. В тот же год король Этель- стан и dux Эалхере убили множество разбойников в Сан- дуиче в Кенте; они захватили 9 кораблей, а остальные обратились в бегство319.
      851 [850] Тогда элдормен Кеорл с жителями Девона сра­жался против язычников у Виканбеорга320, многих убил, и победил. В тот же год король Этельстан и dux Эалхере убили множество язычников у Сандуича в Кенте; они захватили 9 кораблей, а остальные обратились в бегст­во; язычники в первый раз остались на зиму. В тот же год даны пришли на трехстах пятидесяти кораблях в устье Темзы, разграбили Кентербери и Лондон, разби­ли мерсийского короля Беорхтвульфа321 с его ополче­нием и отправились на юг, через Темзу, в Суррей. Ко­роль Этельвульф и его сын Этельбальд сражались про­тив них у Аклеи322, убили там великое множество языч­ников — доселе мы о другом таком сражении не слыша­ли—и победили.
      853 Тогда Бургред, король Мерсии, и его уитэны попроси­ли короля Этельвульфа, чтобы он помог им покорить жителей Уэльса. Он так и сделал: пошел с ополчением через Мерсию в Уэльс, и все жители Уэльса ему подчи­нились. В тот же год король Этельвульф отправил сво­его сына Эльфреда в Рим. Тогда его святейшество323 Лев324 был папой в Риме; он помазал Эльфреда в коро­ли325 и был его свидетелем326 при миропомазании. То­гда, в том же году, Эалхере с жителями Кента, и Худа с жителями Суррея сражались на острове Тенет против войска язычников и сначала побеждали; там много лю­дей погибло и утонуло с обеих сторон. Потом, после Пас­хи, король Этельвульф отдал свою дочь в жены королю Бургреду, из Уэссекса в Мерсию327.
      855 Тогда язычники впервые остались на зиму на Шиппи. В тот же год король Этельвульф составил грамоту и да­ровал десятую часть своих земель по всему королевству для прославления Бога и для своего вечного спасения328. В тот же год он отправился в Рим с большой пышно­стью и жил там 12 месяцев. На обратном пути Карл329, король франков, отдал ему свою дочь в жены330. Потом Этельвульф вернулся к своим подданым, и они были это­му рады. Он умер через два года после того, как приехал от франков, и его прах покоится в Винчестере; он пра­вил восемнадцать с половиной лет. Этельвульф был сы­ном Эгбрюхта, Эгбрюхт сын Эалхмунда, Эалхмунд сын Эавы, Эава сын Эоппы, Эоппа сын Ингильда. Ингильд был братом Ине, короля Уэссекса, который потом ушел к Святому Петру331 и там отдал душу Богу; они были сыновьями Кенреда, Кенред сын Кеолвальда, Кеолвальд сын Куты, Кута сын Кутвине, Кутвине сын Кеавлина, Ке­авлин сын Кюнрика, Кюнрик сын Кердика, Кердик сын
      Элесы, Элеса сын Эслы, Эсла сын Гивиса, Гивис сын Вия, Вий сын Фреавине, Фреавине сын Фритогара, Фрито- гар сын Бронда, Бронд сын Белдея, Белдей сын Водена, Воден сын Фритувальда, Фритувальд сын Фреавине332, Фреалаф сын Фритувульфа, Фритувульф сын Финна, Финн, сын Годвульфа, Годвульф сын Геата, Геат сын Тет- вы, Тетва сын Беава, Беав сын Скельдвеа, Скельдвеа сын Херемода, Херемод сын Итермона, Итермон сын Храт- ра333, который родился в ковчеге, Ной, Ламех, Мафусал, Енох, Иаред, Малеил334, Камон335, Енос, Сиф, Адам primus homo et pater noster est Christus, amen336. Потом два сына Этельвульфа стали королями: Этельбальд в Уэссексе, а Этельбрюхт в Кенте, Эссексе, Суррее и Суссексе; Этель­бальд правил 5 лет.
      860 Тогда король Этельбальд умер, и его прах покоится в Шерборне; Этельбрюхт, его брат, стал править всем ко­ролевством и правил им по общему согласию и в доб­ром мире. В его дни пришел больший флот и даны раз­рушили Винчестер. Элдормен Осрик с жителями Хвикке и элдормен Этельвульф с жителями Беркшира сража­лись против разбойничьего войска и обратили его в бег­ство, и завладели полем битвы. Этельбрюхт правил 5 лет, и прах его покоится в Шерборне.
      865   Тогда язычники обосновались на острове Тенет и за­ключили договор с жителями Кента; те обещали им пла­ту. Но под предлогом договора и обещанной платы раз­бойничье войско ускользнуло ночью и разграбило весь восточный Кент337.
      866    [865] Тогда Этельред, брат Этельбрюхта, стал коро­лем в Уэссексе. В том же году пришло большое разбой­ничье войско в землю англов, и зимовало в Восточной Англии. Там они обзавелись лошадьми; жители Восточ­ной Англии заключили с ними мир.
      867    [866] Тогда пришло разбойничье войско из Восточ­ной Англии через устье Хамбера в Нортумбрию к Йор­ку. Тогда была большая смута среди нортумбрийцев. Они изгнали своего короля Осбрюхта и признали королем без рода и права Эллу338. Позже в тот год они собрались сражаться с данами339, созвали большое ополчение, ок­ружили данов в Йорке и попытались взять эту крепость. Некоторые прорвались внутрь, но очень много нортум- брийцев было убито, и снаружи, и внутри. Оба короля погибли, а те, кто остались в живых, заключили мир с разбойничьим войском. В тот же год епископ Эалхстан умер; он 50 лет занимал епископскую кафедру в Шер- борне, и прах его покоится в этом городе.
      868    [867] Тогда пришло то же войско в Мерсию, в Нот­тингем, и зимовало там. Мерсийский король Бургред и его уитэны просили Этельреда, короля Уэссекса, и его брата Эльфреда помочь им сразиться с данами. Они по­шли с уэссекским ополчением в Мерсию к Ноттингему, окружили разбойничье войско в крепости, но там не бы­ло серьезного сражения340, и мерсийцы заключили мир с данами.
      869   Тогда разбойничье войско опять пришло в Йорк и ос­тавалось там год.
      870   Тогда даны отправились верхом через Мерсию в Вос­точную Англию и зимовали в Тетфорде. В ту зиму ко­роль Эадмунд341 сражался против них; даны победили, убили короля и захватили всю ту землю. В тот же год архиепископ Кеолнот умер. И Этельред, епископ Уилтшира, был избран архиепископом Кентербери.
      871    Тогда разбойничье войско пришло в Уэссекс, в Ре- динг, и спустя 3 ночи два эрла отправились верхом на вылазку. Элдормен Этельвульф встретил их на Ингл- филд, сражался с ними, и победил. Спустя 4 ночи ко­роль Этельред и его брат Эльфред привели большое войско ополчения к Редингу и сражались против да­нов; многие были убиты с той и с другой стороны, эл­дормен Этельвульф342 там погиб, и даны завладели по­лем битвы. Спустя 4 ночи король Этельред и его брат Эльфред сражались против всего разбойничьего вой­ска на Эшдауне. Оно было поделено на две части: в од­ной — короли язычников, Бэгсиг и Хеалвдене, а в дру­гой — эрлы343. Король Этельред сражался против ко­ролей, в этом сражении погиб Бэгсиг. А его брат Эльфред сражался против эрлов, в этом сражении па­ли эрл Сидрок Старый, эрл Сидрок Юный, эрл Осберн, эрл Френа и эрл Харальд. Оба войска язычников бе­жали, много тысяч людей были убиты, битва продол­жалась до ночи. Спустя 14 ночей король Этельред и его брат Эльфред сражались против разбойничьего вой­ска в Базинге, и даны победили. Спустя 2 месяца ко­роль Этельред и его брат Эльфред сражались против того войска у Мертона; оно было поделено надвое. Они теснили данов, побеждали целый день, много было убитых с обеих сторон, и даны завладели полем бит­вы. Там погиб епископ Хеахмунд344 и много добрых людей. После той битвы приплыл большой летний флот345. Затем, после Пасхи, король Этельред умер; он правил 5 лет, и прах его покоится в Уимборне. Тогда его брат Эльфред, сын Этельвульфа, стал королем в Уэссексе, и спустя месяц король Эльфред с небольшим отрядом сражался против всего разбойничьего войска в Уилтоне. Он теснил их целый день, и даны завладели полем битвы. В тот год произошли 9 больших сраже­ний с разбойничьим войском в королевстве к югу от Темзы, а кроме того, Эльфред, брат короля, и элдор- мены без него, и королевские тэны верхом совершали вылазки несчетное число раз. В том году погибли 9 эр­лов и один король, и в тот год жители Уэссекса заклю­чили мир с разбойничьим войском.
      872   [871] Тогда разбойничье войско пришло из Рединга в Лондон и зимовало там; и мерсийцы заключили мир с этим войском.
      873    [872] Тогда разбойничье войско пришло в Нортум- брию и зимовало в Торкси, в Линдси; тогда мерсийцы заключили мир с этим войском.
      874   [873] Тогда разбойничье войско пришло из Линдси в Рептон и там зимовало; даны изгнали короля Бургреда за море после того, как он правил королевством 22 зи­мы, и захватили всю ту землю. Бургред отправился в Рим и остался там, и прах его покоится в церкви святой Ма­рии в Английской школе. В тот же год даны отдали мер­сийское королевство одному немудрому королевскому ТЭНу34б. он Принес им клятву и дал заложников, что от­даст им королевство по первому их желанию, и сам бу­дет к их услугам со всеми своими людьми.
      875   [874] Тогда разбойничье войско ушло из Рептона; Хе- алвдене увел часть людей в Нортумбрию, и они зимова­ли на реке Тайн. Они захватили ту землю и ходили войной на пиктов и бриттов из Стратклайдского коро­левства. А 3 короля — Годрум, Оскютель и Анвюнд — отправились с большим войском из Рептона в Кембридж и оставались там год. В это лето король Эльфред вывел флот в море и сражался против 7 кораблей; один захва­тил, а остальные обратились в бегство.
      876    [875] Тогда разбойничье войско ускользнуло от уэс- секского ополчения и пришло в Уэрхем. Король заклю­чил мир с ними; они поклялись ему на священном коль­це — так они прежде ни одному народу не клялись, — что они быстро уйдут из его королевства. Но под этим предлогом они ускользнули ночью от уэссекского опол­чения и верхом отправились в Эксетер. И в тот год Хе- алвдене поделил землю в Нортумбрии347, и они ее вспа­хали и стали с нее жить.
      877    [876] Тогда разбойничье войско пришло из Уэрхема в Эксетер, а флот данов поплыл кружным путем на за­пад, но попал в жестокий шторм: 120 кораблей погибли у Свонтежа. Король Эльфред отправился с ополчением за конным войском к Эксетеру, но не смог догнать да­нов, и они засели в крепости, куда нельзя было войти. Даны дали Эльфреду столько знатных заложников, сколько он захотел, поклялись суровыми клятвами, и добрый мир заключили. Потом, осенью, разбойничье войско ушло в Мерсию, где они часть земли поделили, а часть оставили Кеолвульфу348.
      878  Тогда на середину зимы, после двенадцатой ночи, раз­бойничье войско проскользнуло в Чиппенгем; даны за­хватили земли Уэссекса, поселились в них и многих лю­дей изгнали за море. А большую часть тех, кто остался, они победили и подчинили, но не короля Эльфреда. Он с небольшим отрядом с трудом прошел через леса и нашел убежище среди болот349. В ту же зиму приплыл брат Ин­вара и Хеалвдене в Уэссекс, в Девоншир с 23 кораблями, и его там убили, и 800 человек, которые были с ним, и 40 человек из его дружины350. Затем на Пасху король Эльф­ред с небольшим отрядом возвел укрепление на острове Этелни351, и оттуда вел войну против разбойничьего вой­ска, вместе с людьми Сомерсета, которые жили поблизо­сти. На седьмую неделю после Пасхи он поскакал к кам­ню Эгбрюхта у восточного края Селвуда; к нему туда пришли все жители Сомерсета и Уилтшира, и те жители Гемпшира, которые не уплыли за море; они были ему ра­ды. Спустя одну ночь король Эльфред отправился из сво­его лагеря в Айленд Вуд352, и спустя еще одну ночь — в Эддингтон. Там он сражался против всего разбойничье­го войска, обратил данов в бегство, преследовал их до их крепости и стоял там 14 ночей. Тогда они дали ему важ­ных заложников, поклялись суровыми клятвами, что они уйдут из его королевства, и пообещали, что их король примет крещение353. Они так и сделали: спустя 3 недели тридцать самых прославленных людей из войска данов — и Годрум среди них — приехали к Эльфреду в Эллер, что неподалеку от Этелни. Король был крестным Годру- ма, а церемония снятия белых одежд354 была в Уэрмо- ре355. Годрум оставался 12 ночей с королем, и тот почтил его и его спутников, поднеся им богатые дары.
      879   [878] Тогда разбойничье войско ушло из Чиппенгема в Чичестер и оставалось там год. В тот же год собралась
      шайка викингов и расположилась на острове Фалгем на Темзе. В тот же год солнце померкло на один час.
      880   [879] Тогда разбойничье войско ушло из Чичестера в Восточную Англию, поселилось в той земле и поделило ее. В тот же год даны, которые прежде стояли на Фалге- ме, уплыли за море в землю франков и оставалось там год.
      881    Тогда разбойничье войско ушло в землю франков; франки с ними сражались, и даны добыли себе коней после этого сражения.
      882   [881] Тогда разбойничье войско поднялось вверх по Маасу, вглубь франкских земель, и оставалось там год. В тот же год король Эльфред вывел в море флот и сра­жался с четырьмя кораблями данов; он захватил два ко­рабля — все люди, которые на них плыли, были убиты. А люди с двух других кораблей сдались, но они были сильно изранены, прежде чем покорились.
      883   [882] Тогда разбойничье войско поднялось по Шель­де к Конде356 и оставалось там год.
      884   [883] Тогда разбойничье войско прошло по Сомме к Амьену и оставалось там год.
      885    [884] Тогда разбойничье войско, о котором прежде говорилось, разделилось надвое, часть данов осталась на востоке, а другие подошли к Рочестеру357. Они окру­жили город и построили собственные укрепления, но жители города защищалась, пока король Эльфред не по­дошел с ополчением. Тогда даны ушли к своим кораб­лям, бросив лагерь; они остались без лошадей358 и вско­ре уплыли за море. И в тот же год король Эльфред отправил флот в Восточную Англию. Как только кораб­ли вошли в устье Стура, им встретились 16 кораблей ви­кингов; они359 с ними сражались, захватили все кораб­ли, а людей убили. Потом они отправились в обратный путь со своей добычей и встретили большой флот ви­кингов, в тот же день с ними сразились, и даны победи­ли. В тот же год перед серединой зимы Карл360, король франков, умер; его убил вепрь. Годом раньше умер его брат, он правил тем же западным королевством. Они оба были сыновьями Людовика361; он тоже правил в запад­ном королевстве и умер в тот год, когда затмилось солн­це. Людовик был сыном Карла362, чью дочь Этельвульф, король Уэссекса, взял в жены. В тот же год собрался большой флот в земле старых саксов363, и за год про­изошло два больших сражения364, в которых саксы по­бедили; с ними были фризы. В тот же год Карл365 стал королем западного королевства366 — и всего западного королевства, которым владел его прадед, по эту и по ту сторону Средиземного моря367, кроме Бретани. Карл был сыном Людовика368, брата Карла, — тот был отцом Юди­фи, которую взял в жены король Этельвульф. Они бы­ли сыновьями Людовика369, Людовик был сыном старо­го Карла370, Карл был сыном Пиппина371. В тот же год умер добрый папа Марин; он освободил Английскую школу от податей по просьбе короля Эльфреда и отпра­вил ему богатые дары и кусок креста, на котором стра­дал Христос. В тот же год разбойничье войско из Вос­точной Англии нарушило мир с королем Эльфредом.
      886   [885] Тогда разбойничье войско, которое прежде стоя­ло на востоке, вернулось на запад, поднялось по Сене и там зимовало372. В тот же год король Эльфред занял Лон­дон373, и весь народ англов ему покорился, кроме тех, кто был под властью данов. Этот бург374 был передан375 элдормену Этельреду376.
