Saygo

Государство Тайпинов в Китае

399 posts in this topic

Кстати, нет полной ясности, кто был Сяо Чаогуй - мяо (некитайское национальное меньшинство) или хакка (этническая группа китайцев).

А Хун Сюцюань во второй половине 1840-х годов перебрался с семьей в Гуанси. Скорее всего, засилье гуансийцев этим и объясняется.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Касательно небезызвестного опуса Кара-Мурзы, который многие оригиналы используют для "доказательства" того, что Вэй Чанхуй "саботировал закон о земле" (что за закон? где был опубликован? как применялся? какие свидетельства его существования есть?) - два момента:

1) он утверждает, что отец Хун Сюцюаня был "крестьянином и погонщиком скота", был беднейшим крестьянином. Но одновременно утверждает, что он являлся патриархом (sic!) рода, насчитывавшего 20 000 человек и завещал им следовать Хун Сюцюаню перед смертью, что усилило влияние Хун Сюцюаня. Бред. Особенно вкупе с тем, что отец Хун Сюцюаня нашел деньги, чтобы обучать Хун Сюцюаня и готовить его к сдаче экзаменов.

2) он пишет, без указания источника, что Цины приказали арестовать Хун Сюцюаня и его приверженцев за то, что они "бесцеремонно вмешиваются в религиозную жизнь других общин" и лишь во вторую очередь за то, что те "тайно злоумышляли против Цинского государства".

Первое сообщение, мягко говоря, вообще не вызывает доверия (может, в клане хакка, из которого вышел Хун Сюцюань, и было 20 000 человек, но что отец Хун Сюцюаня был бедняком и патриархом одновременно - это БСК).

Второе - пока вполне укладывается в парадигму, продемонстрированную мною выше.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ван Тао (1828-1897) "Таоюань бичэн" (Исторические записки Таоюаня):

https://zh.wikisource.org/zh-hant/%E5%BC%A2%E5%9C%92%E7%AD%86%E4%B9%98

Много интересного про чины и ранги, про знаки отличия.  То, о чем писал Илюшечкин в очень общих чертах, обнаружено в первоисточнике, более подробном, чем у мэтра.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Женское равноправие у тайпинов - мягко говоря, гипербола (хорошо, не гиперболоид).

Равноправие подразумевает, что женщина может занимать те же посты, что и мужчина (хотя бы по рангу). 

У Ван Тао про женские ранги:

 

Цитата

 

Мятежники учредили женские чиновные ранги 6 степеней - и, ань, фу, янь, юй и хоу, для различия между ними используется иероглиф "чжэнь" (верный).

Те их них, кто пребывает в лже-дворцах [лже-ванов] являются женскими чэнсянами и цзяньдянями, те их них, кто [служит] вне [лже-дворцов], возглавляют женские учреждения. Среди них высочайшим является цзюньшуай, остальные носят ранг женских сотников.

...

Все женщины - лже-чиновницы покрывают головы желтыми повязками, на которых пишут лже-ранг.

Женщины-чиновницы во множестве ездят верхом босоногими, все они из Западного и Восточного Юэ. 

 

Таким образом, высшие звания ван и хоу для женщин вообще не были предусмотрены. К тому же 3-4 степени (чэнсян и цзяньдянь) были доступны только дворцовым женщинам. А тем, кто служил вне дворца, был доступен только чин цзюньшуай (9- степень), а большинство были всего навсего сотницами (между 12 и 13 степенями).

Соответственно, мужские должности доходили до вана легко - считается, что к концу правления Хун Сюцюаня ванов было не менее нескольких десятков, а то даже и сотен!

Т.е. равноправие полов, учитывая многоженство лидеров тайпинов и право того же Хун Сюцюаня без оформления отношений поиметь любую дворцовую женщину, становится весьма странным для "предтечи КПК", но вполне приемлемым для псевдохристианской тоталитарной секты. 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Помните навязчивую рекламу: "Отрываем ярлычки! Всего три! Всего три!"

У тайпинов 3 ярлыка, которые постепенно отрываются. Например, про равноправие женщин - считайте, сорвали.

Теперь про положение дел на начальном этапе тайпинства - вещают сами тайпины в лице Мэн Дэтяня:

Цитата

29-го дня 10-го месяца года синхай (1851), когда [Ян] Сю-цин, [Фын] Юнь-шань, Вэй Чжэн и [Ши] Да-кай явились ко двору, [Фын] Юнь-шань почтительно доложил небесному князю следующее: «Сегодня я, ничтожный, вместе с Вэй Чжэном, [Ши] Да-каем, Цзэн Тянь-фаном и Мын Дэ-тянем нанесли визит брату [Ян] Сю-цину и, посовещавшись, решили ходатайствовать перед Вашим Величеством о даровании Чжоу Си-нэну титула». Неожиданно на землю сошел небесный отец и повелел Чжоу Си-нэна арестовать. 

Точная дата - 21 декабря 1851 г. Тайпины примерно как 2 месяца находятся в первом крупном городе, занятом их войсками - Юнъань.

Как видим, еще не все войска собраны, не все сторонники до них дошли:

Цитата

 

Чжоу Си-нэн:

- Я, ничтожный, воистину с открытым сердцем взираю на небо. Я действительно ходил в родные места, чтобы собрать там братьев и сестер.

Небесный отец:

- Небо — это я. Мне всегда известно, когда человек кривит сердцем и душой. Ты говоришь, что действительно ходил в родные места, [150] чтобы собрать братьев и сестер. Сколько же человек ты с собою привел?

Чжоу Си-нэн:

- Я, ничтожный, собрал там свыше ста девяноста человек.

Небесный отец:

- Когда тронулись в путь из Бобая собранные тобой братья, каким путем вы рассчитывали идти?

Чжоу Си-нэн:

- Я, ничтожный, просветленный небесным разумом, избрал в советчики Чжу Си-цзе и Лян Ши-лю. Мы совещались и решили прикинуться дьяволами. 10-го дня 10-го месяца мы покинули Бобай и 21-го дня сего месяца прибыли сюда.

 

Т.е. за своими сторонниками в Бобай (один из старых центров, где проживали сектанты) Чжоу Синэн ушел 2 декабря 1851 г., а вернулся 13 декабря 1851 г. Сезон дождей, однако. С ним шло 190 человек - т.е. не всех покарали Цины, хотя нам говорят (в основном, ссылаясь на обличительные статьи из Китая 1950-х годов), что они даже безвинных резали в отместку тайпинам. А тут - пропустили целое "гнездо"?

