Saygo

Государство Тайпинов в Китае

399 posts in this topic

Опять Скачков:

Цитата

 

Восстание тайпинов началось, продолжалось и покончилось в наше пребывание в Китае. Во весь период сего восстания мы имели терпение писать довольно подробный политический дневник, в который внесены сведения о нем из богдыхановских указов и из официальных реляций, из толков в народе и в сферах высшего общества в Пекине за и против восстания, из виденного нами лично и из многих подлинных прокламаций из лагерей тайпинов... Иноземцы, а не сами китайцы — силы англичан, французов, да еще североамериканцев, а не богдыханское войско разогнали тайпинов, разгромив их нанкинское седалище. 

 

Как видим, Скачков и тут правильнее реальности!

Англичане и французы напрямую участвовали только в обороне Шанхая, а также захвате Нинбо. Это были далеко не смертельные удары для тайпинов, терявших и отбивавших вновь города по несколько десятков за месяц.

Американцы вообще не участвовали в интервенции официально.

Наемные силы Уорда и Бёрджвайна насчитывали менее 1500 человек. После преобразования в Чаншэнцзюнь они насчитывали не более 6000 человек. Англо-китайские и франко-китайские силы совместно (помимо Чаншэнцзюнь) - около 5000 человек, причем англичане и французы были офицерами и специалистами, а солдатами - китайцы.

При штурме Нанкина европейские силы не участвовали - Чаншэнцзюнь к тому времени распустили, англичане и французы напрямую, как я говорил, в интервенции не участвовали. Да и ранее Чаншэнцзюнь участвовала только в боях в Цзянсу. Дошли они только до Сучжоу, но вместе с китайскими цинскими войсками.

Итак, "интервентов" было (пренебрежем тем, что солдаты были в этих частях этническими китайцами) порядка 12 тыс. человек. А только осаждавшие Нанкин силы Цзэн Гофаня насчитывали более 20 тыс. человек! И европейцев среди них не было.

Так кто все же победил тайпинов?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Венюков М.И. "Очерки современного Китая", с. 167 - по ведомостям 1849 г. знаменный гарнизон в Гуанси состоял из 2300 солдат, а зеленознаменные войска насчитывали 23320 человек.

У Бичурина в "Статистическом описании Китайской империи" - знаменных в Гуанси не было вообще, а зеленознаменных - 21963 человека.

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

Венюков жжОт напалмом, описывая то, чего не видели и Ivan & Callery (но по их материалам):

Цитата

Улантай, въ главе 13,000, двигался съ юговостока на Юнъ-гань, но весьма пересеченной стране, орошаемой съ юга Чунъ-кьяномъ, а съ востока притокомъ его, идущимъ отъ Куй-линя. Повстанцы, не дожидаясь непріятеля въ стѣнахъ города, вышли ему на встречу. Немедленно маньчжурская армія стала въ боевой порядок! и завязала перестрелку. Китайскія войска того времени представляли оригинальное зрелище: по замечанию Каллери они походили на театральных! солдате. Пехотинцы, одетые въ красныя съ белыми каймами кофты, имели на груди и на спине но белой овальной заплатке, на которой большими черными буквами вышиты были названія полковъ. Они носили коиическія шляпы съ разноцветными обшивками п были вооружены плохими фитильными ружьями. Кавалеристы, очень мало-численные, иа дурныхъ и дурно осѣдланныхъ лошадяхъ, обертывались въ длинные синіе плащи, что придавало имъ видъ мусульманскихъ женщинъ въ дороге, а вовсе не солдатъ, и не имели другаго оружія, кроме лука и стрелъ. Вся это армія, разделенная на мелкія роты, по 60 человѣкъ, имела множество значковъ и знамена, и толпы музыкантов!, неутомимо звонившихъ въ свои гонги (тазы), чтобы передавать команду высшихъ начальниковъ и вдохновлять сражавшихся. Офицеры держались обыкновенно сзади своихъ частей и конечно пе подавали солдатам! примера храбрости. Когда войска подошли къ позиціи повстанцев!, Улантай развернулъ часть своихъ силъ, чтобы начать атаку съ фронта, а другую направилъ во флангъ. Но непріятель сопротивлялся слабо и отступилъ, довольно впрочемъ медленно, благодаря пересѣчснной мѣстности. Империалисты уже достаточно утомились преслѣдованіемъ передовыхъ повстанскихъ частей, когда вошли въ долину, покрытую бамбуковыми кущами. Тутъ послѣдовало болѣе упорное столкновеніе, послѣ котораго отступившими Тайпингами они наведены были на скрыто-расположенную батарею изъ шестидесяти орудій 1) и понесли страшный уронъ. Неистовые крики и грозныя гримасы, которыми сопровождались боевыя движенія китайскихъ солдатъ, не помогли тутъ нисколько.

Цитата

1) Любопытно, что европейскіе историки возстанія Тайпинговъ, свидѣтельствуя о превосходствѣ оружія Тайпинговъ, нигдѣ нe проговариваются о томъ, какъ оно имъ досталось. Конечно, это была контрабанда, которою усердно занимались гонконгскіе купцы, промышляющіе его и доселѣ. Такъ все не лишенъ интереса вопросъ о первоначальномъ вооруженіи бандъ Хунъ-сіу-цюаня, который будучи бѣднякомъ и не владѣя въ то время ни однимъ городомъ, не могъ же на свой счетъ покупать оружіе. Нѣкоторыя, слишкомъ уже пророческія статьи англійскихъ журналовъ о ходѣ возстанія и цѣляхъ его позволяютъ тутъ видѣть намѣренную продѣлку англичанъ, для которыхъ всѣ средства хороши, лишь бы нажить деньги и въ то все время ослабить Китай. Шанхайскіе купцы и доселѣ говорить объ эпохѣ возстанія, какъ о золотомъ времени. Старые бракованныя ружья, купленный на аукціонахъ во 4 — 5 руб. сер., продавались повстанцамъ по 50—60 рублей, и проч.

Интересно, что до сих пор никто не удосужился проверить эту информацию.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Опять Венюков жжОт:

Цитата

Чтобы окончить этотъ бѣглый очеркъ одного изъ важнѣйшихъ эпизодовъ новой исторіи Китая, намъ бы слѣдовало подробно оцѣнить послѣдствія его для Небесной имперіи, какъ нравственный, такъ и вещественный. Къ сожалѣнію, имѣющіеся источники не даютъ для этого достаточно средствъ. Пекинское правительство хотя и приступило съ 1870 года къ составление подробной исторіи возстанія, и въ 1873 году издало его; но каковы его ученыя достоинства, — трудно сказать. Если данными для исторіографовъ изъ ханьлинской академіи послужили оффиціальныя донесенія генераловъ, дѣйствовавшихъ противъ Тайпинговъ, то легко себѣ представить, что это за исторія. Самые хвастливые памфлеты европейской литтературы, конечно, окажутся передъ нею перлами истины и безпристрастнаго изложенія. Затѣмъ остается прибѣгнуть къ европейскимъ источникамъ, преимущественно английскимъ, но эти чужеземные труды во-первыхъ далеко неполны, а во вторыхъ и не касаются почти совсѣмъ последствий возстанія.

Вот так в России формировались взгляды на валидность цинских источников - мол, что могут эти обезьяны написать! То ли дело - европейцы!

Но про европейские реляции лучше умолчать, чтобы не позорить их авторов.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ломаю голову - слово "юньчжунсюэ" означает меч длиной в 3 чи и весом 6 цзинь, который Бог-Отец даровал Хун Сюцюаню на небесах, и который, по Хамбергу, был заказан Хун Сюцюанем для себя на земле.

Но 3 чи - это 96 см., а 9 цзинь - 5,4 кг. Что это за зверь такой?

К тому же стоит учитывать, что, по свидетельству Робертса, Хун Сюцюань был широкогрудым парнем, но росту имел всего ничего - 5 футов 5 дюймов (на глазок, конечно), т.е. где-то 165 см.

При таком росте меч длиной почти в метр - это многовато. А вес 5,4 кг. просто несуразен (столько вряд ли будет весить даже стальная китайская палица цзянь такого размера).

Да, еще важно - упоминавшаяся мной сегодня "Небесная хроника Тайпин" - это  太平天日

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites
11 час назад, Чжан Гэда сказал:

меч длиной в 3 чи и весом 6 цзинь

и

11 час назад, Чжан Гэда сказал:

а 9 цзинь - 5,4 кг

9 или 6?

11 час назад, Чжан Гэда сказал:

Хун Сюцюань был широкогрудым парнем, но росту имел всего ничего - 5 футов 5 дюймов (на глазок, конечно), т.е. где-то 165 см.

