Sign in to follow this  
Followers 0
Saygo

36 стратагем

10 posts in this topic

user posted image

Первую ссылку на «Тридцать шесть стратагем» находим в «Истории династии Южная Ци» («Нань Ци шу»).

Династия Южная Ци правила в 479 — 502 гг. История династии Южная Ци была составлена Сяо Цзысяном (489 — 537). Эта хроника содержит биографию государственного деятеля Ван Цзинцзэ. Герой биографии однажды упоминает «тридцать шесть стратагем (саньшилю цэ) почтенного господина Тана».

Под «господином Таном» подразумевается знаменитый военачальник Тан Даоцзи (до 436 до н.э.), состоявший на службе династии Южная Сун (420 — 479).

«Жизнеописание Тан Даоцзи» содержится в XV томе «Истории южных династий» («Нань ши»). Там присутствует следующий эпизод: «Во главе войска Тан Даоцзи двинулся на север и пробился к реке Цзи. Он окружил большие силы государства Вэй и взял Хуатай. Больше тридцати сражений дал он войску Вэй и большинство их выиграл. Когда его войско достигло Личэна, прекратился подвоз продовольствия, и он повернул назад.

От перебежчиков врагу стало известно о нехватке провианта в сунской армии и о происходящем от этого недовольстве и упадке боевого духа.

Тогда однажды ночью Тан Даоцзи приказал своим воинам взвешивать песок, громко выкрикивать получившийся вес, а потом просыпать вокруг немногий еще оставшийся у них рис.

На рассвете войска Вэй поверили, что у армии Тан Даоцзи еще достаточно запасов риса, и прекратили преследование. Перебежчиков они сочли лжецами и отрубили им головы. Но среди войск Тан Даоцзи, которые были значительно малочисленней вражеских, а теперь были совершенно изнурены, разразилась паника.

Тогда Тан Даоцзи приказал воинам надеть вооружение. Сам он на боевой колеснице медленно объехал свой лагерь. Когда войска Вэй увидели это, они испугались засады, не решились приближаться и отступили.

Хотя Тан Даоцзи не удалось завладеть областью Желтой реки, он привел на родину войско целым и невредимым. Оттого повсюду разошлась слава о его героизме, и государство Вэй трепетало перед ним».

Число 36 в словосочетании «36 стратагем» старейшего дошедшего до нас трактата о стратагемах (о котором подробнее см. ниже) обосновывается ссылкой на «И цзин» («Книгу перемен»)— гадательную книгу, основное содержание которой может быть датировано Х — VIII вв. до н.э. Главная идея «Книги перемен», этого одного из известнейших древнекитайских сочинений, согласно древнейшему (середина I тысячелетия до н.э.) комментарию, — дуализм Инь и Ян, двух противоположных сил, из которых Ян представляет (в частности) солнечную сторону, а Инь — теневую. Но Инь означает также «хитрость», и по «Книге перемен» ее число — 6. Исходя из этого, число 36 является квадратом элементов Инь и, таким образом, вызывает представление о великом множестве хитростей.

В «Книге перемен» нет, однако, списка 36 стратагем, хотя определенные «стратагемные» типы поведения намечаются.

Нет этого списка и в цитированной выше «Истории династии Южная Ци» или в любой другой из 24 историй китайских династий. До последнего времени считалось, что впервые 36 стратагем были сведены в хитроумной таблице, известной под названием «Хунмынь чжэсюэ» («Философия Хунмынь»), принадлежащей тайному обществу Хунмынь, основанному около 1674 г.

Общество Хунмынь преследовало цель освобождения из-под власти чужеземной маньчжурской династии (1644 — 1911) и восстановления коренной династии Мин (1368 — 1644). Составленный им список 36 стратагем может рассматриваться как прообраз бытующих ныне версий 36 стратагем.

Но в 1941 г. был обнаружен более ранний источник — «Трактат о 36 стратагемах»! относимый к концу династии Мин.