Ну да ладно. Чжоу Синэн оказался предателем и хотел открыть ворота Юнъаня цинским войскам. У него нашлись помощники. Что же двигало предателями? Как видим, социальное неравенство в рядах самих тайпинов, спрятанное под маской уравниловки:

 

Цитата

 

В это время одна из женщин, собравшихся на площади перед дворцом, сказала:

- Теперь понятно, почему жена Чжоу Си-нэна Цай Вань-мэй говорила сыну своему Чжоу Ли-чжэню: «Не печалься, сынок, недолго тебе осталось ходить в холщовом наряде, пройдет три дня и ты разоденешься в шелка».

 

Т.е. через полтора года после начала восстания чаяния некоторых участников движения не оправдались. Они были принудительно (приказом Хун Сюцюаня) лишены домов и полей, все имущество было продано и деньги внесены в казну тайпинов. Семьи были сегрегированы. В то же самое время ваны тайпинов продолжали вести жизнь с гаремом, одевались в богатые одежды и все - на основании каких-то собственных представлений.

Т.е. они не ходили в тех же холщовых одеждах, что и простые воины и имели все удобства, в отличие от разлученных семей. И все это - при жизни Ян Сюцина...

Собственно, это явно ближе к тоталитарной секте, чем к "предтече КПК". 

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Интересно, что одного из крупных военачальников тайпинов, Хуан Дэшэна, тайпины казнили вскоре после взятия Нанкина за попытку сговора с Цинами.

Т.е. в 1853 г., когда успех восстания налицо, у тайпинов уже развал начался. Видимо, Чжоу Синэн был одной из первых ласточек. До рубежа 1860-х что-то удавалось сдерживать, но потом, после падения Аньцина, все посыпалось.

А вообще, после взятия Нанкина всех мужчин отделили от женщин. На 25 человек создавали номерной "лагерь" и ставили над ним "старшего брата" или "старшую сестру" из старых сектантов, которые пришли из Гуандуна и Гуанси. А тех мужчин, кто не согласился пойти в лагеря, определили как миньцзя 民家 и стали выдавать им прожиточную норму, что говорит в пользу приоритетного снабжения военизированных лагерей и попытки уничтожить частную собственность в 1853-1854 гг. в Нанкине (единственное место, которое надежно удерживалось тайпинами в течение 11 лет).

Понятно, что народ из миньцзя постарался сбежать из Нанкина, не оценив великих замыслов предтечи Мао Цзэдуна - лучезарного Ян Сюцина. И в 1854 г. Ян Сюцин был вынужден выпустить широко известную угрожающую прокламацию - мол, мы же вас не вырезали, а вы, неблагодарные, жалеете о своей собственности и семьях!

Цитата

 

Я, восточный князь Ян, назначенный подлинным небесным приказом Тайпинского государства первым помощником небесного князя я наставником армии, обращаюсь к вам, сестры и братья города [Нанкина].

Знайте, что я, наставник армии, с почтением выполняя приказ неба, помогаю подлинному повелителю нашему навести порядок во вселенной. Весной прошлого года, взяв со своей героической армией город, я строго приказал воинам соблюдать дисциплину и убивать только солдат и командиров маньчжурской армии. Я запретил им убивать без причины хотя бы одного человека из мирного населения. В результате солдаты, следуя приказу неба, сохранили жизни сотням ваших братьев и сестер. Все это благодаря тому, что я, наставник армии, исполняю желание бога-отца, любящего жизнь и благосклонного к нашему правителю, поднявшему войска справедливости для уничтожения лжи и сохранения правды.

Почтительно выполняя волю неба, мы отделили мужчин от женщин, чтобы пресечь возникновение разврата. [Но это] — лишь временная мера. Когда уничтожим дьяволов, все по-прежнему будут вместе.

Вы, народ, считаете, что мы расхитили ваше имущество, внесли раздор в ваши семьи. До сих пор не смолкает ропот обиженных. Вы не знаете, что в древнейшие времена, когда сменялись династии, люди, боровшиеся против прежней династии, при взятии городов убивали всех до единого, не оставляли даже собак и птиц, все ценное сжигали, кровь текла рекою.

Что касается нашей династии, то мы зря не убили ни одного человека. Разве завоеватели прежних времен раздавали одежду и пищу и следили за тем, чтобы всем досталось поровну? Если не верите, спросите у людей, знающих историю, или у седых старцев. Они наверняка видели и слышали [об этом]. [И тогда] вам многое станет понятно.

Боюсь, что вы не знаете этого. Поэтому специально рассылаю это обращение. Отныне вы должны единодушно признать бога-отца и небесного брата, милостиво подаривших вам жизнь. Только тогда вы сможете сохранить свои жизни и обрести счастье.

Загляните же в древние времена и тогда поймете гуманность нашей Небесной династии. Мы никогда не убиваем беззащитных людей. Вы сберегли себе жизнь, и наступит день, когда снизойдет на вас милость небесная. Каждый должен осознать это. Так будьте же осторожны. Не упорствуйте в своих заблуждениях. Сделайте так, чтобы все знали о моем обращении. Не сопротивляйтесь.

4-й месяц год цзяинь (1854) Тайпинского государства.

 

Документ любопытный, ибо из него следует много не красящего тайпинов (например, поголовное уничтожение всей маньчжурской колонии города, а не только комбатантов, как пытается навязать Ян Сюцин, требование принять христианство по-тайпински всем, кто остался в городе, попытки устроить распределение имущества по нормам, уничтожить семью и частную собственность, ну и на сладкое - дрожать и бояться, чтобы Лучезарный не передумал и не наказал).

Примечательно, что выступление Лучезарного с этим обращением совпало с интересным фактом, сообщенным Чжан Дэцзянем:

Цитата

В апреле-мае 1854 г., когда в Цзяннине иссякли запасы продовольствия, был издан приказ, который обязывал всех, за исключением так называемых князей, под страхом смертной; казни питаться рисовым отваром и не употреблять в пищу кашу. 

4-й месяц как раз начался 27 апреля 1854 г. и закончился 26 мая 1854 г. Т.ч. возмущение народа в Нанкине совпало с голодом, который, несмотря на распределение продуктов и одежды, упомянутое Лучезарным, все же "почему-то настал".

Видимо, потому что тайпинская система сразу была несовершенна:

Цитата

 

Накануне каждого воскресного дня чиновники получают по ордерам продовольствие из интендантства якобы для жертвоприношений небесному отцу. Начальник склада, принимая во внимание служебное положение получателя, отпускает ему продукты либо полными корзинами, либо малыми порциями.