Средний рост мужчины-европейца в 19-м веке. Не так и мало. А полуторники и шпаги с метровым клинком - не особая редкость.

11 час назад, Чжан Гэда сказал:

А вес 5,4 кг. просто несуразен

Даже если 3,6 кг - все равно неправдоподобно много. Это может быть какая-нибудь небоевая игрушка "героических" пропорций? Клинок в пару ладоней шириной и толщиной в сантиметр или еще что-то?

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites
16 минуту назад, hoplit сказал:

9 или 6?

Опечатка. Моя.

Хамберг сначала написал про "6 китайских фунтов", а потом перевел их в "9 английских". Естественно, вес 3,6 кг. - 6 цзинь х 600 гр. или 9 фунтов х 400 гр.

17 минуту назад, hoplit сказал:

А полуторники и шпаги с метровым клинком - не особая редкость.

Я очень хорошо знаю, сколько все это весит.

17 минуту назад, hoplit сказал:

Даже если 3,6 кг - все равно неправдоподобно много. Это может быть какая-нибудь небоевая игрушка "героических" пропорций? Клинок в пару ладоней шириной и толщиной в сантиметр или еще что-то?

Я не знаю. Очень жаль, эта регалия не сохранилась. Но именно слово "юньчжунсюэ" стало в тайпинской армии обозначать клинковое оружие любого типа. 

Не исключаю, что воины могли быть, в пику маньчжурам и в подражание Хун Сюцюаню, вооружены именно мечами с довольно длинным клинком. Этнографических мечей XIX - первой половины ХХ вв. очень много. Качество отделки показывает, что это оружие простого народа, уровень ковки выдает деревенскую кузницу.

Share this post


Link to post
Share on other sites
48 минуты назад, hoplit сказал:

Средний рост мужчины-европейца в 19-м веке. Не так и мало.

Вот, нашел по росту:

Цитата

 

В Испании, средний рост мужчины вырос на 12 см со 163 см в 1871-1875 годах до 175 см в 1971-1975.

В то же время в Швеции, рост мужчин увеличился на 10 см со 170 см до почти 180 см за тот же период.

 

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Я не знаю, что курит г-н Волынец:

Цитата

Любопытно, что в самом начале 1850-х годов царское правительство даже раздумывало над вопросом о направлении военной экспедиции к Янцзы в помощь цинскому богдыхану в его борьбе против тайпинов (подобно походу против венгерских повстанцев 1849 года). Но эта мысль тогда справедливо показалась слишком экзотической, тем более что сами Цины о такой помощи не просили…

Цитата

Но, в отличие от Китая, заметная техническая отсталость России не превращалась в пропасть, подобную той, что лежала между фитильной аркебузой «восьмизнамённого» солдата, сделанной по раз и навсегда установленному образцу средневековых корейских ружей, происходивших от аркебуз, завезённых из Португалии в начале XVI века, и находившейся в руках британского морского пехотинца капсюльной винтовкой системы Энфилда, созданной и массово внедрённой в 1850-е годы.

 

Цитата

Благо Путятин уже имел опыт работы на Дальнем Востоке, возглавляя в 1852–1855 годах миссию по установлению дипломатических и торговых отношений с Японией, а

Цитата

его графский титул соответствовал в Цинской империи титулу «Бо» – третьему из девяти рангов маньчжурской аристократии

.

И т.д. и т.п.

Это кончится когда-либо?

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Волынец, как всегда, жжОт нипадецки, а у хомячков межушный ганглий разрывается от восторга!

Вот его пЁрл - " Отряд тайпинов на марше, европейская гравюра середины XIX века " (sic!):

3-2-cbc2f9dd91584f003fee3447a585433a.jpg

Т.е. косы теперь - непременный атрибут тайпинов?

Правильная атрибуция гравюры "Солдаты императорских войск выносят раненного товарища".

Далее он не менее эпохально несет следующее:

Цитата

 

Хотя за годы гражданской войны тайпины заметно повысили свою оснащённость стрелковым оружием, тем не менее, основу вооружения их армии всегда составляло преимущественно холодное оружие. Кремневыми и фитильными ружьями вооружали только наиболее надёжные старые части. «Новобранцы», как правило, получали пики и короткие мечи. Конница вооружалась длинными мечами или саблями, луками или пистолетами.

Тактика тайпинской армии была обусловлена её вооружением и, по сути, не отличалась от неизменной со Средних веков тактики маньчжур, сходной с европейской тактикой середины XVII века. Обычно за линией пикинёров, с длиной пик от 2,5 до 4 метров, выстраивались стрелки из ружей и лучники. Стрелки с кремневыми ружьями располагались за стрелками, вооружёнными фитильными. Бой начинался стрельбой из пушек, «гингальсов», луков и ружей. При сближении с противником в ход шло холодное оружие – все пехотинцы имели мечи. Конница обычно размещалась на флангах и в тылу, в случае успеха атаки она преследовала противника, при неудаче прикрывала отступление своей пехоты.

При боях в окружении и при угрозе атак с разных направлений тайпины применяли кольцевой боевой порядок или порядок в форме сложного креста. Дивизии, а в их составе и полки, размещались крестообразно в соответствии со своими наименованиями: левофланговый, авангардный, центральный, правофланговый и арьергардный.

В каждом полку имелись трубачи, барабанщики, музыканты с флейтами, рожками и горнами. Условными сигналами этих инструментов передавались команды на поле боя. В управлении войсками применялись и флаги; каждая часть имела свой флаг соответствующей формы, цвета и размера.

 

Собственно, тайпины применяли "построение в виде краба", которому Цины удивлялись. Кремневые ружья у элитных войск - тоже фантазии Волынца, т.к. по тайпинским же документам оружие в отрядах распределялось довольно равномерно. Да и где было столько кремневых взять? В мире давно уже на пистонные перешли, а старые кремневки - переделали на пистонный замок.

Насчет "все пехотинцы имели мечи" - это откуда такие откровения? Ну а конные лучники у тайпинов - это вообще, не просто пЁрл, а настоящий пЁРл-харбор!

И так постоянно. Думаю, г-на Волынца легче убить, чем заставить хоть немного поинтересоваться предметом ...

Share this post


Link to post
Share on other sites
В 07.02.2017в14:06, Чжан Гэда сказал:

Вот его пЁрл - " Отряд тайпинов на марше, европейская гравюра середины XIX века " (sic!)

При этом исходник обнаруживается в два клика. Иллюстрация из газеты 1857-го года.

J3201819459.thumb.jpg.ceb0110f6ceb6f86c9

Share this post


Link to post
Share on other sites
Только что, hoplit сказал:

При этом исходник обнаруживается в два клика. Иллюстрация из газеты 1857-го года.

А кому это надо? Почитайте восторженные комментарии к его статьям - уровень читающих обозначен четко.

Им все равно (примерно так же было в "разборе" фильма "Кровавые братья" неким лжеюзером под ником borianm - он в современной киноподелке искал ответы на сущность китайского военного дела и, что важно, искренне уверовал!). Главное - чтобы было завлекательно и думать не требовалось при этом.

Share this post


Link to post
Share on other sites
8 минут назад, Чжан Гэда сказал:

Почитайте восторженные комментарии к его статьям - уровень читающих обозначен четко.

К этому-то я уже привык. =( Если кто-то попал в "популярные авторы" - аудитория будет читать и нахваливать. 

14 минуты назад, Чжан Гэда сказал:

А кому это надо?

А интерес? Если уж он Китаем хотя бы на уровне любителя интересуется... Я пока над "наемниками" в "Повести о доме Тайра" корпел с нулевым знанием японского - мало не поседел. Но интересно же. А тут автору картинку через гугл лень пропустить. =(

Share this post


Link to post
Share on other sites
Только что, hoplit сказал:

А интерес?

Пока все на нем держится.

Но темы он "засирает" такими вот статьями, к которым относится, мягко говоря, не очень тщательно.

К сожалению, в книге про тайпинов, которую Никлас готовит к публикации, мы сосредоточимся только на картинах. А вот подробно по всем скользким вопросам - кто профинансирует издание?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Сегодня подумалось, почему в СССР, где так превозносили изучение всяких повстанческих движений и концентрировались на изучении классовой борьбы, так мало написали о тех же тайпинах или тонхаках, кроме 2-3 слабых по качеству работ, более похожих на агитки?

В целом, вывод неутешителен - именно потому, что в этих восстаниях было очень мало классовой борьбы и настоящего революционного (в необходимом для партии смысле), потому и не писали много. Слепили пару-тройку таких книжонок (по тонхакам так еще и хуже качеством), в которых все грубо подогнали, в качестве источника использовали Линдли, который, как выясняется, "весьма специфичен" как в фактах, так и в поведении (но зато все "взвейтесь да развейтесь"). И все - негласное табу. А то вдруг выяснится, что не все было так гладко и идеологические установки начнут расходиться с практикой.

