Gurga

Штыком как вилами или опыт джЫдаев

50 posts in this topic

Дед рассказывал про штыковой бой в гражданскую, да так, что отложилось у меня в памяти. Был настолько мал, что все время спрашивал: "А немцы?" Дед отвечал: "Какие немцы? Белые!" По словам деда, он колол противника, а потом перебрасывал его на штыке через голову себе за спину. По-моему, такое движение возможно было, если бойцы бежали навстречу друг-другу.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Такое невозможно.

Дед рассказывал для потехи.

Вы винтовку Мосина или Маузера в руках держали?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Не знаю. Дед был очень серьезный, и очень горячий, в обмане замечен не был. Полковник, пограничник.

Кроме винтовки Мосина были и другие системы.

Edited by Gurga

Share this post


Link to post
Share on other sites

Я получил, в связи с характером работы, доступ к массе винтовок старых систем. Ни одна не пригодна для таких былинных деяний.

Даже старинные мушкеты с их гораздо более толстым, чем у мосинок или бертье/лебеля игольчатым штыком, не помогут перекинуть через голову тело, масса которого никак не менее 60 кг. (беру минимум, учитывая, что народ был поменьше ростом).

В общем, наплевать и забыть. Потому что ни одного такого случая всерьез не зафиксировано.

Share this post


Link to post
Share on other sites

В общем, наплевать и забыть. Потому что ни одного такого случая всерьез не зафиксировано.

Ладно, не настаиваю.

А копьем или пикой можно перекинуть через себя? Естественно, если упереть древко в землю, а противник с разбегу напорется на острие? Чем в таком случае винтовка со штыком будет отличаться от пики? Только длиной? А если тыкать из окопа перепрыгивающего этот окоп противника? Ой-ой-ой, вариантов много.

Share this post


Link to post
Share on other sites

И таких случаев не отмечено в документах.

В ЭПОСЕ разных народов есть описания боев конных воинов, когда один выносил другого из седла копьем, и даже поднимал на копье. Один из персонажей (не помню, кто конкретно, кажется, кто-то из нартов) даже носил своего врага весь день на острие копья, пока тот не взмолился о пощаде.

После таких описаний реалистичность случаев "переброса противника на острие через голову" очевидна.

Share this post


Link to post
Share on other sites

в наставлении 1948г. ПРЕОДОЛЕНИЕ 150-МЕТРОВОЙ ПОЛОСЫ ПРЕПЯТСТВИЙ "ГТО"

"Укол нанести на одну треть штыка и немедленно выдернуть штык. Моментом, для выдергивания штыка служит переход с каблука на носок ноги, которой был произведен выпад для нанесения среднего укола."

Однако:

В минуту опасности или азарта человек забывает о навязанных правилах, действуя на рефлексах. Проще говоря – как ему удобнее или как он привык.

Примеры:

1.....набегавшего на него фрица он со всей силы ударил штыком и проткнул насквозь, да так что ствол вошел в тело, а когда стал выдергивать, мушка зацепилась за ребра. Пока дергал карабин туда - сюда, сам получил прикладом от другого ганца, хорошо товарищи спасли.

После этого он стал только слегка накалывать немцев, и этого было достаточно.

2....На меня пошел один. Он выскочил как-то так вперед и — на меня. Я обманул его движением в сторону и тут же с ходу ударил. Был у нас такой прием. Штык вошел легко, легче, чем в манекен на полигоне. Немец не ожидал моего выпада, он еще только готовился к удару. Думал, что мы остановимся и начнем примериваться друг к другу. А что тут примериваться… Выронил карабин. От моего удара ранец за его спиной подпрыгнул. Я попытался выдернуть штык, но немец не падал и держал ствол моей винтовки обеими руками. Тогда я изо всех сил рванул винтовку на себя.
Сержант тем временем выстрелил во второго. Как я его и учил — короткой очередью, в упор. Но больше стрелять он не смог. Уже сошлись. И третий, пока я возился со штыком, заскочил мне сзади.

...Я успел оглянуться и машинально отскочить в сторону. Его штык пролетел мимо меня. Винтовку уже не развернуть, ударил прикладом. Не знаю, попал, не попал...