      887   [886-7] Тогда разбойничье войско прошло на кораб­лях под мостом в Париже, поднялось вверх по Сене до Марны к Шези и стояло в двух местах — там и на Йон- не — два года. В тот же год умер Карл377, король фран­ков; Арнульф, сын его брата378, отнял у него королевст­во за 6 недель до того, как он умер. Потом королевство поделили на 5 частей, и пять королей были помазаны, однако это было сделано с согласия Арнульфа, и они со­гласились править под его рукой, поскольку никто из них не принадлежал к королевскому роду по отцу. Ар- нульф остался в землях к востоку от Рейна, и Рудольф379 стал королем в центральных землях, Одо380 — в запад­ной части, а Беренгар381 и Гвидо382 — в земле лангобар­дов383 и в землях по эту сторону гор. Они384 сильно враждовали, между ними произошло два крупных сра­жения385, а кроме того, они постоянно разоряли свою страну и отнимали ее друг у друга. В тот год, когда раз­бойничье войско прошло под мостом в Париже, элдор­мен Этельхельм386 отвез в Рим дары от жителей Уэссек­са и короля Эльфреда.
      888  Тогда элдормен Беокка387 отвез в Рим дары от уэссекс- цев и короля Эльфреда. Королева Этельсвит, сестра ко­роля Эльфреда388, умерла, и прах ее покоится в Павии389. В тот же год архиепископ Этельред390 и элдормен Этель- вольд391 умерли в один месяц.
      889   В этом году никто не ездил в Рим, кроме двух гонцов, которых король Эльфред посылал с письмами.
      890   Тогда настоятель Беорнхельм392 отвез дары от жите­лей Уэссекса и от короля Эльфреда в Рим. Годрум, ко­роль норманнов, умер; его крестильное имя было Этель- стан393, он был крестником короля Эльфреда и жил в Восточной Англии, а прежде эту землю захватил. В тот же год разбойничье войско ушло из Сены к городу Сен- JIo394, который находится между землями бретонцев и франков; бретонцы сражались с данами и победили; они оттеснили их в реку, где многие утонули. Тогда Плегмунд был избран Богом и всеми святыми395.
      891  Тогда разбойничье войско отправилось на восток396, и король Арнульф вместе с восточными франками, сакса­ми и баварцами сражался против конных данов, преж­де чем подошли их корабли397, и обратил их в бегство. Три скотта398 прибыли к королю Эльфреду: они приплы­ли из Ибернии399 в лодке без весел, поскольку хотели странствовать во славу Бога, неважно где. Лодка, на ко­торой они плыли, была сделана из двух с половиной шкур400; они взяли с собой еды на семь ночей — и на седь­мую ночь пристали к берегу в Корнуолле; сразу после этого они отправились к королю Эльфреду. Их звали так: Дубслане, Макбету и Маэлинмун. А Суифне401, лучший проповедник среди скоттов, умер402. В этот же год после Пасхи — в молебственные дни403 или раньше — явилась звезда, которую на ученом языке называют «комета»; некоторые говорят, что на английском она называется «волосатая звезда», поскольку от нее расходятся длин­ные лучи — иногда в одну сторону, иногда во все.
      892  Тогда, в этом году, пришло то большое войско, о кото­ром прежде говорилось, из восточного королевства404 в Булонь. Там они — вместе с конями и всем прочим доб­ром — погрузились на корабли и приплыли на 250 ко­раблях в устье Лимне405. Это устье расположено на вос­токе Кента, у восточной оконечности большого леса, который мы называем Андредским. Лес тянется с вос­тока на запад на сто двадцать миль, если не больше, а ширина его — тридцать миль. Река, о которой мы преж­де говорили, вытекает из него. Даны провели свои ко­рабли на веслах 4 мили по этой реке — от внешнего края устья до леса — и там разрушили укрепление в болотах; в нем были несколько керлов406, и оно было недострое- но407. Вскоре Хэстен408 с 80 кораблями вошел в устье Темзы, и они стали лагерем в Милтоне, а другое разбой­ничье войско409 стояло в Эплдоре.
      893   В этом году, через двенадцать месяцев после того, как даны построили укрепления в восточном королевстве410, жители Нортумбрии и Восточной Англии принесли клятвы королю Эльфреду, а в Восточной Англии ему да­ли 6 знатных заложников. Но вопреки этому договору, всякий раз, когда другие даны отправлялись в поход, они тоже ходили грабить — иногда с ними, иногда сами по себе411. Король Эльфред собрал ополчение и разбил свой лагерь между лагерями данов, на ближайшем расстоя­нии от лесных укреплений и укреплений на реке, так что,
      попытайся одно из войск покинуть лагерь, король мог легко его перехватить. После этого отряды данов, пе­шие и конные, стали выбираться из леса в тех местах, где не было стражи, и их день за днем — и даже ноча­ми — ловили воины из ополчения и из бургов. Король поделил свое ополчение надвое, так что во всякое вре­мя половина людей была дома, а половина в походе, не считая тех воинов, которые защищали бурги412. Только дважды даны в полном составе покидали лагерь: пер­вый раз — когда они только сюда пришли, прежде чем было созвано ополчение; а во второй раз — когда захо­тели сняться с места. Они собрали большую добычу и решили уйти на север за Темзу, в Эссекс, к своим кораб­лям, но воины ополчения преградили им путь, срази­лись с ними в Фернхеме, обратили их в бегство, а добы­чу отобрали. И даны переправились через Темзу без брода, а затем поднялись вверх по течению Колна и ук­рылись на маленьком острове. Воины ополчения сте­регли их там, пока не закончились припасы. Но уста­новленный срок службы истек, припасы иссякли, и король направился им на смену с теми скирами, кото­рые были с ним в ополчении413. Пока он был в пути, а другие воины пошли домой, — а даны оставались на ост­рове, поскольку их король был ранен в сражении и не мог идти, — жители Нортумбрии и в Восточной Анг­лии414 снарядили около сотни кораблей и поплыли вдоль побережья на юг. И еще примерно сорок кораб­лей отправились вдоль побережья на север и осадили крепость в Девоне у Северного моря, а те, кто двигались на юг, осадили Эксетер. Когда король об этом услышал, он повернул на запад, к Эксетеру, со всем ополчением, кроме небольшого отряда воинов, который отправился на восток. Они пришли в Лондон, после чего вместе с лондонским гарнизоном и теми подкреплениями, кото­рые прибыли с запада, направились на восток, в Бен- флит. Хэстен еще раньше пришел туда со своим войском, которое прежде стояло в Милтоне, и сюда же явилось то большое войско, которое прежде стояло в Эплдоре, в устье Лимне. Хэстен построил укрепления в Бенфлите и после этого отправился грабить, а большое войско ос­тавалось на месте. Воины ополчения пришли туда, раз­били данов, разрушили укрепления, захватили все, что было внутри, — добро, женщин, детей — и привезли в Лондон. А из кораблей часть разбили, часть сожгли, часть отвели в Лондон или Рочестер. Жену Хэстена и двух его сыновей отправили к королю, и он вернул их Хэстену, поскольку один из мальчиков был его крест­ником, а другой — крестником элдормена Этельреда415. Они стали их крестными до того, как Хэстен пришел в Бенфлит, и Хэстен тогда принес клятвы и дал заложни­ков, а король поднес ему много даров, и так же посту­пил, когда возвращал жену и детей. Но как только люди Хэстена пришли в Бенфлит и встали там лагерем, они начали грабить как раз те самые земли в королевстве Эльфреда, которыми владел его кум Этельред. Когда разрушили его лагерь, он их грабил во второй раз. Ко­роль же, как я раньше говорил, отправился с ополчени­ем на запад к Эксетеру — этот бург осаждали даны, — и когда он туда пришел, они вернулись на свои корабли. И пока король на западе сторожил то разбойничье вой­ско, два других войска сошлись в Шубери в Эссексе и построили там укрепления, а потом вместе отправились вверх по Темзе, и к ним еще пришло большое пополне­ние из Нортумбрии и Восточной Англии. Они подня­лись по Темзе до Северна, и затем вверх по Северну. То­гда элдормен Этельред416, элдормен Этельхельм417, элдормен Этельнот418, королевские тэны из крепостей, свободные в тот момент от службы419, — из всех бургов, расположенных к востоку от Паррет, к западу и к восто­ку от Селвуда, к северу от Темзы и к западу от Север­на, — и часть жителей Северного Уэльса420 собрались все вместе, напали на данов с тыла, у Батинтона, на берегу
      Северна, и взяли в осаду их лагерь на двух берегах ре­ки421. Они стояли много недель по обеим берегам реки, а король в Девоне стерег флот, и у данов422 закончились припасы, так что они съели почти всех своих коней, а остальные кони умерли от голода. Тогда они напали на воинов, которые стояли на восточном берегу реки, и сра­жались с ними, и христиане423 победили. Там был убит королеский тэн Ордхех, и многие другие королевские тэны; из данов спаслись только те, кто сумел убежать. Они отправились в Эссекс, где был их лагерь и стояли их корабли, но в начале зимы все, кто уцелел, собрались из Восточной Англии и из Нортумбрии опять в боль­шое войско. Они оставили своих жен, корабли и добро в Восточной Англии и шли, не останавливаясь ни днем ни ночью, пока не добрались до заброшенной крепости на Уиррел, которая называется Честер. Воины ополче­ния не сумели нагнать их прежде, чем они оказались в крепости, но осаждали ее два дня, захватили весь скот, который был в окрестностях, убивали всех данов, пой­манных вне крепости, сожгли все посевы и пустили сво­их коней, чтобы те съели все в округе. Это было через двенадцать месяцев после того, как даны пришли сюда из-за моря.
      894 Вскоре, в этом году, разбойничье войско ушло от Уир­рел в Северный Уэльс — они не могли находиться в кре­пости, поскольку ни зерна, ни скота, которые можно бы­ло бы захватить, там не осталось. Из Северного Уэльса даны со всей добычей, которую там награбили, отпра­вились через Нортумбрию и Восточную Англию, где ополчение не могло их настичь, к восточной границе Эс­секса, к острову, что расположен в море, которое назы­вается Мереей424. А разбойничье войско, которое осаж­дало Эксетер, по пути домой стало грабить в Суссексе, у Чичестера, но воины из этого бурга прогнали их, много сотен людей убили и захватили несколько кораблей. В тот же год, ближе к зиме, даны, которые стояли в Мер- сее, провели на веслах свои корабли вверх по Темзе, а потом вверх по Ли. Это было через два года после того, как они пришли сюда из-за моря.
      895   В этом году разбойничье войско, о котором говори­лось прежде, стало лагерем на Ли, в двадцати милях вы­ше по течению от Лондона. Летом большая часть гар­низона этого бурга и другие люди напали на лагерь данов, но отступили, и четыре королевских тэна погиб­ли. Той осенью король встал лагерем в окрестностях бур­га425 на то время, пока шла жатва, чтобы даны не отня­ли зерно. Как-то раз король поскакал вдоль берега вверх по течению и заметил, что в одном месте можно перего­родить реку, и тогда даны не смогут там пройти на сво­их кораблях. Так и сделали: построили два укрепления на двух берегах реки. Когда люди Эльфреда в них рас­положились и начали перегораживать реку, даны поня­ли, что они не сумеют вывести корабли. Они их броси­ли, отправились по суше в Бриднорт и стали лагерем на берегу Северна. После этого ополчение поскакало на за­пад за данами, а люди из Лондона захватили корабли и сломали те из них, которые нельзя было увести, а те, которые можно было использовать, привели в Лондон. Своих жен даны оставили в Восточной Англии, когда покидали лагерь. А сами они обосновались на зиму в Бриднорте. Это было через три года после того, как да­ны пришли сюда, в устье Лимне, из-за моря.
      896   После этого, летом в этом году, разбойничье войско разошлось, кто в Восточную Англию, кто в Нортумбрию, и те, кто были бедны, погрузились там на корабли и уп­лыли за море на юг, в Сену. По милости Господа не су­мело разбойничье войско до конца сокрушить народ анг­лов, при том что еще больше зла в эти три года принес мор среди людей и скота, и главное — многие королев­ские тэны, лучшие в этой земле, умерли за это время. Среди них были Свитульф, епископ Рочестера, и Кеол- мунд, элдормен Кента, и Беорхтульф, элдормен Эссек­са, и Вульферт, элдормен Гемпшира, и Эалхеард, епископ Дорсета, и Эадульф, королевский тэн из Суссекса, и Бе- орнульф, викгерефа426 Винчестера, и Эгульф, королев­ский конюший, и еще многие, хотя я назвал самых из­вестных. В тот год разбойничье войско из Восточной Англии и Нортумбрии не раз нарушало покой в уэссек- ских землях: они отнимали зерно и скот на южных побе­режьях, но худшей бедой были эски427, которые сохра­нились с прежних времен. Тогда король Эльфред повелел построить длинные корабли, чтобы сражаться против зе­ков. Они были почти вдвое длиннее: у некоторых — по 60 весел, а у некоторых больше. И они были быстроход­нее, прочнее и выше, чем эски; и построены ни на фриз­ский манер, ни на данский, а так, как, по мнению короля, было лучше всего. И как-то раз, в этом же году, приплы­ли шесть кораблей на Уайт, и много зла содеяли на этом острове, в Девоне и повсюду на побережьях. Тогда ко­роль повелел, чтобы девять новых кораблей отправились за ними и перекрыли им путь из устья в открытое море. Три корабля данов стали против них биться, а три стоя­ли на суше выше по течению, в дальнем конце устья: лю­ди, бывшие на них, ушли вверх по реке. Корабельщики Эльфреда захватили два из трех кораблей на выходе из устья и убили людей, а один корабль пробился, хотя на нем осталось в живых только пять человек. Тогда девять кораблей прошли дальше в устье, туда, где стояли другие корабли данов. И они встали очень неудобно, три — на той стороне, где стояли корабли данов, а все прочие — на другом берегу, так что не могли друг к другу добраться428. Когда вода была за много форлонгов от кораблей, даны с оставшихся кораблей пришли к тем трем кораблям, что стояли на суше на их берегу в ожидании прилива, и сра­жались с людьми, которые на них были. Там были убиты королевский герефа Лукумон, фриз429 Вульфхеард, фриз Эббе, фриз Этельхере, Этельферт, приближенный коро­ля, и всего фризов и англов 62 человека, и 120 данов. Да­ны сумели уйти по приливной воде раньше, чем христиа­не смогли столкнуть свои корабли430, и вышли на веслах в открытое море. Но люди были настолько изранены, что не сумели отойти на веслах от суссекского побережья, и два корабля выбросило на сушу. Корабельщиков отпра­вили в Винчестер к королю, и он повелел их повесить. А те, кто приплыл в Восточную Англию на третьем ко­рабле, были сильно покалечены. В то лето не меньше 20 кораблей затонули у южного побережья, с людьми и всем прочим. В тот же год умер королевский конюший Вульф- рик, он был к тому же валийский герефа431.
      897 Тогда, в этом году, Этельм, элдормен Уилтшира, умер за девять ночей до середины лета432; тогда Хеахстан умер, он был епископом Лондона.
      900 Тогда Эльфред, сын Этульфа433, умер за шесть ночей до дня Всех Святых; он был королем всего народа англов, кроме тех, кто был под властью данов, и правил королев­ством 29 с половиной зим; его сын Эадвеард стал коро­лем. Тогда Этельвальд, сын его дяди по отцу434, захватил королевские поместья в Уимборне и Твингеме без дозво­ления короля и его уитэнов. Тогда король с ополчением поскакал туда и встал лагерем в Бедберне, неподалеку от Уимборна. Этельвальд оставался в усадьбе со всеми свои­ми людьми; он закрыл перед королем все ворота и зая­вил, что хочет жить здесь или умереть435. Но под этим предлогом он ускользнул ночью и добрался до разбой­ничьего войска в Нортумбрии; король повелел скакать за Этельвальдом, но его не удалось нагнать. Тогда воины захватили жену Этельвальда, которую он взял без дозво­ления короля и вопреки предписаниям епископа, пото­му что она раньше была пострижена в монахини436. В этом же году Этельред, элдормен Девона, умер за четыре не­дели до короля Эльфреда.
      902 Тогда элдормен Этульф, брат Эалхсвит437, умер, и Вер­гилий, настоятель из скоттов438, и священник Грим- бальт439 в 8 иды июля.
      903 Тогда Этельвальд пришел из-за моря с флотом, с ко­торым он был в Эссексе.
      904Тогда Этельвальд подговорил разбойничье войско из Вос­точной Англии начать смуту; они разорили земли Мерсии до Криклейда, потом перешли Темзу, захватили в Брайто­не и окрестностях все, что попалось под руку, и ушли на­зад. Король Эадвеард отправился за ними, как только со­брал ополчение, и разорил все их земли между валами440 и Уайсси до Фене441. Решив уходить, он передал ополче­нию приказ, чтобы они уходили все вместе. Но жители Кента отстали, не послушав приказа короля, хотя он от­правил к ним семь гонцов. Тогда разбойничье войско ок­ружило их, и они сражались. Там был убит элдормен Си- гульф, и элдормен Сигельм442, и королевский тэн Эадвольд, и настоятель Кенульф, и Сигебрехт, сын Сигульфа, и Эад- вальд, сын Акки, и еще многие, хотя я назвал самых из­вестных443. На стороне данов были убиты их король Эох- рик444, и этелинг Этельвальд, который подговорил их начать смуту, и Бюрхтсиге, сын этелинга Беорнота445, и холд446 Юсопа, и холд Оскютель, и еще очень многие, ко­го мы сейчас не можем назвать. На обеих сторонах многие были убиты, но данов погибло больше, хотя они завладе­ли полем битвы. И Эалхсвит447 умерла в этот же год.
