Sign in to follow this  
Followers 0
Чжан Гэда

Рукопашные схватки в общевойсковом сражении

34 posts in this topic

В развитие темы о штыках - вот такую "статью" выискал на просторах Интернета. Предлагаю с нее начать. А картинки к ней попозже вывешу - "как были" (подборка, как всегда, аховая):

Появилось стрелковое оружие, но пришло оно не с востока, где был изобретен порох, честно послуживший монгольским завоеваниям, а с запада. И предшествовало его приходу воинствующее монашество, получившее благословение католической церкви на захват восточных земель. Рыцари в украшенных крестами плащах появились на границах земли русской. Несли они с собой другие порядки, иную веру и другой образ жизни.

Западные учителя

В 1240 году шведы предприняли крестовый поход против Руси. Их войско на многих кораблях вошло в устье Невы и высадило десант. Новгород был предоставлен самому себе. Разгромленная татарами Русь не могла оказать ему никакой поддержки. По Неве шведский отряд под командованием ярла (князя) Биргера (будущий правитель Швеции и основатель Стокгольма) хотел плыть в Ладожское озеро, занять Ладогу и отсюда уже по Волхову идти к Новгороду.

Шведы не спешили с наступлением, что дало возможность Александру Невскому собрать небольшое число добровольцев из новгородцев и ладожан и, взяв свою «малую дружину», выступить навстречу врагу.

Проводить боевое слаживание данного войска времени не было. Поэтому Александр Невский решил использовать навыки ведения войны, которыми местные жители владели издавна. А именно: скрытный подход и быстрый налет.

У шведов было значительное преимущество в живой силе, техническом оснащении и навыках групповых схваток. Проигрывали они только в индивидуальном единоборстве. Поэтому Александр придумал дерзкий план, идеей которого было свести к минимуму возможность использования шведами своих преимуществ и навязать сражение, в котором общая схватка разделена на множество индивидуальных единоборств, по существу, рукопашных боев.

Русские войска скрытно приблизились к устью Ижоры, где остановились на отдых не подозревающие об их присутствии враги, и утром 15 июля внезапно напали на них.

Появление русского войска оказалось для шведов неожиданным, их ладьи стояли у берега, рядом с ними были разбиты шатры, в которых располагалась дружина. Только охранение шведов было в снаряжении и готово к бою, остальные не успели надеть защиту и вынуждены были вступить в бой неподготовленными.

С охранением справились наиболее подготовленные воины из дружины русского князя, а остальные набросились на шведов и начали рубить их топорами и мечами, прежде чем те успевали взять оружие.

Шведы бежали, спешно погрузив на корабли часть убитых и раненых. Внезапность нападения, грамотно спланированные действия и хорошая индивидуальная подготовка дружинников помогли русским воинам одержать победу в этом бою. Потом было Ледовое побоище и другие битвы на западном направлении. Русь устояла.

Особое место в отношениях с Русью занимала Литва. За время монгольского ига княжество Литовское, присоединив к себе часть территории Руси, превратилось в великое княжество Литовское и Русское.

В 1410 году армия, состоящая из поляков, русских, литовцев и татар, обратилась против Тевтонского ордена. Орден имел вдвое меньше воинов, но закованные вместе с лошадьми в броню и непробиваемые для стрел и дротиков рыцари имели больше шансов на победу. Русские, польские и литовские всадники имели только кольчуги, усиленные стальными пластинами. Татары, как всегда, были налегке.

Битва началась при Грюнвальде 15 июня. Первыми начали атаку татарские всадники, осыпая стрелами плотные шеренги рыцарей. Строй ордена стоял, не обращая внимания на отскакивавшие от блестящих доспехов стрелы. Подпустив татар как можно ближе, стальная лавина пошла на сближение с ними. Татары, уходя от нее, свернули вправо. Попытавшаяся контратаковать рыцарей конница союзного войска была опрокинута ударом ордена.

Следующий удар пришелся по русским и литовским полкам. Русь представляли смоленские полки, которые почти все полегли на этом поле, но задержали крестоносцев. После этого в бой вступила вторая линия объединенного войска, атаку по которой возглавил сам магистр ордена. Она также не выдержала удара крестоносцев, но за ней оказалась третья линия. Крестоносцы остановились в нерешительности, и в этот момент им в тыл ударили рассеянные ранее полки.

Рыцари были окружены, их строй сломан, и начался привычный рукопашный бой. Рыцарей рубили со всех сторон, стаскивали крючьями с коней и добивали узкими кинжалами. Грюнвальдская битва стала лебединой песней рыцарства, проигравшего битву именно в рукопашном бою. Пришло время стрелкового оружия и пушек, в новых условиях рукопашному бою еще предстояло занять свое достойное место.
Все лучшее в западном и восточном подходах к рукопашному бою, соединенное нашими предками, переосмысливалось в соответствии с русской традицией.

В обновленной Руси

Объятая пламенем пожаров, терзаемая со всех сторон врагами, раздираемая усобицам князей и бояр Русь неудержимо шла к самодержавию. Начались гонения и казни неугодных князей и бояр, одновременно с этим татары, просившие убежища на Руси, получали его с условием защиты от соплеменников.

Возникший у славян и у русов рукопашный бой как способ выживания и войны за столетия претерпел естественный отбор. Примитивные способы наступательной и оборонительной техники с использованием рук, ног и оружия трансформировались в единые приемы. Эти приемы стали использоваться для воинских тренировок.
Потомки русов, составившие основу княжеских и боярских родов, по-прежнему придерживались семейной традиции передачи воинских навыков в дружинах, которые состояли из «детей боярских».

Предпочтение отдавалось холодному оружию, а с появлением огнестрельного оружия учились использовать и его. Кулачный бой также являлся необходимой составляющей подготовки. Принцип «Отец умел, я умею, и дети уметь будут» работал безотказно.
Бояре служили тысячниками и сотниками, получая за это «корм» в виде собираемых с населения налогов.

Пришедшие служить в Москву безземельные князья и бояре, а также татарские «царевичи» начали подсиживать старых бояр. Разгорелся жестокий «местнический счет». Предметом спора стали волости, кто кому подчиняется по службе, а то и места, где кому сидеть на пирах. Драки были явлением частым, в ход шло искусство кулачного боя. В этих схватках бояре мутузили друг друга кулаками, таскали за бороды и боролись, катаясь по полу.

Любимым развлечением крестьян были кулачные бои. В отличие от «боевых холопов» боярских и княжеских дружин, которые практиковали воинские тренировки, крестьяне развивали искусство кулачного боя как народную традицию. На масленицу одна деревня выходила на другую драться на кулаках. Дрались до крови, бывали и убитые. Драки могли проходить не только на кулаках, но и с использованием кольев и других подручных средств.

Кроме групповых драк, проводились индивидуальные поединки, в которых любой желающий мог показать свою силу и ловкость.

Суд тоже часто сводился к поединку на кулаках, несмотря на то, что Иваном III был издан судебник с писаными законами, его внедрение в жизнь населения шло медленно, а вековые традиции имели огромную силу.

Русские воины, их подготовка, тактика и снаряжение претерпели изменения. Пехота по-прежнему была сильна в рукопашном бою, где применяла строй и индивидуальные единоборства. В последних имелся тактический смысл, заключавшийся в создании временного небольшого перевеса над противником. Например, трое на одного. Отработанными действиями воины быстро справлялись с бойцом противника, до того как ему смогут помочь товарищи.

Укрепление самодержавия становилось причиной борьбы с боярами и князьями. Князь Василий, побывавший в татарском плену, а затем лишенный боярами зрения, начал борьбу с боярской и княжеской вольностью отбирая у них власть. Он приблизил к себе татар, просивших в Руси убежища, отдав им в удел Городец на Оке. Иван III продолжил укрепление своей власти и подчинил своевольный Новгород.

На реке Шелони произошла битва, в которой 40-тысячное новгородское ополчение было легко разбито 4-тысячным профессиональным и хорошо подготовленным великокняжеским войском. Пушки и бомбарды все громче подавали голос, меняя тактику войны, а вместе с ней и требования к рукопашному бою. Присоединив Новгород, великий князь отнял у бояр кормления и вотчины, поделил их на части и раздал «боярским детям» в виде поместий.

Так появились помещики. Помещик был военнообязанный и должен был по первому требованию являться на смотр с конем и в доспехах. Ценой такого разделения была постепенная утрата старой системы подготовки дружинника рукопашному бою, зато повысилась общая дисциплина и управляемость в армии.

Главная борьба началась при Иване Грозном. Царь, проведя реформу и подготовив армию, объявил войну Казанскому ханству, апофеозом которой был штурм Казани. Комплексное использование артиллерии, подкопа с подрывом порохового заряда, стрелковой подготовки русских воинов позволило взять Казань. Отчаянные уличные бои повсеместно переросли в рукопашные схватки. Причем часто им предшествовал огонь из пищалей и самопалов, после чего происходило быстрое сближение с противником и в ход шло все имевшееся оружие.

Начавшаяся в Европе эпоха Возрождения привлекала своими достижениями Русь. Западные оружейники и литейщики опережали отечественных в своем развитии. Попытки пригласить их на Русь встречали сильнейшее сопротивление Ливонии.

В 1558 году царь послал войска в Ливонию. Война складывалась удачно для России, пока в нее не вмешались Швеция, Литва, Польша и Крым. Прибавилась и боярская измена. Часть князей со своими дружинами перешли на сторону Литвы, а наместник Дерпта Курбский выдал русскую армию на Улле, после чего перебежал к врагам, где возглавил литовские войска, двигавшиеся к Полоцку.

Опасность перед внутренней угрозой заставила царя пойти на радикальные меры. Покинув Москву, он учредил опричнину – особый «двор» со своей гвардией, в которую набрал тысячу опричников, подавляющее большинство которых были безродными людьми. Разместилось это воинство в Александровской слободе. С этого момента начинается интересный период в истории России и развитии рукопашного боя.

Жизнь в слободе была построена по монастырским правилам со строгим и аскетическим укладом жизни. Опричники носили черную монашескую одежду и разъезжали на конях с привязанными метлами и собачьими головами. Это означало, что они будут выметать метлой и выгрызать, как собаки, всю «нечисть» на Руси.

Царь пытался сделать из опричников подобие монашеского ордена. Но система опричнины имела цель, не схожую с задачами западных и восточных воинствующих монашеств. Ее задачей было отобрать власть у целого сословия бояр и князей. Для этого нужны были особые люди – дисциплинированные, решительные, смелые, способные действовать кулаком, холодным оружием и пищалью, при этом преданные царю и не связанные с основной массой князей и бояр, против которых направлялись их действия.

Такие люди нашлись, их было немного. Все они выходили из незнатных родов, но имели указанные выше способности. Внутренняя война в стране началась. Могущественная знать никогда добровольно не расстается с богатством и властью. К известным видам оружия прибавились яд и кинжал.

Небольшие группы опричников начали быстро и скрытно врываться в вотчины врагов, проводя их вооруженные захваты, а затем и дознание.

Опричнина стала прообразом современной спецслужбы. Ее яркий представитель, Малюта Скуратов, при небольшом росте отличался выдающейся силой и ударом кулака мог убить быка (Масутацу Ояме для достижения подобного понадобились годы тренировок). Именно опричники развили навыки рукопашного боя, необходимые при проведении мероприятий полицейского характера. Достойно показали себя они и в борьбе с внешними врагами России. Тот же Малюта был в одном из боевых полков и погиб в бою при взятии замка Вейсенштейн (ныне г. Пайде в Эстонии) 1 января I573 года.

В Российской империи

Хочется сказать пару слов о казаках, которые имели свои традиции, особенности, привычки и правила ведения рукопашного боя. Казаки, умелые бойцы и удалые рукопашники, были незаменимым подспорьем в ратных делах. Так, нанятые во времена Ивана Грозного 500 казаков во главе с Ермаком сумели покорить все сибирское ханство. Пищали, пушки и рукопашный бой – главный арсенал казачьих приемов, которые помогли добиться ошеломляющего успеха.

Начавшееся смутное время, происходившее не без участия казаков и поляков, оставило много примеров рукопашных схваток, проходивших в борьбе за российскую власть, но на развитие истории влияло мало, и новшеств ни в общеармейские дела, ни в приемы рукопашного боя не внесло. Своеобразный период застоя продолжался до эпохи царствования Петра I.

Петр, с детства имеющий склонность к военному делу, еще в потешных войсках обучился метанию копья, стрельбе из лука и мушкета. На этом его «индивидуальная подготовка» как бойца была закончена. Иностранцы, с которыми в детстве царь имел возможность свободно общаться, оказали на него сильное влияние, и он начал создание новой армии на основе лучших западных достижений. При этом Петр уходил от шаблона и не отказывался от всего лучшего, что было в нашей армии.

Основным строем пехоты стал развернутый строй в 6 шеренг. В боевую подготовку были введены приемы быстрого заряжания и стрельбы, после которой производилось быстрое перестроение. Основным вооружением стала фузея с багинетом и шпага. Стрелковое оружие было неточным, но при массовой стрельбе наносило противнику ощутимый урон. При сближении с противником в ход пускались багинет и шпага. То и другое требовало своеобразных навыков фехтования. Именно ему и обучали армию, обучение рукопашному бою в чистом виде не велось.

Работа острым багинетом требовала особой ловкости, а отсутствие у солдат защитных средств заставляло парировать удары противника оружием или уворачиваться от них. При этом чисто штыковой бой был эффективен, когда подразделение имело возможность держать строй. Но если строй по каким-либо причинам рассыпался или бой происходил в узком пространстве, в ход шли испытанные старые навыки рукопашного боя.

Удивительно, что при отсутствии обучения оному навыки ведения рукопашного боя у армии имелись. Набранные рекрутским набором из народа воины хорошо владели традиционными приемами кулачных и палочных боев, тогда еще в изобилии происходивших в русской деревне.

В сражении при Лесной основным вкладом в победу русских войск был стремительный удар в штыки и шпаги по шведским позициям, переросший в ожесточенный рукопашный бой и закончившийся победой русских. Так же закончилась знаменитая Полтавская битва, когда русские и шведские войска, пройдя дистанции пушечного и ружейного огня, стремительно бросились навстречу друг другу. Закипела жаркая рукопашная схватка.

Страшная работа штыков и сабель, прикладов, пик и алебард сеет вокруг разрушение и смерть. В бою принимают участие и части «старого строя» – казаки и калмыки (иррегулярные войска), их умение сражаться в рукопашном бою также вносит вклад в победу.

Особых навыков и умения требовал рукопашный бой в морских сражениях. Взятие вражеского судна на абордаж не оставляло никаких вариантов для схватки, кроме рукопашного. При этом защитное снаряжение также мало годилось к применению. При падении в воду оно работало, словно камень на шее, и тянуло ко дну. Фузея с багинетом не давали возможности развернуться на тесной палубе. Оставалось использовать пистоли, шпаги и кинжалы. Вот где была нужна выучка и дерзость.

Россия стала империей, родившей новые славные имена. Генералиссимус Суворов – одно из них. При Суворове к искусству рукопашного боя традиционно относились серьезно, а к штыку уважительно. Сам Суворов в совершенстве изучил одиночную подготовку своей эпохи, пройдя по служебной лестнице все должности нижних чинов. Его главной задачей было учить тому, что необходимо на войне.

Он учил тишине в строю, порядку огня, быстроте перестроений и безудержной штыковой атаке. При нем искусство штыкового боя было поднято на недосягаемую для иностранных армий высоту. Сохранилось описание боя с турками у Кинбурнской косы. Бой перерос в рукопашную. Суворов был в первых рядах, пеший (лошадь была ранена). Несколько турок бросились на него, но рядовой Шлиссельбургского полка Новиков одного застрелил, другого заколол, остальные бежали.

При взятии Измаила бой во многих местах имел чисто рукопашный характер. Часть казаков была вооружена короткими пиками – оружием, наиболее в тесноте способным к действиям. Когда они уже карабкались на стены, толпа турок сбоку бросилась на казаков. Пики разлетались под ударами турецких сабель, и казаки сражались голыми руками. Им удалось продержаться до прихода на помощь конницы и 2-го батальона Полоцкого мушкетерского полка.

В городе велась ожесточенная борьба за каждое здание. С ружьями наперевес солдаты бросались в схватки на узких улицах. Выстрел в упор, и штыковой бой. Короткие казачьи пики врезаются во вражескую плоть. Дунай был красный от крови.