Что делать, если штык застрял?

....Тогда я изо всех сил рванул винтовку на себя... Это ключевая фраза. В состоянии аффекта боец, действуя на рефлексах, способен на многое. Перекинуть супостата через плечо или голову в таком состоянии - это такие пустяки.

Edited by Gurga

Share this post


Link to post
Share on other sites

Всякие небылицы в лицах от опытных диванных воинов. Всем, жаждущим боевых лавров на поле диванно-компьютерных битв, искать советы тут.

Share this post


Link to post
Share on other sites

"ДжЫдайский опыт" появляется исключительно на страницах низкокачественной псевдоисторической литерАтуры типа такого вот мусора:

Начало Первой мировой - Второй Отечественной - войны стало очередным поворотом в судьбе штабс-капитана Кутепова, резко нарушив довольно патриархальные ее перспективы. Учебная команда, естественно, не подлежала отправке на фронт и оставалась с запасным батальоном в столице. Но ее начальник рвался в бой и 1 августа 1914 года выступил с полком на позиции во главе 4-й роты. Уже 20 августа у села Владиславово (юго-западнее Люблина) Преображенцы вступили в первый бой. Наступавшие австрийцы испытали на себе страшную штыковую атаку русской Гвардии и были смяты. Тогда полк еще был полностью укомплектован кадровыми солдатами, и какими! - самым маленьким в роте был нижний чин ростом «всего» 197 см, прозванный сослуживцами «мальчиком», основная же масса далеко превосходила двухметровую планку. Эти великаны отлично стреляли и мастерски владели приемами штыкового боя. Солдат-Гвардеец ударом приклада обычно сносил полчерепа, а заколотого врага поднимал на штыке и отбрасывал за спину, как сноп. И противник панически боялся Гвардейских контратак...

Аффтар сего опуса, озаглавленного "ГЕНЕРАЛ-ОТ-ИНФАНТЕРИИ А. П. КУТЕПОВ" - некто Р.М. Абинякин., к.и.н., доцент Орловского Государственного Университета. О достоверности его писаний при изображении боевых сцен можно составить представление очень быстро.

Для сравнения можно почитать хотя бы мемуары полковника А. Зайцова - о таком эпическом эпизоде в бое у Владиславово, который немало способствовал бы его собственному прославлению, он почему-то не упоминает:

В темноте полк прибыл в Козицкий Майдан и здесь остановился на ночлег. Длился он, однако, не долго, лишь несколько часов и с рассветом полк двинулся далее, на Кол. Хойны через Майдан Полицкий, у которого развернулся[3]. В первой линии двинулись II и IV батальоны, во второй – III и I. У Кол. Хойны на опушке леса остались батальоны 2-ой линии, а II (справа)[4] и IV (слева) перешли в наступление на фронте: Владиславов – Выгнановице в общем направлении на высоту сев. ф. Анусин. Правее полка наступали Преображенцы, левее – Лейб-Егеря (Измайловцы еще только высаживались из эшелонов в Люблине). Наша артиллерия также прибыла только в составе нескольких батарей. В частности, для поддержки наступления всей Петровской бригады была дана только одна (3-я) батарея Лейб-Гв. 1 арт. бригады.

Так начался бой под Владиславовым, в котором полк получил свое боевое крещение.

День был ясный и теплый. От леса у Кол. Хойны занятого частями 2-й Гренадерской дивизии (на участке полка – 6 Грен. Таврический полк), сквозь которые должны были наступать полки Петровской бригады, местность спускалась пологим скатом к долине ручья Гельчев, протекавшего в довольно широкой и несколько заболоченной долине. А оттуда поднималась высотами правого берега ручья к обширным лесам, сопровождавшим р. Гельчев, по кряжу правого берега. На фоне леса ясно выделялся небольшой фольварк (Анусин).