      905 Тогда, в этом году, Эльфред, герефа Бата, умер. В этом же году в Тидинфорде был заключен мир с жителями Восточной Англии и Нортумбрии, как король Эадвеард решил.
      908   Тогда Денульф умер; он был епископом Винчестера448.
      909   Тогда Фритестан стал епископом Винчестера449; после этого умер Ассер, он был епископом Шерборна450. В тот же год король Эадвеард послал ополчение из Уэссекса и Мерсии, и они учинили жестокий грабеж у северного войска451, захватили людей и разное добро, и много да­нов убили. Они были в походе пять недель.
      910   Тогда даны из Нортумбрии нарушили мир, они отверг­ли все соглашения, которые им предлагали король Эад- веард и его уитэны, и разорили земли Мерсии. Тогда ко­роль собрал несколько сотен кораблей; он сам находился в Кенте, а корабли пошли на восток вдоль южного по­бережья ему навстречу. Даны решили, что большая часть королевских воинов плывет на кораблях, и они могут беспрепятственно идти, куда захотят. Когда король уз­нал, что они отправились грабить, он послал ополчение из Уэссекса и Мерсии; они нагнали данов на обратном пути, сражались с ними, и обратили их в бегство; они много тысяч данов убили, и там король Эквильс452 был убит.
      911  Тогда Этельред, элдормен Мерсии, умер, и король Эад- веард получил Лондон, Оксфорд и все те земли, кото­рые к ним относились453.
      912   Тогда, в этом году, около дня святого Мартина454, ко­роль Эадвеард повелел построить бург на севере, у Херт- форда, между реками Маран, Бейн и Ли. После этого, тем же летом455, между молебственными днями и сере­диной лета, король Эадвеард отправился со своим вой­ском в Эссекс, к Мэлдону, и стоял там все то время, пока строился бург в Уитгеме. Большинство людей, которые прежде были под властью данов, ему подчинились. Часть его войска тем временем строила бург в Хертфор- де, на южном берегу Ли456.
      913  Тогда, в этом году после Пасхи, прискакало разбойни­чье войско из Нортгемптона и Честера и нарушило мир; было убито много людей в Хук Нортоне и округе. Вско­ре, когда эти даны ушли, собралось другое конное вой­ско и прискакало в Латон. Но местные жители держали оборону; они сразились с данами, обратили их в бегст­во и отняли все, что те захватили, а также их коней и большую часть оружия.
      914   Тогда, в этом году, пришел сюда большой флот с юга, из Бретани, и с ним два эрла, Охтор и Хроальд. Они от­правились вдоль берега на запад до устья Северна и гра­били на побережьях Уэльса повсюду, где им вздумает­ся; они захватили Камелеака, епископа Эрченфилда457, и увели его с собой на корабли. Потом король Эадвеард выкупил его за 40 фунтов. После этого все разбойничье войско сошло на берег и хотело идти дальше грабить Эрченфилд. Но люди из Херефорда, Глостера и сосед­них бургов встретили их, сражались с ними и обратили их в бегство; они убили эрла Хроальда, брата эрла Ох- тора, и многих из этого войска. Даны нашли убежище в одном форте, и они держали их там в окружении, пока те не дали заложников, пообещав, что уйдут из владе­ний короля Эадвеарда. Король повелел нести стражу на южном берегу в устье Северна, от Корнуолла на западе до устья Эйвона на востоке, чтобы даны не могли выса­диться нигде на этом побережье. Однако два раза они высадились ночью, ускользнув от стражи: один раз — восточнее Уотчета, другой раз — в Порлоке. Но оба раза их разбили, так что немногие из данов вернулись, кро­ме тех, кто добрался вплавь к кораблям. После этого да­ны расположились на острове Флатхольм458 и стояли до тех пор, пока у них не кончились припасы; многие их люди умерли от голода, поскольку они не могли добыть никакой еды. Тогда они отправились в Дивед, а отту­да—в Ирландию; это было осенью. После этого, в том же году, перед днем святого Мартина, король Эадвеард отправился в Бакингем со своим ополчением и стоял там четыре недели; он построил бурги на обоих берегах ре­ки459, до того как оттуда ушел. И эрл Туркютель со все­ми холдами, почти все влиятельные люди из окрестно­стей Бедфорда460, а также многие из окрестностей Нортгемптона попросили его быть их повелителем.
      915 Тогда, в этом году, перед днем святого Мартина, ко­роль Эадвеард отправился с ополчением к Бедфорду и захватил этот бург; почти все люди, которые там жили, ему подчинились. Король стоял там четыре недели; он повелел построить бург на южном берегу реки461, до то­го как оттуда ушел.
      916   Тогда, в этом году, перед серединой лета, король Эад- веард пришел в Мэлдон; он построил там бург и укре­пил его, до того как оттуда ушел. В тот же год эрл Тур- кютель с теми людьми, которые захотели последовать за ним, отправился за море в землю франков, с дозволе­ния и при поддержке короля Эадвеарда.
      917  Тогда, в этом году перед Пасхой, король Эадвеард по­велел идти в Таучестер и построить там бург; после это­го, в том же году, он повелел построить бург в Вигинга- мере462. В то же лето, между ламмасом и серединой лета463, разбойничье войско из Нортгемптона, Лестера и земель к северу от них нарушило мир и отправилось к Таучестеру; они сражались за этот бург целый день и рас­считывали его захватить. Но люди, которые были в бур­ге, защищали его, пока не подошла помощь, и тогда даны отступили. Вскоре после этого они опять отправились ночью на грабеж, напали неожиданно и захватили не­мало пленников и добычи между Бернвудом464 и Айл- сбери. Тем временем даны из Хантингдона и Восточной Англии стали лагерем в Темпсфорде465, поселились там и построили укрепления, оставив свой прежний лагерь в Хантигдоне. Подумав, что теперь они смогут шире се­ять вражду и смуту, даны отправились в поход и подо­шли к Бедфорду; но люди, которые были в бурге, вы­ступили против них, сражались с ними, обратили их в бегство и многих из них убили. Но после этого вновь собралось большое разбойничье войско из Восточной Англии и мерсийских земель466; даны подошли к бургу Вигингамере, окружили его, сражались за него целый день и захватили весь скот в округе. Но люди, которые были в бурге, защитили его, и тогда даны отступили. По­сле этого, тем же летом, во владениях короля Эадвеарда люди из всех ближайших бургов, которые могли прий­ти, собрались в большое войско467; они подошли к Тем- псфорду, осадили этот бург и сражались за него, пока его не захватили. Они убили короля данов468, эрла Тог- ла, эрла Манна, и его сына, его брата, и всех, кто был в бурге и хотел защищаться, а всех прочих и все, что бы­ло в бурге, захватили. Вскоре после этого, осенью, лю­ди из Кента, Суррея, Эссекса и всех ближайших бургов собрались в большое войско; они подошли к Колчесте- ру, окружили этот бург и сражались за него, пока его не захватили. Они убили весь гарнизон, кроме тех, кто пе­релез через стены, и захватили все, что было в бурге. Но после этого, в ту же осень, собралось большое разбой­ничье войско в Восточной Англии, из местных жителей и тех викингов, которых они призвали себе на подмогу. Подумав, что теперь они смогут отомстить за свои по­тери, даны подошли к Мэлдону, окружили этот бург и сражались за него, пока к воинам бурга не подошло большое подкрепление, тогда даны отступили. После этого люди из бурга и те, кто пришел им на помощь, вы­ступили и обратили разбойничье войско в бегство, и много сотен данов убили — и людей с эсков469 , и про­чих. Вскоре после этого, в ту же самую осень, король Эадвеард отправился с уэссекским ополчением к Пас- сенгему470 и стоял там, пока строился бург в Таучестере с каменной стеной. Тогда эрл Турферт, его холды, и все даны, жившие в окрестностеях Нортгемптона и дальше на север до Уэлленда, подчинились ему и просили его стать их повелителем и защитником. Когда одна часть ополчения разошлась по домам471, выступила другая; они отправились к бургу в Хантингдоне и по повелению короля Эадвеарда починили укрепления и отстроили их заново в тех местах, где они были разрушены. Все мест­ные жители, которые там еще оставались, покорились королю Эадвеарду и просили у него мира и защиты. Вскоре после этого, в том же году, перед днем святого Мартина, король Эадвеард с уэссекским ополчением от­правился к Колчестеру, починил укрепления и отстро­ил их заново в тех местах, где они были разрушены. То­гда множество жителей Восточной Англии и Эссекса, которые прежде были под властью данов, подчинились ему, и все даны из Восточной Англии как один ему по­клялись, что они хотят всего того, чего он хочет, и хо­тят мира с теми, с кем король хочет мира, на суше и на море. А даны из окрестностей Кембриджа сами по себе признали короля Эадвеарда своим повелителем и защит­ником и скрепили это клятвами, как король решил.
      918   Тогда, в этом году, между молебственными днями и серединой лета, король Эадвеард с ополчением отпра­вился к Стамфорду и повелел построить бург на южном берегу реки472; все те люди, которые жили в окрестно­стях северного бурга, покорились ему и просили его быть их повелителем. Когда король расположился в этом месте, в Тамуорте умерла его сестра Этельфлед за 12 ночей до середины лета. Он поскакал в бург в Тамуор­те, и там все жители Мерсии, которые прежде были под­данными Этельфлед, короли Уэльса — Ховел, Кледаук473, и Иотвелл474 — и все жители Уэльса подчинились ему и попросили его быть их повелителем. Оттуда король от­правился в Ноттингем, вошел в этот бург и повелел его восстановить и поселить людей — англов и данов. Тогда ему подчинились все жители Мерсии — и англы, и да­ны.
      919   Тогда, в этом году, на исходе осени, король Эадвеард отправился с ополчением в Телуолл и повелел постро­ить там бург, заселить его и поставить там гарнизон. Дру­гому отряду ополчения, также из жителей Мерсии, ко­роль повелел, пока он находится здесь, отправиться в Нотумбрию, в Манчестер, и восстановить его, и поста­вить там людей. Тогда умер архиепископ Плегмунд.
      920   Тогда, в этом году, перед серединой лета, король Эад­веард отправился с ополчением в Ноттингем; он пове­лел построить бург на южном берегу реки, напротив дру­гого бурга, и мост через Трент между этими двумя бургами; а оттуда он отправился в Пик Дистрикт к Бай- куэлл и повелел построить бург по соседству и поста­вить там людей. Тогда король скоттов, весь народ скот­тов475, Регнальд476, сыновья Эадвульфа477 и все, кто жи­ли в Нортумбрии — англы, даны, норманны478 и про­чие, — признали его своим отцом и повелителем, и так же король Стратклайдского королевства, и все жители Стратклайдского королевства.
      924 Тогда король Эадвеард умер; его сын Этельстан стал королем. Родился святой Дунстан479. Вульфхельм стал архиепи­скопом Кентерберийским.
      931    Тогда Бюрнстана рукоположили в епископы Винче­стера в 4 календы июня480; он был епископом два с по­ловиной года.
      932   Тогда епископ Фритестан481 умер.
      933  Тогда король Этельстан отправился в землю скоттов с флотом и войском и сильно ее разорил. Епископ Бюрн- стан умер в Винчестере в день Всех Святых482.
      934  Тогда епископ Эльфхеах занял епископскую кафедру483.
      93^484 в эт0 лет0485 Этельстан державный,
      кольцедробитель, и брат его, наследник, Эадмунд, в битве добыли славу и честь всевечную мечами в сечи под Брунанбургом486: рубили щитов ограду, молота потомками487 ломали копья Эадверда отпрыски, как это ведется в их роде от предков, ибо нередко недругов привечали они мечами, защищая жилище, земли свои и золото, и разили противника: сколько скоттов и морских скитальцев обреченных пало — поле темнело от крови ратников с утра, покуда, восстав на востоке, светило славное скользило над землями, светозарный светоч бога небесного, рубились благородные, покуда не успокоились, — скольких северных мужей в сраженье положили копейщики на щиты, уставших, и так же скоттов488,
      сечей пресыщенных; косили уэссекцы, конники исконные, доколе не стемнело, гоном гнали врагов ненавистных, беглых рубили, сгубили многих клинками камнеостренными; не отказывались и
      мерсии489
      пешие от рукопашной с приспешниками Анлафа490,
      прибывшими к берегу по бурным водам,
      себе на пагубу подоспевшими к сече
      на груди ладейной — вождей же юных
      пятеро пало на поле брани,
      клинками упокоенных, и таких же семеро
      ярлов Анлафа, и ярых мужей без счета,
      моряков и скоттов. Кинулся в бегство
      знатный норманн — нужда его понудила
      на груди ладейной без людей отчалить, -
      конь морской491 по водам конунга уносит
      по взморью мутному, мужа упасая;
      так же и старый пустился в бегство,
      к северу кинулся Константин державный492,
      седой воеводитель; в деле мечебойном
      не радость обрел он, утратил родичей,
      приспешники пали на поле бранном,
      сечей унесенные, и сын потерян
      в жестокой стычке — сталь молодого
      ратника изранила; игрой копейной
      не мог хитромыслый муж похвастать,
      седой воеводитель, ему же подобно Анлаф
      рать истратил: их не радовала,
      слабейших в битве, работа бранная
      на поле павших, пенье копий,
      стычка стягов, сплетенье стали,
      ошибка дружинная, когда в сраженье
      они столкнулись с сынами Эадверда.
      Гвоздьями скрепленные ладьи уносили
      дротоносцев норманнов через воды глубокие,
      угрюмых, в Дюфлин493 по Дингес-морю494, плыли в Ирландию корабли побежденных. И братья собрались в путь обратный, державец с наследником, и дружина с ними к себе в Уэссекс, победе радуясь; на поле павших лишь мрачноперый черный ворон клюет мертвечину клювом остренным, трупы терзает угрюмокрылый орел белохвостый, войностервятник, со зверем серым, с волчиной из чащи. Не случалось большей сечи доселе на этой суше, большего в битве смертоубийства клинками сверкающими, как сказано мудрецами в старых книгах, с тех пор, как с востока англы и саксы пришли на эту землю из-за моря, сразились с бриттами, ратоборцами, гордые, разбили валлийцев, герои бесстрашные этот край присвоили*.
      940 Тогда король Этельстан495 умер в 6 календы ноября496, через сорок зим без одной ночи после того, как умер ко­роль Эльфред; этелинг Эадмунд стал королем, ему бы­ло 18 зим. Король Этельстан правил 14 лет и 10 недель. Тогда Вульфхельм был архиепископом в Кентербери.
      942 Тогда король Эадмунд, властитель данов,
      защитник сородичей, благородный вершитель
      деяний,
      захватил землю Мерсии, которую Дор497 отделяет,
      Уитуэлл Гайп и река Хамбер,
      широкий поток; пять бургов -
      Лестер и Линкольн,
      Ноттингем, Стамфорд и Дерби.
      Даны прежде были под властью
      норманнов498 и не по доброй воле жили
      "Перевод В. Г. Тихомирова
      в оковах язычества долгое время, пока их не освободил к своей славе повелитель воинов, потомок короля Эадвеарда, король Эадмунд. Король Эадмунд стал крестным короля Анлафа499, и в тот же год, спустя какое-то время500, он стал свидетелем на миропомазании короля Регенальда. Тогда король Эад­мунд даровал Гластонбери святому Дунстану501, который стал там первым настоятелем.
      944   Тогда король Эадмунд захватил всю Нортумбрию се­бе во владение и изгнал двух королей, Анлафа, сына Сюхтрика, и Регенальда, сына Гутреда502 из этих земель.
      945   Тогда король Эадмунд захватил все земли Камбрии503 и уступил их Малкольму504, королю Шотландии, на том условии, что тот будет его союзником на суше и на море.
      946   Тогда король Эадмунд умер в день святого Августи­на505; он правил шесть с половиной лет. Его брат, эте­линг Эадред стал королем; он захватил всю землю Нор­тумбрии себе во владение, и скотты дали ему клятвы, что они хотят всего, чего он хочет.
      951 Тогда Эльфхеах, епископ Винчестера, умер в день свя­того Григория506.