Отечественная война 1812 года привела к партизанской борьбе против французских завоевателей. Регулярные части и народное ополчение часто действовали совместно, что способствовало восстановлению народных традиций рукопашного боя в армии.
Весь XIX век прошел в непрерывных войнах.

Несмотря на различие в театрах военных действий и уровнях подготовки противников, рукопашный бой по-прежнему играл ключевую роль в самых ожесточенных схватках. В войсках его учили как штыковой или фехтование, но сути это не меняло. Большую роль сыграло появление в армии новых видов стрелкового оружия.

Принятие на вооружение револьвера системы Смита и Вессона, винтовки Мосина и укороченного ее кавалерийского аналога, а также пулеметов произвело в рукопашном бою большую революцию, чем прошедшие столетия. Рукопашный бой все более заменялся ближним огневым или совмещался с ним.

Тем не менее штыковые атаки и рукопашный бой еще долго играли ключевую роль в действиях пехоты.

Во время русско-японской войны 1904–1905 гг. казался странным фанатизм врага, его безразличное отношение к собственной жизни в штыковых атаках и готовность умереть в любую минуту. Тем не менее именно в рукопашных схватках было наибольшее преимущество российского солдата.

Это наглядно показывает один из наиболее успешных для русской армии, хотя и малоизвестных ныне эпизодов этой войны – бой за Новгородскую и Путиловскую сопки. Когда русские части достигли японских окопов, завязался рукопашный бой.

Генерал-лейтенант Сахаров в телеграмме в главный штаб от 5 октября 1904 года писал: «Доказательства упорного штыкового боя на сопке очевидны. Некоторые из наших офицеров, подававшие примеры и первыми ворвавшиеся в японские окопы, заколоты. Оружие наших убитых и оружие японцев носит следы отчаянной рукопашной схватки». Бой закончился победой русских войск. На сопке было обнаружено 1500 тел японских солдат и офицеров. Захвачены 11 орудий и 1 пулемет. Вот такой вот «культурный обмен» с представителями восточных единоборств.

Share this post


Link to post
Share on other sites


Иллюстрации к вышеприведенной "статье" (включая ряд работ Н. Самокиша, В. Верещагина и т.д.), подобранные по непонятному мне принципу. Порядок следования сохранен, как и в "статье", названий картин не привожу:

post-19-0-34636900-1400759020.jpg

post-19-0-94210600-1400759048_thumb.jpg

post-19-0-07691700-1400759059_thumb.jpg

post-19-0-71514300-1400759084.jpg

post-19-0-83662900-1400759140_thumb.jpg

post-19-0-59706400-1400759145.jpg

post-19-0-44387800-1400759150.jpg

post-19-0-93892500-1400759156_thumb.jpg

post-19-0-30899800-1400759167_thumb.jpg

post-19-0-87069100-1400759172.jpg

post-19-0-38861600-1400759178_thumb.jpg

post-19-0-90929700-1400759217_thumb.jpg

post-19-0-20759100-1400759268_thumb.jpg

post-19-0-37582400-1400759277_thumb.jpg

post-19-0-25136800-1400759285_thumb.jpg

post-19-0-88669800-1400759290.jpg

post-19-0-20826700-1400759296_thumb.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites
вот такую "статью" выискал на просторах Интернета

Похоже на реферат или сочинение пятиклассника.

Появилось стрелковое оружие, но пришло оно не с востока, где был изобретен порох, честно послуживший монгольским завоеваниям, а с запада.

Никак оно не послужило монголам. Они использовали обычные метательные машины.

Oborona_Kozelska.jpg

Оборона Козельска, миниатюра 16 века из Никоновской летописи.

Огнестрельное оружие появилось в Китае в X веке. Изначально материалом служила древесина бамбука. Наши "тюфяки" тоже были из дерева.

1277px-FireLanceAndGrenade10thCenturyDun

Обратите внимание на индивидуума с тремя змеями на башке (справа вверху). У него в руках - бамбуковое огненное копие тычет будду в жопие.

И предшествовало его приходу воинствующее монашество, получившее благословение католической церкви на захват восточных земель.

Только земель язычников - балтов и чуди. Католическая церковь не могла благословить Крестовый поход против других христиан, пусть и схизматиков.

Их войско на многих кораблях вошло в устье Невы и высадило десант.

Задумайтесь - где устье Невы, и где Новгород. Это была экспедиция по колонизации тех самых язычников-чуди. В историографии это Второй Крестовый поход шведов в Финляндию. Потери шведов в Невской битве - всего несколько десятков человек. Участие лично ярла Биргера маловероятно. Так что в целом все это на уровне деревенской драки стенка на стенку и не годится в качестве примера серьезной битвы.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Похоже на реферат или сочинение пятиклассника.

Это в оригинале опубликовано на сайте "Братишка", а уровень - уровень такой, какой есть. Главное, что этот опус деятельно обсуждали в разных местах Интернета и подчас высказывали "авторитетные мнения" типа "все БИ - от слОвяно-Ариев" и т.п.

Никак оно не послужило монголам. Они использовали обычные метательные машины.

Учитывая, что сама миниатюра XVI в.

Вообще, они порох использовали. В Китае, Корее и Японии - точно. На западном направлении все шло по пути использования местных средств - например, в Средней и Передней Азии применяли нефтяные снаряды.

Наши "тюфяки" тоже были из дерева.

Откель дровишки, позволю себе каламбур?

Только земель язычников - балтов и чуди. Католическая церковь не могла благословить Крестовый поход против других христиан, пусть и схизматиков.

Для целей "статьи" подобная мелочь несущественна.

Задумайтесь - где устье Невы, и где Новгород. Это была экспедиция по колонизации тех самых язычников-чуди. В историографии это Второй Крестовый поход шведов в Финляндию. Потери шведов в Невской битве - всего несколько десятков человек. Участие лично ярла Биргера маловероятно. Так что в целом все это на уровне деревенской драки стенка на стенку и не годится в качестве примера серьезной битвы.

Все, что есть исторического:

В лѣто 6748 [1240]. Придоша Свѣи в силѣ велицѣ, и Мурмане, и Сумь, и ѣмь в кораблихъ множьство много зѣло; Свѣи съ княземь и съ пискупы своими; и сташа в Невѣ устье Ижеры, хотяче всприяти Ладогу, просто же реку и Новъгородъ /л.126об./ и всю область Новгородьскую. Но еще преблагыи, премилостивыи человѣколюбець богъ ублюде ны и защити от иноплеменьникъ, яко всуе трудишася без божия повелѣния: приде бо вѣсть в Новъгородъ, яко Свѣи идуть къ Ладозѣ. Князь же Олександръ не умедли ни мало с новгородци и с ладожаны приде на ня, и побѣди я силою святыя Софья и молитвами владычица нашея богородица и приснодѣвица Мария, мѣсяца июля въ 15, на память святого Кюрика и Улиты, в недѣлю на Сборъ святыхъ отець 630, иже в Халкидонѣ; и ту бысть велика сѣча Свѣемъ. И ту убиенъ бысть воевода ихъ, именемь Спиридонъ; а инии творяху, яко и пискупъ убьенъ бысть ту же; и множество /л.127./ много ихъ паде; и накладше корабля два вятшихъ мужь, преже себе пустиша и к морю; а прокъ ихъ, ископавше яму, вметаша в ню бещисла; а инии мнози язвьни быша; и в ту нощь, не дождавше свѣта понедѣльника, посрамлени отъидоша.

Новгородець же ту паде: Костянтинъ Луготиниць, Гюрята Пинещиничь, Намѣстъ, Дрочило Нездыловъ сынъ кожевника, а всѣхъ 20 мужь с ладожаны, или мне 1, богь вѣстъ. Князь же Олександръ съ новгородци и с ладожаны придоша вси здрави въ своя си, схранени богомь и святою Софьею и молитвами всѣхъ святыхъ.

http://krotov.info/acts/12/pvl/novg07.htm

Все остальное - житийная литература с ее "вкусными подробностями" и ее развитие в беллетристике.

А "местер Белгеръ" появляется там вот отсюда:

Первие сего подьялъся местерь Бельгерь[1] и шелъ в Неву, и срѣте его князь великий Александръ Ярославич на Ижерѣ-рѣцѣ,[2] и самого прогна, а рать его поби.

http://lib.pushkinskijdom.ru/Default.aspx?tabid=4975

[1] Первие сего подьялъся местерь Бельгерь...Бельгерь — искаженное Биргер (из знатного рода Фолькунгов, ум. в 1266 г.) — руководитель внешней и внутренней политики Швеции в середине XIII в.; ярл (герцог) с 1248 г.; положил начало активной завоевательной политике Швеции в отношении финских, карельских и русских земель; в 1240 г. возглавлял шведские войска, вторгшиеся в пределы Руси.

[2] ...князь великий Александръ Ярославич на Ижерѣ-рѣцѣ... — Новгородский (с 1236 г.), а затем и великий князь владимирский (1252—1263 гг.) Александр Ярославич Невский (1220—1263) разбил шведов на левом берегу реки Ижоры (приток Невы) 15 июля 1240 г.

Собственно, если и была база под всякими утверждениями относительно участия Биргера Фолькунга в битве на Неве - то только из "Рукописания Магнуша" (документа явно дидактического и составленного в Новогороде).

Share this post


Link to post
Share on other sites

В 1410 году армия, состоящая из поляков, русских, литовцев и татар, обратилась против Тевтонского ордена. Орден имел вдвое меньше воинов, но закованные вместе с лошадьми в броню и непробиваемые для стрел и дротиков рыцари имели больше шансов на победу.

Учитывая, что добрая половина солдат с обоих сторон - наемники, снаряжение у них было примерно одинаковым.

Пришло время стрелкового оружия и пушек, в новых условиях рукопашному бою еще предстояло занять свое достойное место.

Бомбарды были и под Грюнвальдом. Вот такие:

Kwidzyn_bombarda.jpg

Но в любом случае автор жжот, потому что первым сражением, в котором огнестрел повлиял на ход битвы, считается битва при Павии 1525 г.

Учитывая, что сама миниатюра XVI в.

Последние камнеметы использовали в конце 15 века, так что художник явно откуда-то срисовывал.

Откель дровишки, позволю себе каламбур?

Первые на основе дровишек и делались.

Изготовление пушки было непростой задачей. Чтобы получить необходимую форму, требовался деревянный сердечник. На нем временно продольно закрепляли длинные железные полосы. Затем сверху насаживали на определенном расстоянии друг от друга железные кольца. Отсюда понятно происхождение используемого до сих пор английского слова «barrel», обозначающего одновременно и орудийный ствол, и бочку, поскольку в обоих случаях применялся одинаковый метод насаживания колец или обручей на железные полосы или деревянную клепку. Для соединения ковкой отдельных фрагментов в единое целое металлические детали требовалось раскалить добела, после чего дерево вынималось или выжигалось.

Уильям Карман. История огнестрельного оружия. С древнейших времен до XX века

Давайте запилим тему о заре ствольной артиллерии, это познавательно.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Учитывая, что добрая половина солдат с обоих сторон - наемники, снаряжение у них было примерно одинаковым.

Грюнвальд - это отдельная тема. Там если начать польских рыцарей по обе стороны баррикад считать, то уже можно прийти к интересным выводам.

Опять же, достоверно неизвестно, на чьей стороне старый Ян из Троцнова заработал себе почетное прозвище "Жижка"...

Бомбарды были и под Грюнвальдом.

А также при Креси (1346) и, как говорили, на Косовом Поле (1389), хотя на Косовом Поле было несколько битв в разное время.

Последние камнеметы использовали в конце 15 века, так что художник явно откуда-то срисовывал.

На Руси большой потребности в камнеметах не было. Вряд ли он срисовывал.

Первые на основе дровишек и делались.

Но все равно - ствол не из дерева.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Князь Василий, побывавший в татарском плену, а затем лишенный боярами зрения, начал борьбу с боярской и княжеской вольностью отбирая у них власть.

Он был ослеплен не какими-то боярами, а князьями.

Западные оружейники и литейщики опережали отечественных в своем развитии. Попытки пригласить их на Русь встречали сильнейшее сопротивление Ливонии.

Интересно, в чем это выражалось? Великий магистр вызывал царя в Страсбургский суд?

Вообще, они порох использовали. В Китае, Корее и Японии - точно. На западном направлении все шло по пути использования местных средств - например, в Средней и Передней Азии применяли нефтяные снаряды.

Вряд ли можно считать татар посредниками в передаче огнестрельного оружия на Русь. Татары в отношении использования этого оружия долгое время отставали от своих европей­ских соседей. Огнестрельное оружие, упомянутое у крымцев в 1502 г., лишь в 20-е годы XVI столетия получает у них заметное распространение и то под влиянием турок (см.: Каргалов В. В. На степной границе. М., 1974, с. 30, 70). Известный мне первый случай осады татарами г. Пронска с помощью пушек и пищалей отме­чен Воскресенской летописью под 1541 г.

Кирпичников А. Н. Военное дело на Руси в XII-XV вв.

Грюнвальд - это отдельная тема. Там если начать польских рыцарей по обе стороны баррикад считать, то уже можно прийти к интересным выводам.

Давайте обсудим здесь. Про Жижку самому материалы пригодятся.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Спорить тут можно только с Кирпичниковым:


Кирпичников А. Н. Военное дело на Руси в XII-XV вв.

Он, мягко говоря, заблуждается - применение ордынцами пушек отмечено в 1376 г. в Булгаре. Там ордынские военачальники Асан-хан и Мухаммед Султан обстреляли подошедшее к стенам русское войско (под руководством известного по Куликовской битве Боброка-Волынца) из пушек:

Того же лета посылал князь великий Дмитрей Ива|л. 312 об.|новичь князя Дмитрея Волынского ратью на безбожных болгар, а князь Дмитрей Костянтиновичь суждальской посла сыны своя Василья да Ивана, а с ними бояр своих и вой многи. И приидоша в Болгары марта 16. Погании же изыдоша против их, и стагаа на бой и нача стреляти, а инии з града гром пущаху, страшаще полки руския, а инии из самострелов стреляху, а друзии на верблюдах выежжаше, полошающе кони руския. Они же никако сего не страшахуся, но крепко сташа на бой. Окаяннии же болгары побегоша во град свой, и погониша русь по них, и убиша ту бесермян 70. Князи же болгарский Асан и Махмат |л. 313| Салтан добиста челом великому князю и тестю его князю Дмитрею Костянтиновичю 2000 рублями, а ратем их 3000 рублями, а дарагу и таможника великаго князя посадиша в Болгарех и отъидошя прочь, многа зла сотворивше поганым, суды их и села, и зимницы пожгошя, а людей изсекошя.

Ну а до этого монголы в Китае, Корее и Японии прекрасно метали пороховые заряды из катапульт (в частности, см. "Моко сурай экотоба"), освоили ручницы, стрелявшие короткими стрелами с жестким оперением, и с 1330-х годов достоверно имели на вооружении небольшие бомбарды (есть артефакты).

Не исключено, что орудия Асан-хана прибыли на Волгу из Китая.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Вернемся к рукопашным - если считать, что русские войска делали упор на рукопашный бой с XVIII в., то это противоречит применявшейся в войсках линейной тактике - рукопашная была ей помеха, и использовалась как крайняя мера.

Если брать "Науку побеждать" А.В. Суворова (1795), то там все про рукопашный бой выражено более, чем сумбурно:

УЧЕНЬЕ РАЗВОДНОЕ, ИЛИ ПРЕД РАЗВОДОМ

Развод — от оного главное влияние в обучение

I. Исправься! Бей сбор! Ученье будет! Приемы и повороты по команде, по флигельману, по барабану.

II. Пальба будет! Заряжай ружье! — Плутонгами, полудивизионами, дивизионами. — При заряжании приклада на землю отнюдь не ставить. Отскакивает шомпол? — Пуля некрепко прибита.

Наблюдать косой ряд; приклад крепко упереть в сгиб правого плеча, ствол бросить на левую ладонь. Пуля бьет в полчеловека. Примерно можно и с порохом. Ружья чистить между часов. Выстрелять между одного и двух патронов.

Наступление плутонгами начинай! — Отбою нет. Сигнал барабана — «поход», — выстрелять от одного до двух патронов.