Около 10 часов утра II и IV батальоны, спустившись в долину р. Гельчев, повели наступление через фольварк Анусин. Почти полное отсутствие артиллерии с нашей стороны, сводило это наступление к лобовой пехотной атаке. Как только двинулись наши батальоны 1-ой линии, австрийцы открыли по ним сильнейший шрапнельный огонь. Розоватые облачка австрийских шрапнелей рвались по счастью слишком высоко и особых потерь наши батальоны, в начале своего движения, не несли. Поднявшись на противоположный берег ручья, однако, наши II и IV батальоны попали под сильнейший пулеметный и ружейных огонь, в свою очередь, перешедших в наступление австрийцев. Но это не остановило порыва наших батальонов.

На фронт Петровской бригады наступала своим левым флангом 2-я австро-венгерская дивизия фельдмаршала-лейтенанта Липощака (X корпус). Дивизия была смешанного состава (поляки, галичане и полк босняков).

На высотах у фольварка Анусина завязался горячий встречный бой, главная тяжесть которого легла на наш II-й батальон. Несмотря на яростные атаки австрийцев, части II-го батальона, с пулеметами, под общим руководством младшего штаб-офицера II-го батальона капитана Свечникова удержали высоту и сами перешли в наступление[5]. Батальоны 1-ой линии потеряли в этом бою: смертельно раненым подпоручика Пенхержевского 2 и тяжело раненым прапорщика Штильберга (оба Суворовской роты II-го батальона) и ранеными: капитана Рихтера (командира 15-й роты) и подпоручика Рыльке (13 р.).

Несмотря на тяжесть боя у фольварка Анусина, положение наших соседей справа – Преображенцев, наступавших через Стрийну-Владиславов, было еще тяжелее[6] так как против них, кроме частей 2-й австро-венгерской дивизии, были двинуты для защиты ее фланга, который охватывал Преображенцев, еще и части соседней 37-й гонведной венгерской дивизии. Тяжелое положение Преображенцев заставило командира полка выдвинуть для содействия им через село Стрийна наш III-й батальон. Для поддержки же наших батальонов 1-ой линии, после полудня, долиной, ведущей от опушки рощи у Кол. Хойны на Выгнановице были двинуты две (3 и 4) роты I-го батальона. В резерве таким образом остались только 2 роты (со знаменем).

III-й батальон и две роты I-го, перешедшие еще до сумерок р. Гельчев, однако, непосредственного участия в бою принять уже не успели. Их только обстреляла австрийская артиллерия. Сопротивление противника было уже сломлено и австрийцы, перейдя от наступления к обороне, затем, оставляя пленных, начали спешный отход. Первые взятые полком пленные были босняки в красных фесках.

К вечеру победа была полная. Противник бежал. Гвардия, наконец, сломила сопротивление теснивших в течение всего августа нашу 4-ю армию, австрийцев[7].

Вот как об этом бое пишет официальная история бывших наших противников:

«20-го августа наша 2-я дивизия подверглась сильной атаке. Несмотря на содействие своих резервов и 37-й гонведной дивизии, позволивших ей все же перейти самой в наступление, русская контратака в ее левый фланг[8] вскоре заставила ее уступить противнику то небольшое пространство, которое ей удалось захватить. Так как 45-ая дивизия[9] не могла поспеть ей на выручку от Тарногуры, ген. инф. Гуго фон-Мейкснер[10] отвел свои, утомленные 11-дневным боем, войска на Лопенник Русский – Издебно.»[11]

Эти сдержанные строки австрийской официальной истории войны, однако, если их расшифровать, показывают размеры австрийского поражения в сражении у Владиславова 20-го августа 1914 года.

В самом деле, отвод частей X австрийского корпуса на Лопенник Русский – Издебно означал отход правого, охватывающего фланга австрийцев на 12 примерно верст назад и к тому же в направлении, открывавшем его от соседнего с ним слева V венгерского корпуса. Между тем, в ночь с 20 на 21 августа, между Кщоновским лесом и с. Издебно образовался поэтому прорыв до 8-ми верст.

Части Петровской бригады, в бою у Владиславова, не только остановили наступление победоносного и до этого дня не знавшего поражений X-го австро-венгерского корпуса, но и вбили глубокий клин (вершина клина – Преображенцы) между двумя правофланговыми корпусами 1-й австрийской армии.