      955 Тогда король Эадред умер в день святого Климента507 во Фроме508; он правил девять с половиной лет, и Эад- вий, сын короля Эадмунда, стал королем и изгнал святого Дунстана из страны509.
      958   Тогда король Эадвий умер в октябрьские календы510, и его брат Эадгар стал королем.
      959   Тогда он послал за святым Дунстаном и отдал ему винчестер­скую епархию, а затем лондонскую.
      961   Тогда архиепископ Одо умер, и святой Дунстан стал архиепископом.
      962  Тогда Эльфгар, родич короля, умер в Девоне, и его прах покоится в Уилтоне; король Сигферт511 убил себя, и его прах покоится в Уимборне. В тот же год был очень жес­токий мор512 и большой пожар в Лондоне; собор Павла сгорел, и в тот же год его начали строить опять. В тот же год священник Этельнот отправился в Рим и там умер в 18 календы сентября513.
      963   Тогда диакон Вульфстан умер в День избиения мла­денцев514, и после этого священник Гюрик умер. В том же году настоятель Этельвольд515 стал епископом Вин­честера; его рукоположили в канун дня святого Анд­рея516, это было воскресенье.
      964   Тогда король Эадгар изгнал священников в городе517 из Олд-Минстера и Нью-Минстера, а также из Чертей518 и Милтона519, и заменил их монахами520. Он поставил настоятеля Этельгара521 в Нью-Минстер, настоятеля Ордбрихта522 — в Чертей, а настоятеля Кюневеарда523 — в Милтон.
      971 Тогда этелинг Эадмунд524 умер, и его прах покоится в Рамси.
      973 Тогда был Эадгар, повелитель англов,
      с большой пышностью помазан в короли525 в древнем городе, Акеманнескеастре, который жители острова иначе называют Батом. Была радость великая в тот благословенный всеми почитаемый день, который дети праха именуют Пятидесятницей526. Там, как я слышал, собралось множество священников и ученых
      монахов.
      И тогда минуло, согласно писаниям, по счету лет, от рождества прославленного Короля, пастыря
      светочей,
      десять сотен зим без двадцати семи.
      И минула почти тысяча лет
      по приходе победоносного Господа, когда это
      случилось.
      А потомок Эадмунда, доблестный в битвах, прожил двадцать и девять зим до того времени, когда это происходило, и на тридцатую зиму был помазан в короли.
      975 Тогда Эадгар, король англов, оставил земные радости,
      призвал его иной свет, прекрасный, исполненный
      счастья,
      и он оставил эту ничтожную, бренную жизнь. Называют люди на земле, дети смертных, те, кто прежде были обучены правильному счету, повсюду в отчих землях июлем тот месяц, когда юный Эадгар, кольцедаритель, умер в
      восьмой день, и стал королем его сын, предводитель воинов, малолетний ребенок, которого звали Эадвеард. А десятью днями позже покинул Британию прославленный муж, епископ славный, добродетельный от века, которого звали
      Кюневеард527.
      Тогда в Мерсии, как я слышал,
      почтение к Господу умалилось повсюду.
      Многие мудрые служители Бога
      в изгнание отправились, на горе тем,
      в чьих сердцах горела любовь к Вседержителю528.
      Оскорбили люди Творца Славы, Властителя Небес,
      Повелителя Побед тем, что презрели его завет.
      И был изгнан бесстрашный муж,
      Ослак529, из родной земли;
      через ложе валов, купальню бакланов,
      через землю китов, через бездну кипящую530,
      муж седовласый, мудростью славный
      и красноречием, пустился в путь,
      лишившись дома.
      И тогда была явлена высоко в небесах, на небосводе звезда, которую повсюду мужи благоразумные, стойкие, мудрые люди, вещие пророки называют кометой. Гнев Вседержителя люди познали,
      голод на земле.
      Но потом Страж Небес, Владыка Ангелов все исправил, излил опять благословение на жителей острова через плоды земные.
      978 Тогда король Эадвеард был убит531. В тот же год его брат, этелинг Этельред, стал королем.
      983   Тогда элдормен Эльфхере532 умер.
      984   Тогда добронравный епископ Этельвольд533 умер; его преемника, епископа Эльфхеаха534, которого иначе зва­ли Годвине535, рукоположили в 13 календы ноября536; он вступил на епископскую кафедру в Винчестере в день двух апостолов, Симона и Иуды537.
      988 Здесь святой Дунстан архиепископ умер538.
      993 Тогда, в этом году, пришел Унлаф539 с девяносто тремя кораблями в Фолкстоун и разграбил его окрестности; затем он отправился в Сандуич, а оттуда — в Ипсуич, все эти земли разорил и пришел в Мэлдон. Элдормен Бюрхтнот выступил со своим ополчением и сражался против данов, но те убили элдормена и завладели по­лем битвы540. После этого был заключен мир541 с Унла- фом, и король стал его свидетелем при миропомазании по совету Сигерика, епископа Кентербери, и Эльфхеаха, еписко­па Винчестера.
      1001 Тогда, в этот год, было большое немирье в англий­ской земле из-за корабельного войска. Даны повсюду грабили и жгли, и за один переход добрались до Эте- лингс Уоллей. Тогда жители Гемпшира выступили про­тив них и сражались с ними; там были убиты Этель- веард, королевский главный герефа, Леофрик из Уитчерча, Леофвине, королевский главный герефа, Вульфхере, епископский тэн, Годвине из Уорти, сын епископа Эльфсиге542 — всего восемьдесят один чело­век. И там погибло очень много данов, хотя они завла­дели полем битвы. Оттуда даны отправились на запад и подошли к Девону; там к ним присоединился Палий со всеми кораблями, какие он смог собрать, ибо он пре­дал короля Этельреда, вопреки всем обещаниям, кото­рые он ему давал, хотя король щедро его одарил поме­стьями, золотом и серебром. Даны сожгли Кингстейн и много других хороших поместий, которые мы не мо­жем перечислить; после этого местные жители заклю­чили с ними мир. Оттуда даны отправились в устье Эк­са и за один переход добрались до Пинхо. Там королевский главный герефа Кола и королевский ге- рефа Эадсиге вышли против них с ополчением, какое смогли собрать, но отступили; многие были убиты, и даны завладели полем битвы. Наутро они подожгли по­местья в Пинхо, в Клисте543 и много хороших помес­тий, которые мы не можем перечислить, а затем отпра­вились на восток, пришли на остров Уайт и наутро сожгли поместье в Уолтеме и много других усадеб. Вскоре после этого люди с ними договорились и заклю­чили мир.
      1005   Тогда архиепископ Эльфрик умер.
      1006   Тогда Эльфхеах544 был возведен в архиепископы.
      1017 Тогда Кнут545 был избран королем.
      1031 Тогда Кнут вернулся в землю англов. Он даровал со­бору Христа в Кентербери гавань в Сандуиче и все те привилегии, которые из этого проистекали, в землях по обе стороны гавани. Всякий раз, когда прилив был са­мый полный и самый высокий, корабль подходил к зем­ле близко, насколько возможно, и человек, который сто­ял на корабле и держал топор-секиру в руке...546
      1036 Кнут умер.
      1038 Тогда умер архиепископ Этелънот.
      1040 Тогда архиепископ Эадсиге отправился в Рим. Ко­роль Харальд умер547.
      1042   Тогда король Хардакнут548 умер.
      1043   Тогда Эадвеард549 был помазан в короли.
      1050 Тогда архиепископ Эадсиге умер; Роберт стал архи­епископом.
      1053 Тогда эрл Годвине умер.
      1066 Тогда король Эадвеард умер, и эрл Харальд550 стал королем; он правил 40 недель и один день; и тогда при­шел Вильгельм551 и завоевал землю англов. Тогда, в этом году, сгорел собор Христа. И тогда явилась комета в 14 календы мая552.
      1070 Тогда Ланфранк, настоятель Кана, прибыл в землю англов и через несколько дней после этого стал архи­епископом Кентерберийским. Его рукоположили в 4 ка­ленды сентября553 в его собственной резиденции554 во­семь епископов, которые ему подчинялись; другие — те, кто не был на церемонии, — сообщили через гонцов или в письмах, почему они не могут приехать. В этом году Фома555, которого избрали епископом Йорка, по древ­нему обычаю556 приехал в Кентербери, чтобы его там рукоположили. Когда Ланфранк потребовал, чтобы Фо­ма подтвердил клятвой свою покорность, тот отказался и сказал, что не должен этого делать. Тогда архиепископ Ланфранк, разгневавшись, приказал всем епископам и монахам, которые собрались по его повелению, отслу­жить службу, снять облачения, и они послушались. Фо­ма так и уехал в тот раз без благословения. Вскоре по­сле этого случилось так, что архиепископ Ланфранк отправился в Рим, и Фома с ним. Когда они приехали и поговорили обо всем другом, о чем хотели поговорить, Фома завел речь о том, как он приехал в Кентербери, и архиепископ потребовал, чтобы он клятвой подтвердил свою покорность, а он отказался. Тогда архиепископ Ланфранк ясно объяснил, что он по праву требовал то­го, чего он требовал, и подкрепил это убедительными доводами перед папой Александром и всеми советника­ми, которые там собрались, и с тем отправился домой. После этого Фома приехал в Кентербери, смиренно ис­полнил все, что архиепископ от него требовал, и после этого получил благословение.
       
    • Материальные следы присутствия вагров в Восточной Европе
      By Mukaffa
      Когда появилось арабское серебро в южной Балтике? - Оно появилось там - в конце VIII века. Представляете какая неприятность?)))
       
      Первый этап завоза - конец VIII века - 830е годы. И это территория южнобалтийского побережья и чуток Готланд.
       
      А много их там в IX-ом то веке? Ну допустим их оставили купцы-готландцы, которые специализировались на торговле с ВЕ. Ферштейн?
    • Варяги - народ или сословие?
      By Mukaffa
      В этой фразе -  "Афетово же колено и то - варязи, свеи, урмане, готе, русь, агляне, галичане, волохове, римляне, немци, корлязи, венедици, фрягове и прочии, приседять от запада къ полуденью и съседятся съ племенем Хамовомъ."(ПВЛ) варяги и русь отдельно, т.е. поданы как разные этнонимы, разные народы. Вот как-раз и тема для "моравского" следа. А "варязи" здесь балт.славяне, других подходящих вариантов попросту не остаётся. А русь локализуется скорее всего в Прибалтике(в "Пруськой земле").
       
       
    • 300 золотых поясов
      By Сергий
      В донесении рижских купцов из Новгорода от 10 ноября 1331 года говорится о том, что в Новгороде произошла драка между немцами и русскими, при этом один русский был убит.Для того чтобы урегулировать конфликт, немцы вступили в контакт с тысяцким (hertoghe), посадником (borchgreue), наместником (namestnik), Советом господ (heren van Nogarden) и 300 золотыми поясами (guldene gordele). Конфликт закончился тем, что немцам вернули предполагаемого убийцу (его меч был в крови), а они заплатили 100 монет городу и 20 монет чиновникам.
      Кто же были эти люди, именуемые "золотыми поясами"?
      Что еще о них известно?
    • Корецкий В. И. Земский собор 1575 г. и частичное возрождение опричнины
      By Saygo
      Корецкий В. И. Земский собор 1575 г. и частичное возрождение опричнины // Вопросы истории. - 1967. - № 5. - С. 32-50.
      В последние годы внимание советских историков вновь привлечено к земским соборам XVI века1. Изучаются причины их созыва, обстановка, в которой они действовали, вопросы, обсуждавшиеся на них, состав участников. Поставлены важные проблемы о принципиальной общности и существенных особенностях социальной природы земских соборов в России и сословно-представительных учреждений Западной Европы, о созыве земских соборов в России XVI в. в связи с классовой и внутриклассовой борьбой, о "совещаниях соборной формы" и др. Делаются попытки уточнить, сколько было соборов в XVI в. и когда они созывались. Акад. М. Н. Тихомиров, указав на факт созыва земского собора 1580 г., справедливо предположил, что могли быть и другие, неизвестные до сих пор историкам земские соборы XVI в., заполняющие "громадный промежуток времени" между 1566 и 1580 годами2. Предположение М. Н. Тихомирова вскоре получило подтверждение в известии о земском соборе 1575 года3. Изучение этого земского собора представляет большой интерес в связи с "поставлением" Симеона Бекбулатовича "великим князем всея Русии". При оценке такого необычного шага Ивана Грозного мнения историков разделились.
      П. А. Садиков объяснял "политический маскарад" 1575 - 1576 гг. той обстановкой "бескоролевья", которая сложилась тогда в Польско-Литовском государстве. Чтобы обеспечить себе избрание на польский трон, Иван Грозный и поставил Симеона "великим князем всеа Русии", а сам назвался просто "князем Московским"4. Однако это предположение противоречит поведению Ивана IV во время переговоров с польско-литовской стороной, когда одним из главных требований Грозного было признание за ним полного царского титула5. И в дипломатических документах, адресованных другим государствам, например, Дании, Швеции, Турции, везде в 1575 - 1576 гг. фигурировал полный царский титул Ивана Грозного6. В повседневной дипломатической практике "поставление" Симеона Бекбулатовича замалчивалось, а самого "великого князя" иностранным послам даже не показывали. В свете этих данных предположение П. А. Садикова не может быть принято.
      Автор разделяет точку зрения тех исследователей7, которые видят причины "поставления" Симеона Бекбулатовича в особенностях внутренней политики Ивана Грозного. Однако нам хотелось бы показать, что лучшему пониманию как причин загадочного царского поступка, так и последовавших затем мероприятий Ивана IV может служить изучение обстоятельств созыва земского собора в Москве осенью 1575 года. В выяснении взаимосвязи этих двух событий, их классовой направленности, характера и объема произведенного в 1575 - 1576 гг. нового разделения государства, напоминавшего во многом опричнину 1565 - 1572 гг., и состоит цель настоящей статьи.
      ***
      В 70-х годах XVI в. Россия переживала тяжелое хозяйственное разорение. Первые ощутимые признаки его проявились уже в 60-х годах, а спустя десятилетие это разорение приняло угрожающие размеры8. Источники позволяют увидеть главную причину хозяйственного упадка страны в резком возрастании государственных налогов в связи с Ливонской войной, опричными перетасовками и правежами Грозного.
      Правительство, сталкиваясь с надвинувшимся на страну хозяйственным разорением, пыталось как-то этому противодействовать. В 1572 - 1573 гг. был организован даже специальный приказ во главе с князем Д. А. Друцким и дьяком Киреем Гориным по продаже в Московском уезде запустевших поместий в вотчины. В этом же приказе выдавались льготные грамоты на запустевшие вотчины в ряде центральных уездов9. Из дошедших до нас немногих льготных грамот можно заключить, что выдавались они по преимуществу представителям дворянских верхов, связанных с опричниной.
      Правительство более широко пыталось поставить продажу "порозжих" поместных земель. По указу 1572 - 1573 гг., "порозжие" поместные земли должны были продаваться в Московском уезде не только служилым и приказным людям, но и "мочным гостям"10. Основная цель этого указа состояла в преодолении "пустоты", катастрофически развившейся именно на поместных землях и усугубленной в Московском уезде набегом крымского хана Девлет-Гирея в 1571 году.
      Названный приказ просуществовал недолго, до 1577 года. Последние два года его возглавлял уже не Д. А. Друцкий, казненный Грозным, а князь И. Гагарин. Все заключенные сделки записывались в "продажный список", который до нас, к сожалению, не дошел. О социальном составе покупателей можно судить по нескольким сохранившимся купчим и упоминаниям о покупках в писцовых книгах Московского уезда. В числе покупателей - князь И. М. Глинский, боярин И. В. Годунов, дьяки Андрей и Василий Щелкаловы, Сапун Аврамов, Шемет Иванов, Рохманин Русинов и лица менее значительные, но близкие ко "двору" Ивана Грозного и его дворцовому хозяйству, - государевы конюхи, псари и т. п.11. Таким образом, продажа запустевших поместий под Москвой имела, помимо экономической, еще и политическую цель - иметь близ столицы надежных служилых людей, лично преданных царю.
      Однако правительственные меры по борьбе с запустением успеха не имели. Напротив, продолжая взимать налоги "с пуста" с оставшихся крестьян, правительство способствовало еще большему упадку поместий и вотчин. Столкнувшись с острой нехваткой денежных средств, прежде всего для ведения Ливонской войны, Иван Грозный обратил внимание на церковные богатства. Разгромив во время опричнины крупных светских феодалов при помощи духовных12, Иван Грозный в начале 70-х годов меняет свою политику в отношении церкви. Указом от 9 октября 1572 г. были запрещены земельные вклады в крупные монастыри во всем государстве и установлено правило обязательного "доклада" правительственным органам в случае вклада в мелкие монастыри13. Испытывая острую нужду в деньгах для продолжения войны, государственная власть рассчитывала получить их из монастырских сокровищниц.