III. Атакуй первую неприятельскую линию! В штыки! Коли, коли! Рядовые: Ура! — громогласно. Краткий отбой.

IV. Неприятельская кавалерия скачет на выручку своей пехоте. -- Атакуй! — Здесь держать штык в брюхо человеку; случится, что попадет штык в морду, в шею, особливо в грудь лошади. — Краткий отбой.

Атакуй вторую неприятельскую линию, или резервы неприятельские атакуй! Отбой. Сим кончится.

Третья — сквозная атака. Линия равняется вмиг. Вперед! Не смеет никто пятиться, ни четверти шага назад. Ступай! Повзводно, полу дивизионами или дивизионами! — На походе плутонги вздваивают в полудивизионы, или сии ломают на плутонги. Солдатский шаг аршин, в захождении полтора аршина. Начинает барабан, бьет свои три колена; его сменяет музыка, играет полный поход; паки барабан. И так сменяются между собой. Бить и играть скорее, от того скорее шаг. Интервалы или промежутки между взводов весьма соблюдать, дабы пришед на прежнее место, при команде «стой!» все взводы вдруг стояли и заходили в линию.

Вторая или первая половина линии, по рядам, налево или направо, ступай в атаку! — Ступай! У сего барабан — «фелъдмарш».

Заходить против части, на месте стоящей из картечного выстрела вон. Ступай! «Поход» — во все барабаны.

На 80 саженях от противничья фронта бежать вперед от 10 до 15 шагов через картечную черту полевой большой артиллерии; на 60 саженях то же через картечную черту полковой артиллерии, и на 60 шагах — верной черты пуль.

Ступай, ступай! В штыки! Ура! — Противная линия встречает пальбой на сей последней дистанции, а на 30 шагах ударит сама в штыки. С обеих сторон сквозная атака.

Равно сему другая линия: атака! Обе части на прежних местах, тако же отдельная часть. Заходить колонною для деплояды фронтов, ежели есть место.

V.Обе части делают колонны по числу людей в разводе, в одну или две колонны.

<неразборчиво> колонны, <неразборчиво> — Барабан бьет поход на 60 шагах одни от других.

Ступай! Ступай! Атакуй в штыки! Ура! — Мушкет в правой руке на перевесе; колонны между собою насквозь быстро, примерно колют. Колонны, строй каре! Стрелки, стреляй в ранжире! Плутонгами, начинай! — Здесь каре на месте. Стрелки бьют наездников и набегающих неприятелей, а особливо чиновников; плутонги палят в их толпы. Пальба должна быть кратка, ибо тут дело больше картечь. Потом бросаются колоть.

Ступай, ступай! Атакуй! В штыки! Ура! — Что воображается сквозною карейною атакою.

Стрелки, вперед! Докалывай! Достреливай! Бери в полон! На оставшихся басурман между кареев! Барабан — краткий сбор!

Стрелки, в свои места! Карей — строй колонны! — Исполнение то же, как выше о колоннах.

Колонны, строй карей! Карей, марш! Ступай! Ступай! Атакуй! В штыки! Ура! Здесь без пальбы, атака же прежняя.

VI. Карей, строй линейный фронт! А заходящей части, по рассмотрению, вместо линии строиться в колонну или по четыре ряда. Команда оной: по рядам <неразборчиво> по четыре, направо или налево, ступай на прежнее место! Строй фронт. Барабан — «фельдмарш».

Сии основательные маневры, марши и эволюции равны в батальонных, полковых и корпусных экзерцициях.

VII.Начальник может требовать: Батального огня? Исправный приклад правит пальбою.

Здесь оный расстраивается по неминуемой торопливости; но во взводной пальбе оный виден <неразборчиво> пальбы на баталии выйдет сама собою. Для сбережения пули тут на каждом выстреле всякий своего противника должен целить, чтобы его убить.

Залпа? — В разводе, коли(?) с пальбою, для очищения ружей. В ином строю — только для исправности приклада. Против неприятеля не годится: он может сколоть и порубить, пока опять заряжают.

Наступных плутонгов? — Только для движения, но против неприятеля сия ломаная линия не годится, ибо они ее, особливо и малою кавалериею, изрубить может.

Отступных плутонгов? — Лучше об оных и не помышлять! Влияние их солдату весьма опасно, а потому и ни о каких ретирадах в пехоте и кавалерии не мыслить.

СЛОВЕСНОЕ ПОУЧЕНИЕ СОЛДАТАМ О ЗНАНИИ, ДЛЯ НИХ НЕОБХОДИМОМ

После сего разводного учения, когда оное будет учинено по приходе развода в главную квартиру, куда оный приходит до рассвета, а на рассвете выходит уже на площадь, — штаб-офицер того полку, чей развод, командует: под курок и начинает в присутствии всего генералитета, штаб и обер-офицеров говорить к солдатам их наречием наизусть следующее:

VIII. Каблуки сомкнуты, подколенки стянуты! Солдат стоит стрелкой: четвертого вижу, пятого не вижу.

Военный шаг — аршин, в захождении — полтора аршина. Береги интервалы! Солдат во фронте на шагу строится по локтю; шеренга от шеренги три шага; в марше — два. Барабаны, не мешай!

IX. Береги пулю на три дня, а иногда и на целую кампанию, когда негде взять. Стреляй редко, да метко, штыком коли крепко. Пуля обмишулится, а штык не обмишулится. Пуля — дура, штык — молодец! Коли один раз! Бросай басурмана со штыка: мертв на штыке, царапает саблей шею. Сабля на шею — отскоча шаг, ударь опять! Коли другого, коли третьего! Богатырь заколет полдюжины, а я видал и больше.

Береги пулю в дуле! Трое наскочат — первого заколи, второго застрели, третьему штыком карачун!

В атаке не задерживай! Для пальбы стреляй сильно в мишень. На человека пуль двадцать, купи свинца из экономии, немного стоит. Мы стреляем цельно. У нас пропадает тридцатая пуля, а в полевой и полковой артиллерии разве меньше десятого заряду.

Фитиль на картечь - бросься на картечь! — Летит сверх головы. Пушки твои, люди твои! Вали на месте! Гони, коли! Остальным давай пощаду. Грех напрасно убивать, они такие же люди.

Умирай за дом Богородицы, за матушку, за пресветлейший дом! — Церковь бога молит. Кто остался жив, тому честь и слава!

Обывателя не обижай: он нас поит и кормит. Солдат не разбойник.

Святая добычь! Возьми лагерь - все ваше. Возьми крепость -- все ваше. В Измаиле, кроме иного, делили золото и серебро пригоршнями. Так и во многих местах. Без приказа отнюдь не ходи на добычь!

X. Баталия полевая. Три атаки: в крыло, которое слабее. Крепкое крыло закрыто лесом — это немудрено: солдат проберется и болотом. Тяжелее через реку — без мосту не перебежишь. Шанцы всякие перескочишь. Атака в середину невыгодна, разве кавалерия хорошо рубить будет, а иначе самих сожмут. Атака в тыл очень хороша, только для небольшого корпуса, а армиею заходить тяжело.

Баталия в поле; линиею против регулярных; кареями против басурман. Колонн нет. А может случится и против турков, что пятисотному карею надлежать будет прорвать пяти и семитысячную толпу с помощью фланговых кареев. На тот случай бросится он в колонну. Но в том до сего нужды не бывало. Есть безбожные, ветреные, сумасбродные французишки. Они воюют на немцев и иных колоннами. Если бы нам случилось против них, то надобно нам их бить колоннами же.

Баталия на окопы — на основании полевой. Ров не глубок, вал не высок — бросься в ров, скачи через вал, ударь в штыки, коли, голи, бери в полон! Помни — отрезывать тут подручнее коннице. В Праге отрезала пехота, да тут были тройные и большие окопы и делая крепость, для того атаковали колоннами.

XI. Штурм или валовый приступ. Ломи через засеки, бросай плетни через волчьи ямы! Быстро беги! Прыгай через палисады, бросай фашины, спускайся в ров, ставь лестницы! Стрелки, очищай колонны, стреляй по головам! Колонны, лети через стены на вал, скалывай! На валу вытягивай линию! Караул к пороховым погребам! Отворяй ворота коннице! Неприятель бежит в город — его пушки обороти по нем. Стреляй сильно в улицы, бомбардируй живо! Недосуг за этим ходить. Приказ — спускайся в город, режь неприятеля на улицах! Конница, руби! В домы не ходи, бей на площадях! Штурмуй, где неприятель засел! Занимай площадь, ставь гауптвахт. Расставляй вмиг пикеты к воротам, погребам, магазейнам! Неприятель сдался — пощада! Стена занята — на добычь!

XII. Три воинские искусства.

Первое — глазомер: как в лагерь стать, как идти, где атаковать, гнать и бить.

Второе — быстрота. Поход полевой артиллерии от полу до версты впереди, чтобы спускам и подъемам не мешала. Колонна сближится - оная опять выиграет свое место. Под гору сошед, на равнине — на рысях.

Поход по рядам или по четыре для тесной улицы, для узкого мосту, для водяных и болотных мест, по тропинкам; и только, когда атаковать неприятеля — взводами, чтобы хвост сократить. У взводов двойные интервалы на шаг.

Не останавливайся, гуляй, играй, пой песни, бей барабан, музыка, греми! Десяток [верст] отломал - первый взвод, снимай ветры, ложись! За ним второй взвод, и так взвод за взводом. Первые задних не жди. Линия в колонне на марше растянется: коли по четыре, то в полтора [раза], а по рядам — вдвое. Стояла на шагу — идет на двух; стояла на одной версте, растянется на две; стояла на двух — растянется на четыре; то досталось бы первым взводам ждать последних полчаса по-пустому.

На первом десятке [верст] отдых час. Первый взвод вспрыгнул, надел ветры, бежит вперед десять-пятнадцать шагов; а на походе, прошед узкое место, на гору или под гору — от пятнадцати и до пятидесяти шагов. И так взвод за взводом, чтобы задние между тем отдыхали.

Второй десяток — отбой! Отдых — час и больше. Коли третий переход мал, то оба пополам, и тут отдых три четверти часа, или полчаса, или и четверть часа, чтобы ребятам поспеть скорее к кашам. Это — для пехоты.

Конница своим походом вперед. С коней долой! Отдыхает мало и [когда] свыше десятка [верст пройдет], чтобы дать коням в лагере выстояться.

Кашеварные повозки впереди с палаточными ящиками. Братцы пришли — к каше поспели. Артельный староста [кричит] — «к кашам!». На завтраке отдых четыре часа. То же самое к ночлегу, отдых шесть часов и до осьми, какова дорога. А сближаясь к неприятелю, котлы с припасом сноровлены к палаточным ящикам, дрова запасены на оных.

По сей быстроте и люди не устали. Неприятель нас не чает, считает нас за сто верст, а коли издалека, то в двух и трехстах и больше. Вдруг мы на него как снег на голову. Закружится у него голова. Атакуй, с чем пришли, с чем бог послал! Конница, начинай! Руби, коли, гони, отрезывай, не упускай! Ура! Чудеса творят братцы!

Третье — натиск. Нога ногу подкрепляет, рука руку усиляет. В пальбе много людей гибнет. У неприятеля те же руки, да русского штыка не знает.

Вытяни линию, тотчас атакуй холодным ружьем! Недосуг вытягивать линии — подвиг из закрытого, из тесного места — коли пехота, в штыки! Конница тут и есть. — Ущелья на версту нет, [атакуй], картечь через голову — пушки твои.

Обыкновенно конница врубается прежде, пехота за ней бежит. Только везде строй! Конница должна действовать всюду, как пехота, исключая зыби; там коли на поводах. Казаки везде пролезут. В окончательной победе, конница, гони, руби! Конница займется, пехота не отстанет.

В двух шеренгах сила, в трех полторы силы: передняя рвет, вторая валит, третья довершает.

XIII. Бойся богадельни! Немецкие лекарства издалека, тухлые, всплошь бессильные и вредные. Русский солдат к ним не привык. У вас есть в артелях корешки, травушки, муравушки. Солдат дорог. Береги здоровье! Чисти желудок коли засорится. Голод — лучшее лекарство. Кто не бережет людей — офицеру арест, унтер-офицеру и ефрейтору палочки, да и самому палочки, кто себя не бережет. Жидок желудок — есть хочется — на закате солнышка немного пустой кашки с хлебцем, а крепкому желудку буквица в теплой воде или корень коневого шавелю. Помните, господа, полевой лечебник штаб-лекаря Белопольского! В горячке ничего не ешь хоть до двенадцати дней, а пей солдатский квас: то и лекарство. А в лихорадке не пей, не ешь: штраф! — За что себя, не берег.

В богадельне первый день мягкая постель, второй день — французская похлебка, третий день ее братец-домовище к себе тащит. Один умирает, а десять товарищей хлебают его смертельный дых. В лагере больные, слабые? Хворые в шалашах, [а] не в деревнях — воздух чище.

Хоть без лазарета и вовсе быть нельзя. Тут не надобно жалеть денег на хорошие лекарства, коли есть где купить сверх своих и на прочие выгоды без прихотей. Да все это неважно! Мы умеем себя беречь. Где умирает ото ста один человек, а у нас и от пятисот в месяц меньше умирает. Здоровому - воздух, еда, питье, больному же — воздух, питье!

XIV. Богатыри! Неприятель от вас дрожит. Да есть неприятель больше и богадельни: проклятая немогузнайка, намека, догадка, лживка, лукавка, краснословка, крат-комолвка, двуличка, вежливка, бестолковка, кличка, что бестолково и выговаривать: хрой, прикак, афох, вайрках рок, ад проч. и проч. Стыдно сказать! От немогузнайки много, много беды.

За немогузнайку офицеру арест, а штаб-офицеру от старшего штаб-офицера арест квартирный.

Солдату надлежит быть здорову, храбру, тверду, решиму, справедливу, благочестиву. Молись богу! От него победа. Чудо-богатыри! Бог нас водит — он нам генерал!

XV. Ученье свет, неученье — тьма. Дело мастера боится. И крестьянин [коли] не умеет сохой владеть, [так] хлеб не родится. За ученого трех неученых дают. Нам мало трех! Давай лам шесть! Нам мало шести, давай нам десять на одного! Всех побьем, повалим, в полон возьмем! [В] последнюю кампанию неприятель потерял счетных семьдесят пять тысяч, только что не сто тысяч. Он искусно и отчаянно дрался, а мы и одной полной тысячи не потеряли. Вот, братцы, воинское обучение! Господа офицеры — какой восторг!

По окончании сего разговора фельдмаршал сам командует: к паролю! С обоих крыл часовые вперед! Ступай! На караул!

По отдаче генералитету или иным пароля, лозунга и сигнала [следует] похвала или в чем хула разводу. Потом громогласно:

Субординация,

Экзерциция,

Послушание,

Обучение,

Дисциплина,

Ордер воинский,

Чистота,

Здоровье,

Опрятность,

Бодрость,

Смелость,

Храбрость,

Победа!

Слава, слава, слава!

Т.е. никакой системы рукопашного боя нет и не прослеживается и намека, везде подчеркивается важность сохранения строя и применения штыка по дрогнувшему и побежавшему противнику.

Share this post


Link to post
Share on other sites

В развитие темы о штыках...

Это в оригинале опубликовано на сайте "Братишка", а уровень - уровень такой, какой есть...

Несколько лет назад была в журнале "Братишка" весьма неплохая статья о значении штыкового боя.

[error]Развитие дискуссии о Невской битве выделено в отдельную тему - Невская битва - факты и агиографические легенды.[/error]

Share this post


Link to post
Share on other sites

Значение штыкового боя велико в случае, когда физический контакт детерминирован - при захвате укрепленной позиции, в населенном пункте (вариант случая захвата позиций).

А если взять чисто поле, две армии по Н тысяч человек, выстроившихся в линии друг напротив друга, то штык там играл вспомогательную роль.

Даже при условии, что одна из сторон пошла в штыковую, не факт, что имел место штыковой бой - вторая сторона могла не принять бой и отойти с занимаемой позиции (главная идея штыковой атаки), либо сама перейти в контратаку и атакующие отступали, боя не приняв.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Штыковой бой в чистом поле еще возможен, когда степень взаимного остервенения противников зашкаливает, а патронами они обеспечены плохо. Типичная история на протяжении всей Гражданской войны в России.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Типичная история на протяжении всей Гражданской войны в России.