За это время буржуины, которые не имели ограничений в тематике исследований, издали несколько десятков монографий, перевели и опубликовали массу документов, разрабатывают очень узкоспециальные вопросы тематики восстания тайпинов.

У нас же, как всегда - темы разрешили, а вот кадры не подготовили. Читаешь, что с 1991 г. про тайпинов написали - а не получается. Не написали ничего. Последняя дельная книга - 1967 г. Наш мэтр Илюшечкин. Остальное - какое-то "турсуненье задов" (от города "Турсун-заде"). А про тонхаков? Ну, темы типа "Место женщины в идеологии тонхаков" появляются у  "молодых учОных" довольно регулярно, но как норот рассуждает о месте женщины в идеологии тонхаков, если ни идеологии, ни самого учения не знает?

Это, пардон, как рассуждать о месте женщины в исламе, даже не удосужившись ознакомиться с Кораном.

Тем не менее, ситуация именно такая - трубя в фанфары и лепя фальшивые работы, мы довели отечественное востоковедение до почетного первого места, но с конца.

И ничего меняться не будет. 

 

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

(清)張大野撰:微蟲世界

Чжан Дае "Вэйхун шицзе" (Мир крошечного насекомого)

Есть перевод на английский, но важнее китайский оригинал. Он как тот сурок - вроде есть, а скачать не могу. Странно.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Вообще, "Вэйхун шицзе" переводят иной раз как "Червивый мир" (ЕМНИП, в переводе Фань Вэньланя так его именовали).

Но главное в другом - я начал читать разные статьи о первых годах восстания, а также материалы по ним, исходящие от консулов, миссионеров и переводчиков, находившихся в Китае. В общем, сразу никто не смог сказать - "вот оно, ТО САМОЕ восстание тайпинов". Путали разные группы, разные движения, разных лидеров.

Многое в установлении "истЕнного" пути восстания основывается на работе Хамберга, который писал свою "работу" со слов не участвовавшего в первый период восстания Хун Жэньганя.

Например, один из миссионеров, небезызвестный Мёдхёрст, писал 23 августа 1850 г. о начале восстания следующее:

Цитата

The rebels or robbers who have openly defied the authorities of Kwangse during the last twelve months have recently been making considerable advances. During the time mentioned they have killed one Civilian—the Chief Magistrate of the Pang district—and about 20 military officers of different ranks, a Major General being among the number.

А наш отечественный исследователь А.Л. Анисимов, например, считает, что 

Цитата

американский священник Френч ещё 27 сентября 1850 г. сообщал о восстании в Гуанси, а другой американский миссионер – доктор Бриджмен – писал в 1851 г., что Цинская империя достигла критической точки и в ней близится революции [9, с. 567].

Получается очень слабая документация начала восстания и в этом случае решающее значение приобретают собственно китайские (преимущественно цинские) источники. Но их надо выискивать и верифицировать. А эту работу никто не оплатит.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Вообще, "Вэйхун шицзе" переводят иной раз как "Червивый мир" (ЕМНИП, в переводе Фань Вэньланя так его именовали).

Но главное в другом - я начал читать разные статьи о первых годах восстания, а также материалы по ним, исходящие от консулов, миссионеров и переводчиков, находившихся в Китае. В общем, сразу никто не смог сказать - "вот оно, ТО САМОЕ восстание тайпинов". Путали разные группы, разные движения, разных лидеров.

Многое в установлении "истЕнного" пути восстания основывается на работе Хамберга, который писал свою "работу" со слов не участвовавшего в первый период восстания Хун Жэньганя.

Например, один из миссионеров, небезызвестный Мёдхёрст, писал 23 августа 1850 г. о начале восстания следующее:

Цитата

The rebels or robbers who have openly defied the authorities of Kwangse during the last twelve months have recently been making considerable advances. During the time mentioned they have killed one Civilian—the Chief Magistrate of the Pang district—and about 20 military officers of different ranks, a Major General being among the number.

А наш отечественный исследователь А.Л. Анисимов, например, считает, что 

Цитата

американский священник Френч ещё 27 сентября 1850 г. сообщал о восстании в Гуанси, а другой американский миссионер – доктор Бриджмен – писал в 1851 г., что Цинская империя достигла критической точки и в ней близится революции [9, с. 567].

Получается очень слабая документация начала восстания и в этом случае решающее значение приобретают собственно китайские (преимущественно цинские) источники. Но их надо выискивать и верифицировать. А эту работу никто не оплатит.

Но вот что интересно - Анисимов жжОт, не хуже, чем Петрович из рекламы:

Цитата

Американские миссионеры смогли привлечь к христианству многих китайцев. Они оказали влияние и на тайпинов, их доктрины. Многие из них были христианами, крещенными американскими миссионерами. Например, будущий руководитель Тайпинского восстания был обращен в христианство И. Дж. Робертсом, одним из первых баптистских миссионеров в Китае. Еще в 40-е годы XIX в. он пригласил будущего руководителя тайпинов в Гуанчжоу для изучения христианской доктрины и стал его крестным отцом

Вообще, это прописная истина - Иссахар Джейкокс Робертс НЕ КРЕСТИЛ Хун Сюцюаня, и не приглашал его в Гуанчжоу. И вообще, среди тайпинов НЕ БЫЛО воспитанников миссионеров до того, как в Нанкин прибыл Хун Жэньгань.

Ось така фигня, малята!

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

Вернемся к классике марксизма-ленинизма (привет сторонникам точки зрения, что тайпины - предтеча КПК!):

Цитата

 

К. Маркс. КИТАЙСКИЕ ДЕЛА

Незадолго до того, как начали плясать столы, в Китае, в этой живой окаменелости, началось революционное брожение. Само по себе это явление не было чем-то исключительным, ибо в восточных государствах мы постоянно наблюдаем неподвижность социальной базы при неустанной смене лиц и племен, захватывающих в свои руки политическую надстройку. В Китае господствует чужеземная династия. Почему бы после 300 лет не возникнуть движению, направленному к свержению этой династии? Движение с самого начала имело религиозную окраску, но это — черта, общая для всех восточных движений. Непосредственными причинами возникновения движения, очевидно, послужили: европейское вмешательство, опиумные войны, вызванное ими потрясение существующего правительственного режима, утечка серебра за границу, нарушение экономического равновесия в результате ввоза иностранных товаров и т.д. Парадоксально, что опиум, вместо усыпляющего, оказал пробуждающее действие. Оригинальными в этой китайской революции в действительности являются только ее носители. За исключением смены династии, они не ставят себе никаких задач. У них нет никаких лозунгов. Народным массам они внушают еще больший ужас, чем старым властителям. Все их назначение сводится как будто к тому, чтобы застойному маразму противопоставить разрушение в уродливо отвратительных формах, разрушение без какого-либо зародыша созидательной работы. Для характеристики этих «бичей божиих» приведем следующие выдержки из письма г-на Харви (английского консула в Нинго) г-ну Брусу, английскому посланнику в Пекине.

Вот уже три месяца, пишет Харви, как Нинго находится в руках революционных тайпинов. Здесь, как и везде, где воцарялись эти разбойники, опустошение было единственным результатом их господства. Ставят ли они себе еще какие-нибудь цели? Господство неограниченных и необузданных эксцессов с их стороны кажется им действительно столь же важным, как уничтожение чужих жизней, этот взгляд тайпинов в действительности никак не вяжется с иллюзиями английских миссионеров, сочиняющих басни о том, что тайпины осуществят «освобождение Китая», «возрождение империи», «спасение народа» и «введение христианства». В результате своей десятилетней трескучей и никчемной деятельности они все разрушили и ничего не создали.

Правда, продолжает г-н Харви, в официальных сношениях с иностранцами тайпины выгодно отличаются от мандаринов известной прямотой поведения и энергичной суровостью, но этим и исчерпывается список их добродетелей.

Как оплачивают тайпины свои войска? Их солдаты не получают жалованья, а живут добычей. Если завоеванные ими города богаты, солдаты утопают в изобилии; если города бедны, они проявляют образцовое терпение. Г-н Харви спросил одного хорошо одетого солдата-тайпина, любит ли он свое ремесло. «А почему бы и нет? — ответил тот. — Я забираю все, что мне нравится; а если я встречаю сопротивление, то...», — и он сделал рукой жест, означающий отсечение головы. И это не пустая фраза. Человеческая голова для тайпина стоит не более, чем кочан капусты.