      Однако церковники отнюдь не склонны были добровольно делиться своими богатствами с государством. Вспыхнула ожесточенная борьба, в ходе которой Иван Грозный применил излюбленные приемы подавления политических противников - опалы и казни. Ряд высших церковных иерархов был обвинен в различных предосудительных для их сана поступках, на них были заведены судебные дела. По свидетельству англичанина Джерома Горсея, находившегося в это время в России, Иван IV предложил также монастырям доставить "вернейший и точный инвентарь всех сокровищ и годового дохода", получаемого каждым монастырем от всех своих владений14. Это сообщение Горсея получает косвенное подтверждение в Троицкой вкладной книге 1673 г., где сохранились ссылки на "ризные книги" монастырской казны "83-го года", то есть 1574 - 1575 годов15. Взятие на учет монастырских ценностей, составление инвентарей, отпись "на государя" части монастырских земель - все это порождало среди монастырской братии глухое недовольство.
      В такой напряженной обстановке осенью 1575 г. в Москве собрался земский собор. Созванный на восемнадцатом году Ливонской войны, этот собор стал известен историкам совсем недавно. Сведение о нем было обнаружено в разрядных книгах пространной редакции, где приводилась запись от 30 сентября 1575 г. о том, что "велел государь боярам и воеводам князю Ивану Юрьевичю Булгакову-Голицыну и иным воеводам и большим дворянам з берегу и из украйных городов быта к Москве по списку для собору"16.
      Некоторое представление о том, кого же из наиболее крупных военачальников вызвал Иван IV в Москву "з берегу" для участия в земском соборе, дает сопоставление весенних и осенних разрядных назначений 1575 года. В столицу направился И. Ю. Булгаков-Голицын и, надо полагать, также И. В. Шереметев, В. Ю. Голицын, П. И. Татев, принимавшие участие в земском соборе 1566 года. Некоторые участники земского собора 1566 г., например, В. И. Телятевский, А. Палецкий, Р. В. Охлябинин, были оставлены Иваном IV для несения береговой службы и на земском соборе не присутствовали. Таким образом, самый факт участия на предыдущем земском соборе еще не влек за собой участия на следующем - эти дворяне могли быть посланы и на другую "государеву службу".
      Бояре, воеводы и "большие" дворяне из войска, сконцентрированного на южных границах, и из пограничных городов отправлялись в Москву на собор "по государеву указу", "по списку", что не позволяет преувеличивать значение выборности, избирательной борьбы и т. п. в деятельности русских земских соборов XVI века. Поскольку на их проезд в Москву требовалось некоторое время, начало заседаний земского собора надо отнести к первой половине октября 1575 года.
      Наряду с думными чинами и представителями дворянства, прибывшими из войска и южных городов для участия в работе земского собора, были вызваны и высшие церковые иерархи, члены "освященного собора". 30 декабря 1575 г. старец Гурий Ступишин подал в Иосифо-Волоколамский монастырь "память разходную, как жил на Москве с ыгуменом в соборе", на общую сумму в 100 руб. 22 алт. 4 ден.17. С сентября 1575 г. в Москве находились епископы и архиепископы из различных районов России, на содержание которых по монастырям собирались деньги. В приходо-расходной книге Иосифо-Волоколамского монастыря за 1575/76 г. сохранилась запись о посылке "к Москве с Ыевом с Русиным 10 алтын на колачи, давати владыком на корм"18. Для чего они были вызваны в столицу, мы узнаем из "Летописца новгородским церквам божиим" (так называемая 3-я Новгородская летопись), где рассказано о поездке новгородского архиепископа Леонида в Москву ("и приеха к Москве на собор") и о его казни "повелением" Ивана Грозного "у Пречистой на площади", то есть на площади перед кремлевским Успенским собором19.
      Это ценное известие С. Б. Веселовский отнес к "7081" (1572/73 г.)20. Однако обращение к актовому материалу и к "Краткому летописцу новгородских владык" позволяет датировать события значительно точнее. Леонид не мог быть казнен в 1573 г., ибо последняя из выданных им жалованных грамот своему дворецкому князю Л. П. Солнцеву на поместье в Городищенском погосте датирована 14 августа 1575 года21. В "Кратком летописце" имеется указание на то, что Леонид, поставленный новгородским архиепископом 6 декабря 1571 г., был на владычестве "четыре года без полуторамесяца", что ведет нас к октябрю 1575 года. Между тем в тексте летописца сказано, что Леонид умер в Москве 20 октября, без указания года22. Итак, казнь новгородского архиепископа Леонида последовала 20 октября 1575 г. в связи с его приездом на земский собор.
      В 20-х числах октября того же года одновременно с Леонидом на площади перед кремлевским Успенским собором, в котором в XVI в. обычно происходили заседания земских соборов, был казнен ряд бояр, дворян, видных приказных деятелей и высших церковных иерархов. Свидетельства об этих казнях содержатся в Пискаревском и Соловецком летописцах23. Здесь говорится о казни боярина князя А. П. Куракина, окольничих П. В. Юрьева, И. А. Бутурлина, Н. В. Борисова, дьяка С. Ф. Мишурина, новгородского архиепископа Леонида, архимандрита Чудова монастыря и протопопа кремлевского Архангельского собора. Кроме того, добавляют летописцы, были казнены и "многие другие". Даниил Принц, прибывший в Москву осенью 1575 г. с посольством от Габсбургов, говорит о 40 казненных дворянах и называет официальную версию расправы над ними - заговор на жизнь царя24. Об "изменах" и "неповиновении" подданных говорил в ноябре 1575 г. сам Иван IV английскому послу Даниилу Сильвестру25. Поэтому упомянутые в синодиках Ивана Грозного и исчезнувшие около 1575 г. из разрядных книг, актов и других документов такие лица, как окольничий князь Б. Д. Тулупов, князь Д. А. Друцкий, Н. Г. Яхонтов, А. М. Старого, дьяки Дружина Володимеров, Осип Ильин и другие, с большой долей вероятности могут быть также отнесены к числу казненных Иваном Грозным осенью 1575 года26. Через месяц казни возобновились. Известно, что 27 ноября 1575 г. был казнен Дмитрий Андреевич Бутурлин. Новые опалы и казни обрушились, очевидно, и на других27.
      В свете приведенных материалов о земском соборе 1575 г. и массовых казнях в Москве особый интерес приобретает сообщение Джерома Горсея. Он рассказывает о соборных совещаниях в России, в том числе о "великом со всех провинций собрании в Консистории св. духа" (то есть в Успенском соборе) и об острой борьбе на них между царем, высшим духовенством и частью светских феодалов28. Можно предположить, что Горсей подразумевает деятельность именно земского собора 1575 г., ибо в исторических источниках начала 80-х годов XVI в. нет сведений о сочетании таких событий, как земский собор, "заговор" против царя и массовые казни видных дворян и церковных феодалов.
      Суммируя данные русских источников, дополненных известиями иностранцев (Д. Принца, Д. Сильвестра и Джерома Горсея), можно сделать вывод, что земский собор был созван осенью 1575 года. Соборные заседания продолжались с некоторыми перерывами с октября по декабрь включительно. На соборе произошло какое-то крупное выступление против Грозного со стороны дворянства и высшего духовенства, еще более внушительное, чем в 1566 г., когда часть земского дворянства выступила против опричнины29. Это выступление было расценено Иваном IV как "заговор", "мятеж", а участники "заговора" понесли суровое наказание.
      Причина выступления высших духовных иерархов, материальные интересы которых были задеты Грозным, понятна. Но чем было вызвано выступление служилых людей? Чтобы ответить на этот вопрос, надо пристальнее посмотреть на состав казненных. В основном это были бывшие видные опричные деятели (П. В. Юрьев, И. А. Бутурлин, И. В. Борисов, Б. Д. Тулупов, Д. А. Друцкий, С. Ф. Мишурин, А. М. Старого, Дружина Володимеров, Осип Ильин)30. Только Гедиминович, князь А. П. Куракин и Н. В. Яхонтов (из тверского боярского рода Левашовых) не входили в опричнину и принадлежали к числу тех княжеских и боярских родов, которые были высланы "на житье" в Казань Иваном Грозным еще при учреждении опричнины в 1565 году. К ним следует присоединить и Н. Я. Пыжова (из старинного московского рода Хвостовых), также подвергшегося опричной высылке31. Если поведение А. П. Куракина, Н. В. Яхонтова и Н. Я. Пыжова можно объяснить их опальным положением, то этого нельзя сказать о видных опричниках, близких к Грозному и занимавших в 70-х годах важные военные и административные должности. Так, во главе приказа по продаже "порозжих" поместий стоял Д. А. Друцкий, Разбойным приказом ведал Дружина Володимеров, Ямским - С. Ф. Мишурин, Дворцовым - Осип Ильин. Они наиболее ясно могли представить себе внутреннее положение страны и всю тяжесть надвинувшегося на нее хозяйственного разорения. Скорее всего их толкнули на выступление те же соображения, которые заставили на соборе 1580 г. дворянских представителей "всей землей" просить Грозного "о мире, заявляя, что больше того с их сел не возьмешь, против сильного господаря (Стефана Батория. - В. К.) трудно воевать, когда из-за опустошения их вотчин не имеешь на чем и с чем"32. Не прошли мимо них и первые тревожные симптомы недовольства служилой массы затянувшейся войной, сказавшиеся зимой 1574/75 г. и осенью 1575 года33.
      Правительство Ивана IV вследствие финансовых затруднений не всегда выплачивало в срок денежное жалованье служилым людям". В 1574 - 1575 гг. не получили жалованье путивльские и рыльские дети боярские. Эти деньги были им выданы лишь в марте 1576 г. после подачи челобитья.
      То, о чем заговорила в 1580 г. "вся земля", то есть рядовая служилая масса, предсказывали за пять лет до того наиболее дальновидные представители дворянства, выступившие на земском соборе 1575 г. против пагубной политики правительства Ивана Грозного. В этом отношении они как бы продолжили ту линию предостережений, которую начал на земском соборе 1566 г. дьяк И. М. Висковатый. Грозный не внял тревожному сигналу. Казня воевод, руководителей и дьяков важнейших приказов, хорошо знавших жизнь страны и настроения рядовой служилой массы, Грозный подрывал самые основы своей политики. Осенью 1575 г., казнив недовольных, он прибег к необычной мере, озадачившей современников едва ли не больше, чем его таинственный отъезд из Москвы в Александрову слободу в декабре 1564 г. и последующее учреждение опричнины. По словам летописца, царь "производил", передал титул "великого князя всеа Русии" незадолго перед тем крещенному татарскому царевичу Симеону Бекбулатовичу, а сам "назвался "Иван Московский", и челобитные писали так же. А ездил просто, что бояре, а зимою возница в оглоблех. А бояр себе взял немного, а то все у Симеона. А как приедет к великому князю Симеону, и сядет далеко, как и бояря, и Симеон князь велики сядет в царском месте"34. Летописец сообщает, что Грозный даже торжественно короновал ("царским венцом венчал") Симеона Бекбулатовича в Успенском соборе.
      Откуда же Иван IV почерпнул мысль о "вокняжении" Симеона Бекбулатовича, а еще раньше о введении опричнины и разделении Русского государства на две части - опричную и земскую? В этих действиях царя историки справедливо усматривали нечто загадочное и непонятное. В. О. Ключевский видел в "поставлении" Симеона Бекбулатовича грандиозный политический маскарад, но полагал, что "здесь не все - политический маскарад". С. Ф. Платонову смысл этой, по его выражению, "игры или причуды" Грозного вообще представлялся неясным35. В исторической литературе высказывалось предположение, что мысль об учреждении опричнины была подана Ивану IV Марией Темрюковной и ее черкесским окружением36. Русский летописец, напротив, склонен приписывать введение опричнины "совету" "злых людей" В. М. Юрьева и А. Д. Басманова37. Можно указать на известную аналогию между "поставлением" Симеона и позднейшими действиями персидского шаха Аббаса I, который, получив от астрологов предсказание об "уничтожении и казни высокопоставленной особы из причисляемых к солнцу", снял с себя на несколько дней царскую власть и сделал падишахом ремесленника-еретика Юсуфа, которого затем свел с престола и казнил38. По свидетельству "Пискаревского летописца", некоторые современники пытались объяснять поразивший их случай с "поставлением" Симеона тем, что волхвы нагадали подозрительному и суеверному Грозному "перемену": "московскому царю смерть"39. Но если тут говорить о заимствовании, то только Аббаса I у Ивана Грозного. Нетрудно заметить, что эти попытки как-то осмыслить загадочные действия Ивана IV в 1564 - 1565 и 1575 гг. носят весьма приблизительный характер; главное в них то, что они ведут нас в сторону Востока.
      Иван IV любил обосновывать свои поступки ссылками на священное писание и житийную литературу. Можно предположить, что в церковных книгах царь мог найти примеры, оказывавшие влияние по крайней мере на формы претворения в жизнь тех или иных своих политических начинаний. Заметим, кстати, что архаичность этих форм уже неоднократно отмечалась исследователями. Поиски в этом направлении привели нас к "Житию Варлаама и Иоасафа". Это житие представляет собой обработку, приписываемую Иоанну Дамаскину, восточной легенды из жизни Будды40.
      Здесь мы встречаемся с поразительно сходными ситуациями. Царевич Иоасаф, наследовавший после смерти своего отца Авенира царский престол, тяготится властью, хочет отказаться от нее и отправиться в пустыню к своему духовному наставнику Варлааму. Он собирает царский совет ("созва вся старейшины воиньская, препоясанныя, и от градских людей") и объявляет о своем желании поставить во главе государства одного из вельмож - Варахию, мотивируя это тем, что ему "время отити, иде же сам (бог. - В. К.) наставит мя". Не встречая сочувствия своим планам, Иоасаф тайно покидает столицу и, несмотря на протесты подданных и самого кандидата, назначает Варахию царем41.
      Приводится в житии и случай с разделением царства на две части: "И раздели убо вся сущая под областию его страны на двое. Постави же сына царем, всякою царьскою просвети славою, и во отлученное ему царство посла, и (с) светльми оруженосники. Князем же и владыкам; воем же и воеводам повеле всякому хотящему ити с сьшом царевым и град некий многочеловечен отлучи ему в царство и вся дарова ему, еже подобает царем"42.
      Достаточно привести эти места из "Жития Варлаама и Иоасафа", чтобы убедиться, насколько близки к ним в своей основе действия Грозного и во время учреждения опричнины (внезапный отъезд царя в Александрову слободу, разделение государства на две части - опричную и земскую) и особенно при "поставлении" Симеона Бекбулатовича "великим князем всеа Русии".
      Но был ли Грозный при всей своей начитанности знаком с "Житием Варлаама и Иоасафа"? На этот вопрос надо ответить утвердительно. В послании Ивана Грозного в Кирилло-Белозерский монастырь, написанном всего за два года до необычного "вокняжения" Симеона, на это житие есть прямая ссылка43. Житие это использовано и в духовном завещании Грозного 1572 г. и его первом послании к А. М. Курбскому в 1564 г. накануне учреждения опричнины. Есть основания полагать, что рассматриваемое сочинение входило в круг чтения еще юного Ивана IV, определенного Макарием или Сильвестром. Однако у Грозного кроткая восточная легенда приобрела вопреки намерениям его юношеских наставников устрашающие, жестокие черты.
      Знаменитое челобитье Грозного и его сыновей "великому князю всеа Русии" Симеону Бекбулатовичу от 30 октября 1575 г. является, по сути дела, программой будущей реформы, представляющей собой не что иное, как возрождение опричнины. Ни характер, ни объем, ни последовательность мероприятий Ивана Грозного в 1575 - 1576 гг. сколько-нибудь полно еще не выяснены. Причина этому - крайняя скудость источников. О деятельности Ивана IV как "князя Московского" дошло до нас всего четыре грамоты, а "великого князя всеа Русии" Симеона около 50 актов, связанных в основном с Новгородом. Однако этих материалов все же недостаточно, чтобы исчерпывающе судить о внутренней политике в те дни, когда Симеон находился на "великом княжении", а Иван IV - на "уделе". Поэтому на основе новых архивных источников попытаемся выделить и хотя бы кратко охарактеризовать ее основные аспекты.