Определенные нормы установлены только в отношении денег, зерна, растительного масла и соли, которые отпускается на неделю. Каждому чиновнику и командиру выдается на неделю 100 цяней деньгами, рядовым солдатам — половина этой суммы. На каждые 25 солдат полагается отпускать в неделю 200 цзиней риса и 7 цзиней соли. Эта норма не увеличивается даже тогда, когда имеется в избытке награбленное добро. [92] Если же запасы на складах кончаются, то выдают половину указанной нормы либо ничего не дают. Например, в голодное время в Цзяннине все питались только рисовым отваром, а в Янчжоу варили кожу от чемоданов. Вполне понятно, что в такое время не выдают ни денег на расходы, ни масла, ни соли.

Т.е. "все поровну" - это фикция. Поровну, да и то, мелкими партиями, выдавали рис, соль, растительное масло и медные деньги.

А внутренняя коррупция уже процветала при Лучезарном:

Цитата

 

Мятежники угрозами принуждают сельских жителей выплачивать контрибуции. В своей среде они также практикуют систему контрибуций под видом подношения даров. Их князьям и важным чиновникам в торжественные дни подчиненные наперебой преподносят золото и другие дары. Добытые путем грабежа золото и шелка передаются снизу вверх по инстанциям. Например, солдаты не смеют утаивать награбленные ими ценности и обязаны сдавать их своим прямым начальникам. Низшие начальники в свою очередь не смеют присваивать эти ценности целиком, они утаивают лишь часть их, а остальное передают высшим начальникам, а те — небесному князю. Одежду и вещи, не представляющие большой ценности, солдаты отдают писарям, а оставшееся присваивает себе. Свежие фрукты и другие съестные припасы они также передают начальству.

Мятежники в своих донесениях мало говорят о военных делах, но зато подробно расписывают предоставляемые ими дары. Нужно преподнести хоть что-нибудь, хоть двадцать уток и курицу, чтобы лжекнязь поставил, одобрительную подпись на донесении. До чего ж это смехотворно!

 

Думаю, Чжоу Синэн очень быстро это увидел и решил перейти к Цинам, пользуясь моментом.

А в следующем, 1855 г., еще при жизни Лучезарного, было восстание в мужских лагерях - мужики брали штурмом женские лагеря. Сложилась критическая ситуация.

Тут Лучезарный пошевелил своим пред-КПКским мозгом и родил сверхпередовую идею - разрешить половое общение населения. Узнав об этом, Мао Цзэдун явно осознал свое ничтожество и съел очередной стручок красного перца... До этого его мозг дойти сам не смог бы (в смысле, сегрегировать население по половому признаку).

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

Вот еще из Чжан Дэцзяня о коррупции среди тайпинов (уже в 1854-1855 гг.):

Цитата

Тщательное изучение показывает, что подношение даров среди мятежников носит принудительный характер. Лица, добровольно примыкающие к мятежникам, нередко стремятся использовать это подношение как средство для своей карьеры. Мятежники утаивают немало золота, серебра и драгоценностей, но как только их высшее начальство узнает об этом, оно отдает приказ обыскать жилище подозреваемого, который предается казни, если подозрения подтверждаются. Поэтому, хотя мятежники и зарятся на добычу, они не осмеливаются поглотить ее целиком.

Все как всегда - есть показательные и декларативные меры. А есть - суровые реалии, приведшие уже к 1856 г. к страшному обострению противоречий среди тайпинской верхушки, а также серьезным противоречиям между "братьями" и "сестрами".

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

В трех словах о важном:

1) Тайпины представляли собой, по сути, псевдохристианскую тоталитарную секту.

2) Тайпины использовали антиманьчжурскую риторику для достижения собственных целей.

3) "Земельная программа" появляется внезапно в 1853 г. в Нанкине, хотя первые тайпинские книги уже создаются во время захвата Юнъаня в 1851-1852 гг., что говорит о том, что изначально тема уравнительного распределения земли и т.п. не являлась актуальной для вождей тайпинов и появилась на очередном этапе борьбы для привлечения крестьянства.

4) Тайпины вводили жесткий военно-полицейский режим на занятых территориях, мало отличавшийся по жесткости от цинского, вели репрессивные действия против традиционных китайских религий, сегрегировали народ по религиозному признаку.

5) Заняв Нанкин, тайпины принялись создавать новое бюрократическое государство на совершенно традиционной для Китая основе, что привело к быстрому созданию враждующих группировок внутри правящей прослойки, их классовому перерождению и, в результате, быстрому отходу народных масс от движения.

Вывод: движение тайпинов было прогрессивно только в одном - они выступили против разложившейся власти Цинов. Существенных преимуществ от них не получали ни крестьяне, ни предпролетариат, ни шэньши. Интересы купечества и ремесленников понимались в духе архаичных установок "Чжоу ли", что совсем не шло в ногу с интересами времени. Коррупция быстро поразила их госаппарат и армию и лишь недолгое время удалось поддерживать относительно справедливые нормы в налогообложении и т.п. Все вместе показывает, что тайпинское движение - это редкий пример, когда негативно настроенная секта на каком-то этапе может быть выразителем прогрессивного в социальном устройстве общества. Но закономерно рассматривать падение тайпинов как результат проявления внутренней сущности их тоталитарной секты. И закономерно рассматривать обновление Цинской династии с некоторым оздоровлением ее внутренней жизни (т.н. "ренессанс Тунчжи" 1862-1874) как реакцию широких народных масс в союзе с шэньши на вызов в виде тайпинов. 

 

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites
Цитата

Beside from the original group from Thistle Mountain, most Taipings were more or less kidnapping victims, impressed during the sacking of cities along the Yangtze. The extent of their “Taiping-ness” was usually the red cap they were issued and the crosses branded onto their cheeks. Many of these “converts” quickly found themselves in positions of authority, something historian Elizabeth Perry sees as a major weakness of Taiping power.

See Scott Plencner "The Failure of China’s First Modernization Plan. The roots of the failure of Hong Rengan’s Taiping reforms", Northeastern Illinois University, Chicago, IL (14 April 2014).

Как-то перекликается с этим:

Цитата

Перед снятием лагеря дома всех сторонников новой веры были сожжены. Беднякам, оставшимся без крова, ничего не оставалось как последовать за пришельцами. Деревенские жители никогда не ходили далеко от дома, и, когда армия прошла всего сто с лишним ли, они уже не знали, как возвратиться назад. К тому же дорога домой была отрезана преследовавшими их цинскими войсками. Разве тут не испугаешься?

См. "Показания Ли Сючэна".