Ядро революционной армии составляют регулярные войска— старые, прослужившие много лет и испытанные в боях солдаты. Остальная масса состоит из молодых рекрутов или крестьян, насильственно взятых в армию во время набегов. Вожаки систематически отсылают набранные в какой-нибудь завоеванной провинции войска в другую, отдаленную провинцию. Так, повстанцы в Нинго говорят в настоящий момент на двадцати различных диалектах, в то время как диалект Нинго сейчас впервые раздается в отдаленных районах. В каждом районе местные оборванцы, бродяги и негодяи добровольно присоединяются к тайпинам. Дисциплина требует повиновения только во время службы. Вступление в брак, так же как и курение опиума, запрещены тайпинам под страхом смертной казни. Жениться можно будет только тогда, «когда будет восстановлена империя». В качестве возмещения тайпины получают в течение первых трех дней после взятия города, жители которого не успели своевременно бежать, carte blanche {свободу действий} на учинение каких угодно насилий над женщинами и девушками. По истечении трех дней все лица женского пола насильственно удаляются из городов.

Внушать ужас — такова вся тактика тайпинов. Их успех основан исключительно на действии этой пружины. Средством устрашения служит, прежде всего, появление сразу большими массами в каком-либо определенном месте. Сперва высылаются эмиссары, чтобы тайком разведать дорогу, посеять тревожные слухи, произвести то здесь, то там поджоги. Если мандаринам удается схватить и казнить этих эмиссаров, им на смену тотчас появляются другие, покуда либо мандарины вместе с городским населением не убегут прочь, либо, как это было при взятии Нинго, наступившая деморализация не облег­чит победу повстанцам.

Главным средством устрашения является пестрая шутовская одежда тайпинов. У европейцев она вызвала бы только смех. Но на китайцев она действует как талисман. Эта шутовская одежда дает повстанцам поэтому больше преимуществ в бою, чем могли бы дать им нарезные пушки. Прибавьте ко всему еще длинные, косматые, черные или выкрашенные в черный цвет волосы, дико сверкающие глаза, заунывный вой, напускную ярость и неистовство, — и этого будет достаточно, чтобы насмерть перепугать чопорного, смирного, педантически размеренного китайского обывателя.

Вслед за эмиссарами, сеющими панику, появляются нарочно преследуемые беженцы из деревень, рисующие в преувеличенном виде численность, силу и свирепость приближающегося войска. А когда в городе вспыхивает пожар и его гарнизон выступает в поход под впечатлением этого ужасного зрелища, вдали показываются, наводя ужас, отдельные пестрые чудовища, появление которых оказывает магнетическое действие. В надлежащий момент сотни тысяч тайпинов, вооруженных ножами, пиками и охотничьими ружьями, с дикими криками бросаются на полуживого от страха противника и сметают все на своем пути, если только не наталкиваются на сопротивление, как это имело место недавно в Шанхае.

«Сущность тайпинства», — говорит в заключение г-н Харви, — «это абсолютная химера (nothingness)».

Тайпин — это, очевидно, дьявол in persona {во плоти}, каким его должна рисовать себе китайская фантазия. Но только в Китае и возможен такого рода дьявол. Он является порождением окаменелой общественной жизни.

Написано К. Марксом во второй половине июня — начале июля 1862 г.

Напечатано в газете «Die Presse» №185, 7 июля 1862 г.

Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

 

Можно разобрать по цитатам.

Для начала видно, что Карл Маркс не сильно разбирался в реалиях китайского восстания и достаточно четко следовал тому, что пишут в газетах.

 

Share this post


Link to post
Share on other sites
21 часа назад, Чжан Гэда сказал:

В Китае господствует чужеземная династия. Почему бы после 300 лет не возникнуть движению, направленному к свержению этой династии?

Воцарение маньчжуров в Пекине произошло в 1644-м году. Маркс писал в 1862-м. Как бы чуть более 200 лет. Публицистика налагает свой отпечаток, но все же настолько, чтобы просто не поинтересоваться, когда к власти в Китае пришла династия Цин.

21 часа назад, Чжан Гэда сказал:

Движение с самого начала имело религиозную окраску, но это — черта, общая для всех восточных движений.

Ошибочное мнение. Ли Цзычэн, свергнувший Минов, и Хуан Чао, почти добивший Танов, никаких религиозных лозунгов не выдвигали. Аналогично не было религиозных лозунгов у Чжу Юаньчжана или Чэнь Шэ.

Т.е. тут Маркс дает общую установку, не удостоверившись в ее правильности.

21 часа назад, Чжан Гэда сказал:

Оригинальными в этой китайской революции в действительности являются только ее носители. За исключением смены династии, они не ставят себе никаких задач.

Видимо, Маркс был СИЛЬНО не осведомлен о том, что было в реальности. Про "Земельную систему Небесной династии" он точно не слышал. Очень сильно заметен подход публициста, взявшего малознакомый ему факт для того, чтобы подкрепить свои собственные построения.

21 часа назад, Чжан Гэда сказал:

Народным массам они внушают еще больший ужас, чем старым властителям. Все их назначение сводится как будто к тому, чтобы застойному маразму противопоставить разрушение в уродливо отвратительных формах, разрушение без какого-либо зародыша созидательной работы.

Не согласен. Они разрушали, но, параллельно, создавали другое государство. Пусть и такое же, феодальное по сути. Думаю, у того же Чжу Юаньчжана или Шуньчжи (Фулиня) в ранний период было ничуть не лучше. И сначала народ, поскольку ситуация в империи уже была весьма плачевной, их активно поддерживал.

Крестьяне перестали поддерживать тайпинов уже после занятия Нанкина - быстро выяснилось, что наладить эффективное гражданское управление и обеспечить правильное налогообложение тайпины не могут. Фактически, лишь когда тайпины стали индифферентны крестьянам (на рубеже 1860-х тайпины даже оставляли на своих постах цинских чиновников, изъявивших им покорность, в качестве местной администрации), начался серьезный перелом в войне.

Он обозначился уже к 1859 г., когда европейские дипломаты прогнозировали, по словам Э. Вильсона, скорейшее подавление восстания самими Цинами. Да и динамика событий показывала, что оно к тому и шло. Лишь удар англо-французов по Цинам растянул войну еще на 8 лет (4 года до падения Нанкина и 4 года до истребления няньцзюней).

21 часа назад, Чжан Гэда сказал:

Для характеристики этих «бичей божиих» приведем следующие выдержки из письма г-на Харви (английского консула в Нинго) г-ну Брусу, английскому посланнику в Пекине.

Ну, во-первых, естественно, Нинбо, а не Нинго, а во-вторых, советская историография считала, что Маркс был всегда прав, а тут - явное нарушение фактов Марксом.

Харви и Брюс - это, безусловно, свидетели. Думаю, что они многое видели (хотя и не все - хотя бы в силу своего местопребывания в определенных местах в связи с занятием конкретных постов).

Но нам надо видеть именно то, что писал Харви, а не то, как его пересказал Маркс. Как мы видим, он мог пересказывать довольно вольно, имея собственные цели.

21 часа назад, Чжан Гэда сказал:

Вот уже три месяца, пишет Харви, как Нинго находится в руках революционных тайпинов. Здесь, как и везде, где воцарялись эти разбойники, опустошение было единственным результатом их господства. Ставят ли они себе еще какие-нибудь цели? Господство неограниченных и необузданных эксцессов с их стороны кажется им действительно столь же важным, как уничтожение чужих жизней, этот взгляд тайпинов в действительности никак не вяжется с иллюзиями английских миссионеров, сочиняющих басни о том, что тайпины осуществят «освобождение Китая», «возрождение империи», «спасение народа» и «введение христианства». В результате своей десятилетней трескучей и никчемной деятельности они все разрушили и ничего не создали.

Можно посмотреть, что писал про Нинбо Вильсон. Тайпины взяли Нинбо 9 декабря 1861 г. Затем они удерживали город 6 месяцев, после чего были побиты относительно немногочисленными войсками Цинов, поддержанными такими же немногочисленными англо-французами.

22 часа назад, Чжан Гэда сказал:

Правда, продолжает г-н Харви, в официальных сношениях с иностранцами тайпины выгодно отличаются от мандаринов известной прямотой поведения и энергичной суровостью, но этим и исчерпывается список их добродетелей.

Тайпины были недоговороспособны. Это было признано давно - после первых дипломатических зондажей, проведенных англичанами в 1853-1856 гг.

Считать, что их "прямота" была чем-то позитивным - это наивно.

22 часа назад, Чжан Гэда сказал:

Как оплачивают тайпины свои войска? Их солдаты не получают жалованья, а живут добычей. Если завоеванные ими города богаты, солдаты утопают в изобилии; если города бедны, они проявляют образцовое терпение.