Толковавшееся выше слово «цзи», которое мы будем здесь переводить как «стратагема», в этом значении фигурирует уже в древнейшем в мире руководстве по военному делу — в трактате о воинском искусстве Сунь У (Сунь-цзы) , современника Конфуция (551 — 479 до н.э.), непосредственно в заголовке первой главы. В этой главе воинское искусство определяется как искусство введения в заблуждение. В третьей главе, название которой английский синолог Л. Джайлс переводит как «Attack by Stratagem» («Нападение посредством стратагемы»), провозглашается; «Лучше всего победить вражеское войско, не применяя оружия».

Для Сунь-цзы победа в битве стоит лишь на третьей ступени по шкале воинского искусства. Второе место он отдает победе дипломатическими средствами, а первое — победе с помощью стратагемы.

Насколько большое место уделяет Сунь-цзы военной хитрости как косвенному стратагическому методу, показал А.А. Штахель в своем докладе «Клаузевитц и Сунь-цзы: две стратегии».

Трактат Сунь-цзы, внимание к которому привлек Ли Шиюнь в работе «Сунь-цзы бинфа юй цзе гуаньли» («Воинское искусство Сунь-цзы и руководство производством». Нанкин, 1984), вошел в число 20 книг, представляющих китайскую культуру, по «Шэкэ синь шуму» («Каталог новых изданий по общественным наукам», № 139. Пекин, 30 августа 1985).

Из созданных до нашей эры произведений в тот же список входят «Хань Фэй-цзы». "Исторические записки" Сыма Цяня и далее роман «Сон в Красном тереме» (XVIII в.).

Таким образом, в Китае стратагемы с древнейших времен играют важную роль. В течение столетий вновь и вновь возникали идиоматические выражения, образные, метафорические обороты речи для стратагем различного рода. Эти обороты оттачивались народным сознанием и создавались авторами сочинений по военной теории, философии, истории и литературе. Под «стратагемными» метафорами скрываются выражения, относящиеся к историческим событиям, отстоящим от нас на 2.000 лет, и к народным преданиям, повествующим об обстоятельствах, в которых применялась та или иная стратагема. И собрание 36 стратагем с лингвистической точки зрения представляет собой список из 36 речевых оборотов.

Полный список 3 6 стратагем состоит всего из 138 китайских иероглифов. 138 поделить на 36 будет 4, итак, лишь по 4 иероглифа на каждую стратагему. Таким образом, языковой материал для отдельной стратагемы весьма ограничен. Зато эта языковая скупость оставляет большое место для многообразных изложений и толкований. Да, изложения и толкования здесь необходимы. Потому что прямое значение стратагемы, данное в обособленных метафорах, без разъяснения и примера, осталось бы непонятным.

До последнего времени собрание 36 стратагем в целом оставалось в Китае в некотором роде тайным знанием. Отсюда, однако, не следует, что большинство китайцев не было знакомо с отдельными оборотами из этого списка с малых лет. Большую популярность стратагем следует возводить прежде всего к китайской народной литературе. Известные практически каждому китайцу классические новеллы часто представляют собой истории о стратагемах. Первое место тут занимает исторический роман «Сань го янь-и» («Троецарствие»). К нему можно относиться как к учебнику стратагем. В нем описывается масса военных хитростей и даются все подробности их планирования и выполнения. Правду говорит старая китайская пословица: «Кто прочитал повесть о трех царствах, тот умеет применять стратагемы». К тому же и современные средства массовой информации продолжают заботиться о том, чтобы стратагемы не пришли в забвение, вставляют их во внутриполитические репортажи и комментарии к антинародным действиям определенных функционеров или во внешнеполитический анализ событий, осуждаемых Китаем.

Популяризации 36 стратагем служат даже комиксы. Так, в 1981 г. в провинции Цзилинь разошлось издание 6-серийного комикса под заглавием «36 стратагем» в 1.140.930 экземпляров, а в 1982 г. в Гуанси вышло 400.000 экземпляров 12-се-рийного комикса «Собрание 36 стратагем о воинском искусстве». Очевидно, в наши дни 36 стратагем известны каждому школьнику. Так, в первом томе «Чжунсюэшэн байкэ чжиши жи ду» («Ежедневное энциклопедическое чтение для учеников средней школы». Пекин, 1983) на 24 января указан список 36 стратагем.