А какие примеры?

Например, Ковтюх постоянно использовал удар штыками, но при штурме укрепленных позиций или городов.

Я не помню случаев, чтобы в ГВ был выход двух строев пехоты в чистом поле и бой штыками. Это, как раз, и был нонсенс.

Даже с шашками - как правило, боев штык на шашку почти не было - шашками рубили бегущую пехоту, либо, если пехота вставала в "ежа", то атака на нее с шашками прекращалась. Шашка на шашку имели место быть, но тоже не очень часто. Потому как пулемет уже не давал сойтись в серьезной рукопашной.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Белым, судя по мемуарам пехотного капитана, впоследствии генерала А.В.Туркула и артиллерийского поручика С.Мамонтова, биться штыками приходилось очень часто. Постоянные перебои с патронами заставили добровольцев в совершенстве освоить это архаичное искусство, со всеми необходимыми психологическими вывертами. Жаль, в книге Туркула "Дроздовцы в огне" не соблюдается хронологический принцип. Но все равно можно понять, что ко времени похода на Москву навыки решения тактических задач контактным боем у "цветных" частей Добровольческого корпуса достигли чрезвычайного развития. В "Походах и конях" Мамонтов описывает случай, когда рота корниловцев двумя залпами и криком "ура" в ночное время выгнала красный отряд из хат занятой им деревни, и затем переколола его штыками. Дальше у него там есть пример молниеносной атаки дроздовцев на красный отряд, окруживший белую батарею. Пленение дроздовцами огромного количества красных почти без стрельбы описывается Туркулом в главах о наступлении белых в Таврии летом 1920г. Особенно интересно у него описание арьергардных боев в последние дни Белого Крыма - как наряду с приученными к бегству и сдаче красными частями Южного фронта дроздовцам и марковцам впервые за всю войну противостояло что-то более-менее равноценное по боевому духу - бригады красных курсантов.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Белым, судя по мемуарам пехотного капитана, впоследствии генерала А.В.Туркула и артиллерийского поручика С.Мамонтова, биться штыками приходилось очень часто. Постоянные перебои с патронами заставили добровольцев в совершенстве освоить это архаичное искусство, со всеми необходимыми психологическими вывертами.

У белых перебои с патронами? А у красных тогда что? Изобилие их?

Документы (не мемуары) не подтверждают.

А Мамонтов (Походы и кони) - обычный образец мемуаров по типу "как нам не удалось побить их" со всеми оправданиями в адрес побитой стороны.


В "Походах и конях" Мамонтов описывает случай, когда рота корниловцев двумя залпами и криком "ура" в ночное время выгнала красный отряд из хат занятой им деревни, и затем переколола его штыками.

А штыковой бой где?


как наряду с приученными к бегству и сдаче красными частями Южного фронта дроздовцам и марковцам впервые за всю войну противостояло что-то более-менее равноценное по боевому духу - бригады красных курсантов.

БСК. Фтопку. Таких мемуаров битых вояк масса и цена им грош.

Давайте обсуждать что-нибудь серьезное. А то "как мы бы им дали, если бы они нас догнали" обсуждать неинтересно. Постфактум писать можно много.

Жалею - потерял книгу (1960-е), сборник документов, в котором содержались наградные листы на красноармейцев индивидуально и на целые части (ставшие Краснознаменными). Это гораздо более достоверные данные. Да только когда она у меня была, меня такие подробности не интересовали, а жаль.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Судя по картинкам - XVI в., но публиковалось где-то в XVII в. Как рукопашный бой видели инструкторы тех лет:

post-19-0-79089500-1401473926_thumb.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites

в крымскую войну часты были штыковые атаки наверное и да рукопашной дело часто доходила . наверное схватка длилось минуту две а то люди без брони и щитов на 90 % перебили бы друг-друга некому было бы отступать . интересно как дело обстояла в японской войне ведь были все предпосылки для штыкового боя , японцы аж до 45 ого в банзай атаки бегали .

Share this post


Link to post
Share on other sites

1) штыковая атака не равна штыковому, тем более - рукопашному бою.

2) надо искать описания для подтверждения таких боев.

3) я в теме про штыки положил ссылку на наставление Александра Люгара по штыковому фехтованию - там он сказал много нелестного про подготовку японской армии к штыковому бою в 1904-1905 гг.

Share this post


Link to post
Share on other sites

[error]Про чудеса штыкового боя в описании бывалых джЫдаев перемещено сюда.[/error]

Share this post


Link to post
Share on other sites

Яркий пример вынужденной рукопашной в сражении под Кремсом (1805 г.):

Апшеронского мушкетерского полка гренадерского батальона, роты капитана Морозова гренадер Музен-Кац, находясь в стрелках в виноградном саду, отрезан был от своих товарищей. Французский офицер с четырьмя рядовыми нападают на него. „Сдайся“ кричат ему со всех сторон. Но храбрый гренадер не хочет понимать их требования, надеясь управиться со всеми пятью. Первым выстрелом убивает офицера. Четыре солдата с бешенством на него бросаются. Начинается рукопашный бой. Музен-Кац колет штыком и бьет прикладом. Все четверо супротивника его один за другим валятся бездыханными к его ногам.

Самое интересное, что ни о каком индивидуальном искусстве боя штыком во всех европейских (не исключая и русской) армиях тогда и не слыхали!

Вальвиль «Рассуждение о искусстве владеть шпагой»:

Шпага есть ужаснейшее холодное оружие после штыка, потому что соединяет острие трехгранной шпаги и лезвие сабли.

Учтем, что тогда шпага могла представлять собой не только "камзольную зубочистку", но и вполне себе практичный клинок, приспособленный для нанесения рубящего удара.

Вот, скажем, швейцарская офицерская шпага начала XIX в. и еще одна - второй половины XIX в.:

post-19-0-61364500-1401616580_thumb.jpg

post-19-0-67907200-1401616594_thumb.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites

На картине - штурм русских окопов боснийскими стрелками австро-венгерской армии в ПМВ:

post-19-0-45806000-1401619273_thumb.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites
Самое интересное, что ни о каком индивидуальном искусстве боя штыком во всех европейских (не исключая и русской) армиях тогда и не слыхали!

потому что подобное обучение было бы зря потраченным временем . что бы штыком в бою отражать выпады контр выпады и т.д нужно обладать мастерством шаолиньского монаха а армия пытается не быть зовисемым от индивидуальных способностей отдельных солдат . в общем никому не хотелось зря время и силы терять ведь умение шагать в строю и быстро заряжать было гораздо важнее

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

в общем никому не хотелось зря время и силы терять ведь умение шагать в строю и быстро заряжать было гораздо важнее

Именно!

Потому что армия в XVII-XIX вв. работала по принципу fire machine - произвести по противнику максимум огня в кратчайшие сроки, чтобы быстро разрушить его оборону, подавить дух солдат.

А рукопашный бой был необходим при самообороне, которая случалась в исключительных случаях - при бое за укрепление, при погоне и т.п.

Как средство воздействия на противника, штыковая атака также была довольно распространена, но имела конкретную цель - заставить противника покинуть выгодную для ведения огня позицию.

Т.е., направляя полк в штыковую, командующий имел в виду, что, видя угрозу непосредственной рукопашной схватки, враг предпочтет отступить с позиции, а не бросится в штыки сам и, тем более, не доведет до реальной схватки - для этого должно было совпасть много составляющих.

И часто или атакующий прекращал атаку, не доводя ее до боя, либо обороняющийся отступал, не принимая удара в штыки.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Что интересно, в 1899-1902 гг. в ходе войны между регулярной английской армией и тем, что буры считали своей армией (по сути дела, милиция из фермеров), выяснилось, что буры совершенно не приспособлены для ведения ближнего боя.

И силы были (все же народ все больше из сельской местности, крепкий был), и оружие (те же винтовки Маузера и Манлихера), а в штыки и вообще в ближний бой - только при самообороне, если застали врасплох.

При приближении английских солдат на дистанцию штыкового удара буры стандартно удар не принимали, а отступали, садились на подведенных коней и меняли позицию.

Поэтому слова многих теоретиков, что всю пехоту в ХХ в. надо сделать ездящими снайперами по типу бурской милиции, оказались слабо обоснованными - в боях за укрепленные позиции важность рукопашного боя очень велика, а буры практически не принимали рукопашный бой.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Редкий пример встречной штыковой атаки с обеих сторон, закончившейся рукопашным боем (?) и бегством шведов:

И тако наша армея стала в ордер де баталии 18, что видя неприятель, тот час из оного логу вышел и стал фрунтом пред нами також в ордер баталии.

По том во имя господне неприятеля атаковали, которой недожидаяся на месте, сам такожде на нас пошел. И тако в 9 часу пред полуднем генералная баталия началась. В которой хотя и зело жестоко, во огне сеа войска бились, однакожь далее дву часов не продолжалась, ибо непобедимыя господа шведы, скоро хребет показали и от наших войск с такою храбростью вся неприятелская армея (с малым с уроном наших войск иже при том найвящше 19 оудивительно) как кавалерия, так и инфантерия весма опровергнута, так что швецкое войско ниединожды потом не остановилось, но без остановки от наших шпагами, багинетами 20 и пиками колота, и даже до обретающагося в близу лесу гнаны и биты.

При том в начале генерал-маеор, Штакелберх, потомже генерал-маеор Гамелтон, такожде после фелтмаршал Рейншелт и принц Виртенберской купно со многими полковники и иными полковыми и ротными офицеры и несколко тысячь рядовых, которые болшая часть с ружьем и с лошадми отдались и в полон взяты.

В погоню же за оуходящим неприятелем последовала наша кавалерия болши полуторы мили, а именно пока лошади ради оутомления итти могли, так что почитай от самой Полтавы, в циркумференции 21, мили на три и болши, на всех полях и лесах мертвые неприятелские телеса обретались и чаем оных от десяти до тринадцати тысячь побито (ибо перечтено на боевом месте и оу редут девять тысячь двести двадцать четыре), а сколко пушек, знамен и литавр взято, також сколко и с нашей стороны людей побито и ранено, тому последует роспись.

http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Russ/XVIII/1700-1720/Obst_reljac_Polt_bitv/text.htm

То, что бой длился 2 часа, говорит, что рукопашная все же началась в конце, когда шведы дрогнули. И, как видится, основные потери от холодного оружия были понесены шведами в ходе их бегства.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0

  • Similar Content

    • Африканское "метательное железо"
      By Чжан Гэда
      Уже выложил небольшой файл с переводом материалов Pitt Rivers Museum относительно двух типов африканских метательных ножей (зачастую их просто именуют "метательным железом" - throwing iron, хотя в начале 1990-х К.В. Асмолов предложил им название "боевые загогулины", однако оно не прижилось).
      Думаю, теперь можно развить тему для интересантов.
      Например, весной 2013 г. в сети появилась статья "Пинга — или «метательное железо» Африки.Метательное железо – что это?". Статья небезынтересная, но там есть приличные неточности. Можно начать с их разбора (естественно, в меру моего знакомства с предметом).
      С самого начала дается несколько неверный посыл - слово кпинга существует в языке народа азанде. И распространять его на языки других народов Африки, имеющих собственные языки, совершенно неверно.
      Более правильно было бы сказать, что метательное железо бывает разных типов и форм, и у каждого народа называется по своему.
      А "тромбаш" в Эфиопии, АФАИК, не применялся - у кого он там мог применяться, кроме нилотов? Афросемитская военная культура не знает подобных изысков. Не замечены в нем и восточные кушиты.
      В общем, из первого неверного посыла последует попытка автора материала объединить очень разнородные предметы под названием кпинга.
      Если мы будем говорить только о кпинге, то надо сразу сказать, что это т.н. "крылатый тип" метательного железа, распространенный в странах южнее Судана. Если будем говорить о разных типах метательных ножей - то каждый тип будем рассматривать отдельно.
    • Бенинские бронзы
      By Чжан Гэда
      После английской карательной экспедиции 1897 г., возглавленной адмиралом Гарри Роусоном, столица древнего государства Бенин была сожжена. При этом погиб и роскошный королевский дворец, о котором европейцы писали с восхищением. Например, голландец Олферт Даппер (Olfert Dapper) писал в своем "Описании Африки" (1668):
      Хотя Олферт Даппер и не видел этот дворец своими глазами, он, несомненно, пользовался рассказами побывавших там путешественников.
      Вот одна из гравюр XVII века, изображающая город Бенин - столицу одноименного королевства. Это иллюстрация к 2-му изданию "Описания Африки" О. Даппера (1686). На гравюре даны пояснения к изображенному пейзажу:
      (A) дворец королев (задний план);
      (B) королевский двор с несколькими дворцами (слева)
      (D) шпили дворцовых построек
      (E) оба (король) на лошади (центр)
      (F) королевская свита верхами (справа)
      (H) карлики-шуты
      (I) королевские музыканты и ручные тигры (слева)
      Реалистичность изображения под сомнением, однако... Существование высокой культуры Бенина в Средние Века и Новое Время не подлежит никакому сомнению.

    • Мачете в Африке
      By Чжан Гэда
      Наиболее распространенным в Африке является мачете типа панга (тж. тапанга). Считается, что это слово берет свое начало в языке суахили.
      Сделал небольшую подборку фото этого печально известного универсального тесака - после геноцида народа тутси в Руанде это оружие ассоциируется у многих с жуткими военными преступлениями и пытками.
      Тем не менее, на боевые и рабочие качества панги это никак не влияет.