На самом деле оплата была. Вот что пишет Чжан Дэцзянь: 

Цитата

По существующим у них нормам на каждые 25 человек выдается в неделю 200 цзиней зерна и 1250 вэней

Т.е. на 25 человек в неделю приходилось 120 кг. зерна. Это 4,8 кг. зерна на неделю на человека. Или 680 гр. зерна в день. Очень мало. Деньги давали из расчета 50 вэнь на человека в неделю для покупки продуктов дополнительно. Но реально купить можно было что-то только в складчину. 

При таких скудных пайках, естественно, солдаты занимались реквизициями.

Вот еще момент про жалование - тоже по Чжан Дэцзяню:

Цитата

 

Определенные нормы установлены только в отношении денег, зерна, растительного масла и соли, которые отпускается на неделю. Каждому чиновнику и командиру выдается на неделю 100 цяней деньгами, рядовым солдатам — половина этой суммы. На каждые 25 солдат полагается отпускать в неделю 200 цзиней риса и 7 цзиней соли. Эта норма не увеличивается даже тогда, когда имеется в избытке награбленное добро. [92] Если же запасы на складах кончаются, то выдают половину указанной нормы либо ничего не дают. Например, в голодное время в Цзяннине все питались только рисовым отваром, а в Янчжоу варили кожу от чемоданов. Вполне понятно, что в такое время не выдают ни денег на расходы, ни масла, ни соли.

Среди мятежников практикуется также выдача денег на покупку приправ к рису; размер выдаваемой суммы во многом зависит от того или иного начальника. Например, главноуправляющий и инспекторы армий, заполучив большое количество золота и серебра, могут расходовать значительную их часть на покупку приправ к рису для своих подчиненных. Один из беженцев рассказывал, что он сам видел, как некий ротный командир, командовавший сотней солдат, ежемесячно получал от своего начальника от 1-2 лянов золота до нескольких десятков лянов серебра и целиком тратил эти деньги на покупку кур и свиней для угощения своих подчиненных. Далее, как видно из одного документа, захваченного у мятежников, один командир бригады обращался к своему начальнику — главноуправляющему с просьбой отпустить деньги на покупку приправ к рису, и тот разрешил выдать 5 лян серебра. Каждому человеку выдавали по 7 вэней в день. Этой суммы не хватало даже на покупку овощей. Поэтому солдаты вынуждены просить у начальников дополнительные суммы на приобретение приправ к рису.

 

Т.ч. Маркс и тут неправ. Но его работы были предписаны в качестве основополагающих даже при изучении Тайпинского восстания.

Про грабежи тайпинов существует много свидетельств. Скажем, госпожа Бурбулон (жена французского посла) свидетельствовала об этом очень бесхитростно - как видела, без политического подтекста.

Грабежи были и при Ян Сюцине (превед сторонникам "тайпинской КПК"!) в Ухане, например, были и в других местах, были и после. Они были вплоть до падения Нанкина, когда государство формально погибло. Можно не задавать вопрос - откуда каждый месяц командир брал золото и серебро на приварок солдатам.

22 часа назад, Чжан Гэда сказал:

Г-н Харви спросил одного хорошо одетого солдата-тайпина, любит ли он свое ремесло. «А почему бы и нет? — ответил тот. — Я забираю все, что мне нравится; а если я встречаю сопротивление, то...», — и он сделал рукой жест, означающий отсечение головы. И это не пустая фраза. Человеческая голова для тайпина стоит не более, чем кочан капусты.

Вспоминаем Лу Синя - он, как кажется, свои истории не выдумывал, насасывая палец.

22 часа назад, Чжан Гэда сказал:

Ядро революционной армии составляют регулярные войска— старые, прослужившие много лет и испытанные в боях солдаты.

Сложно сказать, насколько это именно регулярные войска. Постоянные - да. А регулярные - под вопросом.

22 часа назад, Чжан Гэда сказал:

Остальная масса состоит из молодых рекрутов или крестьян, насильственно взятых в армию во время набегов.

Мобилизации в гражданских войнах - естественное явление.

22 часа назад, Чжан Гэда сказал:

Вожаки систематически отсылают набранные в какой-нибудь завоеванной провинции войска в другую, отдаленную провинцию.

Логично. Сложно заставить местных уничтожать своих соседей просто так. Ну, помещика из лешэнь они убьют. Ну, чиновника, который был особо одиозен - тоже. А что далее? К тому же внутрипровинциальные связи очень сильны. В частности, все отряды самообороны продолжали существовать во многих местах - тайпины не успевали формировать новые войска и вооружать их. Зачастую просто легализовали местные отряды самообороны.

22 часа назад, Чжан Гэда сказал:

В каждом районе местные оборванцы, бродяги и негодяи добровольно присоединяются к тайпинам. Дисциплина требует повиновения только во время службы.

Не уверен. Определенную "политработу" тайпины вели. И многое запрещали, и за запретами стремились следить. Но в одном случае - если соблюдение запретов было выгодно. Скажем, вести себя в деревне надо было хорошо, но если надо было отомстить сопротивлявшейся деревне - можно было вести себя плохо.

22 часа назад, Чжан Гэда сказал:

Вступление в брак, так же как и курение опиума, запрещены тайпинам под страхом смертной казни. Жениться можно будет только тогда, «когда будет восстановлена империя». В качестве возмещения тайпины получают в течение первых трех дней после взятия города, жители которого не успели своевременно бежать, carte blanche {свободу действий} на учинение каких угодно насилий над женщинами и девушками. По истечении трех дней все лица женского пола насильственно удаляются из городов.

К сожалению, половые эксцессы "предтечи КПК" известны. Причем тайпинские лидеры сами не устраивали себе целибата. Целибатом они награждали своих подданных, но после мятежа на сексуальной почве в Нанкине Ян Сюцин отменил насильственную сегрегацию полов. Т.ч. Маркс тут опоздал со своими сведениями.

22 часа назад, Чжан Гэда сказал:

Внушать ужас — такова вся тактика тайпинов. Их успех основан исключительно на действии этой пружины. Средством устрашения служит, прежде всего, появление сразу большими массами в каком-либо определенном месте. Сперва высылаются эмиссары, чтобы тайком разведать дорогу, посеять тревожные слухи, произвести то здесь, то там поджоги. Если мандаринам удается схватить и казнить этих эмиссаров, им на смену тотчас появляются другие, покуда либо мандарины вместе с городским населением не убегут прочь, либо, как это было при взятии Нинго, наступившая деморализация не облег­чит победу повстанцам.

Ну, тут есть доля правды. Много ставилось на террор. Но сначала в этом не было необходимости - люди сами шли, когда было непонятно еще, что будет. Главное было то, что тайпины были против Цинов. И весь горючий материал, накопленный за годы разложения империи, полыхнул. Хватило на первые несколько лет. Именно за счет этого горючего материала и развивалось восстание первые лет 5-7.

22 часа назад, Чжан Гэда сказал:

Главным средством устрашения является пестрая шутовская одежда тайпинов. У европейцев она вызвала бы только смех. Но на китайцев она действует как талисман. Эта шутовская одежда дает повстанцам поэтому больше преимуществ в бою, чем могли бы дать им нарезные пушки. Прибавьте ко всему еще длинные, косматые, черные или выкрашенные в черный цвет волосы, дико сверкающие глаза, заунывный вой, напускную ярость и неистовство, — и этого будет достаточно, чтобы насмерть перепугать чопорного, смирного, педантически размеренного китайского обывателя.

Мы знаем, как выглядели тайпины, из зарисовок самих европейцев - я не знаю, откуда у Маркса такие сведения.

sz8cccba.jpg.4db9ca9fcecb54795cca34a1ec1

И зачем китайцам красить волосы в черный цвет - Маркс также не дает ответа. Равно как и то, почему он считает "китайского обывателя" "чопорным и смиренным" - вспомнил бы Шанхай в 1853-1855 гг. "Чопорные и смиренные" проявили себя в полной красе.

22 часа назад, Чжан Гэда сказал:

Вслед за эмиссарами, сеющими панику, появляются нарочно преследуемые беженцы из деревень, рисующие в преувеличенном виде численность, силу и свирепость приближающегося войска.

Да. Было дело - специально гнали волну. Люди бежали, их преследовали и убивали. Слухи генерировались автоматически по мере продвижения тайпинской армии. 

22 часа назад, Чжан Гэда сказал:

А когда в городе вспыхивает пожар и его гарнизон выступает в поход под впечатлением этого ужасного зрелища, вдали показываются, наводя ужас, отдельные пестрые чудовища, появление которых оказывает магнетическое действие.

Откуда такие информации про "отдельных пестрых чудовищ"?

22 часа назад, Чжан Гэда сказал:

В надлежащий момент сотни тысяч тайпинов, вооруженных ножами, пиками и охотничьими ружьями, с дикими криками бросаются на полуживого от страха противника и сметают все на своем пути, если только не наталкиваются на сопротивление, как это имело место недавно в Шанхае.