При переводах цинских документов часто встречал упоминания о "наньминь" (беженцах), которых цинские войска освобождали. Скорее всего, тут имело место то, о чем говорил Чжан Дэцзянь - мол, угонят с собой людей, или заставят их присоединиться к себе другим способом, а потом "ласковым обращением" поощряют остаться. Кормят, дают одежду, дают титулы и т.п. И многие следуют за тайпинами из-за того, что поверили им.

К сожалению, с аргументацией Элизабет Перри ознакомиться не смог, т.к. статья ее на JSTOR, с которого я не могу скачивать:

http://www.jstor.org/stable/189079

 

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Прочитал статью Пэй Хуана о речной флотилии на Янцзы - согласен, что империя Цин имела определенные резервы жизнеспособности.

Но действительно, ее жизнь была продолжена после того, как она справилась с очередным традиционным вызовом, в традиционном ключе, хотя в нем естественным путем выкристаллизовались новые, более современные и отвечающие требованиям текущего момента, формы.

В целом, если бы не вмешательство европейских держав, модернизация Китаю еще долго не потребовалась, а внутренняя война была обусловлена цикличным ходом развития страны, когда требуется лишь косметическое обновление государственных институтов с заменой лиц, имеющих отношение к власти.

При этом основа власти была и остается конфуцианской, шэньшийской. И победы Цинов обусловлены именно тем, что тоталитарное мировоззрение Хун Сюцюаня оттолкнуло шэньши от тайпинов, бросив в объятья Цинов, с которыми у них были свои трения. Шэньши дали Цинам тот необходимый кадровый материал, который и приступил к постепенному обновлению Китая. 

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

Про тайпинов и Цинов думали все, но думали, как выяснилось, совершенно неправильно. Например, вот такой прогноз, опубликованный в России в 1858 г.:

Цитата

Если маньчжурскія власти не съумѣли затушить мятежа въ его зародышѣ, когда двѣ-три очень-легкія побѣды, остановили бы всякое дальнѣйшее возстаніе, если онѣ не умѣли въ самомъ началѣ разсѣять немногочисленную и почти безоружную толпу мятежниковъ, которые вышли противъ нихъ чуть-ли не съ однѣми палками, то теперь, когда инсургенты считаютъ свои силы сотнями тысячъ, когда войска ихъ получили правильную организацію и прекрасное вооруженіе, нельзя, кажется, уже надѣяться на то, чтобъ китайскій императоръ восторжествовалъ надъ ними силою своего оружія.

Сколько раз хоронили Цинов - они выдержали. Пэй Хуан в статье о флоте на Янцзы четко говорит о том, что Цины смогли найти способ ответить вполне традиционными мерами по усилению своей власти на вполне традиционный вызов (крестьянскую войну).

Что интересно, В. Илюшечкин многократно приводит данные о снижении тайпинами налогов. Это вполне убедительная мера, которая заставит крестьян идти за ними. Но этого, как раз, мы не видим.

Вообще, снижение налогов, устранение лихоимства и злоупотреблений при их взимании - традиционная черта для всех вновь создаваемых династий в Китае. Новая метла чище метет. Но вскоре все возвращается обратно на круги своя.

Тайпины не создали нового общества и приводимые Илюшечкиным примеры, при всей их многочисленности, все же не отражают политики тайпинов по отношению крестьянства - если бы все было так радужно, то все крестьяне пошли бы за ними. Этого не случилось.

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

Помните из "На Дерибасовской хорошая погода - на Брайтон Бич опять идут дожди":

- Я буду договариваться с пастухом, а не его баранами! (с)

В общем, ИМХО, Хун Сюцюань сделал ошибку, отказавшись с общением с не воспринявшими его идеологию шэньши. Но это говорит, ИМХО, о многом - он, в первую очередь, мнил себя сыном Бога, и не хотел делиться властью. А это было неизбежно, если бы он вступил в диалог с конфуцианским большинством!

Теперь немного здравой конспирологии - а почему мы считаем, что Цзиньтяньское восстание было поднято с целью борьбы против маньчжур? Илюшечкин пишет прямо - не найдено никаких подтверждений тому, что было какое-то воззвание. Все восстанавливается по косвенным данным. 

Теперь логика - до 17 декабря 1851 г. (напомню, Цзиньтяньское восстание началось в июне-августе 1850 г.) тайпины не выдвигали антиманьчжурских лозунгов - во всяком случае, нет таких документов. Все антиманьчжурски направленные документы относятся к периоду после 17 декабря 1851 г. - если вдуматься, то так пишет Илюшечкин в сборнике тайпинских документов - когда тайпины провозгласили создание Тайпин Тяньго.

До этого более или менее четко датируются документы общеидеологической направленности - 1845 и 1846 годы. Но там нет ничего об освобождении от маньчжур. Это можно "проследить", если сразу отождествлять Яньло и Сяньфэна. А это сложно сделать чисто технически - мы не знаем, как в идеологии больного на всю голову Хун Сюцюаня трансформировался со временем образ Яньло (владыки ада) с течением времени. Что с определенного момента он отождествляет маньчжуров с дьяволами - сомнений нет. Но с какого? С 1845 или с конца 1851?

Таким образом, еще одна фишка, позволяющая подвергнуть сомнению классовый и прогрессивный характер восстания, лежит на поверхности.

Готов согласиться, что Хун Сюцюань был изначально нацелен на крестьянское благоденствие и свержение маньчжуров, если мне покажут документы, датированные до начала Цзиньтяньского восстания, где он говорил бы о таких вещах.

Пока факты - антиманьчжурские призывы появляются в программных документах "партии" в 1851 г., а удовлетворяющие чаяния крестьян прожекты - в 1853 г.

Делаем выводы?

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

Обратите внимание на то, как на картинке начала 1860-х годов изображена колонна тайпинов (на мосту):

62_china-the-capture-of-ningbo-storming-

Share this post


Link to post
Share on other sites

Taiping Heavenly Kingdom Ordnance Factory Ruins


Updated: 2012-03-30
Цитата

 

The ruins of an ordnance factory dating back to the Taiping Heavenly Kingdom period (Taiping tianguo 1851-1864) can be found at No 12 Madalu Alley, off Zhongjie Rd. They were added to the list of Suzhou cultural relics in 1982.

The site was previously the home of Shenxiu HallI the residence of a man named Qiu, during the Ming Dynasty (1368-1644), which was appropriated for an ordnance factory during the Taiping Heavenly Kingdom. In the 10th year of Xianfeng emperor of the Qing Dynasty (1860), the Qiu family fled before the Taiping army entered Suzhou. After the war ended, the owner returned to find coal, iron, guns, and shells in the courtyard, evidence of the residence having been turned into a factory to manufacture ordnance for the Taiping rebellion. In the Tongzhi period of the Qing (1862), Qiu rebuilt the residence. Then, as late as the early 1960s, weapons, stone shells, iron mines and guns, and knives used by the Taiping rebels were unearthed in the courtyard. It was thought that the weapons had been buried when the property was rebuilt.