По своей глубинной концепции стратагемы выводятся из древнего китайского представления (впервые письменно зафиксированного в «Книге перемен») о взаимодействии между двумя противоположными космогоническими принципами, теневым Инь и солнечным Ян. В особенности это представление выражается в упоминавшейся уже игре Видимого, находящегося на свету, и Невидимого, проводимых втайне планов и мероприятий.

Отдельные китайские стратагемы пронизывает даосская концепция недеяния — у вэй; стратагемы частично принадлежат к духовным достижениям «легистов», наиболее выдающимся представителем которой является Хань Фэй (ум. 233 до н.э.), в особенности к «технике власти» (шу), которую «легисты» помещали в сердце властителя рядом с «законным правом» (фа) и сохранением «положения» (ши). Множество примеров применения стратагем проникнуты идущим от «легистов» духом государствен­ной мудрости с его приоритетом государственных интересов над конфуцианскими этическими нормами.

В 1962г. Архив политического института Китайской Народно-освободительной армии опубликовал без комментариев трактат неизвестного происхождения о 36 стратагемах. Этот трактат был случайно найден на мостовой в 1941 г. неким Шу Хэ в главном городе провинции Сычуань Чэнду. Он был выпущен чэндуской типографией «Синьхуа», на титульном листе большими иероглифами стоит надпись «36 стратагем» и ниже мелким шрифтом: «Тайная книга воинского искусства». Книжечка, напечатанная на бумаге ручного изготовления, привлекла к себе внимание. Затем выяснилось, что это издание рукописи, которая тогда же, в 1941 г., была обнаружена в книжной лавке в Биньчжоу, провинция Шаньси.

Когда в Китае начала развиваться политика открытости, обнаруженный в 1941 г. трактат вышел в 1979 г. в провинции Цзилинь (иллюстрированное переиздание — март 1987). В этом издании дан оригинал трактата на классическом китайском, перевод его на современный китайский язык и комментарий. Предисловие цзилиньского издания содержит также некоторые предположения о происхождении трактата. Многочисленные отсылки на «Книгу перемен» могут указывать на то, что составитель трактата находился под влиянием Чжао Бэньсюэ или кого-то из его учеников.

Чжао Бэньсюэ (1465 — 1557), военный теоретик эпохи Мин (1368 — 1644), впервые систематизировал положения военного дела на основе «Книги перемен», проведя основную идею «Книги перемен» о постоянном взаимодействии Инь и Ян в диалектику военных действий и выявив противоположности типа:

- казаться и быть;

- большинство и меньшинство;

- сила и слабость;

- лобовая атака и засада;

- необычное и общепринятое;

- продвижение вперед и отход.

Похоже, что обнаруженный в 1941 г. трактат является более ранним, чем список 36 стратагем тайного общества Хунмынь, а именно относится к концу минского — началу цинского времени (XVI — XVII вв.).

Следующую монографию о 36 стратагемах выпустило в 1981 г. пекинское Военное издательство (Чжаньши чубаньшэ) под заглавием «36 стратагем в современной обработке». В основе этой книги лежит все тот же старый «Трактат о 36 стратагемах», но, кроме того, приводятся также примеры применения стратагем в новые и новейшие времена, и к тому же не только в Китае. В марте 1991 г. вышло девятое издание этой книги (более 1,5 млн. экземпляров).

В китайской культуре, как утверждает профессор антропологического отделения Китайского университета в Гонконге Цяо Чжан, стратагемы представляют собой «в высшей степени разработанную, распространенную и долговечную традицию».

По Харро фон Зенгеру

Share this post


Link to post
Share on other sites

Все эти "сборники стратагем" суть "энциклопедия юных сурков" и ценность имеют архисомнительную.

Т.н. "Военный канон" их более-менее "военных" трактатов имеет только "Лю тао", остальное в большей мере учебники для политиков, которые долго не понимали связи между армией и экономикой, армией и общественными настроениями - такие мгеракопяны древности, которые любили "собрать народа побольше, вооружить кухонными ножами и отправить разорять окрестности своих земель" (с).

Из более или менее пригодных для реального обучения военачальника трактатов можно первым считать "Уцзин цзунъяо" (1043) Дин Ду и Цзэн Гунляна и его изводы, но это в большей степени военно-технический мануал. Его ценность в области тактики, несения внутренней службы, организации снабжения и т.д. - почти нулевая.