В этом – громадное значение этого боя и только соображения, ничего общего с боем не имеющие, позволили его почему то окрестить боем у Суходол. Части отряда генерала Мрозовского в этот день, 20 августа, прорвали австро-венгерский фронт совсем не у Суходола, а у Владиславова. И вся слава этого боя целиком принадлежит полкам Петровской бригады[12], дравшимся у Владиславова. Поэтому, по праву, этот первый бой полка должен носить славное имя Владиславова.

Начало смеркаться. Полк собрался на поле, усеянном ранеными и убитыми, на восточном берегу реки Гельчев, северо-восточнее Владиславова. Отовсюду неслись стоны раненых. Приводили пленных. Всюду австрийские трупы.

Отход австрийцев был настолько поспешным, что наступившая вскоре темнота дала им возможность совершенно от нас оторваться, и соприкосновение с ними было потеряно.

http://www.lgsp.petrobrigada.ru/index.html

Примечания к тексту:

[3] Состав полка в первом бою (у Владиславова 20-го августа 1914 г.).
Командир полка, ген.-майор фон-Эттер, помощник – полковник фон-Тимрот I, полковой адъютант – шт.-капитан Соллогуб; при штабе полка – поручик Подчертков I; начальник команды связи – поручик барон Унгерн-Штернберг; младший офицер – подпоручик фон-Фольборт I; начальник команды конн. разведчиков – шт.-капитан Михно; начальник пулеметной команды – шт.-капитан Бржозовский; маладш. офицеры: поручик Сморчевский, подпор. Бренер I; начальник хозяйственной части – подполковник Пронин 2; командир нестроевой роты – поручик Молчанов; начальник обоза 1 разр. – подпоручик Казаков; старший врач – надворный советник Оницканский; младшие врачи: Васильев, Григорьев, Иванов, Георгиевский и зауряд-врач – Бригер; полковой священник – о. А. Алексеев; полковой капельмейстер – Николаев; заведующий оружием – Князев; полковой казначей – Иванов.
I-й батальон: командир – полковник фон-Сиверс I; младший штаб-офицер – полковник фон-Тимрот 2; бат. адъютант – шт.-капитан Фадеев; Его Величества р. – капитан Попов; младш. офицеры: подпоручик Зайцов 2 и подпоручик Баланин; 2 р. – капитан Леонтьев, младш. офицеры: подпоручики ф. д. Лауниц и Толстой 1, пр. Тимашев; 3 р. – шт.-капитан ф.-Эссен 1, младш. офицеры: поручик Зайцев 1, подпоручик Орлов, прап. Хвостов; 4 р. – капитан ф.-Сиверс 2, младш. офицеры: подпоручики Купреянов, Лобачевский и Чуфаровский.
II-й батальон: командир – полковник Вешняков, младш. шт.-офицер – капитан Свечников; бат. адъютант – подпоручик Толстой 2; 5 р. – шт.-капитан Тавилдаров, младш. офицеры: подпоручик Энгельгардт 1, пр. Чистяков; 6 р. – капитан Веселаго, младш. офицеры: подпоручики Тигерстедт, ф.-Эссен 2 и прап. барон Типольт; 7 р. – капитан Брок, поручик Иванов-Дивов 2, прапор. Комаров, Тухачевский; 8 р. генер. Суворова, - шт.-капитан Мельницкий 1, подпр. Пенхержевский 2, пр. Штильберг и ф.-Фольборт 2.
III-й батальон: командир – полковник Зыков, бат. адъютант – подп. Лялин 2; 9 р. – шт.-капитан Азанчевский-Азанчеев, младш. офиц. – подп. барон Витте, 10 р. – капитан Андреев, младш. офиц.: подп. Бойе ав Геннэс, пр. Клименко; 11 р. – шт.-капитан Михайловский, младш. офицеры: подп. Степанов и Лентюжников; 12 р. – капитан Штейн, младш. офиц.: подп. Дирин, прап. Энгельгардт 2 и Витаци.
IV-й батальон: командир – ф.-адъютант полковник Цвецинский, младш. шт.-офиц. капитан кн. Косаткин-Ростовский, бат. адъютант поручик Якимович 1; 13 р. – капитан Гончаров, младш. офиц.: пор. Коновалов 1, подпор. Рыльке; 14 р. – шт.-капитан ф.-Миних, младш. офиц.: пор. Азанчевский и подпор. Спешнев; 15 р. – капитан Рихтер, младш. офиц.: пор. Якимович 2 и пр. Столица; 16 р. – капитан Поливанов, младш. офиц.: подп. Коновалов 2 и прап. Молоствов.
[4] II-й батальон без 7 роты, бывшей в прикрытии к обозу.
[5] За этот бой капитан Свечников был награжден Георгиевским оружием.
[6] В этом бою Преображенцы потеряли 5 убитых и 13 раненых офицеров.
[7] За этот бой командир полка генерал-майор фон-Эттер был награжден Георгиевским оружием.
[8] Владиславов.
[9] Того же X-го корпуса (кроме 2, в него входили 45 и 24).
[10] Ген. инф. фон-Мейкснер – командир X ав.-вен. корпуса.
[11] Oesterreich-Ungarns litzter Krieg 1914-1918, том I, стр. 259.
[12] При содействии на их левом фланге Лейб-Егерей.