    • Сочинение, написанное с целью выявления обстоятельств разгрома наголову императором Тайцзу минских войск у горы Сарху-Алинь
      By Чжан Гэда
      СОЧИНЕНИЕ, НАПИСАННОЕ С ЦЕЛЬЮ ВЫЯВЛЕНИЯ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ РАЗГРОМА НАГОЛОВУ ИМПЕРАТОРОМ ТАЙЦЗУ МИНСКИХ ВОЙСК У ГОРЫ САРХУ-АЛИНЬ.
      Вот что я написал с целью выявления обстоятельств разгрома наголову минских войск у горы Сарху нашим императором Тайцзу в год желтоватой овцы.
      Как говорят, когда приближается возвышение династии, обязательно бывает доброе предзнаменование. Тот, кто жалует добрым знаком, находится на небе, тот же, кто достоин небесной награды, находится среди людей.
      Моя ничтожная особа видела полный разгром минских войск в год желтоватой овцы у горы Сарху нашим императором Тайцзу и полностью убедилась в достоверности этого события.
      В то время, когда только начали закладываться основы государства, во всем был недостаток. Количество земель не достигало нескольких тысяч, всего войска было меньше десяти тысяч. Но по причине того, что у императора и вельмож, как у отца с сыновьями, были общие намерения и единые силы, а состояние войска было здоровым, они с помощью неба сумели разгромить двухсоттысячное минское войско. Каждый раз, когда с почтением смотрю летопись династии, я, тронувшись сердцем и роняя слезы, думаю о тяжелых трудах деда хана Тайцзу и восхваляю большое усердие вельмож того времени. Почтительно в соответствии с летописью династии я описал для обнародования это событие.
      В год желтоватой овцы хан Минского государства, назначив Ян Хао, Ду Суна, Лио Тина и других и выдавая двести тысяч войска за четыреста, начал поход. На центральном направлении левого фланга Ду Сун, Ван Сиован, Чжао Мэнли, Чжан Чиовань с шестьюдесятью тысячами войска, поднимаясь по реке Хунэхэ вышли к крепости Фуси[1]. На центральном направлении правого фланга Ли Жубэ, Хо Шихянь, Ян Минтай с шестьюдесятью тысячами войска, держась зеленой дороги, вышли к крепости Яху[2]. На северном направлении левого фланга Ма Линь, Мая Янь, Пан Цзунъянь с сорока тысячами войска выступили на Кайюваньскую дорогу[3], где соединились с войсками государства Ехэ[4], и вышли к заставе Саньчара. На южном направлении правого фланга Лио Тин и Кан Инкянь, взяв сорок тысяч войска и соединившись с корейскими войсками, вышли на дорогу к Куван Тяну[5]. Все они подошли прямо к Еньдзю[6].
      Первого числа третьего месяца наши передовые патрули на западной дороге издали увидели свет огней и поскакали доложить об этом. Лишь только они прибыли, следом за ними приехали доложить караульные с южной дороги о том, что войска Минского государства подошли вплотную к нашим границам. После этого император Тайцзу издал следующий указ: «Минские войска действительно подошли. На южной дороге имеется пятьсот наших солдат, размещенных для наблюдения. Пусть они и обороняются. То, что минцы появились прежде всего на южной дороге, означает, что они думают заманить, вызвав на себя наступление наших войск. Те войска, которые подойдут на запад от крепости Фуси, это, несомненно, их главные силы. Мы нападем на них внезапно. После того как победим эти войска, легко будет победить и войска других направлений». Сразу же после этого в восьмом или девятом часу пополуночи хан выступил в поход, взяв с собой главного бэйлэ Дайшаня (впоследствии пожалованного доронго цин ваном), всех бэйлэ, амбаней и захватив войска, находившиеся в столице. Главного бэйлэ послал вперед. В это время прибыли караульные с сообщением, что минские войска уже вышли на Зеленую дорогу. Тогда главный бэйлэ сказал: «В зеленой области дороги тесные, места гористые, войско в течение короткого времени прибыть не сможет. Наши войска раньше успеют атаковать войска, находящиеся на дороге Фуси».
      Миновав крепость Чжака, он соединился с главным адъютантом (дархань хя) Хурханем (впоследствии был сделан наследственным дворянином третьей степени с правом передачи этого звания потомкам) и, остановив войска, стал ждать прибытия хана. В это время прибыл четвертый бэйлэ (это был наш светлейший император Тайцзу), задержавшийся из-за жертвоприношения. Он сказал главному бэйлэ: «На горе Чжайфянь находятся наши люди, строящие крепость. Хотя гора и утесиста, но если люди, командующие минскими войсками, постараются и не пожалеют своих войск, они могут напасть и захватить в крепости наших людей. Что мы тогда будем делать? Нашим войскам нужно быстро выступить поход, чтобы успокоить сердца строящих крепость людей». После этого все бэйлэ согласились с его справедливыми словами. Объявили приказ, заставили воинов надеть латы и выступили. К заходу солнца дошли до холма Тайрань. Главный бэйлэ и Хурхань поставили войска в укрытом месте, намереваясь дожидаться там неприятеля. Тогда четвертый бэйлэ с гневом сказал им: «Войска непременно надо построить открыто, чтобы они ясно видны. Этим мы поднимем дух нашего крепостного гарнизона и нападем на врага соединенными силами. Зачем же ставить войска в укрытом месте?» После этого батыр Эйду (впоследствии был пожаловал званием амбаня первой степени и благородного батыра-графа) ответил: «Слова бэйлэ справедливы. Наши войска должны появиться открыто и развернуться против противника». Сразу же после этого он взял войска и пошел на Чжайфянь, выстроил там войска против лагеря минских войск и стал ждать.
      Еще вначале, до того как прибыли войска всех бэйлэ, наши четыреста солдат, охранявшие тех, кто строил крепость, сделали засаду в ущелье у местности Сарху и ждали. Когда большая часть войска минских главнокомандующих Ду Суна, Ван Сиована, Чжао Минлиня прошла мимо них, они ударили им прямо в спину, рубя мечами, преследовали их вплоть до Чжайфяньского перевала. Затем соединились с людьми, строящими крепость, и укрепились в окопах на Гириньской скале.
      Ду Сун разбил лагерь на горе Сарху и, взяв своих солдат, окружил Гириньскую скалу. Когда они стали нападать на наши войска, поднимаясь по склону горы, наши четыреста солдат, взяв всех строящих крепость людей, ударили разом, тесня вниз, убили около ста минских солдат. В это время уже прибыли все наши бэйлэ и увидели, что минских войск, нападавших на Гириньскую скалу, было около двадцати тысяч и еще одно подразделение войска стояло на горе Сарху и демонстрировало свою силу.
      Четыре главных бэйлэ, посоветовавшись со всеми амбанями, решили: на Гириньской скале имеется четыре сотни солдат, охраняющих наших строящих крепость людей. Теперь срочно добавим к ним еще одну тысячу солдат. Пусть они поднимутся на гору, соединятся все вместе и атакуют, тесня неприятеля вниз. Четыре знамени правого крыла тоже пусть начнут наступление, тесня с другой стороны. На войска же, находящиеся на горе Сарху, пусть нападают четыре знамени левого крыла. По окончании военного совета сразу же послали на Гириньскую скалу тысячу солдат. Прибыл хан и стал спрашивать у четырех бэйлэ о деле разгрома врага. Тогда четыре главных бэйлэ доложили о состоявшемся у них совете. Хан издал нижеследующий указ: «С наступлением вечера поступайте соответственно вашим планам. Но только, выделив из четырех знамен правого крыла два знамени, соедините их с четырьмя знаменами левого фланга и вначале атакуйте войска, стоящие на горе Сарху. Когда разгромите эти войска, чжайфяньские войска рассыплются сами собой. Те два знамени правого крыла пусть стоят и издали наблюдают за минскими войсками, стоящими на Чжайфяни. Когда наши войска нападут, давя вниз с Гириньской скалы, атакуйте вместе с ними». Затем приказал начинать сражение.
      В это время войска, находившиеся вокруг главной столицы нашего государства, те, у кого были хорошие кони, уже прибыли. Те же, у кого кони были ленивые, мало-помалу подходили. Кроме войск из нескольких десятков земель, остальные все еще не прибыли.
      До того как шесть наших знамен соединились и пошли приступом на Сарху-Алинь, минские поиска укрепили лагерь, построили войска и стали стрелять из ружей и пушек. Наши же войска, обстреливая вершину горы, с яростью, напролом врезались в ряды противника и сразу же разгромили его лагерь. Они убивали противника, давя и сваливая людей в кучу. Те войска, что были посланы в помощь на Гириньскую скалу, вступили в сражение, тесня противника вниз по горе. Тут же два знамени правого фланга переправились через реку и смело вступили в бой. После этого минские войска на горе Чжайфянь оказались теснимыми с двух сторон. Когда войска, рубя мечами, перемешались в схватке, наши воины носились вдоль и поперек. Усилившись всего на одну (тысячу?), они сразу наголову разгромили неприятеля. Минские главнокомандующие Ду Сун, Ван Сиован и Чжао Минлинь и другие военачальники были убиты во время сражения. Трупы врагов устилали и гору и степь. Текущая кровь образовала ручьи. Войсковые знамена и значки, оружие, трупы погибших солдат плыли по реке Хунэхэ подобно трущимся друг о друга льдинам. Преследуя отступавшего неприятеля, мы гнали его двадцать с лишним ли. Тех, кто бежал к скале Шокинь, но был настигнут до наступления вечера нашими солдатами и убит, было бесчисленное множество.
      В эту ночь войска минского главнокомандующего Ма Линя остановились лагерем в местности, называемой Белая скала. Вырыли рвы, поставили ночную стражу, которая несла свою службу, ударяя в барабаны и медные литавры. Наши воины их обнаружили и в полночь пришли сообщить об этом главному бэйлэ. На рассвете главный бэйлэ взял с собой триста с лишним конников и поскакал туда. Войска Ма Линя только что свернули лагерь и собирались уходить, когда увидели приближение войска главного бэйлэ. Тогда они повернули обратно, построились в четырех направлениях, вырыли вокруг лагеря в три ряда рвы, расставили пушки и ружья, стреляющих из них солдат расположили за рвами, а за ними выстроили конницу и стали ждать.
      Тут главный бэйлэ заметил, что одно из подразделений войска Пан Цзунъяна стоит в трех ли на запад от этого лагеря на горе Фефунь, Он послал человека к хану, чтобы доложить ему об этом.
      В то время стали мало-помалу прибывать наши войска из отдаленных земель и соединяться с войсками главного бэйлэ.
      Минские полковники, командовавшие северными полками на центральном направлении левого фланга, Гун Няньсуй и Ли Хими, с десятью тысячами пеших и конных воинов поставили в ряд большие телеги и щиты и образовали укрепленный лагерь в местности с названием озеро Вахунь. Вокруг лагеря вырыли рвы, за рвами выставили пушки и людей с ружьями. Хан, узнав об этом, напал на них сам вместе с четвертым бэйлэ, взял с собой меньше тысячи всадников. Во время атаки он приказал половине воинов спешиться. Четвертый бэйлэ, взяв конницу, смело напал на минские войска, стрелявшие в них из пушек и ружей. В то же время наши пешие поиска разрушали преграды, кроша мечами их щиты и телеги. И здесь минские войска опять потерпели крупное поражение. Гун Няньсуй и Ли Хими — оба были убиты в сражении.
      В то время прибыл человек, посланный главным бэйлэ, от которого хан узнал, что минские войска стали лагерем на Белой сколе. Не дожидаясь войск четвертого бэйлэ, он взял для сопровождения четыре или пять человек, спешно направился туда и прибыл около полудня. Хан увидел сорок тысяч выстроенных минских войск. Он приказал своим войскам захватить вершину горы Хаса и оттуда теснить противника вниз. Все войска сразу же двинулись вверх по горе. В это время войска из лагеря Ма Линя соединились с войсками, построенными за рвами.
      Хан издал указ: «Эти войска теперь двинутся на нас. Пусть наши войска прекратят подъем и, сойдя с коней, нападают пешим строем».
      Главный бэйлэ направился к войскам, чтобы разъяснять им приказ хана. Не успели сорок пять человек из двух знамен левого фланга спешиться, как минские войска уже напали на них с западной стороны. Главный бэйлэ Дайшань доложил хану, что минские войска уже здесь. Сразу же после этого, пришпорив коней, бросились в контратаку и врезались в ряды китайских войск. Второй бэйлэ Аминь, третий бэйлэ Мангултай и все дворяне одни за другим храбро атаковали, вклинившись в ряды неприятеля и тесня его с двух сторон. В результате разгромили войска минцев, больше половины их убили и взяли в плен.
      Воины наших шести знамен, узнав об этом сражении, не дожидаясь приказа, группами прибывали и вступали в бой. При этом передние не ждали задних. Настегивая коней, скакали, как на крыльях, и сразу же бросались на главный лагерь минских войск. Давили, стреляли из луков, рубили обороняющихся и отстреливающихся из пушек и ружей минских воинов. Минские воины не успевали даже целиться в противника и поэтому не выдерживали натиска, снова потерпели крупное поражение и отступили. Наши победоносные войска преследовали их, убивали и брали в плен. Минский полковник Ма Янь, многие другие высшие и низшие офицеры и солдаты погибли в этом сражении. Сам главнокомандующий Ма Линь едва спасся бегством. Еще долго, истребляя, круша и преследуя, шли мы за врагом. Воды у реки Белой скалы стали красными от крови людей.
      Когда хан снова собрал людей и повел наступление на гору Фефунь, вступили в сражение войска царского стряпчего из Кайюваня Пан Цзунъяня. Половина наших войск спешилась и атаковала, поднимаясь по склону. Десять тысяч войск Пан Цзунъяня, загородившись щитами, непрестанно стреляли в наших нападающих солдат из пушек и ружей. Наши войска, вклинившись в их расположение, рубя и сваливая щиты, быстро разрушили лагерь, а Пан Цзунъяня и все его войско истребили.
      В это время ехэские бэйлэ Гинтайши и Буянгу двигались на помощь войскам минцев, намереваясь, как было условлено, соединиться с Пан Цзунъянем. Когда они подошли к крепости Чжунгучэн, подчиненной Кайюваню, и услышали об истреблении минских войск, то сильно испугались и возвратились обратно.
      После того как наши войска уже разгромили минцев на двух дорогах, хан, собрав вместе все головное войско, остановился лагерем в местности Гулбунь. А в это время минские главнокомандующие Лио Тин, Ли Жубэ и другие командиры вышли на южную дорогу и подступили вплотную к крепости Еньдэнь. Хану сообщили об этом прискакавшие оттуда разведчики. Хан, придав Хурханю тысячу солдат, приказал ему образовать передний ряд обороны. Затем рано утром придал второму бэйлэ Аминю две тысячи войска и отправил его следом. Сам же хан, взяв всех бэйлэ и амбаней, повернул войско и прибыл в местность Чжайфянь. По обычаю возвращения войск с победой были заколоты восемь быков, совершено моление небу и поклонение главному войсковому знамени[7].
      Во время жертвоприношения главный бэйлэ Дайшань сказал хану: «Я хочу взять с собой двадцать всадников и собрать разведывательные сведения. Когда вы закончите жертвоприношения, я потихоньку выйду». Хан сказал ему: «Отправляйся!» Третий бэйлэ Мангултай тоже отправился вслед за ним. Четвертый бэйлэ подъехал к хану на лошади и сказал: «Я тоже хочу поехать с ними». Тогда хан приказал: «Твои старшие братья отправились на разведку, а ты будешь сопровождать меня». Четвертый бэйлэ сказал: «После того как ты послал одного старшего брата, у меня в мыслях не укладывается, что я могу остаться здесь». Сказал это и тоже уехал.
      С наступлением вечера главный бэйлэ доехал до крепости Еньдэнь. Когда вошел во дворец, то императрица и придворные, узнав о прибытии главного бэйлэ, стали спрашивать, как был разбит противник. Главный бэйлэ сказал: «Вражеские войска, прибывшие по двум дорогам на Фуси и Кайювань, побеждены и все перебиты. Наши войска выступили навстречу войскам, наступающим по южной дороге. Я дождусь здесь хана отца и, получив его приказания, тоже отправлюсь навстречу врагу и одержу победу». После этого главный бэйлэ выехал из крепости и встретил хана в степи у большого селения. После отъезда из Чжайфяня хан прибыл в Еньдэнь. С рассветом, вручив войска главному, третьему и четвертому бэйлэ, он приказал им отправляться навстречу войскам Лио Тина. Четыре тысячи солдат оставил в столице ожидать войска Ли Жубэ, Хо Шихяня и других.
      Прежде всего войска Лио Тина показались в местности Куван Тянь, и, когда они двинулись по дороге на Донго[8], все строящие крепость укрылись в лесах и горах. Лио Тин все покинутые селения и дома предал огню. Оставшихся стариков и детей во время наступления истребил.
      Командиры рот Добу, Эрна, Эхэй и другие, взяв пятьсот размещенных для караульной службы солдат, выступили навстречу им и вступили в бой. Войска Лио Тина окружили их в несколько рядов, захватили Эрну и Эхэя и убили около пятидесяти солдат. Добу с остальными солдатами вышел из окружения, соединился с войсками Хурханя, и они устроили засаду в узком горном проходе. Во время Змеи (т.е. 10-11 ч. пополуночи) главный бэйлэ, третий и четвертый бэйлэ, взяв войска, подошли к лесу в местности Варкаси и увидели, что десять тысяч отборных солдат из двадцатитысячного войска Лио Тина направляются на гору Абдари, чтобы расположиться для атаки. Главный бэйлэ взял войска и собирался ранее их занять высоту и нападать, давя их сверху вниз. Когда он собирался уже выступить, четвертый бэйлэ сказал ему: «Брат, ты оставайся здесь, командуй главными силами и вступай в сражение смотря по обстоятельствам. А я возьму войска, поднимусь на вершину холма теснить противника вниз». Главный бэйлэ сказал: «Добро! Я возьму войска левого фланга и выступлю западной стороны, ты же возьмешь войска правого фланга, поднимешься на гору и будешь теснить противника вниз. Ты, стоя сзади, наблюдай и командуй. Ни в коем случае не вступай опрометчиво в сражение вопреки моим указаниям». Затем отправил. Четвертый бэйлэ тут же взял войска правого фланга и выступил в поход. Сначала взял лучших воинов и, оторвавшись от всего войска, храбро начал теснить неприятеля вниз, пуская стрелы и рубя мечами, все время вклиниваясь в гущу неприятеля. Оставшиеся сзади войска непрерывно подходили и подходили к сражающимся и вместе с ними вторгались в ряды неприятеля, а главный бэйлэ с войсками левого фланга напал на гору с западной стороны, и минским войскам, теснимым с двух сторон, пришлось отступить. Когда четвертый бэйлэ с победившими войсками шел, преследуя и убивая отступающих, он неожиданно натолкнулся на два резервных лагеря Лио Тина. Не успели войска Лио Тина в замешательстве построиться, как четвертый бэйлэ быстро двинул на них свои войска и, храбро напав, перебил все десять тысяч солдат этих двух лагерей. Лио Тин погиб в сражении.
      В то время пешие войска хайкайского ханского стряпчего Кан Инкяна, соединившись с корейскими войсками, расположились лагерем в степи Фуча. Войска Кан Инкяна имели длинные вилообразные бамбуковые копья, были одеты в деревянные и воловьи панцири. Корейские войска, одетые в короткие куртки из коры и шлемы, плетенные из тальниковых прутьев, с пушками и ружьями были построены рядами.
      Четвертый бэйлэ, разгромив Лио Тина, остановил свою армию. Когда подошли войска всех бэйлэ, он сразу же вторично повел бойцов, и они неожиданно, как порыв сильного ветра, катясь, как камни, летя, как песок, как белая пыль, все тесня и валя с ног, врезались в ряды корейских войск, стреляющих из пушек и ружей. Стало невозможно ничего разобрать. Пользуясь этим случаем, наши бойцы пускали стрелы, как дождь. Опять наголову разбили врага и истребили двадцать тысяч войска. Кан Инкян спасся бегством. Еще до этого второй бэйлэ Аминь и Хурхань шли на юг и натолкнулись на войска минского полковника Кяо Ики. Напали на них и разгромили. Кяо Ики захватив оставшиеся войска, отступил и влился в войска корейского главнокомандующего Кян Гунлея. В это время Кян Гунлей стоял лагерем на скале Гулаху.
      Все бэйлэ снова выровняли строй своих войск и с целью преследования войск Кяо Ики выступили против корейской армии. В это время Кян Гунлей, узнав, что войска минцев разбиты, очень испугался, свернул знамена, вручил одному переводчику значок парламентера и послал к маньчжурам с такими словами: «Наши войска пришли не по своей воле. Прежде Японское государство завоевало нашу Корею, завладело горами, разбило земли. В это время к ним пришли минские войска и заставили японцев отступить. Теперь минцы заставили нас отплатить за благодеяние. Если вы обещаете нас кормить, то мы сдадимся. Наши войска, которые были с войсками минского государства, вы все перебили. В этом нашем лагере только корейские войска. Из минских войск спаслись бегством только те, которые присоединились к нашему лагерю. Это один полковник и войска, которыми он командует. Мы передадим их вам».
      Четыре бэйлэ посоветовались и решили сказать парламентеру: «Если вы хотите сдаваться, то пусть прежде всего явится ваш главнокомандующий. Если он не явится, то мы непременно нападем на вас». После этого посланца отправили обратно. Кян Гунлей вторично командировал человека со словами: «Если я перейду этой ночью, то как бы не взбунтовались и не разбежались солдаты. Для доказательства верности я сначала пошлю своего помощника, и пусть он расположится в вашем лагере. Утром же я возьму все войска и сдамся».
      Захватив все минские войска, он заставил их спуститься вниз с горы и стал передавать их маньчжурам, при этом минский полковник Кяо Ики повесился. После этого помощник минского главнокомандующего взял тысячу войск и, спустившись с горы, сдался. Все бэйлэ по этому поводу устроили пир, а затем отправили Гян Гулея (иногда написано Кян Гулея. – В.Б.), подчиненные ему войска и офицеров в главную столицу маньчжуров. После того как хан поднялся на трон, корейский главнокомандующий Гян Гулей, помощник главнокомандующего и другие чины встретили его земным поклоном. Хан по закону гостеприимства несколько раз устраивал для них пиршества, показывая свое доброе отношение к ним. Все солдаты были размещены и накормлены.
      После того как четыре главных бэйлэ истребили сорок тысяч солдат на южном направлении, наши войска устроили трехдневную стоянку, собрали рабов, лошадей, вьюки, латы и шлемы, военное оружие и затем возвратились.
      На этот раз Минское государство собрало все войска, которые только у него были в Ляояне и Шэньяне, соединились вместе с войсками корейцев и ехэсцев и вторглись в Маньчжурию по восьми дорогам. Все они были уничтожены в течение пяти дней. Трупы их лучших генералов и богатырей устилали степь, было убито сто с лишним тысяч солдат. С божьей помощью наши немногочисленные войска победили огромное войско, преодолев все преграды, проявляя настойчивость, в очень короткий срок смогли свершить великие подвиги. Когда провели подсчет людей, принимавших участие в военных действиях, то оказалось, что из маньчжуров было взято в плен только около двухсот человек. С древности до нашего времени среди крупнейших побед над неприятелем другой такой удивительной победы еще не было.
      В то время минский полномочный устроитель государственной границы Ян Хао находился в столице Шэньян. Услышав о полном поражении войск на трех направлениях, очень испугался и послал человека с приказом главнокомандующему Ли Жубэ и помощнику главнокомандующего Хо Шихяню, чтобы они срочно возвращались. Войска Ли Жубэ и другие из местности Хулун, отступая, повернули назад. Их увидели двадцать наших караульных. Они приготовились на вершине горы, затрубили в большие раковины, привязали шапки к лукам, чтобы создать видимость большого войска, и, громко, крича, бросились в атаку вниз с горы. В результате этого они убили сорок человек и получили пятьдесят лошадей. Во время беспорядочного отступления минского войска погибло еще около тысячи с лишним человек из-за того, что солдаты в сутолоке передавили друг друга. В день белого тигра возвращающиеся маньчжурские войска дошли до главной столицы. Хан издал нижеследующий указ ко всем бэйлэ и амбаням: «Хан Минского государства, выдавая свои двести тысяч войск за четыреста семьдесят тысяч, разделил их на четыре дороги и все свои силы двинул на нас. Мы в очень короткий срок наголову их разбили. Зная о таком нападении на нас, всякий подумает, что армия наша многочисленна. Видя, как мы при сражении успевали перемещаться и туда и сюда, всякий скажет, что наша армия могущественна. Слух об этом распространится повсюду, и не будет того, кто но боялся бы могущества наших войск».
      В результате этой победы положение в Минском государстве еще более ухудшилось, а могущество наших войск еще более возросло. После того как овладели областью Ляодун и захватили область Шэньян, наступил период возвышения нашего государства и утвердился закон хана (государственности). Разве легко это было сделать? Ради этого наш император Тайцзу, прося у неба справедливости, приняв на себя месть за предков, вместе со старшими и младшими братьями и детьми, взяв вельмож (подобных рукам и ногам) преданных и искренних, сам бросался стрелой и камнем на ряды врагов, поучая всякого рода военным хитростям. Одновременно мудрые бэйлэ и военачальники все вместе действительно старались изо всех сил и благодаря всему этому смогли совершить великие подвиги. С этого времени действительно и утвердилась на вечные времена власть нашего дайцинского государства.
      Каждый раз, когда я с почтительностью читаю летопись истории наших государей, всегда наполняюсь благоговением, любовью, печалью и скорбью, что сам не смог в то время ни сопутствовать, ни действовать с ними вместе, отдавая свои силы и следуя верхом на коне за отрядом, чтобы выполнять приказания.
      В Поднебесной, полученной тяжкими трудами моего деда Тайцзу, могут ли наши потомки, мои дети и внуки, зная об обстоятельствах этой победы, подчиняясь навечно воле неба, трудясь ради продления на вечные времена закона хана, с величайшим трепетом управляя государством, водворяя мир среди народов, блюдя в своих рассуждениях только мир и любовь, по-прежнему не брать пример с государств Хя и Ень. Я, обдумав обстоятельства победы у горы Сарху, описал их, выявляя самую суть. Это истинно. Чтобы сохранить величие истории династии, чтобы люди, получив легко, не смотрели свысока, специально для этого я описал это событие, имея целью на многие годы дайцинской династии всем сыновьям, внукам, вельможам и чиновникам разъяснить, чтобы они не забывали тяжких трудов своих предков при основании династии и сами дружно трудились, беря с них пример.
      Примечания.