The residence covers a 4,000-square-meter area and faces south, with three entrances and four small yards. If you enter through the middle entrance, you can reach the hallway, the sedan chair hall, the main hall, and the balcony. The main hall is three-room wide (about 18 meters in all) and 13.7 meters long. There are wide screens to separate it on the eastern, western and northern sides. The roof beams are flat, with carvings of hills, fog, and clouds on them. Some vague dragon images can still be identified in the colorful paintings on the rafters, and dragons and phoenixes with Taiping characteristics on the back eaves. The gatehouse in front of the main hall has decorative patterns in its bricks and characters written in the Tongzhi period of the Qing (1861-1875). The sedan chair hall and main hall are the only rooms that still have the architectural style of the Ming, as most of other areas were rebuilt during the Qing. There is a pine tree in front of the study by the western entrance, about 30-feet high and so thick that it takes several people to reach around it. The tree also dates back to Ming. In 1994, the cultural relics bureau did a complete renovation of the main hall. The rest of the building is occupied by local people.

 

Непонятно, правда, как шла реконструкция при Цинах, что оружие просто закопали в землю - это обычно изымалось "от и до", составлялись описи и протоколы.

ИМХО, с оружием (которое явно там демонстрируется) там нахимичили - положили новоделов. Но в Сучжоу я не был. 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Что интересно - по поводу всех докладов о победах Цинов над тайпинами и няньцзюнями Скачков, усердно собиравший слухи, пишет, что все это неправда и везде на самом деле все было не так.

Интересно, он общался, в лучшем случае, с "больными цижэнями (знаменными солдатами)", прибывшими от армии на излечение в Пекин. Насколько он ХОТЕЛ доверять тому, что говорит больной солдат, который, может, вообще все время только кашлял и при обозе терся?

Объективностью его материалы от этого не наполняются.

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

Если хватит сил - может, придется сделать обратный перевод с английского кратких описаний битв в хронологическом порядке и для сравнения дать выдержки по этому поводу от Скачкова.

Но сначала надо сделать эти самые описания для книги... Время - только по вечерам. Увы, его больше не становится.

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

Выдалась минутка - вот что я выжал из доклада о снятии осады с Хуайцинфу (1853):

Цитата

6 сентября 1853 пекинский столичный вестник объявил о великой победе в Хуайцине, которая заставила повстанческую армию Тайпинов снять осаду и отступить на запад в уезд Юаньцзю. Осада длилась 60 дней, но после решительной атаки цинских войск под командованием Нарцзинга и Томинга 1 сентября 1853 г. тайпинам пришлось отступить. Массированно используя артиллерию, цинские войска контратаковали тайпинов с 4 направлений и нанесли решающий удар по одному из них. Отборная конница из Гирина и Хэйлунцзяна окружила тайпинские войска и обратила их в бегство. Укрепления тайпинов были подожжены зажигательными стрелами и в своем неудержимом натиске правительственная милиция уничтожила около 1000 мятежников. Еще около 500-600 тайпинов были уничтожены в ходе преследования. Цинский гарнизон Хуайцинфу удерживал цитадель 2 месяца и был освобожден победоносными цинскими войсками.

Это без привязки к картине (снял все указания, где что смотреть на полотне). 

А вот что пишет Скачков:

Цитата

 

25 июля.

...«Цзинбао». Все эти дни без особо замечательных указов и докладов. Считать замечательностями, что «силою храброго оружия инсургенты отогнаны с постыдным бегством от Бяньлянь», что Чжэцзянсюньфу одержал огромное сражение, за что и был награжден нефритовыми принадлежностями. Все это теперь оставляется без внимания. Известно каждому, что сражения и победы существуют лишь в газете, все доклады и указы входят в газету после строгой их цензуры в Нэйгэ.

Сегодня указ с докладом позамечательнее. То Мин-га доносит, что он отогнал инсургентов от осажденного [319] ими Хуайцинфу (он отстоит от Пекина на 1800 ли, а от Кайфэнфу уже на север в 300 ли, за Желтою рекою). При осаде было более 4000 инсургентов, из них, как гласит доклад, убито более 1000 человек, взято много в плен, в том числе один цзяды сяньчэн 14, верховой лошади его седло было украшено гербом дракона, ему, как и всем пленным, чжэнфа. Этот доклад, подобно всем прошлым разам дашэнчжань 15, дает повод императору говорить, что теперь уже весьма ясно, что в указанный день можно одним ударом поразить инсургента. Но ныне прибавляет: «Впрочем, после этой победы, да не найдет на вас начальников и на великое войско беспечная самонадеянность, по-прежнему поражайте неприятеля с тою же энергией». Из этого видно лишь то, что инсургенты укрепились по сю сторону Желтой реки, в течение 2 месяцев приблизились к Пекину на 900 верст, пройдя от Цзяннина 650 ли. Ежели они будут подвигаться с таким же успехом, то в сентябре они наши [118] гости и хозяева, вот тогда-то разыграется трагико-комедия. Жалкое зрелище будет..

 

Следующее упоминание событий около Хуайцинфу:

Цитата

 

5 августа.

...«Цзинбао». В каждом почти номере газет известия или о победах (около Хуайцинфу, причем осаждающих инсургентов со славою прогоняют), или же следствия о потерянных городах в сем и в прошлом году. Как за настоящие победы, которые, собственно говоря, [119] игрушки в шашки (даже не в шахматы), а император в одном указе выражает даже свою радость слезами радости (ой, быть и другим слезам), так и по следствиям о бывших потерях, император щедро стал награждать повышениями, лин[цзы], обещаниями и прочим (только не деньгами), умерших, убитых по здешнему обыкновению тоже повышает в почестях или детей их утверждает в дворянстве. Это могущее право императора, введенное ныне, как слышно, по совету Сэн-ван Э, весьма возбуждает чиновный народ идти в сражение, многие пекинцы рвутся в корпуса за отличиями, не рассуждая, что там надо сидеть не сложа руки. В результате (по случаю объявления действительных или вымышленных побед) народ стал поспокойнее, курс [серебра] по-прежнему высок (4020 чохов)...

 

Далее:

Цитата

 

7 августа.