С.А. Торнау тоже не отмечает ничего подобного:

http://grwar.ru/library/Tornau/TR_004.html?PHPSESSID=f0504adba42e0262ee75c0e8655da360

Максимум, что у него перекликается с живописаниями Абинякина - так это рост гвардейцев:

Пленные неприятельские солдаты, принадлежавшие, главным образом, к Боснийским и Словацким полкам, передавали, что шедшие на них в атаку наши громадные солдаты, которых не могли остановить ни их артиллерия, ни пулеметы, произвели на них ошеломляющее впечатление. Действительно, полные энтузиазма первого боя и желания поддержать свою вековую боевую славу, наши солдаты шли вперед на смерть во весь рост, имея офицеров впереди. Смертельно раненый Чернявский, находясь в полном забытьи, по доставлении на перевязочный пункт бормотал, слабеющими губами слова полкового марша.

Только отражали эту атаку австрийцы из пулеметов... Ну и наши "герои-полковники" навалили своих солдат ради красоты в донесениях...
Вот список семеновцев, пожалованных георгиевскими крестами, в т.ч. за бой под Владиславовым:
За столь ухарские деяния со штыком никто не отмечен.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Из наградного листа на полковника А.А. Свечникова (1973-1923) за бой при Владиславове:

За то, что в бою 20 авг. 1914 г. под Владиславовым, вызвав охотников из цепей 2-го баталиона, атаковал и занял высоту 118,3 под ураганным шрапнельным и пулеметным огнем, где и удержался до подхода подкреплений. Этим он прикрыл фланг лейб-гвардии Преображенского полка. Занятие же этой высоты неприятелем грозило прорывом центра боевого порядка бригады. 26 авг. 1914 г. под Уршулином, вызвав охотников, разведал неприятельскую позицию, причем открыл искусно маскированный фланговый окоп с пулеметами. Тяжело раненый шрапнелью в обе ноги, подполз к телефону и точно указал штабу полка местонахождение пулеметов.

Как видим, опять никаких супер-перебросов через голову и вообще штыковой схватки не отмечено.

Share this post


Link to post
Share on other sites

В.И. Чуйков в "Начале пути" (1962) отметился богатырскими сказками (хотя и опытный военный, но к старости стал на агитацию и пропаганду западать нипадеццки):

Это была действительно гвардия. Люди все молодые, рослые, здоровые, многие из них были одеты в форму десантников, с кинжалами и финками на поясах. Дрались они геройски. При ударе штыком перебрасывали гитлеровцев через себя, как мешки с соломой… Отступления не знали, в окружении дрались до последних сил и умирали с песнями и возгласами: «За Родину! Не уйдем и не сдадимся!»… Через полки 37-й дивизии рвались не одна и не две гитлеровские дивизии, а целых пять, в том числе две танковые

Учитывая, что через месяц боев потери 37-й дивизии генерала В. Жолудева, о которой пишет Чуйков, составили 99% личного состава, подтвердить его байки на старости лет уже никто никогда не сможет, а вот опровергнуть - запросто.