      [1] Крепость Фуси или Фушунь, принадлежала Китаю, в 1618 г. взята маньчжурами.
      [2] Крепость Яху, вероятно, она же – Яха, находилась в 310 ли на запад от Гирина.
      [3] Кайювань-сянь (Кайюань-сянь) – город, лежавший по пути из Китая в Монголию и Среднюю Азию. Кайюваньская дорога в средневековье, очевидно, имела важное стратегическое значение.
      [4] Ехэ – одно из крупнейших маньчжурских племен, враждовавших с Нурхаци.
      [5] Куван Тян – г. Куаньдянь.
      [6] Еньдзю (Еньдэнь) – название маньчжурской столицы, основанной Нурхаци в 1616 г. Она же – Хэтуала, по-китайски – Синцзин.
      [7] «После одержанной победы главнокомандующий с офицерами при парадном строе делают поклонение главному знамени и тут же под знаменем приказывают казнить взятых живыми пленников и их главных предводителей» (Захаров И.И. Полный маньчжуро-русский словарь. – СПб., 1875, с. 763).
      [8] Маньчжурский род, живущий к югу от Еньдэня.
      Лебедева Е.П., Болдырев Б.В. Описание победы у горы Сарху-Алинь // Восточная Азия и соседние территории в Средние века. Новосибирск, 1986. С. 86-94.
      Приносим свою благодарность Д. Бузденкову за предоставление текста.
    • Камикадзе
      By Saygo
      О. Ю. ЛЕЙКО. КАМИКАДЗЭ

      Слово "камикадзэ" стало нарицательным. Его используют и в прямом, и в переносном смысле, прилагая к участникам самоубийственных или просто крайне опасных операций. Вокруг камикадзэ, японских пилотов-смертников второй мировой войны, сложилась яркая и прочная легенда. "Герои-воины", "носители почетных мечей", "живые мертвецы", фанатики, готовые с радостью отдать жизнь за императора, цвет японского самурайского сословия, бесстрашные пилоты, презревшие смерть, наводящие ужас на противника, - такой образ усердно поддерживается в трудах ряда зарубежных авторов, в первую очередь японских, которые представляют их как образец для подражания, как бесстрашных героев, павших за родину и императора.

      Название "камикадзэ" относится только к летчикам-самоубийцам, причем первоначально лишь к пилотам специального штурмового отряда морской авиации "Камикадзэ". Слово "камикадзэ" в переводе означает "божественный ветер". Так назвали японцы в свое время тайфуны 1274 и 1281 гг., разметавшие флот монгольского хана Хубилая, совершившего две попытки захватить Японию. Во время второй мировой войны пилоты-смертники, подобно тайфуну, должны были смести американский флот, неуклонно продвигавшийся к берегам Японии. К концу военных действий на Тихом океане смертники стали, пожалуй, одним из ударных отрядов японских вооруженных сил. Каких только смертников не существовало в японской армии и на флоте: летчики, десантники, подрывники, истребители танков - воздушные, морские, сухопутные... Ни одна армия мира никогда не видела такого размаха самоубийственных акций.

      Война всегда связана с риском для жизни. Иногда, в патриотическом порыве или движимые отчаянием, солдаты идут на заведомую смерть, ибо не видят другого способа выполнить свой долг, боевое задание. Широко известны подвиги советских воинов в Великой Отечественной войне, жертвовавших собою. Такие случаи были и у наших союзников по второй мировой войне - американцев, англичан, французов. Например, на Тихом океане в самом начале войны с Японией (10 декабря 1941 г.) американский капитан Келли, дав возможность выпрыгнуть с парашютом всему экипажу, таранил своей подбитой "Летающей крепостью" B-17D японский линкор "Харуна"1. Известны прецеденты самоубийственных атак и у наших противников в Европе - немцев и итальянцев. Но действия японских "тейсинтай" ("ударных отрядов"), как назывались все смертники независимо от рода войск и ведомственного подчинения, кардинально отличаются от всего этого.

      Формирование "тейсинтай" основывалось на средневековом морально- религиозном кодексе самурая "Бусидо" ("Путь воина"), требовавшем беспрекословного повиновения и презрения к смерти. Погибшие причислялись к лику святых. Воздушные тейсинтай (камикадзэ) в морской авиации нацеливались на вражеские корабли, в войсковой авиации - на сухопутные объекты; десантники-парашютисты - на аэродромы: наземники - на танки или отдельных офицеров. В Квантунской армии имелась специальная бригада смертников, а в каждой дивизии - батальон смертников. С ними пришлось столкнуться нашим войскам в августе 1945 года. Надводные тейсинтай ("синё") на быстроходных катерах со взрывчаткой подрывали транспорты; подводные на карликовых подлодках ("корю", "каирю") и в торпедах ("кайтен") - боевые корабли. Наибольшую известность снискали себе летчики самолетов одноразового действия (именовавшихся американцами "бака"). Их в Японии 1944 - 1945 гг. насчитывалось около тысячи. Они врезались в противника, пикируя на него сверху. В 1944 - 1945 гг. их погибло таким образом свыше 2002.

      Первое отличие камикадзэ - организованность, преднамеренность и запланированность самоубийственных акций. Операции японских смертников не являлись только патриотическим порывом или всплеском фанатизма. Прежде всего это была четко спланированная в специфических японских условиях стратегия вооруженных сил, направляемая соответствующими приказами на всех уровнях. Апологетически настроенный по отношению к камикадзэ японский автор М. Икута пишет: "Часть получала приказ действовать. Цель, состав сил, время взлета и другие детали - все указывалось в приказе"3. Тактика самоубийственного удара возникла не у фронтовых летчиков - она была разработана в самом верхнем эшелоне японского военного руководства и навязана подчиненным. Она носила официальный характер. Смертники сводились в специальные части и подразделения.

      Вторым отличием, вытекавшим из первого, являлось создание особых сил и средств для операций смертников - специальных или приспособленных самолетов в авиации и соответствующих видов вооружения в других родах войск. Известно, что в вооруженных силах других стран при возрастании степени риска предпринимались повышенные меры для обеспечения безопасности личного состава. Примером могут служить операции катапультных "харрикейнов" в английских северных конвоях, когда натренированные команды спасателей за несколько минут вытаскивали из воды выбросившегося с парашютом пилота. В Японии к мерам безопасности относились с полным пренебрежением. Никаких средств для спасения камикадзэ не предусматривалось.

      Третьей особенностью был небывалый размах операций смертников вплоть до того, что они в конце войны стали основной, наиболее важной частью японской военной машины. Так, в авиации около 5 тыс. самолетов, преимущественно устаревших типов, были подготовлены для участия в специальных атаках с целью отражения вторжения в пределы собственно Японии 4.

      Операции камикадзэ начались осенью 1944 года5. До того имелись лишь отдельные случаи такого рода. Почему же японская военщина прибегла к столь необычному средству ведения военных действий? Корни следует искать в военно-политическом и экономическом положении Японии во второй половине войны на Тихом океане. С весны 1942 г. японский флот потерпел ряд поражений: сначала в Коралловом море, затем у о. Мидуэй и в сражениях у о. Гуадалканал в феврале 1943 года. Там были потеряны японские авианосцы, их самолеты и наиболее опытные японские летчики довоенной выучки. Большие потери понесла и армейская авиация в боях на Новой Гвинее. Японии пришлось перейти к обороне. В сентябре 1943 г. императорская ставка решила установить линию абсолютной национальной обороны6 через Голландскую Ост-Индию (Индонезию) на юго-западе, Каролинские и Марианские острова с целью не допустить американцев и их союзников в Юго-Восточную Азию.

      Действовали и такие факторы, как огромные потери боевой техники, в первую очередь кораблей и самолетов - главного оружия морской войны, ослабление уровня подготовки личного состава, так как все большую часть его составляли спешно обученные солдаты военного времени, что особенно сказывалось в авиации. Например, общий средний налет летчиков снизился с 500 до 350 часов7. Кроме того, японская военная техника по качеству уступала технике основного противника - США. Американцы произвели к середине войны полную замену своих устаревших палубных истребителей F2A "Буффало" и F4F "Уайлдкэт" на более современные F6F "Хеллкэт" и F4U "Корсар", намного превосходившие японский истребитель А6М (более известный как "Зеро"), который состоял на вооружении всю войну8. Не хватало у японцев и тяжелых самолетов, пригодных для действий в качестве разведчиков и бомбардировщиков над океаном. Четырехмоторных дальних бомбардировщиков, аналогичных американским В-17 и В-24, у Японии не было вовсе.