Охотничьи ружья? Няоцян. Обычное ружье. Фитильное.

0bb8a797e87f701b4aa5303e039fa6af.jpg.c6e

95fbfe756a14.jpg.5a044c7071c0b5b048f1020

22 часа назад, Чжан Гэда сказал:

«Сущность тайпинства», — говорит в заключение г-н Харви, — «это абсолютная химера (nothingness)».

Да, потому что в определенный момент тайпины сами подрезали свою социальную базу, разойдясь с "Триадами" и конфуцианцами.

Только поэтому.

23 часа назад, Чжан Гэда сказал:

Тайпин — это, очевидно, дьявол in persona {во плоти}, каким его должна рисовать себе китайская фантазия. Но только в Китае и возможен такого рода дьявол. Он является порождением окаменелой общественной жизни.

Собственно, вот оно, отношение Маркса к тайпинам. Отнюдь не благожелательное, но основанное на наполовину ложной информации, а наполовину - на домыслах и обобщениях.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Го Тинъи (郭廷以, 1904-1975), автор "Тайпин Тяньго шиши жичжи" (太平天國史事日誌)  - один из наиболее часто цитировавшихся в СССР авторов по проблематике тайпинов.

Он написал "Хронику Тайпин Тяньго" до 1949 г. при соответствующем уровне знаний, разработке темы и методологий. Современником и свидетелем событий он не был. Но он - один из главных источников для того же Фань Вэньланя и Илюшечкина.

Вот так.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Тайпин цзюнь лянцы гунчжань Ханчжоу циньли цзи《太平军两次攻占杭州亲历记》- "Записки о лично пережитом во время двукратного занятия Ханчжоу тайпинскими войсками.

http://ctext.org/wiki.pl?if=gb&chapter=444894&remap=gb

Надо посмотреть - благо, не очень большой текст на китайском. Это рубеж 1860-х. Интересно, что скажут сторонники теории "тайпины - предтеча КПК" по этим событиям?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Илюшечкин настаивает на том, что все не советские историки не могут узреть классовую сущность тайпинского восстания, а акцентируются на антиманьчжурской борьбе и стихийном характере бунта.

Как кажется, корни данного утверждения кроются в недостатке "основополагающего" утверждения К. Маркса:

В 05.06.2017в23:06, Чжан Гэда сказал:

Движение с самого начала имело религиозную окраску, но это — черта, общая для всех восточных движений. Непосредственными причинами возникновения движения, очевидно, послужили: европейское вмешательство, опиумные войны, вызванное ими потрясение существующего правительственного режима, утечка серебра за границу, нарушение экономического равновесия в результате ввоза иностранных товаров и т.д.

Мол, движение носило религиозную окраску, но было, по сути, классовым. Далее сомневаться запрещалось - САМ сказал!

Как видим, это было совершенно голословное заявление человека, слабо представлявшего, где хотя бы располагается Китай. В этом случае, хотя свидетельства Хун Жэньганя и Ли Сючэна очень ущербны, надо бы свериться с тем, что писали о причинах восстания САМИ тайпины.

Слово Ли Сючэну:

Цитата

 

В течение нескольких лет после того как среди людей стали распространять новую веру, все было спокойным. В 27-28-м годах правления Даогуана (1847-1848) во многих местах провинции появились разбойники, совершавшие опустошительные налеты на города и селения. В деревнях возникло множество дружин самообороны (туаньлянь). Они не состояли из людей, верующих в бога. Верующие в бога объединялись в самостоятельные группы. Дружины же самообороны держались особняком, стремясь обеспечить себе наибольшее влияние и власть. В результате давления со стороны дружинников верующие восстали. Вначале это произошло в одной деревне, где были как верующие в бога, так и дружинники, и лишь затем в движение были вовлечены другие деревни.

В 6-м месяце 30-го года правления Даогуна (1850) одновременно поднялись Цзиньтянь, Хуачжоу, Лучуань, Бобай и Байша. Это восстание, вспыхнувшее по воле неба, приняло столь разнообразные формы, что я не в состоянии подробно все описать. Люди, поклонявшиеся богу, прониклись уверенностью в успех восстания. Когда оно началось, небесный князь укрывался в семье Ху И-хуана из деревни Шаньжэньцунь уезда Хуачжоу. О его местопребывании не знал никто. В это время восточный князь [Ян Сю-нин], северный князь [Вэй Чан-хой], отдельный [195] князь [Ши Да-кай] и тяньгуаньчэнсян [Цинь Жи-чан] находились в Цзинь-тяне. Деревня Шаньжэньцунь относилась к уезду Пиннань, который граничил с уездом Тэнсянь. Место, где началось восстание, было, расположено в 70-80 ли от моей родной деревни, от которой в Цзиньтянь вела труднопроходимая горная дорога.

В это время я находился дома и узнал о том, что в Цзяньтяне вспыхнуло восстание, от прибывшего к нам одного из сторонников новой веры. Получив это известие, я по-прежнему оставался дома, не имея никаких сведений о развитии событий. Находившийся в Цзиньтяне восточный князь послал вооруженных людей в Хуачжоу чтобы встретить там небесного князя, а затем соединиться с остальными силами в Цзиньтяне. По прибытии в Цзиньтянь обнаружили трех главарей бандитов: Большеголового барана, Большого карпа и Ло Да-гана, занимавшихся разбоем в устье реки Дахуан, которые пришли в Цзиньтянь изъявить свою покорность. Большеголовый баран и Большой карп, увидев, что находившиеся в Цзиньтяне силы сторонников новой веры не слишком внушительны, что они не похожи на людей, способных вершить большие дела, решили не покоряться. Позже они сдались цинскому полководцу титаю Сян Жуну. Что касается Ло Да-гана, то он не поладил с Большеголовым бараном и позднее покорился небесному князю. Тогда небесный князь прибыл в Цзиньтянь, он перенес лагерь в деревню Дунсян уезда Усюань, находившуюся в 3 ли от Цзиньтяня, собрал там всех сторонников новой веры, потом отправился в Сянчжоу, где также собрал силы, и, наконец, вернулся в Синьсюй. Вскоре лагерь был перенесен в Сянчжоу.

 

Пусть описание полно неточностей, т.к. ранний период Ли Сючэн лично не застал, обращает внимание на себя деталь - причиной восстания были не какие-то притеснения властей, а междоусобная вражда между хакка, к которым принадлежал и Хун Сюцюань с значительной частью членов "Байшаньдихуй", и местным населением.

Показания Ши Дакая, записанные цинским чиновником с его слов:

Цитата

 

В юности Ши Да-кай учился, но учения не закончил и стал землепашцем. В 29-м году правления Даогуана (1849) коренные жители уезда Гуйсянь прогнали пришельцев из других мест.

Очутившись без пристанища, Ши Да-кай вместе с Хун Сю-цюанем, Ян Сю-цином, Вэй Чан-хоем, Сяо Чао-гуем и Фын Юнь-шанем (всею шесть человек) подняли мятеж, главарем которого был единогласно признан Хун Сю-цюань. 

 

Ши Дакай также говорит, что восстание началось из-за конфликта между разными этнографическими группами китайского населения в Гуанси.

Слово Хун Жэньгану:

Цитата

 

В году гэнсюй (1850), в результате того что пришлый человек по фамилии Вэнь обманывал местное население, началась вражда между его сторонниками и коренными жителями. Стычки и взаимные убийства начались также между пришлыми и местными в уезде Гуйсянь, причем зачинщиками по разрешению начальника уезда выступили местные. Этим воспользовались главари бандитов Чжан Цзя-сян, Большой карп, Чэнь Я-гу, Су Сань-сян и Ли Ши-куй. Они принялись грабить и бесчинствовать, повсюду причиняя горе. Людям же, поклонявшимся верховному [278] владыке, не разрешали оказывать помощь населению. Небесный князь приказал своим сторонникам собраться в одном месте, делить между собой поровну одежду и пищу, тех же, кто этому правилу не подчинялся, безжалостно изгоняли. Когда разбойники, грабившие население, были разогнаны, часть их примкнула к сторонникам новой веры. Опасаясь гнева небесного князя, все они строго соблюдали небесные заповеди и законы, не решаясь нарушить их ни на йоту.

Небесный князь между тем действовал. В войсках, находившихся в Бобае, Гуйсяне, Сянчжоу, Цзиньхуа, Хуачжоу, Фучжу и т. д., он учредил должности командующих армий, дивизий, бригад и др., а также отделил мужчин от женщин, строго запретив видеться даже супругам. Эти начинания обеспечили успех во всех дальнейших делах. 

 

Опять видим выступление местного населения против хакка. Причем местные действовали с негласного одобрения местных властей. 