      Самая ранняя грамота Грозного, направленная "от государя князя Ивана Васильевича московского и псковского, и ростовского" на Двину о сборе податей, отделена от его челобитья Симеону Бекбулатовичу всего 19 днями44. Здесь мы встречаемся с наиболее полным наименованием удельного титула Ивана IV, что дает возможность представить себе контуры "удела" в момент его образования. Итак, в "государев удел" в ноябре 1576 г. входили Двина, Псков и Ростов. Весьма вероятно, что в "удел" сразу же были взяты дворцовые волости, например, Аргуновская, Сурярская и др.45. Что касается собственно "московского удела" Ивана IV - Старицы, Дмитрова, Ржевы и Зубцова46, то еще требуется установить время перехода этих мест в "удел". Возможно, что какие-то из них быстро стали "удельными" территориями, что и дало основание Грозному называть себя "князем Московским". Это относится в равной мере к Порхову и Шелонской пятине, зафиксированным в "уделе" более поздними источниками, а также и к землям, прилегающим к Двине, - Пошехонскому, Каргопольскому, Вологодскому уездам и др., о которых известно, что они весной 1577 г. входили во "двор"47.
      Уже зимой 1576 г. Грозный обосновывается в Старице, которая становится второй Александровой слободой. Большой интерес в этом плане представляет изложение в грамоте Симеона Бекбулатовича в Обонежскую пятину указа Ивана IV о высылке детей боярских из Зубцова и Ржевы и испомещения их на землях тех "бояр и дворян, и детей боярских", которых "взял князь Иван Васильевич Московский к себе в удел"48. Следовательно, превращение Старицы в резиденцию Ивана IV повлекло за собой взятие в "удел" близлежащих Зубцова и Ржевы. Указ был дан в феврале - начале марта 1576 г., ибо сохранилась ввозная грамота от 11 марта И. О. и К. О. Безобразовым, испомещенным в Ржевском уезде "против их алексинского поместья"49. Многочисленные случаи высылки помещиков в "государев удел" наблюдаются в Обонежской пятине. В апреле - июне 1576 г. здесь происходила массовая раздача поместий, оставленных теми, кого Иван IV решил взять к себе в "удел"50. В "боярском списке" 1577 г. под особыми рубриками значатся высланные из Зубцова, Старицы и Пскова51. 1 марта 1576 г. из Старицы от имени "государя князя Ивана Васильевича Московского" была послана грамота в Дмитровский уезд, в которой извещалось об отделении поместья Г. М. Елчанинову "к старому его дмитровскому поместью в придачю". Первое упоминание о Дмитровском уезде в составе "удела" относится к 14 февраля 1576 г., когда из казны Иосифо-Волоколамского монастыря было выплачено туровскому приказчику Тонкому Гаврилову "2 алтына з деньгою" в возмещение тех денег, что "давал он в Старице о грамоте о Бужаровской в Дмитров"52. Отсюда можно заключить, что Дмитров уже зимой 1576 г. управлялся из Старицы. По-видимому, Дмитров был взят в "удел" при его учреждении осенью 1575 г. или вскоре после этого.
      К маю 1575 г. документы зафиксировали вхождение в "удел" Порховского уезда53. Однако Шелонская пятина вошла в него не вся. Сохранившаяся от 20 мая 1576 г. грамота "государя князя Ивана Васильевича Московского" в Порхов и отрывок писцовой книги касаются лишь западных погостов Шелонской пятины54, в восточных же действовала в это время администрация Симеона. Так, 7 мая 1576 г. сын боярский Семен Куликов "по государеву, великого князя Симеона Бекбулатовича всеа Русии слову и по грамоте великого князя дьяка Ильи Осеева" отделил в Шелонской пятине в Зарусской половине в Ильменском погосте поместье И. М. Назимову55. 9 июля тот же Куликов опрашивал крестьян Березского погоста Залесской половины Шелонской пятины, стремясь узнать, что "Филип Головачев ко государю в удел взят ли, а то их поместье не отдано ли кому и не владеет ли хто?". Обыскные люди отвечали ему, что "Филипа, господине, государь (Иван IV. - В. К) взял в удел"56. И действительно, в отрывке писцовой книги погостов Шелонской пятины, взятых в "удел", находим в Ручеевском погосте поместье Филиппа Головачева57.
      Упоминание среди "дворовых" городов весной 1577 г. Каргополя, Вологды и Пошехонья наряду с бывшими "удельными" Дмитровым и Ростовом говорит как бы в пользу того, что и они входили в "удел" "Ивана Московского". Если сопоставить эти данные с грамотой Ивана IV на Двину от 19 ноября 1576 г., то получим довольно крупный массив северных уездов, которые, входя ранее в опричнину, затем в "удел" и позднее во "двор", составляли для опричных экспериментов Ивана Грозного более или менее прочную финансовую базу.
      Из этих земель в опричнину в разное время входили только Старица, Ржева, Пошехонье, Вологда, Двина, тогда как Псков и Порхов с другими землями Шелонской пятины, оказавшимися в "уделе", никогда в опричнину не включались, а принадлежность к опричнине Ростова и Дмитрова, на наш взгляд, более чем проблематична58. Поскольку с момента казни Владимира Андреевича, последнего старицкого удельного князя, прошло не более семи лет, "поимание" в "удел" его бывших владений, так же как и владений других удельных князей, вполне объяснимо стремлением Грозного до конца выкорчевать удельно-княжеский сепаратизм. Среди казненных осенью 1575 г. были лица, в прошлом так или иначе связанные со старицкими князьями и выступавшие в пользу кандидатуры Владимира Андреевича во время дворцовых событий 1553 года. Ростов и Дмитров представляли собой уезды, где имелось землевладение "княжат", которым были нанесены сильные удары во время опричнины. Теперь Иван Грозный добивал своих политических противников.
      В 1575 - 1576 гг. Иван IV продолжал то, на чем остановился в момент отмены опричнины в 1572 году. Одной из последних, по данным В. Б. Кобрина, в опричные годы была взята в "государеву светлость" Старица; сейчас она берется в "государев удел" одной из первых. Новгородские - Обонежская и Бежецкая пятины были взяты в опричнину накануне ее отмены59; теперь очередь дошла до Порховского уезда Шелонской пятины и Пскова.
      Дальше на запад в смысле опричных переборов двигаться уже было некуда. Взятие в "удел" Пскова с прилегавшими другими землями Шелонской пятины диктовалось в основном военными соображениями: на 1577 г. намечался грандиозный поход в Ливонию. Иван IV хотел иметь в своем непосредственном тылу земли, населенные преданными ему людьми, составляющие как бы защитную прослойку от Новгорода, хотя и разгромленного опричниками в 1570 г., но все еще, как казалось Грозному, достаточно опасного. По-видимому, "удельные" военно-стратегические опорные пункты располагались по всей русско-литовской границе. В числе "дворцовых городов" в росписи ливонского похода. 1577 г. показаны Себеж, Красный, Опочка и "старо-опричные" - Белев, Козельск, Перемышль и Лихвин60.
      Итак, "удел" 1575 - 1576 гг. не был простым повторением опричнины. Его территория во многом не совпадала с опричной. Однако опричные порядки в 1575 - 1576 гг. распространялись на новые районы Русского государства, свидетельствуя об исключительном упорстве Грозного в его попытках проводить опричную политику в новых условиях. Крупную роль при этом играли и военно-стратегические планы. Остальная территория страны находилась в повседневном управлении Симеона Бекбулатовича, конечно, и здесь важные вопросы решались самим Иваном IV61.
      С. М. Каштанов обратил внимание на необычность, формуляра жалованных грамот Ивана IV 1575 - 1576 гг. в Казань на земли Троице-Сергиева монастыря62. Все они даны от имени Ивана IV как царя и великого князя всея Руси. Возможно, что объяснение этому следует искать не в особом статусе Казанской земли (чтобы утверждать это, надо иметь в руках правительственные акты светским землевладельцам), а в особенностях политики Грозного в отношении влиятельного Троице-Сергиева монастыря. Эта политика обусловливается в данном случае тем обстоятельством, что из Казани вышел такой крупный "заговорщик", как князь П. А. Куракин, конфискованные поместные земли которого, согласно этим грамотам, передавались в Троицу63. Мы располагаем грамотами "великого князя всеа Русии" Симеона Бекбулатовича, посвященными отделу и переделу поместий, оформлению владельческих прав на них, сбору податей и т. п. и адресованными в Кострому, Ярославль, Шую, Владимир, Белоозеро, Муром, Мценск, Новгородские пятины64. Несомненно, это лишь небольшая часть той обширной документации, которая исходила от Симеона в 1575 - 1576 годах. В архиве Посольского приказа в первой четверти XVII в. хранилось еще: "Столп помесной наугороцкой 84-го (1575/1576) году. Ветх добре и истлел и роспался. Многово места чести нельзя, что згнило. Столпик 7084 (1575 - 1576 гг.), а в нем наказы приказным людем по городом при великом князе Симеоне Бекбулатовиче всеа Русии. Ветх добре и роспался и истлел. Столпик невелик, ветх добре, помесной Кашинской 84-го (1575/1576) году. Началу и исподу нет"65.
      Эти бумаги, истлевавшие на глазах у приказных XVII в., представляют собой, видимо, остатки, свидетельствующие о кратковременной деятельности "великого князя всеа Русии" Симеона Бекбулатовича" Те грамоты, которые сохранились, выданы им начиная от февраля 1576 г. по сентябрь включительно. Наибольший интерес для датировки пребывания на "великом княжении" Симеона вызывает его сентябрьская грамота в Вотцкую пятину, но день ее выдачи оказался, к сожалению, утраченным из-за ветхости документа66. Однако известное нам последнее упоминание о деятельности Симеона как "великого князя всеа Русии" датировано 13 сентября 1576 г. и содержится в царской грамоте Ивана IV от 30 марта 1577 г. в Обонежскую пятину, где имеется следующая отсылка: "В нынешным восемьдесят пятом году сентября в трие на десят день песал к нам князь великий Симеон Бекбулатович"67. Итак, Симеон Бекбулатович еще в середине сентября 1576 г. находился на "великом княжении", пробыв на нем одиннадцать месяцев.
      В исторической литературе время "великого княжения" Симеона Бекбулатовича определялось по-разному. С. М. Соловьев отводил ему чуть ли не два года, П. А. Садиков - значительно меньше - "с половины 1575 г. по август 1576 г.", С. М. Каштанов - с октября 1575 г. по август 1576 года68. Теперь можно утверждать, что Симеон находился на "великом княжении" с октября 1575 г. до середины по крайней мере сентября 1576 года. Кратковременность "княжения" Симеона Бекбулатовича отмечает и "Соловецкий летописец", где сказано, что Симеон "был на княженье год не полон"69.
      Мы проследили, как шло формирование территории "удела" Ивана IV, теперь предстоит рассмотреть, каким образом происходило комплектование его служилыми людьми.
      В своем челобитье Симеону Бекбулатовичу Иван Грозный в уничижительной форме просил, чтобы он "ослободил бы еси пожаловал изо всяких людишек выбирать и приимать; а которые нам ненадобны, и нам бы тех пожаловал еси, государь, освободил прочь отсылати". "И как, государь, - писал Грозный, - переберем людишка, и мы ко тебе, государю, имяны их списки принесем и от того времени без твоего государева ведома ни одного человека не возьмем"70.
      Как и во времена опричнины, в основу комплектования "удела" служилыми людьми был положен "двор" Ивана Грозного. В одном из дел Поместного приказа 1585 г. находим ценные указания на высылку дворовых в 1576 г. из Обонежской пятины в "удел". "А в прошлом в 84-м году дети боярские Обонежской пятины, которые были у государя во дворе, выведены в Порхов. А поместья их по государеве грамоте и по разметному списку велено роздати детям боярским, которых государь велел вывести изо Ржовы и Зубцова"71. Соответственно с этим указом Ивана IV из Обонежской пятины был выведен дворовый Ефим Воронов, обозначенный в списке "двора" Ивана Грозного от 20 марта 1573 г, как получающий государево жалованье в 25 рублей72. В 1576 г. в Обонежской пятине встречаются и многие другие покинутые поместья дворовых, которых Иван Грозный перевел в свой "удел": Григория и Игнатия Колычевых, Самсона Андреева сына Волосатого, Алексея Быкова, дьяка Богдана Иванова, Якова Федорова и Степана Андреева Култашева, Никиту и Казарина Култашевых, Ивана и Облезу Вороновых, Архипа и Матвея Юрьевых Скобельциных, Казарина и Ждана Скобельциных, Алексея Константинова сына Быкова. Все эти лица упомянуты в списке "дворовых" 1573 года73. Важно отметить, что дворовые, владевшие поместьями в Обонежской пятине и переведенные в "удел", - в прошлом опричники, так как Обонежская пятина вместе с Бежецкой, по свидетельству "Новгородской летописи", в 1571 г. была взята в опричнину74. Подтверждения этого летописного известия имеются в приказном делопроизводстве 80-х годов XVI в., сохранившем исключительно ценные данные о событиях более ранних опричных лет. Оказывается, в 1571 г. Иван Грозный лично "смотрел князей и детей боярских Обонежской пятины и верстал их государьским жалованием в 79-м году"75. Верстальный список отобранных царем в опричнину был прислан к новгородскому наместнику князю П. Д. Пронскому и дьяку Семену Мишурину, видным опричным деятелям, за приписыо дьяка Посника Суворова, которого теперь есть все основания тоже считать опричным дьяком. Посник Суворов в списке опричного двора Ивана Грозного, составленном В. Б. Кобриным, отсутствует, но он значится в списке "двора" 1573 г. с окладом в 150 рублей76.
      Судя по сохранившимся выдержкам из опричного верстального списка 1571 г., в Обонежской пятине были тогда испомещены как дворовые, так и опричники, не входившие во "двор". Позднее, в 1576 г., Иван Грозный выводит в "удел" только дворовых, а бывших опричников-недворовых оставляет в старых поместьях. Такая участь постигла бывших опричников Богдана Дмитриева сына Мартьянова и Искача Степанова сына Скрипицына77. "Дворовые" переводились в "удел" не только из Обонежской пятины, но и из других уездов. Г. М. Ельчанинов, испомещенный 1 марта 1576 г. в "удельном" Дмитровском уезде, был дворовым, Иван и Кузьма Осиповичи Безобразовы, получившие ввозную грамоту на поместье в Ржевском уезде, являлись дворовыми, наконец, порховский наместник В. М. Безобразов, проводивший описание погостов Шелонской пятины, отошедших в "удел", - тоже дворовый78.
      Иван Грозный выбирал служилых людей в свой "удел" в 1575 - 1576 гг. в основном из "двора", неизменно составлявшего ядро его ближайшего опричного окружения. Но, как свидетельствуют источники, Иван IV воспользовался новым перебором также для очередной чистки своего "двора" от неугодных элементов. Так, дворовый Ишук Иванов сын Бастанов был выведен из Ржева, вошедшего в "удел", и испомещен в земской Обонежской пятине; из Ржевского уезда, в прошлом опричного, весной 1576 г. выслан ряд дворовых79.
      Обнаружение в списке "двора" Ивана Грозного 1573 г. опричников, испомещенных в 1571 г. в Обонежской пятине и служивших во "дворе" целыми семьями - отцы, братья, племянники, дяди (Вороновых записано там 9 человек, Култашевых - 32, Скобельциных - 33), серьезно повышает степень научной обоснованности вывода Д. Н. Альшица, оспаривавшегося О. А. Яковлевой80, о том, что этот список является списком опричников. В. Б. Кобрин, реконструируя состав опричного двора Ивана Грозного, не использовал список 1573 г., полагая, что он мог быть как опричным, так и "сводкой двух списков - опричного и земского"81. По-видимому, по той же причине не уделил должного внимания списку 1573 г. и А. А. Зимин, хотя этот список дает возможность полнее осветить ближайшее опричное окружение Грозного накануне отмены опричнины. Трудно представить, чтобы царь вскоре после официальной отмены опричнины в 1572 г. пошел на сколько-нибудь существенное разбавление своего опричного "двора" земскими элементами. И в дальнейшем, как это видно из "удельных" испомещений 1575 - 1576 гг., за немногими исключениями состав "двора" оставался неизменным.
      Итак, в вихре опричных и "удельных" переборов, высылок, перемещений присутствует некая постоянная величина, служащая Ивану IV надежной опорой. Это его ближайшее опричное окружение, "государев двор".
      Взятые в "государев удел" служилые люди попадали в особое положение. На смену аристократической привилегированности "по породе" шла опричная, по степени близости к государю. Особенно сильно она сказывалась в наделении землей и крестьянами. Г. М. Ельчанинов, получив в Дмитровском уезде к своему поместью "в придачю" 119 четвертей, попал, безусловно, в лучшее положение, чем высланный оттуда помещик. Всего отчетливее, однако, эта сторона выступает в описании отошедших в "удел" погостов Шелонской пятины, составленном зимой 1575/76 года82. Книга зафиксировала тот момент, когда большая часть помещиков уже покинула свои поместья, на месте находились лишь те, кого Иван IV решил оставить в своем "уделе", и, может быть, к этому времени только начали появляться первые переселенцы из других уездов. В Шелонской пятине в 1576 г. три четверти земли пустовало и лишь четверть обрабатывалась. Те немногие оазисы, которые сохранились среди общего запустения, принадлежали либо помещикам, оставленным в "уделе", либо подлежали приписке к "государевым" дворцовым селам. Например, любимцам Грозного - В. Г. Зюзину, Богдану и Афанасию Бельским, которым в списке 1573 г. помечены значительные денежные оклады в 400, 250 и 40 руб., - принадлежало в Шелонской пятине 237 крестьянских, бобыльских и людских дворов. "Дворовые" Косицкие (5 человек) владели 84 дворами, князь М. Егупов - 23, Ю. Костров - 20. Не обделил себя и Грозный: к "государевой десятинной пашне" дворцового села Фролова в Карачунском и Болчинском погостах было приписано 565 крестьянских и бобыльских дворов83.