      Тяжелым становилось и экономическое положение Японии, зависевшей от ввоза всех основных видов сырья. К 1944 г. тоннаж торгового флота упал вдвое, ввоз зерна уменьшился по сравнению с 1941 г. с 2357,9 тыс. т до 1553,8 тыс. т, поставки бензина за тот же год составили 59% от уровня 1941 года9. Сократился ввоз и других видов стратегического сырья. "Япония крайне нуждалась в нефти. Не хватало горючего даже для самолетов камикадзэ... Японцы гнали спирт из сладкого картофеля, чтобы получить горючее для самолетов, пытались перерабатывать сосновые корневища, чтобы добыть смазочные материалы"10. Это отрицательно сказывалось как на производстве боевой техники, в том числе и самолетов (хотя их выпуск увеличивался), так и на уровне боевой подготовки летчиков из-за нехватки бензина и износа материальной части. Экономическая мощь Японии и до войны была несравнима с мощью США, а с мобилизацией всех ресурсов Америки на военные нужды этот разрыв еще более увеличился.

      Это заставило японское руководство искать новые средства борьбы. Эффективность боевых операций можно было повысить путем применения дистанционно управляемых видов оружия. Системы такого рода - управляемые по радио, по проводам, с радиолокационным или телевизионным наведением, разрабатывались и опробовались всеми воюющими странами - США, Великобританией, Советским Союзом, Германией и Италией. Появились управляемые бомбы, ракетные снаряды, самолеты-снаряды, баллистические ракеты. Подобное оружие разрабатывалось и в Японии - управляемые снаряды серии "Иго"11. Но в Японии оно так и не вышло за рамки эксперимента. Возможно, что и здесь сказалась отсталость японской промышленности. Однако остается фактом, что японское командование предпочло самую надежную и самую "дешевую" систему самонаведения - живого пилота-смертника.

      Японская военщина активно использовала исторически сложившуюся в стране духовную атмосферу милитаризма, самурайские традиции презрения к смерти, феодальной вассальной верности, преклонения перед императором12. Мощная система воспитания участников будущих агрессивных войн начиналась с детского возраста - еще в школе. Основами ее были нормы феодальной морали, элементы религиозно-мифологических учений, утверждающих "избранность" японской нации, антикоммунизм, пропаганда "истинно японского духа". Важно отметить использование кодекса "Бусидо", отражавшего требования к профессиональной феодальной военщине. Одной из его существенных составных частей было презрение самурая к уходу из жизни: "Самурай жив тем, что всегда готов к смерти". На титульном листе наставления по моральному воспитанию военнослужащих императорской армии значилось: "Ты сам - ничто. Твоя жизнь принадлежит твоему императору"13. Наиболее ярко результаты такой обработки армии и флота проявились именно в специальных отрядах смертников.

      В период японо-китайской войны и во время событий у оз. Хасан и на Халхин-Голе случаев применения самолетов с летчиками-самоубийцами не отмечалось. Не встречались они и в первый период боевых действий Японии против США. В этом тогда еще не было необходимости: Япония обладала мощным флотом, солидным парком авианосной авиации (в 1941 г. 575 боевых машин против 280 у США)14. Личный состав получил в довоенное время хорошую подготовку, в значительной мере имел опыт боевых действий. К тому же боевые действия в Китае и на Халхин-Голе шли на суше, где почти не было крупных целей, оправдывающих гибель боевого самолета и его экипажа. В 1942 - 1943 гг. на Тихом океане отмечались лишь отдельные случаи тарана боевых кораблей союзников подбитыми японскими самолетами. Например, в феврале 1942 г. бомбардировщик G4M таранил авианосец "Энтерпрайз"; в августе 1942 г. подбитый пикировщик D3A потопил эсминец "Джордж Ф. Эллиот"; в октябре 1942 г. подбитый самолет попал в эсминец "Смит"15. В том, что в битве у Санта-Круса был потоплен американский авианосец "Хорнет", не последнюю роль сыграл торпедоносец, который, будучи поражен зенитной артиллерией, угодил в лифт-подъемник на летной палубе. Только в одном из этих случаев - с D3A можно говорить о преднамеренной атаке. По словам очевидцев, пилот до последнего момента управлял горящим самолетом16. Все это были лишь исключения, подтверждавшие правило.

      27 мая 1944 г. майор К. Таката предложил подчиненным провести самоубийственную атаку на тяжелых истребителях Ки-45 с подвешенными бомбами и получил их согласие. Однако атака не удалась. 4 июля 1944 г. командир морского авиаотряда на Иводзиме капитан К. Миура впервые приказал нанести подобный удар по американским авианосцам. Пилоты церемониально отказались от парашютов. Но истребители Миуры не прорвались к кораблям: господство в воздухе уже принадлежало американцам, и те, кто не был сбит, вернулись обратно17. Эти два акта были инициативой местного командования. Но в то время в японских штабах уже были готовы развернуть подобные акции в массовых масштабах.

      Авиация являлась одним из главных средств ведения войны на океанских просторах и многочисленных островах. Понимая это, в 1943 г. японское руководство приняло амбициозную программу наращивания воздушной мощи18. Она включала укрепление авиапромышленности, формирование новых авиачастей, освоение производства новых типов самолетов. Бурный рост выпуска самолетов создал колоссальные трудности для японской авиапромышленности: привлечение больших масс неквалифицированных рабочих, спешка привели к резкому снижению качества продукции. Возникла также острая нехватка обученного личного состава, в первую очередь летчиков. "Неподготовленные пилоты не могли организованно выполнять боевые задания", - пишет в своих воспоминаниях бывший японский морской летчик Сэйтиро Сато19.

      Возник соблазн недостатки в технике и боевой подготовке возместить "моральным фактором". В 1943 г. генерал-майор Х. Масаки предложил тактику управляемого тарана. Первоначально предполагалось, что он не будет иметь массового характера, а выполнит лишь отвлекающую роль при атаке обычными средствами. С марта 1943 г. началось тайное формирование армейских "специальных штурмовых частей". То, что эта идея появилась сначала именно в рядах армии, а не флота, не было случайным. Армейская авиация не имела эффективного оружия против кораблей, ставших основными целями в войне на Тихом океане. У самого современного и мощного японского армейского бомбардировщика Ки-67 нормальная бомбовая нагрузка составляла всего 800 килограммов20. Более тяжелых машин ВВС армии не имели. Не было у армейских летчиков и навыков ведения боевых действий на море, испытанных тактических приемов, мощных специальных бомб. ВВС армии были ориентированы прежде всего на борьбу с советской авиацией, в основном на тактическую поддержку предполагаемых агрессивных действий в Сибири и на Дальнем Востоке.

      В морской авиации с аналогичным предложением впервые выступил М. Окамура, командир авиагруппы "Татеяма". Это было в июне 1944 года. Он обратился с рапортом к вице-адмиралу Т. Ониси из Генерального бюро авиационного вооружения. Ониси впоследствии сыграл большую роль в организации корпуса смертников.

      Первыми вступившими в бой камикадзе стали морские летчики. Большинство японских источников считают первым камикадзэ контрадмирала Т. Ариму. 16 октября 1944 г. он вылетел на истребителе, лично возглавив группу самолетов против соединения американских кораблей. Сообщается, что он требовал выполнения боевой задачи любой ценой. Японская пропаганда утверждала, что его самолет упал на палубу авианосца и вывел последний из строя. На самом деле в 25 м от авианосца "Франклин" упал лишь один подбитый бомбардировщик G4M из группы адмирала, крыло которого, отлетев рикошетом от воды, угодило на палубу. А первым "настоящим" камикадзэ, погибшим в операции, был морской летчик лейтенант Е. Куно. 21 октября Куно вылетел во главе группы из трех самолетов для таранной атаки на американские авианосцы у побережья Филиппин и не вернулся. Американские источники не подтверждают потерь кораблей в тот день, по, по японским данным, он, возможно, атаковал транспортное судно в заливе Лейте21.

      Куно входил в эскадрилью "Ямато" специального штурмового отряда "Камикадзэ". Этот отряд был сформирован в октябре 1944 г. по приказу командующего 1-м воздушным флотом вице-адмирала Ониси, названного позже "отцом камикадзэ". Описи, принявший командование у адмирала Тераоки 19 октября 1944 г., стоял перед тяжелейшей задачей. Армия и флот США начали операцию по захвату Филиппинских островов. Японская авиация и корабли пытались остановить продвижение американцев, но безуспешно, и лишь понесли огромные потери. Когда Описи при пял 1-й воздушный флот, тот насчитывал всего 40 самолетов22. Положение армейской авиации было не лучшим. Тогда вице-адмирал ухватился за идею, поданную ему когда-то М. Окамурой. Отряд, названный "Камикадзэ", был сформирован за одну ночь. Кроме эскадрильи "Ямато" в него вошли эскадрильи "Сикисима", "Асахи" и "Ямасакура".

      Первых успехов камикадзэ достигли 25 октября: они потопили авианосец, легкий крейсер и повредили еще один авианосец. С этого дня применение камикадзэ в боях за Филиппины постоянно расширялось. С 25 ноября к операциям камикадзэ присоединились две специально переброшенные из Японии эскадрильи армейской авиации - "Фугаку" и "Банда". Они уже имели технику, специально приспособленную для; осуществления самоубийственной тактики. В Иводзимской операции пилоты-смертники применялись еще более широко. Камикадзэ потопили один и повредили три американских корабля. Чрезвычайно активно использовались камикадзэ в боях за Окинаву: они совершили 2571 вылет, по японским данным, и около 1400 - по американским23. Близость к базам на Тайване и Кюсю позволила привлечь к действиям специальных штурмовых отрядов практически все типы имевшихся у Японии самолетов, в том числе учебные, и пилотов разной степени подготовленности. Там же японцы попытались впервые применить специальные реактивные самолеты-снаряды "Ока".

      Японская морская авиация начала все больше ориентироваться на летчиков-самоубийц, сравнительно плохо обученных, но готовых с фанатической решимостью умереть в бою. В последовавших за этим боевых действиях у о-вов Рюкю в апреле-июне 1945 г. проводилась операция "Кикусуй", заключавшаяся в массированных налетах камикадзэ на группы американских кораблей. Было проведено 10 массовых налетов, в которых участвовало до 200 - 300 машин в течение одного дня. Помимо этих налетов, пилоты из состава специальных штурмовых отрядов действовали и поодиночке, и мелкими группами. При этом камикадзэ совершили более трети всех самолето-вылетов в данной операции (приблизительно 1900 из 5600)24. Тактика самоубийственного тарана в те месяцы становится решающей как для морской, так и для армейской авиации.

      Действия смертников на Тихом океане продолжались почти до самой капитуляции Японии. Последним достоверным случаем является атака на эсминец "Бори" 9 августа 1945 года. 15 августа император объявил о капитуляции, 16-го покончил с собой "отец камикадзэ" Ониси. Однако имеются сведения о том, что 13 августа камикадзэ повредили транспорт "Ле Гранж", а 18 - 19 августа потопили в районе Курил советский тральщик Т-15225. "Сухопутные" смертники действовали и позже. Так, при наступлении советского 1-го Дальневосточного фронта в Маньчжурии они совершали покушения на советских командиров или, обвязав себя гранатами, кидались под танки.

      Как же были организованы специальные штурмовые отряды? Типовой структуры у них не было. Это объяснялось тем, что команды смертников создавались командирами и штабами разного уровня, в неодинаковых условиях и с различными целями. Например, первый специальный штурмовой отряд "Камикадзэ" имел четыре эскадрильи по шесть машин, а армейская эскадрилья "Фугаку" состояла из девяти бомбардировщиков. Позднее структура стала сложнее: в состав части стали входить не только сами самолеты-бомбы, но и истребители прикрытия, разведчики. В 721-й морской авиаотряд входили четыре эскадрильи собственно смертников, две эскадрильи самолетов-носителей и две эскадрильи истребителей сопровождения, всего около 150 самолетов. Были и совсем маленькие подразделения; например, 62-й армейский авиаполк сформировал сразу две такие группы по четыре самолета в каждой26.

      Личный состав частей камикадзэ вовсе не был "цветом японских вооруженных сил". Эту функцию пытались поручить, как правило, слабо подготовленным летчикам-новичкам. Отряд "Камикадзэ", например, был сформирован из курсантов резервных летных морских курсов, где обучались призванные на флот студенты. Это была простая система тренировки молодых пилотов. В боях за Окинаву к действиям камикадзэ были привлечены учебные части. Большие сомнения вызывает и поголовная "добровольность" формирования частей камикадзэ. М. Икута пишет: "Армейские пилоты имели мало возможностей для свободы выбора... Трудно тем не менее заявить, что специальные штурмовые отряды с самого начала формировались из добровольцев,., кто может поверить, что такие молодые люди пойдут добровольцами на верную смерть?" Он же описывает случай, когда состав эскадрильи "Банда" был назначен приказом генерала Иманиси. О подобной ситуации с подбором кадров смертников говорят и другие источники27.

      Однако в свете традиций японской армии того времени нельзя недооценивать степень идеологической обработки личного состава, когда чувства фанатичной преданности императору умело подогревались использованием различных ритуальных обрядов перед отправкой камикадзэ на задание. Перед вылетом они получали белые "хачимаки" - традиционную повязываемую на голову ленту, т. е. знак самурая, идущего на битву, и особые почетные самурайские мечи. Привлекались и материальные стимулы - посмертное внеочередное повышение в звании (что позволяло лучше обеспечить семью в разоренной войною Японии), специальная форма, повышенное денежное содержание военнослужащим специальных штурмовых отрядов, особые продовольственные карточки. Многие верили, что их гибель спасет Японию, что они, выполняя божественную волю своего императора, будут причислены к лику святых, а их бессмертные имена украсят синтоистский храм Ясукуни28.

      Одной из особенностей, выявляющих запланированный характер организации действий камикадзэ, является наличие у них специальной техники, пригодной в ряде случаев лишь для самоубийственного тарана. В этом плане развитие материальной базы специальных штурмовых отрядов прошло три фазы: сначала использовались только обычные машины, затем к ним добавились переоборудованные в полевых условиях или на заводах, наконец появились специальные самолеты для камикадзэ. Первая фаза заняла время с октября по ноябрь 1944 г., вторая длилась до марта 1945 г., когда началась боевая эксплуатация системы "Ока"29.

      В техническом плане от самолета-бомбы требуются скорость, чтобы уйти от истребителей и зенитного огня, грузоподъемность - чтобы нести достаточно большой заряд, и дешевизна - ведь используется он только один раз. У вице-адмирала Описи выбора не было: он взял то, что находилось под рукой, - стандартные для японского флота палубные истребители-бомбардировщики А6М5 модели 52, несущие одну бомбу в 250 килограммов. Армейские эскадрильи "Банда" и "Фугаку", сформированные заранее, уже имели специально подготовленные самолеты. На бомбардировщиках из состава этих частей были сняты второе управление, стрелковое вооружение, кислородное оборудование, часть радиооборудования и поставлены заряды по 800 кг взрывчатки - один на сравнительно легких Ки-48 и два - на Ки-6730. Ки- 67 "Хирю" был самым современным бомбардировщиком Японии, принятым на вооружение в 1943 году. Использование его для подобных целей свидетельствует о важности, которую придавало самоубийственным таранам японское командование.

      Аналогичным переделкам подвергались впоследствии и различные морские самолеты - палубные пикировщики D4Y, D3A, уже упомянутые истребители А6М, различные типы базовых самолетов, включая самые современные бомбардировщики P1Y. Самолеты переделывались с расчетом на уменьшенный экипаж, убирались оборонительное вооружение и часть оборудования. При этом преследовалась двоякая цель - снять с самолета все, что не понадобится для его последнего вылета, и облегчить машину, чтобы увеличить бомбовую нагрузку. Нагрузка большинства японских бомбардировщиков была невелика (до 1 т), а снятие оборудования и вооружения плюс полет в один конец с уменьшением запаса горючего позволяли ее существенно поднять. Например, на том же Ки-67 в варианте "То-Го Хирю" для камикадзэ она возрастала с 800 до 1600 килограммов31. Большую роль играла при этом и нехватка в Японии многих предметов оборудования и вооружения, особенно современного.