Ну и какая тут классовая борьба?

Тем более, что восстание началось с того, что Хун Сюцюань приказал всем собираться в Цзиньтянь, продав свое имущество и не засевая поля на будущий год.

Это говорит об определенной планомерности восстания - долго просидеть в Цзиньтяни, лишившись земли и израсходовав деньги, богопоклонники не смогли бы. Подразумевалось, что база восстания будет расширена. А это - неминуемый конфликт с властями.

База у них была ситуативная - сначала все происходит в Цзиньтяни, потом они подвергаются ударам Цинов и бегут в Юнъань.

Что бы ни говорили об их победах - о них практически нет сведений, кроме заявлений пленных тайпинских лидеров и слухов, передаваемых в Гуанчжоу. Явно сначала местные и Цины получили несколько мелких щелчков по носу, а когда собрались прихлопнуть всех повстанцев сразу в Цзиньтяни, то они бежали и заняли Юнъань. Там провозгласили создание Тайпин Тяньго (несколько месяцев спустя после начала восстания в Цзиньтяни) и, видимо, решили основать свое "государство". 

Это указывает на несостоятельность заявления Ли Сючэна об изначальных долговременных планах Хун Сюцюаня:

Цитата

Людей, вынашивавших далеко идущие планы и стремившихся к созданию государства, было всего шестеро: восточный князь Ян Сю-цин, западный князь Сяо Чао-гуй, южный князь Фын Юнь-шань, северный князь Вэй Чан-хой, отдельный князь Ши Да-кай и тяньгуаньчэнсян Цинь Жи-чан. Кроме этих шести человек, никто не знал о том, что Хун Сю-цюань собирается основать государство. 

Получается, что основание государства не было провозглашено немедленно в Цзиньтяни. Это случилось только после занятия Юнъаня, куда повстанцы были вытеснены Цинами. А потом они были вытеснены и из Юнъаня и, до занятия Нанкина весной 1853 г., фактически были вынуждены убегать от Цинов.

Условия Китая середины XIX в. сделало их первые неудачи залогом их успеха - напряженная обстановка позволяла им быстро увеличивать свои ряды за счет накопившегося на местах "горючего материала" в виде пауперов, люмпенов и т.п.

Главным же мотивом действий своих сами тайпины называли желание свергнуть Цинов, при этом они не имели ничего против имущих классов: 

Цитата

 

Ныне господь бог в безграничном милосердии своем поручил государю нашему, небесному князю, упорядочить Поднебесную, созданную им [богом] в течение шести дней.

Варварам не удастся долго продержать страну в состоянии хаоса. Вы, люди, на протяжении многих поколений живете в Китае. Все вы дети господа бога. Те из вас, кто сможет выполнить волю неба и истребить маньчжурскую нечисть, сорвать знамя с вражеской крепости и не допустить, чтобы среди вас оказался человек, подобный Фан Фыну, станут героями при жизни и обретут безграничное сияющее счастье на небесах после смерти. Упрямцы же, не желающие прозреть и упорно отвергающие истину, будут грязными варварами при жизни, превратятся в нечистую силу после смерти.

Каждый должен действовать в соответствии с предначертаниями неба, должен вырваться из лап дьявола и стать человеком. Вы давно уже испытываете беды и несчастья по воле маньчжуров. Чем же ответите вы на милосердие господа бога, если по-прежнему будете оставаться в бездействии, если не сольете воедино ваши сердца и не выметите общими силами вон маньчжурскую нечисть. Мы поднимаем священное знамя борьбы за справедливость, чтобы наказать по воле бога тех, кто обманывал небо, избавить Китай от страданий и позора рабства. С надеждой и уверенностью ожидаем мы дня, когда рассеется смрад и все люди получат радость великого спокойствия. Все послушные небу будут щедро вознаграждены, все непокорные публично обезглавлены, о чем и объявляем всем жителям Поднебесной.

 

Как видим, карам подвергнутся все, кто не содействует борьбе с маньчжурами.

Цитата

 

С установлением единой власти в Китае будет прекращено взимание налогов по всей стране в течение трех лет. Богатые люди должны помогать нам материальными средствами, а бедные — физическим трудом.

После достижения окончательной победы над дьяволами все, имеющие заслуги, будут награждены по достоинству с правом наследственной передачи титулов.

 

Как видим, ничего против богатых. Ничего против знатных. Даже предусматривается создание новой наследственной аристократии (меритократии?).

О какой классовой борьбе может идти речь, когда все произошло, как видится из показаний Хун Жэньганя, на почве застарелого конфликта между местным населением (бэньди) и "пришлыми" (хакка/кэцзя), отягощенного идолоборческими эксцессами Хун Сюцюаня, бесцеремонно вмешивавшегося в религиозную жизнь бэньди?

К тому же "Земельная система", предполагающая уравнительное распределение земли, была составлена только после занятия Нанкина, а не являлась изначальным программным документом Хун Сюцюаня и его ближайших сторонников. Более того, реализовать сие начинание попытались всего один раз, но неудачно, после чего попытки не возобновлялись. 

Ну и отношение населения к тайпинам, зафиксированное уже в сочинении Чжан Дэцзяня:

Цитата

 

К тому же мятежники понимали, что, пока у них есть все в изобилии, им не стоит злить крестьян и лучше говорить с ними по-хорошему, чтобы постепенно завлечь их в свои сети.

В конце концов невежественные крестьяне попадались на эту удочку, толпами выходили приветствовать мятежников и бойкотировали правительственную армию, когда она появлялась. Так наблюдалось везде и всюду, в особенности в провинции Хубэй.

Когда мятежные войска овладели Цзяннином и Янчжоу, a правительственная армия расположилась лагерем вблизи этих городов, мятежники еще имели, широкий доступ в окрестные деревни, не рисковали удаляться более чем на 10 ли от городских стен, так как население повсюду создало отряды туаньлянь, которые дрались очень стойко.

Жители районов южного берега Янцзы встретили бы мятежников так же, как и население Хубэя, если бы не произошел описанный ниже случай. Местный шэнши Цзян Шоу-минь собрал золото и серебро для подношений мятежникам, пригласил их в город и устроил щедрое угощение, накрыв несколько сотен столок Он надеялся, что мятежники после этого оставят его в покое. Но они продолжали зверствовать и бесчинствовать, и Цзян Шоу-минь не избежал смерти от их рук. После этого именитые шэнши районов южного берега Янцзы стали убеждать народ: «Кто из вас имеет такое богатство и известность, как Цзян Шоу-минь, чтобы одарить мятежников золотом и серебром и щедро угостить их, накрыв несколько сотен столов? Но даже если вы окажитесь в состоянии сделать это, все равно не избежите смерти от их руки. Так не лучше ли совсем не слушать мятежников?»

Эти увещевания способствовали сплочению сельских жителей, которые стали объединять свой дружины туаньлянь, В районе Сяньнэйчжэнь эти отряды истребили тысячи мятежников, в результате они уже не осмеливались выйти за городские ворота. Отсиживаясь в своем старом логове Цзяннине, они лживо объявили, что предпримут поход на северян, а тем временем старались превратить Аньхуэй, Хубый и Цзянси в базу снабжения своей армии и при этом ни на минуту не упускали из вида [84] Хунань. Они тянулись к районам вверх по течению Янцзы, как ребенок к материнской груди. Не прекращались сборы контрибуции, грабежи и выколачивание, налогов, так что сельские жители провинций Хубэй, Аньхуэй, Цзянси и района Цаньчан-Цзюцзян жестоко пострадали из-за своего легкомыслия и невежества; у них остались лишь кожа да кости. Однако мы не вправе винить их за невежество, ибо шэньши и местные виновники обязаны были в свое время руководить ими. Наоборот, мы должна выражать пострадавшим жителям свое сочувствие и сожаление, а не упрекать их ныне.

 

Как видим, пока тайпины бежали от Цинов, они пользовались поддержкой населения. Причины прозрачны - тайпины пытались обезопасить себя, задержать правительственные войска и обеспечить пополнение своих рядов. Для этого они раздавали часть награбленной добычи, которую не могли унести с собой.