Уже о чем-то приличном можно говорить только с Ци Цзигуана и его "Цзисяо синьшу" (ок. 1560), хотя тоже, структурирована книженция слабо.

А что такое стратагемы и следование им - хорошо показала Вторая Опиумная война, когда в захваченной штабной палатке Сэнгэ Ринчена союзники нашли рапорт одного из умников, начитавшихся "выдающихся стратагем древности", предлагавший атаковать строй союзников быками с подожженными хвостами. К чести Сэнгэ Ринчена, он до этого не скатился, т.к. был военачальником-практиком.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Вообще - достаточно забавное суждение. Ценность книги становится ясной лишь спустя некоторое время. Вообще - военное искусство для чайников того времени. На мой взгляд вполне применимо и нужно. Книги по военному искусству пишутся достаточно редко. Кстати, в России к этому времени был написан первый учебник по партизанскому движению. Кстати, а военные учебные учреждения ведь тогда уже были.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Вообще - достаточно забавное суждение. Ценность книги становится ясной лишь спустя некоторое время. Вообще - военное искусство для чайников того времени. На мой взгляд вполне применимо и нужно. Книги по военному искусству пишутся достаточно редко. Кстати, в России к этому времени был написан первый учебник по партизанскому движению. Кстати, а военные учебные учреждения ведь тогда уже были.

Забавное в чем?

Усиленное распространение подобной парамилитарной порнографии привело к тому, что к 1885 г. даже модернизированная китайская армия была не на высоте - довлели старые догмы, абсолютно непригодные при их рождении (повторить то или иное действие практически не удавалось, если оно не было вариантом охвата, обхода или маскировки).

"Военное искусство для чайников" привело к тому, что в Китае всякий баклан считал, что "военное дело - это несложно". В результате - то, что получили в виде поражений в Опиумных войнах (1839-1842, 1856-1860), франко-китайской (1884-1885), японо-китайской (1894-1895), Боксерском восстании (1900). Лишь к 1920-м стала восстанавливаться боеспособность, причем не на основе этой парамилитарной макулатуры, а на основании распространения европейского военного образования.

Сейчас подготовил к публикации статью "Формирование офицерского корпуса в пост-тайпинском Китае (1862-1912)". Рамки дал чуть пошире, чем гибель Тайпин Тяньго - начал считать с провозглашения политики самоусиления. Вкратце дал и экскурс в историю вопроса - если стараниями Канси, Юнчжэна и Цяньлуна на конец XVII - начало XVIII в. китайское военное искусство было не хуже достижений той же Австрии или России, то уже вторая половина XVIII в. - радикальный застой, а к началу XIX в. позабыли и то, что к 1740-м знали!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Насчёт любого баклана - думаю погорячились Вы. Насколько я помню - Китай по жизни был страной с жёсткой иерархией.

Забавно - что пусть и не до конца проработанные труды недолюбливаете. Вы не задумались над вопросом, что выбирали между "вообще ничего" и "хоть что-то"?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ннародное мнение - это и есть мнение каждого баклана. На фоне известных либерастических рассуждений про кровавую гэбню и злодейские заградотряды это хорошо заметно.

И поэтому в Китае сложилась поговорка: "Когда куешь хорошее железо - не куй из него гвозди, когда хочешь стать человеком - не становись солдатом". Солдат не любили, презирали, не давали хода в жизни. И так - до начала ХХ в.

А всякая парамилитарная макулатура - лучше бы ее вообще не было. Увлечение ею вело к шаблонности мышления. При этом страшным было то, что за панацею выдавались или придуманные, или нереализуемые вне уникальных условий конкретного момента в прошлом комбинации.

Что называется, побольше бы работ типа "Цзисяо синьшу" и "Дзохё моногатари" - и тогда на ДВ сложился бы корпус военно-теоретической литературы, способный оплодотворить военную мысль в XVIII - XIX вв. Но это не произошло - в "авторитетнейшей" (среди начетчиков) компилятивной энциклопедии "Убэй чжи" (1621) была собрана всякая пурга от колесниц и самострелов до зажигательных смесей и "двухступенчатых ракет". А уделить время правилам организации боя с применением господствовашего тогда фитильного оружия и пушек Мао Юаньи не снизошел - транслировать сообщения Цзэн Гунляна и Дин Ду более чем полувековой давности он счел более важным, чем работу над актуальными проблемами военного дела.

