Sign in to follow this  
Followers 0
Saygo

Переводы своими руками

132 posts in this topic

(Cyrus Alexios @ Дек 5 2013, 06:09)
Страницу не подскажете, очень неохота в 900 страницах копаться? sad.gifА документик очень любопытный. Мне обещали помочь с переводом. Или уже не актуально?

Актуальнее некогда
мне для диссертации надо
CEV, с.352-353
http://www.polona.pl/item/723390/238/

Share this post


Link to post
Share on other sites


Saygo @ Дек 5 2013, 07:50)
Содержание мне пока расшифровали так:


Хорошо бы дословный перевод, а то Сафаргалиев в свое время не удосужился сделать его полностью

Share this post


Link to post
Share on other sites

Товарищи! Нужен перевод фрагмента текста из книги Лангле о крымских ханах

Ces seigneurs, a force de recherches, decouvrirent enfin un prince du sang de Toqtamych (Тохтамыш), homne Olough Mohhammed, fils de Hhacan Djefai (Olough Mohhammed, suivant quelques auteurs, etoit fils de Temour Khan), et forlriche en troupeaux; Hhacan etoit proche parent de Toqtamych et par consequent descendant de Djenquiz-Khan. Il avoit un autre fils, nomme Bach Tymour qui fut pere de Hhadjy Guerai, chef de la famille des Guerais, qui regnerent dans la petite Tatarie jusqu’a la destruction de cet empire. Quoique le fils de Hhacan Djefai eut vecu jusqu’alors dans l’obscurite, ils l’eleverent sur le trone. Le premier usage qu’il fit de son autorite, fut d’exterminer Idekou Beyg; nous avons rapporte plus haut que celui-ci avoit ete blesse dangereusement; il s’etoit cache, après la bataille, dans les roseaux: Olough Mohhammed Khan instruit du lieu de sa retraite, l’investit et le fit massacre: deux fils d’Idekou Beyg, nommes Qaiqobad et Nour ed-Din, s’enfuirent dans le Touran: Ghazy Nourouz et Manssour, ses deux autres fils, se refugierent en Moscovie.

Ghayats ed-Dyn, fils de Chady Beyg Khan, qui avoit ete sulthan des tatars, avoit accompagne les deux fils d’Idekou en Moscovie: ils avoient, a leur suite, trois mille Tatars, tous gens determines et prets a affronter mille dangers; ces illustres fugitifs ne purent s’accoutumer a vivre dans une terre etrangere, et prirent la resolution de retourner dans le Decht Qaptchaq, qui etoit le lieu de leur naissance. Is elurent pour leur chef Ghayats ed-Dyn, qui etoit du sang royal, et jurerent de combattre sous ses drapeaux, jusqu’a ce qu’ils l’eussent mis en possession de la couronne.

Ils attaquerent d’abord Chyryn Beyg, qui avoit ete cause de l’elevation d’ Olough Mohhammed Khan, et remporterent sur lui une victoire complete: ils marcherent ensuite contre Olough Mohhammed Khan lui-meme; le combat fut sanglant, et l’on se battit avec toute la fureur qu’on ne voit que dans une guerre civile: la victoire se declara enfin pour Ghayats ed-Dyn, et les Tatars d’ Olough Mohhammed prirent la fuite: le seul Hhaider Beyg, chef des Tatars de Koukerat, suivi d’un petit nombre d’esclaves, tint ferme, et combattit jusqu’a l’extremite; mais ce prince, enfin accable par le nombre, et perdant son sang par les blessures qu’il avoit recues, se vit force de prendre la fuite; les tenebres de la nuit favoriserent sa retraite, et il alla rejoindre Olough Mohhammed Khan, qui s’etoit retire en Crimee.

Был бы очень благодарен))))

Share this post


Link to post
Share on other sites

4 августа 1914 года Канада объявила войну Германии. В течение трех недель 45.000 канадцев записались в ряды армии. Среди добровольцев был и военный хирург Джон МакКрэй (John McCrae).

640px-Lieut.-Col._John_McCrae%2C_M.D..jp

423px-In_Flanders_fields_and_other_poems

Он взял с собой подарок друга - лошадь Bonfire (Костер). Позднее он писал письма с фронта своим маленьким племянникам "от ее имени" и вместо печати ставил отпечаток ее подковы.

В апреле 1915 года он воевал в Бельгии, недалеко от Ипра, в местности, традиционно называемой Фландрией. Именно здесь произошло одно из самых жестоких сражений Первой Мировой войны - так называемая "2я битва при Ипре".

В попытке прорвать линию обороны немцы применили отравляющий газ (названный "иприт") против войск союзников. Несмотря на смертоносное действие газа, союзники сражались героически и продержались еще 16 долгих дней и ночей.

В окоп, где помещался госпиталь, непрерывно поступали сотни раненых, и военный врач МакКрэй работал не покладая рук, стараясь облегчить их страдания. Он был окружен умирающими и мертвыми. В письме матери он так описывал битву при Ипре:

"Основное мое впечатление этих дней - кошмар. Мы находимся в одном из самых страшных сражений. Семнадцать дней и семнадцать ночей, бодрствуя, я слышу звуки стрельбы и гром пушек, которые не стихают ни на минуту. И фоном этому служит зрелище сотен убитых, умирающих, раненых, контуженных людей".

2 мая 1915 года осколком снаряда был убит близкий друг МакКрэя, недавний студент из Оттавы, лейтенант Алексис Хелмер, и его похоронили рядом с полевым госпиталем, в полной темноте, т.к. из соображений безопасности зажигать огонь было категорически запрещено. За неимением пастора МакКрей прочитал молитву на его могиле, отмеченной еще одним простым деревянным крестом.

На следующее утро, в перерыве между атаками, ожидая очередную партию раненых, Джон МакКрэй написал 15 строчек, которые вскоре стали известны во многих странах. Это было стихотворение, начинающееся словами: "In Flanders Fields the poppies blow"....

Переводил сам, не стреляйте в пианиста, хоть играет он херово.

[table]

In Flanders fields the poppies blow

Between the crosses, row on row,
That mark our place; and in the sky
The larks, still bravely singing, fly
Scarce heard amid the guns below.

We are the Dead. Short days ago
We lived, felt dawn, saw sunset glow,
Loved, and were loved, and now we lie
In Flanders fields.

Take up our quarrel with the foe:
To you from failing hands we throw
The torch; be yours to hold it high.
If ye break faith with us who die
We shall not sleep, though poppies grow
In Flanders fields.

Во Фландрии, среди крестов,

Построившихся вместо нас

Бутоны маковых цветов

И в небе жаворонка глас

Под гаубичный поникли рев.

Мы мертвецы. Лишь пару дней

Назад мы были всех живей,

В любви купаясь и в заре -

И вот во Фландрской мы земле.

Поднять отныне ваш черед,

Огонь, что озарял путь нам,

К вам наша гибель вопиет!

Несите месть нашим врагам

Мы будем ждать ваших атак

Хоть усыпляет фландрский мак.

[/table]

Share this post


Link to post
Share on other sites

Гирья мекунам!

Они счастливые! Они говорят "Хайр, таваккул бар Худо!" Я хочу быть таким же уверенным, как они!

 

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ё, мавлон!

Хайр, таваккул бар Худо!

Гирья мекунам!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0