[323] ...«Цзинбао». Из вчерашнего номера доклада о частых стычках с инсургентами Наэр Цзин-га ясно высказал, что инсургенты вошли в Чжили, когда он перечисляет деревни на северо-восток от Хуайцинфу в 30 ли, где были те стычки. При сем описывается маневр То Мин-га, который переправил часть войска своего в обход через Цинхэ, дабы упредить намерение неприятелей окружить маньчжуров. Этим ценным маневром, доносит Наэр... 18, не неприятели нас, а мы окружили неприятелей, убив и взяв в плен всего до 700 человек.

 

Далее:

Цитата

 

8 августа.

...«Цзинбао». Объявлено о большой победе при сражении, продолжавшемся в несколько приемов с 12—15 числа 6 луны. Убито, ранено и взято в плен инсургентов от 2—3 тысяч человек, и орудий отнято множество. Из этого доклада видно, что инсургенты с большою настойчивостью осадили Хуай[327]цинфу, и справедливо или несправедливо их поражение, но из того же доклада явствует, что инсургенты получили еще новое огромное подкрепление войском и, кроме разоренных их 2 деревянных стен у земляного вала города, все прочее в должном порядке. Ежели инсургенты находятся в возможности устраивать подобные стены, устройство, требующее свободных рук, времени, безопасности при постройке и материала, то можно судить, каково они боятся отражения этого прославляемого каждый день маньчжурского фанду, они шутят с ним. Да, ежели не теперь, то скоро Хуайцинфу будет ключом инсургентов для свободных действий по границе Чжили, Таньси и Шаньдуна. Не последует ли за этим тщеславным докладом Наэр Цзин-га, Шэн Бао и То Мин-га их падение пред ичу 19!..

 

Далее:

Цитата

 

12 августа.

[329] «Цзинбао». Донесение из Гуанси, что отбиты инсургенты от Гуйдэфу с большим уроном, они перебежали в Хунань. Тиду при докладе говорит, что это — большая победа (убито инсургентов, как значится, 250 человек), вовсе освободили Гуанси от инсургентов. Император отвечает, что «все же не следует быть опустив руки; следить за инсургентами». Доклад о поражении инсургентов в Синань 21(Гуанси), отличившегося офицера император наградил трижды. Наэр Цзин-га тоже [122] докладывает, что он одержал победу, но по содержанию доклада — дело было при Даньхэ, около Хуайцинфу — не видно никакой особенности и выигрыша 22. Все же император не преминул сказать, что теперь один удар и инсургенты истреблены. Эта принятая фраза нисколько не ободряет его «великих воинов», которые ближе видят, что надо еще много ударов. Дело происходило 23—30 числа 6 луны, следовательно, до 7 луны Хуайцинфу еще не был взят инсургентами...

 

Тут ценная оговорка по цинскому календарю - 23-30 числа 6 луны 3 года Сяньфэн соответствуют 27 июля - 4 августа 1853 года. Как раз идет операция по окружению тайпинов и блокированию их линий коммуникации.

Далее:

Цитата

 

24 августа.

[332] ...«Цзинбао». Повторялись беспрестанные объявления о победах при Хуайцинфу, разумеется, всегда без признака даже успеха, это не более как слабые стычки, а за всем тем тщеславно доносится ошэнчжань 24. Император уверяет всех, что вот скоро, скоро будет инсургентам последнее поражение. Беспрестанно подобными словами утешать публику сделало то, что теперь уже не читают в газетах нишэнчжань, ни резолюций по ним императора. Для поощрения же настроения чиновников в военном корпусе Наэр Цзин-га он жалует всякого, кто представлен на какие-либо заслуги Лу Ин-гу, то сломал такой-то ногу, то такой-то впереди шел своего отряда, то сам (такой-то) напал (а все же ничего не сделал), награды теперь жалуются в длинных списках...

27 августа.

[333]... «Цзинбао». Два шэнчжаня, в Цзяннине и около Хуайцинфу. Ныне даже мэйю шур 25 убитых ограничивается лишь сотнею с десятками человек, спесь в газете стопроцентно 26 упала. Удивительнее всего, что император радуется успехам действий своих войск около Хуайцинфу и награждает осажденных в городе за то, что они не сдаются, не поставляя в вину внешним войскам и их командирам, Наэр Цзин-га, Лу Ин-гу, Ли Хою и еще с десяток за то, что при большом числе их войска они не могут истребить инсургентов, осаждающих город уже около 15 дней и выстроивших для себя деревянные форпосты, дозорные башни и прочее.

Действительно, или инсургентов такое множество, что нет возможности приступить к их укреплениям, но в [125] таком случае для чего и не доносят об их чрезвычайной силе, говоря после каждого доклада о сражении, что теперь инсургенты вполне смяты, на что император публично объявляет свою полную радость, не видя или не желая во всеуслышание 27 видеть, что его обманывают. Или же, что всего вероятнее, каждый командир сваливает службу поражения инсургентов на других товарищей своих, а сам в приятном опиумном кейфе ждет, когда при случайной стычке (которые и величаютшэнчжань) какой-нибудь слуга его в чагуар 28 соберет от участвовавших в стычке солдат только лишь хорошую для них сторону стычки, услышит, как те бахвалят, радуясь, что добрались до чагуар, что инсургенты так и валились под их (детскими) луками и саблями, сотни, тысячи, мэйю шур 29, человек-слуга перескажет своему барину-командиру, который приглашает тотчас же сяньшэна, наваляютвэньхуа 30 громкий доклад, дажэнь прибавит свое, сяньшэн для полноты и красы речи — свое, посылают курьера, 800 ли в сутки. В проигрыше станционные смотрители, а командиру лицэ 31 или награда, императору радость, народ же верит, верит, а как, примерно, хотя Хуайцинфу отнят неприятелями, то потерял и веру в указы!..

[334] ...Толки. Толкуют вздор, что император собирался уехать в Маньчжурию, но [так] как на это бегство не согласились ваны и правительственные лица, то он и остался. Я думаю, что прежде всего желают убежать ваны, а затем вздумает — или уже вздумал — император. Живущие чиновники в южном городе и вне по большей части отправили свои семейства и имущество в деревни и северные окрестные горы...

10 сентября.

[335] ...«Цзинбао». Что делается в китайской политике? В конце августа каждый день поступали доклады из Хуайцина, из Цзяннина, Янчжоу о победах, но результатов не было. Наконец, после 2—3 дней молчания в газетах публика порешила, что что-то плохо, и на [126]основании рассказов сунбаоды 32 порешила, что Шэн Бао и То Мин-га убиты в сражении. Затем вскоре (6 сентября) является радостный императорский указ, что по докладу Наэр Цзин-га объявляется во всеуслышание, что при совокупных и правильных действиях храброго войска под командою столь мудрых командиров инсургенты прогнаны со своих деревянных батарей, они со стыдом и с необыкновенными потерями убежали на юг, не стоило этих погибших и преследовать. Шэн Бао вошел в бывший 60 дней в осаде Хуайцинфу, привел там все власти в порядок, снабдил народ хлебом ...