      Такому "цветущему" состоянию земель приближенных Грозного способствовала щедрая раздача льгот. А, В. Вельский, обладатель хорошо налаженного хозяйства, в котором насчитывалось 122 крестьянских, бобыльских и людских двора, тем не менее получил в июле 1575 г. льготу до 14 июля 1578 года. Были даны льготы и "дворовому" Пауку Косицкому с 26 декабря 1574 г. по 26 декабря 1580 года84. С 1 сентября 1575 г. пользовалась льготой княгиня Аксинья Телятевская, вдова одного из видных опричных деятелей князя А. П. Телятевского, на свою запустевшую вотчину в Дмитровском уезде, вскоре отошедшем в "удел"85. Подобная раздача льгот в конце 1574 и особенно летом 1575г. наталкивает на мысль, что Грозный заранее замышлял о выделении "государева удела".
      На земли к помещикам, находившимся под особым покровительством государя, тянулись крестьяне. Так, при описании поместья князя Ю. Кострова писцы отметили четырех новоприходцев: "жильцы пришли сее осени (то есть осенью 1575 г. - В. К.), земля не пахана"86. Взятым в "удел" феодалам предоставлялись лучшие, наиболее населенные земли, предусматривались щедрые льготы, при выдаче которых Грозный руководствовался принципом фаворитизма. Иван IV стремился обеспечить землей и крестьянами свое ближайшее окружение - опричную гвардию и гвардию в гвардии - "государев двор".
      Возрожденная в 1575 - 1576 гг. опричнина, как и опричнина 1565 - 1572 гг., знаменовала новый шаг на пути закрепощения крестьян. Интерес к юридическому оформлению крепостнических отношений проглядывает в вопросе Ивана Грозного "великому князю всеа Русии" Симеону Бекбулатовичу о том, "как нам своих мелких людишек держати: по наших ли диячишков запискам и по жалованьишку нашему, или велишь на них полные имати?"87. В случае положительного ответа, а именно такой ответ и предполагался, операции по похолоплению для дворян, взятых в "удел", существенно облегчались, поскольку им не надо было обращаться в московский Ямской приказ, где выдавались "полные" грамоты.
      Выезжая в "удел", дворяне вывозили с собой и своих "людишек", "людей" (холопов), среди которых, конечно, могли быть и насильственно похолопленные крестьяне. Но, как правило, во второй половине XVI в. крестьяне и холопы различались не только в жалованных грамотах, но и в писцовых книгах и других документах. Крестьяне оставались в покинутых поместьях, становясь легкой добычей для соседних помещиков. Именно на опричные годы и приходится начало той беспримерной вакханалии насильственных вывозов крестьян помещиками, борьбе с которой правительство царя Федора вынуждено было уделить столько сил в 80 - 90-х годах XVI века. Со своей стороны, крестьяне использовали создавшееся положение для осуществления незаконных выходов. Так, из поместья в Обонежской пятине дьяка Андрея Клобукова, взятого в "удел", пять крестьян в 1576 г. были незаконно вывезены помещиком Иваном Змеевым "туто же в Петровской погост", три крестьянина - Федором Богдановым сыном Змеева, три крестьянина - Шестым Змеевым, а про других крестьян обыскные люди заявили, что они "из того поместья вышли в иные погосты". "А про засев и про рожь сказывати было некому, сколько в которой деревни ржи сеяно, потому что все деревни пусты"88. Не лучшую картину представляло собой в июле 1576 г. и поместье Богдана Боскакова в Вотцкой пятине, из которого всех крестьян "вывез за себя Федор Ребров о Петрове дни"89.
      Запустение поместий от чрезмерных налогов и от насильств "сильных людей" приводило к оскудению рядовых помещиков, в их среде наблюдались попытки избежать военной службы. Правительство Ивана Грозного, сталкиваясь со случаями неявки помещиков на военную службу, изыскивало в 1575 - 1576 гг. средства, чтобы пресечь эти нежелательные явления. По крайней мере с начала 1576 г. действовал "государев указ", призванный повысить дисциплину и боеспособность дворянского войска, но вместе с тем чувствительно затрагивавший интересы служилой массы. Согласно этому указу, все поместные земли служилого человека должны были находиться лишь в том уезде, где он значился в служилом списке. Помещик Федор Ахшимов был выслан из Мценского уезда и лишен там поместья на том основании, что "он служит из Новосили, и верстан де он в Новосиль"90. Аналогичные мероприятия проводились и в "уделе". Тем самым уничтожалась разбросанность владений, столь характерная для служилого землевладения в XVI в., но одновременно закрывались и возможности для помещиков как-то манкировать своими обязанностями и выводить с собой в поход меньшее число воинов, чем это предусматривалось Уложением о службе 1556 г., или даже вовсе не являться на "государеву службу", укрываясь в своих отдаленных поместьях.
      С изданием этого указа правительству было проще налагать санкции: уменьшать у "нетчика" земельные владения или привлекать его самого к ответу. Эти суровые меры призваны были способствовать подготовке ливонского похода, задуманного Грозным на 1577 год. Его генеральной репетицией явился весенний калужский поход 1576 г. "князя Ивана Васильевича Московского" и "великого князя всеа Русии" Симеона Бекбулатовича против крымского хана. Этот поход должен был обеспечить русский тыл.
      Финансовая сторона проводившейся в 1575 - 1576 гг. реформы наиболее отчетливо выступает из указной грамоты Ивана IV на Двину от 19 ноября 1575 г., в которой сообщалось, что "весь Двинский уезд - станы и волости и всякие денежные свои доходы пометили есмя к себе в удел"91. Совершенно не считаясь с возможностью запустения, Грозный предписывал собрать с двинян столько же налогов, сколько и в предыдущем, 1574 году. Сюда посылался для сбора налогов сын боярский Суторма Хренов. Полномочия этого "государева посланника" ничем не отличались от опричных праветчиков на Двине и в Новгородской области в конце 60-х - начале 70-х годов XVI века. Неплательщиков предполагалось "бить на правеже нещадно от утра и до вечера", виновных в неправильной раскладке налогов - казнить смертью.
      Финансовые вопросы занимали и земское правительство Симеона Бекбулатовича, которое пыталось, однако, их решать не столь прямолинейно, как Грозный. При переселениях подчас возникали случаи, когда с тех или иных поместий нельзя было взять налоги: старые помещики уже уехали, а новые еще не появились. Тогда местные органы власти все налоги раскладывали на оставшихся. Очевидно, в таком положении очутился в 1576 г. шуйский помещик Василий Каблуков, который бил челом "великому князю всеа Русии" Симеону Бекбулатовичу, жалуясь на шуйского городового приказчика, бравшего подати не только с его поместья, но и за приписные к нему земли, отчего "его поместье пустеет"92. Специальной указной грамотой Симеон запретил подобную практику.
      Целям предельной концентрации финансовых средств, необходимых для осуществления задуманной военной кампании 1577 г., служила и политика правительства Ивана Грозного в отношении церкви. С поставлением Симеона Бекбулатовича "великим князем всеа Русии" потеряли прежнее значение жалованные грамоты монастырям, а права выдавать новые Симеон от Грозного не получил93. Их выдазал за большие деньги крупнейшим монастырям - Иосифо-Волоколамскому, Кирилло-Белозерскому, Троице-Сергиевому - непосредственно Грозный то как царь (если монастырские владения находились в "земщине"), то от имени "князя Ивана Васильевича Московского" (если таковые были расположены в "уделе")94. Англичанин протестант Джильс Флетчер, которому все это было особенно по душе, исчисляет (по-видимому, сильно преувеличивая) отнятые таким путем Грозным у епископий и монастырей суммы в каждом случае в 40 - 50, а то и в 100 тыс. рублей. Другой ревностный протестант, Джером Горсей, склонен расценивать эти действия Ивана IV как следование примеру английского короля, осуществившего секуляризацию церковных владений в Англии95. Конечно, подобное утверждение - явное преувеличение, свидетельствующее о непонимании Горсеем истинной природы взаимоотношений государственной власти и церкви в России XVI века. В данном случае мы имеем дело лишь с единовременными изъятиями Иваном Грозным крупных денежных сумм из монастырских хранилищ на Ливонскую войну.
      Ведя наступление на монастыри, он стремился опереться не только на служилое дворянство, но и на волостных крестьян "государева удела". В 1575 - 1576 гг. по грамотам, выданным из Александровой слободы, крестьянами Аргуновской волости, вошедшей в состав опричной территории, ставятся "для бережения государева леса" деревни, которые позднее, в 1578 - 1579 гг., пытался вернуть себе Троице-Сергиев монастырь. Хотя эти деревни были поставлены крестьянами на монастырской земле, решение о передаче их в монастырь последовало уже после смерти Грозного, в середине 1580-х годов96.
      Правительство Ивана IV не прочь было заручиться поддержкой дворцовых крестьян и в своей борьбе с крупными боярскими вотчинниками. Осенью 1575 г., как явствует из разрядных книг, была послана из Москвы в рязанские дворцовые села специальная комиссия в составе Ф. А. Пушкина и князя М. А. Щербатого. Поводом для ее посылки послужило челобитье рязанских дворцовых крестьян Ивану IV "на Федора Шереметева да на ево людей и (на) крестьян ево и на детей боярских". В чем заключалось дело, к сожалению, узнать из краткой разрядной записи не удается. Но жалобе крестьян было уделено самое пристальное внимание, и их представители были вызваны в Москву97.
      Стремление Грозного использовать в 1575 - 1576 гг. противоречия между дворцовыми крестьянами, соседними монастырями и крупными светскими вотчинниками также ведет нас к опричнине, с ее политикой раскола и противопоставления друг другу различных классов, социальных прослоек и групп в целях их взаимного ослабления.
      Однако, как и прежде, такая политика приводила в ряде случаев к нежелательным для правительства последствиям. В 70-х годах XVI в. активизировались крестьянские выступления против монастырей. В 1574 г. крестьяне Ростовской волости сожгли Важский Клоновский монастырь, а в 1577 - 1578 гг. произошли серьезные волнения в Антониево-Сийском монастыре98. Обострение классовой борьбы, массовые побеги и неуплата податей, конечно, не входили в планы Ивана Грозного, но эти процессы, развивавшиеся с неумолимой силой, были ему неподвластны.
      ***
      Подведем некоторые итоги. Ожесточенная внутриклассовая борьба 60 - 70-х годов XVI в. не миновала и земские соборы, ставшие ее ареной. Это учреждение пытались использовать как Грозный и группировавшиеся вокруг него слои господствующего класса, так и оппозиционные элементы. Установление факта выступления феодальной оппозиции на земском соборе 1575 г., созванном в разгар Ливонской войны и призванном обсудить внутренние и внешнеполитические вопросы ее успешного продолжения, имеет большое значение. Важность этого вывода становится особенно очевидной при сопоставлении собора 1575 г. с другими земскими соборами 60-х годов XVI в. - предопричным собором или совещанием соборного типа 1564 - 1565 гг. и опричным 1566 г., на которых также часть их участников выступила против планов Грозного99. Отличительной особенностью выступления оппозиции на соборе 1575 г. является расширение социального состава представителей господствующего класса, недовольных политикой правительства Ивана IV, и большая острота столкновения. К удельно-княжеской аристократии и высшему духовенству на этот раз присоединились и бывшие видные опричники - руководители важных приказов, писцы, обеспокоенные затянувшейся войной и надвинувшимся на страну хозяйственным разорением. Показательно, что даже специально подобранные члены земского собора 1575 г. (они вызывались в Москву "по государеву указу", "по списку") отказались согласиться с планами царя.
      Иван Грозный жестоко расправился с недовольными. Произведя в 20-х числах октября 1575 г. массовые казни участников земского собора, Иван IV в конце октября поставил на "великое княжение" Симеона Бекбулатовича, разделил страну на "удел" и "земщину" и приступил к новым опричным "переборам" служилых людей. Важное место при этом придавалось всемерной концентрации денежных и военных средств для задуманного Грозным на 1577 г. похода в Ливонию с целью достижения окончательной победы в затянувшейся войне. Как удалось установить, литературным источником для Грозного как при учреждении опричнины в 1565 г., так и при "поставлении" Симеона Бекбулатовича "великим князем всеа Русии" в 1575 г. явилось "Житие Варлаама и Иоасафа".
      В основу "переборов" 1575 - 1576 гг. было положено ближайшее опричное окружение Грозного, "государев двор". Крепостническое существо этой перетасовки служилых людей заключалось в том, что взятые в "удел" феодалы попадали в привилегированное положение, лучше обеспечивались землей и крестьянами, получали щедрые льготы. Произошло возрождение опричной политики в формах, во многом характерных для 1565 - 1572 годов. Однако в это время речь уже шла не столько о сокрушении княжеско-боярской оппозиции, сколько о наступлении на привилегии духовных феодалов с целью облегчения положения поместного дворянства и отведения его недовольства в сторону монастырей.
      В то же время, нанеся в 1575 г. удар по части своего бывшего опричного окружения, занимавшей руководящее положение в управлении и вступившей с ним в конфликт по ряду важных вопросов, Грозный, подрывал самые основы своей политики. В 1575 - 1576 гг. произошло не только частичное возрождение опричнины, но и ее дальнейшее вырождение. Раскол государства на две части, отрицательно сказавшийся уже в 1565 - 1572 гг., был усугублен "доставлением" Симеона Бекбулатовича "великим князем всеа Русии". Ущербность новой опричнины сказалась и в том, что хотя ее порядки и были распространены на.новые районы Русского государства, но размеры "удела" 1575 - 1576 гг. уступали опричной территории 1565 - 1572 гг., а сроки существования были значительно короче (одиннадцать месяцев вместо почти семи лет). Выведя свою власть за рамки сословных учреждений - земского собора, боярской думы, "освященного собора" - и добившись тем самым большей степени относительной независимости самодержавной власти от государствующего класса феодалов, который она представляла, Грозный придал ей черты восточного деспотизма. Внешне это нашло наиболее яркое выражение в постановке во главе страны, пусть на короткий срок, крещеного татарского царевича, внутренне - в полном пренебрежении в политических планах экономической реальностью. Такое резкое усиление самодержавной власти, достигнутое искусственным насильственным путем, когда пережитки феодальной раздробленности искоренялись феодальными же средствами, привело к перенапряжению сил страны, к страшному хозяйственному разорению, к росту крепостничества и обострению классовых противоречий, вылившихся в начале XVII в. в грандиозную крестьянскую войну.
      Примечания
      1. М. Н. Тихомиров. Сословно-представительные учреждения (земские соборы) в России XVI в. "Вопросы истории", 1958, N 5; L. Tcherepnine. Le role des semski Sobory en Russie lors de la guerre des Paysans an debut du XVI 1-е siecle. Отдельный оттиск из "Etudes presenties, a la Comission Internationale pour L'histoire des Assamblees d'etats". T. XXIII, 1960; его же. Земские соборы и утверждение абсолютизма в России. "Абсолютизм в России (XVII-XVIII вв.)". Сборник статей. М. 1964; С. О. Шмидт. Соборы середины XVI века. "История СССР", 1960, N 4; А. А. Зимин. Земский собор 1566 г. "Исторические записки". Т. 71. 1962.
      2. М. Н. Тихомиров. Указ. соч., стр. 17.
      3. В. И. Корецкий. Земский собор 1575 г. и поставление Симеона Бекбулатовича "великим князем всеа Русии". "Исторический архив", 1959, N 2.
      4. П. А. Садиков. Очерки по истории опричнины. М. - Л. 1950, стр. 43 - 44.
      5. Л. Дербов. К вопросу о кандидатуре Ивана IV на польский престол (1572 - 1576): "Ученые записки" Саратовского государственного университета. Т. XXXIX. Вып. исторический. 1954, стр. 210, и др.
      6. ЦГАДА, ф. Крымские дела, кн. 14, лл. 276 - 278; "Сборник Русского исторического общества" (Сборник РИО). СПБ. 1910, стр. 343. 347, 349 - 350; "Памятники дипломатических сношений древней России с державами иностранными". СПБ. 1851, стб. 481, и др.