Как говорится, крупных бойцов у нас всегда было немало, а вот документально зафиксированных таких случаев нет.

Да и у других армий нет.

Вывод нехитрый - в 62 года можно уже не сильно давать отчет при написании книг - главное, заказчику потрафить.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Из наградного листа на полковника А.А. Свечникова (1973-1923) за бой при Владиславове:

Как видим, опять никаких супер-перебросов через голову и вообще штыковой схватки не отмечено.

Вообще - смысл такой переброски?? Сил и энергия тратится немалые, даже для сильного человека, однако... смысл-то в чем напрягается? Да, если это твой личный враг, понятно, ты хочешь его замучить, унизить и тд, но в общевойсковом бое, когда каждая минута дорога, когда даже секундный перерыв и отвлечение увеличивает твои шансы получить пулю, замешкается над "приемом с виллой" перед или над "безликим" противником абсурд.

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

А копьем или пикой можно перекинуть через себя? Естественно, если упереть древко в землю, а противник с разбегу напорется на острие? Чем в таком случае винтовка со штыком будет отличаться от пики? Только длиной? А если тыкать из окопа перепрыгивающего этот окоп противника? Ой-ой-ой, вариантов много.

Такие байки пересказывались и тысячу лет назад ;)

Эгиль Скаллагримсон (искусный скальд и викинг) и его брат Торольв казались из соплеменникам невероятными чудо-богатырями. Зачастую трудно разобрать, где в этих рассказах правда плавно переходит в вымысел :unsure:

В руке Торольв держал копье. Наконечник копья был длиной в два локтя, и сверху у него было четырехгранное острие. Верхняя часть наконечника была широкой, а втулка – длинная и толстая. Древко было такой длины, что стоя можно было рукой достать до втулки. Оно было очень толстое и оковано железом. Железный шип скреплял втулку с древком. Такие копья назывались «кол в броне».

...

Торольв так разъярился, что забросил щит себе за спину и взял копье обеими руками. Он бросился вперед и рубил и колол врагов направо и налево. Люди разбегались от него в разные стороны, но многих он успевал убить.

Так он расчистил себе путь к знамени ярла Хринга, и никто не мог перед ним устоять. Он убил воина, который нес знамя ярла Хринга, и разрубил древко знамени. Потом он вонзил копье ярлу в грудь, так что оно прошло через броню и тело и вышло между лопаток. Он поднял ярла на копье над своей головой и воткнул древко в землю. Ярл умер на копье, и все это видели – и его воины и враги. После этого Торольв обнажил меч и стал рубить обеими руками.

Сага об Эгиле Скаллагримсоне

Share this post


Link to post
Share on other sites

Вообще - смысл такой переброски??

Не могу не согласиться - никакого нет смысла.

Более того, штык порой застревает в теле, и вытащить его можно, только прижав тело врага ногой. И что делать, если в этот момент (когда штык застрял) я решу "перекинуть через голову"?

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

где в этих рассказах правда плавно переходит в вымысел

Смотря что рассматривать. Например, описание оружия:

Наконечник копья был длиной в два локтя, и сверху у него было четырехгранное острие. Верхняя часть наконечника была широкой, а втулка – длинная и толстая. Древко было такой длины, что стоя можно было рукой достать до втулки. Оно было очень толстое и оковано железом. Железный шип скреплял втулку с древком. Такие копья назывались «кол в броне».

Длина наконечника в 90 см. - видел. Правда, китайские. Но очень серьезная ковка, очень даже затейливо. Скандинавы, явно, умели не хуже.

Описание наконечника - идиотское. По сути - широкая рогатина (т.е. ромбическое в сечении перо). Шип - обычный гвоздь. Сам такие делал (в смысле, реставрировал).