 

Примечательно, что Скачков датирует все тем же григорианским календарем, что во всей Европе, а не нашим юлианским! Я переводил дату указа с китайского календаря в григорианский - получил 6 сентября 1853 г. У него в записи в дневнике от 10 сентября говорится, что в "Цзинбао" (пресловутый столичный вестник) указ о снятии осады с Хуайцинфу датирован 6 сентября 1853 г.

В публикации 1959 г. не сказано, производился ли перерасчет хронологии на новый стиль.

Собственно, можно сравнить то, что собирал по углам Скачков и то, что в результате произошло (он, кстати, остался при своих - мол, тайпины побили цинов, ушли не преследуемые и т.п.). Скачков просто хотел видеть то, что видел. А не то, что Северный Поход прервался и был разгромлен. У него и про дальнейшие события много "интересного" есть.

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

Надо сказать, что тут, после Хуайцинфу, четко прослеживается стремление тайпинов более не вступать в бой с Цинами, идти по линии наименьшего сопротивления - так, чтобы пройти по незанятым правительственными войсками территориям в Пекин.

Но реально они из Юаньцзю кружным путем, устраивая публичные казни захваченных чиновников (Хуа Ган не стеснялся писать об этом), шли к Тяньцзиню, где были остановлены. Хуа Ган делает ценную оговорку - практически везде у тайпинов был перевес в живой силе (даже после поражения у Хуайцинфу), и только по мере развития сражения за Тяньцзинь Цины сравнялись в численности, а затем и превзошли по количеству войска тайпинов.

И главное - четко проследивается, что операции были многодневными - то Цины побеждали, то тайпины. Но в результате, по совокупности боев, тайпины стали отступать, теряя людей и оружие. В результате Северная экспедиция, плохо продуманная в Нанкине, была разгромлена и отправленные в нее войска - физически почти полностью истреблены. Линь Фэнсян и Ли Кайфан были взяты в плен и казнены. 

Это реальный исход Северной экспедиции, а Скачков даже по поводу пленения тайпинских военачальников ухитряется найти информацию, что "фсо было савсэм нэ так!" (с).

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

В общем, даже если судить по очень приблизительным выкладкам Кара-Мурзы, 1 сентября 1853 г. тайпины "сняли осаду" с Хуайцинфу, а 30 октября 1853 г. были сами осаждены в Цзинхай.

Вывод, учитывая маршрут тайпинов после "добровольного снятия осады" с Хуайцинфу, прост - они пытались совершить глубокий рейд по не прикрытым цинскими войсками местностям, чтобы взять Пекин и изгнать правительство Сяньфэна (или перебить при удачном исходе дела). Как закрепляться на местности - они не знали.

Но еще один момент - рейд проводят мобильными группировками. У тайпинов была пехота. Не было даже приличных речных сил, чтобы легко перейти крупные реки, что сильно затруднило их "молниеносный рейд".

Т.о. гениальность тайпинского руководства, выделившего в затяжной рейд малоподвижные части, не обеспечив закрепление территорий и не снабдив рейдовые части нужным количеством коней и судов, представляется в весьма ином свете.

Удачей закончиться такой "рейд" мог только в одном случае - в Нанкине никто не остался бы, а вал восстания весь пошел бы на север. Может, тогда у Цинов реально не хватило бы сил блокировать все прорывы и обходы, а так - ограниченный контингент Северного Похода был перехвачен мобильной монгольской конницей и полностью истреблен к началу 1855 г.

P.S. было интересно почитать слухи, которые собирал Скачков, что между тайпинами и местным чиновничеством были договоренности о том, что города сдают за взятку.

P.P.S. Скачков приводит пару фактов из "Цзинбао", что в городах, на которые нападали тайпины, порой было 50-150 солдат. Интересное соотношение с отрядами тайпинов, которые насчитывали от несколько тысяч до несколько десятков тысяч человек?

Но я, в принципе, об этом знал и ранее, исходя из информации о комплектовании и размещении цинской армии. Скачков же на достаточно достоверном (насколько достоверен материал об этой войне) показал, что так было достаточно часто. 

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

Кстати, что было прогрессивного в стратегии и тактике тайпинского руководства до 1853 года?

Если приглядеться внимательно - фактически ничего. Они просто шли по линии наименьшего сопротивления (снимая осады с городов, которые не сдавались), ударяя в пустоту. 

Проблема локализовать и истребить восстание была в том, что разложился административный аппарат империи и деградировала военная система.

Формальность существования Тайпин Тяньго до 1853 г. не подлежит сомнению - впоследствии Эндрю Вильсон в своей "Всегда побеждающей армии" скажет о няньцзюнях, которые к 1864 г. по своему количеству и географическому охвату территории превосходили ранних тайпинов, что мол, не так это и страшно - скорее, это банды бродячих разбойников, чем реальная угроза Пекину, как бы не превозносили их прорыв в Чжили в 1868 г.

Сила тайпинов была в том, что если бы они смогли непрерывно идти из Гуанси на Пекин, то они могли бы свалить маньчжурскую династию. Но при одном условии - они не выдохлись бы ранее. А это - вопрос вопросов. Ведь в Северный поход выделены были небольшие силы. А могли бы они пойти большими? Вопрос. Т.к. неясно, смогли бы они сохранить порыв и боеспособность без надежной базы.

Делаем вывод о гениальности тайпинской политики самостоятельно.

P.S. если бы они приобрели у европейцев оборудование, открыли бы школы, разумно использовали бы европейских наемников - возможно, все было бы иначе. Но это все требовало единственной уступки европейцам - признать их договора с Цинами. А этого Хун Сюцюань и не хотел, и не мог сделать. 

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

По поводу Хуайцинфу - все правильно, это победа Цинов. Потому что Шэн Бао с небольшими силами шел с юга - не хватало сил. Он соединился с войсками Томинга и прочих военачальников и заставил тайпинов снять осаду, но они ушли на запад, а решительно разгромить их сил не хватало - тот же Скачков на основании указов вычислил, что всего послали из Пекина около 7 тыс. солдат, а у тайпинов, даже с учетом поражения у Хуайцинфу, было около 15 тысяч.

Далее они шли по пути наименьшего сопротивления - там, где не было цинских гарнизонов. Поэтому их марш на Пекин был очень извилистым.

В результате их реально прижали у Тяньцзиня, на который они за каким-то чертом поперлись вместо прямого удара на Пекин. Возможно, хотели подняться по Байхэ на баржах для перевозки зерна. Но только потеряли время и людей и отступили. После чего началась агония Северного похода.