      7. С. М. Соловьев. История России с древнейших времен. Кн. III. М. 1960. стр. 565; С. М. Середонин. Сочинение Джильса Флетчера "Of the Russe Common Wealth" как исторический источник. СПБ. 1891, стр. 76 - 81; Я. С. Лурье. Вопросы внешней и внутренней политики в посланиях Ивана IV. "Послания Ивана Грозного". М. - Л. 1951, стр. 481 - 484; С. М. Каштанов. О внутренней политике Ивана Грозного в период "великого княжения" Симеона Бекбулатовича. "Труды" Московского государственного историко-архивного института. Т. 16. 1961, стр. 427 - 462.
      8. В. Ф. Загорский. История землевладения Шелонской пятины в конце XV и XVI веков. ЖМЮ, 1909, N 10, стр. 194; "Чтения общества истории и древностей российских (ОИДР) за 1887 г.". Кн. II. М. 1883, стр. 13; Е. Д. Сташевский. Опыты изучения писцовых книг Московского государства XVI в. Киев. 1907, стр. 26 - 27, 101; Н. А. Рожков. Сельское хозяйство Московской Руси в XVI в. М. 1899. стр. 311.
      9. М. А. Дьяконов. Акты тяглого населения. Вып. 2. Юрьев. 1897, NN 21, 24.
      10. "Памятники русского права" (далее ПРП). Вып. 5. М. 1959, стр. 461 - 462.
      11. ЦГАДА, ф. Поместный приказ, Суздаль, стб. 27693, ч. III, лл. 32, 161; Государственная библиотека имени В. И. Ленина (ГБЛ). Троицкое, кн. 536, N 148; Г. Н. Шмелев. Из истории московского Успенского собора. М. 1908, стр. 161 -162. "Писцовые книги Московского государства XVI в.". Ч. I. Отд. I. Изд. Калачева. СПБ. 1872, стр. 209 - 213, 258, и др.
      12. См. М. Н. Тихомиров. Россия в XVI столетии. М. 1962, стр. 59.
      13. ПРП. Вып. 4. М. 1956, стр. 532.
      14. Дж. Горсей. Записки о Московии XVI века. СПБ. 1909, стр. 36.
      15. Московское отделение архива Академии наук СССР, ф. 620, N 18 (Троицкая вкладная книга 1673 г. - копия С. Б. Веселовского), лл. 26 об., 28, 51 об., и др.
      16. В. И. Корецкий. Указ. соч., стр. 153.
      17. Ленинградское отделение Института истории (ЛОИИ). Собрание рукописных книг, N 1208, лл. 89 об. - 90. Осенью 1575 г. в Москву выехал, очевидно, также для участия в соборе игумен Антониево-Сийского монастыря Тихон, взявший с собой из монастырской казны 40 белок (ЛОИИ. Собрание Антониево-Сийского монастыря. Оп. 2, N 1, лл. 22 об. - 23 об., 24).
      18. Там же. Собрание рукописных книг, N 1208, л. 71 об.
      19. "Новгородские летописи". СПБ. 1879, стр. 345.
      20. С. Б. Веселовский. Исследования по истории опричнины. М. 1963, стр. 407.
      21. Б. Д. Греков. Описание актовых книг, хранящихся в архиве Археографической комиссии. Птгр. 1916, стр. 105.
      22. "Новгородские летописи", стр. 148.
      23. "Материалы по истории СССР". Вып. II. М. 1955, стр. 81; М. Н. Тихомиров. Малоизвестные летописные памятники. "Исторические записки". Т. 7. 1951, стр. 219.
      24. "Чтения ОИДР". Кн. 3. М. 1876, стр. 29.
      25. Ю. Толстой. Первые сорок лет сношений между Россиею и Англиею. 1553 - 1593. СПБ. 1875, стр. 182.
      26. Р. Г. Скрынников особо выделяет в синодике опальных Ивана Грозного казни 1575 г., но он не связывает эти казни с происходившим осенью 1575 г. в Москве земским собором (Р. Г. Скрынников. Синодик опальных Ивана Грозного как исторический источник. "Вопросы истории СССР XVI-XVIII вв.". "Ученые записки" Ленинградского государственного педагогического института имени А. И. Герцена. Т. 278. 1965, стр. 60 - 63, приложение II, стр. 85).
      27. С. Б. Веселовский. Указ. соч., стр. 364.
      28. Дж. Горсей. Указ. соч., стр. 36, 38.
      29. О выступлении земского дворянства против опричнины в 1566 г. см. А. А. Зимин. Опричнина Ивана Грозного. М. 1964, стр. 203 - 208.
      30. В. Б. Кобрин. Состав опричного двора Ивана Грозного. "Археографический ежегодник за 1959 г.". М. 1960, стр. 16 - 91; А. А. Зимин. Указ. соч., стр. 110, 364 - 365 и др.
      31. Р. Г. Скрынников. Опричная земельная реформа Грозного 1565 г. "Исторические записки". Т. 70. 1961, стр. 233, 249; С. Б. Веселовский. Указ. соч., стр. 464 - 465.
      32. М. Н. Тихомиров. Сословно-представительные учреждения (земские соборы) в России XVI века, стр. 16.
      33. Зимой 1575 г. многие новгородские помещики уклонились от участия в походе в Ливонию, за что понесли суровые наказания. В грамоте от 20 сентября 1575 г. о посылке детей боярских южных городов "на сторожи" и "на берег", в Серпухов к боярину и воеводе князю И. Ю. Булгакову-Голицыну, отозванному 30 сентября в Москву на земский собор, предусматривалась возможность уклонения детей боярских от военной службы и "ухоронки" их в своих поместиях (ЦГАДА, ф. 170, рубрика III, д. 4, л. I).
      34. "Материалы по истории СССР". Вып. II, стр. 81 - 82.
      35. В. О. Ключевский. Сочинения. Т. II. М. 1957, стр. 178; С. Ф. Платонов. Очерки по истории смуты в Московском государстве XVI-XVII вв. М. 1937, стр. 118- 119. Напротив, С. М. Каштанову "доставление" Симеона "не кажется... ни экстравагантной, ни неожиданной или необдуманной", а "вполне закономерной" формой политического маневрирования (С. М. Каштанов. Указ. соч., стр. 460). Однако привести из русской истории примеры, подобные случаю с Симеоном, он не смог хотя бы потому, что во всех указанных им случаях великие князья (Василий I, Иван III) и цари (Борис Годунов, Михаил Федорович) назначали себе "соправителя", сами при этом на "удел" не садились.
      36. П. А. Садиков. Указ. соч., стр. 18; А. А. Зимин. Опричнина Ивана Грозного, стр. 134.
      37. "Материалы по истории СССР". Вып. II, стр. 76.
      38. П. И. Петров. К вопросу об источнике повести Ахундова "Обманутые звезды". "Вопросы истории религии и атеизма". Сборник. Т. 8. М. 1960, стр. 339 - 341, 345.
      39. "Материалы по истории СССР". Вып. II, стр. 82.
      40. "История русской словесности А. Галахова". Т. I. СПБ. 1880, стр. 422 - 426; А. И. Соболевский. Переводная литература Московской Руси XIV-XVI вв. СПБ. 1903, стр. 4, прим. 3.
      41. "Житие Варлаама и Иоасафа". "Общество любителей древней письменности" (ОЛДП). Т. XXXVIII. СПБ. 1887, стр. 473, 475, 480 - 481.
      42. Там же. Т. XXXVIII, стр. 440 - 441.
      43. "Послания Ивана Грозного", стр. 174.
      44. С. О. Шмидт. Неизвестные документы XVI в. "Исторический архив", 1961, N 4, стр. 155 - 156.
      45. В. И. Корецкий. Правая грамота от 30 ноября 1618 г. Троице- Сергиеву монастырю. "Записки" Отдела рукописей Государственной библиотеки имени В. И. Ленина. М. 1959, стр.. 201 - 203; ААЭ. Т. I, N 294.
      46. С. М. Каштанов. Указ. соч., стр. 432.
      47. П. А. Садиков, Из истории опричнины XVI в. "Исторический архив". Т. III. 1940, стр. 280 - 281.
      48. В. И. Корецкий. Земский собор 1575 г. и поставление Симеона Бекбулатовича "великим князем всеа Русии", стр. 154 - 155.
      49. А. Юшков. Акты XIII-XVII вв., представленные в Разрядный приказ. Ч. I. М. 1898, стр. 186.
      50. ЦГАДА, ф. Поместный приказ, кн. 774, лл. 28 об., 35, 40 об., 50, 53 об., 67, 74, 92, 95 об. и др.
      51. "Акты Московского государства". Т. I. СПБ. 1890, стр. 46 - 47.
      52. ЛОИИ. Собрание рукописных книг, N 1028, л. 98; А. Юшков. Указ. соч., стр. 185.
      53. А. Юшков. Указ. соч., стр. 186 - 187.
      54. "Новгородские писцовые книги" (далее НПК). Т. V. СПБ. 1905, стб. 573 - 696. А. М. Андрияшев. Материалы для исторической географии Новгородской земли. Т. III, М. 1914, стр. 1 - 124.
      55. ЦГАДА, ф. Поместный приказ, кн. N 768, л. 151 об.
      56. Там же, лл. 161 - 162.
      57. НПК. Т. V, стр. 694.
      58. А. А. Зимин. Опричнина Ивана Грозного, стр. 329, 335, и др.
      59. "Новгородские летописи", стр. 104 - 105.
      60. "Военный журнал", 1852, N 2, стр. 98 - 99; П. А. Садиков. Указ. соч., стр. 334.
      61. Вызывает возражение вывод С. М. Каштанова о том, что "Иван IV, ставя Симеона великим князем, сознательно шел на политическое соперничество между собой и Симеоном" (С. М. Каштанов. Указ. соч., стр. 444), вследствие чего отношения между Иваном Грозным и Симеоном рассматриваются под углом экономической и политической борьбы, шедшей якобы между ними. Выдвинутое в связи с этим положение С. М. Каштанова о перемене в конце марта - начале апреля 1576 г. Иваном Грозным Симеону области "великого княжения" (см. там же, стр. 445 - 446) не находит, на наш взгляд, подтверждения в источниках. Чтобы говорить о такой "перемене", нужно иметь в руках документы, исходящие как от Ивана Грозного, так и Симеона, которые с весны 1576 г. замещали бы друг друга.
      62. С. М. Каштанов. Указ. соч., стр. 428 - 430, 456 - 457.
      63. Но тогда отпадает предположение С. М. Каштанова о трехчленном делении Русского государства в 1575 - 1576 гг. на "земщину" Симеона, "удел" (или опричнину Грозного) и "земщину" Грозного (С. М. Каштанов. Указ. соч., стр. 443).
      64. "Исторический, архив". Т. III, стр. 278 - 279; ААЭ. Т. I, стр. 355 - 357; АИ. Т. I, стр. 360 - 361; Н. П. Лихачев. Разрядные дьяки в XVI столетии. СПБ. 1888, стр. 472; "Русская вифлиофика Н. Полевого". Т. I. М. 1833, стр. 201 - 203; ЦГАДА, ф. Поместный приказ, кн. N 768, лл. 150, 153 об., 159 об., 161 - 163 об., 165 - 166 об., 172 - 174 и др. и кн. N 774, лл. 1 - 148.
      65. ЦГАДА, ф. Посольский приказ, "Архивская книга" N 2, 1626 г., л. 426 об.
      66. Там же, кн. N 768, лл. 172 - 174.
      67. Там же, кн. N 774, л. 148 об. То, что грамота Ивана IV от 2 сентября 1576 г. по челобитью игумена Вяжицкого монастыря Сильвестра на игумена Соловецкого монастыря Варлаама дана новгородским дьяком от имени "царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии", следует объяснить либо особенностями политики Грозного по отношению к монастырям, либо подготовкой к ликвидации "великого княжения" Симеона (привезена она была в Новгород только 10 октября 1576 г.). См. "Русская историческая библиотека" (РИБ). Т. 32. Птгр. 1915, стб. 539 - 540.
      68. С. М. Соловьев. Указ. соч., стр. 565; П. А. Садиков. Очерки по истории опричнины, стр. 43; С. М. Каштанов. Указ. соч., стр. 429, 456.
      69. "Исторический архив". Т. VII. 1951, стр. 226.
      70. "Послания Ивана Грозного", стр. 195.
      71. ЦГАДА, ф. Поместный приказ, стб. N 42737, ч. I, д. 2, л. 14.
      72. Д. Н. Альшиц. Новый документ о людях и приказах опричного двора Ивана Грозного после 1572 года. "Исторический архив". Т. IV. 1949, стр. 22.
      73. Там же, стр. 20 - 22, 25 - 27, 29 - 30 и др.
      74. "Новгородские летописи", стр. 104 - 105.
      75. ЦГАДА, ф. Поместный приказ, ст. N 42740, ч. I, л. 136.
      76. Д. Н. Альшиц. Указ. соч., стр. 20. А. А. Зимин считает Посника Суворова опричником, основываясь на весеннем разряде 1572 г. См. А. А. Зимин. Опричнина Ивана Грозного, стр. 351, прим. 9.
      77. ЦГАДА, ф. Поместный приказ, ст. N 42740, .ч. I, л. 136, ч. II, л. 233.
      78. Д. Н. Альшиц. Указ. соч., стр. 22 - 23.
      79. ЦГАДА, ф. Поместный приказ, ст. N 42737, ч. I, д. 2, л. 1; кн. 774, л. 131; А. Юшков. Указ. соч., стр. 186.
      80. О. А. Яковлева. К вопросу о списке служилых людей 7081 (1573) г. "Записки" Научно-исследовательского института при Совете Министров Мордовской АССР. Т. 13. 1951, стр. 234 - 236.
      81. В. Б. Кобрин. Указ. соч., стр. 17 - 18.
      82. НПК. Т. V, стб. 665: "Те крестьяне пришли на пусто сее зимы 84 года (1575/1576 г.)".
      83. Там же, стб. 582, 587 и др.
      84. Там же, стб. 657, 684, 686 и др.
      85. М. А. Дьяконов. Указ. соч., стр. 24 - 25.
      86. НПК. Т. V, стб. 677.
      87. "Послания Ивана Грозного", стр. 196.
      88. Д. Я. Самоквасов. Архивный материал. Т. II. М. 1909, стр. 474 - 475.
      89. Там же, стр. 444.
      90. "Русская вифлиофика Н. Полевого", стр. 201 - 203; С. В. Рождественский. Служилое землевладение в Московском государстве XVI века. СПБ. 1897, стр. 311.
      91. С. О. Шмидт. Неизвестные документы XVI в., стр. 155.
      92. ААЭ. Т. I, N 195.
      93. С. М. Каштанов, признавая последнее обстоятельство (С. М. Каштанов. Указ. соч., стр. 429), однако, не склонен видеть нарушения жалованных грамот при Симеоне, относя имеющиеся в жалованных грамотах известия на этот счет к более раннему времени (1551 г.) (С. М. Каштанов. К вопросу об отмене тарханов в 1575 - 1576 гг. "Исторические записки". Т. 77. 1965, стр. 209, 210 и др.). При таком подходе остается неясным, чем объяснить столь длительное молчание монастырских властей, запротестовавших лишь спустя 25 лет - в 1576 - 1578 гг., сразу же после сведения Симеона с "великого княжения", - и выдачу общих жалованных грамот крупнейшим монастырям в 1577 - 1578 годах.
      94. "Акты феодального землевладения и хозяйства". Т. II, М. 1956, N 367; ААЭ. Т. I, N 292; ГБЛ, РО, ф. Троице-Сергиева монастыря, кн. 519, лл. 111 об. - 112 об.; лл. 106 - 108 об.; 99 об. - 101 об., 113 об. - 114 об.; "Акты Беляева", N 1/157.
      95. "О государстве Русском сочинение Флетчера". СПБ. 1905, стр. 50; Дж. Горсей. Указ. соч., стр. 37.
      96. В. И. Корецкий. Правая грамота от 30 ноября 1618 г. Троице- Сергиеву монастырю, стр. 190 - 192.
      97. ЦГАДА, ф. Оболенского, N 85, л. 532 об.
      98. В. И. Корецкий. Борьба крестьян с монастырями в России XVI - начала XVII вв. "Вопросы истории религии и атеизма". Т. VI. М. 1958, стр. 171 - 175.
      99. С. О. Шмидт. Исследования по социально-политической истории России XVI века. Автореферат докторской диссертации. М. 1964, стр. 16 - 18; его же. К истории земских соборов XVI в. "Исторические записки". Т. 76. 1965, стр. 122 - 140; А. А. Зимин. Опричнина Ивана Грозного, стр, 202 - 208.