      Дальнейшее развитие это направление получило в серийном производстве специальных модификаций некоторых боевых машин. В частности, фирмой "Айти Токей Дэнки Кабушики Кайша" выпускался специальный вариант палубного пикировщика D4Y5. Трехместная машина была переделана на одноместную с заменою задней части фонаря непрозрачным обтекателем. Пороховые ракетные ускорители позволяли ускорить атаку или взлетать с плохо оборудованного аэродрома при большом взлетном весе. Весьма оригинальным был армейский бомбардировщик Ки-167, созданный фирмой Мицубиси на базе уже упомянутого Ки-67. Его главной особенностью было вооружение - одна бомба "Сакурадан", создававшая направленную струю высокотемпературного пламени. Бомба размещалась в "горбе" измененного фюзеляжа за пилотской кабиной. Правда, и Ки-167 и "То-Го Хирю" были построены в небольших количествах: японское командование берегло Ки-67 для обычного применения32.

      Параллельно со специально подготовленной техникой японцы использовали практически все имевшиеся у них типы самолетов, включая учебные и устаревшие, не применявшиеся в боевых частях. Особого размаха эта практика достигла в боях за Окинаву. Многие из этих машин при применении другим способом были вообще непригодны для действий против боевых кораблей. Армейская авиация использовала бомбардировщики Ки-49, Ки-48, Ки-67, легкие разведчики-бомбардировщики Ки-51, Ки-36, истребители Ки-27, Ки-43, учебные Ки-79 и Ки-86. Все эти самолеты, кроме Ки-67, к концу войны уже были устаревшими. Авиация флота использовала истребители А6М, бомбардировщики G4M, палубные бомбардировщики D3A и D4A, устаревшие торпедоносцы B4Y1, различные типы легких одномоторных гидросамолетов, включая снятые с вооружения и учебные самолеты. Единственным классом машин, не применявшимся камикадзэ, были тяжелые летающие лодки, которые привлекались лишь к разведке и управлению налетами.

      К концу войны в Японии были разработаны и специальные машины, предназначенные только для самоубийственного тарана. К ним относились легкий и дешевый самолет смешанной конструкции Ки-115 с поршневым двигателем и ряд реактивных машин, включая самолет-снаряд "Байка" с пульсирующим воздушно-реактивным двигателем (созданный на базе немецкого "фау-1"). Однако все эти машины не вышли из стадии экспериментов. Единственным специальным аппаратом, предназначенным исключительно для камикадзэ, строившимся серийно и широко применявшимся на фронте, был самолет-снаряд MXY7 "Ока"33.

      Идею управляемого смертником самолета-снаряда, доставлявшегося к цели самолетом-носителем, предложил еще в середине 1944 г. молодой офицер М. Ота. Машина была создана в Йокосуке группой конструкторов под руководством Т. Мики. После поспешных испытаний она была запущена в производство. Небольшой самолет смешанной конструкции был оснащен твердотопливным двигателем, работавшим в течение 8 - 10 секунд. При включенном двигателе снаряд развивал скорость до 850 км/ч, а в пикировании - до 1000 км/час. Имелись лишь самые необходимые приборы. Носителем являлся самый большой из бомбардировщиков морской авиации G4M, модифицированный под маркой G4M2-Тей34.

      "Оку" собирались применить на Филиппинах, но перевозивший их авианосец "Синано" был потоплен американской подводной лодкой. Первая попытка их боевого использования была осуществлена 21 марта 1945 г. с о. Кюсю, но все носители вместе с "Ока" и большая часть самолетов прикрытия были сбиты на значительном удалении от цели. Первый успех был достигнут 1 апреля, когда был поврежден линкор "Уэст Вирджиния" и потоплены (по другим данным - повреждены) три транспорта. Далее их применение расширилось: в боях за Окинаву были использованы 74 летающие бомбы. По оценкам союзников, всего было пущено в ход 298 самолетов-снарядов из общего количества построенных 805. Часть была уничтожена 24 мая 1945 г. вследствие бомбежки авиабазы в Канойке. Кроме описанной выше "Ока" модели 11, было разработано еще несколько вариантов с различными двигателями для применения с наземных катапульт, с подлодок и беспилотный радиоуправляемый вариант, но все они остались в чертежах или опытных образцах. Основную массу самолетов камикадзэ составляли обычные серийные или переоборудованные машины, главным образом одномоторные. Например, на Филиппинах 79% всех машин были А6М. В 1945 г., по американским данным, наибольшее распространение получили D3A35.

      В области тактики для пилотов-самоубийц не было придумано ничего принципиально нового. Первоначально они летали небольшими группами по три - пять машин, иногда в сопровождении истребителей. Позднее группы увеличились, сопровождение осуществлялось не всегда. В наиболее крупных операциях перед ударом проводилась доразведка целей самолетами P1Y, Ки-48, Ки-46. В некоторых случаях выведение на цель, сопровождение группы, руководство атакой и фиксацию результатов налета осуществляли большие морские самолеты, в том числе "летающие лодки". Истребители и пикирующие бомбардировщики обычно заходили на цель с пикирования, средние бомбардировщики и учебные машины атаковали с малых высот.

      После визуального отыскания цели группа разделялась и осуществляла "звездный" налет с разных направлений, чтобы затруднить действия зенитчиков. Основными целями были авианосцы, линкоры, крейсеры и крупные транспорты; обычно атаке подвергался самый крупный корабль в группе. Предписывалось целиться в центр взлетной палубы авианосцев, у других кораблей - под мостик36. Весной и летом 1945 г. в ходе операции "Кикусуй" начали осуществляться массированные налеты по 150 - 200 самолетов в день и по 35 - 40 самолетов в одной группе. Целями стали и более мелкие корабли - эсминцы, десантные и противолодочные корабли. Например, 16 апреля 1945 г. эсминец "Лаффи" атаковали 22 камикадзэ. Наряду с массовыми налетами наносились удары мелкими группами и отдельными самолетами37.

      В случае применения самолетов-снарядов "Ока" последние сбрасывались с носителей на высоте около 8 тыс. м, примерно в 16 км от цели и затем осуществляли пологое пикирование к цели. В 5 - 7 милях от корабля противника они переходили в пикирование, а перед самым концом атаки выравнивали машину и ударяли у ватерлинии. Но известны запуски "Ока" с малого расстояния и с гораздо меньших высот. При отсутствии противника или невозможности прорваться к цели смертник мог вернуться: это не считалось позором. Камикадзэ предупреждались о необходимости сохранения жизни в случае отсутствия подходящей цели. Здесь действовал тот же принцип: "Твоя жизнь принадлежит императору".

      Хотя зачастую целями камикадзэ были корабли, но наставлениями для армейских "токубецу когекитай" (специальных штурмовых отрядов) предусматривались и наземные цели- укрепления, танки. Имели место случаи применения подобной тактики и против вражеских самолетов в воздухе. Основными целями при этом были тяжелые бомбардировщики "боинг В-29", недоступные для зенитной артиллерии и трудноуязвимые для истребителей. В частности, в 27-м полку 10-й авиадивизии было создано звено специально облегченных истребителей Ки-44-II, предназначенных для уничтожения В-29 тараном. Этим звеном "Синтен" ("Небесная тень") командовал капитан Мацузаки38.

      Какова же была результативность применения камикадзэ? С 25 октября 1944 г. по 21 января 1945 г. в районе Филиппин смертники потопили 22 и повредили 110 кораблей, в том числе были повреждены 2 линкора и 8 авианосцев, а обычные части соответственно - 12 и 25, в том числе 1 линкор. Камикадзэ потеряли при этом 335 самолетов. С 20 марта по 13 августа в районе Окинавы подобное соотношение составило 20 и 217, в том числе повреждены были 10 линкоров и 12 авианосцев против 6 и 45, и среди них поврежден был 1 авианосец. За этот период смертники совершили приблизительно 2500 самолето-вылетов39.

      У о-вов Рюкю соотношение потопленных и поврежденных кораблей для камикадзэ и обычных частей составило 26 и 164 против 2 и 61 корабля. При этом камикадзэ совершили 1900 самолето-вылетов, а обычные части - 3900. В этих операциях японцы потеряли 1900 самолетов камикадзэ и 2255 - в обычных частях. Таким образом, на один потопленный или поврежденный корабль в последней операции пришлось 10 потерянных самолетов у смертников и примерно 35 в обычных частях. Если учесть, что многие самолеты смертников были изношенными (а таких в японской авиации было в 1945 г. больше половины) или просто слишком легкими для борьбы с кораблями обычными средствами, то эффективность операций камикадзэ следует признать высокой40.

      Во время налета на Пёрл-Харбор, когда было потоплено 5 и повреждено 10 кораблей, японцы потеряли лишь 29 самолетов, т. е. потери составили примерно 2 самолета на корабль. Но здесь речь идет о неожиданном, тщательно продуманном, многократно отрепетированном налете, осуществленном лучшими кадрами японской авиации с полноценной довоенной выучкой при практически полном бездействии противовоздушной обороны противника. Ни в одной операции подобного соотношения достигнуто не было. Следует учесть, что действия специальных штурмовых отрядов проходили в условиях господства американцев в воздухе. Например, на Филиппинах атаку совершало меньше половины высланных самолетов (45%), около 40% возвращались на базы по различным причинам, в том числе из-за противодействия истребителей и зенитной артиллерии, остальные 15% оказывались сбитыми. В уже упоминавшемся случае с эсминцем "Лаффи" 11 самолетов были сбиты зенитчиками эсминца, 1 - истребителями. В корабль попало 6 самолетов, остальные промахнулись и рухнули в море. Самолеты-снаряды "Ока" были менее уязвимы во время атаки за счет высокой скорости и небольших размеров, но во многих случаях уничтожались вместе с носителями на подходе к цели. Во время первой попытки запустить летающие бомбы были сбиты все 18 G4M41.

      Как повлияло распространение метода самоубийственных таранов на японскую авиацию в целом? Смертники стали для японского командования таким же "чудесным оружием", как для немецкого - "фау", т. е. средством, с помощью которого они хотели переломить ход войны. На создание оружия для камикадзэ были брошены огромные силы, израсходованы большие средства. Для специальных отрядов не нужны были опытные пилоты, и летчиков учили кое- как. В 1944 г. японские летчики перед боевым вылетом иногда имели налет всего в несколько часов. Для них не нужны были сложные современные машины, вместо них выпускались примитивные "Ока". Это отрицательно действовало на качественный состав японской авиации. Она уже и не пыталась вернуть себе господство в воздухе. Еще более резко выразили эту мысль американцы: "Можно утверждать, что с момента проведения этой атаки (первой атаки камикадзэ) японцы отказались от воздушной войны. С этого времени они уже делали мало попыток восстановить свою авиацию"42.

      Тактика самоубийственного тарана явилась порождением человеконенавистнического общества, в котором жизнь простого солдата ничего не стоила, а пилот был всего лишь дешевым и надежным прибором наведения самолетов и ракет. Нехватку современной техники, отсутствие стройной системы подготовки высококвалифицированного летного состава, неразвитость промышленности японское руководство пыталось возместить варварской системой расходования людских ресурсов, которые в штабах считали более чем достаточными. "Там, где металл и машина слабее иностранных, Япония вталкивала в этот металл человека, солдата... Смертничество - свидетельство авантюрности, дефективности японской военной мысли"43.

      ПРИМЕЧАНИЯ

      1. O'Neill R. Suicide Squads. Lnd. 1981, p. 135.
      2. Millot B. L'epopee kamikadze. P. 1970; Хасимото Мотицура. Потопленные. М. 1956.
      3. Икута М. Записки о специальных атаках. - Коку-фан, 1979, N 2, с. 83
      4. Green W., Fricker J. The Air Force of the World. Lnd. 1958, p. 186.
      5. Можейко И. В. "Западный ветер - ясная погода". М. 1984, с. 315.
      6. Икта М. Ук. соч. - Коку-фан, 1979, N 1, с. 82.
      7. Сато С. Воспоминания о воздушных боях "Зеро" и "Сиден-каи". - Коку-фан 1979, N 3, с. 74.
      8. Green W. War Planes of the Second World War. Vol. 4. Lnd. 1961, pp. 103, 190.
      9. Хаттори Т. Япония в войне 1941 - 1945. М. 1973, с. 453 - 456.
      10. Холмс У. Победа под водой. М. 1968, с. 417.
      11. Nemecek V. Vojenska letadla. Sv. 3. Praha. 1977, s. 204.
      12. Соловьев В. А. Идеология шовинизма и национализма на службе японских агрессоров в годы второй мировой войны. В кн.: Разгром японского милитаризма во второй мировой войне. М. 1986, с. 282 сл.
      13. O'Neill R. Op. cit., p. 119; Соловьев В. А. Ук. соч., с. 285.
      14. Финал. М. 1966, с. 24.
      15. O'Neill R. Op. cit., p. 135.
      16. Smith P. C. The Story of the Torpedo Bomber. Lnd. 1974, p. 76.
      17. O'Neill R. Op. cit., pp. 136 - 137.
      18. Икута М. Ук. соч. - Коку-фан, 1979, N 1, с. 81.
      19. An Oriental Swallow. - Air International, 1975, N 9, p. 82; Сато С. Ук. соч. с. 74
      20. Икута М. Ук. соч. - Коку-фан, 1979, N 1, с. 80 - 81; Masterpiece of Manned Missile. - Air International, 1983, N 7, p. 32.
      21. O'Neill R. Op. cit, p. 138; Икута М. Ук. соч. - Коку-фан, 1979, N 3, с. 81.
      22. Икута М. Ук. соч. - Коку-фан, 1979, N 2, с. 83.
      23. Кампании войны на Тихом океане. М. 1956, с. 412.
      24. Jane's Encyclopedia of Aviation. Vol. 5. Lnd. 1980, pp. 1061 - 1062; Холмс У. Ук. соч., с. 342; Кампании войны на Тихом океане, с. 430.
      25. O'Neill R. Op. cit., p. 274.
      26. Икута М. Ук. соч. - Коку-фан, 1979, N 2, с. 83; Adams A. The Cherry Blossom Squadrons: Born to Die. Tokyo. 1973, pp. 22 - 23; Masterpiece of Manned Missile, p. 32.
      27. Икута М. Ук. соч. - Коку-фан, 1979, N 1, с. 80; O'Neill R. Op. cit., pp. 178 - 179; Adams A. Op. cit., p. 66.
      28. Ми лин С. Камикадзэ - "божественный ветер". - Вокруг света, 1969, N 7, с. 70; Зайцев Е., Тамгинский И. Япония: снова путь милитаризма М. 1985, с. 39.
      29. Adams A. Op. cit., p. 19.
      30. O'Neill R. Op. cit., p. 139; Masterpiece of Manned Missile, p. 32.
      31. Masterpiece of Manned Missile, p. 33.
      32. Ibid., p. 47.
      33. Apple man P. E. Okinawa: the Last Battle. Tokyo. 1960, pp. 97 - 101, 362 - 364; Nemecek V. Nakadzima Ki-115 Curugi. -Letectvi a kosmonautica, 1975, N 20, s. 24; ejusd. Vojenska letadla, s. 192.
      34. Adams A. Op. cit, pp. 19 - 28; Novotny J. Reaktivni sny a skutecnosti "orlu Nipponu". - Letectvi a kosmonautika, 1966, N 6, s. 221.
      35. Холмс У. Ук. соч., с. 401; O'Neill R. Op. cit., pp. 182, 186; "Ohka". - Flieger Revue, 1980, N 4, p. 183; Gawrych W. J., Lityuski A. Samolot mysliwski "ZERO". Warszawa. 1985, s. 13.
      36. O'Neill R. Op. cit., pp. 160, 161, 167.
      37. Adams A. Op. cit., p. 42.
      38. O'Neill R. Op. cit, p. 138; Nakajima Demonology. - Air Enthusiast, 1972 N 7, p. 25.
      39. O'Neill R. Op. cit., pp. 157, 169 - 170.
      40. Кампании войны на Тихом океане, с. 451; Великая Отечественная война Советского Союза. Краткая история. М. 1970, с. 538.
      41. Masataki O., Jiro H. Zero: the Story of Japan's Air War in the Pacific 1941 - 1945. N. Y. 1956, p. 276; O'Neill R. Op. cit, p. 173; Можейко И. В Ук. соч., с. 231.
      42. Кампании войны на Тихом океане, с. 362.
      43. Финал, с. 311 - 312.

      Вопросы истории. - 1989. - № 3. - С. 146-156.