Как только они осели на месте и стали проводить свою собственную политику, их поведение вызвало ответную реакцию населения - оно стало активно объединяться и не допускать тайпинов в сельскую местность, блокируя их гарнизоны в городах. Вряд ли все, вступившие в туаньлянь, были "отсталыми подкулачниками". И вряд ли тайпины брали контрибуции только с богатых жителей деревни - Чжан Дэцзянь писал об организации сбора контрибуций:

Цитата

Как бы то ни было, мятежники обязывают сельское население нести бремя расходов. В районах, куда они приходят, повсюду развешивается приказ, состоящий из нескольких тысяч иероглифов. Его первая часть обычно сводится к проповеди ереси: «Воистину милостивы отец небесный и небесный брат, пославшие небесного князя и других князей для успокоения мира и людей. Ты, народ, должен быстрее раскаяться в своих грехах и стать искренним» и т.д. Далее следует упрек в адрес местного населения: "Еще в то время, когда наша армия находилась на расстоянии нескольких сотен ли от вашей местности, я, главнокомандующий, издал приказ, который был вывешен повсюду. В этом приказе я указывал, что те, кто богат, должны оказать материальную поддержку нашей армии, а те, кто беден, должны помочь ей своим трудом. ... "

Цитата

 Однако порядки у мятежников нередко меняются. Так, вскоре же после захвата Учана мятежники издали приказ, в котором устанавливался пункт сбора контрибуции. Но прошел день, и мятежники, видя, что контрибуции собрано мало, стали рыскать по дворам и грабить. В это время они грабили только в городах и не затрагивали сельского населения. И, наоборот, после захвата Аньцина и Цзяннина, а также при вторичном вторжении в Цзянси и Хубэй мятежники не собирали контрибуций в городах, а грабили деревни.

Следует отметить, что свидетельства, собранные Чжан Дэцзянем, относятся к периоду самой активной деятельности Ян Сюцина - 1853-1855 гг. 

Что говорить в этом случае о классовой сущности восстания?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Сейчас скажу крамолу - говорят, что Хун Сюцюаня 3 завалили на экзаменах. А я в этом сомневаюсь. Экзамены состояли в написании схоластического сочинения на темы китайской конфуцианской классики, строились по строго выверенной схеме и, фактически, не представляли собой никакой ценности - ни практической, ни литературной. 

Оценить было сложно - реально сложно. Сказать, что его завалили сознательно - сложно. Тем более, что сочинения не сохранились. Скорее всего, действительно, победителя выявляли за деньги.

Но постоянное стремление Хун Сюцюаня (да и Хун Жэньганя, который не 3 раза, как его кузен, а 5 раз пытался сдать экзамены) получить пропуск в чиновный мир, говорит о том, что он был честолюбив и ни о каком преобразовании мира не помышлял, пока были шансы стать чиновником легально (на подкуп у него не было средств - он, судя по его биографии, был "специально выделенным" сыном, чтобы стать чиновником и улучшить положение семьи). 

В этих условиях его "шаманская болезнь" вполне объяснима. Равно как и его видения с требованиями "все взять и поделить".

Вообще, получается, что Хун Сюцюань поднял т.н. "религиозный бунт", одной из установок которого было уничтожение власти маньчжурской династии и передача ее "Небесной династии", которую он должен был установить, исходя из поручения, полученного в видениях от Бога (?).

Традиционно таких мятежников называли цзяофэй (мятежные еретики). Но богопоклонники были слишком необычны и их называли юэфэй (мятежники из Юэ 粤, т.е. Гуандуна), хотя основные силы богопоклонников были из Гуанси (Гуй 桂).

Share this post


Link to post
Share on other sites

Да, еще момент против всех псевдохристианских и псевдоклассовых построений - гуансийцы были среди повстанцев 1-м сортом, гуандунцы - 2-м сортом, остальные (хунаньцы, цзянсусцы и т.п.) - 3-м сортом. Даже знамена для них были разные.

Это отражается в показаниях тайпинов - например, Ло Даган говорил: 

Цитата

Я поднял восстание вместе с Цинь Жиганом и Ху Ихуаном, мои заслуги тоже не меньше, однако они, как старые братья из Гуанси, возведены в сан ванов, я же, будучи гуандунцем, не получил даже титула "хоу" (князь); в Поднебесной нет большей несправедливости. Или Небесный ван забыл, что он сам из уезда Хуасян?

Это все при том, что Хун Сюцюань - хакка, выходец из Гуандуна:

Цитата

 

Небесный князь — уроженец уезда Хуасянь провинции Гуандун. Он исколесил несколько тысяч ли по провинции Гуанси, посетив Сюньчжоу, Гуйпин, Усюань, Сянчжоу, Тэнсянь, Лучуань, Бобай и другие места, которых так же много, как звезд на небе. Небесному князю часто приходилось скрываться в горах, где он учил людей поклоняться богу. Он рассказывал людям об упомянутых выше лютых тиграх и змеях, о том, что в награду за послушание небо освобождает от бед, трудностей и зловредных наваждений. Его слова один передавал десяти, десять передавали сотне, сотня — тысяче, тысяча — десяти тысячам. Вскоре во многих уездах три-пять, а в иных местах даже и восемь семейств из десяти следовали за Хун Сю-цюанем. Люди образованные и начитанные не поддерживали его. Толпы его поклонников состояли исключительно из земледельцев, бедных, страдающих от нужды семейств. Людей, вынашивавших далеко идущие планы и стремившихся к созданию государства, было всего шестеро: восточный князь Ян Сю-цин, западный князь Сяо Чао-гуй, южный князь Фын Юнь-шань, северный князь Вэй Чан-хой, отдельный князь Ши Да-кай и тяньгуаньчэнсян Цинь Жи-чан. Кроме этих шести человек, никто не знал о том, что Хун Сю-цюань собирается основать государство. Все остальные следовали за ним лишь потому, что желали кормиться. Все это сущая правда.

Что касается бывшего восточного князя Ян Сю-цина, то он жил в деревне Пинъишань уезда Гуйпин. Дома он занимался земледелием [194] и выжиганием угля, не помышляя о возвышении. Когда же он уверовал в бога, ему сразу открылась истина, что можно отнести лишь за счет божественного промысла. Небесный князь проникся к нему безграничным доверием и поручил дела целого государства. Отдавая войсковые приказы по армии, Ян Сю-цин был строгий требователен, награждая и наказывая по заслугам. Западный князь Сяо Чао-гуй — уроженец уезда Усюань деревни Лулудун. Дома он занимался земледелием. Женился на сестре небесного князя, после чего был возвышен. Сяо Чао-гуй отличался храбростью и твердостью и всегда первым бросался в бой. Южный князь Фын Юнь-шань учился. Он был способным, деятельным и понимающим человеком. Из шести перечисленных выше людей ему первому пришла в голову мысль об основании государства. Первым же он начал вершить государственные дела. Северный князь Вэй Чан-хой — уроженец деревни Цзиньтянь уезда Гуйпин. Он занимался делами в ямыне и имел звание цзяньшэна. Он был умен и талантлив. Отдельный князь Ши Да-кай был уроженцем Байша уезда Гуйпин. Его семья была богата и он имел возможность учиться, получить хорошие знания в области военных и гражданских дел. Тяньгуаньчэнсян Цинь Жи-чан родился в Байша уезда Гуйпин. Он был батраком и не владел никакими талантами. Цинь Жи-чан отличался, однако, верностью и бесстрашием, за что и был приближен небесным князем. В самом начале именно эти шесть человек занимались распространением среди населения новой веры.

 

Получается так:

- Хун Сюцюань - неслужилый шэньши, выходец из крестьян-хакка уезда Хуасянь, провинция Гуандун.

- Ян Сюцин - углежог-хакка из уезда Гуйпин, провинция Гуанси.

- Сяо Чаогуй - крестьянин из уезда Усюань, провинция Гуанси.

- Вэй Чанхуй - помещик и шэньши, из национальности чжуан, из уезда Гуйпин, провинция Гуанси.

- Ши Дакай - помещик-хакка, из уезда Гуйпин, провинция Гуанси.

- Цинь Жиган - батрак, из уезда Гуйпин, провинция Гуанси.

- Фэн Юньшань - неслужилый шэньши, выходец из крестьян-хакка уезда Хуасянь, провинция Гуандун.

Как видим, социальный и этнический состав основных лидеров первого этапа восстания весьма своеобразный.

Влияние Хун Сюцюаня и Фэн Юньшаня быстро было низведено до минимума и доминировать стали гуансийцы. Тем более, что Фэн Юньшань очень рано погиб, а Хун Сюцюань вдарился в религию, став чисто номинальным руководителем восстания в отношении политики и военных операций.

Его власть зиждилась исключительно на религиозном авторитете среди сектантов-богопоклонников, но при жизни Ян Сюцина могла быть ниспровергнута за счет того, что реальная власть была у Ян Сюцина, и он потихоньку прибирал к рукам религиозный авторитет.

Наверное, господствующая в мировом тайпиноведении гипотеза о том, что Ян Сюцин был убит по тайному приказу Хун Сюцюаня, все же более, чем обоснована - он был слишком честолюбив и не мог не видеть, что Ян Сюцин посягает и на его религиозную власть, которая на данном этапе была намного важнее любой другой в среде фанатичных сектантов.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now