Вот чжурчжэньское копье XIII в. - обратите внимание на "железные шипы".

post-19-0-87049600-1401729452_thumb.jpg

post-19-0-92776500-1401729468_thumb.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites

Вообще - смысл такой переброски?? Сил и энергия тратится немалые, даже для сильного человека, однако... смысл-то в чем напрягается?

В статике, когда два соперника стоят-фихтуют напротив друг-друга, смысла в таком приеме нет. Выдержит ли вообще конструкция винтовки+штык такую нагрузку?

А в динамике? Когда на тебя набегает противник, стоит только подсесть, поймать его на штык, не останавливать его движение, а придать направление и дополнительное ускорение снизу вверх. Ноги только мелькнут.

Инерцию движения партнера используют в поддержках акробаты, фигуристы. Все борцы, самбисты-дзюдоисты используют инерцию срперника: бросок через спину легче осуществить, когда соперник наскакивает или потянуть за руку, вывести из равновесия и сделать подножку.

podderzhki-na-rykah.jpg

Edited by Gurga

Share this post


Link to post
Share on other sites

Понятно.

Ну чтож, разумно - но тогда важен не сам вопрос "переброски", а то, что наносящий штыковой удар просто стремится, скажем так, уклонится от встречи лицом к лицо с своей жертвой, восседает на колени, направляется назад и как бы бросает противника через свои плечи используя винтовку "как вилу". Однако согласитесь, что и для этого тоже нужны физические данные, да и опять смысл не понятно - да, если жертва уж очень сильно бежит на тебя, такое возможно, но уже чисто по инерции, то есть наносящий штыковой удар как бы становится не ведомым процесса, я просто его участником. В этом случае с натяжками, но можно согласится, в конце-то концов чего не может быть в рукопашном...

Но уж если описать сей прием как некий "коронный номер", это вряд ли...

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

Выдержит ли вообще конструкция винтовки+штык такую нагрузку?

"Иголка" Бертье или Мосина - вряд ли. Может быть или изгиб/излом стали самого штыка, или разрушение хомутика и срыв конструкции с мулька.

Клинковые штыки вообще не выдержат такой нагрузки - разрушится защелка рукояти.

Прикол относительно защелки клинкового штыка можно посмотреть в кино "Мистер Питкин в тылу врага" - утрировано, конечно, но что-то подкупающее (сужу по массе штыков, которые пришлось видеть, самых разных систем) в этом есть...


А в динамике? Когда на тебя набегает противник, стоит только подсесть, поймать его на штык, не останавливать его движение, а придать направление и дополнительное ускорение снизу вверх. Ноги только мелькнут.

Ну сделайте эксперимент - найдите партнера, уприте ему в живот "в динамике" площадку на древке, и вуаля...

Не несите ерунды - было бы такое, было бы отмечено, как отмечали, например, проход некоторых отдельно отмороженных конников через плотный строй пехоты насквозь, как въезжание коня с убитым всадником в каре и т.п.

Но именно отмечено - как удивительное исключение.


Инерцию движения партнера используют в поддержках акробаты, фигуристы. Все борцы, самбисты-дзюдоисты используют инерцию срперника: бросок через спину легче осуществить, когда соперник наскакивает или потянуть за руку, вывести из равновесия и сделать подножку.

Ну все, убедили! Дзюдоистов в цепь - пусть валят противника через голову направо-налево! Делов-то!

Только объясните - что же ни в описаниях боев такого нет, ни в инструкциях по обучению штыковому бою?

Только "дед-пограничник" да маршал Чуйков на старости лет (общий признак выделить?) о таком вещали!


в конце-то концов чего не может быть в рукопашном...

Того, чего не бывает. Например, переброса на штыке/копье через голову.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Нет, ну в теории возможно не переброска, а то, что я описал - инерционное движение...

Share this post


Link to post
Share on other sites

В теории Земля круглая, а вот занимаются непотребством - в каждом углу...

Нет ни одного описания, за исключением эпических случаев (с характерными для них подробностями), о том, что кто-то кого-то перекинул в бою на копье/штыке через голову.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Согласен, но мы не можем утверждать, что такое невозможно. Понятно, маловероятно, в многом случайно, но все же....