Скажем, в 1813 г. в Корее вышел трактат "Юнвон пхильби". Наряду с вполне актуальными мортирами и ружьями там описывались всякие экзотические копья-ручницы и метательные устройства для отравляющего вещества, основанного на смеси мышьяка, серы и вытяжки из семенных желез морского котика! Ценность такой книШки, я думаю, объяснять не стоит.

И гиблое состояние китайской армии до введения современного военного образования (традиционную хрень отменили только в 1902 г.!) - тому подтверждение. А корейская армия, ЕМНИП, ни одной войны после создания единого корейского государства, так и не выиграла. Максимум, на что были способны полководцы, назначаемые из придворных, начитавшихся таких парамилитарных порноизданий - это сидеть на башне среди гор, попивая вино и сочиняя стихи о своих будущих подвигах, одновременно разворачивая партизанское движение... в тылу своих войск! А при столкновении с врагом - бежать, бежать и еще раз бежать!

Лучше чем такое "что-то" - это вообще ничего. Тайпины это здорово продемонстрировали - не вдаряясь в парамилитарные бредни, они дошли и до строя пикинеров для отражения конницы, и многошереножных построений пехоты с ружьями, и даже доросли до фортовой системы (при укреплении Нанкина) и применения пароходов.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Получается, что каждый крестьянин читал книжки? И высказывал своё мнение?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Получается, что общим мнением было насчет железа и гвоздей, а также мнение: "Военное дело несложное - этим дуракам надо только научиться скакать на коне и стрелять из лука".

Даже в современной художественной литературе Китая и Кореи о военачальниках говорится в таком духе, что мол, имярек, был прошарен по военному делу безмерно - с утра до вечера скакал на коне, без промаха стрелял из лука и крушил мечом (!) деревья в соседней роще. Т.е. стереотип еще не изжит до конца.

К.В. Асмолов вывел 2 типа военачальника (на основе дальневосточной литературы) - "книжник" и "рубака". Книжники - это гражданские назначенцы, много читавшие "шибко вумных книшек" и всегда придумывающие ошеломляющий по своей тупости маневр, которым побеждают врагов. Магия и прочие плюшки - в комплекте. Наиболее известен Чжугэ Лян (в литературном виде он довольно сильно отличается от реального прототипа). Рубаки - это всякие самоучки, научившиеся "ездить и стрелять", и увлекавшие воинов в бой своим примером, типа Чжан Фэя. Этот тип менее популярен.

В общем, печальная картина - для стабильности гигантской империи, которую при плохих путях сообщения и примитивных средствах коммуникации всегда тянуло развалиться, военное дело приходилось гнобить. Т.е. военачальников держали на особом контроле, следили за ними, вовремя ликвидировали. Чтобы не стали сепаратистами. Классический пример - Юэ Фэй, неоднократно побеждавший чжурчжэней. Его казнили за стремление продолжать войну в момент, когда страна находилась в далеко не лучшем состоянии. Т.к. он любил не выполнять приказы, действуя на свое усмотрение, его обвинили и казнили, купив тем самым мир и возможность восстановить хозяйство.

И книШки такого рода - это сборники нелепостей. Научиться по ним чему-либо было просто нереально. Приличный корпус военно-теоретической литературы в странах ДВ был очень небольшим и специфичным.

Share this post


Link to post
Share on other sites

"Уцзин цзунъяо" переиздавался много веков - видимо не так уж и бесполезен был.

Share this post


Link to post
Share on other sites
"Уцзин цзунъяо" переиздавался много веков - видимо не так уж и бесполезен был.

1) до определенного момена

2) в качестве технического мануала

В 15 в. он радикально устарел, но в выдержках, достигавших 80-90% объема, воспроизводился во многих компиляциях, не давая смысловой нагрузки.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Please sign in to comment

You will be able to leave a comment after signing in



Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0