Что интересно, у Тяньцзиня сначала было мало цинских войск, и лишь по мере борьбы накапливались силы, которые переломили ход войны.

Еще интересный момент - с 1850 по 1853 гг. пришлось заново создавать проправительственные вооруженные силы, ибо старая система сгнила на корню, а ее уцелевшие элементы не могли справиться с тайпинским "потопом" - трудно с 50 солдат защищать город от 20 тыс. тайпинов, как ни верти.

Зато c 1856 г. замечается очень интересная деталь - тайпины en masse стали разочаровываться в результатах борьбы. Стали появляться пленные и перебежчики - раньше этого было очень мало. Сыграла роль междоусобица в Нанкине и, как видится, поведение тех лидеров, которых считают светочами тайпинской революции - Хун Сюцюаня, Ян Сюцина, Ли Сючэна и прочих, которые везде ставили своих родственников. Во всяком случае, простые солдаты потеряли серьезный интерес к борьбе, а ядро "пуритан" из Гуанси постоянно таяло.

Недаром Ли Сючэн потом писал в показаниях:

Цитата

Между тем при дворе не было людей для управления делами. В армии не хватало смелых и способных генералов. Поскольку в то время я и Чэнь Юй-чэн имели в распоряжении войска, высочайшим повелением нас послали в поход. Вскоре после этого государь, увидев, что мой двоюродный брат Ли Ши-сянь молод и храбр, настойчив и решителен, также [205] приблизил его ко двору, позднее он сделал дворцовым сановником еще одного боевого генерала. Мын Де-энь уже давно находился при дворе и был фаворитом небесного князя. Он ни разу не покидал столицы со времени ее основания. Впоследствии внешние и внутренние дела династии перешли в его руки. В его подчинении оказались также я и Чэнь Юй-чэн. Когда Мын Дэ-энь принял в свои руки дела, в сердцах людей произошли тревожные изменения, в государственной жизни начался разброд, у людей появились тайные стремления. Государь стал подозрительным. Напуганный историей с восточным, северным и отдельным князьями, он не жаловал более своим доверием людей со стороны и предпочитал полагаться на родственников. В это время у многих появилось стремление покончить со службой Небесной династии, но они не смели этого сделать. Прошел слух, что цинские войска казнят без пощады всех, кто оказывается уроженцем провинции Гуанси. Это обстоятельство способствовало сплочению людей и препятствовало дезертирству. Если бы цинские власти с самого начала объявили о помиловании выходцев из Гуанси, ряды повстанцев давно бы уже рассеялись. Потом нашелся человек, который сообщил небесному князю о настроениях его сподвижников. Небесный князь сразу же стал одаривать людей милостями, в результате чего люди вновь воспрянули духом. После этого небесный князь стал раздавать княжеские титулы, стремясь отблагодарить слуг за вновь проявленное ими стремление бороться за общее дело. В результате дела вновь поправились на несколько лет. 

 

Цитата

1. Следует даровать помилование всем уроженцам провинций Гуандун и Гуанси и выдать им пропуска для возвращения на родину или для расселения [в других районах], чтобы они занимались мирными промыслами. Если Вы согласитесь отпустить невредимыми уроженцев Гуандуна и Гуанси, Вы сделаете большое дело, ибо люди из этих провинций были первыми, поднявшими мятеж, и весть об их помиловании побудит покориться всех остальных. Если, однако, среди них окажутся желающие вступить в [цинскую] армию, этого допускать не следует. Солдат из прочих провинций также следует помиловать. Такой милостивый жест осчастливит народ, успокоит страну, сократит расходы казны и снимет заботы с плеч генералов и сановников.

 

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

Очень интересно, что после гибели войск Северного Похода Западный Поход также провалился и к 1857 г. началось неудержимое откатывание тайпинов к Нанкину на всех фронтах.

Получается, анализ ситуации Э. Вильсона, что к 1860 г. конец Нанкина был уже хорошо заметен без подзорной трубы вполне верен. И, опять же, временное усиление тайпинов в 1861-1862 гг. - это плод нападения на Дагу и Пекин англо-французов, для чего много войск было переброшено против этой угрозы.

А в целом, в конце 1862 г. успехи тайпинов кончились от слова совсем - реально они контролировали не более 5 крупных городов (или относительно крупных), попытка деблокады Нанкина провалилась в декабре 1862 г. и все - началась агония. Полтора года (Нанкин пал в июле 1864) народ уже страдал зря, т.к. ни Хун Сюцюань не принимал каких-то решений, которые могли был вдохнуть жизнь в его провалившееся мероприятие, ни войска не были способны установить контроль за территорией.

А борьба тайпинов и няньцзюней с 1864 по 1868 гг. была совсем бесперспективна - она превратилась в рейды по всем доступным провинциям, которые лишь разоряли территорию. И, думаю, успех политики Цзэн Гофаня по изоляции няньцзюней был не в последней мере вызван этим бесцельным шатанием по провинциям, когда гибли люди, уничтожалось имущество, а изменений в положении населения к лучшему не возникало.

Кстати, Хуа Ган, в отличие от Скачкова, не сомневался в действительности побед Цинов, но ухитрился обвинить Цзэн Гофаня в том, что он после взятия Аньцина приказал там устроить массовую резню. В то время как документы говорят об ином - многие жители и солдаты бежали к Цинам, а потом, фактически сразу после захвата города, Цины начали в нем строительство арсенала. Т.е. нужны были люди. А если их приказали вырезать - кто строил бы?

Последнее время стали появляться статьи относительно мероприятий Цинов на отвоеванных землях - оказывается, карательная политика касалась далеко не всех, а их строительные и санитарные мероприятия (разбор развалин, захоронение убитых и т.п.) давали людям определенные заработки и способствовали установлению спокойствия на отвоеванных территориях.

При этом почти всегда значимые как символ тайпинского владычества постройки уничтожались - это было логично. На их месте строились традиционные символы владычества Цинов.

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

О подъеме производительных сил на контролируемой тайпинами территории - в 1855 г. тайпины взяли Цзиндэчжэнь и разрушили фарфоровые печи.

Затем их выбили в 1856 г.

Затем они его взяли опять и т.д. Последнее разорение произошло в 1862 г.

За это время рынок фарфора был успешно освоен Японией, которая не только научилась делать фарфор "под Китай", но и предложила собственные наработки - сацума и имари-арита, сильно отличавшиеся сюжетами и цветовой гаммой.

Вот так тайпины поднимали производство на контролируемой территории.

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now