Share this post


Link to post
Share on other sites

но мы не можем утверждать, что такое невозможно

То, чего не было в жизни - невозможно.

Зато в кинематографе тема отработана - есть не менее 3 методик съемок такой вот "переброски":

1) дается винтовка с насаженным чучелом, немного монтажа - и враг летит через голову.

2) дается телескопическое копье - и враг летит через голову

3) применяется конструкция типа "журавля", маскируемая деталями одежды и антуража - и враг летит через голову.

Говорят, эти методики сам Александр Лукич Птушко разрабатывал для съемок сказок...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Совсем забыл про хоккей.

Валерий Иванович Васильев - легенда Советского хоккея, один из лучших защитников в истории мирового хоккея, девятикратный чемпион мира, двкратный олимпийский чемпион. Трижды этот мастер игры становился лучшим защитником мировых первенств и пять раз попадал в символические сборные мира. Великолепные физические данные игрока специалисты оценили сразу, в силовой борьбе с ним мало кто мог сравниться. Сам он говорил, что недюжинная сила и крепкое телосложение достались ему от деда, двухметрового здоровяка с кулаками-гирями.
...Защитник "Динамо" был уникален буквально во всем, но особенно в искусстве силовой борьбы, причем столкновения никогда не являлись для него самоцелью. Случались, правда исключения. В матче одного из известинских турниров шустрый канадец чересчур жестко, с нарушением правил атаковал Валерия, тот мог бы ответить тем же, но не стал. Подождал удобного момента и провел против, соперника чистый силовой прием: бедняге пришлось с поврежденной кистью уехать в раздевалку.
Валерий Васильев выкинул силовым приемом канадца через бортик. Только коньки мелькнули.
61223_b12791402231212757136.jpg
И это видел не только я, это видели миллионы зрителей.
Много ли таких мастеров? Раз-два и обчелся.
Часто ли проводятся такие броски? Нет, 2-3 раза за всю карьеру.
А теперь представьте, что у них в руках не клюшки, а винтовки со штыками.
Дед прошел Гражданскую и Отечественную войну. Остался жив. Следовательно, победил во всех рукопашных. Следовательно, он был мастер. У меня есть веские основания доверять ему.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ну чтож, разумно - но тогда важен не сам вопрос "переброски", а то, что наносящий штыковой удар просто стремится, скажем так, уклонится от встречи лицом к лицо с своей жертвой, восседает на колени, направляется назад и как бы бросает противника через свои плечи используя винтовку "как вилу". Однако согласитесь, что и для этого тоже нужны физические данные, да и опять смысл не понятно - да, если жертва уж очень сильно бежит на тебя, такое возможно, но уже чисто по инерции, то есть наносящий штыковой удар как бы становится не ведомым процесса, я просто его участником. В этом случае с натяжками, но можно согласится, в конце-то концов чего не может быть в рукопашном... Но уж если описать сей прием как некий "коронный номер", это вряд ли...

Тут не до форса или коронного приема. Это жизненная необходимость. Кто не успел, тот умер.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Жизненная необходимость поднять противника "на вили"??!!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now

  • Similar Content

    • Медон
      By Adige
      Уважаемые форумчане, есть в сборнике кабардинских сказок, записанных Зауром Налоевым со слов сельских стариков в 1950-1960-е годы, одна с главным персонажем по имени "Медон". Имя странное, встречается разве что в "Илиаде".
      http://mifolog.ru/mythology/item/f00/s02/e0002153/index.shtml
      тот, которого пощадил Одиссей
      http://esseclub.narod.ru/Myths04/Medont.html
      сын царя Локриды Оилея, сводный брат Аякса или ликиец, спутник Гектора.
      http://ru.wikipedia.org/wiki/%CC%E5%E4%EE%ED%F2_%28%F1%FB%ED_%CA%EE%E4%F0%E0%29
      о том, который правил Афинами
      Если исключить случайность этого имени и предположить его аутентичность сюжету (весьма специфическому, жаль, что я не разбираюсь в типологии сказок, чтобы его кратко охарактеризовать) - кто-нибудь сталкивался с мифологическими сюжетами с использованием этого имени?